На еврейской улице

 
Жанна Прицкер: "Мне выпала удача…"

Корреспондент "МЗ" Йонатан Спектор беседует с художественным руководителем иерусалимского хора "Нехама" при всемирной организации ВИЦО Жанной ПРИЦКЕР

- Жанна, что, на Ваш взгляд, стало главной причиной заслуженного успеха Вашего хора на всеизраильском фестивале еврейских (идиш) коллективов прошлого года?
- Наш хор молодой, ему нет еще и пяти лет. Начали петь на идиш, благодаря полученным приглашениям выступить перед выходцами из Литвы, Латвии и Эстонии - вначале в Общинном доме, а затем в одном из идишских клубов.

После нескольких успешных выступлений нас пригласили выступить в музее "Яд ва-Шем" на траурной церемонии. Мы спели несколько песен: "С`брэнт!", "Партизанский гимн"…. Было очень, очень трудно. В хоре далеко не все знают даже разговорный идиш, но нам очень помогли хористы Маша и Илья Богины, особенно Маша, которая учила идиш в школе, и очень жестко требовала от нас правильного произношения. Благодаря этому результат превзошел наши ожидания. В "Яд ва-Шем" мы выступали уже трижды, а теперь получили приглашение и от украинского землячества.
Когда мы узнали о фестивале 2006 года, решили тоже принять в нем участие. Свой выбор остановили на песнях, написанных современными израильскими композиторами Д.Якиревичем и Ю.Поволоцким. Незадолго до этого разучили песню Дмитрия Якиревича "Майн гликлэхэр штэрн", написанную к вечеру памяти еврейско-белорусского поэта Айзика Платнера (его дочь Джессика Платнер пела в нашем хоре). Мы очень много занимались перед фестивалем, собирались группами, иногда я занималась с хористами дома. Все были воодушевлены желанием хорошо выступить, постепенно все больше и больше влюбляясь в эти песни. Пели с большой радостью и энтузиазмом. Теперь стараемся петь их во всех последующих концертах. Вот выдержка из отзыва о концерте 16 июля этого года: "В программе были новые, не исполнявшиеся раньше песни, они прозвучали профессионально". В том концерте, в частности, выступали и наши солисты Эмма Бокман, Женя Кистерская, Михаил Гринберг и Лев Ковнер. Мы очень благодарны за огромную помощь Дмитрию Якиревичу. Он не только дал нам писменные разъяснения об особенностях произношения на идиш, но и приходил на репетиции, чтобы послушать и помочь.
- Расскажите о возникновении Вашего хора, о хористах, и, насколько возможно, о себе.
- Хор возник при клубе ВИЦО случайно. Зная, что я профессиональный музыкант, руководство клуба попросило меня помочь в подготовке нескольких песен к самодеятельному спектаклю. Наверное, руководству клуба моя помощь понравилось, и они предложили мне организовать хор. Начинали с наскольких энтузиастов, затем кто-то пришел сам, кого-то приглашали. Сейчас в хоре 31 человек.

