Первый акт второго Холокоста

Д-р Борис Ентин

Случайное совпадение дат и закономерная последовательность событий в сталинской расправе над своим евреями

12 августа – скорбная дата: годовщина расстрела в 1952 году в подвале Лубянки 13 приговоренных по «делу ЕАК» — Еврейского антифашистского комитета. Ее называют «ночь расстрелянных поэтов». Именно тогда была фактически убита советская литература на идиш – самая мощная ветвь литературы на этом языке, почти уничтоженном войной вместе с половиной его носителей. Среди расстрелянных – цвет ее: поэты Перец Маркиш, Лев Квитко, Давид Гофштейн, Ицик Фефер, писатель Давид Бергельсон.

Тогда же отняли жизнь у сошедшего с ума от пыток выдающегося еврейского артиста, преемника убитого раньше Соломона Михоэлса в ГОСЕТе, Вениамина Зускина. Убили в ту ночь и одного из столпов советской медицины, главного врача Боткинской больницы Бориса Шимелиовича – единственного, кто сумел выдержать все эти нечеловеческие пытки, не подписав признательный протокол.

«Ночь расстрелянных поэтов» не была последним актом задуманного Сталиным второго Холокоста. Еще предстояло «Дело врачей» с последующими казнями, «стихийными» погромами и депортацией товарняками в Сибирь «от справедливого гнева русского народа». Но и первым актом палаческой драмы эта ночь тоже не была.

Первым можно считать кампанию «против космополитизма» — к евреям подбирались с дальних подступов. Интересно, что ее начали фактически в тот же день – 11 августа (как известно, у евреев день начинается с предыдущего вечера), только пятью годами раньше. Совпадение дат, скорее всего — случайность. А вот в последовательности событий никакой случайности нет. Именно так все и было задумано.

Владимир Бейдер, МЗ

11 августа 1947 года, в газете «Правда» была опубликована статья Дмитрия Шепилова «Советский патриотизм». В ней утверждалось безусловное превосходство советской науки и культуры и клеймилось «низкопоклонство перед иностранщиной». Эта статья дала старт кампании по борьбе с космополитизмом, которая с течением времени приняла откровенно антисемитский характер.

Дмитрий Шепилов вошел в советский фольклор как «примкнувший к ним» — после пропагандистской кампании по «разоблачению антипартийной группы» сталинистов, пытавшихся восстать против Хрущева. Но у этого сталинского любимца были и другие заслуги перед партией

Дмитрий Шепилов, ученый и фронтовик, начальник отдела пропаганды газеты «Правда» и ее будущий главный редактор, а также будущий секретарь ЦК КПСС, евреев в своей статье не упоминал. Он обрушивался, главным образом, на царский режим, насаждавший в России все иностранное.

«Пределом национального самоуничижения явилось забвение дворянством даже русского языка и рабское копирование всего французского, а затем – немецкого, — писал он. — Только в обстановке низкопоклонства перед иностранщиной и великодержавного презрения к сокровищам русской культуры иноземный проходимец Дантес мог оборвать жизнь бессмертного гения русской и мировой культуры — Пушкина. Мудрено ли, что в этих условиях вплоть до Октябрьской революции иностранные представители, по характеристике товарища Сталина, вели себя в России, как европейцы в Центральной Африке».

Чтобы у народа не вызывало сомнения, кого имеют в виду под «космополитами», их стали называть по именам, а тем, кто успел спрятаться под псевдонимами, их еврейские фамилии помещали рядом в скобках

Шепилов обрушивался на отдельных «интеллигентиков», все еще не избавившихся от пережитков прошлого и пренебрегающих достижениями собственного народа. Так слово «космополитизм» стало в СССР ругательным, хотя в первые десятилетия советской власти это было не совсем так.

Например, в Большой советской энциклопедии, вышедшей в 1937 году, разъяснялось, что космополитизм – это «политический термин, выражающей идею родины, граничащей со всем миром. Рабочий класс, являясь патриотом своей социалистической родины, вместе с тем пытается превратить в свою родину весь мир». В этой интерпретации космополитизм был чем-то сродни интернационализму, а любовь к родине отождествлялась с преданностью социализму.

«Последний советский гражданин, свободный от цепей капитала, стоит на голову выше любого зарубежного высокопоставленного чинуши, влачащего на плечах ярмо капиталистического рабства», — писал Шепилов. Эта фраза прямо перекликается с опубликованной год спустя в той же «Правде» статьей Ильи Эренбурга, в которой формулировалось отношение СССР к только что созданному Государству Израиль и возможному участию советских евреев в его строительстве:

«Гражданин социалистического общества смотрит на людей любой буржуазной страны, в том числе и на людей государства Израиль, как на путников, еще не выбравшихся из темного леса. Гражданина социалистического государства никогда не сможет прельстить судьба людей, влачащих ярмо капиталистической эксплуатации. Судьба еврейских тружеников всех стран связана не с судьбой государства Израиль, а с судьбой прогресса, с судьбой социализма. Советские евреи теперь вместе со всеми советскими людьми отстраивают свою социалистическую родину. Они смотрят не на Ближний Восток, они смотрят в будущее».

Илья Эренбург не зря включился в кампанию. У него было больше формальных признаков попасть в «космополиты» , чем у большинства его коллег и соплеменников. Так что это был упреждающий удар. Или условие

В момент публикации статьи Эренбурга, в сентябре 1948 года, борьба с космополитизмом уже носила откровенно антисемитский характер. В ноябре было принято постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «О Еврейском антифашистском комитете», и начались аресты его руководителей.

В январе 1949 года в «Правде» появилась редакционная статья «Об антипатриотической группе театральных критиков», большинство «героев» которой были евреями. Вслед за этим в советской печати появились и другие статьи, направленные против еврейских критиков и писателей с раскрытием их псевдонимов.

Одним из фигурантов статьи «Об антипатриотической группе театральных критиков» был Александр Борщаговский, который после этой статьи был исключен отовсюду, надолго отлучен от театра и только чудом избежал ареста. Уже после Перестройки Борщаговский написал яркую документальную книгу «Обвиняется кровь» — о травле евреев Сталиным и его кликой

Словосочетание «безродный космополит» стало эвфемизмом, обозначающим еврея. Тогда в Советском Союзе и возникло выражение: «Чтоб не прослыть антисемитом, зови жида космополитом». В большинстве случаев, обвиненных в низкопоклонничестве ждало увольнение с работы или арест. По данным Ильи Эренбурга, только среди деятелей искусства с момента публикации статьи Шепилова и до смерти Сталина были арестованы более 430 евреев – представителей сферы искусства.

Впрочем, были и «правильные» евреи, которые не только избежали обвинений в космополитизме, но и принимали активное участие в борьбе с этим «уродливым явлением». По сценарию драматурга Александра Штейна был снят фильм «Суд чести», ставший своеобразным пособием для организации осуждения «космополитов», а прозаик Геннадий Фиш написал книгу «Советская быль и американские сказки», в которой разоблачал «заокеанских мошенников», якобы присвоивших себе достижения советских ученых-растениеводов.

Источник: https://detaly.co.il/

12 августа, 2021

Обсуждение статьи – на странице "МЫ ЗДЕСЬ – форум" в Facebook