Сдаст ли Байден Израиль Ирану?

Йоси Мельман, «Гаарец»

В Вашингтоне и Тегеране хотят возобновления ядерной сделки, но она не станет повторением прежней

В своей статье обозреватель по вопросам безопасности и спецслужб делает политический анализ причин, по которым новый президент США Джо Байден не спешит позвонить премьер-министру Биньямину Нетаниягу, — вопрос, который муссируется в Израиле достаточно широко, но потеряет актуальность, как только звонок произойдет. Гораздо интереснее оценки Йоси Мельмана по теме, в которой он ориентируется лучше политических обозревателей и владеет информацией, доступной лишь ему. Речь о противостоянии Израиля иранской ядерной угрозе и перспективах сотрудничества в этой сфере с новой администрацией США, которую в еврейской стране многие с тревогой воспринимают как вариант «Обама 2.0».   

Но рано или поздно в канцелярии премьер-министра раздастся телефонный звонок. Байден и его помощники, хорошо знакомые с обстановкой в регионе, понимают, что невозможно тянуть с этим бесконечно – прежде всего, из-за приближения Ирана к созданию своей атомной бомбы. Они понимают, что эту проблему необходимо обсуждать с Израилем, поэтому нужно звонить Биньямину Нетаниягу. Директор «Моссада» Йоси Коэн уже поддерживает с США закулисные контакты по этому поводу.

Глава Моссада Йоси Коэн по прозвищу Красавчик продолжит заниматься Ираном и когда покинет свой нынешний пост летом нынешнего года Photo by Kobi Gideon / GPO

Нетаниягу в эти дни занят собственным судебным процессом и подготовкой к приближающимся выборам. Все это способствовало значительному укреплению позиций директора «Моссада». Он стал ключевой фигурой во всем, что связано с Ираном и другими стратегическими проблемами. Но, будучи приближенным Биньямина Нетаниягу, Коэн не пользуется особой популярностью в администрации Байдена.

Начальник генштаба Авив Кохави совсем не рад укреплению позиций Коэна. В течение двух последних недель напряжение в отношениях между ними достигло пика, но наружу пока не выплескивается. Две недели назад Кохави и Коэн провели совместную встречу с посетившим Израиль начальником Центрального командования Вооруженных сил США, генералом Кеннетом Маккензи.

По пятам Меира Дагана 

В отношении Ирана Коэн хочет сконцентрировать в своих руках действия всех соответствующих государственных организаций, как это сделал Меир Даган, возглавлявший «Моссад» с 2002 по 2011 года. Недавно в штаб-квартире «Моссада» состоялось открытие мемориальной доски памяти Дагана, скончавшегося 5 лет назад. Она соседствует с новым восьмиэтажным зданием и недостроенным мостом, ведущим на автомобильную парковку. Его открытие запланировано на ближайшее время, и он назван в честь Меира Дагана. Этот проект обошелся государству в 1 млрд шекелей.

Меир Даган (1945 — 2016), когда он возглавлял Моссад, держал в своих руках все нити, ведущие из Ирана, и периодически дергал за них с высокой эффективностью Photo: Wikipedia

В начале 2003 года премьер-министр Ариэль Шарон поручил Дагану остановить иранскую ядерную программу. Даган стал правителем, единолично принимавшим решения обо всех действиях, предпринимаемых в этом направлении. Он одобрял проведение спецопераций, связанных с покушениями на ученых-ядерщиков, и диверсиями против иранских ядерных объектов.

Но Даган также концентрировал у себя информацию, поступающую не только от агентов «Моссада». К нему стекались сведения из разведуправления генштаба, армейского подразделения электронной разведки 8200, из государственной комиссии по атомной энергии и министерства обороны. Даган также координировал действия МИДа и, совместно с представителями министерства финансов и Банка Израиля, решал, какие санкции следует наложить на Иран.

