Последний председатель

Ян Топоровский

Потрясающее свидетельство времени: как незначащая деталь биографии могла сломать всю жизнь навсегда и в поколениях  

 

На дворе был новый век и новая власть. И никого не интересовали прошлые заслуги Брегштейнаса М.Г., офицера Российской императорской армии, сражавшегося на фронтах Первой мировой войны. Больше волновало, что тот проживал в Литве, только что присоединенной к СССР, но еще больше беспокоило, что он, Моисеюс сын Гирша, являлся одним из организаторов, а в тот год и председателем Союза литовских евреев-воинов. И казенные советские люди, явившиеся к нему домой, приказали офицеру явиться на вокзал вместе с семьей – и отправиться в места «не столь отдаленные» — и только через два года сообразили, что «никаких доказательств по делу» (смотри СПРАВКУ) не имеют. Но разве нужны доказательства (к чему такая волокита!) в новом веке и при новой власти? Надо верить на слово! И нужно уметь читать затаенные мысли таких, как Брегштейнас Моисеюс сын Гирша!    

                         ВЫПИСКА                                                                                                                     

из протокола №46 Особого Совещания при народном Комиссаре внутренних дел СССР От 13 июня 1942 г.

                                                                        СЛУШАЛИ:

Дело №06834\НКВД Литовской СССР по обв. БРЕГШТЕЙНАСА Моисеюса сына Гирша. 1894 г.р. ур. и житель г. Каунас. Литовской ССР. Еврей, гр-н СССР. б\п.

                                                                       ПОСТАНОВИЛИ:

Моисеюса сына Гирша за участие в контрреволюционной организации – заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на ВОСЕМЬ лет, считая срок с 14-го июня 1941 года.

Нач. Секретариата Особого Совещания при Народном Комиссаре Внутренних дел СССР

(здесь и далее стиль и орфография документов оставлены без изменений. – Авт.).

                                                                  ИЗ РАССКАЗА ГЕОРГИЯ

«Мой отец закончил литовскую гимназию в 1912 году. Он мечтал стать врачом. Но в тот год не мог поехать на экзамены в университет и, чтобы не терять времени, записался в военную школу, которую, окончил через два года. Но тут началась Первая мировая война. Отец ушел на фронт. К концу войны в русской армии уже не хватало офицеров, и тогда стали производить в офицеры военнослужащих-евреев, имевших соответствующее образование (евреев стали производить в офицеры не из-за нехватки фронтового командного состава, а из-за Февральской революции, отменившей это строгое ограничение. – Ред). Так мой отец и получил офицерский чин.

Когда война кончилась, его родители вернулись в Литву. А за ними и отец. Там он вновь был призван, но уже в литовскую армию. Он служил в Мариамполе. В казарме ему отвели угол, где они разместился со своей молодой женой. В этом городке я и появился на свет. В семье шутили: родился, мол, в казарме. Когда отец демобилизовался, он устроился главным бухгалтером на мариампольский заводик «Ливела», где плели металлическую сетку. Но вскоре завод переехал в Каунас – и наша семья вместе с ним».

                                           ИЗ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ МОИСЕЮСА

                                                                                                                                     УТВЕРЖДАЮ:

                                                  Нач. УНКВД по Свердл. Области ст. майор госуд. Безопасности (Борщев)

                                                                                                                                                 21 марта 1942 г.

Обвинительное заключение утверждаю.

Меру пресечения Брегштейнас полагаю определить 10 лет ИТЛ.

Зам. Облпрокуратуры по спец. делам

30 марта 1942 года

                                                         ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

                                                         По следственному делу 06834

По обвинению Брегштейнас Моисеюс сын Гирша в преступлении, предусмотренном ст. 58 п. 4 УК РСФСР.

14 июня 1941 года органами НКВД Литовской ССР за контрреволюционную деятельность был арестован Брегштейнас Моисеюс сын Гирша. Произведенным по делу расследованием установлено, что Брегштейнас М.Г., будучи враждебно настроенным против коммунистической партии и революционного движения трудящихся масс Литвы. Вел на протяжении ряда лет активную борьбу с ними.

