Израиль: день за днем
 
Есть ли шанс у правых?

Дов КОНТОРЕР, "Вести"

Осмысленные варианты правого голосования на мартовских выборах в Кнессет сводятся постепенно к простой дилемме: национально-религиозный блок, который должен возникнуть на базе ожидаемого объединения МАФДАЛа с Ихуд леуми, или Ликуд, который при определенном (и весьма вероятном) исходе внутренних выборов станет электоральной опцией, выражающей вотум недоверия лично Ариэлю Шарону и проводимой им политике территориальных уступок.
Все остальные варианты либо бесперспективны в плане возможности преодолеть повышенный до двух процентов электоральный барьер (Емин Исраэль), либо чреваты растратой правого электората на чуждые ему цели (ультраортодоксальные партии и НДИ с его новой идеей "полноправного членства в Европейском Союзе" и формулой территориального урегулирования, заведомо полагающей неизбежным отказ от Иудеи и Самарии). Опцию голосования за "партию", о создании которой объявил на этой неделе Аркадий Гайдамак, естественно отнести к разряду предвыборных анекдотов. Представляется вполне очевидным, что даже при очень значительном вливании денежных средств эта опция не превратится в серьезный политический выбор.
Когда председатель Национально-религиозной партии Звулун Орлев сообщил, наконец, на прошлой неделе, что МАФДАЛ готовится к созданию общего с Ихуд леуми избирательного списка, газета "ха-Арец" отреагировала на его заявление негодующей редакционной статьей. Трудно придумать лучшее подтверждение тому, что давно назревшая консолидация сил национально-религиозного лагеря рассматривается левыми как прямая угроза. И будет в высшей степени странно, если, несмотря на очевидные преимущества консолидации, МАФДАЛ и Ихуд леуми не сумеют даже теперь преодолеть свои разногласия, связанные, в основном, с проблемами персонального свойства.
Ставшее традиционным дробление право-религиозного электората оборачивается значительной потерей голосов даже в том случае, если все участвующие в выборах партии проходят в Кнессет, но эти потери становятся еще больше, когда кто-то из участников предвыборного забега не может преодолеть электоральный барьер. С его повышением до 2 процентов даже такие традиционные списки, как МАФДАЛ и Ихуд леуми, не могут быть уверены в своем будущем, если они, вопреки очевидной необходимости, примут участие в выборах по отдельности, и это - в отсутствие сколько-нибудь принципиальных разногласий между ними.
До недавнего раскола в Ликуде говорить о голосовании за эту партию как о разумном варианте использования высококачественного правого электората - то есть той его части, которая ориентирована не столько на власть, сколько на решение конкретных национальных задач с помощью власти, - было категорически невозможно. Теперь ситуация изменилась, но она все еще зависит от того, каким образом завершатся внутрипартийные выборы в Ликуде. В более широком плане эту зависимость можно определить несколько иначе: Ликуд должен решить, хочет ли он возвращения тех, кто ушел сейчас вслед за Шароном, или, навсегда закрыв перебежчикам путь к возвращению, он восстанавливает себя в качестве правой патриотической партии, уважающей свою идеологию.
Среди множества кандидатов, участвующих в выборах председателя Ликуда, двое - Шауль Мофаз и Сильван Шалом - явным образом представляют опцию, при которой Ликуд "соблюдет себя" в качестве центристской партии на предмет возможного участия в будущей коалиции Шарона и, по окончании единственной каденции, на которую партия Шарона рассчитана, заново примет в свои объятия Ольмерта, Шитрита, Ливни, Бар-Она etc. Главные козыри обоих кандидатов почти одинаковы: восточное происхождение (не уступить зону этнических предпочтений Амиру Перецу), политическая "умеренность" (оба непосредственно связаны с реализацией "одностороннего отделения") и социальная риторика (через критику экономических реформ Биньямина Нетаниягу).
Учитывая тот факт, что с уходом Шарона и его группы состав членов Ликуда и, как следствие, социально-политический облик этой партии совершенно не изменился, сбрасывать со счетов возможность победы на праймериз одного из упомянутых выше кандидатов нельзя. Даже подверстанный под Шарона аппарат Ликуда если и будет подчищен до выборов, то далеко не в той мере, к которой располагает ситуация прямого соперничества между Ликудом и избирательным списком премьер-министра. Исключение из партии юридического советника Ликуда Эйтана Хабермана, работавшего на Шарона уже и после того, как тот покинул Ликуд, безусловно является шагом в правильном направлении, но на данном этапе - шагом единственным и потому недостаточным.
Среди оставшихся четырех кандидатов двое, Биньямин Нетаниягу и Исраэль Кац, представляют школу искусного политического маневра, облик которой приобрел за последний год слишком отчетливые черты перманентного оппортунизма. В плане формального самоопределения Ликуда по отношению к партии Шарона оба они предпочтительны Мофазу и Шалому. При необходимости выбирать между ними Нетаниягу явно выигрывает у Каца - как доказанным политическим опытом, так и личным антагонизмом, который он вызывает у премьер-министра и, что еще важнее, у израильских левых. Благодаря этому его избрание сделает Ликуд достаточно внятной электоральной опцией - может быть даже, более внятной, чем хотелось бы самому Нетаниягу.
Ясно, однако, что в плане последовательности и наибольшей приверженности традиционной платформе израильских правых в Ликуде лидируют Узи Ландау и Моше Фейглин. У каждого из них - свои недостатки, но любой из них, будучи избран на праймериз председателем Ликуда, обозначил бы уже одним только фактом своего избрания принципиально новую структуризацию политической карты Израиля, при которой Ликуд сознательно уступает аморфный "центр" с целью создания прочного правого фланга. И, сколь бы странным ни показалось сегодня это утверждение, при таком развитии событий возможности влияния израильских правых на "центр" не сократятся, а возрастут.

Вернуться на главную страницу


"Кадима": путь вперед или ...?


Ариэль Шарон покинул "Ликуд" и создал новую партию "Кадима". Хорошо это или плохо для Израиля? На вопрос "МЗ" о новой партии и будущем еврейского государства отвечают известные политики, общественные деятели, журналисты.


Елена БОННЭР, правозащитница, Бостон:
"Ничего не могу ответить про Израиль. Слежу внимательно, болею за всех там всей душой, всем больным сердцем, и ничего не понимаю, кроме того, что начинаю не любить Америку за ее там миротворство и давление совершенно неимоверное на Израиль. А говорить о выборах - увольте".


Владимир БУКОВСКИЙ, писатель, правозащитник, Лондон:
"Что касается израильской политики, я - человек "со стороны", и не обладаю специальными познаниями в этом вопросе. Всё, что я могу предложить вам, - мое мнение, или, скорее, впечатление. Одно, как минимум, представляется мне очевидным: избирательная система (пропорциональное представительство) абсолютно непригодна для этой страны. Такое - совершенно безболезненно - может быть, к примеру, в Голландии, потому что жизнь там стабильна, и никто не испытывает никакого беспокойства, даже не представляя, кто сегодня у него в стране премьер-министр. Израиль же - страна, находящаяся постоянно в кризисной ситуации, живущая всегда на грани войны (или в войне) и потому нуждающаяся в крепком и устойчивом правительстве, способном к принятию радикальных решений. Сложные, нестабильные коалиции (которые неизбежны при имеющейся там избирательной системе) смертельно опасны для страны и делают нормальное ее существование столь же невозможным, как попытка решить математическое уравнение компромиссом. Поэтому несправедливо обвинять в неудаче какого-нибудь конкретного политика, не принимая во внимание, какому давлению на него системы он подвергается.
Хочу еще добавить к сказанному, что я с самого начала не доверял политике Шарона и всегда был уверен, что она обречена на провал. В сущности, то, что он делал, не так уж и отличалось от прежней концепции "земля в обмен на безопасность", которую Израиль в прошлом последовательно (и правильно) отвергал. Факт, что эта неприемлемая акция была осуществлена под другим названием и включала в себя много новых запутанных деталей, не меняет сущности концепции. Как и следовало ожидать, этот проект опять завел в тупик, тем самым (правильно или неправильно) дискредитировав Шарона. Его нынешнее решение создать новую партию как бы извне выглядит весьма нелепо. Да и нельзя всерьез воспринимать попытку подобного начинания в 79-летнем возрасте (хотя в Израиле и 80-летние старцы получают ипотеку на 20 лет, и никто над этим не смеется). Вероятнее всего, что мотивация Шарона скорее цинична, ибо его политическая отставка могла бы стать фатальной для него и для двух его сыновей, находящихся под следствием по фактам коррупции. Мне кажется, Шарон надеется создать коалицию с "Ликудом" после выборов, что позволит "бульдозеру" остаться на плаву до конца его жизни. Он, возможно, сумеет получить и голоса левых на этих выборах, и - кто знает? - станет премьер-министром еще раз. Но эти игры не представляют никакого интереса для израильского общества, для которого главнейшим приоритетом должно стать изменение существующей избирательной системы. До тех пор, пока это не произойдет, я не вижу никакого иного разрешения кризисной ситуации, в которой страна живет".


Зеэв ГЕЙЗЕЛЬ, публицист, автор монографии "Политические структуры Государства Израиль", в 1996-99 - советник премьер-министра Израиля, Алон-Швут:
"Название партии "Вперед" напомнило мне один советский анекдот: "Товарищи! Год назад мы стояли на краю пропасти. С тех пор мы сделали большой шаг вперед".
Я не ошибся, употребив сравнение с пропастью. Только пропасть эта - гораздо шире тех двадцати семи тысяч квадратных километров, на которых пока держится Израиль. Поясняю. С объективной точки зрения, феномен всплеска популярности новорожденной партии "Кадима" почти невозможно объяснить. Ариэль Шарон продемонстрировал за последние три года, что он: а) врет, б) коррумпирован, в) набрал сторонников среди люмпенизированных политиков, г) не имеет реальной программы... Продолжать?
И, тем не менее...
Да, Шарон врет. Но - по-крупному, так что аж дух захватывает. Сам объявляет партийный референдум, и сам же игнорирует его. Говорит, что судьба поселения Нецарим неотличима от судьбы Тель-Авива - и через полгода решает ликвидировать Нецарим. Врет - и не краснеет. Никогда.
Коррумпирован - но не по мелочам, а опять же по-крупному. Когда-то Ицхак Рабин ушел с поста премьер-министра, поскольку обнаружились не слишком значительные финансовые нарушения, сделанные его супругой. "Жена Цезаря вне подозрений". Жена - да, а как быть с сыном? Если Гилад Шарон с трудом выбрался из зубов прокуратуры, то Омри отправляется, как минимум, на скамью подсудимых с тяжелыми обвинениями. Преступления совершены сыном премьера (и по совместительству - членом Кнессета, одним из столпов новой партии) не ради спортивного интереса, а чтобы финансово обеспечить избирательную кампанию Шарона-старшего. Реакция отца-премьера? Ноль.
Его сторонники - это не просто деидеологизированные прихлебатели, это какое-то сборище посредственностей, никто из которых и не претендует на лидерство. Но именно на этом фоне Шарон смотрится, как гладиатор среди шакалов. Никто и не заикнется про демократию: это с кем же Шарон должен советоваться - с Эли Афлало, Рухамой Авраама, Мариной Селедкиной или Мажди Вахба?
Программы действительно нет, есть только лозунги типа "чтоб всё было хорошо". Но израильтяне уже слышали столько программ, что им даже импонирует эта недосказанность: каждый может верить, что Шарон действительно знает, что делать - так чего там программы писать?
Израильское общество, как выяснилось, мало чем отличается от любого другого. Так же, как и везде, людям импонирует сильная личность, и они готовы закрыть глаза на всё, чтобы поверить в сказку о сверхмудром генерале, который "знает, как надо". Происходит это не всегда, но везде - в определенной ситуации. А именно:
Израиль находится в состоянии войны. Но не только Израиль. Война - теперь уже явная, объявленная, кровопролитная - продолжается со всё возрастающим размахом в Нью-Йорке и Париже, в Лондоне и Мадриде. Ведет ее исламонацизм, он же - мусульманский радикализм (и арабские нацисты - во главе его) против всего "нашего" мира. Недоумки, причисляющие себя к интеллектуалам, пытаются отрицать сам факт войны, дробят ее на исчезающе малые вооруженные фрагменты, но крови от этого не убывает.
Так уж получилось, что Израиль оказался на переднем крае этой войны. Уничтожение еврейского государства - первая (хотя, конечно, не главная) часть всемирного джихада. Сознательно или подсознательно в Израиле это понимают практически все, а блеяние европейских ягнят доводит нормального человека до ужаса: "Ну, как же они не понимают?" И еще: "Ну, как бы нам побыстрее из всего этого выпутаться?"
И когда появляется тот, кто говорит: "У меня есть простое и быстрое решение - только не спрашивайте, какое", его и не спросят, ему простят все и поверят - потому что хотят поверить. А пока что…
А пока что превращение синагог Гуш-Катифа в тренировочные базы террористов, трагедия тысяч людей, вышвырнутых из собственного дома (законно построенного на собственные деньги) - это подарок врагу. И таким же подарком будет любой миллиметр израильской земли, уступленный передовому отряду всемирного джихада (скучно именуемому "Палестинской автономией"). Их безумное ликование - тому доказательство. Я не верю, что европейцы хоть чему-то научились, и что эта жертва будет рассматриваться ими как последняя. Судьба Чехословакии, в 1938 г. преданной западными демократами (да и СССР) за "территориальные уступки во имя национальных прав судетского народа") видится в Израиле как нечто большее, чем учебник истории. И так хочется верить в сильного лидера, так хочется!..
Остается надеяться, что остатки здравого разума победят. И что Всевышний еще не закрыл нам кредит в своем великотерпении. По крайней мере, об этом я молюсь ежедневно".


Марк ГОРИН, главный редактор сети региональных газет "Спутник", Тель-Авив:
"После того, как Шарон принял решение о выходе из "Ликуда" и о создании "Кадимы", уже 55% опрошенных сообщили, что они этим удовлетворены. Но что ожидало Шарона в "Ликуде"? Заявив о принципиальной позиции несогласия с оккупацией палестинских территорий, он нажил себе немало противников в созданной им когда-то партии; эвакуировав из Гуш-Катифа поселения, инициатором создания которых когда-то сам был, оказался подвергнут жестокой обструкции. Причем, многие из тех, кто изощрялся в этом, получили депутатские мандаты благодаря тому, что именно Шарон в свое время возглавил партию: напомню, он принял Ликуд с 19 мандатами, а после выборов усадил в депутатские кресла 38 тогдашних однопартийцев; к тому же принял двух парламентариев от "Исраэль ба-алия", по-отечески оплатив долги исчезнувшей партии. Я не голосовал за Шарона, но мне было омерзительно и стыдно слышать, как оплевывали седого генерала, соревнуясь в силе оскорблений, те, кто сделал для Израиля в десятки раз меньше, чем он. Каково же было слышать это тем, кто за него голосовал?
Не открою Америки, если скажу, что в биографии Шарона есть темные пятна и политического, и морального характера. Но поступок премьера отражает его человеческое мужество и государственную ответственность. С появлением центристской партии политическая палитра Израиля вышла на новый уровень цивилизованности. Больше того, с ее появлением заговорили уже и об объединении "справа". Интересна инициатива Авигдора Либермана, предложившего для такого объединения свою платформу - обмен территориями и внимание к алие. Есть идеи и об объединении на левом фланге. И именно избиратель теперь определит (надеюсь, хотя, возможно, и впадаю в эйфорию) курс страны. Больше того, именно из новой партии появились голоса о переходе к президентской республике - идея, о которой ее автор Авигдор Либерман говорит давно, но, будем честны, без поддержки правящей партии ее вряд ли удастся реализовать. Из новой партии с достаточно светским руководством уже слышны и осторожные прогнозы по поводу - пусть еще не об отделении религии от государства, - но уже о насущной необходимости гражданских браков. Этого давно требуют Роман Бронфман и лидеры "Шинуя", но, опять таки, без поддержки правящей партии о таком можно только мечтать. Не все ясно с экономической программой этой партии, но, думаю, жесткое противостояние Амира Переца не даст ее руководству забыть о наших карманах.
В любом случае я уверен, что мы стали ближе к возможности самим определять судьбу страны и нести ответственность за свой выбор".

Константин КАПИТОНОВ, независимый журналист, Москва:
"В Израиле обожают проведение опросов общественного мнения. А уж в эти дни - тем более. Многие из них связаны с будущим израильского премьера Ариэля Шарона. Если верить результатам опроса, проведенного газетой "Едиот ахронот", главным кандидатом на победу на предстоящих 28 марта 2006 года парламентских выборах является новая партия Шарон "Кадима". Она (а точнее - Шарон) может получить в новом парламенте до 33 мест. Среди бывших сторонников Партии труда ("Авода") 33% избирателей предпочитают поддержать в марте шароновскую "Кадиму". Показательно при этом, что премьер-министр пользуется поддержкой преимущественно старшего поколения (тех, кому сейчас за 50 лет). Среди молодежи его готовы избрать на новый срок 12% процентов израильтян. Большая часть молодого поколения - 24% - намерена голосовать за "Ликуд".
Конечно, до начала выборов многое может измениться. Но Шарон - это Шарон. Его авторитет и популярность в стране весьма высоки. Думаю, что сегодня ему нет достойной альтернативы. Его главный минус - возраст. Еще один минус - в "Кадиме" не хватает ярких представителей восточных общин и пока усматривается явный ашкеназский крен. Зато это обстоятельство ни в коем случае не повлияет на симпатии среди русских: Шарон имеет стабильную популярность в русском секторе, как среди совсем новых репатриантов, так и среди старожилов.
Как представляется, в настоящее время Шарон ищет себе и своей партии партнеров. Поскольку он занимает центристскую позицию, его наиболее вероятным партнером может стать "Авода". Что любопытно: напуганные перспективой уклона партии вправо, избиратели "Ликуда" в массовом порядке переходят на сторону новой партии премьер-министра. Большинство из них приветствует уход израильтян из сектора Газа, успешно осуществленный Шароном.
На последних выборах (2003 года) его репутация "сильного человека" стала для него лучшим козырем в глазах населения, живущего в постоянном страхе перед терактами после начала "интифады" в сентябре 2000 года. И ему уже не важно, что Шарон сам спровоцировал насилие своим скандальным посещением Храмовой горы. Уход из Газы создал ему имидж "мудрого" политика, в том числе за рубежом.
Уход Шарона из "Ликуда" связан с тем, что он почувствовал угрозу, исходящую от Амира Переца, который после избрания лидером "Аводы" начал устанавливать новые общественные ориентиры и оттеснять премьера от микрофонов и света юпитеров. Поэтому Шарон был вынужден перейти в контратаку. Как подчеркивают израильские СМИ, Шарон жаждет власти почти на инстинктивном уровне. И до тех пор, пока он не утратит этого чувства, вряд ли кто-то сумеет подвинуть его из премьерского кресла".


Антон НОСИК, создатель интернет-проектов Газета.Ру, Лента.Ру, NewsRu.Com, главный редактор ИА MosNews.Com, Москва:
"Партия Шарона - это адекватный ответ на радикально меняющуюся политическую реальность в Израиле. Обеим крупным партиям - и "Аводе", и "Ликуду" - давно уже место на свалке истории. Лишним тому доказательством стала недавняя победа на внутренних выборах в "Аводе" профсоюзного бонзы Амира Переца, чья деятельность только за последнее пятилетие нанесла национальной экономике больше ущерба, чем "Хизбалла", ХАМАС и "Исламский джихад", вместе взятые. В "Ликуде" нет своего Переца, но этот блок до такой степени увлекся прижизненным дележом шаронова наследства, что ни на какую полезную Израилю деятельность времени там уже ни у кого не хватает. Достаточно вспомнить, как самый успешный министр финансов в истории Израиля подал в отставку, чтобы успеть подготовиться к внутрипартийной грызне. В этой ситуации Шарон создает партию для избирателя, которому судьбы страны важней фракционной грызни. И это блестящий ход. К сожалению, команда, которую набрал Шарон - это, за редкими исключениями, такие же аппаратчики, карьеристы и ничтожества, как те, кто составляют костяк обеих динозавровых фракций: "Аводы" и "Ликуда". Сам Шарон, конечно, вполне может заработать себе Нобелевскую премию мира, если по итогам ближайших выборов сумеет дать Палестинской Чечне статус независимого криминального государства. Но, скажем, для решения экономических проблем Израиля (а они, мягко говоря, существенны) у Шарона в команде нет приличных кандидатов. Опыт пребывания Эхуда Ольмерта на ключевых экономических постах оптимизма не внушает.
Я верю, что партия "Кадима" может добиться успеха на выборах, и что она получит от избирателя мандат на провозглашение Палестинской автономии государством. Но сумеет ли эта партия спасти национальную экономику от банкротства, для меня на данный момент совершенно не ясно".

Михаил ЭДИЧ, журналист, Юрмала, Латвия:
"В свое время я написал стихотворение о Чаадаеве. "Декабрист без декабря" добровольно возвращается из Европы в Россию, где его объявят сумасшедшим. И, подъезжая к пограничному Брест-Литовску, командует кучеру: "Вперед!", понимая, что едет "назад". Ассоциация с названием партии Шарона - "Кадима" ("Вперед") - более чем прозрачная. Шимон Перес, идеолог "Аводы", уже сделал в обозримом времени рывок вперед, к Новому Ближнему Востоку. Даже книгу издал, в которой убеждал читателей в том, что со "старым" Востоком покончено, отныне израильтянин с палестинцем - братья навек. Но двоюродные братья арабы незамедлительно подняли такую волну террора, что едва не утопили в крови полоску суши между Иорданом и Средиземным морем. Переса и его партию выбросило на обочину израильской политики. Второе дыхание идее левых дал, как это ни странно, лидер правого лагеря Ариэль Шарон. Не для красного словца, как оказалось, на юбилее Переса он обнадежил "патриарха": мол, мы еще поработаем вместе… И поработали - несговорчивых министров правого лагеря Шарон удалил, сговорчивых политиков левого толка приблизил. Совместными усилиями удалось очистить Газу от евреев, освободив место для строительства исламского государства самого радикального, как подметил публицист Д.Шехтер, толка, откуда только за одну ночь сбросили на окрестные израильские города (в частности, на Сдерот) 44 ракеты. Дабы закрепить "успех", продолжить марш вперед, Шарон вышел из созданного им "Ликуда" и возглавил "Кадиму". Но как далеко видит Шарон? С кем останется Израиль, когда коалиционный (читай - американский) контингент уйдет из Ирака, как ушел из Вьетнама? С "дружественной" армией Мубарака? С "добрососедской" полицией Абу Мазена? С народами Нового Ближнего Востока, от имени которых "Ассоциация духовных лиц в Палестине" призывает оказать сопротивление американо-сионистской агрессии против Ирака? Перспективы, прямо скажем, оптимизма не прибавляют, особенно с учетом того, что потенциальное палестинское государство прирастает землями, из которых Шарон выкорчевал еврейских поселенцев.
На мой взгляд, "Кадима" создана для того, чтобы возглавить марш вперед, на поселения евреев в Иудее, Самарии, Иорданской долине.


ВЫСЕЛЕНЦЫ ЖДУТ
НАШЕЙ ПОМОЩИ

Дорогие друзья!

Сердечно благодарю вас за помощь, которую вы оказали людям из бывшего поселения "Элей Синай", живущим сейчас в палаточном городке. Ваша помощь пришла как раз на Хануку, что было особенно приятно, т. к. в это время евреи дарят детям подарки!
Сегодня я посылаю вам информацию о конкретных семьях, остро нуждающихся в помощи. Среди изгнанников из Неве-Дкалим, живущих в иерусалимском отеле "Шаарей Ерушалаим", несколько семей находятся в особо трудном положении.
Вот некоторые из этих семей:
Мирьям и Яаков Фрайман, Miriam & Yaakov Freiman, пара пенсионеров, с которых за упаковку и отправку вещей на хранение содрали свыше 50 тысяч шекелей. В результате вся их пенсия, которой им раньше хватало на нормальную жизнь, теперь уходит на покрытие долга. Яаков, которому сейчас 78 лет, отдал всю жизнь борьбе за еврейское государство: в молодости он был членом боевого подполья ЭЦЕЛЬ, был арестован британцами и сидел в тюрьме. Затем, после создания государства, он всю жизнь строил и созидал, стал одним из первых жителей Неве-Дкалим, воспитал здесь детей и внуков, и вот, на старости лет оказался бездомным изгнанником. В результате почти полугодовой жизни в условиях отеля, совершенно не подходящих для продолжительного существования, оба старика заболели, и теперь вынуждены проходить дорогостоящие обследования и лечение. Денег на это, естественно, нет. Им пришлось заново делать разбившиеся при переезде сложные очки для Мирьям и пришлось купить многое из зимних вещей, так как за доступ к своим контейнерам им пришлось бы заплатить еще 7 тысяч шекелей. Выплата компенсации задерживается, так как с Мирьям пытаются вторично снять уже выплаченную ею ссуду за купленный еще до их женитьбы домик в Неве Дкалим. Пока что они бедствуют, а обещанный им караван будет готов еще через несколько недель.
Давид и Яффа Банджо, David & Yaffa Banjo. У них всего двое детей, но оба с тяжелым поражением мозга. Воспитание таких детей требует гораздо больших затрат и времени, а Давид оказался без работы. К тому же Давид все свое время посвящает заботам о будущем своей общины, стараясь обеспечить жилье для каждой семьи, включая тех, кому, с точки зрения государства, "не положено". В эту категорию попали люди, которые годами жили в поселениях Гуш-Катифа в съемных домах, не имея своих собственных, а теперь оказались просто выброшенными на улицу. Такое же положение у тех молодых пар, которые родились и выросли в Гуш-Катифе, переженились там и отселились от родителей, но не успели купить собственные дома, а снимали. Им государство отказывает не только в компенсациях, но даже в караванах-времянках. Обо всех этих обездоленных печется Давид Банджо, борясь за их права.
Гила и Меир Коэн, Gila & Meir Cohen, с 9 детьми, среди которых двое уже женаты, а младшему 3 года. Оба остались без работы.
Сарит и Ноам Коэн, Sarit & Noam Cohen, с 7 детьми до 13 лет; младшего Сарит родила три недели назад. Ноам, как и Меир, остался не только без работы, но и без пособия, так как преподавал в школе в уничтоженном поселении Ацмона, которая считалась частной, не государственной.
Зимра и Хананель Шлезингер, Zimra & Chananel Shlezinger, с 5 детьми от 1 годика до 11 лет. Зимра преподавала английский язык в той же школе в Ацмоне, что и Ноам Коэн, и осталась без пособия по той же причине. Ее муж является студентом колеля и получает мизерное пособие, жили они в основном на зарплату Зимры.
Вследствие изгнания и отправки контейнеров у всех этих семей образовались огромные, многотысячные долги. Некоторые из них получили небольшой аванс в счет будущей компенсации. Но никто из них еще не получил полагающейся компенсации полностью. Однако долги уже нужно покрывать.
Правительство наняло две фирмы - одну в Израиле, вторую в США - для распространения слухов о том, что все изгнанники получили огромные компенсации. Это просто ложь - большинство людей вообще еще не получило ни копейки, ни цента, ни агоры. Однако распространяемая прессой ложь препятствует в оказании помощи этим людям хотя бы на частном уровне. При этом мало кто знает, что, после нескольких месяцев хранения одежды, книг, электронного оборудования и домашней утвари под открытым палящим солнцем в металлических контейнерах, где температура доходит до 90 градусов по Цельсию, большинство вещей оказались негодными к употреблению. Так что многотысячные расходы на отправку и хранение содержимого домов оказались бесполезными, вернее полезными для частных перевозочных компаний, посланных государством, и для самого государства, которое получило 17% от стоимости всех этих "услуг".
Сейчас, когда часть людей начала получать временное жилье в виде караванов, возникла новая непредвиденная проблема: крупные предметы мебели, шкафы, столы, диваны, которые стояли в просторных домах поселенцев, просто не влезают в крохотные караваны. Люди вынуждены покупать не только маленькие шкафы и столы, чтобы впихнуть их в свои времянки, но и портативные пластиковые склады, чтобы сохранить на будущее свою мебель. Все это выливается, даже при условии оптовой закупки в одном и том же магазине, в сумму порядка 8-9 тысяч шекелей, т.е. порядка $2000 на семью. Деньги на эту операцию по приобретению мебели можно отправлять на имя Давида Банджо, так как именно он ведет переговоры с магазинами для получения скидки при оптовой закупке. Недавно он зарегистрировал недоходное товарищество для этой цели, и вскоре я смогу прислать вам его имя и адрес.
Нет нужды говорить, как важно для людей, попавших в результате злодеяния израильского правительства в положение погорельцев, получить помощь от незнакомых, которым небезразлично чужое горе. Я вижу, как реагируют на присылку чеков из Америки пострадавшие от террора, и понимаю, что, кроме помощи как таковой, это дает колоссальную моральную поддержку тем, кого всячески стараются деморализовать и опорочить правительственные чиновники.
Сообщаю также информацию о двух семьях, пострадавших недавно от террора.
Sagit Shok, вдова убитого накануне Хануки жителя поселения Бейт Хагай Йоси Шока, осталась одна с пятью маленькими детьми. Младшему два месяца от роду. Сейчас эта семья остро нуждается в помощи, т. к. оформление пенсии требует длительного периода времени.
Мальсо Масгано, Malsa Masgano, солдат-пограничник, погибший в ноябре, у родителей осталось 6 детей. Отец инвалид, мать незадолго до гибели сына начала работать уборщицей, но горе ее сразило, и она находится в страшной депрессии и не в состоянии сейчас ничего делать. Семья Масгано репатриировалась из Эфиопии. По-русски они не говорят, и, боюсь, по-английски тоже.
И еще один момент: среди пострадавших есть евреи самых разных стран исхода. Политическая система Израиля построена на стравливании этих групп между собой и поэтому намеренно сеет взаимную зависть и вражду. Помощь, присылаемая незнакомыми русскоязычными евреями, к тому же даже не живущими здесь, помогает бороться с этим политическим извращением, доказывая, что все евреи - братья, как бы политики ни старались выбить из нас память об этом.
Спасибо Вам за постоянную готовность подставить плечо тем, кому плохо. Благослови Вас Всевышний за доброе сердце и способность чувствовать чужую боль даже на расстоянии.

Искренне,
Элеонора ШИФРИН,
председатель партии "Емин Исраэль"


НЕОБХОДИМОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

Уважаемые друзья!
Мы обсудили с Элеонорой Шифрин, как наилучшим образом пересылать пожертвования для пострадавших семей с учётом того, что лучше собрать некоторую сравнительно крупную сумму на месте (о чём просила Э. Шифрин в своих прошлых письмах).
Предлагаем посылать чеки в "SHALOM ISRAEL FUND". Руководитель фонда - Александр Рашковский, тел. (847) 470-0949. Адрес фонда:

Shalom Israel Fund
5247 Enfield Ave.
Skokie, IL 60077

Можно также переводить деньги на расчётный счёт "Shalom Israel Fund" по следующему адресу:

First American Bank
4611 Golf Rd.,
Skokie, IL 60077
Account # 55020087504

Все деньги, переведенные на указанный выше счёт (account) до 1 марта 2006 г., будут направляться только в помощь пострадавшим семьям, указанным выше.
Деньги, присланные в Shalom Israel Fund, освобождаются от налогообложения.
Если вы хотите направить помощь конкретной семье (исходя из данных, приведенных в письме Элеоноры Шифрин), то на чеках в нижнем левом углу укажите имя и фамилию человека, для семьи которого направляется помощь. Если вы хотите доверить выбор семей, для которых направляете пожертвование, Элеоноре Шифрин, то укажите в левом нижнем углу чека "Yamin Israel", т. е. наименование партии, которую возглавляет Э. Шифрин.
Чеки, полученные от Shalom Israel Fund, будут переданы пострадавшим семьям непосредственно Элеонорой Шифрин.

С уважением,

Александр ДЫМШИЦ, Комитет "Эрец-Исраэль -
Еврейская Национальная Родина" (JNL)


Кому по душе рожа мемшалы,
или "Летят перелетные птицы..."

Иегуда ЕРУШАЛМИ, Иерусалим

В СССР секса не было. Еврейского вопроса - тоже, вспомните хотя бы разговоры в ильф-петровском журналистском вагоне на Великой Магистрали еще аж в 1929 году! И чтобы этот вопрос в принципе не возникал, граждан еврейских кровей насильно отлучили от еврейских языков, истории, литературы, фольклора, заместив всё это историей, литературой и фольклором Великого Старшего Брата. И остались наши бедные еврейские головы по гроб жизни замусоренными различными ненужными сведениями из чужой и чуждой жизни.
Один из примеров - Юрьев день. Нас зачем-то учили в школе, что это был единственный день в году, когда крепостные могли переходить от одного барина к другому. Происходило это глубокой осенью, в ноябре. Потом, говорят, право перехода отменили, и осталась поговорка "Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! (А ты, мол, старая, все на том же месте...)".
Ноябрь-2005 стал Юрьевым днем для израильских профи от политики. И понеслись перелетные птицы! В осенней дали бело-голубой...
Первый пример подал сам Ариэль Шарон, создатель Ликуда. Взял и ушел. Не подошла ему родная партия, требовавшая хотя бы минимальной внутренней демократии вместо навязанной ей диктатуры. И он ушел. "Чертовски хочется поработать, а однопартейцы прямо на ногах виснут!". И хлопнул дверью. И с ним еще полтора десятка парламентариев...
...В начале прошедшей недели пешеходный мостик в иерусалимском районе Маалот Дафна, обычно используемый по совместительству в качестве стенда для рекламы очередных чудес бытовой электроники, украсился, с одной стороны, портретом нашего рош ха-мемшала, премьера (или, как говорят среди "олим ми-руссия", рожей мемшалы) с надписью "Манъиг хазак ля-шалом!" ("Сильный руководитель для [дела] мира!"), а с другой - слоганом "Рак Сильван яхоль!" ("Только Сильван может!").
Появление плакатов со слоганами, содержащими слово "рак" ("только") - характерный признак начала израильской избирательной кампании. Каких только "раков" не было в прошлые годы: "Рак Нетаниягу!", "Рак Барак!", "Рак Шарон!"!
А названная выше пара вроде бы конкурирующих плакатов вызывает определенное недоумение. Ну, во-первых, Сильван носит фамилию Шалом, отчего шароновский лозунг в сочетании с сильвановским можно трактовать, как "Сильный Руководитель для Шалома (Сильвана), только который и может!". Что, однако, может Шалом, который Сильван, и что он подразумевает под просто "шаломом", т.е., миром, за несколько лет его достаточно декоративного пребывания на высших правительственных постах под руководством Сильного, осталось тайной, ибо в качестве министра финансов он провозглашал социальную заботу о слабых слоях, однако делал то, что определяли чиновники-профессионалы, то есть нечто противоположное, а в ранге главы МИДа придерживался достаточно сомнительной и, в общем-то, в наше время бесплодной линии на расширение контактов Израиля с арабскими странами. Отношения с Западом, более существенные для Израиля, удерживал в своих руках лично Сильный Руководитель и осуществлял их через своих присных...
Правда, Шалом смог организовать свой официальный визит на доисторическую родину в Тунис и свозить туда слегка ностальгирующую престарелую маму... Но даже этот полусемейный, полуофициальный визит проходил на фоне мощных антиизраильских выступлений местной публики.
Хотя, поглядим, возможно, все эта деятельность окажется убедительной и весомой для оставшейся постшароновской ликудовской массы, и она выберет Шалома, а не Нетаниягу или Мофаза? А Шалом и вправду сможет совершить что-то вразумительное?..
Между тем, новорожденный избирательный список "Кадима", лично составляемый Сильным Руководителем и, с характерной для еврейской ментальности склонностью к преувеличениям, восторженно именуемый в СМИ партией, этакой, виртуальной на сегодня партией без членов и электората, постепенно расширяется за счет разного рода перебежчиков и беспризорных партийцев.
А ты записался в "Кадиму"? Тем более, что в список Шарона вошли уже двое радетелей наших СССР, по третьему-четвертому разу меняющие хозяев, и все, говорят, лишь в порядке заботы о нуждах новых репатриантов. А ведь если подумать, то репатрианты, считавшиеся новыми на выборах 1996 г., сегодня. почти десять лет спустя, может, и не такие уж новые? И проблемы, быть может, уже иные? Ведь согласилась же около трех лет назад Марина Солодкина с тезисом Натана Щаранского о том, что абсорбция Большой алии, в целом, худо-бедно завершилась?
Или, теперь войдя в Кнессет в "Кадиме" (что тоже бабушка надвое сказала, произойдет ли?), займется она вновь возникшими старыми проблемами СССР? Или ей все же просто станет ближе к сердцу высокая политика, мирный процесс, о котором не успевают повторять Сильный Руководитель и его новые партайгеноссе, сбежавшие от Усатого Потрясателя?
И вот новое, главное приобретение Шарона - старый друг, старый во всех отношениях, кроме силы властолюбия и интриганства, Шимон Перес собственной персоной. Вот тебе, дедушка, и Юрьев день! Любите и жалуйте! Правда, Перес в несколько странном, хотя и характерном для него амплуа закулисного деятеля. Вроде бы даже и в Кнессет не хочет. Надоело, наверное, сколько можно? Ведь он и так всё может! Всё - кроме как быть избранным...
Помните, недели три-четыре назад ожидалось создание партии "ЛаПШа" (Лапид-Перес-Шарон). Пока, я смотрю, политический мейнстрим еще до этого не дотягивает. Но частично, все же... "ПеШа" уже есть. Тоже неплохое название!
Ходят слухи, что Перес, отказавшись войти в члены Кнессета от "Кадимы", рассчитывает все же на министерский пост в будущем правительстве Шарона (как говорил в таких случаях один мой знакомый: "Курочка в гнезде, яичко...") - пост министра по делам развития Негева и Галилеи. С одной стороны, зная нравы и обычаи этого треть-нобелианта, честно говоря, страшновато становится. Помните Министерство Леса у Стругацких?
А, с другой стороны, прецедент - министр, не являющийся членом Кнессета. Ведь сколько лет разные умники твердили миру, что исполнительная власть должна быть отделена от законодательной, что надо принять в Израиле "шведский закон", запрещающий совмещение членства в парламенте с министерской должностью, и министрами назначать специалистов данной отрасли... Но воз и ныне там.
Бывали, правда, случаи, когда депутат, назначенный министром, складывал свои полномочия в пользу кого-то из своей партии. Так поступали Бейлин, Щаранский (пусть Солодкина еще раз спасибо скажет!), Либерман. Но так, чтобы министра, можно сказать, прямо с улицы? Да еще большого специалиста по раздаче земель? Не припомню такого!
По первым наблюдениям, выкристаллизовывающаяся агитационная риторика "Кадимы" строится по принципу, заимствованному у В.В. Жириновского, т.е., по принципу "всем сестрам по серьгам". Пусть в сердце каждого избирателя срезонирует какая-то струнка, пусть он проголосует за "Кадиму", а уж когда она придет к власти, Шарон будет делать, что ему вздумается. Или то, что от него потребуют новые члены его нового Политбюро: Перес, Рамон, и очаровательная Далия Ицик...
И еще политическая новость, тиражируемая без устали всеми СМИ (и я присоединяюсь). Некий гражданин Анголы с хорошей еврейской фамилией Гайдамак собирается организовать новую израильскую "русскую" партию. И всё в том же мейнстриме "мирного процесса"....

Иерусалим 01.12.05

Вернуться на главную страницу


"Улица, улица,
ты, брат, пьяна..."

Иегуда ЕРУШАЛМИ, Иерусалим

В самом начале 90-х одним из разновесов, перетянувших баланс моего сознания в сторону понимания необходимости того, что "надо ехать!", стал новоявленный культ Амира Темура на моей физической, "доисторической" родине. Так в тех местах называют правителя, более известного под привычным европейцам именем Тамерлан и прозвищами Железный Хромец и Потрясатель Вселенной. Для тех, кто не знаком с тюркскими языками: Амир - титул правителя, эмир, а Темур - железо.

И вот снова Амир, и снова - Потрясатель! Потрясатель нашей израильской политической вселенной: Кнессета, правительства и даже президента. Прихрамывающий инвалид Армии обороны Израиля, младший офицер. Избрание этого Амира на пост главного эмира партии Авода до такой степени потрясло политические верха страны, что пришлось объявить досрочные парламентские выборы, которые состоятся 28 марта будущего года. Впрочем, Потрясатель Потрясателем, но, если по-честному, то тряхнул он нечто трухлявое, предварительно прошедшее бульдозерную обработку, и, не удивительно, что вот так грохнуло! Кнессет, избранный в 2003 году, и Шарон в качестве премьера чуть более полугода не дотянут теперь до планового завершения их каденций.
В то время, когда я пишу эти заметки, еще не только не улеглась пыль от потрясения политвселенной, но, не ослабевая, ревет тектонический гул под ее устоями, рушатся опоры, летят обломки, сваливаясь в те или иные потенциальные (и импотенциальные) ямы, ударяясь, слипаясь и, наоборот, раскалывая друг друга...
Полное смятение избирательских чувств, полная дезориентация. "Улица, улица, ты, брат, пьяна! Правая, левая, где сторона?".
И все же главный вопрос, как учил товарищ Ленин (и правильно учил, несмотря на то, что нехороший человек), - вопрос о власти. Власти в руках Ариэля Шарона, которого в силу юридической ситуации вокруг его имени могут устроить лишь должности премьера или президента. В противном случае включаются различные брюссельско-гаагские судебные механизмы, и, вдобавок к местным делам о коррупции, на него навешиваются дела международного плана по якобы "военным преступлениям", инициированные кровавыми наветами прогрессивной, правозащитной мировой общественности, закупленной на корню "мирным джихадом"...
С местным правосудием проще. Пока рычаги Бульдозера в надежных руках, и он послушно управляем бульдозеристами, местная юстиция будет поддерживать его лишь в состоянии рабочего напряжения, как раз настолько, чтобы он беспрекословно выполнял поставленные бульдозеристами стратегические задачи. А тактику выживания на посту руководителя страны, бульдозеристы в значительной мере ему доверяют в качестве самостоятельного упражнения.
В начале недели Шарон объявил о выходе из Ликуда и о создании собственной партии. Пока что старые слухи об участии в ней Переса и Лапида устойчиво опровергаются всеми сторонами. Так что обещанная ЛаПШа, в качестве названия (не сути, разумеется!) пока что отменяется. Для начала объявили предварительное название партии: "Ахрают ха-леумит" ("Национальная ответственность"), сокращенно - АХАЛ. Но то ли эта аббревиатура может вызвать на ивритский слух не слишком потребные ассоциации, то ли Шарон, а уж тем более, ушедшие с ним полтора десятка членов парламентской фракции Ликуда и примкнувший к ним Рамон из Аводы, осознали тяжесть смысла слов "национальный" и "ответственность", совершенно для них неприемлемую, - во всяком случае, сегодня новая партия пошла на регистрацию под названием "Кадима" ("Вперед"), что вполне способно обласкать слух пожилого представителя СССР (напомню, что под этой аббревиатурой у меня - Социально Слабые Слои Репатриантов), напоминая ему славную комсомольскую юность и родной партком/райком... Кстати, а куда "Вперед"? Один знакомый карикатурист набросал уже: Бульдозер, на всех парах мчащийся к обрыву, под которым море. Так, что ли?
Естественно, не успела новошароновская партия ни родиться, ни зарегистрироваться, ни определиться ни с составом, ни с уставом, ни с программой, как рептильные СМИ в тот же день, когда Шарон объявил о выходе из Ликуда, бросились ударными темпами пахать под родным советским аншлагом "Партийная жизнь", описывая деяния новой партии, находившейся, вообще-то говоря, еще в противозачаточном состоянии. По телику крутили кадры заседания парткома и лаконичные, невнятные, как всегда, устные заявления Шарона о задачах новой партии.
Ну, просто смех! Не сомневаюсь, что раскол Ликуда был запрограммирован еще в момент создания временного правительства Итнаткута, и шикмимская политчелядь Шарона предусмотрительно держала под рукой необходимые политико-бюрократические заготовки. Это совершенно естественно. Но я не могу поверить, что даже будучи сегодня зарегистрированным, бренд "Кадима" - это партия. Где ее члены, партийные массы, где ее электорат? Вот у арабской партии "Балад", скажем, есть и то, и другое, у Аводы - тоже, у Шинуя, у "Ихуд ха-Леуми", у ШАСа, МЕРЕЦа... У всех, кто прошел хоть одни выборы, - есть.
Ну, допустим, сегодня "Кадиму" зарегистрируют, завтра опубликуют устав, программу, тут же утвердят их, не отходя от кассы, в которую каждый действующий парламентарий, перешедший в новую партию, принес на блюдечке с золотой каемочкой более миллиона шекелей из госказны. И что с этого? Шарон совсем недавно устроил показательные выступления по вытиранию ног об основополагающие партийные документы. Нет, он не одинок! Все партийные и государственные руководители Израиля в мою бытность следовали своим предвыборным обещаниям и партийным документам с достаточной степенью внутренней свободы... Но максимум наплевательства на свою партию и ее идеологию продемонстрировал все же Шарон.
Опять же на моей памяти не раз возникали и исчезали сразу после выборов такие "партии"-однодневки, без реального членства и электората. Самый запомнившийся случай - партия обиженных (Центра), в которой собрались разные недовольцы из больших партий. Это было - в массе своей - сборище крайних леваков, которых активнейшим образом раскручивали в СМИ как центристов. И, тем не менее, эта псевдопартия с треском провалилась на выборах.
Не знаю, ждет ли такой удел "Кадиму". Не будь во главе ее Шарона, уверенно поставил бы сто против одного, что - да, ждет. А с ним - не знаю. Ибо за ним стоят сами бульдозеристы.
Ликуд, освободившийся от ига Шарона, в какой-то мере стал напоминать страну, насильно освобожденную от диктатуры и за уши втягиваемую в демократию. Дробятся и размножаются внутрипартийные лагеря, растет список желающих возглавить "бесхозную" организацию. Любопытно, что в Ликуде остался министр обороны Шауль Мофаз, известный всем как верный человек Шарона. Более того, он выставляет свою кандидатуру на пост главы партии. Более того, он резко публично раскритиковал явного до того лидера внутрипартийной антишароновской оппозиции Биби Нетаниягу, главного претендента на наследство. Многочисленные политоракулы, размножающиеся в последние дни в геометрической прогрессии, проталкивают в обществе идею, в чем-то здравую: противостоять эмиру Амиру, человеку восточной общины, и отбить у него сефардский электорат под силу лишь выходцу также из восточной общины. Отсюда, что ли, в кандидатах в главы Ликуда - Шауль Мофаз? Отсюда - Сильван Шалом? А не шароновский ли "троян", на самом деле, этот Шауль Мофаз?
Объявлено еще об одном объединении правофланговых. Блок "Ихуд ха-Леуми" ("Национальное единство") объединяется с национально-религиозной партией МАФДАЛ.
На так называемой "русской улице" (терпеть не могу это словосочетание!) есть немало интересантов, в очередной раз желающих въехать в Кнессет на голосах "общины". Опять муссируется нытье по поводу ее несчастного положения, неустроенности, отчужденности, действительных, а чаще - мнимых проблемах, и предлагаются хлестаковско-местечковые блиц-панацеи. Хотя ничего реального пока, кроме партии Авигдора Либермана "Наш дом - Израиль", как не было, так и нет. И, думаю, не будет. Уж очень мало времени до выборов.
Все течет, все меняется, как в водопаде.
Удивительно, что многие ухитряются заниматься гаданием на этой бурлящей гуще.
А я подожду, наверное, до дня, когда разномастные партейцы выведут свою боевую технику на линейку предвыборной готовности. Тогда и надо будет задуматься о прогнозах, да и для себя самого, электоратника беспартийного, решить: "С кем вы, господин Ерушалми?".

24.11.05

Вернуться на главную страницу


ЛаПШа на ваши уши...