Ж. Прицкер и Д.Якиревич

По специальности я дирижер-хоровик, хорами занималась в начале трудовой деятельности, затем 33 года преподавала в музыкальной школе сольфеджио, музыкальную литературу и фортепиано. Была заведующей теоретическим отделом, очень любила сольфеджио (любили его и мои ученики, что не так часто бывает). Перед выездом в Израиль получила от завуча музучилища подарок - список из 200 фамилий моих учеников, поступивших в специальные музыкальные учебные заведения - ни разу ни один не провалился.
Я счастлива, что мне выпала удача - работать с людьми, влюбленными в пение, самоотверженными, всегда готовыми прийти на репетицию или выступать в любом конце города, добираться общественным транспортом, так как заказывают автобус для нас далеко не все приглашающие организации. А участники хора живут в разных концах нашей столицы: в гостинице "Дипломат", в Рамоте, в Тальпиот-Мизрах, в поселении Адам и др.
- Из Вашего ответа следует, что ядро хора - это выходцы из СССР/СНГ и, надо думать, Вы работаете на стыке израильской культуры и наследия, привезенного из СССР. В этой связи расскажите, пожалуйста, каким образом формируется репертуар хора.
- Мы исполняем песни на иврите, русском, идиш и украинском языках. Некоторые песни поем в двух вариантах: на русском и на иврите. На идиш мы поем как широко известные песни ("Нигндл", "Ицик от шойн хасэнэ гэат"), так и песни современных композиторов, написанные на идиш. Иногда разучиваем вещи к праздничным датам - Дню Победы, Рош hа-Шана, Пурим. Недавно в идишском клубе пели песни на стихи Эли Бейдера к его юбилею. Очень хочется петь классику, но пока ещё не приступали к репетициям.
- Мы уже говорили, что часть вашего репертуара - это "песни, которые мы привезли с собой". Кстати, это название известного телешоу на 9-м канале израильского телевидения. Как Вы относитесь к репертуару, звучащему в этом шоу? Что особенно нравится? Есть ли моменты, с которыми Вы не согласны?
- Я не очень люблю эту программу, редко смотрю её, не всегда устраивают исполнители, явно очень мало хорошего идиша, звучат песни тысячи раз перепетые и слышанные. А ведь есть так много прекрасного материала. Мы сейчас разучили две песни на идиш - "Унтер бэймэр" и "Фрайтик аф дэр нахт". Для нас они были очень трудными, тем большую радость мы испытываем от их исполнения. Почему-то ничего подобного никогда не слышим на 9-м канале. Хоровая музыка вообще не звучит, всё больше - "Из России с любовью", "ИзУкраины с любовью". Очень, очень мало исполняется хорошей музыки (симфонической, хоровой), или её вообше нет.
- Наша еженедельная электронная газета уделяет огромное внимание культуре на языке идиш. Как Вы оцениваета свою деятельность в этой области?
- Мы с радостью пропагандируем идиш, исполняя песни, как известные, так и мало известные и совершенно новые. Хотим разучить еще несколько песен Д. Якиревича и Ю. Поволоцкого.
Очень хотим участвовать в концертах и фестивалях, будем рады приглашениям из идишских клубов других городов, если помогут с оплатой автобуса. Как лауреаты будем рады принять участие в заключительном концерте, который Национальное управление по еврейской (идиш) культуре обещало провести по итогам хорового фестиваля в Ашкелоне.


ВСЁ ЭТО БЫЛО, БЫЛО…

Михаил СВОЙСКИЙ, Беларусь - Израиль

Посёлок Езерище, наверное, мало что расскажет непосвященному. А между тем именно эта земля тихого районного белорусского местечка обагрена кровью: фашисты уничтожили здесь более 150 жителей - евреев, в одночасье разделивших судьбу Бабьего Яра, Минского и Варшавского гетто и многих, многих других мест, известных теперь всему миру, разбросанных на карте России, Украины, Белоруссии, Молдовы и Прибалтики. Страшная, горькая карта тех времен, не дающая до сих пор покоя тем, кто уцелел в этой кровавой бойне, кто и сейчас не может сомкнуть глаз от мучивших их постоянных кошмаров, от криков обреченных, от слез детей, еще не осознавших всей трагедии. Это было, было! И мы не можем, не имеем права вычеркнуть из нашей памяти эти видения, которые возвращаются к нам вновь и вновь!

И я уверен, что именно эти мысли не давали покоя Марку Кривичкину (на снимке), когда он, прекрасный врач-невролог, обремененный профессиональными заботами, каждый день борющийся за жизни своих многочисленных пациентов, взялся за благородный труд: установить памятник на месте гибели расстрелянных, павших.
"Это нужно не мертвым, это нужно живым!". Мне стоило огромного труда буквально по крупицам выуживать у Марка всё, что связано со сбором документов, поиском свидетелей. Человек, по сути своей, очень скромный, не считающий свой труд чем-то особенным, он всё же рассказал, как, переходя из дома в дом, из квартиры в квартиру, сумел разыскать тех, кто своими глазами видел те леденящие сердце картины.
Да и как это вообще можно забыть! Разве забудется рассказ о том, как женщина, прижимающая к груди младенца, была убита одним единственным выстрелом, погубившим сразу две жизни. Никогда!
Правды ради надо сказать, что место расстрела было отмечено чем-то напоминающим памятник, но разве можно это сравнить с тем, что установили благодаря поистине титаническому труду М. Кривичкина.