С 1933 г. и до восстановления Советской власти в Литве, Брегштейнас М.Г. состоял активным членом контрреволюционной организации «Союз евреев-воинов участников в боях за независимость Литвы», организатором которой он и являлся. На протяжении всего существования этой организации занимал руководящие посты вплоть до председателя центрального Управления (л.д. 1, 13-18, 20-31).

Допрошенный в качестве обвиняемого Брегштейнас М.Г. в предъявленном ему обвинении виновным себя признал в том, что являлся организатором и активным членом организации «Союз евреев-воинов участников в боях за независимость Литвы».

Из материала дела видно, что Брегштейнас обвиняется в том, что с 1933-го по 1940 год являлся одним из организаторов и руководителем еврейской националистической организации, так называемой «Союз еврейских воинов, боровшихся за освобождение Литвы». Находясь в указанной организации, занимал в ней руководящее положение вплоть до председателя Центрального Управления.

В процессе расследования дела Брегштейнас свое участие и руководящее положение в организации «Союза еврейских воинов, боровшихся за освобождение Литвы», признал, однако отрицал контрреволюционный характер. Участие Брегштейнаса в упомянутой выше организации также подтверждено справкой Госархива.

                                                               ИЗ РАССКАЗА ГЕОРГИЯ

«Я учился в гимназии «Швабе». Но в 11 лет отец перевел меня в литовскую престижную гимназию, чтобы я потом мог поступить в университет. Вы, наверное, знаете. Что в те годы для евреев в университетах была строго определенная норма -7 процентов. В университет я все-таки поступил, но на втором курсе (это было уже при советах) меня изгнали как «социально неприемлемый элемент». А еще через год нашу семью арестовали, отвезли ночью на вокзал. Там отца отделили от семьи. Нас отправили на Урал. Сначала привезли в Алтайский край. Через год свезли в Барнаул, а оттуда уже переправляли на Север. Но к тому времени моя мать была тяжело больна – не могла ходить. Может быть, поэтому нас не отправили вместе со всеми, а оставили в Барнауле. Там – на пересылке – мы и встретились с Фавой Соколовским, моим другом, таким же спецпереселенцем, как мы. Он сообщил мне, что наши отцы – заключенные «Севураллага».

                                                                      СПРАВКА

Брегштейнас М.Г. арестован 14 июня 1941 года органами НКВД Лит. ССР и содержится в Севураллаге НКВД Свердловска. Годен к легкому физическому труду. Вещественных доказательств по делу не имеет                             

                                                                                           Следователь – (нрзб.)

                                                                  ИЗ РАССКАЗА ГЕОРГИЯ

«В Литве евреев на государственную службу не принимали, плюс к этому в тридцатые годы там стало трудно с работой. Обычно евреи работали на еврейских предприятиях, но в те годы богатые евреи стали свертывать производство, уезжать из страны. Интересы оставшихся надо было кому-то отстаивать. И вот те, кто воевал за независимость Литвы, организовали «Союз евреев-воинов» — это была организация, с которой местным властям приходилось все-таки считаться. Мой отец был одним из организаторов этого Союза, начальником каунасского отделения. А потом и замом  председателя вселитовского объединения. Когда пришли русские, старый председатель сложил с себя полномочия, и делами стал заниматься мой отец. Вернее, дело было одно: оформить самороспуск союза».

Союз евреев-воинов был создан для защиты прав еврейских работников от антисемитизма, вспыхнувшего в Литве после прихода нацистов к власти в Германии. Занимались, в основном, уволенными с предприятий, перешедших в руки литовцам после эмиграции евреев

                                        ИЗ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ МОИСЕЮСА

 В ходе проверки <…> установлено, что организация «Союз еврейских воинов, боровшихся за         освобождение Литвы», по-своему характеру являлась буржуазно-националистической, концентрировавшей евреев, участвовавших в подавлении Советской власти в Литве в 1918-1920 годах.

За активное участие в организации Брегштейнас в 1939 году был представлен к награждению военной медалью. С 1937 года состоял в буржуазно-националистической организации «Шаулю Саюнга» и был представителем акционерного общества «Ливела».

Отрицает контрреволюционный характер этой организации (л.д. 20). Изобличается справкой из архивных материалов (л.д.2).