Иегуда ЕРУШАЛМИ, Иерусалим

Сверкнул за строем строй. И всему виною усатый выдвиженец, который, несмотря на прогнозы наемных оракулов правящей элиты вроде Нехемии Штрасслера, вырвал победу на партийных выборах. Он, подобно камню, упавшему в устоявшуюся грязную лужу, разрушил ее зыбкое равновесие и выплеснулись на поверхность муть и куски зловонной донной тины.
Впрочем, сверкание стройных рядов представляется лишь с очень дальнего далека. Вблизи же, на самом деле - лишь разброд. Солдаты больших партий, хоть и облаченные в форменные мундиры, давно разучились ходить строем, давно потеряли навыки коллективного прицельного залпа, всех развратила анархо-демократия. Все суетятся и, не жалея шейных позвонков, с большой скоростью шмыркают во все стороны, куда, мол, бедному парламентарию податься?
Да что парламентарии! Даже очень и очень богатые, среди которых попадаются отдельные солауреаты нобелевских премий и торговцы греческими островами, распускают слухи: мол, поняли, что дальше так жить нельзя, и намерены создать партию нового типа под рабочим пока что названием ЛаПШа - то ли аббревиатура фамилий геронтократов-основателей (Лапид-Перес-Шарон), то ли прекрасный пищевой продукт, который, по местному обычаю, не только немеряно поглощают в разных итальянско-израильских вариациях, но и, зажравшись, вешают на уши избирателей.
Впрочем, сегодня проект ЛаПШа - только страшилка для недисциплинированных солдат, не желающих заниматься строевой шагистикой и отработкой прицельной групповой стрельбы. Вот, мол, разозлятся батьки-командиры, и уйдут. И останетесь вы одни, разбросанные беспорядочно на поле битвы, и будут изодраны мундиры ваши чужими штыками. Любопытно, что Батька-Сонобелиант, в очередной раз проваленный на честных выборах в своей партии (редчайший случай последнего времени - выборы без попытки ревизии!), уже целую неделю делает вид, что ничего не произошло. Подобной позиции пока что придерживаются и 8 членов правительства Шарона от Аводы, хотя новоизбранный Усатый ни на минуту не скрывал своего намерения немедленно отозвать их и, как можно скорее, организовать досрочные парламентские выборы. Бульдозеру пока что удалось на неделю своей массой притормозить процесс. Но процесс, как любил говорить один из многочисленных разрушителей-нобелиантов, таки пошел... Вопрос теперь уже только о сроках. В феврале? В марте? В мае?
И начали уже весьма активно раскручиваться свары и заварухи по комплектованию предвыборных перетасовок и объединений, разводов, хвастовства и обливанию грязью как конкретных противников, так и всех подряд.
Русскоязычные клевреты новоизбранного Батьки, приведенные им из Гистадрута, открыли на "русской улице" пропаганду Усатого вождя как ярого защитника СССР (Социально Слабых Слоев Репатриантов), хотя он лично в подобных заявлениях замечен пока не был. Но не будет ничего удивительного, если такие заявления и последуют. Ведь эсэсэсранский электорат неоднократно оказывался тем разновесом, который и определял исход выборов. Так было в 92-м, когда репатрианты купились на сладкий яд, на наркоту песен о "мирном процессе". Так, еще дешевле, купились они в 99-м на халявные книжонки о действительных и мнимых доблестях солдата №1. Так что, расчет, в общем-то, верный. Так называемая "самая образованная" алия, воспитанная однако, в стерильно-инфантильной обстановке отсутствия необходимости собственного осмысления, выбора и политической ответственности, привыкшая ожидать решения всех своих проблем от государства, отдавалась легко и бездумно, напоминая не вполне нормальную потаскушку Лисичку из феллиниевского "Амаркорда". Впрочем, сколько еще лет надо СССР, чтобы поумнеть и повзрослеть?
А вот люди дальновидные и опытные, прекрасно понимая, что нынешнее бульдозерное правительство, о необходимости создания которого исключительно для разрушения еврейской Газы, не переставали говорить большевики из Аводы, после погрома долго не просуществует. И они начали бороться за "русские" голоса, когда еще Батька Сонобелиант и его "восьмерка", пригревшись в министерских креслах, уже начали подумывать о том, что не грех бы и перезимовать в этой уютной обстановке.
И здесь, конечно, не без пауков в банке. Депутаты Р.Бронфман и М.Нудельман, если верить их заявлениям, занятые решением проблемы пожилых репатриантов по выплате им пенсий, заработанных в России (Бронфман) и Украине (Нудельман), обменялись в печати пиар-ударами, порочащими противоположную сторону в глазах пенсионеров СССР, рекламируя и восхваляя собственные достижения.
Позволю себе, репатриировавшемуся пенсионеру, а в прошлом - отчасти бюрократу, высказать частное мнение по этому вопросу.
Значит так. Линия Нудельмана (ориентируюсь на его статьи в прессе). По возможности, потихонечку изыскать в действующем законодательстве Украины зацепки, позволившие бы выплачивать пенсии репатриантам-гражданам Украины, независимо от тамошней нестабильной политико-экономической конъюнктуры. Переговоры идут на неформальном уровне. Возможно, пока, а впоследствии родится некое межгосударственное соглашение.
В общем, как говорил принц Гамлет: "Пока травка подрастет, лошадка с голоду помрет!".
Линия Бронфмана. Приезжал в Израиль большой начальник из российского пенсионного фонда. С ознакомительным визитом. Подозреваю, что по частному приглашению. Его визит освещался во всех русскоязычных изданиях, и он охотно раздавал интервью. Что я вынес из этих интервью? 25-30 тысяч репатриантов-граждан России (по определению И.Мошковича, сидящих между двух стульев) получают оттуда пенсии. Роман Бронфман в своих интервью и пресс-релизах со свойственной ему скромностью любит приводить эту цифру, создавая у недогадливых СССР впечатление о своей к ней причастности. Возможно, наивные представители СССР в это верят, но это не так. Получающие - граждане России, и потому - получают. Вся проблема лишь в технике перевода, чисто банковско-бухгалтерской операции. То есть, переводить ли Ване в Кострому, а Шлеме - в Тель-Авив. Не более того.
Ничего более интересного и обнадеживающего большой чиновник, которого, как я полагаю, в Израиле приняли с широкой душой и максимумом гостеприимства, предлагать не стал. Да и не смог бы, если бы даже и захотел. Не тот ранг, не та юридическая основа.
Главное в обоих случаях: пенсии - ГРАЖДАНАМ стран исхода! Тем самым, которые - одновременно и их электорат. Которые, например, ездят в консульство России, чтобы в массе своей проголосовать за представителя КПРФ.
Безусловно, не мое дело рыться в чужих карманах, особенно представляя трудное экономическое положение пожилых СССР. Уж кто получает, пусть себе на здоровье и получает, сколько ему Всевышним отпущено. Но в данном случае, речь идет о приманке для вербовки новых путинских "соотечественников", которых он видит в каждом человеке, говорящем по-русски. Хотелось бы все-таки, чтобы поставленные перед выбором стула или межстулья граждане Израиля задумались над двумя вещами: стоит ли овчинка выделки, ибо восстановление гражданства страны исхода - вещь далеко не бесплатная, более того, законное получение дополнительного дохода может снизить пособия израильские; и второе, чисто моральное - с кем вы, господа пенсионеры? Стоит ли ваше право еврейского первородства чечевичной похлебки? Почему вы здесь, а не там? Вспомните!
Теперь предложение и обещание старого бюрократа. Обещаю пожизненно голосовать за того депутата и (или) партию, которая добъется для нас, заработавших пенсию в Союзе/СНГ, ее выплаты в Израиле БЕЗ ВСЯКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ. Меня не интересует даже размер этой пенсии, априори готов даже пообещать пустить ее на благотворительность, важен принцип.
Я, вот, например, имею третье в своей жизни гражданство. Первое было, по рождению, советское, и я 28 лет проработал на предприятии союзного министерства из военно-промышленной "девятки". Затем меня, не спросив, записали гражданином Республики Узбекистан. Я проработал на том же месте еще два года и был отправлен на пенсию, которую и получал до репатриации в Израиль.
Журналистка В.Мартынова, бравшая интервью у российского чиновника, задала ему конкретный вопрос относительно пенсии ее матери, с трудовой биографией, аналогичной моей.
Ответ был "футбольным" - обращайтесь по месту проживания.
Но ведь она работала на предприятии СОЮЗНОГО значения, возражала журналистка.
Ничего не знаем, у нас порядок вот такой! - парировал чиновник...
Так вот, мое предложение к Р.Бронфману, М.Нудельману и к любым депутатам - добейтесь наших пенсий от России, уже забывающей, что при распаде Советского Союза именно она была назначена его правопреемницей. Она, например, выплачивает Франции долги еще царской России и не требует принятия Францией российского гражданства. Так вот, добейтесь от России и Израиля выработки межгосударственного соглашения, по которому Россия безо всяких политических условий вернула бы пенсионный долг бывшим гражданам Советского Союза и стран СНГ, работавшим на союзных предприятиях, и не только на них. Без всяких, повторяю, политических условий!
А то, что вы делаете сегодня, господа депутаты, это, извините меня, болтовня для собственного пиара.
...Итак, выборы становятся реальностью. Бурлит и кипит партийная жизнь. Каждый день - новые прожекты - с кем объединяться, от кого отмежеваться.
МЕРЕЦ, чья политическая идеология совпадает с риторикой Усатого вождя, ведет переговоры о слиянии в "МЕРЕЦ-Перец". Кстати, расширится, в этом случае, поле деятельности для Р.Бронфмана, входящего в объединенный МЕРЕЦ-Яхад. Правда, что будут тогда делать зубастые русскоязычные мальчики, завезенные из Гистадрута?.. Ведь на всех мест не набронируешь!
Появилась некоторая определенность на крайнем правом фланге. Объединились партии "Хазит егудит леумит" ("Еврейский Национальный Фронт") и "Емин Исраэль" ("Правый Израиль"). Вероятно, это результат таинственного съезда, проведенного в глубочайшем подполье в "Биньяней ха-Ума", о котором я упоминал в прошлой статье.
На пресс-конференции, посвященной объединению, выступили лидер ЕНФ Барух Марзель, президент ЕИ проф. Пол Эйдельберг, председатель ЕИ Элеонора Шифрин, а также профессор Исраэль Ханукоглу. "Еврейский национальный фронт" поддержали представители академических кругов, составляющих костяк партии "Правый Израиль".
Корреспондент радиостанции "Галей ЦАХАЛ" спросил Баруха Марзеля, не является ли создание этого списка расколом правого лагеря. Барух Марзель ответил, что раскалывать нечего, так как правого лагеря просто не существует. ЕНФ даже не позиционирует себя как правая партия, поскольку ставит перед собой задачу изменения системы власти, ибо без осуществления этого основополагающего принципа все остальные программные положения просто нереализуемы, и нынешняя система угробит всех - и правых, и левых.
Когда корреспондент "Маарива" напомнил ему о словах Арье Эльдада ("Ихуд Леуми") о необходимости изгнания арабов и о том, что сам Марзель о трансфере арабов не говорит, он ответил, что не собирается ни с кем соревноваться в правизне и разбрасываться пустыми лозунгами. ЕНФ говорит о необходимости "изгнать врага". Что это означает? А то, что ЕНФ предлагает изгонять из Эрец Исраэль только террористов. Для остальных же арабских граждан необходимо создать компенсационный фонд и применить к ним критерии закона "Депортация-компенсация", разработанного для евреев Газы. Те арабы, которые пожелают добровольно покинуть Эрец Исраэль, получат хорошую компенсацию...
Отмечу, что партии, объединившиеся в ЕНФ, пока что в Кнессете не представлены. Пожелаем же им политической удачи!
А в правых партиях-парламентариях полная неразбериха. Шарон не столько "отделился" от "палестинцев", сколько разрушил правый лагерь, как некогда в Москве бульдозерами прошлись по выставке неформальных художников...
Если по старинке считать крупнейшую партию Ликуд правой, что, весьма проблематично, то и там лишь раскол и свара. Даже Главный Бульдозер громогласно грозится уйти в ЛаПШу...
Кстати, о Бульдозере. Только что прошло сообщение. Цитирую по "7-му каналу":


Шарон решил идти на выборы безотлагательно
09:04 17 Ноября 2005

Шарон в среду посовещался с соратниками и решил, выслушав их советы, поступить наоборот. Не выжидать, не изматывать противника в позиционных боях, и не выжидать, пока он в очередной раз произнесет речь на английском языке, а атаковать, и срочно, пока не открылось транспортное сообщение между Газой и Иудеей, пока не пошли туда сплошным потоком террористы и оружие, пока не начались обстрелы Кфар-Сабы.

Встреча между премьер-министром Ариэлем Шароном и вновь избранным председателем партии "Авода" Амиром Перецом началась в правительственном городке в Тель-Авиве. Ариэль Шарон решил смешать карты Амира Переца и сказал корреспонденту "Едиот ахронот", что нужно готовиться к выборам немедленно.

Шарон объяснил: "В такой сложной ситуации, в которой находится государство, я не собираюсь возглавлять правительство меньшинства в течение долгого времени. Я не думал, что нужно проводить досрочные выборы, но как только мне стало ясно, что нынешняя политическая структура разваливается, я пришел к выводу, что наилучшим для страны выходом будет проведение выборов в самые кратчайшие сроки. Выборы нужно проводить немедленно. Не в мае, и не в марте, а если можно, то в феврале".

Шарон аргументировал свою позицию тем, что ранние выборы смогут предотвратить политический застой: "Мы должны сделать все возможное, чтобы 2006 год не превратился в потерянный год с точки зрения мирного процесса и заключения соглашения об окончательном урегулировании с ПА".

Амир Перец, как полагают обозреватели, уведомит премьер-министра о выходе его партии из правящей коалиции и передаст ему письма об отставке министров "Аводы". По мнению Амира Переца, наиболее подходящим для выборов месяцем является февраль. Следующим пунктом станет вопрос о социальном неравенстве, ужасающей бедности и необходимости изменения экономической политики. Пока Амир Перец молчит, откуда он возьмет деньги на пособия. Очевидно, рассчитывает, что за время пребывания Нетаниягу на посту министра финансов в госказне кое-какие средства скопились, и теперь их можно потратить.

После встречи с Амиром Перецом Шарон проведет совещание с главой оппозиции Томи Лапидом ("Шинуй"). Как предполагают политические обозреватели, Шарон предложит "Шиную" занять освободившиеся места в кабинете министров, а Томи Лапид это заманчивое предложение отвергнет.

Между тем Шарон и его команда продолжают держать в неведении "Ликуд" относительно главного тактического хода Шарона - останется ли он в "Ликуде", или создаст новую партию. Один из его приближенных так сказал о соратниках: "Он (Шарон) нужен им, чтобы протащить их в Кнессет, без него все эти мятежники останутся за бортом, а потом они опять начнут выдвигать свои требования. Это просто возмутительно".

No comments, однако!

Хотел пройтись еще по букету поминальных дат, коими была насыщена ушедшая неделя, да пора заканчивать. Может, Бог даст, следующая неделя будет поспокойнее, тогда и напишу. Покойники могут и подождать. Куда им спешить?

17.11.05


 

Поможем изгнанникам

На Livejournal создано усилиями неравнодушных людей виртуальное сообщество "Изгнание":
http://www.livejournal.com/community/izgnanie/

Для связи: Катя Вайнер
izgnanie@yahoo.com

Задача виртуального сообщества - оказание реальной помощи выселенцам (тёплая одежда, электрообогреватели, юридическая помощь, сбор денежных средств и т.д.).
Данные на начало ноября (опубликованы в СМИ согласно поступившим результатам исследования):
75% выселенцев не имеют работы
65% живут в гостиницах и общежитиях
87% не получили даже самых первых предварительных выплат по компенсациям
Поскольку депортация происходила в августе, предметы зимнего употребления оказались в контейнерах, которые ныне складированы на военной базе в Негеве и практически недоступны.
Дело в том, что можно получить доступ только при условии:
1. выплаты большой денежной суммы за хранение
2. вывоза всего контейнера, что невозможно по причине отсутствия жилья.
В этих условиях помощь добровольцев из группы "Изгнание" трудно переоценить. Убедительная просьба распространить изложенную мной информацию. Взамен выполнения обязательств перед выселенцами, о которых разглагольствовало правительство, о бедствующих заботятся неравнодушные люди, которых знаю лично и не устаю ими восхищаться.

Евгения СОКОЛОВА, Хайфа

Вернуться на главную страницу


КАК ЧИСЛА ДЕСЯТОГО
ВЫБРАЛИ УСАТОГО

Иегуда ЕРУШАЛМИ, Иерусалим

До утра ждал результатов двух событий: выборов лидера партии Авода и съезда правых партий и движений, проходившего вчера вечером в иерусалимском "Биньяней ха-Ума" (Дворце Нации).
Время поджимает, но о съезде пока что никакой информации. Все официальные медиа захлестнуты Аводой, а правые - неповоротливы и слабы. Да и куда спешить? Меня, новичка, когда-то удивило почти полное отсутствие у израильтян со стажем наручных часов (очасованные мобильники не были тогда еще в столь повальном употреблении). И я подумал: а ведь и правда, ну, что такое - точное время для еврея? Ведь позади у нас 4000 лет, по крайней мере, а впереди - кто знает? И что может значить какая-то минута, даже какой-то час при такой наследственности?
Так что, Бог даст, может быть, и поговорим о съезде через неделю, если будет о чем поговорить.
А вот с выборами в Аводе все в порядке. Главой партии избран Амир Перец, многолетний глава Гистадрута - Всеизраильского объединения профсоюзов. Ему удалось вырвать победу у нынешнего врио главы партии, нобелевского солауреата (в связке с Арафатом и Рабином) Шимона Переса. На мой, взгляд, эта победа - результат как аводовского, так и общеизраильского недовольства засильем геронтократии в высших эшелонах власти. С другой стороны, Шимон Перес, величайший мастер и злой гений закулисных интриг, и прежде никогда и никого не побеждал на демократических выборах, стабильно оставаясь "лузером" - неудачником. И лишь благодаря интриганству, нередко переходящему грань закона, он хватал падавшую ему в руки власть, награды и почести. Впрочем, зря я пишу в прошедшем времени. Пересу всего 82 года, и все у него впереди. Ад меа вэ эсрим, до 120! - как говорится у нас...
С трудом различая на слух почти одинаковое произношение коренными израильтянами слов "Перес" и "Перец", я напряженно прислушивался к радиокомментаторам, занятым всю ночь исключительно подсчетами результатов великой внутрипартийной свары, простите, баталии... Хоть я, мягко говоря, и не симпатизирую Аводе, но, будучи человеком, все же не вполне посторонним, членом Гистадрута и израильтянином, на чью жизнь эта партия, вторая по величине, так или иначе влияет, я втайне желал победы Амиру Перецу.
Ну, во-первых, потому что он предвыборно обещал и часа два назад, уже в новой роли, подтвердил, что в течение нескольких дней его партия выйдет из правительства. А это означает изъятие краеугольного камня из-под сложившейся шароновской диктатуры.
Во-вторых, пока что, руководя Гистадрутом, Амир Перец демонстрировал навыки примитивного разрушителя, способного организовывать лишь парализующие страну забастовки, озлобляющие всех и вся. На мой взгляд, этот его имидж гораздо лучше для правильного понимания окружающими, нежели елейные, замаскированные под культуру и воспитанность деструктивы героических или дуто-героических генералов-отставников, основной элиты Аводы, да и не только ее. Естественно, у усатых вождей есть свои приверженцы и свой электорат. Но не думаю, что Авода, партия крупного капитала, так просто согласится лечь под полуанархический плебс, собственный электорат провинциального плебея Переца. Ведь ПРОТИВ Переца проголосовали почти 60% пришедших к урнам, или 40% общего числа партийцев, а выбран он был менее чем третью членов партии. И думаю я, что, призывая после избрания к единству и заявляя, что в Аводе более не будет "лагерей тех-то и тех-то", он продекларировал ближайшие намерения. Но навести единство по образцу другого усатого вождя у него, естественно, кишка тонка: не то время и не то место. Следовательно, полагаю я, он просто вытолкнет часть электората Аводы, что будет способствовать ее дальнейшей деградации.
Третье, он видит уже Аводу во главе Израиля, а себя - во главе правительства. Но этого, надеюсь, мы избиратели, не допустим. Впрочем, крупнейшая партия - Ликуд, когда-то, национально-ориентированная, тоже трещит по швам, а между тем досрочные выборы ныне стали близкой реальностью. Тяжелая ситуация... И немалую роль в наших демократических выборах играет внешний фактор: Старший Брат, Европа, арабы...
И преимущество Переца в моих глазах, перед Пересом, с этой точки зрения в том, что он не имеет паблисити на международной арене. Он не вхож еще в те круги, где творится Большая Мировая Политика, чело его не отмечено нобелевским штампом. Пока что он - никто, и какие бы проарабские заявления он ни делал в прошлом, а его коньком, по моим наблюдениям, все же были внутренняя экономика и паразитически "слабые" слои населения, паблисити "борца за мир" надо заработать, точнее, купить, а у него до выборов, если он их сейчас спровоцирует, времени будет мало, и совсем не будет "административного ресурса". Шарон же, потеряв Аводу, вынужден будет лавировать между попытками восстановления своего потерянного имиджа вождя-силовика, с одной стороны, и непрерывным декларированием верности какой-нибудь "Дорожной карте", с другой. И, в отличие, от Переца, и у него, и у Биби есть все же какие-то зацепки и в США и в Европе.
В общем, да здравствует Амир Перец, вождь партии Авода!
У бывшего врио было столько уверенности в своей победе, что даже великую мессу по причисленному к лику партийных святых, убитому при смутных и не выясненных до конца обстоятельствах бывшему главе Аводы и правительства Ицхаку Рабину, солауреату той же нобелевки (совместно с Арафатом и Пересом), назначили в этом году, в порядке исключения, на еврейскую дату убийства, йуд-алеф бе-хешван, вместо традиционно отмечавшейся григорианской - 4 ноября, дабы торжества прошли уже после выборов. Десятую годовщину смерти великомученика планируют отметить с небывалой помпой. Ждут приезда "хавера" - Билла Клинтона, кажется, с Хиллари, еще кое-кого из сильных мира того. На мероприятие вроде бы рвались новый "партнэр по мирному процессу", доктор юдофобских наук Абу-Мазен - продолжатель великого дела нобелевского солауреата Арафата (совместно с Рабином и Пересом), прирученные террористы, а ныне респектабельные деятели ПА Раджуб и Дахлан. Из тюремного застенка доносился голос наркоторговца Гонена Сегева, требовавшего отпуск для посещения мероприяия памяти его кормильца, которому депутат Кнессета Сегев по сходной цене толкнул свой голос, способствовав легитимизации Кнессетом преступно заключенных соглашений Осло. Читал я и о протестах против присутствия на церемонии перечисленных товарищей (я не Клинтонов имею в виду). Мне эти протесты совершенно непонятны. Почему не должны присутствовать лидеры автономии, нобелевской тройкой созданной? И почему не может присутствовать соратник по делу? Где демократия? Товар - он лицом должен быть, считаю я. Но кому интересно мое мнение?..
А вот как быть с неожиданной сменой партийной власти? С каким лицом будет на церемонии всемирно-исторический Шимон Перес? Впрочем, многообразием выражения лица он не отличается. Так что за него я не волнуюсь. Думаю, не раз еще увижу его во главе Аводы.
Параллельно с выборами в Аводе произошел "балаган гадоль" в Аммане. Теракты. "Аль-Каеда" взорвала там три гостиницы. На данный момент объявлено об почти 70 убитых, сотнях раненых. Среди убитых - израильтянин, бизнесмен-араб.
Вот и Иордания загорелась. Не знаю, как нынешний король, но его папаша покойный в свое время круто навел порядок, уничтожив единовременно несколько десятков тысяч смутьянов-палестинцев. И никто в мире, кстати, не пикнул. Дело внутреннее. Посмотрим, как будет сейчас?
Но я не об этом. Я был там полтора года назад, а знакомые - вообще недавно, в Суккот. И царили в Иордании спокойствие и ухоженность, мало характерные для этой арабской страны. Оттого, что Иордания находится на землях Эрец Исраэль?
И во Франции уже две недели пылает мини-интифада. Европа все более напоминает торфяное болото, где сверху немного водицы, а нижние слои все более, гния и саморазогреваясь, выносят на поверхность жар, и стоит подуть суховею, как весь торф загорается, и, ой, как сложно его затушить!
Любопытно, что прихожане модной ныне религии по имени "либеральная демократия" ("либерасты") в упор не хотят видеть главный мотив беспорядков (пока что - беспорядков). Имея откровенные проявления всемирного джихада, они трусливо прячут голову в сухой, рассыпающийся песок марксистских догм: неустроенность, социальная незащищенность (это с французскими-то пособиями!) и т.п. И не хотят признать, что джихад этот - плата за их неоколониализм, когда, сбежав из колоний, которые они якобы грабили (я не говорю про другие места европейского колониализма, но интересно, что можно награбить было, скажем, в Марокко: нефть, алмазы?), они, не желая трудиться на "пролетарских" работах, распахнули двери для людей ислама, которые, вообще-то, не столько работники, сколько джихадники. Где были их глаза? Где были их хваленые декартовские мозги? Где был их колониальный опыт? Лишь лживые догмы всеобщих Свободы, Равенства и Братства, ради осуществления которых Европа 200 лет купалась в потоках крови, и, тем не менее, зомбировавшие примитивное мировосприятие, руководило ими. И вот теперь настала расплата. Звереныш подрос.
И дай Бог Франции и Европе быстрее избавиться от этой скверны.
У нас многие злорадствуют, а я - нет.
С детства приучен к симпатии к Франции, хотя она ненавидит и меня, и мою Страну. Но это уже - ее дело.

10.11.05

Боль не чужая - своя

ПИСЬМО ЭЛЕОНОРЫ ШИФРИН

Дорогой Александр Дымшиц и все мои друзья из комитета "Эрец Исраэль - Еврейская национальная родина"! Наконец-то собрана информация в ответ на Ваш вопрос, за который я Вас благодарю, как и за желание помочь этим обездоленным людям.
Ввиду того, что в наиболее трудном положении оказались люди, проживающие по временным адресам, посылать чеки им непосредственно невозможно. В некоторых случаях можно посылать именные чеки для людей, о которых я буду сообщать, на мой адрес, так как им я могу доставить чек непосредственно.
Я связалась с активистами среди самих изгнанников, которые пытаются организовать помощь своим, оказавшимся в наиболее трудном положении. Они создали специальные фонды или программы в существующих фондах, или открыли специальные счета, куда можно переводить деньги. Они также принимают, сортируют и раздают одежду и проч.
В самом тяжелом положении оказались те семьи, где родители в связи с изгнанием потеряли работу, так как работа была внутри их поселений, а также частный бизнес, который базировался там же. Те из них, которым около 50-ти лет или больше, практически не имеют шансов на новое трудоустройство ввиду массовой безработицы в стране.
Особенно тяжелое положение в тех безработных семьях, где есть студенты, так как родители потеряли возможность помогать им в оплате учебы. Учебный год в ВУЗах начался 30 октября, и многие студенты остались за бортом, так как не смогли оплатить начавшийся год. Если они не смогут мобилизовать необходимые средства, то они, в лучшем случае, потеряют этот год, а в ряде случаев и вообще возможность закончить образование.
Для помощи всем этим семьям можно посылать чеки на имя Central Fund For Israel на адрес:

Central Fund For Israel
c/o Marcus Bros Textiles
980 6th Ave, New York, NY 10019

Если чек посылается из Израиля, то есть израильский адрес того же фонда:
Central Fund For Israel
Rehov Hagoel 13
Efrat 90435
При этом на чеках нужно в нижнем левом углу делать пометку: "for Operation Band Aid".

Эта программа срочной финансовой помощи изгнанникам сектора Газы и северной Самарии создана активисткой из Неве-Дкалим Рахель Суперстайн, которая теперь временно живет, как и другие изгнанники из этого поселения, в одном из иерусалимских отелей. Рахель и ее муж Моше приехали в Израиль из Америки 35 лет назад. Почти 20 лет они прожили в неофициальной столице Гуш-Катифа Неве-Дкалим. Здесь выросли их дети, родились внуки. Моше вскоре после приезда мобилизовался в Армию Обороны Израиля. В войне 1973 г. он потерял правую руку и один глаз. В одном из терактов в Гуш-Катифе два года назад он участвовал в перестрелке с террористами (левой рукой!", был ранен и потерял еще два пальца на оставшейся руке. Все это не заставило их уехать: "Это наш дом, и мы из него не уйдем", говорят они. Теперь, оказавшись, как и все их друзья и соседи, изгнанниками, они не только не собираются обратно в Америку, куда, естественно, зовут их родственники, но и нашли в себе силы начать помогать другим. Как известно, есть люди, которые считают, что им хуже всех, а есть такие, кто всегда уверен, что рядом есть люди, которым еще хуже, и которым нужно и можно помочь. Рахель и Моше Суперстайн относятся ко второй категории.
Спасибо Вам за постоянную готовность подставить плечо тем, кому плохо. Благослови Вас Всевышний за доброе сердце и способность чувствовать чужую боль даже на расстоянии.
Искренне,

Элеонора ШИФРИН,
председатель партии "Емин Исраэль",
Иерусалим

Вернуться на главную страницу


ЛИБО ХОРОШО, ЛИБО...
Впечатление от 04/11/95

 

Что ж, попробуем только хорошо.
По множеству свидетельств, в том числе и очень уважаемого мною его сослуживца генерала Рехавама Зеэви (в политической жизни - антипода и противника), покойный отличался великолепным системным умом, и звездным часом его стала служба в должности начальника Генштаба, результат которой - прекрасная подготовка израильской армии к молниеносному разгрому трехсторонней арабской агрессии 1967 года.
За что и был он заслуженно признан национальным героем Израиля.
Рассказывают, что он умел держать в голове как макроданные вроде донесений разведки о концентрации вражеских частей на трех фронтах, так и сиюминутную "мелочевку" конкретики снабжения вооружением, обмундированием и провиантом отдельных подразделений ЦАХАЛа. И все это видел и сопоставлял во взаимосвязи.
Да, это была голова! Совершенно необходимая и внеконкурентная в ту, докомпьютерную эпоху.
И сдается мне, что именно остывший в ней мозг укрыл тайну его гибели, истину о которой мы, ныне живущие, скорее всего, не узнаем.
Вспоминаю его в самые последние минуты, ведь стрельба на площади Царей Израилевых произошла практически в прямом эфире, под объективами телекамер, снимавших митинг "лагеря мира".
Он стоял на трибуне среди соратников, исполнявших "Песнь мира", и тоже пел. Но как он выглядел! Его покачивало. Мне тогда подумалось, что он ощутимо подвыпивши (я, выросший на той, бывшей одной шестой, не отношу это к серьезным порокам, считая, что разрядка по-мужски - дело житейское, потому и рискую написать здесь. А насчет его прозвища - "Мистер Коньяк" - знал каждый самый зеленый оле хадаш!).
Несколько раз его показали крупным планом. Глаза были направлены куда-то вдаль, лицо - совершенно безжизненное и отреченное.
Быть может, он задумался о последних годах своей жизни, об омерзительном рукопожатии грязного убийцы в куфие на лужайке Белого дома? Этому убийце он, повинуясь гипнотирующе лучезарной улыбке Большого Босса, протянул, не сумев скрыть отвращения, слегка дрожащую руку. Террористу, с именем которого судьба связала его имя навеки...
А, может быть, своим острым аналитическим умом он предвидел, что произойдет через несколько минут?
Пение закончилось, а вместе с ним и митинг, и на пару минут камеры ушли в сторону от начальства. В это время он, в сопровождении свиты и охраны, перемещался к автостоянке.
И вдруг телекомментатор крикнул о выстрелах...
...И чем дальше отстоят по времени эти события, тем четче, задаваясь вопросом "Qui prodest?" - "Кому выгодно?", выглядит ответ:
1. Выгодно его имени, которое, несмотря на героическое прошлое, было дискредитировано для большинства (см. результаты выборов-96), и лишь смерть и последовавшая оголтелая левая пропаганда позволили сохранить какую-то его ауру уже в облике мученичества;
2. Выгодно его партии, рейтинг которой, катастрофически падая, на некоторое время приподнялся после смерти вождя - благодаря той же оголтелой пропаганде;
3. Выгодно его заместителю, вечному Второму, автоматически на несколько месяцев ставшему Первым, но затем привычно потерявшему пост на выборах;
4. Выгодно его семье, получившей немалые политические и экономические дотации и преференции, немыслимые, потеряй он власть демократическим путем, к чему, собственно и шло тогда дело...
И как-то не могу я себе представить, что столь явная и односторонняя выгода его стороне - простая цепочка случайностей, что не стоит за этим либо воля Всевышнего, либо, что представляется мне, атеисту, гораздо более реальным, четкий, аналитический, все продумавший ум.

Иегуда ИЕРУШАЛМИ, Иерусалим,
03.11.2005

Вернуться на главную страницу


После Хадеры

По сообщению "Седьмого канала", в среду, 26 октября, в центре Хадеры произошел теракт-самоубийство. Его жертвами стали пять человек. Среди них 48-летний Джамиль Каадан, учитель арабского языка. В мошаве Ахитув шиву сидит Аарон Нисим. Его рубашка еще не просохла от крови жены, Свихи. 68-летний Михаил Койфман репатриировался в Израиль в 1993 году из Узбекистана. Пирхия Махлуф 53-х лет поспешила в среду на рынок, чтобы приготовить праздничный обед для своих дочерей. 68-летнего Яакова Рахмани друг попросил поработать за него на рынке за прилавком, так как ему нужно было пойти на годовщину. Яаков пошел подменить товарища.

Как стало известно, террорист, организовавший взрыв в Хадере, совсем недавно был узником израильской тюрьмы. По заявлению главы Гиперсионистского движения "Беад арцейну" раввина Авраама Шмулевича, это - далеко не первый и не единственный случай. В последнее время многие теракты были совершены арабами, освобожденными Шароном и Мофазом в рамках различных, часто тайных, сделок и амнистий.
В качестве ответной меры, ВВС ЦАХАЛа ликвидировали в Джебалии выпущенной по машине ракетой двух террористов, один из которых - главарь местной ячейки "Исламского джихада" Шаади Маанэ. Ещё шестеро получили ранения, двое из которых - тяжелые.
А тем временем в Кабатии, родной деревне террориста-самоубийцы Хасага Ахмеда Абу-Зияда (да будет проклят он и весь его род) всю ночь продолжалось бурное веселье. Мирные арабские жители Кабатии, о благосостоянии которых так заботится Кондолиза Райс, праздновали убийство пяти израильских граждан - четырех евреев и одного араба.
Отец убийцы рассказал, что его сын ушел из дома утром рано, поев перед началом дневного поста месяца Рамадан вместе с семьей. "Он сказал нам, что идет помолиться в мечети, и вышел из дому, - говорит отец. - Мой сын был простым человеком, и жил обычной жизнью. ШАБАК его не разыскивал".
Мать террориста-убийцы, узнав о смерти сына, вначале расплакалась, но вскоре утерла слезы и сказала, что гордится своим сыном. "Он вышел из дому с улыбкой на лице, уверенный в своем желании стать шахидом. Он всегда мечтал умереть во славу Аллаха, и Аллах исполнил его желание. Я желаю ему, чтобы он попал в рай".

НЕВОЛЬНИК ЧЕСТИ

Иегуда ИЕРУШАЛМИ, Иерусалим

Утром 17 октября 2001 года (30 тишрея по нашему календарю) в коридоре гостиницы "Хайят" в Иерусалиме арабским террористом из бандформирования "Народный фронт освобождения Палестины" был застрелен член Кнессета, председатель партии "Моледет" ("Родина"), отставной генерал Рехавам Зеэви, широко известный в Израиле, согласно местной демократической (на мой взгляд, скорее, амикошонской) традиции, под прозвищем Ганди. Говорят, в молодости этот человек был внешне похож на знаменитого индийского махатму.
Зеэви погиб на 75-м году жизни, в последние часы формального пребывания на должности министра туризма. За два дня до этого он и Авигдор Либерман, не согласные с политикой "ипука" (сдержанности), проводимой тогдашним кабинетом Шарона, подали заявления о выходе из правительства, которые должны были вступить в силу в полдень 17 октября...

В этом году 17 октября открывало радостный праздник Суккот, а 30 тишрея приходится на григорианское 2 ноября и, надеюсь, лишь по этой причине годовщина убийства Ганди, благословенна его память, пока что прошла в Израиле незаметной. В июле этого года Кнессет принял закон об увековечении памяти Рехавама Зеэви и, согласно этому закону, ежегодно в день убийства у его могилы на Горе Герцля обязаны проводиться государственные церемонии поминовения. Кроме того, соответствующие мероприятия должны проходить в этот день во всех израильских школах.
Могу лишь для сравнения сказать, что годовщина смерти другого отставного генерала и политического деятеля Ицхака Рабина (по-григориански 4 ноября) уже десятый год с размахом, дважды в год, отмечается в Стране: и по-григориански, и по-еврейски. Но о Рабине - в следующий раз. Вернусь к Ганди.

Не буду ничего рассказывать о военной биографии, ибо застал его уже отставником и партийно-государственным деятелем. Скажу кратко: Зеэви был талантливым полководцем и храбрым воином, одним из тех, кто добыл Великую Победу Израиля в Шестидневной войне (ныне, к сожалению, распродающуюся по кускам, большим и малым). Именно его солдаты штурмом освобождали святой Иерусалим.
И еще. В нашем высококоррумпированном обществе, где каждый генерал, уходя в отставку, демонстрирует как можно более левые, то есть проарабские, взгляды ради получения от сильных мира сего тепленького места в правлении чего-нибудь, обеспечивающего хорошую жизнь, Ганди был белой вороной, невольником чести, патриотом Страны, не запачканным ни в каких коррупционных скандалах. За годы моей жизни в Израиле второго такого не припомню.
Меня заинтересовала политическая доктрина Ганди, основанная на идее трансфера арабов из Эрец Исраэль. И потому все четыре раза, что мне выпало выбирать Кнессет, я голосовал за его партию "Моледет" или за блок, в которую она входила. Мне была симпатична идеологическая чистота доктрины Ганди, лишенная всяческих спекуляций на социально-охлократические темы, общинности, своячества, "нашести и ихости" по отношению к евреям. Ганди был националистом в хорошем смысле этого слова (а по мне, так и вообще нет плохого смысла, просто для того, плохого "национализма", придуманы другие слова!). Он любил еврейский народ, народ Израиля и Землю Израиля, которая всецело должна принадлежать нашему народу и, проклинаемый нескончаемо завывавшим левотным хором, радел об этом.
Я мечтал как-нибудь встретиться с ним и поговорить о практическом трансфере, который испытал на собственной шкуре, поделиться впечатлениями, как это происходило, о том, что не мешало бы перенять из чужого опыта. О том, как, на мой взгляд, пропагандировать идеи политики трансфера, пробиваясь через закупленное на корню арабами априорно-образованческое железобетонное "Чушь собачья! Идиотизм!"...
И вот, когда я уже, казалось бы, созрел для этого, когда мой иврит поднялся чуть выше базарного уровня, и когда я, думаю, смог бы объяснить ход своих мыслей, включаю утром радио и...
...Рехавам Зеэви с женой снимал номер в "Хайяте" - в гостинице обслуживаемой "израильскими" арабами. У него, считал он, немало друзей среди арабов, в том числе и поддерживающих его идеи. Так, по крайней мере, он говорил и, очевидно, верил в это. Он демонстративно отказался от положенной по его министерскому статусу охраны. И кое-кто из гостиничной обслуги отблагодарил его, способствовав теракту. Он был солдат и погиб как солдат - от вражеской пули.
Убийц арестовали через несколько месяцев, после того, как наша армия заблокировала Арафата в его резиденции в Рамалле. После долгих торгов их поместили в военную палестинскую тюрьму в Иерихоне, охраняемую англичанами. Периодически проносятся слухи о возможном освобождении этих убийц, но пока, слава Богу, они за решеткой. Не удивлюсь, если их выпустят за какую-нибудь виртуальную чечевичную похлебку. С нынешними правителями возможно и не такое!..
Вернусь к тезисам о технологии трансфера, которые не удалось довести до Ганди.
1. Наличие воли. В 70-80-е годы, независимо от истинных причин и даже от частного желания советских евреев (сужу по себе и подавляющему большинству знакомых) доминирующий вектор мировой политики, выраженный шумом и гамом "мировой общественности", был направлен на идею: "Не знаю, чем отличается сионизм от импрессионизма, но ЕХАТЬ НАДО!".
Думаю, придет время, когда "мировая общественность", сегодня слегка озабоченная "международным терроризмом", поймет его истинные корни и намерения и примет меры по исключению ислама из цивилизованного общества. А это неизбежно должно привести к "итнаткуту" от исламских общин, в том числе и силовому, а также путем их трансфера в соответствующие точки земного шара. Причем, возможно, трансфера взаимного, по обмену.
2. Наличие принимающей стороны. Тут нам, безусловно, повезло. У нас был Израиль, желавший нас принять. По причинам, возможно, отличным от наших, и не лучшим, с чьей-то точки зрения, образом, но желавший и принявший.
Пятимиллионный Израиль (включая арабов) начала Большой алии принял почти миллион только из СССР-СНГ.
Так неужели более чем 200-миллионная единая арабская нация (не мое, а их определение!) не в состоянии принять и абсорбировать 5-7 миллионов собратьев? Главное - желание (см. выше).
3. "Отправляющая сторона" должна создать условия для:
- беспрепятственного отъезда, включая вывоз покидающими страну всех их материальных ценностей, в отдельных случаях даже компенсируя какие-то потери при отъезде. Для сравнения скажу, что из Узбекистана нам разрешалось вывозить до 500 долларов наличными на человека, а суммарная стоимость ликвидированного имущества была намного больше, несмотря на бросовые цены рынка распродаж. Приходилось искать легальные и нелегальные каналы вывоза денег, на чем наваривались или банки (лучший случай), или откровенное жулье;
- соблюдения всех политических и гражданских прав нацменьшинств в привязке к выполнению индивидуально гражданами и коллективно общинами всех гражданских обязанностей, к которым, в первую очередь, должны относиться лояльность к государству и открытое почитание его символов, государственного языка, обязательная государственная служба (в армии или альтернативная). Лица, не выполняющие эти обязанности, не должны приниматься на работу в госучреждения и избираться в органы управления любых уровней, а проявляющие враждебность к государству - лишаться гражданства;
- полноценного изучения всеми гражданами государственного языка титульной нации, который должен служить единственным государственным языком страны, делопроизводства на нем, бухгалтерии, технической документации, судопроизводства и т.д. Для лиц, не являющихся уроженцами страны, в течение определенного периода, связанного, в частности, с их возрастом (для достаточно пожилых граждан - пожизненно), государство, при необходимости, должно предоставлять переводы текстов или переводчиков. Для остальных категорий граждан подобные услуги могут осуществляться на частной основе переводчиками, имеющими соответствующую государственную лицензию.
Государство должно способствовать национально-культурной автономии общин меньшинств, как дополнения к изучению истории и культуры титульной нации, являющемуся обязательным.
Предлагаемые меры, на мой взгляд, заставили бы кое-кого призадуматься: мол, что мне, чужаку, ловить среди этой титульной нации? И решить для себя: "Поехали!"... А для других, склонных к конформизму, - принятие правил игры. Я, во всяком случае, через это проходил. И, знаете, не смертельно! Да и вспомните свою жизнь - может, и у вас были такие эпизоды?
Я, конечно, понимаю, что для гуманно-интеллигентных почитателей махатмы Ганди или ему подобных гуманистов идеи трансфера выглядят "фашистскими". Недавно прочитал, что, оказывается, тот Ганди советовал Черчиллю просто сдаться гитлеровцам, а там, глядишь, тем надоест оккупировать Англию, и они откатятся восвояси... А так солдатики английские гибнут непонятно за что, да еще и немецких убивают...
Но, знаете, я, безусловно, предпочитаю Черчилля, не обещавшего англичанам легкой жизни и спасшего страну. И генерала Ганди - махатме Ганди. Да и у махатмы ведь тоже просматриваются элементы трансфера: сначала оккупируют а потом ОТКАТЯТСЯ! Ведь, если серьезно, то арабы захватили Эрец Исраэль, бывшую бесхозной после изгнания евреев римлянами и последовавшего за этим падением античного мира. Но евреи-то, хозяева Эрец Исраэль, с лица Земли не исчезли. Может, у кого-то и ключи сохранились от дома в Шхеме? Так не пора ли незваным гостям и честь знать?

27.10.05


"...За исключением евреев"


Краткая предыстория появления нижеследующего материала. Иерусалимский профессор Мирон Амусья, чья великолепная статья публикуется в сегодняшнем выпуске "МЗ", вместе с ней прислал и видеозапись одной из передач так называемого "Палестинского" телевидения (запись подготовлена и распространена Институтом исследования Ближнего Востока - MEMRI). С экрана звучит пятничная проповедь шейха Ибрагима Мудейриса (фамилия полностью соответствует содержанию проповеди). Профессор Амусья к своей "посылочке" сделал такую приписку: "Если вы думаете, что когда-нибудь будет мир с палестинцами, посмотрите этот ролик".
Я посмотрел. Шейх Мудейрис говорит по-арабски, но на экране идет синхронный перевод его речи на английский. Его слушают внимательно, в глазах пришедших в мечеть - ненависть к евреям, Западу. С горящими глазами слушают проповедника не только взрослые, но и дети.
По моей просьбе Саша Дымшиц перевел этот текст на русский язык, чтобы все наши читатели могли "вживую" познакомиться с откровениями Мудейриса.

Леонид ШКОЛЬНИК

Проповедь шейха Ибрагима Мудейриса


Аллах предупреждал нас: "И поймёте, что люди, наиболее враждебные к верующим, - это евреи и многобожники".
Аллах предупреждал своего возлюбленного пророка Мухаммада о евреях, которые убили своих пророков, подделали Тору и посеяли разврат на протяжении всей своей истории. Весь исламский мир проиграл, когда возникло государство Израиль, потому что Израиль - это рак, распространяющийся в мире ислама, и потому что евреи - это вирус наподобие СПИДа, от которого страдает весь мир.
Евреи стоят за всеми раздорами в мире. Из-за евреев страдали все народы.
Спросите Британию, чем ей не угодили евреи в начале 6-го века. Что они сделали евреям? Они выгнали их, мучили их и не разрешали им появляться в Британии более 300 лет. Из-за чего? Из-за того, что евреи творили в Британии.
Спросите Францию, что она сделала с евреями. Французы мучили их, изгоняли, сжигали их Талмуд - из-за распрей, которые хотели разжечь евреи во Франции во времена Луиса ХIХ.
Спросите Португалию, что она сделала евреям.
Спросите Россию, пригласившую евреев, которые замыслили убить царя. Поэтому он и громил их.
Но не спрашивайте Германию, что она сделала евреям. Это евреи спровоцировали нацизм на ведение войны против всего мира, когда евреи, используя сионистское движение, привлекли другие страны к участию в экономической войне против Германии и к бойкоту её товаров. Они спровоцировали Россию, Британию, Францию и Италию. Это и вызвало ярость немцев, особенно в отношении евреев, что привело к событиям тех дней, которые евреи отмечают сегодня.
Но они совершают худшие дела, чем те, которые были совершены нацистами по отношению к ним. Да, возможно, некоторые из евреев были убиты и некоторые сожжены, но они раздувают это, чтобы выигрышно выглядеть в СМИ и склонить симпатии всего мира на свою сторону. Наихудшие преступления совершены против евреев. Но эти преступления не хуже тех, которые евреи совершают в Палестине. То, что было сделано нацистами в отношении евреев, - преступление, но разве не является преступлением то, что евреи делают сегодня в Палестине?
Посмотрите на современную историю. Куда делась Великобритания? Куда делась царская Россия? Куда делась Франция, которая управляла почти всем миром? Где нацистская Германия, которая уничтожила миллионы и управляла миром? Куда девались все эти сверхмощные государства?
Он, который привёл их к исчезновению, приведёт также к исчезновению Америки, да будет на то воля Аллаха! Он, который привёл к моментальному исчезновению России, способен привести к исчезновению и падению Америки, да будет на то воля Аллаха!
Мы управляли миром раньше, и, с помощью Аллаха, настанет день, когда мы снова станем управлять всем миром.
Настанет день, когда мы будем править Америкой! Настанет день, когда мы будем править Британией и всем миром, за исключением евреев! Евреи не будут наслаждаться спокойствием под нашим правлением, так как они коварны по своей природе, что видно на протяжении всей их истории.
Настанет день, когда всё будет освобождено от евреев, даже камни и деревья, которые были обозлены ими. Слушайте пророка Мухаммада, который говорит вам о злом конце, ожидающем евреев. Камни и деревья захотят, чтобы мусульмане убивали каждого еврея.

Перевод с английского: Александр Дымшиц

Вернуться на главную страницу


СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
изгнанникам Гуш-Катифа


Обращаемся к нашим американским читателям.

Дорогие друзья, в результате "размежевания" более восьми тысяч человек остались бездомными и не имеют доступа к своему имуществу. В Израиле стремительно приближается зима, и эта новая община бездомных нуждается в нашей помощи. Многие из тех, кто жил в постоянно теплом климате Газы, размещены на Голанах, где зимой снега выпадает больше метра. Многие находятся в Иерусалиме, где зимы отличаются пронзительным холодным ветром и ледяным дождем. Эти люди совершенно не готовы к погодным условиям, которые их ожидают: к примеру, единственная обувь, которая у них есть - это сандалии.
У нас появилась возможность оказать им столь нужную гуманитарную помощь. Израильская Ассоциация помощи бездомным добилась от государства разрешения на ввоз этого груза без обложения таможенными пошлинами. "Эль Аль" и компания British Airways великодушно согласились предоставить место в грузовых отсеках своих самолетов. Мы начинаем кампанию по сбору следующих предметов:
- обувь, в особенности теплая
- носки
- нижнее белье
- теплая одежда: брюки, свитера, плащи, куртки, пальто, зонтики, шапки и шарфы
- детские принадлежности - игрушки, коляски, кроватки, стульчики
- детские спортивные принадлежности
- бытовые электроприборы и компьютеры на 220 вольт
Одежда может быть любого размера, на любой возраст, не обязательно новая, но просто в хорошем состоянии.
Если вы проживаете в райoне Лос-Анджелеса и хотите пожертвовать что-либо из вышеперечисленного или какие-то еще вещи, пожалуйста, свяжитесь с нами по указанным ниже телефонам, и ваши пожертвования будут с благодарностью приняты.
Если у вас есть возможность предоставить грузовой транспорт, рабочую силу или место для хранения собранных вещей в течение нескольких дней до момента отправки в Израиль, - пожалуйста, свяжитесь с нами.
Если вы проживаете в другом городе и штате США, вы можете оказать нашему начинанию денежную помощь.
Если вы или кто-то из ваших знакомых - владельцы предприятий по производству или сбыту каких-либо перечисленных выше товаров, и считаете возможным участвовать в этом начинании, - пожалуйста, свяжитесь с нами.
Все пожертвования, как денежные, так и вещевые, освобождены от налогов.
За информацией и с предложениями о помощи, пожалуйста, обращайтесь по следующим телефонам:
310-508-0950, 323-924-5117
Чеки, выписанные на CJJA или Congregation Joseph Jacob Abraham с пометкой Israel Clothing Drive, можно высылать по адресу:

CJJA - Israel Drive
8383 Wilshire Boulevard, Suite 610
Beverly Hills, CA 90211

Пожертвования с помощью кредитной карточки можно сделать, оставив сообщение по телефону: 323-924-5117.
Все сделавшие денежное или вещевое пожертвование получат письмо с подтверждением вашего вклада согласно пункту 501c3 Налогового кодекса.
Пожалуйста, распространите эту информацию среди ваших знакомых, в ваших синагогах и общинах.
Желающие присоединиться к оказанию конкретной помощи выселенцам - звоните в Израиль -
(972-52-835-1348) или пишите izgnanie@yahoo.com

Катя ВАЙНЕР,
сайт Аналитической группы МАОФ //rjews.net/maof


А ПОЧЕМУ У ЕВРЕЕВ
НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ СВОЕЙ СТРАНЫ?

