Майн идише лид…

Ада Ничпальская, Петах-Тиква

Женя Файерман собиралась спеть на своем 100-летии, и до вчерашнего дня все, кто ее знал, в это верили  

В Израиле ушла из жизни знаменитая еврейская певица Женя Файерман. Ей было 96 лет. Она не прекращала петь и выступать до самого последнего времени.

На этом фото Владимира Плетинского певице 92 года.

Женя Файерман (Браверман) родилась 20 марта 1925 года в Каменец-Подольском, на Украине. Отец – Лейбиш Браверман, мать – Малка (в девичестве Берман). Затем семья переехала в Подмосковье, еще в раннем детстве Женя принимала участие в самодеятельности, пела и плясала в ансамбле «Танцы народов СССР». Во время войны вместе с семьей переехала в Самарканд, где в 1943 году был арестован и осужден ее отец. 5 апреля 1945 года Женя вышла за портного Абеля Файермана, перед войной бежавшего из Польши от погромов, а в СССР сосланного в Узбекистан.

В 1946 году супруги через страны Европы эмигрировали во Францию к родственникам мужа, в Париже они оказались в 1947 году. В начале 1950-х Женя поступила в музыкальную школу Сан-Плиель по классу вокала. Как рассказывала потом сама певица, как раз в это время в Париж из Нью-Йорка приехал известный еврейский актер и режиссер Герман Яблоков. Он был автором знаменитой песни «Купите папиросы», искал исполнителей для еврейского театра. Они познакомились, Женя начала играть в еврейском театре на идише. В 1960-е годы и позднее актриса много и часто выступала в парижском ресторане «Распутин», в ее репертуаре были русские, французские, цыганские песни. В 1978 году в центре Парижа в зале театра «Де Нувотэ» певица дала концерт из песен на иврите и идиш, посвященный 30-летию В 1980 году Женя вместе с семьей репатриировалась в Израиль, где в 1986 году скончался ее муж.

Женя Файерман много гастролировала, в 1991 году побывала с концертами в бывших республиках СССР и Москве. В 2000-х записала диск песен военных лет в переводе на идиш.  

Когда отмечали ее 90-летие, Женя пообещала дать сольный концерт на свой столетний юбилей. Увы, не сбылось…

Сайт isrageo.com опубликовал материал из своего архива, написанный еще в те времена, когда певица была, по ее словам, «молодухой едва за восемьдесят».

Сюрприз

Большой концерт в Петах-Тикве. Отзвучали последние звуки музыки. Плывем к выходу в толчее, восхищаясь искусством дирижера Вага Папяна и его оркестра.

И вдруг — сюрприз!

Вижу знакомое лицо… Верю и не верю глазам своим:

— Женя! Вы?

— Ада… Сколько лет, сколько зим!

Узнали друг друга через девять лет после того памятного концерта в Новограде-Волынском на Житомирщине. Тогда огромная афиша оповещала о концерте израильской певицы.

Еврейская культура только начала возрождаться в Украине, и первой исполнительницей песен на идиш была она — Женя, Женечка — необыкновенная женщина, маленький звонкий воробушек (ассоциирую с Эдит Пиаф), залетевший в родные пенаты после многолетней разлуки.

Она бродила по городу, побывала в музее Леси Украинки, в древней крепости над рекой Случь, посетила художественную выставку местных талантов. Ее интересовало все. Стройная, красивая, она летала, как на крыльях, впитывая живописную природу, колорит песен и разговорную речь, не переставая удивляться и восторгаться.

 Аншлаг

Через 9 лет после моего знакомства с Женей мы с Наумом Исраили, председателем правления отделения Всеизраильского Объединения выходцев из Украины в г. Петах-Тиква, сидим в уютной квартире Жени Файерман в Рамат-Гане.

Смотрим видеозапись того памятного концерта, состоявшегося в сентябре 1998-го в Новограде-Волынском. Зал на 500 мест полон. Цветы, цветы, доброжелательные улыбки. На сцене — колдунья. Что она делает с нашими сердцами? Тогда она казалась мне женщиной из другого мира. А в марте 1999 г. я уже обживала святые места, вливаясь в израильскую жизнь, о которой тогда пела и рассказывала Женя.

Путь к песне

Восемь лет я живу в Израиле. Каюсь, Жене не позвонила, не отыскала. Боялась услышать равнодушный голос (сколько таких голосов слышала здесь!). Не верила в то, что беседа и стихи провинциальной журналистки еще в твоей памяти.

А Женя, на удивление, вспомнила сразу всё, хотя связывала нас единственная встреча. Сколько об артистке написано статей, сказано в ее адрес дифирамбов. Вот и мой черед наступил, тем более, сейчас мне кажется, что мы знакомы чуть ли не с детства. У нас сошлись линии духовной близости. Это стоит многого.

Что можно написать об этой удивительной женщине? Готова слушать и слушать… Радости и печали, вдохновение, мир музыки, театра, перевоплощений, зажигательных танцев, субботних свечей, быта простых людей еврейского местечка.

Мы пьем у Жени дома красное французское вино, на столе множество вкусных блюд. Оказывается, известная певица — еще и искусная кулинарка.

— Сначала я поменяю видеокассету. Это концертная программа «Майн идише лид» («Моя еврейская песня»).