                                            На основании изложенного обвиняется:

Брегштейнас Моисеюс сын Гирша, урож. и житель г. Каунас, Лит. Нац. Еврей. Гр-н СССР, беспартийный, образование среднее, из торговцев, запаса Лит. армии, до ареста раб. бухгалтером завода «Ливела». В том, что являлся активным организатором и активным членом контрреволюционной националистической организации «Союз евреев – участников в боях за независимость Литвы», вел на протяжении ряда лет активную борьбу с коммунистической партией, революционным движением масс в Литве, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 58 п. 4 УК РСФСР.

Обвинительное заключение состав. 15 марта 1942 г. г. Свердловск.

                                                                                 Следователь следчасти НКВД Лат. ССР.

                                                                                 Сержант госбезопасности Щемелев

                                                          

ИЗ РАССКАЗА ГЕОГИЯ

«Насколько я знаю, арестовали всех членов этого еврейского союза. Помню, в Литве было всего три капитана-еврея: мой отец – Брегштейнас, директор гимназии Брамсон, и капитан Генс.

Брамсон находился вместе с моим отцом в советском концлагере. А Генс, после прихода немцев был назначен начальников еврейской полиции вильнюсского гетто. Но и его в конце концов расстреляли.

Мой отец привык к порядку. Во всем: и военном деле, и в бухгалтерском. В лагере посмеивались: Моисеюс приехал и наведет порядок в лагерной бухгалтерии. Как в воду глядели: после нескольких месяцев работы на заготовке леса его назначили бухгалтером. Может, потому он и выжил.

Впоследствии отец вспоминал, как в лагере один из заключенных, тоже из Каунаса, имевший прежде магазин (на идише – «кремл») скобяных изделий, молился так: «Боженька, сделай из его кремла то же, что он сделал из моего кремла».

Я помню, у нас дома довольно часто собирались члены Союза – евреи-воины. Они были разных взглядов и принадлежали к разным организациям. Падисон, у которого был киоск, слыл коммунистом. А Лившиц был из «Маккаби». Но эти люди понимали: есть нечто, что их объединяет. Они говорили на идише так: «Что мы есть – то мы есть, но мы евреи, и это главное».

                                С.С.С.Р. НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

                                              НКВД по Свердловской области

                                             Протокол допроса

Допрос начат в 9 час. 30 минут – окончен в 10 час. 40 минут 1942 февраля мес. 22 дня.

Показания обвиняемого (свидетеля) Брегштейнас Моисеюс сын Гирша

22 февраля 1942 года

ВОПРОС: Вы можете давать показания на русском языке?

ОТВЕТ: Да, могу, т.к. я русский язык знаю.

ВОПРОС: Расскажите коротко о вашем социальном происхождении и трудовой деятельности?

ОТВЕТ: Родился я в 1894 году в семье торговца м<естечка> Поисмуны (нрзб.) Мариямпольского уезда. В 1913 году я окончил гимназию г. Каунас. В 1912 году мой отец умер, после его смерти в 1913 году я захотел выехать в Голландию, для чего поступил вольноопределяющимся в царскую армию для отбытия воинской повинности, чтоб после чего можно было выехать заграницу, но война 1914 года захватила меня на службе, и я служил до 1918 г., был на Румынском фронте в 12 армии, после февральской револ. произведен в прапорщики. В октябре 1918 года в порядке репатриации выехал из России в Литву. До 1920 года работал учителем в народной школе, а затем был мобилизован в литовскую армию и служил до октября 1923 г.. вышел в запас старшим лейтенантом запаса, в должности (нрзб.) командира пулеметной роты. В 1923 году поступил на работу в торговое предприятие, где работал до 1926 года. С 1926 г. поступил на завод металл. изделий и работал на нем до 1940 года главным бухгалтером.

ВОПРОС: Где вы работали после установления советской власти в Литве?

ОТВЕТ: Приказом наркома местной промышленности я был назначен главным бухгалтером на тот же завод «Ливела».

ВОПРОС: Сколько времени вы были членом союза «евреев-воинов участников освобождения Литвы»?

ОТВЕТ: Я был одним из организаторов этого Союза и его членом с 1933 по 1940 год.

ВОПРОС: Какие вы исполняли обязанности?

ОТВЕТ: Первые годы я был секретарем каунасского отд. Союза «евреев бывших воинов участников освобождения Литвы», затем был председателем каунасского отделения и был одним из товарищей Центрального управления Литвы, в 1940 г. был председателем Центр. Управления.