Слово о книге Моше Фейглина "Там, где нет людей…"


Велвл ЧЕРНИН


" ...И ТАМ, ГДЕ НЕТ ЛЮДЕЙ, ПОСТАРАЙСЯ БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ"
Талмуд, " Пиркей Авот" (Поучения отцов), глава 2, мишна 6

Почти сотню лет назад Шолом-Алейхем написал памфлет, озаглавленный так: "Зачем евреям нужна своя страна?" И по-еврейски же он начал вопросом свой ответ на эту отнюдь, увы, не риторическую для многих фразу: "Что это, собственно, за вопрос - зачем евреям нужна своя страна?.. А почему у евреев не должно быть своей страны?"
Шолом-Алейхем сетует на то, что для большинства братьев наших, евреев, тоска по далекой родине предков давно обратилась лишь в красивые слова из священных книг, слова, несомненно, красивые, но ни к каким практическим действиям не обязывающие. "Наверное, рана так стара, что уже не чувствуется боль", - делает он свой печальный промежуточный вывод прежде, чем прийти к окончательному выводу-призыву: "Если евреи хотят существовать, если хотят жить как народ, то у них не остается никакого иного пути, кроме как в древнюю Святую землю наших праотцев".
Все это было сказано почти сто лет назад.
С тех пор еврейский народ добился государственной независимости на части исторической территории своей страны. Почти пять миллионов евреев живут в Государстве Израиль. Не менее половины из них родились здесь. Язык тех красивых слов из священных книг - их родной язык. Казалось бы, заданный на заре сионизма риторический вопрос полностью утратил былую актуальность. Однако еврейское существование по-прежнему остается парадоксальным. Речь идет отнюдь не о том, что для сотен тысяч новых репатриантов родными остаются языки тех чуждых стран, в которых они родились. С этим долговременным парадоксом мы вполне можем продолжать существовать в качестве независимой нации. Угрозой нашему национальному существованию является отсутствие безраздельной, не ограниченной никакими "но" любви к своей еврейской стране, ко всей без остатка.
Для нас, выросших в гигантском государстве, гражданам которого с пеленок внушалась мысль о святости и неприкосновенности его рубежей, о немыслимости каких бы то ни было территориальных уступок в чью бы то ни было пользу, странной выглядит готовность многих наших сограждан-израильтян передать под чуждую и враждебную евреям власть значительную часть территории нашей маленькой страны, не превышающей по площади половины Московской области и к тому же страдающей от острой нехватки воды и перенаселенности. Почему столь многие из наших соотечественников называют "мирным процессом" противоестественный и унизительный процесс передачи частей нашей Родины ее злейшим врагам? Они не избавились от комплексов Галута? Стараются понравиться гоям даже в ущерб самим себе? Но почему именно они, родившиеся здесь, а не мы, родившиеся там?
Устали? Пожалуй. Было от чего устать. Хаим-Нахман Бялик еще сотню лет назад написал пронзительно-печальные строки: "Сбились люди с дороги, устали ходить, затерялась в веках путеводная нить...". Но, с другой стороны, кто не устал?
Пришедшее к власти в 1992 году правительство усталых людей сделало общенациональную усталость своей политикой и своим знаменем. К западу от Иордана по его воле возникли города-убежища для арабских убийц. Древние красивые слова из священных книг стали в устах усталых людей почти бранными. Попытки парламентской оппозиции указать этому правительству на абсурдность его действий игнорировались или становились поводом для нападок. Само элементарное право евреев на землю их предков было поставлено под сомнение.
И тогда, как ответ уставшим, возникло внепарламентское движение "Зо арцену"- "Это наша страна", выведшее на улицы сотни тысяч людей в рамках акций ненасильственного сопротивления. Их избивали и арестовывали. Против них вели разнузданную кампанию в средствах массовой информации. Но они победили, и отступление было приостановлено, хотя угроза его возобновления продолжает витать над нами.
Среди организаторов и лидеров "Зо арцену" был и автор этой книги Моше Фейглин - один из тех, кого не сломила общенациональная усталость, один из тех, для кого красивые слова из священных книг были и остались не просто красивыми словами.
Однако, несмотря на бурное недавнее политическое прошлое автора и злободневность, книга Моше Фейглина меньше всего напоминает пропагандистское воззвание. Это добрая книга о нас, евреях, об усталых и о тех, кто восстал против усталости. Это искренняя попытка понять, кто мы такие и почему мы такие. Это попытка еще раз напомнить, куда мы идем. Ведь со времен Шолом-Алейхема и Бялика прошла уже почти сотня лет...
А для нас, бывших советских евреев, эта книга - еще и путь к началу понимания тех, кого мы называем израильтянами. К пониманию их, и, в конечном счете, нас в качестве евреев.

На снимке: Моше Фейглин.
Фото Давида Рабкина


САМОУБИЙСТВО

Раввин Меир КАХАНЕ (ZL)


"Эфраим смешивается с народами…
Чужие пожирали силу его, а он не ведал;
и седина покрыла его, а он не знал"
(Ошейа 7:8,9)

Кажется, что с тех пор прошла вечность, но это случилось всего пять лет назад. Уильям Роджерс, занимавший тогда должность государственного секретаря США, прибыл в Израиль в разгар яростного спора по поводу продажи реактивных самолетов "Фантом" и уступок Израиля арабам. Цитировались его слова: "Израиль - разваливающаяся страна".
Как странно - и как понятно - посторонний может увидеть то, чего не видят члены семьи, потому что они либо находятся слишком близко, либо слишком вовлечены, либо не слишком расположены. Они не желают видеть горькую действительность. Они не хотят видеть правду о своих собственных неудачах. И вот их "сила пожирается" и "седина покрывает" их, а они "не знают". Горькая правда слишком неприятна; лучше её игнорировать, а лучше всего, если те немногие, которые упорствуют в том, чтобы её видеть и (что ещё хуже!) говорить об этом, будут подвергнуты осуждению и громкими криками их заставят замолчать.
Самоубийство А. Офера* - это больше, намного больше, чем сломанная жизнь одного человека. Оно символизирует в очень многих отношениях развал государства и разрушение мечты. Авраам Офер, министр жилищного строительства, был также на протяжении длительного периода одним из боссов "старой гвардии" МАПАЯ - партии, десятилетиями правившей Израилем фактически как своей вотчиной. Он был столпом того светского лейбористского сионизма, который создавал государство по своему образу и подобию и который кричал во всеуслышание о необходимости "нормализации" Израиля под лозунгом "давайте будем как все другие народы". Он был одним из тех, которые верили, что можно создать нормального, здорового еврейского "нового еврея" без религии и иудаизма. Государство Израиль, которое существует сегодня, является в значительной степени тем, что было создано в воображении Офера и всех оферов, основавших и проводивших в жизнь идеи политического светского сионизма. Самоубийство этого человека символизирует то, что у еврейского народа была отнята сама его душа, так как вместо еврейского государства возникла лишенная духовности, совершенно нееврейская, ассимилированная, говорящая на иврите Португалия, а его крах символизирует крах того общества, которое он создал.
Как же я отвергаю тех, кто "рационально" объясняет свой отказ поселиться в Израиле недостатками в его духовной сфере! И насколько лицемерны люди, оплакивающие отсутствие Б-га в Израиле как причину того, что они остаются в духовно обнищавшей Америке… Как же я понимаю, что за их набожностью скрывается отказ пожертвовать своими материальными удовольствиями, боязнь позволить своим детям служить своей стране и готовность порвать с мицвой иудаизма, известной как мицват ишув hа-арец (заповедь поселения в Эрец Исраэль). Как хорошо я понимаю: если бы они и им подобные приехали сюда в самом начале, то государство, столь блаженно ими осуждаемое, могло бы быть еврейским государством.
Однако все это не уменьшает печальной реальности государства, созданного оферами. Это - сбитое с толку государство, в котором люди, отбросив веру в Б-га, в страхе ходят по земле, зная при этом, что арабский враг не желает мира, и пытаясь убедить себя, что "барс, возможно, сумеет сменить свои пятна". Это - государство, в котором преисполненные страхом евреи смотрят на Вашингтон полными слёз глазами, надеясь на помощь и понимая, что она будет предоставлена в обмен на безумные уступки; в результате наши враги окажутся у самых ворот. Это - государство, которое отвергает Б-га, предпочитая ему Вашингтон, которого свои собственные интересы приведут к тому, что он покинет источник беспокойства, каковым должен стать Израиль. Это - государство, чьи страхи и замешательства привели к формированию новых партий и новых лиц со старыми идеями, ни один из которых не имеет дела с реалиями еврейства, иудаизма и "одного маленького слова". Это - государство, в котором с уст министров и руководителей никогда не слетает то маленькое слово - слово, являющееся единственным ключом к решению проблем, единственной надеждой еврейского народа достичь своего предназначения в величии и славе, - лишь одно слово. Слово это - Б-г.
Это, прежде всего, государство, которое производит людей, говорящих на иврите, но лишенных еврейства. Это - порождение Леванта, которое лишало своих граждан иудаизма, уходящего корнями в столетия, и заменило его культурой улицы Дизенгоф. Это - государство, которое в невероятной степени погрязло в материализме, где автомобиль, квартира, стиральная машина, последняя американская мода являются у людей предметами обсуждения подобно навязчивой идее. Это - государство, в котором народ мечтает об Америке - золотой стране, "текущей молоком и медом", и в котором ежедневно предпринимаются усилия, чтобы туда эмигрировать. Это - государство, в котором материализм торжествует снизу доверху. По-прежнему процветают коррупция и ограбление общественности высокопоставленными чиновниками, а прямой причиной самоубийства Офера стало то, что все больше предавались огласке материалы о его якобы участии в преступной деятельности. Его имя - всего лишь последнее в списке государственных деятелей и партийных функционеров, обвиняемых в финансовых преступлениях. Это проникает все ниже, и жадность становится фактором, побуждающим профсоюзы и рабочих разрушать экономику при помощи "экономических" требований, которые Государство Израиль - бедное и подверженное экономическому бойкоту - просто не в состоянии удовлетворить. Рабочие не трудятся полный день с полной нагрузкой, и мечта А.-Д.Гордона - еврейский труд - становится кошмаром. Работодатели невероятно эгоистичны и не готовы пожертвовать своими прибылями, а бизнесмены прибегают к обману, чтобы не платить налоги, хотя в то же время требуют, чтобы Конгресс США выделил больше денег, а "Объединенный Еврейский призыв" осуществил сбор средств лучше, чем в прошлом году. Бурно растет преступность, совершаются безжалостные и жестокие преступления. Число абортов достигло 50 000 в год. Нарушается шабат, когда кинотеатры - со всей их восхитительной порнографией - открываются в пятницу вечером. И среди всего этого отхода от еврейства мы не находим ничего лучшего, чем требовать, чтобы реформисты и консерваторы совершали алию из Америки и спасали Израиль. И Офер сводит счеты с жизнью.
Прошлая пятница пришлась на Асара бе-Тевет - 10-й день месяца Тевет. Это - день поста, соблюдаемый издревле; он установлен в память о начале осады вавилонянами Иерусалима, приведшей к разрушению Храма. Это также йорцайт, официальный день чтения кадиша по жертвам Катастрофы европейского еврейства и тем людям, день смерти которых неизвестен. На этот раз это так же был канун Нового года. Число людей, которые отмечали языческий праздник, выпивая, закусывая, занимаясь "любовью", превышало число тех, которые постились. И Офер покончил с собой в государстве, которое он помогал строить и которое ежедневно лишает себя своей собственной еврейской жизни.
Ответ? Возвращение, тшува. Возвращайтесь, евреи Израиля, к иудаизму Б-га и создавайте государство, отличающееся от государств тех неевреев, которым вы подражаете как обезьяны. Возвращайтесь к положению избранных. Возвращайтесь также и вы, евреи изгнания, включая тех набожных лицемеров, которым понравится эта статья. Возвращайтесь в Израиль и превратите его в такое государство, которое вы, если судить по вашим словам, хотите видеть. Однако осуществить это можно только ценой веры и жертв.

Впервые опубликовано под названием Suicide
в Jewish Press, 2 Shvat 5737 (21/1/77);
на русском языке - в сб-ке МАОЗа, №3, 1994.

Перевод Ефима Майданика
__________________
* А. Офер застрелился 3/1/77 на фоне громкого скандала о коррупции в верхушке "Маараха", ставшего достоянием общественности, и начавшегося против него лично расследования. Спустя три месяца глава правительства Ицхак Рабин подал в отставку из-за скандала, вызванного наличием зарубежного валютного счета у его супруги Леи (тогда это было запрещено), а на выборах 17 мая избиратели провалили "Маарах", лишив его почти 40% голосов.

Вернуться на главную страницу


"Размежевание" на пяти ветрах

Яаков ХИСДАЙ, "Вести"

Каковы будут политические и военные последствия "размежевания", покажет будущее. А вот историю самого плана "размежевания" стоит обсудить уже сейчас: не исключено, что она важнее вопроса о последствиях.
В этой истории много удивительного. Изначально план "размежевания" имел, казалось бы, мало шансов на успех. Его инициатор, премьер-министр Ариэль Шарон, был ненавистен левому лагерю, а сам план был отвратителен и неприемлем для правого лагеря. Как Шарону удалось преодолеть эти препятствия?
Следующий вопрос: каким образом Шарон сумел мобилизовать общественность и государственный аппарат на выполнение своего плана, без всяких объяснений и аргументов, а только с помощью туманных слов о шансах и надежде? И как большинство народа поддержало план, неизвестно откуда взявшийся и неизвестно куда ведущий?

Попытка ответить на эти вопросы откроет нам несколько базисных явлений израильской общественной жизни.
Нет сомнения, что острое политическое чутье, опыт и упорство Шарона помогли ему успешно провести корабль размежевания по политическому морю. Однако Шарон был только лоцманом. Его корабль гнали вперед мощные ветры, под которые он умело подставил паруса.
Первый "ветер" - ненависть. Первопроходцы, приезжавшие в Эрец-Исраэль в начале ХХ века, привозили с собой, наряду с сионистскими мечтами, яростное отрицание религии (унаследованное от европейских революционных движений) и презрение к верующим. Пока в Израиле религиозные евреи были пассивным меньшинством, большинство относилось к ним презрительно и насмешливо. Но после 1977 года они стали опорой коалиции, пришедшей к власти, и превратились в силу, угрожающую светской гегемонии. Тогда презрение превратилось в ненависть, которая с годами нарастала. Лидеры религиозных и ультраортодоксальных групп повели себя глупо и чванливо, не понимая опасности, и пользовались своей силой без ограничений: ультраортодоксы - для выбивания финансовых льгот, национально-религиозный лагерь - для расширения поселенчества. Результатом было усиление ненависти к тем и другим, без разбора. Ненависть к религии и религиозным стала мощным политическим фактором, которым стали успешно пользоваться догадливые политики и партии.
Шарон верно рассчитал, что ненависть к религиозным и поселенцам пересилит ненависть к нему, и обеспечил себе политическую реабилитацию у левых, обрушив удар на поселенцев.
Вторым "ветром" было моральное разложение политической верхушки. Этот ветер тоже начал дуть не сегодня. Обогащение государства, исторически сложившийся контроль политиков над государственными средствами и жестокая борьба за власть постепенно привели к тому, что политическая арена стала местом раздачи трофеев методом "хватай сколько можешь", а высшей мечтой каждого политика стало кресло в Кнесете или в правительстве.
Поэтому премьер-министр не побоялся выдвинуть план, находившийся в полном противоречии с программой и принципами его партии. Он видел, что не нужно ничего объяснять и никого убеждать, так как любители денег и власти, добравшиеся с его помощью до заветных кресел, пойдут за ним, как покорные рабы. Он ошибся в мелочи - все-таки нашлось несколько "бунтовщиков", спасших свою честь, - но общий его расчет оказался верным.
Третьим "ветром", дувшим в паруса Шарона, оказалось отсутствие других лидеров. Это тоже результат глубоких и давних процессов. Причины, которые привели в Кнесет любителей наживы и высоких постов, понизили и уровень политиков. Из всех способностей для продвижения в политике стали требоваться лишь способности к сговорам и интригам, а востребованными качествами оказались грубость, наглость и цинизм. Так образовался дефицит лидеров, и Шарон появился "на безрыбье". Его славное военное прошлое послужило визитной карточкой для входа в политику, а войдя, он доказал, что может управляться с политиками на их поле, и оказался там великаном среди лилипутов, в том числе и по части агрессивности, интриг и цинизма.
На политической арене Шарону нет равного противника, за которым можно было бы идти. Народ почувствовал, что нельзя позволить Шарону проиграть, потому что сменить его некому. Все это стало "третьим ветром".
Четвертый "ветер" - израильская культура стадности, поощряющая не самостоятельную критическую мысль, а послушное следование за другими. Этой культуре по определению нужен не такой лидер, который убеждает, а такой, который выказывает силу и упорство, чтобы за ним можно было идти, не думая и не неся никакой ответственности.
Иначе невозможно объяснить, почему весь административный аппарат послушно взялся за подготовку к "размежеванию", без массовых уходов в отставку или хотя бы протестов против плана, принятого без всяких аргументов и объяснений, по неизвестным причинам и с неизвестными последствиями.
Некоторые видят в этом признак устойчивой демократии, но верно противоположное. Послушание и слепая дисциплина - признаки диктатуры, в то время как основой демократии являются критика и готовность к сомнениям. Культ дисциплины и законопослушания, устанавливаемый в последнее время в Израиле, напоминает режимы, от которых мы хотим быть как можно дальше. Если бы сейчас в Израиле появился новый Мартин Лютер Кинг, борющийся за справедливость, но нарушающий законы, то представляется, что его шансы у нас были бы крайне слабы...
Пятый и очень важный "ветер", который помог Шарону, - это отчаянная надежда на немедленное Избавление. Одной из основ сионизма была воодушевляющая, но опасная вера в то, что сионизм изменит судьбу евреев. Вернемся на родину, станем "свободным народом на своей земле" - и исчезнет антисемитизм, и мы будем жить как нормальный народ среди других народов.
Создание государства, его успехи и великая победа в Шестидневной войне какое-то время подтверждали это предположение. Но вскоре выяснилось, что оно было иллюзией. Антисемитизм в мире цветет пышным цветом, и ненависть к отдельному еврею дополнилась ненавистью к еврейскому государству.
Большинство израильтян не готово принять эту реальность и смириться с тем, что Государство Израиль - это лишь еще один этап борьбы еврейского народа за свое существование. Их надежда убежать от еврейской судьбы столь сильна, что они отказываются видеть действительность и хватаются за любую тень шанса или обещания, лишь бы и дальше верить в великую иллюзию, которая тает у них на глазах. Израильское общество мечется, бросаясь из крайности в крайность, между надеждой и отчаянием. Каждое разочарование становится глубоким отчаянием, каждый обрывок шанса раздувается в великую надежду.
"Вторая интифада" повергла Израиль в отчаяние, а слова Шарона, что "размежевание" откроет путь надежде и новым шансам, стали соломинкой, за которую ухватились утопающие.
Не Шарон создал все эти губительные ветры, но он растревожил их, использовал в своих целях и придал им размах и легитимацию.
Их уже нельзя игнорировать, от них уже не скрыться. Нашу судьбу теперь решают не Ариэль Шарон и не Гуш-Катиф, а эти зловещие ветры. И если мы не найдем способов остановить их, они потопят наш корабль.


Перевод с иврита Р. Торпусман

Вернуться на главную страницу


"Между нашими странами
существует человеческий мост ..."

Недавно в столице Азербайджана приступил к исполнению своих обязанностей посол Израиля Артур ЛЕНК (на снимке). В канун Рош ха-Шана наш азербайджанский коллега, журналист Нурани из ежедневной общественно-политической газеты "Эхо" попросил нового посла ответить на ряд вопросов, интересующих как общественность дружественного Израилю государства, так и репатриантов из Азербайджана. Впрочем, мы уверены, что мнение израильского дипломата (судя по его ответам, активного сторонника "размежевания") об отношениях с миром ислама заинтересует не только бывших бакинцев...

- У дипломатов, как известно, своя неофициальная классификация стран, где приходится работать: где-то очень трудно, но зато интересно, где-то, наоборот, жить и работать более чем комфортно... А что бы вы сказали о работе в Азербайджане?
- Конечно, работать здесь интересно, географическое положение Азербайджана - между Европой и Азией... Ну, и, конечно же, это очень важная страна, большинство населения которой составляют мусульмане, и при этом она открыта для сотрудничества с Израилем, на протяжении жизни многих поколений здесь существует еврейская община, здесь толерантное общество. Так что работать в Азербайджане для меня и интересно, и приятно, и важно.
- Вы отметили, что Азербайджан - это страна с преимущественно мусульманским населением, открытая для сотрудничества с Израилем. А какие сферы сотрудничества могут быть наиболее плодотворными: экономика, сельское хозяйство, нефтяной сектор?
- Вы совершенно правы: развивать сотрудничество следует, прежде всего, в экономике. Азербайджан сейчас реализует прекрасный, замечательный проект, который позволит вывести на мировой рынок нефтяные ресурсы страны, а вырученные средства направить на развитие иных, не связанных с нефтью, секторов. А Израиль не имеет своей нефти. Конечно, очень плодотворным может быть сотрудничество в сфере сельского хозяйства. Очень часто дипломаты говорят: "Наши страны близки, между нами много общего", но чаще всего эти слова - из профессиональной вежливости. В данном случае это не тот случай, и между Израилем и Азербайджаном действительно много общего. Мы - страны сравнительно небольшие, с населением в 7-8 миллионов, у нас сходная топография: от снежных вершин до пустынь, и все это создает почву для сотрудничества, в том числе и в сельском хозяйстве. И на своих встречах с министрами Азербайджана мы говорим о том, что это должно стать приоритетным направлением. К примеру, у Израиля есть прекрасная технология упаковки цветов. С ее помощью цветы, выращенные в Азербайджане, можно отправить в Нидерланды, где они уже будут стоить несколько десятков евро, оттуда они пойдут на рынки многих городов региона, от Москвы до Пекина - туда, где климат не позволяет их выращивать. А в Азербайджане они растут, но их надо довезти до потребителя свежими. А тогда уже и крестьянин сможет куда больше выручить за свой урожай, чем он получает сегодня.
- Недавно большинство мировых информагентств цитировали заявление президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, заявившего, что он готов поделиться ядерными технологиями с другими мусульманскими странами. Как отреагирует на это Израиль?
- Мы не считаем Иран, иранский народ своими врагами. Вот у меня на столе стоит вазочка с фисташками, они, скорее всего, иранские, ну и что? До исламской революции между Израилем и Ираном были прекрасные отношения. Что-то нам друг в друге нравилось, что-то нет, но, тем не менее, мы находили почву для сотрудничества. Между Израилем и Ираном нет территориальных споров, никаких конфликтов. Конечно, в политических вопросах могут быть споры и разногласия, идет ли речь о Нагорном Карабахе, о Палестине, о войне в Ираке, можно спорить, обмениваться мнениями - это нормально, и мы это только приветствуем. Но правящие в Иране муллы заявляют: "Израиль должен исчезнуть!" И всё! Тут уже нет никакой почвы, никакого пространства для диалога, для нахождения "точек соприкосновения". Теперь давайте посмотрим с другой стороны. Иран располагает огромным количеством нефти, доход от ее экспорта составляет 60 миллиардов долларов. Он располагает огромными запасами природного газа. И вот на этом фоне в Иране заявляют, что хотят обзавестись ядерной энергетикой. Зачем? Чтобы получить ядерные бомбы? Легко понять, почему у нас такую обеспокоенность вызывает именно Иран. Да, Иран - мусульманская страна. Но Азербайджан - тоже мусульманская страна, как и Турция, Иордания, Египет - со всеми этими странами у Израиля прекрасные отношения... В кулуарах Генассамблеи ООН наш министр иностранных дел Сильван Шалом провел переговоры со своим пакистанским коллегой, прошла встреча с главой МИД Катара. Это не проблема между евреями и мусульманами - это проблема с религиозными экстремистами.
- Проводимая Израилем "политика размежевания" остается в центре внимания мировых СМИ. Совсем недавно, вскоре после похорон Ясира Арафата, аналитики говорили, что появился шанс продвинуть мирный процесс на Ближнем Востоке. Нынешняя политика размежевания - это и есть попытка использовать этот шанс?
- Давайте сравним, что происходило на Ближнем Востоке при Арафате и что происходит сейчас, после его смерти. Раньше СМИ сообщали о взрывах, терактах, убийствах, а о чем они сообщают теперь? Сегодня израильтяне - и военные, и гражданские - покинули сектор Газы ради этого шанса достичь мира между палестинцами и израильтянами. Накануне, в своем выступлении в ООН, премьер-министр Израиля Ариэль Шарон говорил о палестинском государстве - можно было представить себе такое хотя бы пять лет назад? Мог ли кто-то сказать, что Шарон отдаст приказ об эвакуации израильских поселений? Палестинцы в течение десятков лет говорили: вот если бы израильтяне ушли из Газы, тогда...И Шарон принял трудное, мудрое решение, эвакуировав из Газы и поселения, и армию. У палестинцев появился шанс достичь того, чего они хотят в действительности, будь то процветающее государство, лучшее обучение детей, демократия... Однако, как говорил один известный израильский дипломат, представлявший нашу страну в ООН, "палестинцы никогда не упускали своего шанса упустить свой шанс". Я говорил об этом и на встречах с президентом Азербайджана: теперь проявить себя и принимать ответственные решения должны палестинские лидеры.
- Изменит ли политика размежевания ситуацию на Ближнем Востоке в целом?
- Конечно. Я уже говорил о том, что Израиль не считает иранцев своими врагами. Точно так же мы не считаем своими врагами палестинцев - они наши соседи, точно так же, как Азербайджан и Армения - тоже соседи. А мир - он дает прекрасный шанс изменить в лучшую сторону многое. Приведу такой пример: когда я был ребенком, Израиль и Египет несколько раз воевали: в 1948, в 1956, в 1967, в 1973 годах. - четыре раза! А потом президент Египта Анвар Садат заявил: "Достаточно войны!" - сел в самолет и прилетел в Иерусалим. И мы сказали ему: добро пожаловать! В 1981 году, после конференции в Кэмп-Дэвиде, наши страны подписали мирный договор, и очень скоро народ Египта ощутил плоды мира - прежде всего, в экономике. А теперь, на протяжении жизни одного поколения, Египет посредничал на переговорах о выводе израильских поселений из сектора Газы! На протяжении жизни одного поколения страна превратилась из врага в посредника! Так что мир может изменить очень многое, и я уверен, что так и будет....

Подготовил к печати Г. Рейхман

Вернуться на главную страницу


НЕ ОСТАТЬСЯ ФРАЕРАМИ!

Десять дней между Рош ха-Шана и Йом Кипуром - время оценки и переоценки событий и поступков, время раскаяния, когда интенсифицируется работа памяти, как индивидуальной - у каждого из нас, так и коллективной, народной.
Но коллективная память - коварная штука! Как и любая многоэлементная структура, состоящая из разнозаряженных как по знаку, так и по значениям элементов, она флуктуирует вокруг некоего среднего значения с той или иной степенью отклонений.

На снимке: новые иммигранты молятся в Йом Кипур 1903 года в Нью-Йорке (фото из архива Библиотеки Конгресса США)

Конец ушедшего года совпал с пятилетием начала так называемой "интифады" - очередной войны на уничтожение, навязанной Израилю арабским миром и принявшей под руководством Арафата характер войны террористической. Она шла с переменным успехом, и, похоже, склонялась к нашей победе, но конец пятого года был ознаменован победой арабов в битве при Газе. Победа досталась им, главным образом, через "пятую колонну", через старую арафатовскую агентуру, содействовавшую изнутри "борцам за свободу", нажившуюся на ословских соглашениях, делившую с Арафатом почести юдофобской мировой общественности, включая врученную им Нобелевскую премию мира, точнее, ложного фантома мира, которого не было, нет и не видно в обозримой перспективе, поскольку перманентное тление арабо-израильского конфликта создает хороший навар его непосредственным организаторам. К счастью, народ наш устоял от испытания пострашнее, - от попытки превращения левыми "войны Аль-Акса" в войну гражданскую, в которой они планировали устроить избиение национально-ориентированного большинства хорошо натренированным армейским кулаком.
Тем не менее, победа арабов и их израильских наемников при Газе привела победителей к эйфории. В самой Газе, в Иудее и Самарии прошли парады опьяненного безнаказанностью зверья, со стрельбой, взрывами и прочими показательными атрибутами, а затем из Газы начались предсказывавшиеся пессимистами ракетно-минометные обстрелы следующего эшелона израильской территории.
Так называемые израильские арабы тоже шумствовали на митингах в поддержку победы своих "палестинских братьев" и выдвинули требование наказать полицейских чинов, применивших в начале "интифады" жесткие меры по подавлению погромных бунтов в израильских городах, бунтов, устроенных израильскими арабами, в результате потерявших убитыми 13 погромщиков. Надо сказать, тогдашнее жесткое подавление "бунта на корабле" вывело, по существу, израильских арабов из рамок "интифады".
Но более всего, на мой взгляд, были опьянены победой при Газе израильские левые, сделавшие Шарона и его правительство своим орудием, и благодаря ему вылезшие из всех политических нор, куда они были загнаны народным волеизъявлением выборов 2003 года. Израильская пресса, чей спектр - от левой до левоэкстремистской, захлебывалась статьями, шельмовавшими поверженных поселенцев, прогнозировавшими скорое отступление Израиля все далее и далее - в никуда. И хорошо виднелись два русла пропаганды, две цели: первая - перепрограммировать коллективную память, чтобы по прошествии лет вытравить из нее истинные события начала "интифады", и вторая - не дать забыть своему тягловому Бульдозеру, что он - союзник временный, что горючка и смазка будут ему до тех пор, пока он крушит все в посудной лавке под вывеской "Государство Израиль" на пользу левацко-арабской коалиции, в которую его силой впрягли.
Обе эти цели реализуются в многочисленных статьях, где Шарон изображается детонатором и, вообще, чуть ли не зачинщиком "интифады Аль-Акса". Вот взошел он тогда, пять лет назад, на Храмовую гору, и от этого все наши беды.
Мои читатели прекрасно знают, что к Шарону времен "Ликводы" и отключки у меня нет никакого пиетета и никаких симпатий. Но когда опять всплывает алилат дам (кровавый навет) пятилетней давности, отвергнутый фактами, документами, изъятыми из арафатовских сейфов, документами, свидетельствующими о том, что "интифада" не была стихийным взрывом, что она исподволь готовилась арабами, как "палестинскими", так и "израильскими", что в нее вкладывались огромные материальные и финансовые средства, я не могу молчать.
Дело не в Шароне, дело в нас, народе Израиля, из которого стремятся сделать каких-то фраеров, а для израильтянина оказаться фраером - самая большая обида.
Наглость левой пропаганды не имеет пределов. Вот, к примеру, цитата:
"...Говорили, что всплеск насилия был срежиссирован покойным председателем ПА Ясиром Арафатом задолго до восхождения Шарона на Храмовую гору. Мол, "раис" просто искал повод для того, чтобы дать отмашку к стрельбе. Может быть. Но, так, или иначе, будущий израильский премьер-министр преподнес Арафату повод на блюдечке..."
То есть, документально доказанные факты превратились в "говорили" и "может быть". А пугало - Шарон на Храмовой горе, как повод к "интифаде", о котором бездоказательно трубила вся мировая юдофобия во главе с арабами - в факт.
И этот, и другие авторы принципиально умалчивают об истинном зерне зарождения "интифады" - постыдном бегстве из Ливана, устроенном тогдашним правительством "Аводы" во главе с генералом Эхудом Бараком, храбрым спецназовцем, оказавшимся ничтожным политиком. Бегством, показавшим арабам, что Израиль можно прогнать, и подтолкнувшим Арафата к организации "интифады". И она не могла не начаться, уж больно много "калашей" было развешано в первом акте...
...Но дело сделано: Газа нами оставлена, цветущие поселения разрушены, синагоги сожжены торжествующим зверьем. Десятки ракет обрушились на юг Израиля из Газы. Нехотя, но понимая, что новый "пАртнэр", доктор юдофобских наук Абу Мазен, ничего делать для прекращения террора не станет, правительство устроило показательные выступления под названием "Первый дождь". На границе с Газой установили артиллерийскую батарею и начали пустыми болванками пристреливать местность. С воздуха разнесли несколько сараев, где, по армейским данным сооружали самопалы "Кассам". Как ни странно, эти меры, в общем-то, скорее воспитательного характера, притушили на время пыл арабского зверья.
Одновременно в Иудее и Самарии арестовали около трехсот активистов ХАМАСа и "Исламского джихада", по странной случайности, в массе своей баллотировавшихся на муниципальных выборах. Тем самым, устранив популярных в "палестинском" народе конкурентов, израильское правительство расчистило путь "партнэру" и руководимому им антиизраильскому бандформированию ФАТХ путь к победе на этих выборах.
Спрашивается, зачем? (А, может быть, за сколько?)
А вот - другая ветвь "пятой колонны". Именно в тот самый вечер, когда на Израиль упало две дюжины "Кассамов", на столичной площади Кикар Царфат, неподалеку от резиденции премьера, собрались около 7000 левых активистов на митинг с требованием о немедленном начале переговоров с ПА. Выступая на митинге, председатель партии "МЕРЕЦ-Яхад" Йоси Бейлин сказал, что Израиль не должен реагировать на насилие и провокации со стороны ХАМАСа. "Мы призываем правительство не становиться заложниками политики ХАМАСа и не попадать в его западню, - заявил он. - Мы не позволим экстремистам с обеих сторон разрушить наши планы. Мы здесь, и мы примем свою повестку дня".
Но для Шарона - что семитысячный митинг, что - митинг в десятки раз больший, как показали события последних месяцев, - не указ. Управление Бульдозером более сложно, закрыто от посторонних (наших с вами) глаз и более конкретно. В воздухе все сильнее чувствуется смердящий дух приближающихся выборов. И все сильнее "война компроматов". Пока что более всего достается Биби Нетаниягу, главному внутриликудовскому конкуренту Шарона. Причем, удары, как водится, ниже пояса. Все те же "Сарочка, кухарочка, подарочки", пачканые и перепачканые, мытые и перемытые в прессе и судах, не имевшие никаких юридических последствий, а лишь нанесших моральный урон этому человеку и его семье несколько лет назад. И, повторяю, исчерпавшие себя и закрытые, по существу, за клевету. Но нас считают за фраеров беспамятных и снова пытаются всучить этот сгнивший товар.
А вот другой пример. Тот же голубь-сапер Йоси Бейлин, некогда в нарушение действовавшего закона вступивший в контакт с Арафатом, что привело в результате к трагедии Осло, политик, с треском провалившийся на прошлых выборах, а на так называемой "русской улице" вообще не имеющий никаких шансов, все же в предощущении выборов красуется перед "русскими" израильтянами в интервью, взятом у него ультралевой журналисткой Нино Абесадзе. И, что любопытно, критикует нынешнего Шарона "справа" (!). А себя, учитывая ментальность аудитории, изображает этаким героем-силовиком. Вот фрагмент интервью:
"Н.А.: ...мы ничего не должны требовать от палестинского лидера?
Й.Б.: Мы можем требовать многое, но глупо надеяться, что он уничтожит инфраструктуру террора, не имея пуль для структур безопасности. И если Шарон не начнет самым основательным образом сотрудничать с Абу Мазеном, то очень скоро в автономии воцарится ХАМАС.
Н.А.: Может, артиллерийские обстрелы все-таки эффективнее?
Й.Б.: Если бы я знал, что существует какой-либо военный план, с помощью которого можно стереть ХАМАС с лица земли, я бы с удовольствием поддержал его реализацию. Я не пацифист и не питаю никаких сантиментов к этим страшным людям, но такого плана не существует.
Н.А.: Вы не пацифист?
Й.Б.: Конечно же, нет! То, что я верю в мирный процесс, не означает, что я не готов бороться за свою страну..."
Юмор в том, что это интервью по времени отстоит от вышеприведенного выступления Бейлина на Кикар Царфат буквально на часы. Неужто мы заслуженно выглядим такими беспамятными идиотами-фраерами?
И вот именно сейчас, в эти дни, мы обязаны все вспомнить, осмыслить, понять и даже простить, и простить даже то, что простить трудно, ибо это дни "слихот".
Но все же не оставаться фраерами!

Аврум ТАРАНТУЛ, Иерусалим
06.10.05

Вернуться на главную страницу


 

С Новым
5766 годом!

Поздравление президента Израиля Моше Кацава

В канун Рош ха-Шана, в дни поста, молитвы и духовных поисков, особенно важно вновь задуматься о сохранении традиций иудаизма и укреплении единства еврейского народа.
В последние годы Государство Израиль стояло перед лицом принятия нелегких и судьбоносных решений. Мы долго шли к возвращению за стол переговоров. Нам приходилось принимать сложные и болезненные решения. Несмотря на сожаление и разочарование, гнев и боль, мы смогли сохранить целеустремленность, согласие и веру. Я благодарю еврейские общины в странах диаспоры за солидарность с гражданами Израиля в это тяжелое для нас время. Поддержка мирового еврейства еще более укрепила связь между Государством Израиль и диаспорой.
К сожалению, антисемитизм все более распространяется в странах Европы, несмотря на усилия лидеров ЕС по пресечению этого явления. Израилю и еврейским общинам в диаспоре необходимо объединить усилия с правительствами стран, решивших бороться с антисемитизмом - этим злом, которое представляет серьезную угрозу демократии и общечеловеческим ценностям.
XXI век ставит перед нашим поколением новые задачи. Мы должны сделать всё, что от нас зависит, чтобы сохранить еврейскую культуру, обеспечить будущим поколениям традиционное воспитание и образование. Мы должны сохранить ценности иудаизма в еврейских общинах диаспоры и сделать неразрывными узы между евреями в странах рассеяния и Государством Израиль.
От имени граждан Израиля я желаю вам и вашим семьям счастливого Нового года, года братства и единения, года мира и безопасности, года, который укрепит наш народ.
Искренне ваш,

Моше КАЦАВ


ГМАР ХАТИМА ТОВА!

У нас не соскучишься! Праздников много. Одних новых годов, кажется, четыре. Уж три помню точно - один отсчет дней идет от Песаха, другой - от Рош ха-Шана, есть еще новый год деревьев - Ту би-шват! А еще (по секрету!) - обычный григорианский новый год, по которому работаю, получаю зарплату и плачу налоги... Только успевай наливать!
Но все же - главный, настоящий еврейский Новый год - Рош ха-Шана, который в этом году наступает григорианским вечером 3 октября! И, поскольку мы, читатель, встречаемся с тобой перед ним в последний (на самом деле, полагаю, что далеко не в последний!) раз, я поздравляю тебя и мишпаху твою, и киндерлэх и киндс киндерлэх, да будут они в радость тебе, и чтобы ты имел одни нахэс от них! И чтобы больше в мире было очаровательных еврейских киндерлэх! И чтобы наши мейдалэх были самыми всемирными красавицами! А наши ингалэх - самыми хахамами!
Оставлю на неделю дела текущие, ну их к Азазелю!
Еврейский Новый год величав и торжествен, и служит вратами к покаянию Судного дня. У нас нет христианской традиции легкомысленного веселья в этот праздник (желающие могут восполнить этот пробел в ночь с 31 декабря на 1 января!). Приближаются Дни раскаяния. Всмотримся же в себя, оценим наши недоработки, наши недостатки, с тем, чтобы в новом году жить в полном согласии с Заповедями.
Тем не менее, осмелюсь пожелать всем моим читателям радостной встречи Нового года, ибо он всегда связан с надеждой на лучшее будущее: для всего нашего народа, для каждой его общины, каждой семьи, каждого еврея и всех, соединивших свою судьбу с судьбой еврейского народа а также всех наших друзей.
Лехаим!
А на закуску - яблоко, облитое медом!
Шана това у-метука! Гмар хатима това!

Иегуда ИЕРУШАЛМИ, Иерусалим

Это касается всех

Михаэль ГОЛЬДЕНБЕРГ, Хайфа-Иерусалим

13 апреля 1969 года в Риге будущий профессор математики и сионист-"отказник" Элиягу Рипс совершил пытку самосожжения, протестуя против введения советских войск в Чехословакию. В дальнейшем Э.Рипс (фото Д.Рабкина) стал профессором Иерусалимского университета, он - соавтор всемирно известной теории о математических кодах Торы.

- Профессор, во время так называемого "размежевания-депортации" евреев из сектора Газы произошло несколько актов самосожжения - Лены Босиновой...
- Да, я об этом знаю.
- И Коби Финклера...
- О нем я не слышал.
- Это 32-летний американец, учащийся иешивы. Он сделал это во дворе центра абсорбции в районе Бака в Иерусалиме. Коби скончался. И в связи с этим все время упоминается ваше имя, профессор, имя человека, который совершил подобное. Скажите, пожалуйста, сегодня, по прошествии времени, как вы оцениваете то, что сделали тогда, и как оцениваете сделанное этими людьми сегодня?

- Я хочу разделить ответ на две части. С одной стороны, выражаю огромное уважение к боли и необходимости думающих людей выразить свой протест против действительно нетерпимой ситуации. С другой стороны, должен сказать, что сегодня я бы непременно стал отговаривать любого человека от подобных актов самоубийства. Как бы ему ни было больно, как бы ни был справедлив его протест, путь самоубийства неверен. Я должен это сказать. Должен сказать также: сегодня, размышляя о том давнем своем поступке (тогда я мог этого не знать, но теперь знаю), я понимаю, что жизнь человека не принадлежит ему самому, она принадлежит Б-гу. И нельзя ею самовольно распоряжаться.
- Я боюсь, что эти две трагические акции, которые произошли в наши дни, найдут своих последователей...
- Именно поэтому я и подчеркиваю этот второй аспект. С огромным уважением отношусь к силе их желания выразить протест, но, повторяю, он ни в коем случае не должен быть выражен ценой самоубийства. Подобные методы борьбы неприемлемы - в том числе с точки зрения еврейской традиции.
- Скажите, профессор, как вам живется сегодня?
- Мне беспредельно грустно наблюдать происходящее. Я боюсь, что люди в мире не осознают, что здесь творится, недостаточно осведомлены об этом или неверно понимают происходящее. Извне это очень трудно понять. Люди пользуются шаблонными представлениями о том, что здесь делается сегодня. А между тем это важно знать без купюр и искажений, потому что происходящее в Эрец Исраэль, безусловно, касается всех евреев.


Пароль бездомных

Эли БАР-ЯАЛОМ, Хайфа

Пляшут лисы среди развалин.
Пляшут люди - страшней зверей.
Шепчут тени: "Мы здесь бывали".
Шепчут камни: "Вернись скорей".

Этот список - пароль бездомных,
как когда-то Иерусалим:
Тель-Катифа, Гадид, Ацмона,
Кфар-Даром и Неве-Дкалим.

Кто-то станет чертить границы.
Кто-то всхлипнет: "Ах, если бы!".
Но незрячи твои глазницы
и безмолвны твои гробы.

Я, скитаясь, как встарь, по свету,
успокоясь и всё простив,
вспомню землю, которой нету:
незабвенный мой Гуш-Катиф.

Ты воскреснешь в ночи бессонной,
как купина, неопалим:
Тель-Катифа, Гадид, Ацмона,
Кфар-Даром и Неве-Дкалим.

ВТОРОЙ ГВОЗДЬ

Ицхак МОШКОВИЧ, Иерусалим

Давным-давно, когда в приличном обществе модно было считаться галантным, воспитанные и хорошо одетые люди из числа приличных старались быть галантными. Мода на галантность плавно перешла в моду на сентиментальность и - ах! - здоровенные мужики, следуя этой моде, вытирали себе и дамам слезки и сопельки кружевными платочками. Романтичность - о! - это нечто совсем другое. Это было кружение в бурном вихре, риск, ярость, возрождение былого рыцарского чего-то там такого. Помнятся времена повального пристрастия к революционности, которое пока еще, к ужасу и сожалению, имеет хождение по планете. Революционно всё, что действует не по принципу: "Тише едешь дальше будешь", а по закону: ба-бах! и - было ваше, станет нашим, причем, мигом и без промедления, а истина торжествует на костях миллионов виноватых и безвинных.
И так далее, и так далее.
А нынче? Нынче модно быть прагматичным. Что бы это значило?
Pragma по-гречески означает "дело", что-то вроде "бизнеса". Прагматичный человек - это тот, кто, в отличие от мечтательных и галантных бездельников, занимается практическими вещами и стремится к конкретному результату. А прагматизм - это целая философия, основателем которой был Чарлз Сандерс Пирс, но мы здесь не о ней.
Цель прагматика в дискуссии доказать, что ход рассуждения оппонента ни к какому практическому результату не ведет. Смысл современного прагматизма - в таком образе поведения и деятельности, которая отвращает нас от погони за журавлями в небе, а указывает на синицу, которая - вот она, в руке.
К счастью для нас с вами и для всего человечества в целом, далекие от прагматизма мечтатели и гадатели на чем угодно, до кофейной гущи включительно, на этой планете еще не перевелись. Их мечты, предсказания, безумные увлечения и готовность пойти на всё ради светлой или кромешно черной мечты никаких гарантий не дают, и естественно, они внушают такую смесь восхищения и страха, любви и ненависти, преклонения, отвращения - чего еще? - по сути всех чувств на свете, что люди, которым хочется жить просто так, без вывертов и неопределенностей, заявляют о своем здоровом прагматизме.
Я не идеалист и не мечтатель, а здоровый прагматик - так рекомендует себя человек, претендующий на место у руля, и он уверен, что такая рекомендация обеспечит ему голоса и поддержку.
Но, к счастью для нас, существует закон, по которому на каждую тысячу серо-зеленых прагматиков всегда есть, как минимум, один, кто, не пренебрегая здоровым прагматизмом, оставляет в своем мозгу достаточно места для свободного полета мечты и фантазии. Когда равновесие между прагматизмом и идеализмом в обществе по чьей-либо злой воле будет полностью нарушено, наступит нечто значительно худшее, чем конец света, верить в который крайне не прагматично, наступит медленное, мучительное издыхание человеческого населения планеты с одновременным выделением очень эффективных, в смысле накопления денежно-товарной массы, миазмов. Деньги и вещи заполнят все пространство. Людей не станет. Совсем.
Потому что сочетание прагматических интересов с идеалистическими устремлениями составляет природу человека, в отличие от природы, скажем, муравья, способного ставить только самые ближайшие во времени и в пространстве задачи.
Оптимальных результатов чистокровный прагматизм достиг в советской России. В концентрационном лагере под названием СССР религия и религиозность были успешно заменены железобетонными идолами первооснователей и вождей, идеалистическими лозунгами типа: вперед туда-то и долой то-то, строгими ритуалами собраний, митингов, линеек и т.п., а духовность - сладкозвучными кинолентами, закрывавшими и заглушавшими собою хрип отправляемых в мусорный ящик социализма граждан.
СССР уже закончил серию своих экспериментов, но сам принцип примата прагматизма над идеализмом, подобно модному в наше время вирусу птичьего гриппа, существует. В основе его химико-физиологической структуры лежит максима: материя первична, а дух вторичен.
Наши мудрецы наставляли нас так: без Торы нет муки, а без муки нет Торы. В идеале этот принцип должен быть биномом нашего существования, и люди, каждый в отдельности, в составе семьи, общества и государства, если они надеются обеспечить не только свое сиюминутное, призрачное существование, но также жизнь цепочки следующих поколений, обязаны руководствоваться этим биномом. Чего, увы, мы не наблюдаем. Причем, меньше всего - в Государстве Израиль.
То, что произошло в этой стране в последние месяцы, ужасно не только стратегическим убожеством руководства. Какая-то видимость успеха, можно сказать, достигнута. Хотя и это весьма сомнительно. Тревожит другое: общество всё более погружается в болото бездуховности, потери идеалов и исторической перспективы, и всё, что остается, - это подсчет денежных купюр.
Недавно прослушал анализ произошедших в Газе событий, который был на строго научной основе сделан одним образованным постоянным комментатором израильского русскоязычного радио и телевидения. Этот человек посредством математико-экономических выкладок, которые на две Эйфелевы башни выше уровня нашего усредненного интеллекта, убедительно доказал, как и в каких размерах увеличится банковский счет государства после разрушения в Газе еврейских поселений и вывода оттуда наших солдат.
Мы могли бы начать с тех двух миллиардов, которые нам гарантировали (или только обещали) американцы, но налетевший на Луизиану очень сильный ветер к чертовой матери унес эти банкноты в другом направлении. Но мы этим путем не пойдем, а лучше подумаем о том, какой урон нравственности и глубинной духовности общества нанесло это омерзительное мероприятие, из которого все, включая тех, кто против, кто за и кому безразлично, вышли еще более измаранными и оплеванными абсолютно бесперспективным прагматизмом себя самих и своих лидеров.
Почти все политические группы, партии и команды по уши заляпаны снаружи и опустошены изнутри. Внутри каждой команды мы видим только эгоистичные, в конечном счете, денежные, интересы политиков. В самом низу, буквально в выгребной яме, всевозможные левые - Бейлин, Сарид и уж совсем одиозный Роман Бронфман с его единственным бубенчиком-словечком "демократичсссский", приложимым к чему угодно, даже если речь идет о строительстве общественных туалетов для пингвинов в Антарктиде.
Далее идет тройка: Шарон, Нетаниягу и Ландау, которых друг от друга отличить можно, конечно, но по уровням чисто прагматического подхода все трое - из-под одной мамы. Либерман великолепен, так как он единственный, чья прагматичная программа отличается особой четкостью. Томи Лапид доказал, что партия вообще может обходиться без программы, а главное - это выглядеть перед избирателем прагматичными и свободными от опиума для народа и всевозможных фантазий относительно прошлого от Авраама и дальше, вплоть до прихода Машиаха, который не придет, так как господина Лапида это не интересует. Что касается маараховского мечтателя Шимона Переса, то его "мечта" была очень глупой, невыполнимой моделью "Нового Ближнего востока", основанной на том, что участники этого предприятия забудут все свои идеалистические устремления (израильтяне - о великом Израиле, а арабы - об Израиле на дне соседнего с ним моря) и побегут за длинным долларом.
Мечта Переса сродни искренней мечте Хрущева о коммунизме через два десятилетия. Видимость прагматизма, как видимость преимуществ Госплана по сравнению с хаосом свободного рынка, неизбежно ведет к катастрофе.
Трагедия Израиля наших дней в том, что бесцветному, как спирохета, прагматизму граждан этой страны практически ничто не противостоит. МАФДАЛ, партия религиозных сионистов, предлагает идеологию и программу действий, основанную на прагматизме, уравновешенном традиционной духовностью и многовековой, а потому доказавшей свою внутреннюю жизненную силу идеологии. Но эта команда выдохлась в борьбе с раковой опухолью израильского прагматизма.
Что означает массовая иммиграция нееврейских граждан из СНГ в Израиль, можно понять. Люди готовы рисковать и прибегают к мошенническим приемам, чтобы убежать от постсоветской нищеты в страну, где можно жить нормально. Материально, прагматично и с точки зрения их интересов целесообразно.
А как понимать повальное бегство евреев из Израиля? Причем бегут, например, программисты и специалисты по компьютерам. Бегут в Силиконовую долину, в Канаду, в Австралию? В поисках чего? Здесь, в Израиле, они могут рассчитывать на жалкие 3-4 тыс. долларов в месяц, а там - на 6-8. Правда там, в Силиконовой долине, жизнь дороже, но все равно в сумме там больше, и там не призывают в милуим. Прагматично? Весьма. Жаль, что нет еще компьютеров и Интернета на Луне.
Проведено несколько социологических опросов. Причины эмиграции евреев из еврейской страны - мелочно прагматичные.
Вывод один: нет муки без Торы, и нет Торы без муки. Нарушение этого равновесия ведет к катастрофе.