…Титры, фамилии режиссера, подтанцовщиков. Два женских лица крупным планом: Женя и ее мама — спектакль песни «Субботние свечи». Женя рассказывает:

— Это моя мама Малка. Вы видите на ее груди значок? Это орден Материнской славы. 9 детей вырастила она — 6 девочек и 3 мальчишек. Я родилась в Каменец-Подольске, потом семья переехала в Подмосковье, в Павлово-Посад.

Сколько помню себя — танцевала, девять лет училась искусству танца в Доме пионеров. Уже потом я запела, в основном русские народные песни, частушки. К своей идишэ лидл я шла долго…

В 1947 году мой муж, польский еврей, увез меня во Францию. Спасибо ему, он поверил в меня, помогал открыть красоту, неповторимость родного языка, великолепие мелодии. Именно в Париже я запела, и пою до сих пор. Это моя жизнь. Девочка из многодетной семьи, я искала себя в песне и, кажется, нашла. Сколько трудностей преодолела, сколько слез выплакала, и горьких и счастливых, сколько знаменитостей встретилось, сколько простых людей радовалось моим успехам. Подсказывали сюжеты, дарили песни, из которых строился мой репертуар.

Трудолюбивый Шлоймеле, который мучает своего отца вопросом: «Почему шабат не каждый день?» Разбитная частушечница лихо отплясывает под русскую песню «Валенки», старая актриса, некогда покорявшая мир, обнищавшая, с протянутой рукой: «Не найдется у вас 5 центов?», темпераментная цыганка в великолепном костюме (кстати, юбку — желто-красно-зеленую — Женя шила сама целую ночь накануне концерта)… Это ее герои, она живет в них, а они в ней.

Прерывая на несколько минут беседу, восхищаемся веселыми предметами мебели: раскладная ширма, а на ней — красивые гейши в кимоно с веерами, молодые японцы; шкаф тоже раскрашен инкрустацией о японском быте. А на стенах — картины израильского художника Мойшеле Беренштейна. Израильские старые евреи в черном, с пейсами, на фоне узких улочек и серых домов, грустные и веселые лица, глаза. Особенно запомнились два клоуна в пестром одеянии с птичками. Смешные паяцы со слезами на глазах, а рядом — портрет Жени в образе разбитного мальчишки…

Секрет ее молодости

Так вот: озорной мальчишка с сигареткой в зубах — это Авремеле-маврихер. В 13 лет он стал сиротой, а кто не знает, как трудно без мамы и папы в этом мире? Он стал воришкой (на идиш — маврихер), и самый главный день своей жизни он запомнил навсегда. Он украл буханку хлеба и попал в тюрьму. Никогда не посягал на карман бедняка и мечтал об одном: о памятнике после смерти с надписью: «Авремеле — способный добытчик, чья жизнь была бы иной, если бы он рос под присмотром мамы и папы, как другие дети».

— Я обожаю поэта Гебиртига, хоть его уже нет на белом свете, я пою его песни, я живу в них, радуюсь и страдаю. Вот и последний мой диск — «Sings Mordechai Gebirtig — A song is born». Это песни Гебиртига. И еще одна удача в моем творчестве — победные марши и песни к 60-летию Победы над нацистами. На диске 18 песен, самых-самых: «Журавли», «Давай закурим», «Любимый город», «Катюша», «Темная ночь», «Землянка» и много других в переводах на идиш.

В 2000 году в Америке, в театре «Милениум», я участвовала в концерте для ветеранов войны и пела «Журавли». Седовласые воины, увешанные орденами и медалями, не отпускали со сцены. Эту трогательную встречу не забыть.

— Женя, в честь твоего круглого дня рождения, в Израиле был большой концерт…

-…На котором я поняла, что жизнь продолжается, а прожитые годы — это музыка, песни, театр и танцы.

— Вот у меня в руках толстая папка. Тут есть интервью с тобой. Там повторяется один вопрос: «В чем секрет твоей молодости?»

— Отвечаю без запинки. Трудная жизнь дает силы, закаляет, учит верить в себя, надеяться на успех, понимание, любовь. Ни пластических операций, ни масок. Работа дома, в семье, на гастролях. Бегом — на поезд, к самолету, путешествия… и люди, мои зрители, мои друзья, мои родные — мои помощники, мои спутники.

Подружки

Я работаю с Женей над переводами ее песен с русского языка на идиш, который слышала в детстве, но, к сожалению, изрядно подзабыла.

— Сейчас приедут мои подружки, — сообщает Женя. И вот уже дом заполнен веселой кутерьмой, примеряются подарки, цветы находят свое место в вазах, вынимается скатерть-самобранка.

Жанна — из Майами, Рая — из Парижа, Зина — из Явне, потом подъезжает Света из Беларуси. Красивые, стройные, элегантные женщины без возраста, которые сами себе подарили вечную молодость. А в чем ее секрет, об этом нам уже рассказала Женя.

* * *

… Женя казалась вечной. Как вечны еврейские напевы. Как вечна святая к музыке любовь. Увы, и всему прекрасному рано или поздно приходит конец. С нами остаются только песни Файерман, ее голос и ее фирменный оптимизм.

Источник: http://www.isrageo.com/

6 июня, 2021

Обсуждение статьи – на странице "МЫ ЗДЕСЬ – форум" в Facebook