ВОПРОС: Каков был по численности ваш союз?

ОТВЕТ: Приблизительно 3000 членов.

ВОПРОС: Кому подчинялся Союз «Евреев бывших воинов участников освобождения Литвы»?

ОТВЕТ: В организационном строении мы были самостоятельными и были зарегистрированы в министерстве внутренних дел.

ВОПРОС: Практическая работа вашего союза?

ОТВЕТ: О практических действиях союза «евреев быв. воинов участников освобождения Литвы» я рассказал в предыдущем допросе.

ВОПРОС: Имел ли союз «Евреев-воинов участников освобождения Литвы», какое-либо вооружение?

ОТВЕТ: Нет. Не имел.

ВОПРОС: Вы имели личное оружие и какое?

ОТВЕТ: Я имел личное оружие «Маузер» 6.35 мм.

ВОПРОС: Вы имели разрешение на его и от кого?

ОТВЕТ: Как офицеру запаса, как капитану литовской армии, мне разрешения не требовалось, а система и номер оружия вписывались в военный билет.

ВОПРОС: Где ваше оружие «Маузер» калибра 6, 35?

ОТВЕТ: В июне месяце 1940 года я сдал его в военную прокуратуру г. Каунас.

ВОПРОС: Почему не было сдано вами изъятое оружие при обыске системы «Монтекрист»?

ОТВЕТ: Пистолет «Монтекрист» гладкоствольное м/калиберное оружие принадлежало моему сыну, которое я ему подарил после окончания гимназии (вписаны в протокол слова. – Авт.), и я на него никогда не обращал внимания.

ВОПРОС: Что еще вы желаете дополнить?

ОТВЕТ: Дополнить следствию ничего не желаю.

                                                                        Допросил следователь НКВД сержант милиции Ильиных

До войны Брештейнас был благополучным семейным человеком отцом двоих детей, с хорошей репутацией и высоким достатком

                                                         ИЗ РАССКАЗА ГЕОРГИЯ

«После лагеря отца отправили в ссылку, в казахский поселок Котуркуль. В поселке он продолжал работать бухгалтером и даже преподавал математику в техникуме.

Меня тоже сослали в Казахстан, но в поселок Боровое. Когда я приехал в Боровое, то немедленно отправился к отцу. Идти пришлось тридцать километров.

Мы встретились. Мама к тому времени умерла, и у отца уже была новая семья. В лагере он познакомился с семьей из Румынии. Муж политзаключенный умер, и мой отец сошелся с этой женщиной. Потом они вместе отправились в ссылку. Но когда стало возможным, женщина вернулась в Бухарест – там у нее оставалась дочь…  А я забрал отца к себе, и он прожил еще 20 лет».

                                                                            СЕКРЕТНО

                                                   Начальнику УМГБ Кокчетавской области

                                                   Майору тов. Торопову гор. Кокчетав.

Копия: пом. Начальнику отдела «А» МГЮ СССР

Подполковнику тов. Заславскому

Гор. Москва

На основании наряда отдела «А» МГБ СССР 18/3204 от 10 января 1928 года направляется в ваше распоряжение и ссылку на поселение Брегштейнас Мойсеюс сын Гирши, 1894 года рождения, осужденный 13 июня 1942 года Особым совещанием при НКВД СССР за участие в контрреволюционной организации на срок 8 лет. Начало срока 14 июня 1941 года – конец срока с зачетом рабочих дней 14 февраля 1949 года.

Прибытие просим подтвердить по адресу: пос. Сосьва Серовского района свердловской области Севураллага МВД.

                                                                                  Начальник спец. Отдела Севураллага МВД

                                                                                                                           ст. лейтенант (Казаков)

                                                                                  Начальник 3 отд. Спец. Отдела Севураллага МВД

                                                                                                                            мл. лейтенант (Парахин)

                                                         ИЗ РАССКАЗА ГЕОРГИЯ

«Мой брат умер в 56 лет, и никаких родственников в СССР больше у меня не осталось. Я помню, что в Нью-Йорке жили старший брат отца и его родная сестра. Я понимал, что их уже нет в живых. Но помнил – у меня была дочь. Я написал на старый адрес: вдруг она там?! Через два месяца письмо вернулось. Тогда я подумал: младший брат отца жил в Уругвае, напишу-ка туда пару слов. Вскоре пришел ответ: толстое письмо на русском языке. Дядя оказался жив. Ему было в то время 86 лет.