25.09.05


ОРАНЖЕВЫЕ ПОБЕЖДАЮТ ТОЛЬКО В СТОЛИЦАХ

Александр ДЫМШИЦ, Белвью, Вашингтон

Настало время сделать главные выводы о причинах поражения национального лагеря в борьбе против депортации евреев из Газы и Северного Шомрона. Важно отделить существенное от несущественного и проанализировать результативность применявшейся правыми национальными силами тактики.
Главный вывод, который может быть сделан, с моей точки зрения, заключается в том, что была выбрана неадекватная тактика сопротивления силам депортации. Ни "оранжевые", ни "бархатные", ни "розовые" революции не совершаются на перифериях. Они совершаются только в столицах. Недавние примеры подобных революций в Грузии, Украине и Киргизии ясно свидетельствуют об этом.
Применительно к ситуации в Израиле это означает, что не было особого смысла в просачивании противников изгнания евреев в поселения Газы и Северного Шомрона, но следовало бы сосредоточить все силы на бессрочной многотысячной демонстрации в столице - Иерусалиме. Именно здесь надо было бы перекрывать дороги и парализовать работу правительства и других органов власти и не расходиться до тех пор, пока правительство размежевания не падёт.
Организаторам сопротивления депортации удавалось собирать сотни тысяч людей на демонстрации протеста против изгнания евреев с еврейских земель и шансы на победу здоровых национальных сил были бы гораздо выше, если бы до начала действий армии и полиции была бы начата мощная многотысячная бессрочная демонстрация в Иерусалиме (не обязательно согласованная с властями) с твёрдым намерением не допустить изгнания евреев.
Эта демонстрация должна была бы проходить под двумя основными лозунгами, смысл которых заключался бы в следующем: 1) в требовании отмены депортации с заповеданных Всевышним еврейскому народу земель, 2) в требовании отставки правительства, проводящего политику депортации. Второе не менее важно, чем первое, т.к. любое будущее правительство Израиля должно твёрдо знать о непреодолимых препятствиях, с которыми оно столкнётся в случае его попыток очистить от евреев какое-либо еврейское поселение в будущем.
Нам нужно чётко понимать, что прошедшая депортация, также как и предполагаемые будущие депортации евреев с исконных еврейских земель - это этапы полного демонтажа и разрушения государства Израиль. Из отрицательного опыта сопротивления депортации евреев из Газы и Северного Шомрона необходимо сделать важные выводы на будущее.

Вернуться на главную страницу


"Хая - девочка плохая..."

Находящийся сейчас в Америке и принимавший участие в антишароновской демонстрации у здания ООН в Нью-Йорке Моше Белогородский из поселения Шило в Самарии живет в Израиле почти 20 лет. Репатриировался он из Ташкента, в Израиле родилась его дочь Хая. Сегодня она - ученица хай-скул в поселении Маале Левона, в 15 минутах езды от Шило.

- Моше, ты, наверное, ужасно плохой отец, поскольку твою 14-летнюю дочь не так давно арестовали и бросили в камеру-одиночку?
- Да, в последнее время в Израиле появилось слишком много "плохих" отцов, "неправильных" детей и "экстремистски настроенных" поселенцев. А руководители страны и их дети, как выясняется, - люди кристально чистые и правильные.
- И всё же что произошло с Хаей?
- Человек пятнадцать - девочки, взрослые - стояли на перекрестке Мораша недалеко от Тель-Авива. Стояли, естественно, с плакатами...
- ... на которых было написано "Мавет ле-аравим" ("Смерть арабам") или что-то нехорошее в адрес Шарона?
- Ничего подобного! На самодельных плакатиках наши девочки написали то, что хотели написать: "Гуш-Катиф, мы с тобой!". С тротуара они спустились на дорогу, и к ним сразу бросились полицейские. Женщина в форме офицера закричала моей Хае: "Если сейчас же не уберешься отсюда - арестую!".
- Хая, конечно, не "убралась"?
- Естественно. На нее тут же надели наручники, несколько раз ударили по лицу, затолкали в машину и увезли в полицейский участок в Глилот. А оттуда - в тюрьму "Маасиягу".
- В чем же ее обвинили?
- Формулировка такая: "За грубость по отношению к полиции и за участие в безобразиях".
- Как ты узнал, что дочь в тюрьме?
- Нам позвонили из полиции, сообщили об этом и сказали, что в ближайшее время ее судьбой займется суд.
- Он уже был?
- Он состоялся буквально на следующий день, и Хае решили продлить заключение. В общей сложности, она просидела сорок суток. А из них пять дней - как "злостная хулиганка" - в камере-одиночке, где ей не давали ни вымыться, ни позвонить домой.
- Трудно объяснить суровость суда по отношению к детям...
- Прокурор во время суда потребовал для Хаи и ее подружек лишения свободы за "идеологически настроенный криминал, представляющий опасность для страны". Мы с этими формулировками, естественно, смириться не могли, дошли до БАГАЦа, просили отпустить девчонок хотя бы под домашний арест. Но нам отказали. Представляете? - судьи гораздо благосклоннее относятся к убийцам и наркодельцам, чем к нашим детям.
- Как же ее сейчас отпустили?
- Только потому, что мы подняли большой шум вокруг этого "процесса века". Конечно, для властей вся эта история крайне неприятна, но она еще не закончилась: предстоит суд, который должен, как говорится, поставить все точки над i.
- Когда будет суд?
- Дата еще не определена. Возможно, через месяц-другой.
- Вы продолжаете бороться?
- Конечно. Именно поэтому мы сейчас здесь, в США.

С гостем беседовал
Леонид ШКОЛЬНИК

МОЯ ХАТА - В ЦЕНТРЕ?

Цивилизованность государства измеряется его отношением к собственным гражданам и соблюдением их базисных прав.
Страну, в которой возможно принудительное переселение тысяч граждан в политических целях, трудно назвать цивилизованной. Как мы недавно убедились, Израиль относится как раз к числу таких стран. Переселение было совершено вопреки законам демократическим, по законам военного времени, но отнюдь не ради безопасности государства.
Однако в наши задачи не входит обсуждение государственной политики. В любом случае, принудительное выселение людей из собственных домов, где они жили десятилетиями, где многие из них родились и выросли, где могилы их предков, - это вопиющая мера. Если цивилизованное государство считает эту унизительную и болезненную для людей процедуру необходимой, оно обязано проделать ее с максимальным тактом. Это подразумевает заботу обо всех аспектах выселения, и, прежде всего, извинения со стороны правительства и общества за то, что этим людям пришлось пережить.
Жители поселений служили в прямом смысле слова щитом страны. Они были теми самыми евреями из анекдота, про которых старый армянин говорил: "с ними покончат - за нас примутся". Они рисковали собой, своими детьми, жили в нелегких условиях, делая для страны то, что на протяжении предыдущих десятилетий делали жители киббуцев и поселений, находившихся на расстоянии выстрела от арабских населенных пунктов. Так создавался Израиль. Они превратили свои поселения в цветущие сады, в оазисы посреди пустыни, и это исключительно их заслуга.
Но стоило политическому курсу развернуться на 180 градусов, и те, кем страна гордилась на протяжении десятков лет, превратились в объект насмешек. Люди, готовые во имя своих политических пристрастий и мещанских предубеждений назвать белое черным, не скрывают радости по поводу депортации, которая по всем меркам должна считаться национальным горем, и возмущаются "жирными компенсациями", а пресса изобилует циничными насмешками в адрес бывших жителей Гуш-Катифа.
Судьба депортированных жителей Гуш-Катифа решалась и продолжает решаться в лучших традициях чиновной тупости и бездушия. Специально созданное "Управление по размежеванию" с треском провалилось в выполнении своей задачи. Заранее прекрасно зная, с чем придется столкнуться, чиновники практически не готовились к приему депортированных граждан, не потрудились обеспечить им минимально приемлемые условия переезда и проживания. Эти чинуши вообще не должны были начинать выселение, не подготовив заранее прием.
Выселенные люди, многодетные семьи, со всем своим скарбом вынуждены переезжать из гостиницы в гостиницу. Семьям с семью-десятью детьми, занимавшим целые дома на больших участках, предлагают вселиться во временные квартиры из двух-трех комнат, с обязательством жить там несколько лет. Компенсации еще и не начинали выплачивать. Имущество, оставленное под гарантию государства, разворовывается.
Перемещенные лица, живущие в палатках и просящие у населения помощи в самых элементарных вещах - это позор для государства, позор для страны. На стыд государственных чиновников, от служащих Управления по размежеванию до главы правительства, рассчитывать давно не приходится.
Но мы надеемся на то, что возмущение граждан, содержащих ораву бездельников, не умеющих и не желающих работать, все же даст знать о себе на ближайших выборах.

Константин БОЙКО, адвокат, председатель Комитета
в защиту демократии и прав человека,
Владимир ИНДИКТ, исполнительный директор Комитета
(052-353-91-13)


ФОРМУЛА ЛЮБВИ

Иегуда ИЕРУШАЛМИ, Иерусалим

Календарю, висящему над моим столом, активной жизни осталось всего полторы недели, а дальше - он превратится в реликвию. Впрочем, он уже и так - реликвия, ибо этот календарь был издан Советом поселений Газы. Мне подарили его в Неве-Дкалим.
...Если верить израильским СМИ, главным событием минувшей недели стал исторический визит нашей делегации в ООН на юбилейную сессию Генеральной Ассамблеи. Глава нашего правительства в репортажах СМИ подобен триумфатору с римской арки Тита, несомому на паланкине во главе колонны дипвойска, размахивающего трофейными менорами, изъятыми из синагог уничтоженных поселений Газы.
Я, к стыду своему и сожалению, слабовато знаком с деталями истории Государства Израиль и не знаю, в первый или аж в пятый раз с трибуны Генассамблеи ООН прозвучала ивритская речь, но, искренне гордясь этим событием, все же не могу согласиться с его ценой, к тому же рассроченной на долгие-долгие годы будущих платежей.
Ариэль Шарон, премьер-министр Израиля, отставной генерал, по наветам арабов и правозащитников обвиняемый международными судами в военных преступлениях, сумел на неделю покинуть пределы Израиля и благополучно вернуться на родную землю. Подвиг, достойный сверхрисковой пионерской космонавтики начала 60-х. Правда, пришлось удовольствоваться лишь политкорректными Штатами, куда не только что Шарона, но даже иранского президента, начинавшего свою карьеру с террористического захвата американского посольства, впустили а потом взад выпустили, хоть и упрям он не в меру. Ну и, опять же, выслужился Шарон перед тамошним начальством. Такое тоже какое-то время ценят. Башарка, вон, Асад, сосед, тот из себя крепкий орешек имитирует, ну так и сидит себе в Дамаске, не высовывается!

Зато Европа, та свой принцип держит крепко. Даже сам Друг Тони, Высший Хоким Инглизстана, и тот не смог гарантировать Шарону неприкосновенность на Островах, по-видимому, ранее полной отключки Государства Израиль от мира сего. А чтобы сомнений не возникало, для иллюстрации, другого израильского отставника-генерала, на которого у "арабевших" защитников тоже, как говорится, большой зуб, поставили перед альтернативой: либо туманный Альбион с ясной перспективой - из Хитроу прямиком на нары, либо, не вылезая из самолета, развернуться - и восвояси!..
Но все это - шелуха, конечно, и главного ей не заслонить - рукопожатий. Со всеми Друзьями, и не только. Я восхищаюсь Шароном, его физической формой - такое в его годы выдержать! С десятками деятелей, и все перед камерами, и в разных позах: и слева направо, и справа налево.

Кадриль дипломатическая, чуть ли не кама-сутра!
И вторил ему Сильван Шалом, глава МИДа. И тоже - и так, и эдак. Правда, у него это как-то поспокойнее происходило, ибо он специализировался на представителях недружественных режимов - исламских, в основном. А там публика другая, с иными имиджем и ментальностью, внешне степенная и свое подавляющее достоинство демонстрирующая.
Однако что же было реально? А почти ничего.
Да, с трибуны Генассамблеи Шарон заявил, что Иерусалим останется навсегда единой и неделимой столицей Израиля. Это, конечно, хорошая декларация. Но зная того, кто ее озвучил?.. Не тот ли это деятель, который пару лет назад публично утверждал, что он не делает различий между Северным Тель-Авивом и Газой? (Интересно, готовятся ли теперь обитатели района фешенебельного тель-авивского района Рамат-Авив "гимел" к судьбе своих собратьев из ликвидированного поселения Алей-Синай?).
Да, руководители и представители многих стран приветствовали и хвалили Шарона за отключку, в которую он вверг Страну, но оптом и в розницу они талдычили свое: это только начало, уйдите с оккупированных в 1967 (1948, 1947...) годах исконных палестинских территорий, создайте и содержите по высшему разряду Государство Фалостын, а сами... Вот такое дипломатическое достижение. По-моему, израильскому налогоплательщику гораздо дешевле обошлось бы получение главой правительства этой же оригинальной информации каким-нибудь рутинным путем. Я, например, готов бесплатно пересылать ему подобные сведения по электронной почте.
А с другой стороны - ну, поразвлекалось наше начальство в мировой тусовке юдофобских руководящих масс после трудов праведных по трансферу евреев. Люди как люди. Нужна же и им расслабуха! Поймите их по-человечески!
Но что любопытно, в похождениях Шарона в Нью-Йорке я вдруг нашел для себя "сухой остаток". Множественность и повторяемость проявлений мировой любви к моей Стране, продемонстрированных Шарону в ООН, кажется, позволили мне полуэмпирически нащупать аналитическую формулу этой любви. Похоже, в первом приближении, что интенсивность любви к Израилю тем выше, чем меньше комплексный показатель реального его существования, складывающийся из территории, населения, его национального духа, экономики, культуры, военной мощи... Подобно раздававшимся этой весной рыданиям цивилизованного мира по жертвам Холокоста: мертвый еврей - хороший еврей!..
И ужасно не хочется, чтобы такая любовь к Израилю выросла до патетических высот всемирной любви к жертвам Холокоста...
...Не приняв ни одной внятной резолюции, ООН в свое 60-летие продемонстрировала полную ненужность миру. Насквозь коррумпированная, начиная с Генсека, лауреата, естественно, Нобелевской премии мира, которая сама по себе является сертификатом разрушения, ООН существует лишь как кормушка международного ворья с дипломатическими паспортами, "трудящегося" в ней. А в политике лишь однозначно поддерживает исламскую атаку на цивилизацию во всех ее проявлениях.
Да, похоже, рассыпается еще одна утопия ХХ века - утопия о решении глобальных проблем единым форумом. Сегодня ясно, что мир, по меньшей мере, не дорос до поры этой прекрасной, и не скоро еще дорастет. Не может быть эффективной организация, где на равных представлены цивилизация и людоедство, да имеющее к тому же численное преимущество. Двести миллионов арабов, объявляющих себя единой нацией, представлены в ООН 22 голосами. Более чем миллиардный Китай - одним, миллиардная Индия - одним, равная по численности арабской американская нация - одним, 150-миллионная многонациональная Россия - одним...
Но что это я все про Нью-Йорк да про Нью-Йорк, который никогда в глаза не видал? Вернусь-ка в наши палестины.
...Живи я в другой стране, вспомнил бы русскую поговорку: "Нет кота - мышам раздолье", но зная израильские нравы и обычаи... Это я к тому, что пока там Шарон с Шаломом триумфировали на Западном берегу (Атлантического океана), пока они задавали работу фотокорреспондентам и телеоператорам, запечатлевающим их нью-йоркские рукопожатия с разнообразными врагами нашей страны, некий пенсионер, генерал опять же, выдвинул очередную мирную инициативу. Подозреваю, что какой-нибудь "троян", засевший в моем компе, подкинул генералу выстраданную мною формулу мировой любви к Израилю. И захотелось пенсионеру любви, больше любви! И в полном соответствии с моей формулой он выдвинул план ее активизации.
- Давайте, - предлагает, - уничтожим еще 32 поселения в Иудее и Самарии и изгоним оттуда еще 20 тысяч евреев. Это будет важным шагом на пути к миру и в несколько раз увеличит мировую любовь к Израилю!
Причем, нет, конечно, никакой синхронности между инициативой пенсионера и отсутствием начальства, в Израиле такие вещи делаются сплошь и рядом, причем, несмотря на последствия, как правило, тяжелые, а то - и катастрофические. Ближайший пример, уже в нынешнюю каденцию Шарона.
Собирается компания - максимальный ранг участников - депутат Кнессета от оппозиции, особая примета: почти все участники, как на подбор, на букву "бет" (на русский слух - "Б", по телефонной книге, что ли, рекрутировали?): Бейлин, Бург, Бронфман... Да, и примкнувшая к ним бомжиха Вики Кнафо. В компании нескольких арабов, таких же "волонтеров", едут в Женеву и там издают некий опус под названием "Женевская инициатива", кратко сводящийся к принципу "Все отдать, да мало!". У Бейлина, правда, огромный и безнаказанный опыт подпольных сговоров с врагом, приведший к соглашениям Осло, нобелевке на троих в качестве взятки за эти соглашения и смерти Ицхака Рабина...
В любой демократической стране вопросы внешней политики и безопасности - однозначная прерогатива государственных органов. Как должна называться страна, в которой любому доброхоту не возбраняется выступать с дипломатическими инициативами, вступать в контакты с противником и вести с ним переговоры за спиной у государства? Супердемократией?
Ведь теоретически, казалось мне, как должно делаться? Ты недоволен существующими порядками и ситуацией. Ты считаешь возможным и необходимым их изменить. У тебя есть идеи. Или тебе просто хочется власти как источника личного материального и духовного удовлетворения. В любом случае, легитимная технология такая: рисуй программу, привлекай активистов-сторонников, создавай организацию. Дождись выборов. Агитируй или просто подкупай избирателей, обещая им, что когда они приведут тебя к власти, ты для них сделаешь то-то и то-то. А потом, получив бразды правления, твори, выдумывай, пробуй! Причем, как показывает практика, вовсе не обязательно творить обещанное!
Но ведь у всей этой группы на "Б" кишка тонка оказалась работать через избирателя. Потому гангстерско-гельминтозными методами они внедрились в законную власть и принудили ее плясать под свою дудку.
Доктор юдофобских наук Махмуд Аббас, якобы руководящий Палестинской автономией, в своем выступлении по поводу нашей отключки высоко оценил труд этих товарищей на "Б" и многих других их пособников (любопытно было бы узнать, чего стоит его оценка в денежном выражении?). Но Государство Израиль молчаливо гарантирует им неприкосновенность. Почему? Недаром, видать, Даниэль Пайпс недавно с горечью констатировал, что в наш век политкорректности такое понятие как "государственная измена" исчезло...

21.09.05


Реквием по Сануру

Изабелла СЛУЦКАЯ, Иерусалим,
специально для "МЗ"

Депутат Кнессета Ю.Штерн, художник Анна Хирам-Богуславская и директор библиотеки Клара Эльберт (справа)
Юлия Сегаль

В помещении Иерусалимской русской городской библиотеки открылась выставка работ художников из поселения Санур. Экспозиция разместилась на трех этажах и даже на лестницах и крыше библиотеки. Среди произведений - картины, скульптуры, фотографии, инсталляции 13 художников, которые удалось вывезти из галереи и мастерских буквально в последний день перед депортацией из Санура. В ту ночь директор библиотеки Клара Эльберт до трех часов утра ожидала и все-таки дождалась художников, которые не смогли бы самостоятельно справиться с обустройством выставки.
Организовать ее удалось благодаря содействию партии "Наш дом - Израиль". В приветственном слове депутат Кнессета Юрий Штерн сказал: "Эта выставка - реквием по Сануру, но будем надеяться, что она откроет новую страницу в творческой жизни каждого из художников". Заместитель мэра Иерусалима Нир Баркат также выразил надежду на то, что те, кто приехал в Иерусалим, найдут себя в столице Израиля, а выставка, возможно, станет постоянной, потому что "это не только произведения искусства, это - послание миру".
На открытие выставки пришло очень много зрителей, в том числе и те, кто стоял у истоков создания поселения Санур. "Оно было основано группой репатриантов из Советского Союза в 1987 году как деревня художников, - вспоминает Анна Хирам-Богуславская. - В удивительно живописном месте, в здании бывшей турецкой полиции, разместились галерея, учебные залы, мастерские. Название Санур подсказала поэт Наоми Шемер, и мы действительно надеялись, что это будет центр искусств, "несущий свет" для Израиля и его гостей из разных стран мира".
Хаим Капчиц, один из тех, кто был в деревне с самого начала, представил на выставке эскизы своих проектов - мозаика, фрески, витражи. Им были оформлены "ворота в Санур", которые в настоящее время перенесены в Кирьят-Арбу. А здесь, на выставке, тоже есть его композиции - на досках от багажа, привезенного в Иерусалим, разместился и камень, брошенный арабом в стекло его машины, и просто камушки из Санура, как память о том, что пережито, что осталось в душе.
Художник Юрий Головаш в экспозиции представлен графикой: здесь и незабываемые рельефы и контуры того, что окружало их в деревне, и доски, сохранившие памятные для алии 90-х годов надписи: "таможня - морской порт Бердянск - Tel-Aviv".
Конечно, присутствует на выставке тема разбитых надежд, выраженная в работах Мины Минской. Обобщающей метафорой выглядит ее композиция "Сердце Санура", сделанная из остатков разрушенного бетона и неживых цветов. Интерес посетителей вызвали мастерские пейзажи Аркадия Лифшица, медали и скульптуры Марка Сальмана, фотографии Владимира Брайтмана и другие работы художников.
Последними из Санура были вывезены скульптуры Юлии Сегаль - острые, резкие, темпераментные. Мне очень понравились ее "не политические" работы: лирическая "Последняя любовь", "Менора", "Воспоминания о детстве"...
Выставка (ул.ха-Ор, 2) открыта ежедневно, кроме пятницы и субботы, с 12 до 18 часов. Вход свободный. Иерусалимцы и гости нашей столицы, приходите!


"Не забудем" - выставка в центре "Маген"

Для кого-то "размежевание" было очередной серией захватывающего сериала под названием "Новейшая израильская история". Серия, увиденная чужими глазами и просматриваемая эпизодически - в перерывах между обыденными своими делами.
Для других оно стало личным переживанием, личной историей, личной трагедией. Эти люди своими глазами увидели истинное лицо "размежевания", - лицо разрушения и боли, силы духа и слез, любви и ненависти. Оно стало их личной памятью, которой они решили поделиться с другими.
Свои впечатления они запечатлели на фотографиях и в текстах - чтобы не забыть и не дать забыть. Сбор свидетельств и организацию их показа взял на себя хайфский центр "Маген", где 21 сентября открылась выставка под названием "НЕ ЗАБУДЕМ", на которой представлены фото и видеоматериалы, артефакты и другие свидетельства отступления из Гуш-Катифа и Шомрона.
Эта благотворительная выставка проходит под эгидой Координационного совета противников одностороннего отступления (русская группа). Доходы от концерта и выставки пойдут в помощь пострадавшим от размежевания. Выставка задумана как передвижная и будет показана также в других городах Израиля.
На выставке использованы материалы фотохудожников Виталия Кардашова, Ильи Гершберга, журналистов Евгении Кравчик и Алекса Коломойского, карикатуриста Сергея Сыченко и др. Был показан короткометражный фильм под названием "Паранойя". На открытии вечера выступили Александр Непомнящий (Аналитическая группа МАОФ), Эли Бар-Яалом, Евгений Гангаев и Рахель Спектор (центр "Маген"). С большом успехом прошел концерт Зеэва Гейзеля и Александра Крупицкого.
Выставка продлится в Хайфе до 1 ноября 2005 года. А потом ее можно будет увидеть в Иерусалиме, в Доме-музее Ури-Цви Гринберга, начиная с третьего ноября. Планируется провести выставку и в других городах Израиля.
Желающие пригласить выставку в населенные пункты Израиля или за
границу - пишите maof@RJews.net

Вернуться на главную страницу


РУКИ,
ВОЗДЕТЫЕ К НЕБУ

Два воспоминания.
Первое - детское, более чем 50-летней давности. Соседка Ида Владимировна показывает журнал "Польша", посвященный 10-летию Варшавского восстания. На обложке символический рисунок - синагога в талите воздевает руки к небу. А руки эти - столбы дыма и пламени.
Второе - ровно полугодовой давности, судя по датировке файла моей фотокамеры - 16 марта 2005 года. Тогда еще теплилась слабая надежда, что кошмар шароновской "отключки" по какой-то причине не состоится, и мы поехали морально поддержать еврейских жителей Газы. И там, кроме цветущих поселков, ферм, тепличных хозяйств, нам показали школы, иешивы и синагоги.

Особое впечатление произвела построенная в современном стиле, но и в полном соответствии с традицией, очень красивая сефардская синагога (на снимке).
12 сентября 2005 года она, как и остальные, была сожжена арабским зверьем.
Назначенный ЛИКВОДОЙ на должность и.о. главного раввина всея Палестины доктор советско-юдофобских наук Махмуд Аббас издал соответствующее галахическое постановление. Хоть и новичок на этом поприще, но прекрасно подкованный в истории и традициях еврейского народа, автор широко известного в определенных научных кругах труда по разоблачению еврейского мифа о Холокосте, он быстро и самостоятельно разобрался в сложных религиозных вопросах иудаизма, постановив, что синагоги, оставленные в Гуш-Катифе, святыми местами не являются.
"Речь идет о зданиях, в прошлом служивших синагогами, но из них изъяты все религиозные символы. Поэтому они больше не считаются святыми местами", - заявил он.
И сообщил, что все здания синагог в секторе Газы будут разрушены.
А дальше - как в китайском фильме 50-х годов. Кадр крупным планом. Командир: "Мост должен быть взорван!". Следующий кадр: "Трах! Ба-бах!".
А дальше - тишина...
Если бы на синагоге в Париже или Москве какие-нибудь мусульмане, оккупировавшие Европу, или скинхеды-аборигены нарисовали свастику или написали матерные слова на каком-то языке в адрес евреев, то в рамках всемирной борьбы с антисемитизмом, провозглашенной несколько месяцев назад и благополучно затухшей, все же какие-нибудь профессиональные евреи, глядишь, чего-нибудь и провякали. А тут-то зачем? Когда общепризнанная "историческая справедливость" торжествует на Ближнем Востоке, и их грешные братья-израильтяне перед глазами ликующей мировой общественности наконец-то на глазах очищаются от 38-летней скверны оккупации Эрец Исраэль!
Художница Татьяна Соскина была приговорена израильским судом к тюремному заключению за карикатуру на основателя ислама, изображенного ею в виде свиньи. С тех пор прошло много лет, но я до сих пор не понял, за какие заслуги перед еврейским народом "преступница" обязана была уважительно относиться к Мухаммеду? И как скоро у нас начнут сажать за карикатуры на Гитлера? Что он плохого сделал евреям? Хоть одного убил собственноручно? А Холокоста, как доказал Махмуд Аббас, и не было!..
...ЛИКВОДА зашла в тупик. Шарону приспичило ехать в Нью-Йорк, чтобы отрапортовать Организации мирового юдофобства об успехах еврейского трансфера. Армию вывели из Газы в авральном порядке, как водится у нас - ночью, и со стрельбой вдогонку, под улюлюканье озверевшей толпы. А тут, нА тебе - синагоги! Как кость в горле! Куда их девать? Самим разрушить - в народе не поймут, не забудут, не простят. Большинство и так озлоблено "Шестидневной войной-2005". Арабам оставить? Так те надругались даже над могилой праотца Йосефа, теоретически почитаемого ими же за святого...
Прости, читатель, сделаю маленькое отступление. Жила в Иерусалиме преподавательница еврейской традиции Дина Яблонская (благословенна ее память). Я с ней лично знаком не был, у нее не учился, но любил читать ее статьи. И вот в одной из статей для меня стала откровением (возможно, из-за моего априорно-невежественного атеизма) мысль о различии ВЕРЫ и РЕЛИГИИ. Вера, по мнению Яблонской, - это свойство души, она индивидуальна, а религия - это система ритуалов, и она коллективна.
И получается тогда, что атеизм - это тоже вера. Вера в то, что Бога - нет. И этот вид веры сопровождается соответствующими религиозными ритуалами: разрушением храмов, запретом и уничтожением религиозной литературы и т.д.
Но я заметил, что даже среди самых отпетых атеистов немало таких, кто считает, что миром все-таки управляет Нечто. Что это Нечто, хотя и не выглядит, как наивно себе представляет иконописец, бородатым дедушкой, заставляет гипотенузу при длине катетов 3 и 4, всегда быть равной 5, а амперметр, включенный в цепь, где на нагрузку в пять ом подали 100 вольт, обязательно показывать 20 ампер! То есть у большинства людей, как бы они себя ни именовали, есть и вера в Нечто Высшее, и соответствующе проявляющаяся религиозность. Отмечу еще, что число таких в старших возрастных группах и среди женщин поболее.
И ликводовскому правительству тоже ничто человеческое не чуждо.
Первым не выдержал министр обороны Мофаз, сефард, и, следовательно, человек более традиционной ментальности. Ему и так уже суждено остаться запачканным навеки своим командованием армией по изгнанию евреев и разрушению их домов, а тут, тем более, дома Бога...
Мофаз потребовал созвать спецзаседание правительства и решить вопрос коллективно, лишь бы поменьше личной ответственности. Не буду утруждать тебя, читатель, изложением демагогии, прозвучавшей на этом заседании, но проголосовало правительство, включая главу, подавляющим большинство за "оставить на милость победителям". Глава правительства, надо заметить, говорил на заседании не о синагогах. а все-таки о "зданиях, ранее занимаемых синагогами", вторя своему "пАртнэру" - и.о. главного раввина всея Палестины.
Результат дальнейших действий "свободных палестинцев" был легко предсказуем, и все произошло, как по писаному. Никто за синагоги не заступился, хотя и были обращения к генсеку ООН, к пресловутой "мировой общественности" (хотел бы я знать, где проживет эта дама!), к "квартету". Глухо! Вселенная спала, положив на лапу с клещами звезд огромное ухо, как всегда, глухое к нашему горю...
Есть мнение, что синагоги тем и отличаются от церквей и мечетей, что они - не более чем дома собраний (буквальный перевод ивритского названия синагоги: "бейт ха-кнесет"). Что-то вроде профсоюзного клуба при краснозачуханской трикотажной фабрике, где перед Первым мая чествуют передовиков производства и дают концерт художественной самодеятельности. И потому в синагоги сам Господь - ни ногой! Ни в жисть! Только в церкви и мечети! (Я, извините, полагаю, что Господь, Элохим и Аллах - это все же один и тот же руководящий товарищ. Опять же с детства, когда от соседки Федоровны услыхал: "Бог один, только вера разная!")
Но, знаете ли, мне доводилось посещать православные, католические протестантские церкви, мечети в Средней Азии и на Ближнем Востоке, но и там, возможно, благодаря своему атеистическому соввоспитанию, я тоже не заметил Божественного присутствия. Ту или иную степень богатства, художественного вкуса, архитектурных изысков, праздничности или, наоборот, мрачного подавления - да! А вот чтобы Его - не доводилось как-то.
Потому, возможно, и ошибаясь, тоже вижу в церквях, костелах, мечетях не более чем дома собраний людей, объединенных определенными религиозными ритуалами, а то, глядишь, и верой.
И это я все веду к тому, что есть немало людей в мире, готовых даже вопреки своей конфессиональной принадлежности или даже не отождествляющих себя ни с какой конфессией вообще, грудью встать на защиту церквей и костелов, а еще более того, мечетей, лишь в силу своего невероятного прогрессизма и человечности. Но они слова не скажут о вандализме мусульман, надругавшихся над иудейскими святынями. Они найдут миллион поводов для оправдания вандализма. И деформацию психики несчастных жертв оккупации, которых прекращение оккупации лишило рабочих мест и средств к существованию, и экзотические народные традиции, на уровне, можно сказать, забавной фольклористики...
И кем бы эти адвокаты зверья ни ощущали себя: защитниками прав человека, миролюбцами или миротворцами, их истинное имя - юдофобы.
И самое горькое, что среди них немало наших соплеменников, допущенных к корыту "мира и прогресса", заполненному чечевичной похлебкой с хорошими кусками "басар лаван" ("белого мяса", ивритский эвфемизм свинины), продающих за эту похлебку свое право первородства...
Судя по реакции галута, боюсь, что шароновская "отключка" надолго, если не навсегда, разорвала и так ослабевавшие духовные связи между Израилем и галутом. Галут спешит односторонне отделиться от Израиля...
Сожжение синагог практически совпало с григорианским юбилеем точки отсчета наших нынешних бедствий - 12-летием подписания соглашений Осло.
Когда-нибудь, надеюсь, политологи будут изучать эти соглашения, как пример слабости и незащищенности демократии. Монстр, зачатый под покровом ночи от блуда израильских шармутт с арабскими бандитами под "крышей" КГБ, поглощает все больше и больше жертв.
Желающим ознакомиться с подробностями этого грязного блуда, который его интересанты стараются вытравить из памяти народной, рекомендую прочесть статью Эли Лихтенштейна "ЗЛО ВНОВЬ ТОРЖЕСТВУЕТ" http://zionet.co.il/maof/article.php3?id=9143&type=s&sid=13
Для меня существенно, что именно те мерзавцы, которые вытерли свои загаженные подошвы о законы и демократические процедуры, - именно они громче всех вопят о защите демократии, именно эти преступники объявляют себя движущей силой цивилизации и прогресса. Впрочем, удивляться не приходится. Человеческая натура, на самом деле, меняется мало, и сиюминутная тактика материального обычно превалирует над стратегией морального, духовного. И чем чудовищнее ложь, как заметил давным-давно один большой дока в области пропаганды, тем легче ей верят.
Руководитель проекта по "отключке", лауреат 1/3 нобелевской премии мира Шимон Перес, в связи с успешным и досрочным выполнением намеченных мероприятий заявил, что наконец-то исправлена историческая ошибка: Израиль прекратил оккупацию части Эрец Исраэль, куда его (по недоразумению, что ли?) занесло в ту Шестидневную войну, первую.
А мне кажется, историческая ошибка - в другом.
Мой дед любил говорить, что сожалеет о том, что не было у него в свое время денег, дабы дать жительнице г. Гори Екатерине Джугашвили на аборт в начале лета 1879 года.
Вот и я, согласно семейной традиции, сожалею об исторической ошибке, совершенной судьбою, не обеспечившей меня своевременно средствами для спонсирования абортов матерей Арафата и Переса и прочих их подельников.

Аврум ТАРАНТУЛ, Иерусалим
13.09.2005

Вернуться на главную страницу


Жупел на палочке
Аврум ТАРАНТУЛ, Иерусалим

Время, как это ни банально, неумолимо продолжает свой бег. Деевреизация Газы, как часть проекта полной деиудеизации Иудеи, Самарии, Галилеи, Негева и прочих частей Эрец Исраэль, о необходимости которой так долго не устают говорить арабы и их израильские приспешники, стала фактом.
Все, кто только смог, постарались отметиться при событии и извлечь для себя хоть малую толику пользы. Особенно любопытно было, когда антисионисты, все эти жириновские-сатановские, свою привычную антиизраильскую риторику на какое-то время переключили на лицемерную "поддержку" жертв изгнания. Слов нет!
Шаропересовская команда, проведшая "отключку" в лучших стахановских традициях, со значительным опережением графика, сдавшая границу на милость "дружественному" Египту, идет на побитие еще одного рекорда - досрочный вывод из Газы последних военных подразделений.
Пусть даже нерешенным остался вопрос, кому разрушать синагоги Газы: нашим или арабам? С моральной точки зрения, куда ни кинь - всё клин, и то и это плохо... А представить себе, что синагоги могут стоять там бесхозными, но целыми, никому и в голову не приходит. Как это, чтобы "палестинцы", вдоволь поглумившиеся над могилой Йосефа в Шхеме, Йосефа, которого и сами мусульмане считают святым, не надругались над современными молельнями сионистов? Неведом им опыт их "старших братьев", когда ступени огромной пустующей каирской синагоги (по причине: Египет - "юденрайн") служат рабочим местом для сотен дервишей-побирушек. Мусульман, естественно...
Шарону необходимо сделать этот жест "доброй воли", дабы явиться в Нью-Йорк на сессию Генассамблеи ООН полным триумфатором, освободителем Газы от израильской оккупации. И вот тогда...
Боюсь даже хоть чуть-чуть пофантазировать, где мне до великого израильского фантаста-футуролога Шимона Переса! Ну, для начала. Сам факт, что Шарон прибудет в ООН, не будет арестован Интерполом и доставлен в Гаагу или Брюссель, - разве это не награда генералу за верную службу? А, может, еще и выступить дадут с высокой трибуны этой происламской организации, в которой только лишь одна великая и ЕДИНАЯ арабская нация (это не я, это они сами себя так позиционируют!) представлена аж 22 голосами, где дежурным председателем Совбеза сидит сириец, и в постоянных членах того же Совбеза - полуисламская Россия и фактически оккупированная мусульманами Франция, на сто процентов антиизральски настроенные.
Солнце застилают стаи пропагандистских уток вроде информации о встрече нашего министра иностранных дел с его пакистанским коллегой, которая вызвала много шума, включая недвусмысленные антипрезидентские выступления в Пакистане. Наш нынешний глава МИД - тоже большой фантазер и энтузиаст установления контактов Израиля со странами исламского мира. Помните старый еврейский анекдот: "Моя дочь Сарочка дала согласие выйти за графа Потоцкого. Осталось известить и уговорить ясновельможного пана"...
Так что, готовьтесь, господа, выслушать доклад "Наши достижения", который произнесет Шарон перед кворумом ООН. Как обычно у этого автора, доклад будет очень содержательным и ясным...
...По мере отдаления августовских событий высказывания политиков и достигшая давно забытого накала левацкая пропаганда практически во всех крупных СМИ, наталкивают на мысль, что главной целью проектировщиков шароновской "отключки" было развязывание в Израиле активной гражданской войны, в которой безоружные народные массы национально ориентированных евреев ("правые") сшиблись бы с сильной, не теряющей форму и боевой опыт армией, со всеми вытекающими кровавыми последствиями.
Сценарий, возможно, был с вариациями. Например, народные массы вдруг оказались бы не столь уж безоружны - столкновения спровоцировали бы раскрытие и выход на передний план незаконных вооруженных формирований правых - так называемого неуловимого "еврейского подполья", на существование и опасность которого не перестают намекать силовики. Именно - намекать, ибо доказать законным путем, при всей мощи израильского сыска и предвзятости нашего правосудия к правым, им ничего не удалось. Как ни старались доказать это после смерти Рабина, устраивающим верха оптимумом осталась лишь версия убийцы-одиночки. И впоследствии, если что-то доходило до конца в судебном порядке, то все оказывалось мелочью, а то и вовсе - пшиком.
Вряд ли в этом отношении что-либо добавит расследование двух случаев убийства арабов в дни подготовки и проведения "отключки", странным образом совпадающие по сюжету: ехал один еврей в обществе арабов и вдруг начал их убивать. Особенно немотивированно это выглядело во втором случае, когда речь шла об убийстве арабов шофером, развозившим их на работу, шофером, давно промышлявшим такими перевозками и, кажется, даже хорошо знакомым со своими жертвами. Человеком БЕЗОРУЖНЫМ, неожиданно отнявшим по прибытии на место оружие у подвернувшегося охранника и обратившим его против своих пассажиров. Максимум, что можно будет вытянуть из этого сюжета, - опять убийца-одиночка... А как же "подполье"? А так же. Жупел на палочке.
Я вам не скажу за всех носивших и до сих пор продолжающих носить оранжевые символы, но сдается мне, что народ Израиля гораздо цивилизованней и мудрее, чем его стараются представить левые провокаторы, толкавшие страну в самоубийственную гражданскую войну. Не вышло!
Читая израильские газеты начала сентября, диву даешься! Политологи, журналисты, естественно, муссируют тему "Партийная жизнь после изгнания евреев из Газы". Но любопытно, что все эти свободомыслящие интеллектуалы мусолят и пережевывают одни и те же тезисы и схемы вероятного развития событий. И снова создается впечатление, что тезисы эти разосланы из единого центра, который я как-то условно назвал идеологическим отделом правящей хунты "Ликвода". Статьи отличаются лишь личным стилем авторов, а по содержанию - абсолютно идентичны. Иногда тискают даже по парочке таких "размышлений"-близнецов на соседних страницах одной газеты. Такого пропагандистского идиотизма даже "Правда" себе не позволяла! Повторение - мать учения, что ли?
А, может, наоборот, все-таки: "Сколько ни кричи - 'Халва! Халва' - во рту слаще не станет", вся эта суета - признак подсознательной неуверенности?
А вот пример распространенного пропагандистского шулерства.
Требуется доказать: израильское общество поддержало идею так называемого размежевания; израильское общество довольно его результатами; израильское общество на следующих, скорее всего, досрочных выборах окажет широкую поддержку полнейшей шаронизации политики, понимаемой как вероломство и дальнейшее ликвидаторство Страны.
Доказательство. Эти религиозные фанатики, мракобесы-тунеядцы-поселенцы ожидали, что сотни тысяч или миллионы придут драться с армией и полицией, а они не пришли. Это значит, что к избирательным урнам широкие избирательские массы прибегут, чтобы еще раз переизбрать Шарона, его начальника Переса, и так будет до тех пор, пока младшему из них не исполнится 120!
Однако события августа, расцвеченного оранжевым, показали, что на самом деле народ наш привык, по большому счету, решать свои политические проблемы парламентским путем. И я смею предположить, что носитель оранжевой ленточки вряд ли пойдет голосовать за ликвидаторов. Далеко за примером ходить не стану. Я обошелся даже без этой, на мой взгляд, наивно-романтической игры в оранжевое, и, тем не менее, после "отключки" мои взгляды не стали ни более проарабскими, ни более социалистическими, ни более проевропейскими или пророссийскими. Как был еврейским националистом, так им и остался, хотя на перекрестках не митинговал и бить морду полиции не ходил.
А вот еще пример шулерства.
Всего через неделю после падения последней "Микромассады" в Северной Самарии, высокоученые экономисты заговорили о первых плодах "отключки" - развитии экономики.
Возможно, я - совковый дурак, но мне казалось почему-то, что основой экономики является производство товаров и услуг. Повторяю, возможно, я предвзято и безграмотно к этому отношусь, но четыре десятилетия работы в промышленности, да и чтение Маркса в студенческом далеке, хоть и из-под палки, но вот так меня воспитали. Потому никак не могу поверить, что, разрушив за неделю благополучнейшую отрасль производства, создав несколько тысяч новых "безработных мест", гробя и в будущем собираясь угробить миллиарды шекелей на программу "отключки", Израиль поднял свою экономику. Неужто за пару недель так возросло производство товаров и услуг, что это позволит с избытком компенсировать потери от "отключки"? Мне скажут: биржа подскочила на ноль целых, хрен десятых. Возможно. Естественно, умелые и везучие биржевые спекулянты на этом наварятся. Но при чем здесь ЭКОНОМИКА?
Господи, беда этой стране, да и не только ей, беда цивилизации, где давно уже заправляют ученые умники, убежденные в том, что творог добывают из вареников!
И вслед за Уолтом Уитменом я часто думаю, почему люди, тысячи и тысячи людей, идут за людьми, которые в людей не верят? Идут именно за теми, кто считает общество всего лишь стадом безликих и безмозглых, неспособным выбрать путь без пастыря. Идут, действительно превращаясь при этом в быдло, лишь копирующее поведение себе подобных...
Сейчас модно говорить о цивилизации, даже о цивилизациях, что уже - откровенная чушь... Но в чем она, состоит эта цивилизация, точнее, цивилизованность, если достаточно урагана, стихийного бедствия, чтобы тонкая позолота цивилизованности мгновенно стерлась, а взору предстала лишь свиная кожа? Что достаточно всего нескольких часов для полной дедарвинизации человека и гражданина?

07.09.05

Вернуться на главную страницу


"БРАВО, МСЬЕ ЖЕНЕРАЛЬ!"