Но главное заключалось в том, что Даган поддерживал тесные контакты с представителями американской администрации, включая самого президента Джорджа Буша.  Он передал эти связи своему преемнику Тамиру Пардо. Но при Нетаниягу роль Пардо стала куда менее существенной.

Срок Коэна на посту директора «Моссада» завершается в июне. Но если Нетаниягу после ближайших выборов удастся вновь возглавить правительство, не исключено, что он назначит Коэна на ключевую должность, связанную с Ираном. Например, он может стать спецпредставителем Израиля в Вашингтоне. Правда, для того, чтобы это произошло, потребуется согласие администрации Байдена.

Коэн пытается вести себя, как Даган, контролируя все действия Израиля на иранском направлении. При этом ему стоит помнить, что бывший директор «Моссада» считал военное решение этой проблемы самой последней возможностью, к которой можно прибегнуть только тогда, когда «меч уже занесен над твоей головой». Так говорил сам Даган.

Байден не слабак

В последнее время стало очевидным, что Байден не собирается бросать Израиль под колеса несущегося поезда. Паникеры и пессимисты из числа израильских лидеров во главе с Биньямином Нетаниягу, а также некоторые высокопоставленные военные (далеко не все), уже поспешили заявить, что Байден намерен вернуться к политике умиротворения Ирана, уступить его требованиям и вернуться к «ядерной сделке» без предварительных условий.

В телеинтервью 7 января Байден предстал реалистом, понимающим, с кем он имеет дело. Он не собирается заниматься умиротворением Тегерана. Байден заявил, что прежде, чем США вернутся к «ядерной сделке», Иран должен вновь начать скрупулезно выполнять все ее условия.

В любом случае, Иран еще должен принять решение о создании атомной бомбы. И даже если он его примет, на его выполнение потребуется немало времени.

Администрация США считает, что Иран должен не только прекратить обогащение урана до 20 процентов, но и уничтожить уже накопленные  запасы или передать их на хранение МАГАТЭ или России – так, как это происходило с 2015 по 2019 годы. Иран также должен прекратить устанавливать новые центрифуги и прекратить использовать те, которые были построены вопреки условиям «ядерной сделки». Только тогда Вашингтон может возвратиться к ней и снять с Ирана санкции – и то не сразу, а постепенно.

Так не ведут себя те, кто хочет вернуть бывших возлюбленных, как утверждают некоторые в Израиле. Причитания Нетаниягу, а также некоторых министров и военных о том, что Иран как никогда близок к созданию атомной бомбы, оборвал начальник разведуправления генштаба Тамир Хайман. Он заявил, что для того, чтобы приступить к сборке бомбы, Ирану потребуется два года, и соответствующее решение еще не принято. Хайман также подчеркнул, что Иран находится сейчас в крайне тяжелом экономическом положении и мечтает о возвращении к сделке 2015 года.

Тем не менее, скорее всего, Иран отвергнет предварительные условия, выдвинутые Байденом и его администрацией. Такой вывод можно сделать из заявлений духовного лидера, аятоллы Али Хаменеи  и «умеренного» президента Хасана Роухани.

Иран, расколотый на реформистов и консерваторов, готовится к очередным президентским выборам, назначенным на июнь нынешнего года. В период предвыборной кампании политики вряд ли пойдут на компромисс, который может быть интерпретирован избирателями как слабость. Можно предположить, что, в конце концов, США, после консультаций с Израилем, Саудовской Аравией и ОАЭ, найдут дипломатическую формулу, позволяющую им вернуться к улучшенной «ядерной сделке» с Ираном. Причем сделано это будет без нанесения ущерба престижу какой-либо из сторон.

Скорее всего, поправки к «ядерной сделке» будут касаться сроков наложенных на Иран ограничений – они истекают в 2025 году и должны быть продлены. Это непростая, но безусловно выполнимая задача.

Источник: https://detaly.co.il/

14 февраля, 2021

Обсуждение статьи – на странице "МЫ ЗДЕСЬ – форум" в Facebook