В его письме оказался и адрес моих двоюродных сестер. Одну я нашел в Нью-Йорке, вторую – на Канарах. С последней мы были очень дружны в молодости. Она частенько звонила: «Приходи, родители меня не пускают на танцы». Мы и через Неман плавали – она была бойкая девочка. И вот мы встретились – она пригласила меня на Канары, прилетел туда и мой дядя, не обращая внимания на свой возраст, чтобы меня повидать. Они и рассказали мне о троюродном брате Филе Брегштейн из Амстердама.

Брегштейны, надо сказать, все родом из Панемунии, пригорода Каунаса. И их потомки, в том числе Фил, расспрашивали у меня о своих корнях. Фил Брегштейн попросил меня поехать с ним в Литву и показать, где жили наши предки, где была наша земля, ведь дед занимался хлебопашеством, Фил хотел посмотреть и на наш завод по выпуску кирпича для строительства четвертого Форта в Вильнюсе.

Побывали мы и на еврейском кладбище. Немцы кладбище не тронули, а вот советы все могилы снесли. Мы ходили по территории, там я нашел кусок надгробия. На нем была высечена фамилия: «Цвик». Это фамилия моей матери, и я подумал: «Очевидно, это надгробие моего дедушки».

Георгий чудом обнаружил могилу своего деда на старом еврейском кладбище

Потом, когда мы были в Вильнюсе, мы пошли на встречу с Зингерисом, депутатом литовского парламента в те годы. Я ему сказал. что я Брегштейнас, мой отец такой-то. Но в тот момент он пропустил все мимо ушей. А потом, за ужином, мой троюродный брат вновь представил меня: «Его отец был председателем Союза евреев-воинов». Тут Зингерис аж подскочил: «Так я ведь диссертацию писал о твоем отце!» И Зингерис, и его друг пошли со мной в госбезопасность и показали дело отца.  На ознакомление у меня было всего два часа — нужно было лететь обратно. Но мне прислали копии документов».

                                                        ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ СССР

                                                                     Тов. Руденко Р.А.

От админ. ссыльного Брегштейнас Моисеюс Гершевич, 1894 года рождения, проживающего в селе Котуркуль Щукинского р-на, Кокчетавской области.

                                                                       ЗАЯВЛЕНИЕ

В ночь с 13 на 14 июня 1941 года в мою квартиру на улице Ионас, 78. в гор. Каунас, Литовской ССР явился гражданин, назвавший себя оперуполномоченным НКВД, в сопровождении милиционера и одной гражданки, и зачитал мне постановление, согласно которому я и моя семья переселяемся в отдаленные районы Советского Союза. Я, моя жена и двое детей были под конвоем доставлены на вокзал, где были помещены в один вагон. По истечении некоторого времени в вагон вошел сотрудник НКВД и предложил мне перейти в другой вагон, объяснив при этом, что мы все едем в одно место и что по прибытии к месту назначения, я опять буду вместе с семьей. Но уже на станции Ново-Вилейск вагоны с семьями были отцеплены и отправлены отдельно. Я же, вместе с другими вывезенными из Каунаса, был доставлен в Старобельский лагерь НКВД. С началом войны я, вместе с другими, был вывезен в поселок Сосьва. Свердловской области и заключен в ИТЛ. Севураллага, НКВД.

При заключении в лагерь мне какое-либо обвинение не предъявлялось, а также не предъявлялось никакое постановление о причине моего заключения. Так я содержался в лагере и работал до февраля 1942 года.

В феврале 1942 года на лагпункте 47 квартала 10-го отделения Севураллага НКВД прибыла следственная комиссия. Вызванный следователем, я без всякой утайки рассказал всю свою биографию. Материал я подписал, и следователь мне никакого обвинения не предъявил.

Через несколько месяцев, точно времени не помню, приехал другой следователь и вызвали меня опять. Сначала он мне предъявил обвинения в связи с заграницей. Мотивируя это тем, что в США проживают мои брат и сестра, но, когда я ему разъяснил, что мой брат эмигрировал в Америку еще в 1905 году и что от хорошей жизни никто в то время в Америку не уезжал, он от этого обвинения отказался и перешел к обвинению в контрреволюционной деятельности. Свое обвинение он основывал на том, что до присоединения Литвы к Советскому Союзу я принадлежал к организации «Союза евреев б. воинов».