Поспорили однажды Оптимист с Пессимистом. На тему, сколько будет пятью восемь?
- 174, - ответил Оптимист, - потому, что это число отвечает народным чаяниям и способствует лучшему удовлетворению его растущих запросов.
- Нет, не прав ты, - возразил Пессимист, - весь предыдущий исторический опыт показывает, что так много быть не может, наберется, максимум, 60.
И они долго спорили, жестикулировали, ругались нехорошими словами, обвиняя друг друга во всех смертных грехах, пока мимо них не прошел мудрый бродяга по прозвищу Нисайон, который, прислушавшись к их перепалке, вмешался и предложил провести опыт.
- Садитесь на землю, - сказал он, - разуйтесь и попробуйте пересчитать, сколько у вас всего пальцев на руках и ногах. Ведь на каждой конечности у вас по пять пальцев, а конечностей - рук и ног - на двоих, как раз - восемь.
И продолжил свой путь.
Но спорщики и далее бессмысленно лаялись, и лишь, когда охрипли до полного безгласия и обессилели, решили все же провести опыт по Нисайону.
И вот они стали считать пальцы, свои и чужие, на руках и ногах, но и опять никак не смогли прийти к согласию.
- 196! - вопил Оптимист, - И это притом, что я выбросил из счета вон тот твой палец с черным ногтем! Видишь, результат превзошел даже самые оптимистические ожидания!
- Да где ты видишь такое количество? У тебя после вчерашнего в глазах четверится? Вот я вижу всего 42, и это притом, что твои по-уродски сросшиеся средний с безымянным я, все-таки, счел за два, а не за один!
И они орали до самых сумерек, пока вновь не возник Нисайон, шедший обратной дорогой. Он прислушался к спору и изрек:
- Господа, то, что вы говорите, на самом деле вовсе не истина! Я, правда, забыл дома очки, сейчас темновато, и все видится мне в тумане, но сдается, что все же правее Пессимист, ибо я никак не могу насчитать более тридцати. Да и история показывает, что пессимисты чаще оказываются правы в прогнозах...
... Пока сайт "МЗ" кайфовал в отпускной нирване, на Ближнем Востоке победоносно закончился блицкриг против поселенцев сектора Газы. Его молниеносность поразила даже самых оптимистических клевретов этой войны, рядившихся перед ее началом в черные пессимистические тоги и предсказывавших длительную кровавую бойню (мне кажется, что слово "клеврет", означающее "преданный ставленник", на самом деле, скомбинировано из слов "клевета" и "врет"). По их заявлениям, блицкриг прошел без заметных потерь и - совсем неожиданно - в рекордно короткие сроки.
Все обошлось сравнительно мирно. Несколько сот солдат и полицейских были ранены (версия пессимистических Оптимистов), или, точнее, получили тумаки и царапины (версия оптимистических Пессимистов), несколько сот поселенцев арестованы, но теперь власти оптимистически сообщают о том, что за решеткой остались "всего" какие-то жалкие несколько десятков. А ведь как пессимистические Оптимисты хорошо готовились - выпустив уголовников и террористов, освободили сотни комфортабельных криминомест в тюрьмах!..
Пессимистическая информация о жертвах, как принято у нас на Ближнем Востоке, заметается под ковер. Мне довелось когда-то ходить, спотыкаясь, по ковровым дорожкам бывшего королевского дворца в Каире (ныне - казино), спотыкаясь оттого, что они бугрились от заметенной под них грязи. Восток, как известно, дело тонкое, а Ближний - в особенности, и здесь свои представления об истинном и ложном. Потому быстро угасли разговоры о еврейской женщине Лене Босиновой, поджегшей себя на КПП в знак протеста и умершей, вопреки моему оптимизму по поводу израильской медицины, о нескольких арабах и еврее, ставших жертвами двух малопонятных побоищ, произошедших при весьма смутных обстоятельствах, которые вряд ли в обозримом будущем раскроются... Насчет этого у меня полный пессимизм.
И теперь, когда пыль над полем битвы осела, а вместо нее, на следующий же день, поднялась пыль от бульдозерного разрушения кулацко-поселенческих хуторов, стало ясно: хотя никому не дано предвидеть истинные результаты случившегося, оправдываются, как говаривал мудрый Нисайон, предсказания самые пессимистические.
Максимум, что получил Израиль от "итнаткута-размежевания", - это краткая хвалебная ода из уст "мировой общественности" и несколько дней личных поздравлений от разных деятелей шароновского ранга, так или иначе выступающих на стороне никуда не девшегося, а еще более обнаглевшего нашего противника.
Помнится, я писал, что "свободная пресса" Израиля получила указания от пересо-шароновской "Ликводы" изображать сочувствие к переселенцам. Этого указания хватило лишь на первую неделю, и когда блицкриг "итнаткута", разгромив Газу, перенесся на поселения Северной Самарии, шельмование поселенцев вспыхнуло с новой силой. А когда закончились танцы на развалинах поселений, идеологический отдел "Ликводы" разослал пиар-бранже тезисы статей о "размежеваниие". Иначе откуда взялись бы написанные разным слогом, но одновременно и абсолютно идентичные по содержанию статьи господ А.Логовского ("Новости недели"), М.Амусина ("Вести-2"), А.Этермана ("Новое время"), в которых вновь и вновь нас хотят убедить, что поселенцы паразитировали на здоровом теле израильского общества (состоящего, по-видимому, из одних логовских-амусиных-этерманов?). Нас призывают не верить глазам своим: если во время "итнаткута" волей-неволей в телерепортажах возникал хоть небольшой кусочек видеоправды о том, что поселения Газы были экономически крепкими хозяйствами, то теперь нас пытаются убедить, что эти хозяйства никому, кроме самих поселенцев, не были нужны. А почему, спрашивается, с начала "размежевания" вздорожали в несколько раз, а потом и вовсе исчезли арбузы (это в Израиле-то!), прекрасная, отборная гуш-катифская зелень?.. Но - не верь глазам своим, Пессимист! Ихье бэсэдэр! Всё будет в порядке! Вот очистим от двухсот тысяч оставшихся поселенцев "Западный берег реки Иордан" - и заживем! Вопрос только: где заживем, господа Оптимисты?
В хоре славословий Шарону встречались сопоставления его с другим генералом, де Голлем. Тому вроде бы принадлежит крылатая фраза: "Если Франция не уйдет из Алжира, Алжир придет во Францию". На мой взгляд, сравнение нелепое, если не сказать, безграмотное. Де Голль ушел из АЛЖИРА во ФРАНЦИЮ. Шарон "подвинулся" ВНУТРИ ЭРЕЦ ИСРАЭЛЬ. И неудивительно, что никто из Оптимистов не упоминал ни печальные события конца правления "Наполеона Длинного", ни стратегические результаты ухода Франции из Алжира, которые превзошли самые пессимистические ожидания. Мог ли де Голль полвека назад представить, что не только Алжир, но и весь Всемирный халифат придет во Францию и тихой сапой ее оккупирует? Наверное, мог бы, и если не сам генерал, то какие-нибудь его специалисты-советники, знакомые с исламом. Но, как водится, думаю, что и де Голлю ничто генеральское чуждо не было, и он подбирал себе в советники лишь Оптимистов, для которых главное - вовремя прокукарекать: "Браво, мсье женераль!".
А вот историческая аналогия "размежевания" со сталинским "Великим переломом", по крайней мере, его первая фаза (дай Бог, чтобы последняя!), на мой взгляд, более правомерна. И тут, и там в основе - классовая ненависть завистливой социалистической стаи, рыскающей в поисках, чего бы отобрать у другого, ненависть к трудяге, реально производящему жизненные блага. Марксистская классовая ненависть. Сам основатель "красной" античеловеческой религии, помнится, не шибко-то своими трудами кормился, сидел всю жизнь на шее у жены-дворянки и ее семейства, добывавшего деньги чуть ли не феодально-байским способом, а также брал корм из рук друга-капиталиста и ему подобных. Но буржуев крыл почем зря! Но этому тельцу бодливому Бог рог не дал... Зато уж его наследники - недоучки-юристы, попы, гимназисты, дорвавшись до буржуйского тела, показали ему кузькину мать!
Вот и у нас - отрыжка тех, казалось бы, ушедших эпох: ненависть обобщенного кибуцника к обобщенному фермеру. И отсюда - непрерывное шельмование и ложь, рассчитанная на маргинального бездельника: мол, поселенцы обкрадывают народ и государство. И когда государство, вбухав несчитанные миллиарды из госбюджета на борьбу с этими "тунеядцами", уничтожает мощную отрасль народного хозяйства, когда людей, посланных тем же государством (теми же персоналиями наверху) осваивать землю, сгоняют с этой земли, разрушая их дома, не предоставляя взамен ничего эквивалентного, обывателя-маргинала уговаривают, что враг повержен, и теперь ему, маргиналу, от общественной кормушки перепадет больше. Но для этого нужна ликвидация поселенчества как класса. Добьем поселенческого врага в его логове - на "Западном берегу" и в Иерусалиме! Желательно, в будущем году!..
(Хотел бы посмотреть, как экономист-теоретик и бизнесмен Этерман реально раскрутился бы после разгрома своего хозяйства, получив ту сумму, аж 320 тысяч долларов, которой он надеется поразить воображение традиционно завистливого российского читателя, и из которых, на самом деле, процентов 80 существуют лишь в рекламе Комиссии по Изгнанию им. тов. Й.Баси, поскольку, на самом деле, государство лишь перекладывает эти деньги из одного своего кармана в другой).
Да, времена и нравы меняются, и, конечно, Шаропересу по свирепости далеко до Сталина, но Ликводовский "итнаткут" - это продолжение бен-гурионо-рабинского расстрела "Альталены", как бы эту связь ни пытались замести под египетские ковры политкорректности.
Слово "итнаткут" довольно точно можно перевести как "отключка".
Власть захватившие и пока что, увы, ее предержащие, хотели бы, чтобы мы, большинство граждан Израиля, схлопотав в Газе нокдаун, так и остались в отключке.
Но этому не бывать! Надо жить! Жить, несмотря на то, что и прогнозы Пессимистов кажутся в наступившей действительности оптимистическими.
Надо жить. Еще, как говорится, не вечер.
Шароны приходят и уходят, а народ еврейский - вечен, что доказано всем ходом Истории.

Аврум ТАРАНТУЛ, Иерусалим
31.08.2005

Вернуться на главную страницу


Выбирали Шарона - получили Нерона

Не могу. Не могу заставить себя смотреть телевизор. Не могу слышать бодрые донесения с полей Гуш-Катифа о том, как ловко, как быстро и сколько депортировано. И не потому, что там нередко показывают душераздирающие сцены, а именно, потому, что их вообще показывают, показывают со смаком.
Поселенец - этот жупел левых, эта заноза в глазу, мешающая их истинно прогрессивному взору, унижен, разгромлен и рыдает. И вся левая пиар-свора, спущенная с поводка, радостно вцепляется в него зубами...
Ладно бы, какая-нибудь "Аль-Джазира", для нее, действительно, праздник - арабы через свою израильскую агентуру это сражение выиграли. Ладно бы, либеральное и "объективное" CNN - торжество демократии - конец оккупации части "исконно палестинских земель". Но свои-то? Эти-то чему радуются, идиоты?
Кампания в разгаре. Раскулачивание по-израильски идет полным ходом. Все прогрессивное человечество, как по заказу, егудонских кровей, спешит отметиться в СМИ и протрубить о великом переломе израильской истории. Уже наблюдается легкое головокружение от успехов. Хотя процесс, вообще-то, работает в "пусковом варианте" (помните такое совковое выражение?), то есть выгонять - выгоняют, а куда потом людей девать, толком не знают, даже не подготовлены места в гостиницах на первые дни. Где там всякой мелочью заниматься?
Шарону, видать, установили твердый срок, вот он и - так точно! Сегодня, правда, присоединился к проливающим крокодиловы слезы. "Валите, - мол, - все на меня!".
Неделю назад идеологический отдел правящей проарабской хунты ЛИКВОДА (или - ЛИКВИДА?) спустил указание свободной прессе: поселенцев в СМИ временно не ругать, а, наоборот, публично жалеть, а во всех грехах обвинять пришлых в Газу подростков, которые "не имеют никакого отношения" к переселенцам Газы. Не имеют они отношения, и всё! И я не имею, ибо живу в поселении Ерушалаим, а не Неве-Дкалим. Вот будут ликвидировать мое поселение, тогда буду иметь отношение... Даже дешевые писаки, не наскребающие золотыми перьями своими и минимальной зарплаты, и соответственно, налогов не платящие, но скулившие по телевизору о тяжком бремени этих паразитов-поселенцев, сидящих на их гибкой журналистской вые, стали по команде проливать скупые мужские слезы.
А ведь поселенцы, что и говорить, были настоящими крепкими кулаками, буржуями, держали теплицы, коровники, давали работу несчастным пролетариям-арабам... Потому, стопроцентно, по товарищу Сталину - смерть мироедам! И вот - такую житницу разрушают!
Шарону дали отсрочку до "после 9-го ава", дабы не выглядел он в глазах евреев и нашей истории со своим "великим переломом" этаким Титом или Веспасианом.
Не выглядит.
Мой ишув, Иерусалим, слава Богу, временно не трогают, хотя доктор юдофобских наук Абу-Мазен, обещал, что за ним не пропадет. Зато на предшественника Веспасиана, Нерона, Арик весьма похож. Помните, как тот под конец карьеры поджег свою столицу - Рим и любовался с горки пожаром? Вот и мы - выбирали Шарона, а получили Нерона.
Неужто и Веспасиана с Титом дождемся?..
...Но СМИ-то, СМИ, как всегда, на высоте! Стоило какому-то мужику с высоты второго этажа показать грудного ребенка с криком: "Смотрите, кого вы выселяете!", как израильский первый канал создал на основе видеоряда высокохудожественную нетленку, блиц-премьера которой пронеслась по всем израильским и мировым экранам и каналам. В ней за отца семейства работает глоткой журналист: "Смотрите, он грозится выбросить из окна дитя малое!". Короче, благообразный папаша тут же был превращен в подобие хамасника-террориста. И хотя подлость эта была практически мгновенно разоблачена, правда лишь запуталась в тенетах Интернета...
А вот взвинченная многомесячной истерией пожилая женщина себя подожгла, облив бензином. Говорят, успели спасти. Здесь вам не совок, 75-процентную обгорелость вылечат...
Вы, борцы за права человека, которым дела нет до издевательств над еврейскими жителями Газы и Северной Самарии (части пресловутого западного берега реки Иордан, феномена вашей географии), вы, гуманные и прогрессивные, вы, последователи Махатмы Ганди и Андрея Сахарова, запомните ее имя, наряду с именами Яна Палаха, буддийских монахов, пекинских студентов.
Вот вам, на всякий случай, имя еврейской женщины, которая подожгла себя в знак протеста против трансфера евреев - вдруг заинтересуетесь? Это - Елена из поселения Кдумим. Судя по ее имени, полагаю, что она - наша бывшая и нынешняя соотечественница, уже однажды пережившая трансфер с одной шестой...
Господа правозащитники, прошу вас, запомните имя этой женщины, поддержите ее и заступитесь...

Аврум ТАРАНТУЛ, Иерусалим
17 августа 2005


Что с тобой, Израиль?

Израильская пресса в последние дни заполнена метафорами, аллегориями, ассоциациями. Противостояние сторонников и противников т.н.размежевания сравнивают с двумя составами, мчащимися на полной скорости по узкоколейке навстречу друг другу: столкновение кажется неизбежным. Или вот еще: два ребенка на краю пропасти толкают друг дружку... Впечатляет.
Всё верно. Израильское общество уже "размежевалось", еще до депортации поселенцев из Газы и Самарии. Робкие попытки двух лагерей как-то договориться, остановить скатывание страны в пропасть напоминают диалог глухого со слепым.
Продолжаем строить бетонный "забор безопасности" вместо цивилизованного, принятого в мире обустройства государственной границы - и считаем это нормальным, даже не спорим по поводу сотен миллионов: на песочные стены, без признанных международным сообществом границ денег не жалко, их у нас куры не клюют.
Мудрые наши министры решают построить в дополнение к этому разделительную стену внутри Иерусалима, отделившись от своих граждан арабского происхождения, живущих в Каландии и Шуафате.
Как тут не согласиться со словами советника палестинской администрации Джибриля Раджуба из интервью израильскому радио: "Безопасность вам принесет не разделительный забор, а мир..."
Отдаем "филадельфийский коридор" - узкую полоску земли между сектором Газы и Египтом - под контроль египетской армии (не "миротворцев" ООН!), без каких-либо гарантий со стороны стратегического союзника, снабжающего наших заклятых друзей новейшими видами вооружений.
Переправа для боевой техники, контрабанды и всего прочего двоюродным братьям, известным своим миролюбием, готова - докладываем заокеанскому дядюшке...
После стольких жертв, потерь, заявлений типа "да мы никогда..." - жесты доброй воли в угоду КОМУ?
Кулуарное решение "шикмимского двора" о размещении на Синае подразделений египетской армии и палестинской милиции, вопреки букве мирного договора с Египтом, без санкции парламента?
Впрочем, в конце концов, после того как спикер израильского парламента Реувен Ривлин назвал происходящее "идиотизмом", Шарон милостиво согласился "обсудить" вопрос в Кнессете.
Как ТАКОЕ может быть? Впопыхах, без консенсуса в обществе, уходим из Газы - без обещанной безопасности, без разоружения террористических организаций, без политического урегулирования - что это ВСЁ значит?..
Выбрасываем 8-10 млрд. шекелей ради ЧЕГО, - скажите, если знаете?
Израиль отступает, и никто не знает, где он остановится.
Израиль перестал быть для остального западного мира примером непримиримой борьбы с террором, отказавшись (добровольно!) от своих принципов.
Израиль сотнями выпускает из тюрем палестинских террористов и
заточает в тюрьмы для преступников 12-летних девочек, вся вина
которых заключается в том, что они имели наглость выразить протест
против "размежевания" по сценарию приближенных премьер-министра.
Израиль вверяет свою судьбу заслуженному 76-летнему генералу с
репутацией отца семейства коррупционеров.
Никакие 472 проповеди, произнесенные им с различных трибун с начала года в пользу одностороннего отступления, не заменят всенародного референдума, которого он - теперь это очевидно! - боялся пуще огня.
Что с тобой, Израиль?
После четырех лет интифады ты, наконец, поверил в великодушие тех, кто мечтает вернуть тебя в границы 1948 года, если закурил трубку мира один, без партнера, без каких-либо ответных шагов с "той стороны"?
А теракт в Нетании 12 июля - и вслед за тем "закрытие" сектора Газы - разве не многократное повторение пройденного?
Возвращение на круги своя или движение в неизвестность?
Скорее всего - и то, и другое...
С приближением трагических дней августа, объявленного властями днями эвакуации еврейских поселений в секторе Газы и Северной Самарии, на Израиль обрушился цунами страстей, хотя, судя по всему, "девятый вал" еще впереди.
На заседании комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, созванной для обсуждения хода реализации плана одностороннего отступления, министр обороны Шауль Мофаз заявил, что в операции по депортации примерно 7,5 тысяч евреев из Газы, включая младенцев и женщин, задействована 41 тысяча военнослужащих и 3800 полицейских из подразделений, прошедших специальную подготовку. Кроме того, 17 батальонов резервистов на этот период призваны в армию, чтобы пополнить имеющиеся вакансии. По мнению Мофаза, операцию следует осуществить быстрее, чем за 4 недели, первоначально отведенных на это правительством.
На фоне прозвучавших радужных рапортов о полной готовности министерств и ведомств к реализации плана Шарона, так и осталось неясным, куда деть несогласных с ним. Впрочем, установка "каравилл" - временного жилья для переселенцев - в пустынный район вблизи Ашкелона (к слову, там уже начали падать ракеты "касам") не прекращается ни на день, так что премьер поблагодарил строителей за "гигантскую работу", проделанную ими.
Остается нерешенным и еще один существенный вопрос. Касается он строительного мусора, остающегося на месте разрушенных бульдозерами домов и предприятий поселенцев в секторе Газы. Палестинцы требуют привести оставляемую израильтянами территорию в порядок и вывезти весь мусор полностью. Как сказал Мофаз, эта процедура может занять еще около трех месяцев, и поэтому армия обязана оставаться там все это время.
Отвечая на вопросы парламентариев, начальник Управления по размежеванию при канцелярии премьер-министра Йонатан Баси сообщил присутствующим, что поселенцам предоставлена возможность выбрать между "каравиллами" и съемным жильем, как кто пожелает, и вновь призвал активнее обращаться к нему по вопросу выплаты компенсаций за оставляемое имущество и землю.
Далее "депортации", как квинтэссенции плана Шарона, никто не заглядывает, да и к чему: здесь не привыкли планировать будущее. Министр внутренней безопасности Гидон Эзра на той комиссии сообщил, что подготовлены лагеря на 2300 "посадочных мест" для предварительного заключения противников размежевания, которые пытаются оказать сопротивление полиции и армии при депортации, а Шарон вновь предостерег тех, кто надеется отложить или вовсе похоронить его план: размежевание будет осуществлено в намеченные сроки.
И еще один штрих к портрету сегодняшнего Израиля: как настоящая бомба на страницах газет "разорвалась" информация о якобы существующей в недрах полиции секретной инструкции, коей ее сотрудникам предписано заниматься в "дни размежевания" исключительно делами, связанными с этим процессом, оставив на потом все остальное, кроме тяжких преступлений типа убийств и изнасилований. На основании этого местная пресса делает вывод, что в августе преступники всех мастей могут чувствовать себя свободно - полиции будет не до них.
Весь Израиль всколыхнул арест на рассвете в своей спальне владельца одного из правоориентированных Интернет-сайтов Виталия Вовнобоя, кстати, активиста правящей партии "Ликуд", обвиненного в подстрекательстве и призыву к бунту. Вовнобою, как можно понять, вменяли в вину публикации на сайте "Хроники Иерусалима" статей известных израильских и зарубежных журналистов, критикующих планы правительства по "размежеванию". В связи с этим ряд видных русскоязычных политических деятелей выступил с обращением к президенту страны Моше Кацаву, в котором, в частности, говорится: "...Завтра жертвой произвола может стать любой, кто поднимет голос протеста против коррупции семейства Шарона, и неважно, приверженцем каких политических взглядов он будет. Это прямая дорога в страну ГУЛАГов, где попираются все те ценности, ради которых мы боролись в прошлом... Мы не родились в Израиле, но не позволим со снисходительной улыбкой разъяснять нам, что такое демократия. За свою преданность демократии мы заплатили годами заключения, преследований и лишений, когда власти обрекали нас на полуголодное бесправное существование и лишали элементарного права на свободу слова. И у нас есть все права предупредить израильское общество: страна скатывается в пропасть, до боли нам знакомую. В пропасть тоталитаризма".
Вот так, не больше и не меньше...
... Улицы израильских городов запружены автомобилями с укрепленными на них оранжевыми ленточками, - как бы ни убеждали в обратном заказные опросы общественного мнения. Однако полиция - а именно ей отведена роль ударной силы в ходе депортационной операции - готова выполнить любой приказ "партии и правительства".
И сомневаться в этом, увы, не приходится.

Валерий РУБИН, Бат-Ям


СТРАНА, ПОГУБЛЕННАЯ ВОЖДЯМИ

Уважаемый господин Школьник, глядя сегодня телевизор, я перевел это стихотворение Ури-Цви Гринберга. Оно написано более 30 лет назад великим израильским поэтом. Если оно появится в вашей газете, буду вам признателен.

Евгений МИНИН, Иерусалим


Вы глупы, и в проклятиях видя хвалу,
Вы - предатели, слуги порока.
Посмотрите, алеет на каждом углу
В вашем городе слово пророка.

Ваш приказ исполняет безмолвная тля -
Знаю, в этом трагедий истоки.
Превращаете пашни в сражений поля.
Уповаю на чудо - его ждет земля,
Стонут скалы, и пальмы, и строки.

Все мы в бездну летим.
Виноват без вины,
Тщетно землю хватаю руками,
Я - несчастный пророк из несчастной страны,
Погребенной своими вождями.


О не помнящих родства

Сегодня утром (17/8/2005) радио РЭКА интервьюировало множество людей по случаю начала силовой фазы "размежевания", и промеж прочих - депутата Кнессета Романа Бронфмана. Выражая своё отношение к поселенцам, нарушающим "Закон о размежевании", Р. Бронфман назвал их "Иуды, Иуды - предатели". Я подумал было, что ослышался, но он повторил это снова, добавив: "Иуды - предатели, не помнящие родства".
Имею заявить следующее.
Имя Иуда (правильное ивритское произношение Йехуда , в просторечном израильском произношении Юда) - это довольно распространенное еврейское имя, которое означает "Край евреев", "Иудея". Имя это очень древнее, библейских времен. В Израиле его носят многие тысячи людей.
Использование имени Иуда в отрицательной коннотации, особенно в качестве синонима предателя (по христианской традиции, Иисус был предан одним из его учеников по имени Иуда), - это, по существу, один из краеугольных камней антисемитизма. С этого клише начались наши 20-вековые мучения. Оно охотно эксплуатировалось и теми, кто вроде бы ушел от традиций средневекового христианства (вспомним Ленина с его "Иудушкой Троцким"). Мне не известно ни одного случая использования этого клише политическими деятелями демократических стран, по крайней мере - в последние годы. В этом смысле, парламентарий еврейского государства Роман Бронфман может считаться новатором.

Теперь о не помнящих родства. Тут депутат Кнессета Р. Бронфман - новатор в квадрате. Придумать новые антисемитские клише удается не каждому. Даже исламисты вынуждены довольствоваться здесь тем, что давно придумано христианами. Но вот же придумано депутатом Кнессета выражение "Иуда, не помнящий родства", которое, надо полагать, будет взято на вооружение "друзьями" еврейского народа! До сих пор существовало лишь выражение "Иван, не помнящий родства". Вот цитата (http://phrase.woweb.ru/fun/c/415) о его происхождении:
"ИВАН, РОДСТВА НЕ ПОМНЯЩИЙ
Беглецы с царской каторги, крепостные крестьяне, бежавшие от помещика, солдаты, не вынесшие тяжести рекрутчины, сектанты и прочие "беспаспортные бродяги", попадаясь в руки полиции, тщательно скрывали свое имя и происхождение. На все вопросы они отвечали, что зовут их "Иванами", а "родства своего" (то есть происхождения) они не помнят. Юристы выработали на этом основании даже такой ученый термин: "не помнящие родства", а народ стал называть "Иваном, родства не помнящим", каждого, кто отрекается от родных, друзей, старых связей; в широком смысле - человек без убеждений и традиций".

Это поселенцы-то - люди без убеждений и традиций?
Это они, преданные страной, которую они беззаветно любят, и преданные правительством и правителем, которые их послали в поселения - предатели?
Вот разве что Иуды: некоторые из них, действительно, носят это имя.
Закончу с Бронфманом на понятном ему языке. Подойдет цитата из Ленина: "Вершина распада идейного".

Хватит о нем. Важнее понять, что ждет нас после бессмысленной мерзости, сотворенной коррумпированным истеблишментом при непротивлении и даже поддержке значительной части народа. Я нахожу уместным приложить короткий звуковой файл с голосом Булата Окуджавы. Для тех, у кого нет ресурсов для проигрывания файлов МР-3, привожу его слова:

Вселенский опыт говорит,
что погибают царства
не оттого, что труден быт
или страшны мытарства.
А погибают оттого,
и тем больней, чем дольше,
что люди царства своего
не уважают больше...

"И тем больней, чем дольше". Ну, такое долго продолжаться не может, так что слишком больно быть не должно. Кому нужны утешения - сойдет и это.


Д-р Роальд ЗЕЛИЧЕНОК, узник Сиона

Вернуться на главную страницу


 
НА КОРОТКОМ ЧОМБУРЕ

Узкая береговая полоса, дюны, довольно скудная растительность, климат не из завидных, от полутора до двух миллионов арабов (может быть, больше, но даже если попросить кого-нибудь их пересчитать, потом окажется, что их сумма зависит от того анекдотического "а сколько вам нужно?", которое все равно никого не устроит). Большая часть населения скучилась в главном городе, и плотность доведена до трех тысяч на квадратный километр. Имеется немало свободной площади, и этим, начиная с 1978 года, пользовались израильские правительства для создания еврейских поселений Гуш-Катифа. Запоминать названия поселений не стоит, так как на этих днях их сотрут с лица земли, причем сотрут не свирепые враги еврейского народа Макашов, Саддам и др., а евреи, которые, как говорит наш премьер, осознали и по-новому оценили создавшуюся ситуацию.
Пожалуй, стоило начать не с этого, а с того, что этот скудный кусок земли вместе со сгрудившимися на нем голодранцами никогда никому не был нужен. Пардон - никогда не говори "никогда" - 4000 лет тому назад там скопилось немало людей, точного происхождения которых никто не знает, поскольку их откуда-то - кажется, с Кипра - пригнали греки. Это были филистимляне, попортившие немало крови царю Шаулю, но Давид сумел с ними расправиться, после чего они растворились неизвестно где, что дало основание мудрому императору Адриану всю территорию назло евреям назвать Палестиной, а в последние сто лет стекавшиеся со всего арабского мира в "Палестину" бомжи научились называть себя "палестинцами". Арабский историк-коммунист Абдель Кадер в объемном труде Le confliсt judeo-arabe" (1961) утверждает, что такого народа никто никогда не видел и не знал, а его националистические претензии никакого основания под собой не имеют.
В ближайшие дни мы ожидаем бурных событий и больших перемен. По воле премьер-министра Шарона, правительства и Кнессета, при поддержке, как показывают опросы, большинства еврейского населения Израиля одна из самых сильных армий планеты силой выдворит своих соплеменников из созданных правительством это страны населенных пунктов и трусливо улепетнет из Газы под натиском почти безоружных и не обученных военному делу исламистов-фундаменталистов.
Большая часть университетски образованного истэблишмента, воспитанная на заслуживших высшей оценки нобелевского комитета идеях Осло (Напоминаю, что Осло - это столица Норвегии, населению которой в высшей степени начхать на евреев и арабов вместе с Газой), так вот большая часть этого воспитанного в старших классах Осло истэблишмента, уверила ту менее образованную часть населения Израиля, которой на все эти дела так же начхать, как норвежцам, что лучший способ одержать победу над террористически воспитанными ребятами из Газы - отступить и пусть они там, как хотят. Они - там, а мы - здесь, они запускают ракеты по нашим городам, а мы вытираем друг другу носы.
Те, кто не в Израиле, а где-нибудь, допустим, в той же Норвегии или Индобразилии, если вы одолели вышенаписанное и собираетесь читать дальше, предупреждаю, что это не юмористический рассказ, а, я бы сказал, летопись временных лет, и она, эта летопись, обязана войти в историю, так как все происходящее в наших палестинах - это История с большой буквы, а каждое событие, выражаясь юридически - прецедент. Так что стоит знать.
Специально для детерминистов, то есть для людей, склонных считать, что ничто просто так не происходит и всему есть причины (проще говоря, всему следует смотреть в корень), стоит послушать сплетни, так как в мире Интернета и сотового телефона старинное ОБС (одна баба сказала) - самый надежный источник информации. Врет пишущая братия СМИ, и чем газета весомее, тем ложь жирнее, а сплетня - чем она невероятнее, тем большего доверия заслуживает.
Так, например, в октябре прошлого года ближайший советник Шарона Дов Вайсглас ляпнул - настолько тихо, чтобы все услышали, - что вся эта затея Шарона с размежеванием - хитрый маневр, предназначенный для того, чтобы остановить мирный процесс, похоронить "Дорожную карту" и поставить сильных мира сего перед фактом, что наши поселения в Иудее и Самарии с места не сдвинешь. Вы видели, чего мне стоило снести пару жалких деревушек! - скажет он, когда потасовка останется позади. Правда, меня все считают "бульдозером", но не до такой же степени, добавит Арик.
Более того, скажет Шарон, если вы, американцы и европейцы, всерьез думаете, что голытьбе, называемой в вашей прессе "палестинцами", можно позволить создать здесь подобие государства… Словом, господа, подумайте еще раз. Кстати, скажет им Шарон, вы там что-то говорили о возвращении палестинских беженцев на территорию, где вот уже полвека живут евреи? Вы себе представляете, какой, как говорят на иерусалимском рынке, балаган из этого может произойти? То-то.
И тогда всем станет стыдно оттого, что они были так неправы, все признают свои ошибки, а "бульдозер" подтвердит свое звание.
Мои достоверные сплетники ссылаются на газету "ха-Арец" и американские ABCnews, но сами уважаемые органы на эти заявления Дова Вайсгласа сегодня уже не ссылаются. Почему? Да, очень просто: каждый кому-то или чему-то служит. Не обязательно хозяину, чаще даже не хозяину, а тому, что называют в психопатологии idee fix, что в переводе на общепонятный язык бывших одесских биндюжников звучало бы так: то, что один дурак может вбить себе в башку, сто умников дубиной не вышибут.
Чтобы лошадь спокойно стояла в своем стойле, не брыкалась и не поломала себе ноги о боковые цимбалины, ее ставят на "короткий чомбур", то есть коротким ремешком привязывают к перекладине, и тогда ей ни туда, ни сюда. Иногда, читая статьи на израильские темы, публикуемые у нас и на Западе, я начинаю догадываться, что чомбур, на котором нас держат, виртуален. Нет никакого чомбура, и тот, кто сидит в премьерском кресле, это знает лучше, чем мы с вами. И создает впечатление, что он вместе с нами - на коротком. Он это делает из тонких соображений. Из таких тонких, что их невозможно заметить.
Когда внимание Арика Шарона однажды обратили на тот факт, что совсем недавно он говорил прямо противоположное тому, что сейчас осуществляет, он ответил, что с того кресла, на котором он сидит теперь, все представляется в другом свете.
Несмотря на то, что сказанное год тому назад Довом Вайсгласом превратилось в сплетню, только это заявление похоже на мысль, адекватную тому, что Шарону увиделось или привиделось с высоты его кресла. Изгоняя евреев из домов, в которые он же сам их поселил, наш вождь и защитник надеется снять Израиль с короткого чомбура или, как минимум, удлинить эту веревку.
Но, может, веревки и нет вовсе, а, взобравшись на кресло, генералы типа Рабина и Шарона придумывают ее сами, чтобы было, за что держаться?
Вот уже две с половиной тысячи лет, как нет у нас пророков. А жаль, потому что, за неимением у нас института пророков, пророчит всяк, кому не лень. Не имея ни квалификации, ни диплома, ни прямой телефонной связи с Самим.
Я тоже пророк-любитель и в этом качестве предвижу и предсказываю:
1. Если планируемые мероприятия по выселению евреями евреев состоятся, то террор у нас усилится, и все детерминисты скажут, что причиной роста и усиления террора были размежевание и выселение.
2. Если мероприятия сорвутся, то террор тоже усилится, а детерминисты объяснят нам, что причиной послужило то, что мы не послушались "бульдозера".
Вывод: один старый пень может задать такую задачу, что потом сто мудрецов головы сломают, но не решат.

Ицхак МОШКОВИЧ, Иерусалим,
08.08.05


Семь дней счастья для детей Сдерота


Триста подростков из Сдерота, ученики 6-12 классов, стали гостями Музея диаспоры. Многие из них попали туда впервые. Для юных жителей давно ставшего прифронтовым городка была приготовлена специальная программа знакомства с постоянной экспозицией музея. Экскурсия в чем-то напоминала костюмированное представление, в котором участвовали гиды, одетые в костюмы эпох, соответствовавшие экспозициям. Глазам юных посетителей открылся многообразный мир культур, образа жизни и быта стран, в которых расселялись еврейские общины в разные эпохи. Кульминацией действа стала викторина, в ходе которой участникам предложили ответить на загадки, а в конце экскурсии юные гости получили в подарок красочные школьные дневники.
Посещение музея стало частью семидневной поездки детей Сдерота по стране. Юные граждане городка, вынужденные на протяжении последних лет жить в постоянном напряжении из-за непрекращающихся обстрелов, смогли отвлечься от реалий прифронтовой полосы.
Главным спонсором этого путешествия стал благотворительный фонд "Надав", действующий в рамках фонда "Керен ха-есод", учрежденный Леонидом Невзлиным вместе с его деловыми партнерами Михаилом Брудно и Владимиром Дубовым. В задачи фонда входит поддержка проектов, служащих укреплению связи между Израилем и евреями диаспоры, исследований в области гуманитарных наук, а также академических проектов, связанных с еврейством России и Восточной Европы. Фонд "Надав" взял на себя заботы по восстановлению и развитию Музея диаспоры.
"Я рад, что мы смогли дать возможность детям Сдерота провести часть своих летних каникул беззаботно, как все израильские дети, - сказал председатель попечительского совета Музея диаспоры Леонид Невзлин. - В течение этой недели они не только отдохнут и развлекутся, но и получат возможность прикоснуться к богатейшей культуре и традиции евреев диаспоры".

Фото: Исраэль Меловани

НАВСТРЕЧУ ВЫБОРАМ-1

Запахло жареным.
И, хотя перед телекамерами все еще продолжается профессионально выполняемая имитация известных телодвижений, призванных продемонстрировать, что низы хотят еще и еще, а верхи могут все больше и больше, очередной акт нынешней порнодрамы идет к концу.
...Давным-давно, чуть более двадцати лет назад, довелось мне ехать ночным поездом из российский глубинки в столицу нашей тогдашней родины. С билетами было плохо, и не оставалось ничего, как перекантоваться ночь в общем вагоне. Пассажиров набилось множество и достаточно характерных, этаких сынов земли русской, не знавшей сроду асфальта. На каждом полустанке треть, а то и половина выходила, и их сменяли такие же простонародные личности обоего пола с узлами, мешками, рюкзаками, чемоданами и мощными векторами спиртуозного выхлопа. Захватив с боем место, они тут же вытаскивали очередную водку или бормотуху, и начиналось жаркое обсуждение главной проблемы - когда же, наконец, помрет в Кремле захвативший его всего год назад немощный старец... Низы, самые, что ни на есть низы, уже не хотели, но не имелось других способов смены власти в той стране. Старец, за несколько дней до этой моей поездки проголосовавший прилюдно, прителекамерно за нерушимый блок, и с нежностью, неожиданной в дохлом человеке, сказавший: "Хорошо!", был обречен на руководство до гробовой доски...
Слава Богу, теперь мы живем в худо-бедно, но цивильной стране, маяке демократии на Ближнем Востоке! Худо. Ой, как худо на душе при мысли о предстоящих на днях событиях. Бедно. Бедно, по сравнению с европами и америками. Но ничего, терпимо, в общем. И, главное, у нас есть механизм смены власти.
Этот механизм был запущен в начале года, когда Власть предержащие в Израиле заставили законно избранного главу правительства изменить с точностью до наоборот его известную политику, вытереть ноги о решения и устав партии, посадившей его в руководящее кресло, разогнать естественных союзников и слиться в любовном экстазе с выброшенной избирателями на задворки старой ведьмой Аводой.
Та, правда, не скрывала ни на минуту своего каракуртского намерения сожрать премьера, как только лишь партнер удовлетворит ее садистскую похоть, ликвидировав еврейские поселения, разорит и выгонит на улицу ненавистное ей племя поселенцев.
Изгнав правых из правительства, войдя в союз с Аводой и назначив конкретную дату ликвидации поселений, Шарон собственноручно запустил механизм новых выборов. Несколько дней назад дополнительный толчок, сделавший досрочные выборы неотвратимыми, произвел демарш министра финансов Биньямина Нетаниягу, наконец-то покинувшего свой пост из-за несогласия с программой размежевания. "Лучше поздно, чем никому!", - как успокаивала себя престарелая девушка, изнасилованная в темном переулке неизвестным забулдыгой...
Все комментаторы оценили это событие, как первый открытый шаг в борьбе Биби против Шарона за главенство в Ликуде. Высказываются всевозможные предположения: от последующего раскола партии (что, на мой взгляд, более вероятно) до мирной рокировки Шарона с Нетаниягу, что кажется мне бойкой фантазией. Не надо забывать, что кресло лидера Ликуда в данной каденции дает право Шарону на кресло премьер-министра, которое защищает его от судебных дел в Гааге и Брюсселе. И он будет биться за сохранение своего противосудебного иммунитета, как дрался когда-то за переправы через Суэцкий канал.
Мне, простому обывателю, ничего не остается, как ждать событий: я не избиратель ни Ликуда, ни Аводы, и при нашей системе выборов всецело завишу от тех, кто будет голосовать за эти партии. Прямые выборы премьер-министра у нас, к сожалению, отменили.
Когда избирательная система была иной, я дважды голосовал за Биби, представлявшего мне, избирателю, более симпатичную, с моей точки зрения программу, нежели ставленники Аводы Перес и Барак. Затем по этой же причине голосовал за Шарона, противостоявшего тому же Бараку... Теперь я этой возможности лишен, так что - будет, что будет...
Мы уже видели Биби в премьерском кресле. Его правление сопровождалось ростом экономики, но политическими провалами на главном, на мой взгляд, палестинском направлении. Биби - в значительной мере человек Запада, мальчик из хорошей профессорской семьи, и, хотя он усвоил взгляды Жаботинского, сотрудником которого был его отец, на практике действовал в рамках джентльменства и политкорректности, демонстрируя откровенное раболепие перед проарабски настроенной американской администрацией. Отсюда - отдача города Праотцев Хеврона, рукопожатия с Арафатом, первые планы "передислокации", читай - "бегства". Не Шарон это начал. Страшно, что Шарон с его мощью и неукротимым упрямством вдруг принялся эти планы осуществлять.
Вообще, глядя на нашу политическую элиту, я с ужасом ощущаю себя в Союзе начала 80-х, когда казалось, что кроме Леонида Ильича и Юрия Владимировича уже и править-то некому... Разве что Константину Устиновичу...
Что можно сказать, если истинно сильными (я не обсуждаю, со знаком плюс или минус!) и настоящими политиками показывают себя лишь криминализированные старцы Шарон и Перес? Только: "Аз ох ун вэй!"..
Уже несколько месяцев к выборам готовится и партия Авода, изначально запрограммированная на свержение нынешнего правительства по окончании газовского "размежевания". Но эта подготовка выходит за рамки моей заметки, ибо я все-таки, не репортер криминальной хроники, и сил у меня нет описывать потоки грязи, фальсификаций, то есть прямой уголовщины, естественным образом сопровождающие деятельность израильских последышей Сталина...
...Скоро, скоро закончится ставший трагедией для народа Израиля хозрасчетный роман Шарона с Аводой, и на обочине истории, на помятой траве, останется лишь использованный Шарон.
А жаль, такой полководец был!

Аврум ТАРАНТУЛ, Иерусалим, 10.08.05
(Продолжение следует по мере развития событий)

 

Вернуться на главную страницу


Почему Шфарам?

На моем столе горит поминальная свеча. В память о погибшем еврее, о еврее, которого линчевали, которого сразу после линчевания, без суда и следствия назвали "поселенцем-экстремистом" и "еврейским террористом". Он совершил свое дело в Шфараме. В единственном месте, где совместно проживают друзы, христиане, мусульмане. В единственном месте проживания арабов, где отмечают День независимости Государства Израиль.
Он служил в армии, и дезертировал из нее, когда узнал, что ему придется принимать участие в депортации евреев из Гуш-Катифа. Он жил в Кфар-Тапуахе, но там его почему-то не помнят. Он участвовал в демонстрации в Кфар-Маймоне, он приставал к полицейским, напрашиваясь на арест, объясняя, что он дезертир, но в нашей стране безразличие к человеку, увы, стало нормой, и от него попросту отмахнулись. Мать с отцом обращались к руководству ЦАХАЛа с просьбой найти сына, и сначала им ответили, что он дезертировал, а во второй раз сказали, что он по-прежнему служит в армии! Что это: необязательность, небрежность или безразличие? Мать обратилась в полицию, просила задержать сына, так как у него - табельное оружие. В полиции от ее слов отмахнулись: не до дезертира!
Служба безопасности ШАБАК заявила, что она следила за ним и держала его в поле своего зрения. Игаля Амира, убийцу Ицхака Рабина, тоже в свое время "держали в поле зрения". Наши асы из спецназа находят террористов в узких улочках Газы и умудряются их ликвидировать. Почему же "прозевали" трагедию в Шфараме? Что же это за проколы у наших спецслужб? Кому эти проколы нужны, в чьих они интересах?
Все политики, от премьера до Бронфмана, ничуть не сомневаясь, моментально определили виноватых: религиозных экстремистов, поселенцев, с которыми необходимо покончить, то есть уничтожить как класс. Подобными ярлыками эти политики с помощью услужливой прессы превратили половину населения страны во врагов народа. И сразу стало понятно, что это за политики, что это за система, что это за люди!
Кто-то сравнил убийство в Шфараме с делом Баруха Гольдштейна. Но Гольдштейн погиб, предотвратив еврейский погром на Пурим. Погиб, пожертвовав собой. Его назвали экстремистом, потому что в то время шел процесс Осло, пахло нобелевскими премиями, пахло кровавыми деньгами, как теперь, и поэтому жизнь еврея ничего не стоила. А жизнь арабских бандитов и "мирного процесса", чтоб он сгорел, была священна! И гордого еврея, доктора-спасителя евреев, объявили экстремистом.
Этот мальчик, я думаю, запутался. Скорее всего, он попал в сети Службы безопасности. Если он так уж хотел стрелять в арабов, он мог это сделать и возле Кфар-Тапуаха, и в любом другом месте на юге страны. Для этого незачем было ехать на север.
Друзы - единственные друзья евреев и поселенцев, они вообще отказались принимать участие в депортации евреев из Гуш-Катифа. Поэтому тот, кто подтолкнул нашего солдатика к трагедии в Шфараме, планировал уничтожить именно это духовное единство с евреями-поселенцами. Кто-то очень хотел обозлить друзов и заставить их изменить свое отношение к шароновской депортации евреев с родной земли. Хотел заставить друзов присоединиться к депортации евреев. И сделал для этого все, что в его силах. Иными словами, "поджег рейхстаг".
... Из окна своей хайфской квартиры я вижу минарет в Шфараме, масличную плантацию на склоне холма. В этом красивом городке проживает 40 тысяч человек. Когда-то там жили евреи. Сегодня их там нет.
Почему он стрелял? Может, на него кто-то напал в автобусе и он начал стрелять в целях самозащиты? Почему никто об этом не говорит? Почему полиция, надев на парня наручники, вместо того, чтобы защищать его от беснующихся арабов и увезти с собой, попросту сдала его на растерзание толпы? Почему так странно вела себя та полиция, которая умеет шутя ломать людям руки, ноги и головы? Почему они сбежали с места линча? И тех, кто его линчевал, не арестовали, не задержали. А ведь они - израильские граждане, и они зверски убили израильского гражданина. Почему же их не схватили?
Почему вся левая пресса сразу же назвала девятнадцатилетнего мальчика в кипе "религиозным фанатиком"? Для того, чтобы скомпрометировать поселенцев. Для того, чтобы отвлечь внимание общества от коррупции в стране и в шароновской семье, от полицейского зверства, от ареста несовершеннолетних девочек и жестокого содержания их в нечеловеческих условиях в тюрьме!
Я по-человечески сочувствую родным погибших в этом озверевшем мире с депортацией евреев и стремлением к "окончательному решению" нашего вопроса на этой земле. Я ненавижу тех, кто способен фабриковать подобное безумие, и тех, кто хладнокровно осуществляет эту свою подлую, безумную идею.
Очевидно, кто-то очень не хотел, чтобы парень заговорил.
Но кто?

Михаэль ГОЛЬДЕНБЕРГ, Хайфа

Обвинительное заключение
против Ариэля Шарона

Эльяким ХАЭЦНИ, адвокат,
бывший депутат Кнессета

Всем известно, что за нарушения, связанные с незаконным сбором многих миллионов для предвыборной кампании Ариэля Шарона, обвинение подано против Омри Шарона. Однако настоящий виновник этих нарушений - не сын, а отец. Ради него были совершены преступления, но он прячется за широкой спиной сына.
Общечеловеческой нормой является защита детей родителями. Родители жертвуют собою ради своих детей, и даже берут на себя ответственность задействия, которых не совершали, для того чтобы их защитить.
Данный поступок Шарона - уродливое исключение из этого правила: отец готов смириться с тем, что его сын превратится в посмешище, и даже с тем, что сын пойдёт в тюрьму из-за него и вместо него!
Настало время за одно из крупнейших преступлений против еврейского народа, когда-либо совершённых одним из наших собственных лидеров, сформулировать обвинение против Ариэля Шарона.
Это обвинение не имеет никакого отношения к церемонии "пульса денура" - глупой, детской, идиотской и примитивной церемонии (в ее PR-ном варианте - прим. ред.). Мы не желаем Ариэлю Шарону смерти. Наоборот, обществу важно, чтобы он жил и предстал перед судом за его криминальную деятельность, за коррупцию и - важнее всего! - за то несчастье, которое он навлёк на свой народ и свою страну.
Это обвинение должны представить Ариэлю Шарону все те, кто формирует общественное мнение: критики, аналитики, репортёры, журналисты и редакторы, и в первую очередь - главы академии. Но они зажимают свои носы, чтобы не слышать страшную вонь, исходящую от этого "этрога". Они берегут его как зеницу ока, потому, что он исполняет их самую заветную мечту: быть свидетелями разрушения поселенческого движения в Иудее и Самарии.
- Защитники демократии поддерживают диктатуру.
- Защитники свободы слова соглашаются с затыканием ртов.
- Поборники чистоты власти говорят "да" коррупции.
- Защитники прав человека соглашаются с юридическим и полицейским "террором".

