Коронация вешателя

Д-р Владимир Месамед

Новый президент Ирана Эбрахим Раиси поведет страну дальше по пути радикализма и фундаментализма. Израилю придется смириться или решать

Эбрахим Раиси скоро покажет, как можно управлять страной, имея за собой 6-классное образование, зато леса виселиц

В Иране прошли очередные президентские выборы. Аналитики сходятся во мнении, что они знаменовали эпоху, когда в стране отсутствовала подлинная выборная атмосфера, ибо на фоне переживаемых страной социально-политических и экономических проблем, царило ощущение уныния, неопределенности, отчуждения от власти.

Исламская Республика Иран уже давно выбрала себе путь не в сторону демократии, а в направлении концентрации и монополизации власти в руках теократии, и ее развитие идет в рамках жесткой борьбы различных политических групп консервативного направления, не способного выдвинуть и реализовать элементарные необходимые народу изменения, затрагивающие основу власти религиозно-политической элиты. Власть стремится лишь законсервировать сегодняшнюю политическую ситуацию, направленную на выживание существующего режима, а не заниматься сиюминутными проблемами, связанными с жизнью народа, его благосостоянием и жизненными интересами.  

«Что ни казнь для него – то малина…»

Победивший на голосовании  61-летний Эбрахим Раиси был несомненным «звездой» предвыборной кампании, насчитывавшей поначалу многие сотни  претендентов на высший государственный пост  и скукожившейся в последний день до четырех. Эта весьма неординарная личность имела как гарантированную поддержку высшего эшелона военно-политического и религиозного истеблишмента, так и массу критиков и оппонентов, достаточно последовательных в своем  противостоянии с ним.

Раиси был единственным из претендентов, кто после объявления о регистрации в качестве кандидата, как это принято в подобных случаях и стало в Иране элементом политической культуры, не подал в отставку с поста председателя судебной власти Ирана. Международные СМИ расценили это как  намерение использовать административный ресурс против своих политических оппонентов. Им, на самом деле, несть числа.

С  марта 2019 г. указом духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи Э. Раиси назначен главой судебной власти, и на этом посту  вызвал резкую критику за вынесение чрезмерно жестких приговоров участникам протестных актов, в основном – политическим активистам, студентам, журналистам, рабочим крупных предприятий.  Но в общественном сознании он ассоциируется с «четверками смерти» — специальными трибуналами, выносившими смертные приговоры политическим узникам в ходе подавления обширных студенческих и социальных  актов гражданского неповиновения в период после окончания ирано-иранской войны 1980-1988 гг.

Этот эпизод его послужного списка долгие годы был тщательно скрываем от общественности, однако 5 лет назад,  летом 2016 г., Телеграм–канал аятоллы Хоссейн-Али Монтазери – официального преемника основателя Исламской Республики Иран аятоллы Рухоллы Хомейни — опубликовал аудиофайл, в котором Монтазери еще в конце 1980-х яростно критиковал массовые казни политических заключенных, в которых видную роль играл тогда еще молодой, всего лишь 28 лет от роду, Э. Раиси, как  и другие, впрочем, высшие  должностные лица тогдашнего Ирана. В этом файле официальный, на тот период, преемник лидера Исламской революции называл деяния Э. Раиси преступлением против иранского народа. Сын аятоллы Хоссейн-Али Монтазери – Ахмад,  обнародовавший скандальную аудиозапись, был осужден на 6 лет тюремного заключения.

Во-первых – заткнуть рты

 Незадолго до выборов СМИ не раз отмечали, что Раиси пытается заткнуть рты всем своим оппонентам, используя вверенный ему административный ресурс. Так, глава Департамента печати и культуры этой ветви власти на встрече с журналистами и менеджерами СМИ обратился к ним с просьбой не публиковать никаких критических материалов в адрес главы судебной системы Ирана и нынешнего кандидата в президенты. Это относится и к социальным сетям, подчеркивалось в публикациях. Департамент информации Корпуса стражей исламской революции (КСИР) провел встречи с активистами социальных сетей, где их предупредили о нежелательности критики Э. Раиси. В противном случае, как объяснили участникам встреч, их ожидают «серьезные неприятности». Подобные инструкции были озвучены и со стороны полиции.

Один из активистов соцсетей  написал в этой связи в своем аккаунте в Twitter, что такого рода инструктажи неправомочны, потому что здесь отчетливо видно проявление мощи силовых структур, направленное на охрану имиджевой картины человека, использующего свою власть для продвижения положительного пиара и блокирования негативных мнений.