История этой организации такова. В 1933 году после прихода Гитлера к власти, в Литве, граничившей с Германией, тоже быстро стал распространяться национал-социализм и в первую очередь это отозвалось на экономическом положении еврейского населения. Богатые евреи стали ликвидировать свои предприятия и продавали их литовским государственным кооперативам или предпринимателям литовской национальности, а сами эмигрировали в Палестину и Америку. Рабочие и служащие еврейской национальности выбрасывались из этих предприятий массами и лишались всякой возможности к существованию. Делегации этих рабочих и служащих стали приезжать в Каунас (тогдашняя столица Литвы) для ходатайства о предоставлении им работы и восстановления на местах. Среди рабочих и служащих были многие, которые участвовали в войне, и, чтобы придать всем этим ходатайствам более организованный характер, в ноябре 1933 года был создан «Союз евреев б. воинов». Основная цель союза была обеспечить работой членов союза и оказывать им материальную помощь организацией касс взаимопомощи и т.п. Ни союз как таковой, ни я лично никогда никакой антисоветской деятельностью не занимался. В 1940 году с приходом Советской власти в Литве народного правительства, руководство союза решило его ликвидировать, так как не было надобности в такой организации, но было получено словесное указание никакие организации не ликвидировать., но фактически уже в этот период организация «Союз евреев б. воинов» хотя на бумаге еще существовала, никакой деятельностью не занималась. После присоединения Литвы к Союзу Советских Социалистических Республик эта организация была закрыта. О чем была сделана соответствующая декларация в печати, архивы были переданы в Министерство Внутренних дел, и организация прекратила как юридическое, так и фактическое существование.

Насколько мне известно свердловский Облсуд мое дело не принял и только постановлением особого Совещания от июня 1942 года я был осужден к 8 годам ИТЛ за принадлежность к контрреволюционной организации и после отбытия срока меня выслали в мое теперешнее место жительства. У меня нет под рукой соответствующего материала, но насколько я помню в Конституции Литовской ССР, принятой в 1940 году, был пункт предусматривающий, что никто не может быть судим за принадлежность к организации до присоединения Литвы к СССР.

Прошу Вас, товарищ Генеральный Прокурор пересмотреть мое дело.

                                                                                                                                             К сему (подпись)

                                                                                                                                    ? – го марта 1956 года

                                                                               СЕКРЕТНО

                                              «Утверждаю» Зам прокурора Литовской СССР

                                                 Государственный советник юстиции 3 класса

                                                                                                                       (Н. Колесников)

                                                                                                                             22 октября 1956 года

                                                                            ЗАКЛЮЧЕНИЕ

9 октября 1956 года гор. Вильнюс

Пом. Прокурора Литовской СССР по надзору за следствием в органах госбезопасности советник юстиции Исаковский.

Рассмотрев уголовное дело на осужденного Брегштейнаса Моисеюс с. Гирш и его жалобу о пересмотре этого дела установил:

13 июня 1942 года особым совещанием при НКВД СССР Брегштейнас с. Гирш по ст. 58-4 УК РСФСР был осужден к 8 годам ИТЛ.

Брегштейнас признан виновным в том, что он с 1933 года и до восстановления советской власти в Литве состоял активным членом контрреволюционной националистической организации «Союз евреев-воинов», участвовавших в боях за независимость Литвы, и являлся одним из руководителей этой организации.

Виновным себя Брегштейнас признал и показал, что он действительно состоял в организации «Союз еврейских воинов — боровшихся за освобождение Литвы», что занимал руководящее положение в этой организации, но отрицал контрреволюционный характер указанной организации.

Однако, из справки Центрального госархива МВД Литовской ССР (л.д. 29) видно, что организация «Союз еврейских воинов, боровшихся за освобождение Литвы» по своему характеру являлась буржуазно-националистической, концентрировавшей евреев, участвовавших в подавлении советской власти в Литве.

За активное участие в этой организации Брегштенас в 1939 году был представлен к награждению военной медалью.

