Отложенная молитва рава Горена

Евгений Ковалев

Девятое Ава.  Как легендарный главный раввин ЦАХАЛа  собирался отметить скорбный день, нелегально перейдя границу

Королевство Иордания, в середине двадцатого века оккупировавшее Старый город Иерусалима, не пускало за его стены ни израильтян, ни евреев.

В каждый из девятнадцати лет оккупации Шломо Горен, главный раввин армии, читал Девятого Ава  полуденную молитву («минха») там, где можно было смотреть на Храмовую гору.

Вначале на Сионской горе, на крыше Дормициона. Но католическая церковь как место еврейской молитвы вызывала у Горена сомнения, и он перешел в самую крайнюю точку самой высокой крыши строений над Гробницей царя Давида там же, на Сионской горе. Позже в Тальпиот обнаружилось место, с которого Храмовая как на ладони — и Горен стал Девятого Ава читать минху в Тальпиот. Там уже можно было собрать десять человек и даже пригласить мэра. Тедди Колек пришел, но недостижимость молитвы у Стены плача никогда не переставала угнетать рава Горена.

В конце 50-х Горен задумал пробраться в ночь Девятого Ава в захваченный иорданцами Старый город и прочитать у Стены плача траурный плач («кинот»). Три его товарища-десантника служили в это время командирами взводов к югу от Храмовой горы на городской границе в разделенном Абу-Торе. Горен предложил им пойти вместе к Стене, они с энтузиазмом согласились. Обстановкой офицеры владели отлично, знали безопасные проходы между иорданскими и израильскими минными полями, сам проект — пробраться на вражескую территорию не по заданию, а частным образом, для себя — в те годы почитался почетным приключением, про походы в Петру слагали песни. Десантники проконсультировались с офицером разведки, он разъяснил ситуацию в Старом городе, и решили идти переодетыми в арабов. Собирались прочитать у Стены плача хотя бы один стих из кинот, затем короткую молитву и вернуться в Абу-Тор той же ночью.

Занялись снаряжением: приготовили карты, достали арабские одеяния; входить решили через Мусорные ворота, у Стены быть сразу после полуночи, к двум — уже снова в расположении части.

Все было продумано, но в начале недели, на которую приходилось Девятое Ава, вести из Иордании смешали все карты.

Два офицера, тоже десантники, которые в пустыне Арава перешли границу в направлении Петры, попали в руки иорданских властей и были освобождены после огромных и унизительных дипломатических усилий.

Начальник генштаба Хаим Ласков, демобилизовавшийся в 1945-м из британской армии в звании майора, относился к нарушениям дисциплины предельно нетерпимо. Он издал грозное распоряжение о пересечениях границы без приказа как солдатами, так и офицерами. После выхода распоряжения десантники сообщили Горену, что отказываются от плана.

Сам Горен, по его словам, был готов ради молитвы у Стены плача в ночь Девятого Ава попасть в арабскую тюрьму или даже быть убитым, но после разговора с десантниками был вынужден смириться с мыслью, что попадет в Старый город только по милости иорданского короля, если таковая когда-нибудь снизойдет.

Менее через десять лет, на третий день Шестидневной, в 10:35, за пять минут до того, как арабские старейшины города пришли к полковнику Гуру с капитуляцией, Шломо Горен стоял перед Стеной со свитком Торы и шофаром.

Встретил ли он там знакомых ему по некоему плану офицеров-десантников, мы не знаем, имена собиравшихся нарушить дисциплину военнослужащих главный армейский раввин никогда никому не назвал.

18 июля, 2021

Обсуждение статьи – на странице "МЫ ЗДЕСЬ – форум" в Facebook