Мавзолей

Марк Вейцман

Стихотворный цикл Марка Вейцмана, посвященный Дню Катастрофы и героизма евреев Европы

Рисунки: Анна и Борис Бейдер

…И стонет гитара, и блеет отара,

И ноет калитка в ночи:

«Я девочка Сара из Бабьего Яра,

Я помню о вас, палачи!

Вы были предсказаны в Ветхом Завете,

Предтечи NSU и УНСО.

Вы канули в нети, но мёртвые дети

Вас – каждого! – помнят в лицо.

Когда, настрелявшись, вы пили и жрали,

Они задыхались во рву.

За то, что вы жизни у нас отобрали,

Я Вечность у вас отберу!»

…И ветру – чинара, и бочке – опара,

И бабочка в поле – хрущу:

«Я девочка Сара, я Божия Кара,

Мне б в куклы играть, а я – мщу».

МАВЗОЛЕЙ

Там, где стёкла звенели когда-то

И огонь полыхал,

Между стильных домов Променада

Существует прогал.

Здесь земля искупленья взыскует,

Потому-то, видать,

И владелец её не рискует

Под застройку продать.

Так что память о канувших в бездну,

Как ни странно, жива,

В знак чего меж строений помпезных

Зеленеет трава,

Незакатное солнце сияет,

Пламенеют цветы,

И в громаде Вселенной зияет

Мавзолей Пустоты.

АЛИБИ

Возвратившись, я понял сразу,

Что на месте не обнаружу

Ни складного велосипеда,

Ни игрушек своих, ни книг.

Правда, мебель исчезла тоже.

Папа молвил: «Могло быть хуже».

Впрочем, смысл этой странной фразы

Я намного поздней постиг.

А вещички когда случайно

В чьем-то доме или подвале

Возникали, утратив напрочь

Прежний запах и прежний цвет,

На вопрос, не вполне корректный,

Как сюда, мол, они попали,

Пожимали дружки плечами,

Не умея найти ответ.

А безродные космополиты

Синим пламенем все горели,

И дрожали врачи-убийцы

В ожидании грозных кар.

Так что, в общем, за мародёрство

Надлежало спросить с евреев,

Но у этих коварных бестий

Было алиби – Бабий Яр.

ГЕБИРТИГ

Сочинил Гебиртиг песню

О горящем городке,

Оказавшуюся к месту

И в молельне и в шинке,

И на людном толковище,

Уповавшем на авось,

И на дымном пепелище,

Что Европою звалось.

Нотной грамоты не ведал,

Был обычным столяром,

Зло, шагающее следом,

Компенсировал добром.

Знал, что пламень оголтелый

Гасит кровь, а не вода,

И звезда его желтела,

И белела борода.

Он покинул город Краков

И ушёл на склоне дня

В край корней и хлебных злаков,

В мир без крови и огня,

Где блажной горланит петел

И ольха пыльцой сорит,

И огнём объятый штетл

Всё никак не догорит.

В БЛАГОЧЕСТИВОЙ БЕЛОРУССИИ

В благочестивой Белоруссии,

Чтоб обезвредить маргинала,

Препятствий не было: инструкция

С веленьем сердца совпадала…

Всё те же улицы и площади,

И кафетерии, и рынки,

И коммунхозовские лошади

Дерьмо вывозят по старинке.

Лишь там, где граждане поддатые

В угоду Гогу и Магогу

Сожгли евреями «напхатую»

Двухвековую синагогу,

Теперь «Вареники и драники»

И спортплощадка с фонарями,

Где их смешливые праправнуки

Гоняют мячик вечерами.

СОСЕДИ

Баба Фрося Лабутенко,

Выползая из подвала,

Занималась только тем, что

Продавала и сдавала.

Как отметил при допросе

Арматурщик Прохиндеев:

«Продавала – папиросы,

А сдавала – иудеев»,

И ввернула инфантильно

Виньковатова-хористка:

«Продавала – меркантильно,

А сдавала – бескорыстно».

ЛЖЕПАМЯТНИК

Рубец затянувшийся Бабьего Яра

И полным отсутствием Божьего дара

Взметённые лихо над поймою Леты

Угрюмые монстры – тяжелоатлеты.

Они обречённо не шли по Артёма,

И смертная их не сжигала истома,

На тачках старух и детей не везли,

И пули тела их пробить не могли.

Еврейская скрипочка тихо рыдает,

С каштанов и клёнов листва опадает.

И дремлют в тиши переулки Сырца,

Согретые тёплым дыханьем Творца.   

***

Если б не упрямство Ривы,

Может, все б остались живы –

И она, и старики,

И девчушка с белым бантом —

В пику наглым оккупантам,

Их расчётам вопреки.

Эшелон ушел без Ривы.

За мостом гремели взрывы,

И земля от них тряслась,

Разверзалась, оползала.

Рива, помнится, сказала:

«Подождём». И дождалась.

Мама плакала недаром,

С ней прощаясь. Бабьим Яром

Всё окончилось. Порой

Снится мне, что мы в теплушку

Ривину берём девчушку,

Чтобы стала мне сестрой.

Как её, бедняжку, звали,

Я не помню. Те, что знали,

Перемёрли. Жизнь груба.

Трупы падали с обрыва.

Ты была упряма, Рива.

Как свобода. Как судьба.

8 апреля, 2021

Обсуждение статьи – на странице "МЫ ЗДЕСЬ – форум" в Facebook