Обвинение

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в изгнании евреев из Земли Израиля. Он -первый еврей, который сказал, что до конца 2005 года в Газе не останется ни одного еврея. Он стал первым человеком, применившим антисемитскую теорию "очистки" Эрец Исраэль от евреев.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в отдаче частей Эрец Исраэль подчужое правление по собственной воле и без какой-либо на то надобности. Этим своим поступком он подрывает право народа Израиля на свою землю,подтверждает лживые претензии арабского врага на всю Эрец Исраэль и разрушает основы сионизма.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в разрушении 25 населённых пунктов в Израиле и в депортации их жителей без причины или цели. По его вине Израиль докажет всему миру, что и в Эрец Исраэль евреи "сидят на чемоданах", и рассеваются как пыль из своей земли. Создание этого опасного прецедента - тоже преступление против еврейского народа.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в том, что он подвергает опасности жизни тысяч евреев и израильтян, которые могут стать жертвами того террора, который ЦАХАЛ уже успешно подавил и победил, и только команда бегства, отданная Шароном, придала ему новою силу и энергию, в точности как предсказывал бывший глава генштаба Яалон. Именно из-за этого террора сейчас бронируют крыши Ашкелонa и всего западного Негева. Шарон виновен во включении городов Бейт Шаан, Афула, Хадера и Натания в радиус стрельбы "касамов" и миномётных снарядов. Из-за него уже целый район Сдерота просит эвакуироваться, из-за него половина посёлка Натив ха-Асара уже покинута.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в создании государства террора, государства ХАМАСа, государства "Хизбаллы", государства "Аль-Каеды" внутри нашей страны, вытянутое как угрожающий палец, в сторону Ашкелона, Ашдода и севера.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в размещении самой большой и опасной армии - армии Египта - в сердце нашей страны, в считанных километрах от Ашкелона. Это реальная угроза существованию Израиля.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в беспрепятственной поставке оружия нашим врагам через морской порт Газы и через Даханский аэропорт, который Шарон для них открывает, и через Филадельфийскую ось, которую он бросает на произвол судьбы.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в распространении этого оружия в Иудее, Самарии и Иерусалиме через "свободный проход", который он создаёт для палестинцев, чтобы соединить сектор Газы с Хевронским нагорьем.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в разделе Государства Израиль на два благодаря этому коридору.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в заполнении страны сотнями тысяч арабских беженцев, сегодня находящихся в секторе Газы, которые будут спокойно передвигаться по этому переходу.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в нанесении тяжёлого ущерба израильской государственности и независимости, когда он заставил своё кукольное правительство подписать ужаснейший документ под названием "Дорожная карта". В этом документе Израиль принимает внешний контроль Европы, России, ООН и Америки, провозглашение палестинского государства этим "квартетом", а также возвращение арабских беженцев и отдачу исторического Иерусалима.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в обмане избирателей и краже их голосов. Он обманул сотни тысяч своих избирателей, которые за него проголосовали, основываясь на его лживых обещаниях. В действительности, он навязывает им радикально левый план отступления. Во всех остальных видах деятельности, кроме политики, было бы достаточно одной этой лжи, чтобы сесть в тюрьму.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в превращении лжи и предательства в общественную норму в Израиле и в совращении народа, а в особенности молодёжи.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в нанесении непоправимого вреда Армии обороны Израиля, которая превратилась в армию политических репрессий.Если эта армия будет действительно использована для совершения преступлений против человечества и сионизма, она потеряет её наилучших бойцов, которые будут арестованы и брошены в тюрьму или просто не пойдут на службу. Делая эту колоссальную ошибку, Шарон губит дух ЦАХАЛя, равного которому нет во всём мире, и разрушает любовь народа к армии, равной которой тоже нет нигде.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в создании раскола и разжигании беспримерной внутренней ненависти, а также в расколе общества, приближающем государство к состоянию гражданской войны.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в захвате своей партии и её уничтожении.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в попытке уничтожить правый лагерь как раз тогда, когда все грёзы и иллюзии левых были разбиты с началом второй интифады, как раз в тот момент, когда национальный лагерь пришёл к своей величайшей победе и мог закрепить свою власть над Эрец Исраэль навеки.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в разрушении демократии:

* Как диктатор он правит Кнессетом с помощью ультралевых и арабов против собственной партии;
* Как диктатор он управляет правительством, в котором увольняет министров произвольно;
* Как диктатор он правит армией, в которой поставил верных ему людейна все важные посты;
* Как диктатор он орудует полицией, травит ею граждан, часто употребляя брутальную, грубую и незаконную силу;
* Как диктатор он правит судами, которые всё больше прогибаются под его "линиию партии". Суды превращаются в отделения тюрем и следственные изоляторы.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в плохом примере обществу, и в особенности молодёжи. Всем своим поведением он выражает жестокость и упрямство, предательство страны и родины и уход от идеалов, на которых было основано еврейское государство.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в отступлении под огнём. Ещё до отступления - побега парализованного ЦАХАЛя, кандидаты на изгнание находятся под обстрелом и постоянной бомбёжкой без надежды на спасение. Их изгоняют, грабят, бросают на произвол судьбы в лапы террора.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в превращении гордых первопроходцев в пыль и прах.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в призыве ЦАХАЛа на борьбу с собственным народом. 60 000 солдат и полицейских против еврейского "врага" - в то время, когда настоящий враг ликует.

- Мы обвиняем Ариэля Шарона в обречении страны на преступность, убийства, наркотики и грабёж из-за использования 11 000 полицейских для реализации плана размежевания.

Густые тучи слухов висят над головами Шарона и его сыновей: ведётся полицейское расследование связей Шарона с австрийским миллионером Мартином Шлафом, владельцем казино в Иерихоне. Заодно расследуется и участие Дова Вайсгласа - инициатора идеи уничтожения еврейской части сектора Газы и северной Самарии - являющегося юридическим советником этого казино, в управлении которого участвует ПА.
В день победы Шарона на выборах советник Вайсглас, сын Шарона Омри вместе с Мухамадом Рашидом, коррумпированным казначеем Арафата, праздновали в кабинете Вайсгласа победу Ариэля Шарона.
Почему праздновал Мухамад Рашид?
Возможно, ответ на этот вопрос добавит ещё один пункт в обвинение...
Ариэль Шарон намеревается уничтожить синагоги взрывчаткой. Весь мир шокирован, когда оскверняются синагоги за границей. В последний раз разрушались синагоги в Хрустальную ночь 9-го ноября 1938 (А как же советские синагоги, превращенные в кукольные театры или разрушенные вовсе? - прим. переводчика).
В этом списке главный обвиняемый - Ариэль Шарон.
Но вместе с ним обвиняется всё это поколение, и во главе его - командиры армии, полиции и спецслужб, судьи и адвокаты, раввины и политики, исполнительный аппарат, учёные, пресса - все, кто молчал, и не был готов заплатить личную цену.
Им, как и простым солдатам, которых посылают совершать преступления, упомянутые в этом обвинительном заключении, ничего не будет прощено, и их всегда будет преследовать вина за падение народа и разрушение государства, которое они совершили, подчинясь командам Ариэля Шарона, зная, что эти приказы повлекут за собой катастрофу.


Перевод с иврита Ильи Чернявского, МАОФ

СТАВКИ СДЕЛАНЫ

Аврум ТАРАНТУЛ, Иерусалим,
специально для "МЗ"


Миновал аномально длиннющий, как минимум, пятинедельный, июль. Лето вкатилось в него досрочно, еще в дни солнцестояния, когда традиционный колорит июня, желтый цвет злачных полей Шавуота, смешался со свежими потоками еврейской крови, и превратился в оранжевый цвет протеста, осветивший весь ушедший месяц.
Убивали, убивали, убивали "неверных" и тех, кто с ними, и тех, кто просто оказался рядом. И не только у нас, но и в превращенном когда-то израильтянами в мировой курорт, ныне египетском, Шарм аш-Шейхе, и в далеком Лондоне, и в окончательно одичавшей Чечне...
Краткое, хрупкое "затишье", без всяких экивоков заключенное между арабскими бандформированиями лишь для пиар-акций мировой юдофобии, давящей на Израиль, сломалось досрочно, до запланированного Шароном бегства евреев из Газы. Паиньками бандиты быть не могут в принципе. "Затишье" нужно только им и только как передышка для накопления сил перед следующей джихадной атакой. Но пойди объясни это "мировой прогрессивной общественности", она же - мировая юдофобия!
Сегодня, 2 августа, когда я пишу эти строки, противники шароновского "размежевания" проводят очередную массовую акцию протеста. Цель, по максимуму, привести десятки тысяч людей в Гуш-Катиф, чтобы воспрепятствовать выполнению позорного плана. В акции, проведенной две недели назад, "оранжевые" продемонстрировали свою силу, стойкость и цивилизованность, неожиданно и вопреки вою большинства СМИ и пророчествам спецслужб и полиции, увидевших в легитимных с точки зрения демократического общества акциях протеста чуть ли не первый бой кровопролитной гражданской войны.
Однако, наученные опытом предыдущего патового противостояния, связанного с малоизвестным до того топонимом Кфар-Маймон, и руководители протестующих, и власти попытались на этот раз договориться о проведении демонстративных действий в разрешенных рамках. Насколько мне известно, версия властей такова: 1) никакого Гуш-Катифа. Закрытая военная зона; 2) никакого Сдерота. Есть опасность обстрела скопления людей "касамами" из Газы; 3) ограниченный численно митинг в Офакиме.
Особо вызывает восхищение трогательная забота власти о безопасности участников демонстрации в опасном Сдероте! Заботились бы так о его постоянном населении, которое страдает от обстрелов уже не месяцы, а годы. Нет, нельзя сказать, чтобы ничего не предпринималось! То министр обороны пообещает уничтожить террор в зародыше, то глава правительства договорится с "президентом Палестины", чтобы тот принял меры (Ну-ну!)... А "касамы" летят...
Дело в сегодняшнем запрете, полагаю, не в "касамах", а в том, что в паре километров от Сдерота - ферма "Шикмим" шароновского семейства. И, поскольку она на израильской территории, то, вроде бы, не должно быть и ограничений на свободный доступ к ней израильтян. Но если так, то вдруг оранжевый поток хлынет к ферме? Как бы чего не вышло... Это Вам не демонстрация нанятой по 200 шекелей в день дюжины "шаломахшавок" под забором премьерской резиденции в Иерусалиме, на Кикар Царфат, с плакатами "Прекратить оккупацию!". Тем можно все, ибо они для власти - свои - правильные, гуманные и правозащитные. А разрешить протестовать этим, оранжевым врагам народа, этой жалкой кучке оккупантов-поселенцев, религиозных фанатиков? Да ни за что!.. Остается только пожелать успеха протестующим, ибо своей организованностью и массовостью (что бы там не вопили рептильные СМИ), они показывают, что народ наш - не быдло, по крайней мере, его значительная, доминирующая часть. Вместе с тем, еще за две недели до официально объявленного начала "отделения", о нем говорят уже, как о факте состоявшемся. Даже обозреватели, сочувствующие протестующим. Ведь Бульдозер прет, несмотря ни на что. Казалось, вспышка террора, начавшаяся в конце июня, и невыполнение властями ПА обязательства по искоренению на ее территории террористических организаций, давали право израильскому руководству хотя бы на отсрочку "размежевания" и проведение широкой антитеррористической военной операции. Но, как водится, кончилось окриком Старшего Брата, или Сестры, если хотите, и "ипуком" (сдержанностью). И вот так, сдержанно "ипукая", Страна, зажатая меж теснин "демократии и законности" (скорее подходит эллинский образ Сциллы и Харибды), идет к трагедии...
Хунта узурпаторов, совершившая в начале года захват власти и удерживающая Шарона в качестве заложника, уже переходит ко второму этапу переворота - устранению Шарона. О том, что Шарон для них - фигура временная, они и не скрывали. Брак между Ликудом, олицетворяемым Шароном и Аводой, был заключен сугубо по хозрасчету, под будущие дивиденды от разрушения еврейской Газы. Шарона подловили на его многочисленных мнимых и действительных грехах и, скрутив, заставили "жениться". Эта женитьба выглядит как звено в цепи более крупной программы - программы уничтожения Израиля. Ощутив к 2003 году тщетность и бессмысленность развязанной в 2000 году террористической войны, и, по существу потерпев в ней поражение, враги Израиля, при поддержке своих израильских агентов влияния и свободолюбивого международного антиизраильского сообщества, изменили тактику. Главный удар был теперь сосредоточен на Шароне и ЦАХАЛе.
На Шарона и его детей были заведены все мыслимые и немыслимые дела в израильских и, главное, международных, судах. Говорить о справедливости и непредвзятости как тех, так и других, не приходится. Правда, в одном Шарону повезло - подобное тому, что ему инкриминируют Брюссель и Гаага, можно повесить и на многих других Больших Начальников, на Буша, например. Потому тамошние законодатели приняли оговорку о неподсудности функционирующих руководителей государств и правительств, что спасает Шарона от преследования, пока он у власти. На местном же юридическом фронте, после непродолжительных боев, Шарона скрутили и заставили изменить чуть ли не на 180 градусов политику, попрать предвыборные обещания, растоптать программу возглавляемой им партии и решения как ее выборных органов, так и всеобщего партийного референдума, а потом обвенчали со старушкой Аводой, проигравшей выборы, но не отпускавшей мысли о власти, и отправили молодых в спальные покои. Заведенные дела до поры, до времени прикрыли газетками. И потому, когда в середине июля Шарон пригрозил палестинцам возобновлением ликвидаций глав террористических банд, а потом и широкой военной операцией, и тут же за этим последовало заявление юридического советника правительства Мазуза о его намерении передать дело на Шарона-младшего в суд, это выглядело рутинным управляющим импульсом: куда, мол, Бульдозер, тебя заносит? И хотя тут же была остановлена подготовка войсковой операции, Мазуз осуществил свое намерение. Пару дней жевались слухи о том, что будет осуществлена судебная сделка, в результате которой Омри Шарон в чем-то признается, в чем-то раскается, и получит, фактически, условный срок. Однако, не тут-то было! Дело на Омри Шарона раскручивается на всю катушку. А, поскольку это дело о финансировании избрания Шарона-папы на должность главы Ликуда, отцу, хочешь-не хочешь, придется ответить за сына.
Мне нисколько не симпатичен Шарон-сын, скорее, вообще, антипатичен. Но, справедливости ради, хочу сказать, что под суд его отдают исключительно ради политики. Ведь подобных дел - тьма-тьмущая. Но если, скажем, замешанный в таких же нарушениях при избрании Эхуда Барака адвокат Ицхак Герцог, президентский, опять же, сынок, ныне, как король на именинах, восседает в правительстве, а не на нарах, ибо до его папы-пенсионера никому дела не было, и обвинения против адвоката просто тихо закрыли, то с Ариэлем Шароном, конечно, международная юдофобия постарается расправиться... И Авода, как истинная каракуртиха, уничтожением поселений временно удовлетворившая свою похоть, с удовольствием сожрет на закуску и бывшего партнера. Оттого и хочется призвать главу правительства: "Уйди, Шарон, лучше не придумаешь! Сам уйди, чем раньше, тем лучше!". Но, где там? У Шарона слишком силен самозащитный инстинкт, и будет он сражаться за кресло до последнего еврея. И не стоит ожидать чуда и аналогии с Шимшоном, который тоже, догрешившись с врагиней-филистимлянкой, докопавшейся до истоков его силы и слабости, плененный врагами и ослепленный, в последний момент убийственно обрушил на них и себя крышу... И еще за что душа болит - за нашу армию, оплот нашего существования и безопасности. Прежде, еще во время относительно активных антитеррористических действий, ее попытались разрушить слева. Агенты арабского влияния сумели тогда наагитировать дюжины две отказников, не желавших воевать на "оккупированных территориях". Но тем дело и кончилось. Правота нашего дела по защите Родины и народа несомненна для подавляющего числа израильтян.
Сейчас же армию заставляют выполнять несвойственные ей, антинародные действия, и это вызывает протест в душах многих военнослужащих. Я с болью читаю восторженные заметки о том, что тот-то и тот-то, солдат, офицер отказывается от выполнения приказа в оцеплении протестующих, при вероятных будущих столкновениях с насильно переселяемыми. Удар на этот раз нанесен по самой активной, самой патриотической части армии, поставленной перед дилеммой: дисциплина или мораль? И не известно, какой армия выйдет из этой ситуации. Но что наверняка, морально ослабленной. А это тоже - трагедия. Сразу же после окончания поста Тиша б'Ав, соблюдаемого в память разрушения Храма, шароновская власть намерена разрушить поселения.
Фигуры расставлены, ставки сделаны...
Но кто может знать, что и как будет?

Вернуться на главную страницу


Очередной "Оранжевый марш" противников плана депортации начнется в следующий вторник, 2 августа, в Сдероте, Нетивоте и Офакиме, откуда участники акции маленькими группами должны будут добираться до сектора Газы - по направлению к Гуш-Катифу. 28 июля представители Совета поселений заявили на пресс-конференции в Иерусалиме, что шествие продлится 3-4 дня. Вместе с тем они сказали, что на сей раз они "не намерены возвращаться домой до отмены плана трансфера".

Начальник Генштаба Дан Халуц заявил 28 июля, что темпы реализации плана депортации будут зависеть от масштабов протеста: чем шире и интенсивнее будет этот протест - тем сложнее будет осуществить депортацию. Халуц сказал, что прибытие 100 тысяч людей к сектору Газы в момент депортации может сорвать реализацию плана.

Выступая на брифинге перед израильскими и арабскими журналистами в Вашингтоне, помощник Госсекретаря США по ближневосточным вопросам Дэвид Уолш сделал следующее заявление: "Все мы сосредоточенно следим за судьбой плана размежевания, желаем ему успешного воплощения в жизнь. Однако если он сорвется, то возвращение к "Дорожной карте" станет опасным".

"Премьер-министр" ПА Ахмед Куреи (Абу-Алла), выступая 28 июля перед бойцами палестинских вооруженных формирований, заявил, что с палестинской точки зрения уход Израиля из сектора Газы и севера Самарии - лишь начало борьбы за независимое палестинское государство со столицей в Иерусалиме. "Мы говорим всему миру: сегодня Газа - завтра Иерусалим. Сегодня Газа, а завтра - независимая Палестина со столицей в Иерусалиме", - сказал Абу-Алла. "Мы не согласимся на создание палестинского государства при наличии расистского забора, не будет государства с агрессивными [израильскими] поселениями на его территории и не будет создано государство без гарантий прав нашего народа и права на возвращение", - заявил "премьер" Абу-Алла.

На состоявшемся в Иерусалиме симпозиума военных раввинов запаса собравшиеся пришли к выводу, что шароновский план депортации противоречит Галахе. Они также строго осудили практику привлечения военнослужащих по субботам на борьбу с противниками трансфера евреев.

Некоторые жители подлежащего ликвидации поселения Элей-Синай на севере сектора Газы намерены встретить отряды "ликвидаторов" в костюмах наподобие лагерной формы с пришитой к ним шестиконечной звездой, на которой будет написано слово "Jude". Житель поселения Цури Ганиш рассказал корреспонденту израильского радио, что он уже заказал портному лагерную форму. По его словам, он хотел сшить формы на всех поселенцев, но потом решил, что это может кого-то задеть. Другой житель поселения, Ицхак Габай, сказал, что оденет по такому случаю одежду, которую носили в Аушвице, так как, по его мнению, нынешние власти относятся к депортируемым евреям не лучше, чем нацисты. Депутаты от разных партий уже осудили использование символики Катастрофы депортируемыми поселенцами. При этом почему-то у них не вызывают возмущения левые общественные деятели и журналисты, сравнивающие поселенцев с нацистами.
Комментарий "Аруц шева"
Да, символика - это главное. Например, одеть солдата в нацистскую форму - это преступление, но заставить его выполнять приказ по "зачистке территории" от евреев - это политика еврейского государства. А вот интересно было бы узнать мнение бывших узников концлагерей: что сильнее бьет по их психике - вид поселенца в лагерной робе или вид солдата, выгоняющего еврея из собственного дома?

Израильтяне Рахель и Яаков Коль были убиты палестинским террористом в районе перекрестка Кисуфим примерно в то же время, когда Госсекретарь США Кондолиза Райс возвращалась на своем самолете обратно в Америку. Два дня провела д-р Райс в интенсивном общении с израильтянами и палестинцами, пытаясь добиться прекращения террора во время реализации плана размежевания. Злодейское убийство супругов Коль под покровом ночи должно стать напоминанием каждому, у кого есть голова на плечах: что было, то и будет.

На новостном сайте http://news.walla.co.il начался виртуальный опрос общественного мнения на тему "Состоится ли на будущей неделе марш в Гуш-Катиф?" Предложено два варианта ответа: (1) "да"; (2) "нет". Проголосовало около 500 человек: 71% выбрал первую опцию, 29% - вторую.


Правление Центра местной власти приняло решение не открывать учебный год 1 сентября, если правительство заблаговременно не перечислит необходимые ассигнования на ремонт школ и приведение их в соответствие с нормами техники безопасности. По подсчетам специалистов Центра, требуется не менее 1,3 миллиарда шекелей, причем для выполнения самых экстренных работ нужны 262 миллиона. Пока же правительство не выделило на эти цели ни шекеля. Руководители Центра местной власти официально обратились к министрам финансов и просвещения и в резкой форме потребовали принять необходимые меры. В письме, которое подписали председатель Центра местной власти Ади Эльдар, председатель Центра региональных советов Шмулик Рифман, глава "Форума 15-ти городов" Рон Хульдаи и глава межмуниципальной комиссии по просвещению Яэль Герман, говорится о недопустимости пренебрежительного отношения центральной власти к проблемам, связанным с жизнью и здоровьем детей.

Житель Мицпе-Йерихо Шломо Коэн на днях был арестован полицией и провел сутки в тюрьме. Причина ареста: в багажнике его машины была обнаружена бутылка машинного масла. Аналитическая группа МАОФ отмечает, что достижения израильской полиции на ниве прогрессирующего кафкианства снова превзошли все самые смелые фантазии наших журналистов (см. http://rjews.net/maof/article.php3? id=8283&type=s&sid=52). В связи с этим, убедительная просьба к гражданам - до свержения режима Шарона постараться не использовать масло ни в готовке, ни для хозяйственных нужд. Во избежание.

Около 330 новых репатриантов из Франции прибыли 27 июля в Израиль. Среди них около 100 детей и 70 студентов. 70% семей будут интегрированы в рамках проекта "Общинная абсорбция", проводимым Еврейским агентством и министерством абсорбции в Бейт-Шемеше, Эйлате, Нетании, Ашдоде, Иерусалиме и Ашкелоне. По сообщению Сохнута, в первой половине 2005 года в Израиль репатриировались на 30% больше, чем в прошлом году. В течение июля этого года в Израиль прибудут еще 900 репатриантов, и до конца года общее число репатриантов из Франции возрастет до 3300 человек. Это рекордная цифра за последние 35 лет. Из стран бывшего СССР ожидается прибытие 107 новых граждан страны, в том числе 70 из России и 23 из Украины. Также прибудут репатрианты из Эфиопии, Франции, Венесуэлы, Бельгии, Турции, Великобритания, ЮАР, Испании, Германии, Голландии, США, Канады, Аргентины, Перу, Бразилии, Швеции, Колумбии, Боливии и т.д.

По материалам новостных сайтов
"Аруц шева" и Аналитической группы МАОФ

Вернуться на главную страницу


ТАК ЭТО БЫЛО
В КФАР-МАЙМОНЕ

Армия, полиция и народ:
хроника противостояния

По сообщениям корреспондентов Седьмого канала http://www.sedmoykanal.com, и
Аналитической группы МАОФ http://rjews.net/maof/ из мошава Кфар-Маймон

19 июля полиция запретила Совету поселений привезти воду и пищу для десятков тысяч правых демонстрантов, осажденных и запертых прошароновскими силовыми структурами в Кфар-Маймоне. Очевидно, армия и полиция желают сломить решимость патриотов, подвергая их жажде и голоду.

20 июля в Южном полицейском округе создана специальная служба под названием "комендатура оперативных расследований", которая будет заниматься задержанными и арестованными в процессе реализации плана депортации. За последние дни там допрошено 100 участников "Оранжевого марша", среди которых 38 детей и подростков.

Среди активистов "русской улицы" Израиля, находившихся в эти дни в Кфар-Маймоне: раввины Йосеф Менделевич и Зеэв Мешков, журналист Дов Конторер ("Вести"), Арье Барац, доктор Пинхас Полонский (Маханаим), Нехама Полонская (Маханаим), проф. Гарри Канцель (Хайфский Технион), Элеонора Шифрин (7й канал), журналист Анна Данилова, журналист Ася Энтова (Манхигут Йехудит), Александр Непомнящий (МАОФ), Евгений Гангаев (Центр Маген), Эли Бар-Яалом (Центр Маген), Элиэзер Шаргородский (Открытый университет), Арье Генкин (вице-президент НДС), Зеэв Гейзель (НДС), Яков Беленький (НДС), доктор Виктор Гальперин (Шломо) (НДС), журналист Александр Разгон, доктор Александр Белоцерковский, доктор Барух Каневский (узник Сиона), проф. Вадим Ротенберг (Тель-авивский университет), Игорь Печерский (Институт Вейцмана), проф. Борис Юсин (Университет им.Бен-Гуриона), Михаил Шовман (председатель клуба "Зимрат ха-Арец"), Юрий Липманович (клуб "Зимрат ха-Арец"), Марк Эпельзафт ("клуб "Зимрат ха-Арец") и и т.д.

21 июля, на торжественной церемонии, завершившейся пением "ха-Тиквы" и "Ани маамин", было объявлено о завершении первого этапа акции протеста. Ядро в составе 1500 человек остается в поселке. Организаторы передают, что акция возобновится на следующей неделе. Полиция открыла ворота для свободного передвижения гражданского населения. Акция продолжится, но уже в ином формате. Об этом объявили организаторы. "Тот, кто устал, может немного вздохнуть и вернуться на следующей неделе с новыми силами".

Как сообщила Элеонора Шифрин из Кфар-Маймона, вопреки заявлениям СМИ, никакого особого распоряжения о прекращении марша протеста объявлено не было. Тысячи людей остались ночевать в Кфар-Маймоне. В одночасье такое скопление людей рассосаться просто не могло, и рассказы о том, что в Кфар-Маймоне осталось сейчас всего 250 человек, - чистая дезинформация. С утра в палаточном городке проходят уроки Торы выдающихся раввинов, а на 10 часов намечен инструктаж, где людям расскажут о плане дальнейших действий.

Совет поселений подал 20 июля в отдел по расследованию полицейских жалобу на полицейского, который, как свидетельствуют фотографии (их можно посмотреть тут: http://www.inn.co.il/news.php?id=118779) пытался задушить гражданина по имени Эли Коэн, когда тот находился возле КПП "Кисуфим". Имя полицейского неизвестно, но его вполне можно опознать по красноречивой фотографии.

Высокопоставленный источник в ЦАХАЛе поведал 21 июля порталу NRG, что взвешивается возможность взорвать синагоги Гуш-Катифа после завершения процесса очищения Гуша от евреев. Это для того, чтобы не допустить осквернения синагог и их обломков арабами. Разрушение синагог при помощи бульдозеров - долгий процесс, после которого ещё придется вывозить обломки, чтобы и их не осквернили, считают авторы этой идеи. А если синагоги взорвать - по сути, сравнять с землей, превратив в пыль, - то осквернять и вывозить будет практически нечего.

Вечером 21 июля один из приближенных премьер-министра Шарона, отрекомендованный радиостанцией "Коль Исраэль" как "высокопоставленный правительственный источник" отреагировал на требования обоих замов главы правительства - Переса и Ольмерта - ускорить процесс этнической чистки евреев в секторе Газы и Северной Самарии. По данным этого анонимного "источника", глава правительства не намерен изменять дату начала "размежевания", намеченного на середину августа.

21 июля в течение дня различные политические и общественные деятели высокого ранга высказывали различные мнения по поводу недавних событий в поселке Кфар-Маймон и его окрестностях. Президент Моше Кацав поблагодарил участников "Оранжевого марша" за дисциплинированность и сдержанность, которая помогла избежать насилия и даже кровопролития. В то же время министр обороны Шауль Мофаз счел необходимым похвалить полицейских и военнослужащих ЦАХАЛа, которые, по его словам, "не поддались на провокации экстремистски настроенных поселенцев, не уважающих закон и порядок".

Как сообщают зарубежные СМИ, со ссылкой на доклад Лиги арабских государств, в ближайшие месяцы арабские страны перечислят свыше 67 миллионов долларов в бюджет ПА. До сентября нынешнего года лишь Кувейт намерен выделить ПА 40 миллионов долларов. Кроме того, 26 миллионов долларов перечислит Алжир, а Египет - "всего" один миллион.

Как сообщила 21 июля радиостанция "Галей ЦАХАЛ", "глава правительства" ПА Ахмед Куреи (Абу Ала) сказал на встрече с журналистами в Рамалле, что арабы готовятся отпраздновать отступление Израиля. По его словам, празднества будут проходить "культурно", чтобы доказать миру, что "мы - народ, который сам способен собой управлять".

Вечером 21 июля террористы обстреляли укрепленные позиции ЦАХАЛа на окраине поселения Неве-Дкалим в Гуш-Катифе. Пострадавших нет. Ответный огонь не открывался.

Агрессивное поведение Кондолизы Райс в начале её визита в Израиль удивило даже опытных экспертов и журналистов. Уже во время первой официальной встречи 21 июля с министром иностранных дел Сильваном Шаломом гостья из США дала понять, что после окончания "размежевания" правительство Шарона не получит даже краткосрочной передышки. По мнению Райс, после осуществления еврейского трансфера необходимо как можно быстрее организовать "Международную конференцию по Ближнему Востоку" и принудить Израиль к реализации плана "Дорожная карта", то есть к новым территориальным уступкам. Ну, а от руководства ПА потребуется всего лишь декларация о "максимальных усилиях в борьбе с террором".

"Дайте народу решить

18 июля произошло уникальное событие в истории Израиля: мирное, бескровное восстание народа против зла и несправедливости завладевших верхушкой власти. Я могу представить себе, что СМИ в разных странах расхваливали план размежевания, как шаг на пути к миру. На деле, к сожалению, всем, включая "размежевателей", ясно, что это шаг на пути к победе исламского террора. Зато функционеры правительства выигрывают миллионы на разрушении домов и массовом выселении евреев из округов, значение которых огромно как исторически, так и стратегически.
В этих условиях я не мог не принять участие в организованном походе-демонстрации. Полиция по приказу главы правительства (и в нарушение израильских законов) арестовала более 300 автобусов с демонстрантами, конфисковав права водителей. Патрули снимали с дороги "подозрительные" машины. И все же на демонстрацию собралось не менее 100 тысяч человек! Мы достойно выдержали первое испытание: несмотря на провокации и свирепость властей, демонстрация была и остается мирной. Мы поем песни, произносим молитвы и снова и снова повторяем вооруженным силам, посланным "усмирять" нас: "Мы не ваши враги, мы не воюем с вами, мы протестуем против тех, кто вас сюда прислал".
Из города Нетивот, где началась демонстрация, мы отправились в пеший поход в деревню Кфар-Маймон. Неожиданно полиция и армия были посланы преградить наше движение и заставить демонстрантов разъехаться, но мы снова не сдались, и мирное противостояние опять оправдало себя: полиция открыла кордоны, и мы смогли войти в Кфар-Маймон. Эта деревенька не относится к выселяемым территориям и находится не в секторе Газы. И, тем не менее, правительство послало войска оцепить Кфар-Маймон (коренные жители деревни, религиозные евреи, с радостью приютили у себя несколько десятков тысяч демонстрантов). Позднее правительство объявило, что хочет "взять" Кфар-Маймон, как будто это вражеская территория, и силой разогнать осажденных. Но, несмотря на все это, с нашей стороны демонстрация остается мирной! Это - свидетельство величия духа людей, которые собрались здесь. Рядом со мной - и моя мама, Юленька, показавшая себя в этом походе настоящим туристом.
Так обстоят дела на данный момент - окончание второго дня нашего, пока бессрочного, похода-протеста. Нас много (оценки количества в прессе и в заявлениях министерства обороны сильно занижены), настроение хорошее, бодрое.

Эли БАР-ЯАЛОМ (052-247-4953),
Аналитическая группа МАОФ

А теперь - мнения трех раввинов:
Любавичского ребе Менахема-Мендла Шнеерсона, да святится имя его, главного раввина Бейт-Эля Шломо Авинера и узника Сиона, раввина Йосефа Менделевича. Запомните их слова.

 

"Передавать запрещено"

Много лет назад в резиденции Любавичского ребе, светлая ему память, побывал израильский министр транспорта Моше Кацав - нынешний президент Государства Израиль. Вот сокращенная запись беседы ребе с гостем из Израиля:

"Последнее время до меня доходят странные и пугающие слухи о решении правительства Израиля отдать некоторые части территории страны. Сейчас пока говорят о программе на пять лет, называемой "автономия". Но на самом деле совершенно неважно, как это называют и чем объясняют, поскольку подобные разговоры и идеи подпадают под категорический запрет Торы "Не позволяй им жить у себя" (Дварим, 7-2). Это означает, что запрещено передавать какие бы то ни было части Земли Израиля народам мира. А эти разговоры, в конце концов, приведут к реальной отдаче частей территории Израиля. Да и сами по себе подобные разговоры - это отрицание Вс-вышнего, Торы, ЗемлиИзраиля и её святости.

Идея "программы автономии" - это первый шаг, ведущий к отдаче частей территории Израиля, причем не только маленьких частей, но и крупных, таких, как Иудея, Самария, Газа, Хеврон, Иерусалим и т. д., а это уже представляет реальную опасность для жизни! Ещё раз повторяю: неважно, что об этом думают и говорят евреи и чем они это объясняют. Важно, как понимают это народы мира, а они понимают это именно как начало процесса отдачи части территорий и провозглашения палестинского государства".
Невозможно, чтобы еврей, верящий во Вс-вышнего и Его Тору, стал, не дай Б-г, соучастником в подобных делах и поставил свою подпись под таким решением. Уж лучше пусть падёт правительство, чтобы в Израиле вовсе не было еврейского правления! Уж если всё это делается из-за давления народов мира, то будет лучше, если изначально нееврейское правительство будет решать судьбу земли Израиля, чтобы еврейские подписи не стояли под подобными решениями.
Можно понять, по крайней мере, когда такое делают люди, не верящие во Вс-вышнего. Но когда люди верующие подписываются под отдачей частей земли Израиля, это уже поношение Вс-вышнего!

"Восхождение", № 530


"Вместе со всеми детьми Израиля"

Публикуем также отрывок из статьи раввина Шломо Авинера "Народ с Гуш-Катифом", которая впервые была опубликована на сайте www.havabooks.co.il 26 Нисана 5765 года. Раввин Шломо Авинер - глава ешивы "Атерет Коаним" в старом городе Иерусалима, раввин поселения Бейт-Эль (квартал Алеф), автор десятков книг по еврейскому праву, философии, комментариев к Торе и статей по вопросам воспитания молодежи. Его острые статьи и комментарии на текущие события и на темы еврейской жизни публикуются во многих газетах и журналах Израиля и США.

Да! Народ с Гуш-Катифом и с Северной Самарией. Потому что вы нас не спросили, потому что вы нас не слушали, мы протестуем, мы шагаем до Катифа, чтобы присоединиться к нашим осажденным братьям, пока не спросите нашего мнения. Ибо уважаемый премьер-министр никогда не получал от нас мандат - национальный, общественный, нравственный - на искоренение целого сектора земли, и это по двум причинам, каждой из которых достаточно:
1. Добровольная передача целого сектора земли чужому народу и изгнание жителей этой части земли - вещь, которой никогда не было ни в израильской, ни в мировой истории, и это превышение нравственных полномочий правительства и Кнессета.
Об этом говорил английский философ Джон Локк: "Граждане отказываются от своего естественного состояния свободы ради принятия на себя постоянных законов, но не ради того, чтобы оставаться безмятежными в пасти льва. Они не согласятся потерять свое право на свободу. Когда правитель злоупотребляет своей властью и не уважает прав народа, его полномочия истекают. Поэтому, когда разражается конфликт между главой власти и частью народа по вопросу, неоговоренному Конституцией или имеющему несколько толкований, тогда, если вопрос обладает большой значимостью, судьей становится народ. Народ, отказавшийся от своих полномочий, может вернуть их, ибо есть предел провалившемуся управлению".
На эти слова отреагировал французский философ Руссо: "Господин Локк сказал очень мудрую вещь".
Стоило бы и нашему еврейскому премьер-министру поучиться у английского философа.
2. Высокоуважаемый глава правительства получил наши голоса, дабы удерживать за нами Иудею, Самарию и Газу. Все признают: если бы он заранее обнародовал свою нынешнюю программу, то не был бы выбран стоять во главе нации. А если так, то налицо кража голосов избирателей. Когда президент Франции, генерал де Голль, получивший свои голоса, дабы удерживать Алжир, сменил направление, он отдал право решения нации и предотвратил раскол. И так же поступили в Канаде относительно Квебека. И так же было в странах Европы касательно вступления в Евросоюз.
Поучился бы ты, наш еврейский генерал, у их гойского генерала.
Поэтому я пойду туда вместе со всеми нашими братьями, детьми Израиля, с сотнями тысяч.
Если полиция остановит автобусы, мы пойдем пешком. Если полицейские или солдаты окажутся на нашем пути, мы не вступим в конфликт, ибо они - наши братья, плоть от плоти нашей.
Всё - без насилия, без обид, без ненависти, не дай Б-г.
Мы не убежим, а обнимем их, будем петь и танцевать с ними. Ведь всем известно, что мы - люди, соблюдающие закон в государстве. Пусть бы все были такими. Мы - дисциплинированное общество. Мы надеемся, предполагаем и верим, что нас не будут избивать. А если, не дай Б-г, это произойдет, то мы и это примем с любовью. Разве не учили мы, что надо принимать товарища, даже если в ответ он бьет (Шулхан Арух, Орах Хаим, 608 б).
Однако нет никакой причины, чтобы нас били. Ведь это просто шествие, народный протест, говорящий: "Дайте народу решить!"
Правительство - для народа, а не народ для правительства. Пожалуйста, спросите наше мнение!
Мы все пойдем - старики и дети. Ведь мы учим наших детей любви к народу и любви к Земле.
Воспитание - это не только разговоры. Оно выражается в делах.
Мы пойдем с сыновьями и дочерьми.
Ведь мы идем лишь присоединиться к нашим осажденным братьям.


Как выселяли Ямит

Вспоминает раввин Йосеф МЕНДЕЛЕВИЧ

Цветущий курортный город Ямит был воздвигнут правительством Аводы на берегу Средиземного моря на Синайском полуострове по ту сторону сектора Газы. Этот город вместе со всем Синаем был обещан лидером Ликуда М.Бегиным Египту в обмен на заверения о мире и дружбе. Когда я прямо из советской тюрьмы попал в 1981 году в Израиль, сдача Синая уже началась. Действовало Движение по предотвращению отступления в Синае. Один из активистов этого движения пояснил мне, что слова "в Синае" означают, что в Синае мы должны остановить капитуляцию, которая, не будь она остановлена, дойдет до Иерусалима, Тель-Авива и Хайфы.
Первой пала Адмона. В тот день в поселке взялись строить микву, желая этим актом еще раз продемонстрировать свою связь с Эрец Исраэль...
Солдат тронул за плечо парня несшего балку:
- Что? - обернулся парень.
- Пойдем.
- Куда?
- Выселяем Адмону.

Послушно, со слезами на глазах, парень поплелся к автобусу. Балка так и осталась лежать у недостроенной миквы. А бульдозеры на глазах у жителей поселка уже разрушали их жилища.
В небольшом сельскозяйственном поселке его житель забрался с оружием на крышу и отказывался спуститься вниз. В газетах появились фотографии солдат, выволакивающих поселенцев из их домов. Были и снимки детей, идущих к автобусам под конвоем солдат.
Ямит ждал своего часа...
Наступил наш черед. Генерал Хаим Эрез зачитал приказ премьер-министра Менахема Бегина: "Солдаты! В момент выдворения поселенцев помните, что это - истинные патриоты Израиля. Старайтесь применять минимум силы. Солдаты, не желающие принять участие в операции из моральных соображений, могут уйти в увольнение. Выполните же поставленную перед вами национальную задачу во имя безопасности нашего народа. Вперед!".
Начальник генерального штаба армии был первым солдатом, который оказался выполнять приказ Бегина. Часть военнослужащих и солдат, расквартированных в Ямите, переоделась в гражданское и переходила на нашу сторону. Ответственность за успешное проведение операции взял на себя министр обороны, знаменитый Ариэль Шарон, который доказал, что все задачи ему по плечу.

Солдаты кинулись к штурмовым лестницам. Едва первые из них приблизились к цели, обороняющихся обдали струей воды, которая на наших телах превратилась в огромные слои мыльной пены. Я, как и другие, оказался окутан пеной и ничего не видел, стараясь сбить ее с головы и глаз. Но этого замешательства было достаточно, чтобы солдаты ворвались на крыши домов и стали сгонять непокорных в одну общую кучу.
С небольшой группой самых отчаянных парней я засел на крыше отдельно стоящего дома. Группы защитников Ямита отталкивали штурмовые лестницы, стараясь не ранить солдат. Кто-то бросил вниз горящую шину, вызвав панику среди нападавших и возмущение тех, кто противился насилию.
Но силы были неравные. Солдаты с прилегающих домов начали штурм. В них полетели пустые бутылки, пластиковые канистры - все, что попадало под руки. Разъяренные неудачами солдаты дали очередь поверх голов и с яростью кинулись вперед. К ним присоединились бойцы технических частей, которые подогнали подъемные краны с клетками (чем не времена осады Иерусалима римлянами?). Клетки, этот последний крик еврейской технической мысли, опустили на крышу, и нас стали загонять внутрь. Меня толкнули. Падая, я пытался спасти очки, но потерял кипу. С крыши раздались крики возмущения: "Не трогайте его! Достаточно того, что он сидел в советской тюрьме!" Но молодые солдаты, не обращая внимания на протесты, затолкали в клетку и меня.

Ямит, 1982 год.
Фото: Давид Рубингер

Кран опустил нас на землю и под конвоем солдат всю группу погнали на сборный пункт. От позора, унижения и горечи я рыдал, хватая воздух ртом. А глаза искали какую-нибудь кипу, или клочок материи, чтобы покрыть голову.
Нас вели по уже разрушенной части Ямита. Мы проходили мимо развалин домов, сваленных в кучу вещей, мусора - они громоздились повсюду, словно после бомбежки. Ревущий бульдозер крушил сефардскую синагогу, в которой я любил молиться. Для нее только на прошлой неделе мы купили занавес для арон кодеш...
Я видел солдат, сидящих группами и в одиночку, среди развалин, и плачущих от ужаса и противоестественности происходящего.
Нас загнали в автобус. Колонна отъезжала от Ямита. Было страшно смотреть назад. После долгой дороги автобусы прибыли в Ашдод, где нас просто оставили на улице. Солнечная ашдодская улица с цветами и стрекотом кузнечиков была чем-то совершенно неуместным и пугающим. Люди шли по улице, словно ничего не происходило, они смеялись, ели на ходу, читали газеты. Кое-кто косился в нашу сторону: оборванные, грязные, с воспаленными глазами, мы выглядели в их глазах жалкими и смешными. Какой-то мужчина, проходя мимо, покрутил пальцем у виска: "Сумасшедший, кому ты нужен? На что ты рассчитывал?"
Я купил билет на Иерусалим и отправился домой.

 

Вернуться на главную страницу


ДУШНАЯ НОЧЬ НА ТРИНАДЦАТОЕ

Не уснуть.
События прошедшей недели, отсчитанной между терактами в Лондоне и многострадальной Нетании, занимающей, по моим представлениям, третье-четвертое места в списке израильских городов-жертв террора, не дают успокоиться.
...Уже объявлено о троих погибших, но опыт показывает, что строки первых часов - лишь начало скорбного списка.
Разбросанная взрывом по разным больницам Израиля олимовская семья: бабушка, мать и малышка-внучка. И это лишь те, кого упомянули первыми. А ведь всего пострадавших - под сотню. В пропорции - где-то десять процентов лондонского теракта. А как соотносится численность населения курортного городка Нетании к населению британского мегаполиса? То-то!
В счете жертв геноцида мы, евреи, безусловно - народ избранный, то ли, общего учета недостойный, то ли, наоборот, выше всех этих штучек. Так, по крайней мере, это выглядит у дружбанов закадычных, сильных мира сего.
То друг Владимир на церемонии в Освенциме (!), "фабрике смерти", специализировавшейся на уничтожении евреев, отнесет замученных там наших родных и соплеменников к категории "...и пр.", то друг Тони не только упустит Израиль из перечня стран - жертв терроризма, где, по его мнению, числятся Египет и Саудия, но еще и обвинит нас в том, что наша вялотекущее сопротивление террору возбуждает терроризм и во владениях Ее Королевского Величества. Причем, не оттого, что вялотекущее, а оттого, что - сопротивление... А сколько еще их, этих дружбанов!
А вот свежая реакция на нетанийский теракт.
Доктор юдофобских наук Абу-Мазен, еще не дружбан, но, безусловно - "партнэр" нынешних путчистов, власть предержащих в Израиле: "Мы осуждаем это террористическое нападение. Оно является преступлением против палестинского народа". Разве, в принципе, может быть совершено преступление против еврейского населения "сионистского образования"? Даже когда исламо-джихадский шахид убил несколько евреев и несколько десятков покалечил? Нет, господа, согласно современным демократическим взглядам преступления могут совершаться лишь против несчастных мусульман!
Мало чем отличается реакция представителя ЕС на Ближнем Востоке, бывшего "главбуха мира" Джеймса Вулфенсона, формально числящегося в наших соплеменниках: "Я осуждаю убийство безвинных граждан, мое сердце с осиротевшими семьями, я молюсь за выздоровление раненых. Но это была атака не только на израильский народ, но и на палестинский, поскольку она наносит ущерб шансам последнего на достижение соглашений, которые обеспечили бы ему свободу и достоинство, каковые он заслужил".
Интересные "свобода и достоинство, каковые заслужил" так называемый палестинский народ! Ведь уже, по крайней мере, лет 11-12 никто не мешает жить этому "народу" свободно: развивать экономику, на что было вбухано несчетное количество миллиардов со всего мира и, согласно прожектам члена нобелевской шайки г-на Переса, строить Новый Ближний Восток, разрешая противоречия с Израилем путем "партнэрских" переговоров.
Но ведь не этого хочет "достойный" народ, занявшийся привычным делом предка своего Ишмаэля - разбоем и террором. И пошли те миллиарды в карманы палестинских главарей, а если и были потрачены, то на вооружение и поддержку террора...
Но блэры и вульфенсоны, а с ними заодно и теоретики международных отношений, вскормленные на идеях старой Старой площади, и их идейные близнецы и выкормыши, - все вопят о том, что причины террора - отсутствие демократии и бедность. Этнические, а тем более, религиозно-идеологические корни зла, всячески принижаются и замазываются - что вы, ребята, 21-й век на дворе, а вы упоминаете коллизии средневековья! Причем здесь ислам, причем здесь Коран? Да, я Коран не читал, но присоединяюсь к тем, кто считает, что есть мирный ислам! Вон, у нас в Лондоне, только и видишь детей разных народов, и они мечтою о мире живут!
И на лежащие на поверхности вопросы никто из дружбанов отвечать не хочет. Например, почему с большой вероятностью террорист оказывается мусульманином? Друг Владимир как-то выдал, давно еще, в период выступлений на станции "Мочилово-Сортировочная" российской истории, что у террористов нет национальности и религии; мол, они просто "редиски", выросшие в условиях плохого полива и недостатка фекальных удобрений и оттого стремящиеся разрушить целостность Великой России.
Ладно, Бог с ним, с Владимиром, положение его и его страны щекотливо весьма, ведь пятую часть ее составляют мусульмане, и не приезжие, не лимита, как в Лондоне, а очень даже исконные хозяева своих земель, которые могут и не постесняться при определенных условиях сказать наследнику Иоанна Васильевича: "А ты-то кто такой?"...
Но вот дружбан Тони. В его столице, при наличии главных дружбанов в гостях у Державы, никогда под властью мусульман не числившейся, а скорее, наоборот, устраивают высококвалифицированный мегатеракт (не побоюсь этого слова). Сразу же почти очевидно, что это "Аль-Каеда". Что делает Тони? Благодарит МУСУЛЬМАНСКОЕ РУКОВОДСТВО общин Англии ... за поддержание порядка. Ладно, их дела. Проходит несколько дней. Сегодня полиция вышла на конкретный след и подтвердила мое предположение, высказанное в предыдущей статье о "ходячих бомбах". Вот что сообщило вчера издание MIGnews: "...Полиция пока не сообщает имен террористов. Но в том, что четыре взрыва были осуществлены смертниками, эксперты почти не сомневаются. Напомним: MIGnews 9 июля отмечал, что среди "пропавших без вести" есть мусульмане: Сахаираб Ахтар Ислам (23-летняя женщина, ехала на работу со станции Олдгейт - данные Los Angeles Times), Слимани Ихаб (возможно, выходец из Марокко), Мухаммад Реза Арьяванд (возможно, выходец из Ирана). Известно, что родственники Сахаираб сообщали в полицию о ее пропаже. Поступали ли аналогичные заявления от близких Ихаба и Арьяванда, неизвестно".
Что дозволено агентству MIGnews, то, очевидно, не дозволено другим СМИ, которые лишь в политкорректных рамках сообщают, что подозреваемые были гражданами Британии, и проливают крокодиловы слезы по поводу их предательства... Да и действительно, ну, при чем здесь ислам? Ведь по-арабски это слово означает "смирение"!
А вот примеры израильской политкорректности. Ариэль Шарон запретил министрам в публичных выступлениях проводить параллели и указывать на связь между палестинским терроризмом и лондонским мегатерактом. И так, мол, на нас друг Тони пальцем показал! И нечего про теракты. У нас на календаре "затишье"! "Итнаткутом, итнаткутом (размежеванием - "МЗ") занимайтесь!".
И министр обороны Мофаз, будучи подчиненным, для которого приказ начальника - закон, заявил по поводу нетанийского теракта, что "Исламский джихад" устроил эту бойню для того, что бы сорвать программу "итнаткута". Можно подумать, что это мусульманское бандформирование возникло всего лишь с год назад в пику планам "итнаткута", и дел у него других нет, как лишь бы напакостить главе правительства в претворении его великого плана? Ладно, Махмуд Аббас так изображает, или Вульфенсон - им за это деньги платят, и они, даже формально, не на израильской стороне. Но Мофаз-то - наш министр, между прочим!
Я бы посоветовал г-ну министру, не тратя драгоценного времени на изучение идеологии и преступлений организации "Исламский джихад", просто обратить внимание на ее самоназвание, которое хорошо говорит само за себя.
А может, такое понимание задач "Исламского джихада" - результат атмосферы "охоты на ведьм", когда под каждым кустом изыскивают противников размежевания, коих, на самом деле, пруд пруди - улицы так и пестрят оранжевым! И никто не скрывается, наоборот, ибо это - явное большинство.
Но врагов народа ищут. Недавно следы привели к унитазу. В туалете центральной автобусной станции в Иерусалиме. Правда, не террориста из "ультраправых" нашли там, а некий газовый баллон для портативной плитки, с запиской "Размежевание взорвет страну". И вроде - был тот баллончик ... с подведенными проводами... Так, по крайней мере, говорили по телевизору, но что-то быстро заткнулись, странно даже. Хотя в час пик, после работы, ЦАС была закрыта на долгое время, тем самым демонстрируя усталому служивому народу, вынужденному торчать в уличной духоте с неясной перспективой попасть домой, на что способны эти "экстремисты"...
"Заряд" был найден в дальнем туалете с правой стороны галерей 3-го этажа, где находятся посадочные платформы. В этом месте расположена "особо кошерная", уединенная в боковом коридоре платформа автобуса № 400 следующего из святого Иерусалима в не менее святой Бней-Брак. Публика - почти на 100 процентов - ортодоксы. Естественно, с большим количеством детей... Это вводное. И я задумался, а кто же мог в такое место подложить самодельную бомбу?
Арабы, судя по содержанию записки, исключаются.
"Экстремисты" - каханисты? Нет, они сами - люди религиозные, в скопище религиозных евреев тоже не подложили бы. Инкриминировавшиеся им в прошлом обвинения, были по поводу терактов, готовившихся против арабов. И хотя эти обвинения не были доказаны, в них была хоть какая-то логика... Но против евреев?!
Может, какие-нибудь ненавистники ортодоксов? Кто? Адепты левых партий "Шинуй" или "Яхад"? Но эти партии, хоть и в оппозиции, но поддерживают "итнаткут", да и их ненависть к ортодоксам невозможно представить выходящей за рамки интеллигентского трепа.
Так кто же?
Скотланд-Ярд разглядел подозреваемых террористов в записях вокзальных служебных камер слежения. Не сомневаюсь, что и на ЦСА Иерусалима камеры в полнейшем порядке. Я не знаю, разрешена ли перевозка малогабаритного газового баллона в общественном транспорте, но даже если и разрешена, то никакой пассажир не смог бы незаметно его пронести. Даже явно пустую сумку средних размеров у нас просвечивают. И сколько вообще среди пассажиров встречается путешественников с газовыми баллонами? Один на 10 тысяч? Или на сто? Я думаю, что для нашей полиции нет никакой проблемы перенять лондонский опыт и увидеть злоумышленника.
А пока я ломаю голову над тем, кто же он, этот ловкач?
Плохой из меня Шерлок Холоймес, как говорил мой тесть (да будет благословенна память его!).