Коснемся характеристики Э.Раиси со стороны уходящего президента ИРИ Х. Рухани, самым серьезным конкурентом которого во время выборов на второй срок 4 года назад был как раз Э. Раиси, причем уже тогда его всячески поддерживал духовный лидер страны аятолла Али Хаменеи. В 2017 г., в разгар прошлой предвыборной кампании, не называя имени своего соперника, Х. Рухани сказал, что народ не приемлет тех, «чьим единственным занятием в течение долгих лет были казни и расправы политических  заключенных. Э. Раиси был тогда самым высокопоставленным и известным деятелем фундаменталистского лагеря, потерпевшим сокрушительное поражение в противостоянии с Х. Рухани.

Демократия с тоталитарным ситом

 Однако в Иране внедрена такая процедура выборов, в которой не нужна никакая состязательность. Функцию отсева ненужных  кандидатов в президенты реализует специальный Наблюдательный Совет из 12 исламских законоведов, наделенных исключительной властью.

Все дни перед выборами  в Иране не стихала широкая общественная кампания, участники которой – отвергнутые Наблюдательным Советом кандидаты президентской гонки требовали объяснить причины, по которым они не допущены к участию в выборах.

Например, видный иранский политик Али Лариджани, уже не раз доказавший свою верность исламскому режиму на самых высоких государственных постах. Он много лет был спикером парламента, руководил рядом министерств, в том числе находился во главе такой важной для исламского режима пропагандистской структуры как радио и телевидение. Как сообщали СМИ, А. Лариджани не раз за последние дни обращался с письменными запросами в адрес членов Наблюдательного Совета, пытаясь получить ответ, в чем состоят его прегрешения против Исламской Республики, в результате которых ему «не дана возможность участия в политическом состязании на соискание поста руководителя исполнительной власти» в стране. 

Какой здесь может быть ответ? Отстранение такого политика как А. Лариджани преследует единственно возможную цель – расчистить дорогу и облегчить избрание на президентский пост того, на кого уже обращен указующий перст духовного лидера страны – главу судебной ветви власти  Э. Раиси. Из состава кандидатов в президенты  (обычно на первом этапе на эту должность регистрируются многие сотни политиков) отсеяны и другие  чрезвычайно важные и заслуженные политики.

Снова стала достоянием гласности информация о том, что еще в 2013 г. (тогда прошли выборы, и президентом стал ныне завершающий свои две каденции Хасан Рухани. – В.М.) из такого списка был выведен экс-президент Али-Акбар Хашеми-Рефсанджани. Он был одним из самых заслуженных и опытных деятелей исламского режима, руководивший в свое время и рядом базовых исламских структур. 

Но в Иране все знают, что хотя Наблюдательный Совет декларативно независим, указание «отсеять» ту или иную кандидатуру дает лично аятолла Али Хаменеи на основание своей субъективной оценки. Проще говоря, тут важны личные отношения, а они у покойного, скончавшегося в 2017 г., экс-президента Хашеми-Рафсанджани, были с Али Хаменеи довольно напряженными, и обладали, ко всему прочему, и конкурентной составляющей.

Было плохо, стало хуже

Итак, у власти оказался практически безальтернативный президент,  максимально подходящий верховному лидеру страны и готовый реализовать все его указания отчетливо фундаменталистского дискурса. Отныне в стране не будет никакой конкуренции между фундаменталистами в окружении Али Хаменеи и либералами в правительстве. Везде будет царить полное единодушие, создающее максимально комфортную среду для реализации безраздельной власти духовенства.

Нынешние 13-е  по счету президентские выборы привели к руководству исполнительной властью Ирана (президент здесь является по сути премьер-министром. – В.М.)  человека с 6-классным светским образованием, который, свидетельствуют СМИ,  не имеет никакого понятия, как вести дела страны, как сложена ее экономика, не обладает даже минимальным опытом управления реальными процессами жизни. Единственное, что он знает точно – нужно быть во всем послушным  хозяину, и беспрекословно выполнять все очерченные им  декларации.

Эксперты уже высказались в том плане, что иранская внутренняя политика будет дрейфовать в сторону еще большей консервативности. Это выразится в более отчетливом популизме экономической политики во внутренней сфере. Несомненно, приход к власти Э. Раиси  возвестит о новом витке напряженности в отношениях с Западом, в том числе и в сфере СВПД – регуляции иранской ядерной программы. Понятно, что вся политическая системы страны станет более консервативной и радикальной. Это скажется и на израильском направлении.

Такие перемены, возможно, подтолкнут к довольно драматическим шагам на путях решения иранского атомного кризиса…

Специально для МЗ

21 июня, 2021

Обсуждение статьи – на странице "МЫ ЗДЕСЬ – форум" в Facebook