Я не могу не сказать и о тех, кто помогал ему в поисках, кто вложил свои личные средства: без их бескорыстного участия вряд ли можно было бы добиться результатов. Ведь не секрет, что в наше прагматичное время нужны немалые средства, чтобы претворить в жизнь все самые лучшие намерения. Это П.С. Бурдыко - очевидец тех событий, Л.И. Никифорова - учительница истории Езерищенской средней школы, собравшая первые материалы о расстрелянных, семья Лазерус из Лондона, пожертвовавшая значительную сумму на установку этого и еще четырех памятников погибшим евреям Белоруссии.
Низкий вам всем поклон от нас, живущих во всех уголках мира - от Лондона до Израиля.


Еврейский хор в советской Риге

Как сообщает бюллетень "Эцлейну" Объединения выходцев из Латвии и Эстонии в Израиле, в 1957 году рижскому адвокату Давиду Гарберу вместе с другими приверженцами еврейской культуры удалось добиться разрешения властей на создание еврейской самодеятельности. Более сотни евреев записались в различные кружки, но поначалу дозволили лишь создание хора.

Его первое выступление прошло с большим успехом в феврале 1958 года. До полного запрета на выступления и репетиции в мае 1962 года хору удалось дать около сорока концертов, в т. ч. по два в Даугавпилсе и Вильнюсе. Вскоре после этого был распущен и драматический коллектив, поставивший два спектакля. Однако за четыре года организаторы и участники этих коллективов сумели внести важный вклад в оживление еврейской жизни в Латвии.
По инициативе Любы Цесван и Розы Маркман наше Объединение готовит встречу бывших актеров, хористов и музыкантов. Просьба ко всем участникам еврейской самодеятельности в Риге 1957-62 гг. сообщить свои координаты (адрес, телефон и e-mail) по телефону 077-7676707 или по эл. почте rigastar@gmail.com

Любовь, которой 20 лет

Традиционный кармиэльский Фестиваль танца, который открылся 30 июля, в нынешнем году длился не три, а четыре дня, и привлек более четверти миллиона зрителей и гостей.
В 120 хореографических постановках приняли участие тысячи танцоров, ансамблей и музыкантов со всех уголков Израиля и из-за границы. Как всегда, на фестивале представлены самые разные танцевальные жанры: классический балет, модерн, народные танцы, джаз.
Символом и слоганом фестиваля стало название шлягера Жака Бреля "Любовь, которой 20 лет", которую прославил своим исполнением Йоси Банай, а переводом на иврит - Наоми Шемер.
Среди участников фестиваля в этом году - национальный ансамбль Польши "Мазовше", словенский балет "Меридор", израильский ансамбль фламенко "COMPAS" с постановкой "Царь Давид и Бат-Шева", ансамбль "Вертиго" с работой бельгийского хореографа Роберто Оливана, грузинский, друзский и эфиопский фольклорные танцевальные группы и многие другие яркие коллективы и исполнители. В рамках "Дня юношества" 31 июля выступили популярные в молодежной среде "Саблиминал", Алон Де-Локо, Шай 360, "Келе 6", Сиван, Дэвид Броза, лауреаты и лидеры телевизионной программы "Рожденный танцевать".
Мэр Кармиэля, глава Центра местной власти Ади Эльдар подчеркнул, что нынешний фестиваль - юбилейный, двадцатый по счету, и за годы своего существования он из скромного периферийного плясового "междусобойчика" превратился в одно из самых заметных культурных событий страны, незабываемый праздник, яркое и впечатляющее зрелище.


Мстижское беспамятство

Александр РОЗЕНБЛЮМ

В Беларуси в 55 километрах к северо-западу от райцентра Борисова находится деревня Мстиж. Когда-то это было местечко, где почти половину населения составляли евреи, бесконфликтно жившие рядом со славянами - белорусами и поляками. Накануне нападения нацистов на Советский Союз в Мстиже проживало около 300 жителей, в т. ч. более 100 евреев. В августе 1941 году нацисты истребили еврейское население - одних расстреляли в Мстиже, а других почему-то отправили на закланье в Зембин.
Впослетствии Мстиж, оказавшийся в район активного партизанского движения, был сожжен. Но после изгнания оккупантов его жители приступили к восстановлению домов на своих прежних земельных участках. Мстиж возродился, однако осталось немало пустырей с остатками разрушенных фундаментов. Это были участки, где до войны жили евреи.
Сразу после освобождения оккупированных территорий государственная комиссия выявляла имена мирных жителей, погибших от вражеских злодеяний. Это делалось не только для того, чтобы предъявить счет военным преступникам, но и чтобы сохранить память о жертвах. Однако комиссии работали недобросовестно. Например, в Борисове, где погибло около 9000 евреев, в документах комиссии отражено лишь немногим более 250 конкретных имен. В Зембине расстреляли почти тысячу евреев, но в документах значится лишь пять имен.
А о количестве погибших мирных граждан в Мстиже можно узнать из вышедшей в Минске в 1997 году книги "Памяць. Барысау. Барысаускі раён.". Там на стр. 463 указано:

Легко догадаться, что 101 мирный житель с неустановленными именами - это мстижские евреи. А ведь при желании по свежим следам можно было установить имя каждого. Для этого нужно было только опросить соседей. Ведь в деревнях знают всех своих односельчан поименно. Не опросили, потому что не пожелали.
В знаменитом Иерусалимском музее "Яд ва-Шем" стремятся сохранить имя каждого, кто погиб в ясорубке геноцида. Собраны многие сотни тысяч имен. Но сохранить все не удастся никогда.

 

 

 

Геня Дон

Мстиж. Памятник землякам

Мне удалось выявить лишь трех евреек, родившихся в Мстиже. Это Роза Давидсон, Геня Дон (на снимке) и Хая Зильберглейт. Хая покинула Мстиж еще до начала войны, а малолетние школьницы Роза и Геня смогли преодолеть все кошмары нацистской оккупации и выжить. Роза умерла в 2005 году в Гомеле, а Геня живет в Израиле, и очень жаль, что их воспоминания, от которых потомки бы содрогнулись, не изложены на бумаге. Сегодня в Мстиже ничто не напоминает о живших там евреях, даже обелиск, воздвигнутый в память о погибших земляках.

В 1993 году Геня Дон приезжала на свою родную землю. Постояла у места, где вместе с родителями и братом прошло ее оборванное детство. Все ее родственники были убиты. Не осталось даже ни одной фотографии.
Дважды приезжал в Мстиж американец Гарри Поляков. Деревенские старики показали ему место расстрела евреев, среди которых были и предки далекого гостя. Подходил американец и к обелиску. Там он читал непонятную для стоявших рядом крестьян поминальную молитву Кадиш.
Вот несколько имен жителей Мстижа, которые мне стали известны путем не простых поисков. Все эти люди лежат в безымянных и необозначенных могилах.

Бененсон Йоха
Бененсон Песя
Бененсон Фрума
Давидсон Наум
Дон Зуся
Дон Ида
Дон Яков
Дымшиц Лейба
Дымшиц Эля
Зильберглейд Алтер
Зильберглейд Малка
Зильберглейд Ривка
Зильберглейд Эйдля
Клионская Броха
Клионская Дина
Клионская Дора
Клионская Оля
Клионская Хая
Клионская Циля
Поляк Бер
Поляк Гинда
Поляк Рахиль
Поляк Соня
Поляков Сёма
Полякова Бася
Полякова Гита
Полякова Хава
Тайц Хая
Хомик Рахиль
Хомик Хася
Шапира Лев
Шапира Самуил
Шлейфер Лев

Родственников у этих людей почти не осталось, и памятник им ставить некому. Но я все же обратился в Борисовский райисполком с вопросом, смогут ли власти на собранные пожертвования установить в Мстиже скромный мемориальный знак с указанием упомянутых имен. Ответ поступил быстро, но он меня, человека, имеющего определенный опыт по организации установки памятных знаков, ошеломил названной суммой - 50 000 долларов. Я так и не понял, это неуместный юмор или издевательская насмешка.

Постскриптум
Для этого понадобилось более 60 лет, и все-таки в 2007 году памятник уничтоженным мстижским евреям установили. За счет зарубежных спонсоров, но не за 50 тысяч долларов, которые запросила власть. К сожалению, имен на памятнике нет. Вот и получилась "могила неизвестных евреев". А ведь их было около ста, и каждый имел имя.

Памятник в д. Мстиж. Фото А.В.Еременко. 2007

 

http://www.rpp.nm.ru/mstizh/mstizh.html

Вернуться на главную страницу