Иегуда ЕРУШАЛМИ, Иерусалим, 13.07.05

Вернуться на главную страницу


Линч, которого не было,
Или история одной провокации

"Они хотели только одного - убивать!" Так звучал заголовок, вынесенный в минувший четверг на первую страницу газеты "Едиот ахронот". Так же называлась статья Ицика Сабана, в которой глазами очевидца рассказывалось о том, как группа правых экстремистов устроила суд Линча над 18-летним палестинским юношей. Лишь ценой огромных усилий со стороны ЦАХАЛа, самого Ицика Сабана и его коллеги из газеты "ха-Арец" юноша был спасен и передан в руки палестинцев. Читать о том, как евреи потеряли человеческий облик и превратились в жаждущее крови стадо зверей, было страшно и больно. Все комментаторы сходились на том, что эта история напоминает историю линча в Рамалле, во время которого было убито два израильских солдата. Депутат Кнессета Йоси Сарид от леворадикальной партии ЯХАД потребовал, чтобы евреев - участников линча судили так же, как судили участников линча в Рамалле. В пятницу эта истерия достигла своего апогея. "Эта история легла позорным пятном на весь наш народ!" - говорилось в общественно-политическом приложении к "Едиот ахронот" "Мусаф шабат"...
Но чем больше я вчитывался в газетные статьи и репортажи, тем больше находил в них противоречий. В конце концов мне не осталось ничего другого, как найти непосредственных участников этих событий и восстановить картину происшедшего в минувшую среду. И сегодня я могу с достаточной степенью уверенности утверждать, что ивритские СМИ сознательно исказили некоторые факты. Все было не совсем так или совсем не так, как они описывали...

 

В паутине версий

Корреспондент "Едиот ахронот" Ицик Сабан, безусловно, не лгал, когда написал, что в минувшую среду ситуация в Газе накалилась как никогда прежде. Центрами напряжения стали полузаброшенная гостиница "Маоз ха-ям" в поселении Шират ха-Ям, в которой собралось несколько десятков семей и представителей еврейской молодежи, приехавших в Газу с разных концов страны, и район Муаси, находящийся на границе между Гуш-Катифом и арабской частью Газы. Еще во времена британского мандата в этом районе были построены домики для военнослужащих английской армии, а затем - до Шестидневной войны - в них поселились египетские офицеры. С 1967 года десятки этих домиков оказались заброшенными, но в последние дни в них стали селиться прибывающие в Газу противники ликвидации поселений. Чтобы помешать дальнейшему заселению этих строений и превращению их поселенцами в крепости для оказания сопротивления эвакуации, командование ЦАХАЛа в начале этой недели приняло решение снести 11 из этих домов, которые не были еще заняты поселенцами. Последние, узнав об этом, попытались сделать все, чтобы помешать ЦАХАЛу, попытались забаррикадироваться в этих домах, но очень скоро вынуждены были подчиниться силе. И вот тогда, совершенно спонтанно, в ответ на эту акцию ЦАХАЛа, группа прибывших в Газу сразу после окончания учебного года подростков решила занять стоящий неподалеку от "офицерских домиков" недостроенный трехэтажный дом в квартале Муаси.

Ночью, захватив с собой спальные мешки, небольшой запас воды и шоколада, они вошли в здание и подняли над ним бело-голубые израильские флаги. Вскоре над домом взвились и белые флаги Совета поселений Иудеи, Самарии и Газы, а также желтые флаги ХАБАДа и движения КАХ. У входа в здание они вывесили плакаты, один из которых извещал о том, что здесь основано новое поселение под называнием Таль-Ям.
Если верить находившемуся на месте событий Ицику Сабану, и армия, и палестинцы безмолвно наблюдали за происходящим до тех пор, пока занявшие здание правые экстремисты не вывесили на стене дома лозунг "Мухаммед - хазир!". ("Мухаммед - свинья!"). Эти слова вывели палестинцев из себя, и они стали кидать в засевших в доме евреев камни. Еврейские подростки ответили им тем же. Подъехавшие к дому солдаты ЦАХАЛа и МАГАВа, по словам Сабана, попытались утихомирить страсти, но в ответ правые экстремисты, решив, что ЦАХАЛ принял решение об их выселении, начали забрасывать камнями и солдат. "Мы готовы умереть за Эрец Исраэль!" - кричали они с крыши. Несколько стоявших на крыше девочек велели ребятам собирать камни и указывали им места, которые те должны занять, чтобы отбить штурм дома. Метание камней в сторону позиций армии и полиции продолжалось, и в результате два израильских офицера были ранены прямым попаданием в них камней.

В полдень, решив не обострять ситуацию, армия ретировалась, и наступило временное затишье, которое, по словам Сабана, были опять прервано именно еврейскими экстремистами - они снова стали забрасывать камнями
палестинцев. Один из камней и угодил в лицо 16-летнего Халеда Алесталя, который упал на землю, истекая кровью. Появившиеся солдаты ЦАХАЛа попытались помочь раненому юноше, но лишь одному из них удалось добраться до него и, присев на корточки, прикрыть своим телом. Армейского санитара, попытавшегося подойти к раненому и перевязать его, предупредили криками, что если он посмеет это сделать, то будет убит. Тем временем юный палестинец, по лицу которого текла кровь, стал терять сознание от жары и кровопотери. И вот тут, по словам Сабана, произошло самое страшное: группа еврейских экстремистов выбежала из дома и вплотную приблизившись к лежащему на земле юноше, стала забрасывать его камнями с явным намерением добить.
И тогда в дело и вмешались журналисты, которые вместе с солдатами подняли парня с земли и понесли его в безопасное место. Это вызвало гневные крики со стороны палестинцев, решивших, что израильтяне захватывают их товарища в плен. И лишь когда он был передан в руки палестинцев, страсти среди последних начали успокаиваться...
Согласитесь, все это звучит страшно и мерзко. Мерзко читать о еврейских провокаторах, решивших оскорбить религиозные чувства палестинцев и написавших с этой целью плакат "Мухаммед - свинья!". Страшно даже представить, что есть евреи, способные хладнокровно добивать камнями раненого, ни в чем не повинного юношу - пусть даже принадлежащего к народу, с которым у нас, мягко говоря, не лучшие отношения. Ибо, что бы там ни было, мы не должны уподобляться зверям, мы никогда не должны опуститься до уровня тех, кто выставлял свои обагренные еврейской кровью руки в окна полицейского участка в Рамалле...
И все-таки прежде, чем пересказывать читателю статью Ицика Сабана и вместе с ним возмущаться действиями еврейских подонков, автор этих строк решил проверить все представленные Сабаном факты. И, прежде всего, проверить, действительно ли существовал плакат со словами "Мухаммед - свинья!", и, если да, то почему он не запечатлен ни на одной из сотен сделанных на месте этих событий фотографий? А если запечатлен, то почему фотография с его изображением не была опубликована ни в одном из израильских и зарубежных СМИ?
И вот тут начали выясняться странные вещи. Никто из солдат и полицейских, находившихся возле дома в квартале Муаси, этого плаката почему-то не видел. Не был он взят и в качестве вещественного доказательства после штурма дома. Более того - не было найдено место, где он мог висеть. Неужели наши экстремисты оказались такими предусмотрительными, что попросту уничтожили это вещественное доказательство их экстремизма?!
Чем больше людей я опрашивал, тем больше приходил к выводу, что... никакого плаката с подобной надписью вообще не было. Зато все очевидцы подтверждали, что они слышали, как со стен дома в сторону палестинцев раздавались крики "Мухаммед - свинья!".
"Ну, хорошо, - вправе заметить читатель, - плаката не было, но ведь выкрики были! И выкрики эти преследовали ту же цель, что и плакат - спровоцировать палестинцев. Так какая разница, был этот самый плакат или его не было?!"
Да в том-то и дело, что разница огромная - и с юридической, и с психологической, и с какой угодно точки зрения. Плакат с надписью - это продуманная, тщательно спланированная провокация. А вот обидные и гневные выкрики в пылу боя - это совсем другое. Смешно ожидать от человека, которому кричат "Чтоб ты сдох!", чтобы он в ответ начал говорить что-то вроде: "Уважаемый сэр! Ну, кто так выражается - "сдох"?! Нужно говорить "Чтоб ты умер!"..."
Постепенно стали восстанавливаться и другие детали происшедшего, со всей очевидностью доказывающие, что Ицик Сабан написал ту самую полуправду, которая порой страшнее всякой лжи.
Итак, никакого плаката "Мухаммед - свинья!", скорее всего, не было - палестинцев, очевидно, привел в ярость сам вид израильских и других флагов над домом, который они с полным правом считали своим и который и в самом деле был занят несколькими десятками юных еврейских экстремистов без всякого на то права. И именно палестинцы и начали первыми забрасывать находившихся в доме евреев камнями. Те ответили им тем же, но их противники явно были в более выгодном положении - они находились на земле, камней под рукой у них было предостаточно, а стоявшие на крыше еврейские подростки были отличной мишенью. Одним из тех, кто руководил этим "огнем" по евреям и сам подавал личный пример того, как нужно забрасывать камнями евреев, и был Халед Алесталь. И тут, несколько опережая события, хочется заметить, что тот, кто бросает камни в других, должен быть готов к тому, что ему ответят тем же...
Дальше Сабан пишет снова почти правду: армия попыталась вмешаться и успокоить страсти, но в итоге оказалась под каменным градом с обеих сторон. И в этот момент действительно были ранены два офицера, хотя трудно сказать, кто именно бросил в них камни - арабы или евреи. Во всяком случае, раненный в голову молодой (ненамного старше тех, кто метал камни) капитан ЦАХАЛа принял решение не открывать огня, и его выдержка, мужество и ответственность, с которой он действовал в сложившихся обстоятельствах, заслуживают лишь восхищения.
Затишье же, о котором пишет Сабан, оказалось и в самом деле недолгим, причем нарушили его именно арабы, а не евреи. В сторону дома снова полетели камни, некоторые на этот раз достигли цели... И вот тогда с криком "Месират нефеш!" ("Пожертвование души!") из здания выбежал подросток лет 15-16. Двигаясь зигзагами, уворачиваясь от летящих в него камней, он бежал в сторону палестинцев и, приблизившись к ним на расстояние в несколько десятков метров, метнул зажатый в руке камень. Бросок оказался точным - камень угодил в голову как раз замахнувшегося для очередного броска Алесталя, рассек ему лоб и, видимо, повредил переносицу... Алесталь рухнул на землю, а его соратники, увидев кровь на его лице, бросились врассыпную - никто из них даже не попытался как-то помочь раненому товарищу. Этим пришлось заниматься солдатам ЦАХАЛа, что вызвало возмущение у засевших в доме подростков. Они и в самом деле продолжали метать камни в лежащего на земле палестинца, но сам факт, что ни один из них не попал ни в раненого, ни в сидящего рядом с ним солдата, свидетельствует о том, что преувеличивать опасность этого камнепада и уж тем более говорить о том, что еврейские экстремисты хотели только одного - убить Алексталя - явно не стоит...
И уж тем более не стоит сравнивать происшедшее в Газе с линчем в Рамалле.

Еще раз о подлости

Повторю, я нисколько не оправдываю тех, кто захватил недостроенный арабский дом в квартале Муаси. У них не было никакого права на этот захват. Даже в пылу драки им не стоило кричать "Мухаммед - свинья", ибо нет ничего омерзительнее, чем оскорбление религиозных и национальных чувств других людей, и кому как не нам, евреям, религиозные чувства которых оскорбляются сегодня в Израиле и во всем мире на каждом шагу, об этом знать и помнить?! Наконец, бросая камни в лежащего на земле, раненного и не представляющего никакой опасности человека, кем бы этот человек ни был, - нарушение всех человеческих и Божеских законов, и кому, как опять-таки не нам, это знать и помнить?!

Но, как недавно заметил сам премьер-министр, давайте воспринимать вещи в правильных пропорциях. Повторю, все действия этой группы еврейских парней носили спонтанный, а не продуманный характер (вообще, если чего-то и не хватало этим ребятам, так именно мозгов!). Повторю, человек, бросающий камни в других, должен быть готов к тому, что в него тоже будут бросать камни. И к тому, что при этом в него могут попасть. Находившиеся в здании подростки в один голос утверждают, что палестинцы обрушили на них настоящий град камней, и их жизням угрожала вполне реальная опасность. Именно чтобы отвести эту опасность, один из товарищей и предпринял связанный со смертельным риском рейд к палестинским позициям и метнул камень в того парня, который представлялся ему самым опасным в этой толпе. Так что, выставлять 16-летнего Халеда Алексталя в качестве невинной жертвы еврейских подонков, попросту смешно - он жертва, но никак не невинная. Более того, по всем инструкциям, солдаты ЦАХАЛа должны были бы этого палестинца арестовать...
И, наконец, омерзительнее того, что сделали эти подростки, может быть только то, что потом пытались сделать некоторые журналисты и политики - приравнять "линч" в Газе к линчу, который имел место почти пять лет назад в Рамалле. Сама попытка такого сравнения настолько кощунственна, что не нуждается в комментариях.

Напомню, что два израильских резервиста, по ошибке выехавшие на границу с автономией, ни в кого камни не кидали, не стреляли и не собирались этого делать. Они без всяких оснований были арестованы палестинской полицией. И если солдаты ЦАХАЛа своими телами прикрывали раненого палестинца, то палестинские полицейские отдали двух ни в чем не повинных израильтян в руки толпы, которая действительно жаждала их крови и смерти и которая в итоге их попросту растерзала. Достаточно сравнить страшные кадры происшедшего в Рамалле с кадрами фоторепортажа из Газы, чтобы понять всю неуместность и, если хотите, подлость подобного сравнения.
Для чего же израильским СМИ, а затем и целому ряду политиков, включая премьер-министра, понадобилось подтасовывать факты, называть все происшедшее в квартале Муаси даже не "попыткой линча", а именно "линчем" и сравнивать несопоставимые вещи? Увы, у автора этих строк (который вслед за Ициком Сабаном вынужден нарушить принципы журналистской этики) есть только одно объяснение этому: им необходимо окончательно делегетимизировать движение протеста против плана Шарона и склонить симпатии общественности на свою сторону, а для этого все средства хороши. Или все-таки этому есть другое объяснение?

"Депортация" начинается...

Вечером в ту же среду военнослужащие пограничной охраны МАГАВа без всякого шума выселили всех, кто находился в недостроенном доме в квартале Муаси, - их оказалось около 30 человек. При этом пограничникам практически не было оказано никакого сопротивления, за исключением пассивного: несколько человек попытались забаррикадироваться в доме, а один юноша поджег в коридоре покрышку, и в результате сам чуть не задохнулся насмерть от дыма - его пришлось в срочном порядке доставить на вертолете в беэр-шевскую больницу "Сорока".
Согласитесь, это тоже немного странно - люди, которых изображали склонными к любому насилию и даже зверскому убийству, сдались без всякого сопротивления. Всего в тот день было арестовано 46 еврейских экстремистов, в том числе и тех, кто подозревается в "линчевании" Халеда Алексталя. Что ж, пусть с ними поработают следователи. Если нужно их судить - пусть они отправятся на скамью подсудимых, но пусть судьи будут объективны, а не подпадут под влияние той политической истерии, которая сопровождала этот инцидент.
Кстати, в тот же день еврейские поселения Гуш-Катифа подверглись массированному минометному обстрелу, который начался якобы после того, как по Газе пронеслись слухи, что Халед Алесталь (чувствующий себя, кстати, вполне прилично и давно выписанный из больницы) скончался от полученных им ранений.
Когда кто-то из поселенцев в гневе бросил одному из сидевших в Муаси подростков, что этот обстрел начался из-за них, тот ответил:
- А что, вчера, позавчера и неделю назад по вам не стреляли? Слушай, не е..и мне мозги, у меня и так голова болит!
И еще одна "депортация" была произведена в конце минувшей недели: из гостиницы "Маоз ха-ям" были выселены все, кто незаконно вселился в нее в последние недели. Решение об этом было принято министром обороны Шаулем Мофазом и одобрено премьер-министром Ариэлем Шароном в среду вечером, после чего командующий Центральным округом генерал Яир Наве объявил Газу закрытой военной зоной. Теперь противники плана Шарона не могли бы прислать в гостиницу подкрепление, даже если бы очень захотели. В восемь утра на стадионе в Кирьят-Гате было собрано 700 полицейских. Тем временем армия отрезала вышедших из гостиницы, чтобы искупаться в море, поселенцев, и таким образом в "Маоз ха-ям" осталось только около сотни человек. Несколько юношей и подростков начали было готовиться к активному сопротивлению, собирая камни и заполняя бензином пустые бутылки, но известный деятель поселенческого движения Надя Матар остановила их. "Мы все знаем, что Шарон жаждет, чтобы здесь пролилась кровь! - сказала она. - Но именно поэтому мы должны воздержаться от любого проявления насилия. Заблокируйте двери, ложитесь на пол. Если солдаты пнут вас ногой - пните их в ответ, но не более того..."
И хотя, что там скрывать, нашлись в гостинице и такие, кто начал кричать в лицо Наде, что она - предательница, и они отказываются ей подчиняться, крикунов быстро утихомирили.

В итоге при штурме гостиницы, на который, повторим, были брошены 700 полицейских, сопротивление было оказано только пассивное: несколько юношей и девушек приковали себя наручниками к столбам гостиницы, некоторые девушки очень активно упирались ногами, пока их тащили к автобусам, но не более того. Большинство же обитателей "Маоз ха-ям" покинули здание вообще без шума. Кстати, как выяснилось, далеко не все из них оказались в гостинице исключительно по идеологическим мотивам: некоторые прибыли сюда просто из любопытства, в надежде стать свидетелями исторической операции по ликвидации еврейских поселений.
Сейчас в гостинице обосновалось подразделение ЦАХАЛа, которое пробудет там до самого конца реализации плана по одностороннему выходу из Газы. Солдаты довольны - что может быть лучше, чем жить в нормальном доме рядом с благоустроенным пляжем? Сумасшедший кейф, как говорят израильтяне...
Пройдет еще несколько дней, и история штурма гостиницы "Маоз ха-ям" сотрется из памяти израильского обывателя. Если что-то в ней и останется, то это фотография, на которой молодой полицейский рыдает на плече у поселенца, которого он только что силой вытащил из здания. Так они и стоят - обнявшись, как братья, и утешая друг друга...

Этот снимок лучше всего символизирует то, что происходит сегодня в Газе. Гражданская война? Если так, то это самая странная гражданская война во всей современной истории...

Петр ЛЮКИМСОН, главный редактор
газеты "Русский израильтянин"

Вернуться на главную страницу


 

 

Шарон в кресле Бен-Гуриона

Евгения КРАВЧИК, Тель-Авив,
специально для "МЗ"

Года три назад русскоязычные журналисты уже встречались с премьер-министром Ариэлем Шароном в комплексе правительственных зданий в Тель-Авиве. На сей раз место встречи осталось прежним. Изменились условия: тогда с нами беседовал совсем иной Шарон

Доверительный (без телекамер) диалог с премьер-министром проходил в том самом зале заседаний, где во время Войны за независимость собиралось на совещания правительство Бен-Гуриона.
- Даже кресла остались те же, - заметил Шарон, заняв главное, бен-гурионовское, с высокой спинкой.

Глава правительства Ариэль Шарон
на встрече с русскоязычными журналистами (Фото автора)

Помянув тамплиеров, основавших в разных городах страны так называемые германские колонии, Шарон перешел к делу. Рассказал о встрече с Абу-Мазеном: единственной ее целью была координация действий в преддверии размежевания. А таковое, подчеркнул премьер, будет осуществлено точно в назначенный срок. Израиль требует от властей ПА обуздать террор. Если это сделано не будет, мы не сможем после размежевания возобновить переговоры с руководством ПА.

Равнение на "дорожную карту"!

В беседе с журналистами Ариэль Шарон подчеркнул: Израиль твердо намерен выполнить условия "дорожной карты" Буша. Но к их реализации мы пока не подобрались - находимся на предварительной стадии.
- Чтобы можно было перейти к "дорожной карте", палестинцы должны выполнить несколько поставленных мною условий: прекратить подстрекательство и террор, расформировать террористические группировки и конфисковать оружие, прекратить контрабанду оружия и так далее, - сказал Шарон. - Если мы аннулируем эти требования, то окажемся в ситуации, при которой Израиль уже отступил, а террор продолжает нас преследовать. Такого не будет!
Завел Шарон и свою коронную "пластинку": несмотря на террор, Израилю удалось достичь невиданного расцвета. Сюда прибыли репатрианты из 102 стран, говорящие на 84 языках. Бурно развивается наука, музыка, сельское хозяйство...
Журналисты вернули главу правительства на нашу грешную землю: если после размежевания процесс отступления с "оккупированных" территорий продолжен не будет, партия "Авода" выйдет из состава правительства, не так ли?
О, нет, фокусы "Аводы" Шарона не волнуют: если нынешняя коалиция распадется, будет сформирована другая (предположительно - с "Шинуем" - Е.К.). И вообще, главная проблема - вовсе не "Авода", главная проблема - это "Ликуд"!
- Впрочем, если мне удалось несколько месяцев удерживаться у власти при правительстве меньшинства - значит, удержусь и дальше, - сказал Шарон. - Я создал крупнейшее политическое движение, имеющее в Кнессете 40 мандатов. Без "Ликуда" политическая жизнь страны невозможна, но и в "Ликуде" должны понять: недопустимо, чтобы часть депутатов от нашей партии голосовала за вотумы недоверия правительству.
Шарон с нескрываемым сожалением констатировал: сегодня не существует санкции, которую можно было бы применить к депутату, нарушающему партийную дисциплину. Зато к министру применить такую санкцию можно и даже нужно!
- Одно дело, если министр позволил себе проголосовать тем или иным образом на заседании правительства, - с этим еще можно смириться, но если он проголосует против решений правительства в Кнессете - в тот же день слетит со своего поста, - пригрозил Шарон, явно намекая на очередной виртуальный "путч", затеянный пиарщиками Нетаниягу.

Нет министра - нет проблемы

Языком фактов. В начале мая 2004 года в "Ликуде" прошел референдум, большинство участников которого (почти 60%) проголосовали против выдвинутого Шароном плана размежевания. 4 июня 2004 года Шарон уволил министра транспорта Авигдора Либермана (НДИ) и министра туризма Бени Элона ("Моледет"), нейтрализовав, таким образом, своих идеологических противников из блока "Национальное единство".
6 июня 2004 г. правительство утвердило план размежевания. 9 июня - в знак протеста против отступления - из правительства ушли лидер МАФДАЛа Эфи Эйтам и раввин Ицхак Леви. 25 октября 2004 года Шарон провел закон о демонтаже и компенсациях в правительстве. 26 октября план размежевания был утвержден в Кнессете. В тот же день министр Узи Ландау и замминистра Михаэль Рацон (оба - ликудники из числа "мятежников") были уволены Шароном за то, что проголосовали против.
2 декабря 2004 года Шарон увольняет министров от партии "Шинуй", отказавшихся проголосовать за бюджет на 2005 год. Парламентская коалиция сокращается до 40 депутатов. 30 декабря 2004 года Шарон и Перес приходят к окончательному соглашению о присоединении "Аводы" к коалиции: Перес займет пост вице-премьера, а депутаты от "Аводы" получат в правительстве минимум 8 портфелей. 10 января 2005 года в Кнессете состоялось голосование по вопросу вхождения "Аводы" в правительство. Шарон победил с перевесом в 2 (два!) голоса: 56 депутатов (включая "бунтарей"-ликудников) - против, 58 (включая арабов и МЕРЕЦников) - за.

Относительно практики увольнения (либо блокирования назначений) неугодных ему людей Шарон высказался прямо. Отвечая на вопрос, почему он не поддержал кандидатуру Щаранского, претендовавшего на пост главы Сохнута, глава правительства сказал буквально следующее:
- Щаранский направляет деятельность всевозможных организаций, в том числе и американских, которые категорически против проводимой нашим правительством политики. И сам он - ярый противник проводимой мною политики. Недопустимо, чтобы во главе Сохнута оказался человек, который проводит политику, противоречащую политике правительства Израиля.
- Однако в связи с этим Щаранский подал в отставку с поста министра, а в интервью СМИ он неоднократно подчеркивал: пост главы Сохнута не имеет никакого отношения к политике, - возразил кто- то из моих коллег. - Почему в таком случае спикер Кнессета вправе высказываться против проводимой правительством политики, а Щаранский - не вправе?
- Политическая жизнь такова, что далеко не всегда ты можешь сделать то, чего хочешь, - произнес Шарон. - Естественно, если бы выборы спикера Кнессета проходили сегодня, я ни в коем случае не поддержал бы кандидатуру Руби Ривлина.
Генеральный директор "Первого радио" Давид Бен-Басат спросил, как поведет себя Израиль, если процесс размежевания будет сопровождаться терактами.
- Размежевание будет осуществлено в полном соответствии с решением правительства и Кнессета, - произнес Шарон твердо. - Совершенно ясно, что невозможно под огнем вывезти тысячи людей, в том числе младенцев, а также имущество, скот, орудия производства. Мы позаботимся о том, чтобы в момент размежевания обстрелов не было, - именно такое указание я дал силам безопасности.

Гражданские свободы и репрессии

Дора Голандер (Шломит Лидор), директор радиостанции РЭКА, задала премьер-министру вопрос относительно того, как собирается правительство реагировать на "подстрекательские" выходки противников размежевания, то и дело создающих всевозможные "подпольные организации". Прозвучала в вопросе Голандер и неподдельная тревога за жизнь главы правительства:
- Все говорят, что вашей жизни грозит опасность...
Прежде, чем ответить на вопрос высокопоставленной госслужащей, Шарон выразил соболезнование по поводу кончины Мордехая Кармона, одного из основателей радио РЭКА.

"Свобода по-израильски": полицейские избивают подростков, участвующих в демонстрациях противников плана размежевания
Фото автора

- Размежевание, - сказал Шарон далее, - дело непростое, но для государства крайне важное. Я хорошо знаком со многими из тех, кто ТАМ (в поселениях - Е.К.) живет. Большинство - не экстремисты, это - земледельцы. Описанные вами действия предпринимаются теми, кто находится вовне, а не внутри. Тут и подстрекательство, и попытки помешать нормальному течению жизни. Инспирируются эти действия, среди прочего, и некоторыми политиками, включая даже членов правительства - кое-кто из них тоже вносит в это свой вклад. Чудовищно! Я считаю такие действия опасными, хотя на меня лично они никоим образом не влияют. Мой рабочий график нисколько не изменился - он обычен. Да и вообще я в своей жизни достаточно рисковал, в том числе и на войнах, в которых участвовал. Однако саму попытку помешать нормальной жизни страны я считаю чудовищной. Правительство и службы безопасности приняли однозначное решение: ни при каких обстоятельствах не позволить никому, в том числе и молодым людям, подросткам, помешать нормальному течению жизни в стране. Мы также не допустим нападок раввинов и открытых призывов к военнослужащим отказаться от выполнения приказов командиров. Деятельность подобных объединений представляет огромную опасность, и государство не станет с этим мириться - оно примет по отношению к подстрекателям все меры.
- Правда, - добавил Шарон, - система судебных органов и прокуратура работают медленно. Но даже в этой сфере в настоящее время наблюдается колоссальный прорыв. Мы живем в демократическом государстве и никому не позволим заниматься самоуправством. Так и будет!
Кто-то из журналистов упомянул книгу "Бумеранг", написанную Равивом Друкером и Офером Шелахом. Шарон отреагировал на это с нескрываемым негодованием:
- Такой концентрации лжи я еще не встречал!
Я задала Шарону следующий вопрос:
- Господин премьер-министр, в 1994 году вы со своей супругой Лили (благословенна ее память) в течение целого дня возили группу русскоязычных журналистов по поселениям Самарии. И там, на балконе одного из домов, вы аргументированно убедили нас, что отступление с контролируемых территорий недопустимо. В последнее время вы, однако, изменили свою позицию. Тем не менее, до сих пор считается, что нет в стране человека, который понимал бы поселенцев так, как вы. Происходящее ныне - это даже не протест: ведь сама мысль о депортации рвет на части сердца, в том числе, смею предположить, и ваше сердце тоже. Как далеко готово пойти ваше правительство по части репрессий, направленных против тех, кто участвует в акциях протеста? Насколько распространяются на этих людей такие свободы, как свобода слова и свобода проведения демонстраций? И допустимо ли содержать 36 суток под арестом 12-летнюю девочку лишь за то, что на допросе в полиции она отказалась назвать свое имя?
- Я помню ту поездку и рад, что мне удалось повлиять на вас, - начал Шарон издалека. - Готов снова пригласить вас в такую же поездку. Да и дом, на балконе которого мы с вами тогда беседовали, находится в поселении Хомеш, а оно останется под контролем Израиля. Мы не собираемся отказываться в Самарии от цепи холмов, обладающих стратегической важностью. Я понимаю все трудности, проблемы и всю боль (поселенцев и их сторонников - Е.К.). Однако не всё, о чем мы думали 30 лет назад, и 38 лет назад, можно удержать в своих руках. Цепь холмов, включая Кирьят-Сефер и Пдуэль, должна оставаться под контролем Израиля - в этом случае и аэропорту, и другим объектам инфраструктуры не будет грозить опасность. К тому же в том районе проживает немалая часть населения страны. Кроме того, по тому же району проходит центральный водовод, откуда Израиль получает треть необходимой для страны пресной воды. Известно, что наш регион страдает от чудовищного дефицита водных ресурсов. Говорят, что водой надо делиться. Однако мы не готовы передать кому-то контроль над источниками воды. Палестинцы уже получили под свой контроль такой источник в Газе, но за несколько лет угробили его...
Что же касается ПРЕСТУПНИКОВ, то это чудовищно. - В голосе Шарона появились металлические нотки. - Недопустимо, чтобы родители посылали детей перекрывать автомагистрали, разливать на них масло (я не имею в виду ту девочку, которую вы упомянули)...
- Амиру Перецу и Советам трудовых коллективов перекрывать шоссе можно? - спросила я.
- Никто - никто! - не вправе перекрывать ЗДЕСЬ автомагистрали, - повторил глава правительства. - Можно провести демонстрацию, можно то, другое...
- Вот я и говорю о другом - и вы прекрасно это понимаете: речь идет о свободе слова!
- Ну вот, пожалуйста, можно даже опубликовать то или иное платное объявление, - сказал Шарон, ткнув пальцем в развернутую на столе газету.
- Я веду речь об интеллигентной, цивилизованной свободе самовыражения, но - о свободе! - настаивала я.
- Все мы за свободу, - произнес Шарон с нескрываемой иронией. - И замечательная 12-летняя девочка обладает этой свободой в не меньшей, но и не в большей степени, чем другие граждане Израиля. Если кто-то считает, что можно посылать детей (потому что они - дети) перекрывать шоссе, разбрасывать на них камни, разливать масло, чтобы машины скользили и попадали в аварии, и даже поджигать автомобили, - такого не будет. Ничто не может это оправдать. Если кому-то хочется проводить демонстрации - пусть проводит, но мешать нормальному течению жизни мы не позволим. И если даже та девочка, как вы сказали, интеллигентна, значит ли это, что она обладает большим правом перекрывать шоссе, чем менее интеллигентные люди?!
- Но ведь и люди Амира Переца устраивают длительные забастовки в аэропорту Бен-Гуриона, из-за чего нормальное течение жизни в стране нарушается... - подал голос Гидеон Дубинский, основатель телепрограммы "Йерушалаим".
Шарон, однако, проигнорировал эту реплику.

Нет территорий - нет проблемы?

Языком фактов. В феврале с.г. премьер-министр объявил: Юваль Дискин сменит на посту главы ШАБАКа Ави Дихтера, неоднократно предупреждавшего, что размежевание чревато новой волной террора. 15 мая Ави Дихтер ушел в отставку. 1 июня с.г. был отправлен в отставку начальник Генштаба ЦАХАЛа Моше (Буги) Яалон, также предостерегавший об опасности одностороннего отступления. Его сменил Дан Халуц, которого тут же назвали "главой Генштаба размежевания".

Сотрудник радио РЭКА Александр Дов задал премьер-министру вопрос, будет ли размежевание содействовать укреплению безопасности.
- Станет ли меньше терактов? Трудно в это поверить... - сказал Дов. - Да и видные военачальники придерживаются иного мнения.
- Какие еще военачальники придерживаются иной точки зрения? - переспросил Шарон с нескрываемым раздражением, благодаря чему тут же удостоился подобострастной поддержки кое-кого из участников встречи.
- Впрочем, мнения высокопоставленных военных действительно расходятся, - продолжал Шарон. - Но по каким причинам? Возможно, кто-то чувствует себя обиженным, обделенным... Сам я поддерживаю с военачальниками постоянную связь, по несколько раз в день говорю и с начальником Генштаба, и с главой ШАБАКа. Кое от кого мне доводилось слышать всякое...
- От Буги Яалона? - поинтересовался кто-то, но Шарон реагировать на это не стал.
- Но вы-то какого мнения придерживаетесь? - настаивал Александр Дов.
- Я прослужил в армии 28 лет, дослужился до чина генерала, - сказал Шарон. - Значительную часть времени я служил вне штабных стен, командовал элитными подразделениями, участвовал во всех войнах, дважды был тяжело ранен. Я принимал решения, от которых зависела жизнь моих подчиненных и моя собственная жизнь. И в вопросах обеспечения безопасности "немножко" разбираюсь. Что же касается заданного вами вопроса, то буду рад дать радиослушателям интервью на эту тему.
- Но я задал вам вопрос трижды, однако ответа так и не получил, - возразил Дов с лучезарной улыбкой.
- Главная и единственная задача армии - стоять на защите жизни мирного населения, - произнес Шарон. - Однако в секторе Газы жизнь военнослужащих ежедневно подвергается опасности: и на дорогах, где взрываются мины, и на КПП... Возьмем, к примеру, Филадельфийский коридор... В свое время, когда были подписаны Норвежские соглашения, их авторы, видимо, не прислушались к предостережениям моей мамы (в конце 70-х, в период переговоров с Египтом, мать Шарона обычно напутствовала сына по телефону словами: "Арик, не верь им!" - Е.К.). Никакого военно-стратегического преимущества в секторе Газы Израиль не имеет. Никакого! К тому же в последнее время подземные тоннели, начиненные взрывчаткой, проложены и под поселениями, и под укрепленными пунктами ЦАХАЛа. Кое-где нам удалось их обнаружить, а кое-где - нет, за что мы расплатились крайне высокой ценой. Ни одна из выдвинутых Израилем политических программ не предусматривала, что сектор Газы останется под нашим контролем. Потому что оттуда исходит постоянная угроза жизни военнослужащих.
- Но если мы выйдем из сектора Газы, ХАМАС вконец распоясается, - вставил Александр Дов.
- Если отступить из сектора Газы, мы получим гораздо большую свободу действий, чем сегодня, - возразил Шарон. - И уж тогда никто не сможет предъявить нам претензий по поводу того, что мы принимаем меры по пресечению террористических вылазок на территории, находящейся под нашим же контролем. Я хочу освободить Израиль от ответственности за то, что происходит в секторе Газы. А чтобы от этой ответственности избавиться, нужно оттуда отступить.

Факты - свершившиеся и не...

Михаил Джагинов (телеканал RTVi) спросил, содержится ли в тексте письма, направленного 14 месяцев назад Шарону президентом Бушем, признание за Израилем права на то, чтобы крупные узлы поселений остались за нами в рамках соглашений о постоянном урегулировании.
- Я читал письмо Буша на нескольких языках, - сказал Джагинов, - но так и не нашел об этом ни слова. Да и госсекретарь Кондолиза Райс ни словом не упомянула право Израиля на то, чтобы за нами остались крупные узлы поселений. Не кажется ли вам, что своей произвольной трактовкой письма Буша вы вводите общественность в заблуждение?
- В письме сказано: за истекшие годы появились новые реалии, и Израиль не вернется в границы 1949 года, - возразил Шарон.
- Если под "свершившимися фактами" подразумеваются Маале-Адумим и Ариэль, то отчего же они тогда не названы в письме Буша поименно? - переспросил Джагинов.
- Я и сам стараюсь никогда не называть те или иные поселения, ограничиваясь формулой "крупные узлы", - сказал Шарон. - Ведь если бы я их назвал, мне тут же был бы задан вопрос: "Каковы в таком случае границы этих крупных узлов?" Дело в том, что я сам не знаю, когда нам удастся договориться с палестинцами об окончательном урегулировании. Я не знаю, займут ли эти переговоры несколько лет или невероятно много времени. Впрочем, нет, Маале-Адумим я упоминал так же, как Гуш-Эцион, но о том, по какой линии пройдет граница, включающая крупные узлы, я действительно никогда не говорю, причем не ради того, чтобы нам досталось меньше, а для того, чтобы не было никаких препятствий, если удастся заполучить больше. Мы решили сохранить за собой свободу выбора, которую используем в зависимости от конкретных условий на момент переговоров об окончательном урегулировании. Позиция США такова: переговоры будут вестись между Израилем и палестинцами, однако в свете демографических изменений, произошедших за последние десятилетия, Израиль не может вернуться в границы 1949 года. Вот почему я нисколько не беспокоюсь о будущих границах государства и его территориальной целостности.

Вместо послесловия: Буш и Маркус - вначале, Буги - потом

Факты, приведенные журналистами Равивом Друкером и Офером Шелахом в книге "Бумеранг", стали предметом обсуждения на заседании парламентской комиссии по вопросам государственного контроля. Официально повестка дня, заявленная за день до заседания председателем комиссии Юрием Штерном (НДИ), звучала так: "Коллективное руководство в министерстве главы правительства и реакция на приведенные в книге "Бумеранг" факты, касающиеся процедуры принятия решений относительно плана размежевания". Было также объявлено, что на заседание приглашен Моше (Буги) Яалон, бывший начальник Генштаба ЦАХАЛа. Инициировали дискуссию по бестселлеру журналистского "дуэта" депутат от блока "Национальное единство" Ури Ариэль и Амрам Мицна ("Авода").
На другой день, 28 июня, Яалон явился на заседание парламентской комиссии и привел следующие факты: план размежевания был ВНАЧАЛЕ представлен американцам, египтянам, израильским журналистам из числа избранных (подразумевается интервью Ариэля Шарона корреспонденту газеты "ха-Арец" Йоэлю Маркусу) и лишь потом - начальнику Генштаба Армии обороны Израиля.
Бывший начальник Генштаба Моше (Буги) Яалон

Яалон, в частности, рассказал:
- Впервые меня спросили относительно демонтажа одного или двух поселений летом 2003 года, еще до Герцлийской конференции (на которой Шарон сообщил о плане размежевания - Е.К.). Меня попросили высказать свое мнение, что и было сделано с учетом возможных последствий - усиления террора и так далее.
Из выступления Буги Яалона явствует: он был поставлен в известность о намерении правительства реализовать план размежевания уже ПОСЛЕ Герцлийской конференции, в феврале 2004 года, когда ему позвонил министр обороны Шауль Мофаз.
- Первое совещание с главой правительства состоялось 17 февраля - естественно, ПОСЛЕ того, как вопрос был обсужден с американцами, а возможно - и с египтянами, - продолжал Яалон. - Число поселений, подлежащих сносу на севере Самарии, было определено позже. В совещании участвовали представители всех служб безопасности, высказавшие свое мнение относительно реализации плана. 30 августа 2004 года состоялось первое совещание по вопросу оценки ситуации. Я узнал о плане размежевания, как о свершившемся факте. От меня потребовали проанализировать ситуацию на уровне угрозы и шансов. Я считал, что так не делают, и высказался против плана.
Далее Яалон сообщил: штаб по реализации плана размежевания был создан в армии лишь после того, как начальнику Генштаба стало известно об этом плане.
Признание Яалона ошарашило депутатов. Лидер МАФДАЛа Звулун Орлев сказал: командование ЦАХАЛа в принципе не могло представить правительству (на заседании от 6 июня 2004 года, когда этот план был утвержден - Е.К.) анализ ситуации - как с точки зрения того, какую угрозу представляет этот план, так и с точки зрения шансов на успех, потому что размежевание стало неожиданностью для самого армейского командования.
- Начальник Генштаба впервые узнал о плане через две недели после того, как он был опубликован в газете (подразумевается интервью Йоэля Маркуса в "ха-Арец" - Е.К.), все нормы были нарушены, - сказал Орлев. - Было ясно, что план ущербен по определению: вначале стреляют и лишь потом определяют цель. Какой-то человек проснулся поутру и принял жалкое решение - и все слепо идут за ним. Так не строят государство.
Депутат Мицна ("Авода") высказался с точностью до наоборот:
- Меня процедура принятия решений нисколько не удивляет: на протяжении всей истории еврейского народа никакие вопросы серьезно не обсуждались, а при принятии судьбоносных политических решений не проводилось никакой коллективной работы.
Глава правительства Ариэль Шарон на заседание комиссии не явился, зато его канцелярия направила парламентариям письмо, в котором подчеркнула: процесс принятия решения по плану размежевания не упомянут в отчете государственного контролера, в связи с чем его обсуждение неуместно и носит характер чисто политической акции.
- Решение главы правительства не участвовать в заседании комиссии дурно пахнет, - сказал в связи с этим депутат Ури Ариэль. - Чего он опасается? Если, по его же словам, никаких претензий к нему быть не может, пусть явится и выложит свои аргументы...

Вернуться на главную страницу


 

 

ШОМРОНСКАЯ МАДОННА

- Ну, во-первых, представьтесь: кто вы, как вас зовут, когда репатриировались?
- Зовут меня Мириам Адлер, два года мы живем в Сануре, переехали сюда из Кирьят-Арбы. Репатриировалась в 1989 году. Мои родители - религиозные люди, мы долго были в отказе.
- Где живут родители и как они относятся к тому, что вы здесь?
- Они живут в Гуш-Эционе и уважают мой выбор.
- Недавно я получил письмо от одной женщины, которая жила на "территориях", но уехала в Америку в надежде, как она пишет, спасти своего сына, который несколько раз попадал под обстрелы и камни по дороге в школу и стал отказываться учиться, потому что "всё равно убьют". Что бы вы могли сказать этой женщине?
- В своё время, когда люди приезжали сюда и осушали болота, было очень опасно - они приезжали вместе с детьми, и дети, так же как и родители, страдали и погибали и от малярии и от враждебных соседей. И очень небольшое количество людей уезжало. В основном они продолжали делать своё дело, не смотря ни на что. И они построили государство. Были и тогда теракты, люди ушли из Хеврона, может быть, это было неправильно, но никто из Израиля не бежал. Продолжали бороться за существование, продолжали растить детей... Есть одно хорошее изречение: "Куда бы ты ни убежал из Газы, Газа будет преследовать тебя". Может быть, сейчас нам кажется, что в Америке безопасней, но, например, во Франции уже невозможно жить. Там нельзя в кипе выйти на улицу.
Мириам Адлер из Санура
- В обсуждении этой темы на форуме "Дома Корчака в Иерусалиме" я высказал предположение, что здесь, в Израиле, лучше в смысле воспитания, а где-нибудь в Канаде лучше с точки зрения безопасности. Так вот, появились реплики из Канады, в которых люди сообщали, что и у них растёт количество мусульман-арабов, которые позволяют себе всевозможные антисемитские выходки.
- Да, всё относительно. К сожалению, мы совершаем одни и те же ошибки. В начале века, когда зарождалась алия в Палестину, люди, в том числе религиозные, из многих стран Европы говорили: там опасно! Там болезни! Там враги! Нужно ждать Машиаха здесь... Мы знаем, что случилось со всеми ожидавшими Машиаха "там". Миллионы людей могли бы избежать уничтожения (и до них доходили слухи, что это уже происходит), но они ничего не хотели слышать об Эрец Исраэль... Евреи должны жить здесь: это наша страна, это наша земля, за неё надо бороться, её надо отстаивать, это очень тяжело, это иногда опасно, но у нас нет другого выхода, и другой страны нет. Отсюда путь у нас только один - в море.
- Или - в очередной Холокост...
- Это тоже может случиться. Надеемся, что на этот раз евреи поймут и прозреют вовремя.
- Сколько у вас детей?
- Шестеро: от восьми с половиной лет до девяти месяцев.
- Как здесь со школой?
- В школу они ездят каждый день. Выезжают в семь часов утра. Возвращаются часа в четыре, там для них есть всякие кружки. У нас в семье таких трое, а всего в посёлке девять школьников.
- А где школа?
- В Кирьят-Менаше на севере.
- Сколько времени уходит на дорогу туда?
- Примерно час.
- А где вся здешняя медицина, где покупаете продукты, вещи?
- Медицина в Нетании, Кфар-Сабе. До Нетании от нас примерно час езды на машине. Там же раз в неделю мы покупаем всё, что нужно.
- Сколько вообще людей живёт в Сануре?
- Сейчас двадцать семей и несколько художников пожилых, которые остались здесь. Также ребята молодые, которые приезжают часто... На этой неделе должны приехать ещё две семьи. Новые жители приезжают постоянно. Проблема - некуда их селить.
- То есть сюда можно приехать и снять квартиру?
- Можно, только свободных уже почти не осталось. Есть много людей, которые хотят приехать, но, увы, жилья уже почти нет.
- Я слышал, что в Сануре недавно было всего 10 человек, потом стало около 70...
- Сейчас здесь больше 100 жителей, почти 50 детей.
- А Шарон сказал, что здесь ничего нет, кроме нескольких сараев, которые надо снести и отдать это место арабам.
Поселенцы
Санурские пейзажи
- Ну, понятно... Это его план: сделать нас нелегитимными. Сначала сказать, что здесь никого нет... Или сказать, что мы хотим воевать с солдатами, а он нас хочет мирно отсюда увезти... Или - что мы тратим государственные деньги... Я не понимаю: как это мы тратим государственные деньги? Скажем, Гуш-Катиф - это богатейшие, суперсовременные теплицы, продукция которых идёт на экспорт и приносит государству огромную прибыль. Конечно, Шарон сейчас скажет что угодно...
- Мирьям, что бы вы могли сказать той женщине, о которой я рассказал в начале нашей беседы?
- Судить никого не могу. Каждый поступает так, как считает нужным. Но как народ, как нация... Нам нельзя поддаваться, нельзя ломаться. Ведь наши враги этого хотят - они хотят выбросить нас отсюда по-любому - в том числе и психологическими, не только террористическими методами. Нам нельзя ломаться, нам нужно стоять. Потому что мы живём здесь не только для себя лично, но для всего народа, для наших детей, для наших внуков. И нужно бороться за то, чтобы нашим внукам и правнукам было где жить на своей земле.
- А есть ли у вас поддержка на уровне Кнессета?
- Есть, например, Арье Эльдад, Ури Ариэль, члены Кнессета от партии "Ихуд леуми", которые против этого сумасшедшего плана Шарона... К сожалению, большинство членов Кнессета сейчас боятся за собственное парламентское кресло больше, чем за собственную совесть.
- Слышал, что ваше выселение Шарон затеял в обмен на окончательный запрет возвращения арабских беженцев.
- Сколько раз они уже обещали, что будет мир? Сколько соглашений уже подписано? Сколько крови еврейской пролилось? Что ещё должно случиться, чтобы мы, наконец, поняли, что им мир не нужен? У них есть несколько методов. Один - это террор. Другой метод - это якобы договариваться с нами, подписывать всякие соглашения, а потом не выполнять. Или потом говорить так, как сейчас Аббас говорит: ну, что, мол, я могу сделать? Вот у меня ХАМАС, вот у меня "Исламский джихад", я не могу со всеми справиться. Кстати, один из лидеров ХАМАСа сказал, что одностороннее отделение - это знак для них, что они - на правильном пути.
- Спасибо, Мириам, за интервью. Здоровья и счастья вашей семье на земле Израиля.