Кроме того, Брегштейнас состоял в буржуазно-националистической организации «шаулю-саюнга» и был представителем акционерного общества в «Ливеле».

Таким образом, основания для прекращения этого дела не усматривается.

Пом. Прокурора Литовской ССР по надзору за следствием в органах юстиции Исаковский

                                                             ИЗ РАССКАЗА ГЕОРГИЯ

«Это случилось в 1952 году. Мы с приятелем ухаживали за двумя сестрами. Возвращались домой в первом часу ночи. Из гостиницы «Алтай» вышел какой-то пьяный мужик. Я работал в строительном отделе комбината, а мой приятель – на мехзаводе. Так вот, выходит пьяный. И мой приятель произносит: «Это наш комсорг. Давай доведем его до дома, а то пропадет», мы подобрали его и пошли дальше. У нас – свой разговор. А тот — все про шпионов да про шпионов. Мы и внимания не обращали – пьяный человек. Вскоре я свернул к себе домой, а товарищ довел комсорга до его квартиры и тоже пошел к себе. Через день приятель звонит: «За тобой придет солдат – ты не расстраивайся!».

После работы я принял душ, вернулся домой – и вправду сидит солдат: «Вас вызывает военная прокуратура». Мы пошли. Причем, он шел рядом. Навстречу знакомые: «Куда идешь?» Я отшучиваюсь: «Да вот, пришел солдат.». Когда оказались в кабинете следователя, тот сразу высыпал вопросы: где вы были тогда-то и тогда-то? Рассказываю: «Шли мимо гостиницы, наверное, после двенадцати». А следователь поправляет: «В 24 часа 20 минут. И что комсорг говорил?» Отвечаю: «Разное, но мы не прислушивались». Потом меня отпустили. Пришел мой друг Вовка, рассказывает: «Мне там попало. Ну тот – ссыльный, что с него взять. Но ты же комсомолец, как ты мог про пьяного ничего не сообразить?!» Хорошо, что следователь был Вовкин земляк. Отпустил нас. Что же касается «комсорга». То дело вот в чем: тот был в плену, в Германии, и в лагере его завербовали. Потом он попал в Барнаул, но за ним уже была слежка. А мы шли, как говорится мимо, и оказались в поле зрения».

                                                                                        Управление МГБ по Алтайскому краю

                                                                                                 15 июня 1952 г.

                                                     Сов. Секретно – литера «А»

Начальнику отдела «А» МГБ СССР

Генерал-майору

Товарищу Герцовскому

Гор. Москва

Управлением МГБ Алтайского края разрабатывается Брегштейнас Георгий Моисеевич. 1921 года рождения, уроженец гор Мариямполь, Литовской ССР, еврей.

По имеющимся у нас данным, отец разрабатываемого – Брегштейнас Моисей Гиршович, 1884 года рождения, 13 июня 1942 года за участие в фашистском «Союзе еврейских воинов» особым Совещанием при НКВД СССР был осужден на 8 лет ИТЛ.

Просим Вашего указания выслать нам архивно-следственное дело по обвинению Брегштейнас Моисея Гиршовича для выяснения вопроса, не проходит ли по материалам его дела Брегштейнас Г.М. как член «Союза еврейских воинов».

                                                                                               Зам начальника УМГБ Алтайского края

                                                                                                             Полковник П. Чемисов

                                                                                               Зам. Начальника 2 отдела УМГБ Алткрая

                                                                                                                   Майор Райков

                                                                  ИЗ РАССКАЗА ГЕОРГИЯ

«Меня еще несколько раз вызывали, предлагали сотрудничать. Я, как мог, отбивался. Но чин стал говорить со мной на басах: «Сошлю к белым медведям». А я ему в ответ: «Ну сошлешь ты меня к медведям, там тоже люди живут». Тогда он рявкнул: «Пойдем к полковнику!»  Зашли. Зазвенел телефон. Полковник куда-то убежал. Мы просидели минут 20. Кончилось тем, что меня заставили написать бумагу – мол, я отказываюсь. Я написал: «Не могу». Но они потребовали; «Напиши, что не хочешь». Я и написал: «Не хочу!».

На мое счастье, шел 56-й год.

14 ноября, 2021

Обсуждение статьи – на странице "МЫ ЗДЕСЬ – форум" в Facebook