P. S. К сожалению, вы не увидите фотографий поселенцев, когда все они собрались в синагоге встречать субботу. Причина понятна - в Шабат фотографировать нельзя. Но поверьте мне на слово: в мужской половине было не менее 50 человек в возрасте, в основном, около тридцати лет. Жизнерадостные бородачи с автоматами, множество мальчишек... Они заполнили все скамьи. Пели так, как, наверное, нигде и никогда более не придётся услышать...

Михаил ПОЛЬСКИЙ, "Дом Корчака в Иерусалиме"
Фото автора

Вернуться на главную страницу


 

"Дельфинариум" -
так назвали детский парк
в Тель-Авиве


Изабелла СЛУЦКАЯ, Тель-Авив,
специально для "МЗ"


"Наши дети уже никогда не станут мамами и папами… Этот "Дельфинариум", этот парк, в котором будут играть дети, где будет звучать их смех, - живая память о наших детях, погибших у дискотеки "Дольфи", - так от имени всех собравшихся в парке родителей ребят - жертв страшного преступления сказала Ирина Скляник. Ее дочери Яэль в тот страшный день было всего 15 лет!

На митинге по случаю открытия памятника и парка в тель-авивском районе "Яд Элиягу" собралось много неравнодушных людей: дикий теракт, оборвавший жизни совсем молодых людей, пришедших просто повстречаться с друзьями и повеселиться по случаю окончания экзаменов в школе, остался открытой раной в сердцах многих и многих израильтян. По злой иронии взрыв прогремел в международный День защиты детей, 1 июня 2001 года, унеся жизни 21 подростка, ранения различной степени тяжести получили около 120 девчонок и мальчишек. Горе сплотило родителей этих детей, вместе им легче выживать, они очень стараются сделать так, чтобы память о жертвах арабского теракта была жива. И множество добрых акций было проведено за это время: вышли книги на разных языках, сняты фильмы, проведены выставки рисунков "Дети против террора" во многих странах.
Вот и на этот раз инициативу родителей по созданию детского парка поддержали мэр Тель-Авива и Яффо Рон Хульдаи, Фонд Тель-авивского муниципалитета, а также 60 семейств из Лондона, представители которых пожертвовали деньги на создание памятника в парке, где увековечены имена погибших детей.
К счастью, жизнь продолжается. На днях состоится презентация сборника стихов в память о погибших детях - "Как звезды наши дети в небесах…". Эти поэтические строки написаны не профессионалами, но они дорогого стоят: их писали бабушки и мамы, отцы и братья, друзья и возлюбленные, и просто многие из тех, у кого до сих пор не проходит боль в сердце от "осколков" того страшного взрыва...
Ну, а молодость помогает преодолевать трагедию. На нашем снимке - Полина Валис, которая получила серьезное ранение у "Дельфинариума". Она сейчас успешно учится в одном из колледжей Нью-Йорка, изучает юриспруденцию, американские спонсоры выделили на ее обучение 10 тысяч долларов. А в семье Ольги и Саши Тагильцевых, которые потеряли в том теракте 14- летнюю Машеньку, растет пополнение: уже после трагедии на свет появились сын Артур и дочь Кристина.
Хочется пожелать им всем, прошедшим через страдания и потери, и тем детям, которые только что играли в этом парке, и тем, кто здесь еще не бывал, но непременно сюда придет, яркого лета, счастливого детства и мира на нашей непростой, единственной земле.
Полина Валис
Семья Тагильцевых
Ирина Скляник у памятного камня
Вернуться на главную страницу

Леонид НЕВЗЛИН возглавил
попечительский совет
Музея диаспоры

в Тель-Авиве

Леонид Невзлин: "Идея связи Израиля и диаспоры близка мне, я занимался этой темой, еще будучи президентом Российского Еврейского конгресса. Израиль, язык, еврейская традиция - это то, что объединяет евреев всех стран рассеяния. Музей диаспоры предназначен для того, чтобы подчеркнуть и укрепить эту связь".

Невзлин, один из крупнейших бизнесменов, который репатриировался около двух лет назад, назначен председателем попечительского совета Музея диаспоры. С просьбой занять этот пост к нему обратился бывший мэр Тель-Авива Шломо Лахат (Чич), который в настоящее время руководит Музеем.
Невзлин откликнулся на просьбу главы правительства Ариэля Шарона содействовать реконструкции Музея диаспоры и превратить его в центр для евреев всего мира, музей наследия еврейского народа и его сплоченности. Невзлин пожертвовал на реконструкцию и развитие Музея около 5 миллионов шекелей, и намерен выделить на эти цели еще 20 миллионов в течение ближайших пяти лет.

На снимке: Шломо Лахат (слева) и Леонид Невзлин

Леонид Невзлин: "Я считаю очень важной связь Израиля с мировым еврейством для сохранения единства нашего народа. Связь с землей Израиля, язык, еврейская традиция - это общее наследие евреев всех стран рассеяния, а Музей диаспоры предназначен для того, чтобы подчеркнуть и укрепить эту связь. Он может стать общественно-культурным центром евреев всего мира, тем местом, которое было бы посвящено сохранению наследия еврейского народа и препятствием его разобщенности. В конце концов, моей целью является перспектива этих отношений, и я верю, что изменения будут видны уже через несколько лет".
Как известно, Леонид Невзлин был депутатом верхней палаты российского парламента (Думы). До своего избрания на этот пост он занимал должность президента Еврейского конгресса в России. В рамках своей деятельности в России Невзлин поддерживал несколько важных российских и международных проектов, способствовавших укреплению связей между Израилем и диаспорой. Кроме того, Невзлин вместе со своими партнерами Владимиром Дубовым и Михаилом Брудно основали около года назад благотворительный фонд "Надав", действующий в рамках фонда "Керен ха-Есод".

Таня БАБУШКИНА-ВАЙНТРАУБ, "Гласность", Тель-Авив

Вернуться на главную страницу


Бело-голубой плюс ... оранжевый

Парад и концерт в Нью-Йорке в честь Израиля

Яркий и солнечный Манхэттен в прошедшее воскресенье расцвел двумя цветами - белым и голубым. Именно эти два цвета израильского флага преобладали в городе Большого Яблока, где уже в 41-й раз проходил традиционный парад в честь Дня независимости Израиля - Salute to Israel Parade.
Более 100 тысяч его участников добавили к традиционным израильским цветам еще один - оранжевый, который ну очень нелюбим президентами и премьерами отдельно взятых стран...
В праздничных колоннах рядом шагали по Нью-Йорку мэр города Майк Блумберг и глава израильского МИДа Сильван Шалом, а также Хиллари Клинтон, Чарлз Шумер, Джералд Надлер и другие известные политики. А в концерте, состоявшемся в нью-йоркском Central Park после парада, участвовали израильские политики Эфи Эйтам и Узи Ландау, спикер Ассамблеи штата Нью-Йорк Шелдон Силвер и депутат Ассамблеи Дов Хайкинд.
Наиболее точно и четко проблему нынешней ситуации в Израиле сформулировали две участницы парада из Лонг-Айленда - Хани Хользер и Карин Файнберг. Беседуя с корреспондентом Еврейского телеграфного агентства JTA, Хани сказала:
- Не знаю, согласилась бы я покинуть мой дом в Лоуренс после того, как прожила в нем семь лет. Ведь это моя община, это место, где мои дети пошли в школу...
Карин добавляет:
- Арабы убивают нас, а мы отдаем им землю на серебряном блюдечке...

Фото: Эдуард АМЧИСЛАВСКИЙ, Нью-Йорк, специально для "МЗ"


Под вой сирен на перекрестках...
Хагай СЕГАЛЬ, "Макор ришон"

И вновь приверженцы "отключки" обрушили на "оранжевых" демонстрантов всесокрушающий аргумент: а если на одном из заблокированных перекрёстков, не дай Б-г, застрянет карета скорой помощи? Что, если роженице придётся рожать прямо на дороге или, не приведи Господь, инфарктный больной не поспеет вовремя в реанимацию?
Тревога "левых" за благополучие ближних столь глубока, что требуют они от возмущённых поселенцев и их сторонников ограничиться вежливыми цепочками по обочинам вдоль дорог. Пусть, мол, стоят там и сдержанно поскуливают, не мешая каравану двигаться вперёд. "Кто-нибудь умрёт", - предупреждает Яир Лапид, всегалактический специалист по вопросам транспортировки тяжелобольных.
Милые мои сторонники "отключки", и ты, душка Лапид, будьте добры, умерьте свой пыл! Все эти ваши разговоры о скорой помощи - на 97 процентов чистой воды демагогия, и, может статься, лишь на 3 процента - и вправду тревога. Теперь, после того, как вы демонстративно отмахнулись от вежливых цепочек, после того, как осмеяли и результаты референдума в Ликуде, после того, как отказались провести всенародный референдум, - сделайте милость, не вопите об ужасах перекрытия шоссе, не призывайте, пожалуйста, скорую помощь на выручку. Она как-нибудь и без вас справится.

Долгие годы, проведённые в длиннющих пробках, закалили водителей и добровольцев организации "Маген Давид адом" (на иврите - "Красный Магендовид"). Тех самых, кстати, значительная часть которых приходит как раз из тех же кругов, что перекрывают нынче трассы. Опытные водители амбулансов уже давно привыкли справляться с подобными проблемами с помощью сирен и проезда вдоль обочин. Между прочим, в разгар последних перекрытий шоссе пресс-секретарь службы "Скорой помощи" сообщил в СМИ о том, как элегантно его силы способны обойти заблокированные трассы. И не было в пресс-релизе даже одного слова благодарности левым, которые вдруг так обеспокоились возможностью передвижения амбулансов во время чрезвычайной ситуации.

Скажу больше: подростки в оранжевых майках как раз для того и ложатся на дорогу, чтобы не осложнить, а, наоборот, облегчить в будущем работу "скорой помощи". Чтобы всеобщая необходимость в мчащихся во все стороны амбулансах не возросла тысячекратно в результате полного крушения в области общественной безопасности. Блокирование всего лишь одного амбуланса на шоссе Гея сейчас может предотвратить тысячи выездов карет "скорой помощи" от места теракта к больнице в будущем. И может быть, если бы в 93-м году было бы заблокировано большее число перекрёстков, нам не потребовалось бы так много амбулансов в последующие годы. В Сдероте, например, мелькание карет "скорой помощи" со времени последней "отключки" возросло неизмеримо. Не лучше ли этим летом перекрыть пяток перекрёстков на юге - для того лишь, чтобы предотвратить излишнюю занятость медбратьев в будущие годы?

Когда очередной высокий гость из далёкого Бантустана прибывает к нам в страну, полиция Израиля всей мощью своей перекрывает половину трасс в столице. Это не мешает "скорой помощи"? Когда законные демонстрации противников "отключки" собирают сотни тысяч людей в центре Иерусалима, не блокируются важные узлы и развязки? И, кстати, что там с массовым перекрытием трасс, которое собираются провести армия и полиция в июле-августе, от перекрёстка Яд-Мордехай до въездов в Нетивот? Что станется с поселенцами, которых забьют до полусмерти отважные бойцы полицейских спецрот? Многим людям тогда потребуется немедленная госпитализация. Может ли министр здравоохранения и лично Яир Лапид гарантировать то, что срочная медицинская помощь не задержится из-за блокпостов, возведённых силами "отключателей"?
Ради Б-га, оставьте в покое амбулансы. Хватит свистеть. Вам гораздо полезнее начать говорить с перекрывающими трассы о сути отступления, а не о проблемах возможной госпитализации, возникающих как следствие процесса.
Право же, вой сирен "скорой помощи" несравним с криком отчаяния жителей Гуш-Катифа.

Авторизованный перевод с иврита А.Непомнящего,
"Еврейский Национальный дом" (Байт Леуми)

КСТАТИ. Открылся новый русскоязычный сайт внепарламентского движения "Еврейский национальный дом" ("Байт Леуми"). Движение ставит своей целью ненасильственным путем остановить реализацию "программы размежевания". Движение действует в рамках легитимного демократического гражданского протеста. На сайте публикуется оперативная информация: сводки,анонсы,пресс-релизы,а также контактные адреса и пр.
Добро пожаловать на сайт "Еврейского Национального дома" - http://ru.baitle.org/

Фото: Ася Энтова и Евгения Кравчик


Шарон: политическая месть Натану Щаранскому

Дов КОНТОРЕР, "Вести"

Связаны ли между собой такие события, как скандальное требование министра иностранных дел Сильвана Шалома сместить "утратившего доверие" Дани Аялона с поста израильского посла в США, отставка Салая Меридора и выдвижение мэра Раананы Зеэва Бяльского на пост председателя Сохнута? Все эти факты объединяет то, что они позволяют Ариэлю Шарону нейтрализовать Натана Щаранского, который считался до последнего времени главным и практически безальтернативным кандидатом на пост председателя Еврейского Агентства. Сложная интрига, в результате которой - сладкая и, что не менее важно, красноречивая месть политическому противнику, использовавшему все свое влияние в целях противодействия плану депортации еврейского населения из сектора Газы и Северной Самарии.
Щаранский и Узи Ландау оказались единственными министрами от Ликуда, которых Шарон не сумел "прогнуть" в ходе подготовки к голосованию по предложенному им плану. Биньямин Нетаниягу, Лимор Ливнат и Сильван Шалом, с которыми были связаны основные надежды право-поселенческого лагеря, поддержали "одностороннее отделение" уже на стадии голосования в правительстве. Исраэль Кац, Цахи Ханегби и Дани Наве капитулировали позже, при голосовании в Кнессете. Узи Ландау, отказавшийся голосовать вопреки своим убеждениям, был немедленно уволен Шароном с министерского поста. Щаранского эта судьба миновала лишь потому, что он, не будучи депутатом Кнессета, не принимал участия в ноябрьском голосовании.
Действия Щаранского в последующий период снова и снова убеждали Шарона в том, что в лице министра по делам Иерусалима и диаспоры он имеет последнего противника депортации, который все еще остается в правительстве, не скомрометировав себя обезоруживающими сделками с совестью. При этом увольнять Щаранского парадоксальным образом не имело смысла, поскольку само его пребывание на министерском посту в условиях столь очевидного конфликта с главой правительства, с одной стороны, ничему уже не могло помешать и, с другой, неизбежно должно было привести к девальвации занимаемой им позиции против "одностороннего отделения".
Но Щаранский и сам понимал это не хуже Шарона. С началом практической подготовки к выселению еврейских жителей Газы и Северной Самарии он объявил о своей отставке. С этого момента в правительстве не осталось явных противников "одностороннего отделения", готовых отстаивать свою позицию с открытым забралом, не избегая необходимости голосовать против мнения Шарона на решающих этапах утверждения данного плана.
При этом более чем вероятная перспектива избрания Натана Щаранского председателем Сохнута делала проявленную им принципиальность безнаказанной или наказанной недостаточно, с точки зрения Шарона. Обладая значительным влиянием в еврейском мире и, особенно, в еврейских кругах США, Щаранский мог быть уверен в том, что летом 2006 года, когда Салай Меридор отработает вторую каденцию на посту председателя Сохнута, у него не окажется равносильных конкурентов в борьбе за эту вакансию.
Изменить сушествовавшую конъюнктуру было можно единственным способом: создав к тому времени альтернативного кандидата, который обопрется на прямую поддержку премьер-министра и, главное, вступит в борьбу как действующий председатель Сохнута.
Для этого альтернативному кандидату было необходимо как можно быстрее сесть в кресло Салая Меридора и приступить к исполнению обязанностей председателя Еврейского Агентства. Соответственно, перед Шароном встала задача деликатного отстранения Меридора от должности. Это требовало создания новой вакансии - достаточно привлекательной для того, чтобы получивший надлежащие гарантии Меридор добровольно ушел из Сохнута за год до окончания своей каденции.
Пост израильского посла в США безусловно отвечает этому требованию. Занимающий этот пост Дани Аялон является "человеком Шарона", но премьер-министр не раз жертвовал в прошлом своими людьми для того, чтобы посредством ответственных назначений обеспечить себе дополнительные ресурсы поддержки в высшем политическом эшелоне. Так, "люди премьер-министра" были явным образом обойдены при создании обоих кабинетов Шарона в 2001 и 2003 гг. Вместо них на ключевые министерские должности назначались "люди Нетаниягу", становившиеся впоследствии лично лояльными своему благодетелю. Именно таким образом Шарон сумел если не разрушить полностью, то очень сильно ослабить лагерь Нетаниягу в Ликуде.
В данном случае "человек Шарона" Дани Аялон сознательно приносится в жертву министру иностранных дел и его эксцентричной супруге Джуди Нир-Мозес-Шалом. Личный конфликт этой дамы с главой израильского посольства в Вашингтоне имеет давнюю историю, но он не приобрел бы публичного характера и не привел бы к ультимативному требованию отправить Аялона в отставку, если бы глава правительства дал министру иностранных дел понять, что подобный ход с его стороны вызовет недвусмысленное столкновение интересов в верхах. Выбор израильского посла в США традиционно является в нашей стране прерогативой главы правительства, и потребовать его увольнения на том, основании, что госпожа Нир-Мозес-Шалом не удостоилась лицезреть певичку Мадонну в Израиле, министр иностранных дел не может.
Шарон заступается за Аялона, но в создавшейся ситуации, когда о "кризисе доверия" в отношениях между послом и руководителем МИДа говорят открыто, скорая отставка Аялона представляется более чем вероятной. Таким образом, в Вашингтоне вырисовывается заманчивая дипломатическая вакансия для Салая Меридора, который заблаговременно освободил себя от обязанностей председателя Сохнута. Как только это произошло, Шарон встретился с главой Попечительского совета Сохнута госпожой Кэрол Соломон и сообщил ей, что его кандидатом на освободившийся пост является мэр Раананы Зеэв Бяльский.
Это решение Шарона должно быть одобрено учреждениями международного движения Ликуд и правлением Всемирной cионистской jрганизации, чтобы затем, в июне, получить окончательную санкцию Попечительского совета Сохнута. В международных структурах Ликуда у премьер-министра могут возникнуть определенные проблемы, но Шарон, давно доказавший свое умение управляться с ликудовской оппозицией, этих проблем не боится. В правлении ВСО, где действует принцип фракционного представительства, отражающий удельный вес представленных в Кнессете сионистских партий, премьер-министр сможет при необходимости обратиться за поддержкой к левым. Таким образом, в июне Зеэв Бяльский будет, скорее всего, утвержден Попечительским советом Сохнута в должности исполняющего обязанности председателя этой организации сроком на один год.
Соответственно, летом будущего года, когда состоятся выборы председателя Еврейского Агентства, кандидатура Натана Щаранского будет надежно блокирована. Как бы ни благоволили к Щаранскому американские члены правления Сохнута, провести на указанную должность кого-либо без поддержки премьер-министра Израиля в принципе невозможно.
Учитывая тот факт, что Сохнут представляет собой мощнейшую на сегодняшний день еврейскую организацию, которая, во-первых, располагает огромными бюджетными средствами и, во вторых, имеет непосредственное отношение к реализации поселенческих проектов в Израиле, можно понять, почему Шарон не желает видеть ее руководителем человека, отвергающего план депортации. То, что Натан Щаранский считается деятелем, имеющим наибольшие шансы на то, чтобы вывести Сохнут из состояния глубокого концептуального кризиса, в котором давно находится эта организация, премьер-министра не останавливает. Политическая месть несломленному оппоненту и укрепление собственных позиций во власти составляют, с его точки зрения, куда более важную задачу.


Вернуться на главную страницу

 

"Миньян есть? Надеть фуражки!" - приказал капитан

Во время шествия ветеранов Великой Отечественной войны в Хайфе воспитанники военного училища несли транспарант, на котором было начертано: "Победа 9 мая 1945 года - путь к созданию Государства Израиль". Несомненно, эти несколько слов связывают нас с юбилеем Победы и еврейским государством. И очень символично, что очень важные для нашего народа даты - День победы и День независимости Государства Израиль в этом году отмечаются с небольшим интервалом. Читательница Валентина Кузнецова прислала в Haifa.JNews.co.il материал, который уже становится легендой. Уверены, он не оставит равнодушным никого.
Эту историю напечатала несколько лет назад одна из украинских общинных еврейских газет. Читатели Интернет-газеты, для многих из которых 1948-й год - запредельная старина, с интересом узнают о том, как в советской армии отметили создание Государства Израиль.

Было это в мае 1948-го. Я (Виктор Городецкий, - прим. редакции) служил по интендантской части в одной из авиадивизий, в группе оккупационных войск в Восточном Берлине. В один прекрасный вечер вызывает меня через порученца начальник политотдела полковник Гинзбург. Иду. Заводит меня Гинзбург в комнату для политзанятий. Там уже кучкуются несколько чинов из политотдела, штаба дивизии. Жена Гинзбурга быстренько собрала на стол и исчезла. Я пытаюсь сообразить, что это мы отмечаем и почему шторы задернуты. Капитан Резницкий из политотдела говорит: "Миньян есть. Надеть фуражки!" Вероятно, в моих глазах отразилось недоумение, потому что полковник пояснил: "Создано Государство Израиль. Помолимся, евреи!"
В углу - бюст Сталина, на стенах - портреты вождей, а на скамье, приспособленной под стол, горят две свечи. Резницкий скороговоркой произносит слова молитвы. Бог знает, как, но в нужном месте мы дружно выдохнули: "Омейн!"
Стояли мы вокруг свечей: полковник Гинзбург, майоры Неймарк, Шустер и Файнштейн, капитаны Резницкий и Шилов, я, еще трое, чьих фамилий не помню, и молились. Потом разлили водку по кружкам, быстро выпили, не произнося тоста, пожали друг другу руки и разошлись. Молча.


Вернуться на главную страницу

 

МЭРИЯ ИЕРУСАЛИМА ЗАПРЕТИЛА ПЛАКАТ
"ОТСТОЯЛИ МОСКВУ - ОТСТОИМ ИЕРУСАЛИМ"

В День Победы в Иерусалиме ЕСОД (недавно созданный Единый совет общинных действий) провел акцию "Отстояли Москву - отстоим Иерусалим". Хотя мэрия еврейской столицы отказала ЕСОДу в праве поднять во время марша этот лозунг, сочтя его политическим, он, тем не менее, был отпечатан на поздравительных открытках для ветеранов Второй мировой. Активисты ЕСОДа раздавали прохожим на улицах израильской столицы красные гвоздики и листовку (см. снимок), в которой на иврите и русском рассказывалось о вкладе ветеранов, репатриантов из России, в разгром гитлеровской Германии и освобождении всего мира от фашистской экспансии. Акция была проведена по инициативе студентов Сити-колледжа и изначально носила образовательный характер, поскольку известно, что сабры (коренные жители страны) очень мало знают о Второй мировой войне и участии в ней Советского Союза. Молодые сабры удивлялись, когда к ним подходили их русскоязычные сверстники и поздравляли с праздником.
- Какой праздник? - переспрашивали они.
- День победы.
- Какой победы? Кого над кем? - удивлялись юные израильтяне. Разъяснения содержались в тексте листовок, и иерусалимцы расхватали их в одночасье.
Затем члены ЕСОДа и студенты присоединились к маршу, в котором участвовали представители многих общественных организаций, прошли до муниципальной площади Сафра, где приняли участие в торжественном чествовании ветеранов, организованном мэрией Иерусалима и Общинным домом (Соб. инф)


Вернуться на главную страницу

 

УРОК ХОЛОКОСТА


Ирина СТЕЛЬМАХ, тележурналист, Эстония

"Холокост нужно помнить для того, чтобы он не повторился".
Фраза эта неизменно вызывает у меня сильнейшую горечь. Особенно, когда ее произносят те, кто толкает Израиль на создание Палестинского государства. Прекрасно понимая, что это Троянский конь, и с ним в утробе не выжить. Особенно когда ее произносят те, кто осуждает Израиль за попытку отгородиться от Троянского коня хотя бы забором безопасности. Для них мы - иудео-нацисты, колонизаторы, создающие апартеид для крошечного и беззащитного палестинского народа. Они не читали хартию ООП, в которой четко декларировано, что палестинцы (три миллиона на земле Израиля и 4 миллиона - за ее пределами) - неотъемлемая часть огромной арабской нации (290 млн. человек), тогда как евреи (5 миллионов в Израиле и 9 - за его пределами) вообще нацией не считаются и, по их мнению, права на свое государство не имеют.
Известно, что история повторяется дважды - один раз как трагедия, второй раз как фарс. Для евреев история всегда повторяется как трагедия. Неимоверными усилиями созданное государство, которое досталось нам "не на серебряном блюде", превращается в гетто. Плотность населения Израиля, равного по территории половине Эстонии, в пятнадцать раз превышает таковую в арабских странах.
Судьба предыдущих еврейских гетто известна - ликвидация. Известен и способ ликвидации - селекция. Так поступали и некоторые обезумевшие от невозможности спасти свой народ лидеры еврейских гетто, когда выдавали гитлеровцам стариков и детей в надежде спасти остальных.
Сегодня первые, кто уже не прошел селекцию, - это еврейские поселенцы. Хотя мне совершенно непонятно, почему евреи не могут жить в дружеском и демократическом Палестинском государстве. Ведь процветающие еврейские поселения, где производится экологически чистая продукция, приносящая государству огромный доход, никому не опасны. К тому же поселения созданы на земле, на которой арабы никогда и не жили, поскольку не считали ее пригодной для обработки.
Израилю стало дорого их содержать? Но все государства мира вкладывают средства в освоение окраин. Их невозможно защитить? Помилуйте, а от кого? Ведь демократическое Палестинское государство создается для того, чтобы в дружбе и мире жить бок о бок с Израилем. Разве не так записано в соглашениях Осло, послуживших началу "мирного процесса на Ближнем Востоке", унесшего и продолжающего уносить жизни и калечить тысячи человек? (Слышу реплику раздраженного читателя: неужели автор не знает, что на Израиль оказывают давление? Отвечаю: до каких пор уступать - до тех, пока не истребят всех? Тем, кто считают поселения незаконными, следует помнить, что согласно решению ООН о разделе Палестины, весь Израиль законен лишь в границах 48-ого года, и имеет право находиться лишь на 11 тысячах квадратных километров).

"Холокост нужно помнить для того, чтобы он не повторился".
Хартия ООП, лидеры которой возглавляли и продолжают возглавлять Палестинскую автономию, четко декларирует, что задачей организации является освобождение святой земли Ислама от сионистского образования (так они именуют Израиль).
Один из способов борьбы за освобождениe Палестины от Израиля - по возможности эффективный террор. Второй способ - делегитимация Израиля на политической арене. И третий - создание на его территории национального образования, призванного облегчить выполнение главной задачи.

Цели и задачи ООП сформулированы в Хартии более четко, чем намерения уничтожить европейских евреев в решениях Ванзейской конференции, где они обозначались термином "работа на Востоке", хотя и Гитлер не делал секрета из своих планов. Хартия ООП переведена на английский язык, и каждый, кто хочет, может с ней ознакомиться. Но таковых, увы, не находится.
Если бы они, декларирующие необходимость помнить Холокост, удосужились хотя бы раз послушать, о чем же толкуют арабы (отдадим должное их последовательности и преданности идее) уже много лет, они бы поняли, что Холокост, или освобождение человечества от евреев, уже давно и полным ходом идет. Причем, не только на земле Израиля, где человеческое право евреев на жизнь вообще не гарантировано (и это известно всем!), но и во всем мире, где ненависть к евреям уже давно превысила предвоенный уровень.
Чем иначе можно объяснить тот факт, что Freedom House, объявивший путинскую Россию несвободной страной, не вынес никакого решения относительно намерения израильского руководства депортировать собственных граждан? В то время, как деятельность воинов ислама по освобождению человечества от евреев и сионистского образования не встречает отпора в международных организациях и вызывает восторг международной прессы, резолюциям и акциям, осуждающим Израиль, несть числа.

Следует ли в этой связи помнить Холокост? Извольте. Вспомните восстание Варшавского гетто, когда к обреченным на смерть людям пришло опамятование, и они поднялись на безнадежный бой. Такие восстания происходили во многих гетто и концлагерях, в том числе и в Освенциме. Для нас, евреев, эти люди - герои, хотя в то время мало кто из своих их поддерживал.
Но для тех, кто выполнял биолого-гигиеническую миссию очищения мира от еврейской заразы, восстание Варшавского гетто было еще одним свидетельством патологической брутальности евреев. Гиммлер писал: "Восстание в Варшавском гетто показало, насколько евреи опасны, и должно быть подавлено со всей жестокостью". Возмущение нацистского лидера легко объяснимо - осужденный на смерть не имеет права на сопротивление. (Правда, при этом остается открытым вопрос, как один процент даже патологически брутального населения (а именно столько евреев проживало в Германии) мог быть опасен всему немецкому обществу, и каким образом уничтожение евреев могло положительно повлиять на победы немцев на фронте).
Точно так же не имеет права сопротивляться обреченный на смерть Израиль. Этот приговор вынесен исламским экстремизмом и одобрен международным сообществом.
Опрос общественного мнения, проведенный Институтом Гэллапа в октябре 2003 года, показал, что 59 процентов европейцев считают Израиль главной угрозой мира на планете. При этом территория Израиля в пятьсот раз меньше территории арабских стран. В учебнике "Современная история" для эстонских школ говорится, что Израиль - самая милитаризованная страна в мире. При этом армия Израиля составляет 150 тысяч человек, в армии ПА - 90 тысяч "воинов Аллаха", а численность армий враждебных Израилю арабских стран, не раз пытавшихся уничтожить нас в открытой войне, и уровень их вооружений по оценкам специалистов превосходят Израиль в 5 (пять) раз.
Только смертным приговором моему народу объясняется то обстоятельство, что даже уход со сцены арабского Гитлера, уход, которого в Израиле так долго, так терпеливо и так послушно ждали, никак не улучшил положения Израиля. Арафата похоронили с почестями, потому что дело его живет.
Никого не удивил тот факт, что новый глава ПА - автор диссертации, отрицающей Холокост. Если бы Абу Мазен пожелал баллотироваться на Западе, скорее всего, разразился бы скандал. Но в дружеском государстве, призванным жить бок о бок с Израилем, он оказался подходящим кандидатом.
Демократические выборы в ПА проходили под градом падающих на жителей Сдерота ракет "Кассам", при каждодневных вылазках арабских боевиков и убийствах израильтян. От Израиля требовалось только одно - обеспечить проведение выборов. Ведь должна же у "палестинского народа" быть надежда!
Проводя параллель с Холокостом, можно вспомнить, что и немецкий нацизм требовал от евреев сотрудничества в деле обеспечения "окончательного решения еврейского вопроса". В трудовом лагере Клоога обреченный на смерть должен был сам принести себе полено, а выезжающий в Освенцим сам приобретал себе билет. Газ, с помощью которого людей превращали в утильсырье, был изобретен для удобства палачей, чтобы щадить их нежные чувства, ведь "ежедневно расстреливать тысячи людей и при этом оставаться порядочным человеком нелегко" - это знает каждый, кто прочитал книгу "Освенцим глазами СС".
Газовые камеры были осуждены на Нюрнбергском процессе. Способ превращения людей в утильсырье посредством разрыва "живой бомбы" не осужден никем. Живая бомба не приравнена к оружию массового уничтожения, несмотря на призывы Елены Боннэр и других правозащитников. Освенцимские палачи зарабатывали дополнительные деньги, сдавая на приемные пункты волосы жертв. Сегодня израильские медики рады, когда пересаженная ими почка из разорванного тела еврейского юноши хорошо приживается у арабской девочки. Хоть на что-то мы годимся! А нашим палачам, при всей их фанатичности, не откажешь в прагматизме.
И вот сегодня те же самые международные организации и лидеры, благодаря усилиям которых и создается могильщик еврейского государства, говорят о необходимости помнить Холокост.
Чтобы он никогда не повторился!
Но для арабов и их друзей на Западе урок Холокоста как раз и состоит в том, что он все-таки произошел.
Нацизм потерпел поражение не в результате внутренних противоречий, но его идеология никуда не исчезла. Она мутировала. И хотя 8000 нацистских преступников и нашли приют в арабских странах, не биолого-гигиеническая версия антисемитизма, осужденная на Нюрнбергском процессе, играет сегодня доминирующую роль в глобальных антисемитских доктринах, каковыми являются панисламизм и примкнувший к нему леворадикальный западный антиизраилизм.
Думаю, что некоторым эстонским журналистам и историкам, изображающим Израиль эдакой тюрьмой для крошечного палестинского народа (подобно тому, как тюрьмой народов являлась царская Россия, а затем и Советский Союз), будет неприятно узнать, что эта паранацистская доктрина, которую они так некритически усвоили из западных
источников, является изобретением Советского Союза. И, тем не менее, это именно так.
Нет-нет, евреи в этой доктрине не выводятся за пределы человеческого рода и не объявляются болезнетворными микробами, от которых предстояло освободить мир немецкому народу под руководством фюрера и его партии.
Антисемитские идеи, начавшие формироваться в СССР в 30-годы и полностью сложившиеся в период застоя, отличались от нацистских, прежде всего, своим гуманистическим камуфляжем. Советский доктринальный антисемитизм был частью русско-коммунистического мессианства, призванного создать новый мир - мир, в котором "все во имя человека, все для блага человека".
С конца 40-х годов роль антипода в этой идеологии уже явно отводилась еврею, который последовательно приобретал облики "антипатриота", "безродного космополита", "агента англо-американского империализма и сионизма" и, наконец, после победы Израиля в Шестидневной войне, "сионо-фашиста под голубой звездой", на службе которого состоял мировой империализм и все силы вселенского зла.
Именно эта паранацистская идеология проходит сейчас реинкарнацию в панисламизме и антиизраилизме леволиберального Запада.

Несомненно, приживаемость нацистских идей в России, так же как и русских - в Германии, свидетельствует о близости культур. Обе противопоставляли себя "бездуховной" и "меркантильной" культуре Запада, экспансия которой на Восток находила объяснение во всемирном заговоре евреев, нацеленном на мировое господство.
Характерно, что нацистский вариант этого мифа был создан выходцем из Эстонии Альфредом Розенбергом, использовавшим в своем "Мифе 20 века" идеи сфабрикованных русской охранкой "Протоколов сионских мудрецов", переведенных на немецкий язык в 1923 году.
В 1969 году в СССР вышла книга Юрия Иванова "Осторожно, сионизм!". Именно с этой книги, переведенной на арабский и вышедшей общим числом 550 000 экземпляров, начинается интенсивная нацификация советской государственной идеологии, использовавшей в своих разоблачениях "современного фашизма" тотально антисемитскую аргументацию Геббельса. С этого момента все провалы и неудачи СССР, особенно поражение в Шестидневной войне оснащенного советским оружием Египта, начинают объясняться происками всесильного и вездесущего "международного сионизма".
Поскольку СССР долгое время опекал арабский мир (здесь получил образование и Абу Мазен), нет нужды объяснять, что эта паранацистская антисемитская доктрина советского толка нашла сбыт в арабских странах. Вместе с идеями нацифицированного антисионизма берется на вооружение и досконально разработанная в советской идеологии техника гуманистического камуфляжа, обеспечивающая исламизму, как в свое время советизму, активную поддержку либеральных сил Запада, выступающих под знаменем политкорректного "антиизраилизма".
В отличие от идеологии нацизма, идеологию и совершенные на ее почве преступления коммунистического режима до сих пор никто не осудил. Левая идеология Запада и сегодня культивирует ненависть к Израилю. Антисионизм и антиизраилизм левых - это не что иное, как мутация все того же тотального антисемитизма, особенно отвратительная потому, что ее адепты мнят себя детьми той самой еврейской демократии, которую так ненавидел Гитлер.
Что делать? Продолжать сотрудничать с освободителями человечества от евреев, деморализуя себя и своих друзей - тех, кто, рискуя жизнью, спасал нас тогда и готов спасать сегодня? Или опамятоваться, пока не поздно?
Подняться на бой, может быть, и безнадежный, и попытаться спасти цивилизацию, патриархом которой мы являемся? Если такая решимость появится, то первым шагом должно стать решение о прекращении строительства Палестинской Автономии и роспуске ее правительства. Принять такое решение правомочен тот самый Кнессет, который принял решение о её создании.
Кто наши возможные союзники?
Соединенные Штаты Америки - страна, обязанная своим процветанием реализацией принципа еврейской демократии. Той самой, которую так ненавидел Гитлер, и которую не так давно резко осудил премьер-министр Малайзии Махатхир. Признав при этом, что огромных успехов его страна добилась путем использования еврейской рыночной экономики, еврейского банковского дела и вообще еврейской любви к учености.
Если президент Буш верит в Библию, он непременно обнаружит в ней обетования Бога о земле Израиля. Западный мир, который тоже зиждется на наших ценностях, тоже должен стать нашим естественным союзником.
Индия и сегодня наш союзник. Очень хочется сказать, что нашими естественными союзниками могут стать последователи Корана, ведь ислам вырос из иудаизма и примеры нашего плодотворного сотрудничества в истории хорошо известны. Но, сделав подобное заявление, рискую уподобиться тем, кто в 41-м вспоминал немцев 14-ого.
Если решимости бороться не появится, нас не спасет никто.
В заключение следует сказать, что я без кавычек цитировала в своей статье мысли уважаемых мной исследователей - Арье Става, Майи Каганской, Доры Штурман и Людмилы Дымерской-Цигельман, любезно предоставившей мне статью об актуальном сегодня антисемитизме - антисионизме.

Вместо послесловия

Когда мы монтировали фильм "Отныне имя тебе будет Израиль", то нередко работали заполночь. Однажды вызвали мне такси.
Таксист сказал: "Я знаю, что в этом доме живет режиссер. О чем вы делаете фильм?"
Я ответила, что делаю фильм в защиту Израиля.
"Израиль никогда не погибнет, ведь евреев на свете так много!" - уверенно возразил мне этот веселый, немногим старше меня, человек.
"А сколько, как Вы думаете?" - спросила я
"Миллионов 270!"
"А тринадцать целых и восемь десятых Вас не устроит?"
"Не может быть! Да у меня в классе училось много евреев".
"Как много?"
Он на мгновение задумался: "Два!"
Явление, когда ваши представления о предмете не соответствуют его истинным размерам, называется когнитивным диссонансом. Прекрасную статью на эту тему написал выдающийся психолог и большой патриот своего народа Вадим Ротенберг. В применении к нам это проявляется в том, что и врагам и друзьям мы представляемся сильным и мощным народом, и, значит, на роль жертвы не годимся.
Так, может, выйдем из роли? Думаю, в этом и заключается для нас урок Холокоста.


Вернуться на главную страницу

 

Нелегкие дни генерала Кохави

Хен КОТЕС-БАР, "Маарив"

...Несколько недель назад командующий частями ЦАХАЛа в секторе Газы бригадный генерал Авив Кохави посетил поселение Ган-Ор в Гуш-Катифе. Встреча с ним состоялась на первом этаже общественного здания, на втором этаже которого - синагога поселения. Вокруг гостя сразу образовался круг усевшихся на пластиковые стулья взволнованных поселенцев. За окном безмятежно светило солнце, дети гоняли мяч, из окон было видно голубевшее вдали море, а у многих из сидевших в зале на глазах были слезы - люди буквально переполнены горькими мыслями о будущем: разрушен привычный уклад жизни, кто знает, что их (да и всю страну) ждет впереди?

Голоса в зале постепенно крепчали, и генерал чутко прислушивался к ним, а затем выступил сам, предоставив поселенцам полную и реальную информацию о ситуации накануне размежевания. Потом стал отвечать на вопросы. Кохави остро чувствовал боль людей, которым предстояло потерять свои дома, и в то же время он прекрасно осознавал свою роль как исполнителя закона, принятого государством, как генерала, представляющего здесь, перед ними, армию и систему безопасности. Он смотрел им прямо в глаза, говорил спокойно, открыто, честно, ничего не скрывая, хотя это спокойствие давалось ему очень нелегко. К концу встречи зал разразился аплодисментами. "Мы и армия - единое целое! Мы - вместе!" - сказал генералу секретарь поселенческого совета Аарон Хазут.

Такие многочисленные встречи с поселенцами, достоверная информация "из первых рук" - это всего лишь часть работы, проводимой генералом Кохави и находящимися под его командованием армейскими офицерами в секторе Газы. "Мы считаем, что размежевание состоит из ряда факторов, и нельзя при этом не учитывать один из главных - человеческий, - говорит Кохави. - Ведь история каждого поселенца - поистине человеческая трагедия, и такие истории просто разрывают сердце. Это, прежде всего, личная, глубинная, "корневая", если хотите, связь каждого поселенца со своей землей и своим домом, где, как говорится, помогают и родные стены, а потом уже - и национальная идеология. Вести такой диалог очень тяжело. У нас совсем недавно был разговор в одной из частей, и солдат задал мне вопрос на эту тему, и я ответил ему, что я три года учился в Иерусалиме, и мне было нелегко уходить со съемной квартиры - так к ней привык. А тут ведь не три года, а целых три поколения людей, у которых здесь дом и земля!"

Генерал постоянно внушает своим подчиненным: необходим максимальный такт, понимание психологического состояния, душевного надлома тех, кого в свое время сюда направило государство, и кто сегодня вынужден нести тяжелейшие потери - не только имущественные, но и душевные:

- Люди спрашивают меня: куда нам идти, что будем делать на новом месте? Они говорят не только о величине компенсации, но и о несоизмеримо больших средствах, вложенных в теплицы, которые никакая компенсация не покроет...

- А что по поводу разрушения домов?..

- Всё - трудно. Разрушать дом - трудно. И - что делать, если в нем останутся люди. В любом случае это рвет сердце на части...

Авиву Кохави 41 год. Родился он и вырос в Кирьят-Бялике, живет в поселке на севере страны. Жена - юрист, работает в прокуратуре Северного округа, у них трое дочерей. Военную службу Авив начал в полку парашютистов. В его планах не значилось продолжения военной карьеры. По окончании срочной службы он намерен был учиться, вероятнее всего, на архитектора, но судьба распорядилась по-другому…

Кохави был назначен начальником учебного центра переподготовки подразделений парашютистов. Учился в Гарварде, осваивал науку управления и администрирования и, вернувшись, стал заместителем командира соединения, а затем получил назначение на командирскую должность в Южный Ливан. Там, в Ливане, говорит Кохави, произошло много событий, повлиявших на него не только как на командира крупного воинского контингента, но и как на человека. Особенно если речь идет о гибели друзей и сослуживцев…

После службы в Ливане Авив Кохави был назначен командиром базы спецназовцев, затем командовал парашютно-десантным соединением во время интифады "Аль-Акса", а в ходе операции "Защитная стена" находился в Шхеме. Армия приобрела новый боевой опыт, ее действия стали результативней. Необходимость принятия решений на месте, особенно в условиях уличных боев, потребовала от бойцов определенных навыков, умения, инициативы, смелости. Кохави был назван в числе наилучших, наиболее достойных командиров, обладающих знаниями, опытом и широким кругозором.

Но, несмотря на блестящие оценки, путь генерала был усеян не только розами. В марте 2002 года в газете "Коль ха-ир" появилось открытое письмо Авиву Кохави от бывшего однокурсника по учебе в Иерусалимском университете, а ныне преподавателя политологии университета имени Бен-Гуриона в Беэр-Шеве Нива Гордона. В этом письме Гордон выдвинул против генерала ряд обвинений в неправомерности действий спецназовцев в лагере палестинских беженцев Балата близ Шхема, "взорвавших электростанцию и водопровод, и тем самым лишивших мирных арабских граждан всего самого необходимого для существования". Одним из наиболее тяжких было обвинение в том, что израильские солдаты якобы использовали мирных палестинцев в качестве живого щита. "Авив, что произошло с тем рассудительным офицером-десантником, которого я когда-то знал? Как ты стал военным преступником?" - так заканчивал свое письмо политолог Гордон.

Кохави долго раздумывал, стоит ли вообще реагировать на подобное, но, в конце концов, его ответ был опубликован в той же газете. Генерал опроверг все приведенные в письме обвинения и факты и дал жесткую отповедь Гордону. "Если бы мы использовали те приемы ведения уличных боев, что и все остальные армии мира (с участием артиллерии и танков, стрельбой по каждому дому, из которого прогремел выстрел в нашу сторону), жертв среди гражданского населения было бы достаточно много. Но мы этого не сделали. В ходе операции мы прекратили огонь и дали возможность их "амбулансам" увезти раненных".

- Вы считаете, что и у армии должны быть моральные принципы?

- Армия - то же самое, что и человек, который все время старается быть нравственным. Но и нравственные люди иногда могут согрешить. Вопрос - в общем настрое, в тенденции. Знаю, исходя из своего опыта, что в основе всех наших действий стоят принципы нравственности.

... Генерал Кохави, командующий израильскими войсками в секторе Газы, сменил на этом посту ушедшего в отставку почти полгода назад генерала Шмуэля Закаи. Закаи подал рапорт об отставке в связи с тем, что от него потребовали пройти проверку на детекторе лжи, когда командующий Южным военным округом генерал-майор Дан Харэль решил установить, кто сообщил журналистам информацию об имеющихся разногласиях между политическим и военным руководством страны относительно продолжения операции "Дни раскаяния". Когда Закаи сделал свой драматический жест и подал в отставку, поднялась буря, поскольку тот одинаково симпатизировал как военным, так и поселенцам.

- Что вы сказали воинам своей дивизии, когда прибыли сюда?

- Есть разница между личными беседами с офицерами и встречами непосредственно в подразделениях, где я больше прислушивался к тому, что говорят другие, нежели говорил сам...

Кохави отметил, что Закаи немало сделал на своем посту для Государства Израиль. Однако сейчас нужно обозначить для себя новые приоритетные направления на ближайшие два года и последовательно претворять их в реальность.

- Существует мнение, что Кохави получил далеко не легкое, "неблагополучное" наследство...

- Я не могу сказать, что принял дивизию в состоянии упадка, нет, такого не было. В дивизии служат отличные офицеры, все приказы выполняются точно и в срок. Некоторые детали, как профессиональный военный, я вижу по-другому, и стараюсь их изменить по-своему...

- Относительное спокойствие в Газе сегодня объясняют тем, что у вас как у командующего сложились партнерские отношения с Мусой Арафатом, племянником покойного "раиса", занимавшего высокое положение в сфере службы национальной безопасности автономии...

- Речь идет о выборе руководства ПА или того, что от нее осталось. Нами установлена связь с Мусой Арафатом и всеми, кто устал от террора.

- Какова вероятность того, что размежевание все-таки может проходить под огнем?

- На Ближнем Востоке вообще и в секторе Газы, в частности, нельзя прогнозировать события более чем на несколько дней вперед. Нельзя предугадать прекращение огня - как нельзя предугадать и новое возможное ЧП, например, обстрел армейского патруля и т.д. Такова специфика этой территории, это - данность...

- Значит ли это, что в случае открытия огня речь пойдет о бегстве?..
- Мы делаем всё для того, чтобы это было отделение от палестинцев, а не отступление. И, конечно же, не под огнем. Но на этом поле не только мы игроки, и если противоположная сторона - террористические организации ПА - примет решение об открытии огня, то размежевание будет проходить и под огнем. Мы должны быть готовы и к такому повороту событий.

- А как быть с упрямством, которое могут проявить военнослужащие вашей дивизии при выполнении приказа?

- В общем-то, эта тема не поднималась, и я должен вызвать солдат на откровенный разговор. Они считают, что эта тема больше должна заботить нас, командиров, чем их. В одной из бесед с поселенцами, когда эта тема все-таки была поднята, один из жителей выразил эту мысль следующей фразой-намеком: "Есть случаи, когда солдатам можно проявить упрямство, отказаться", на что я тут же заявил, что у себя этого не потерплю. Солдат, который откажется, будет, ясное дело, в мгновение ока выброшен из дивизии. Тот, кто считает, что мы преступаем закон, может обратиться в суд, это его право. Упрямство, отказничество - не выход из положения...

- А солдаты - жители сектора Газы? Каково им?

- Я думаю, что следует ограничить их участие в подобных мероприятиях, то есть найти им другое применение. Мы не станем травмировать солдата и не пошлем его эвакуировать свою же семью...

- Как сложится обстановка в районе после размежевания?

- Неизвестно. Поэтому необходимо будет усилить нашу безопасность, и это нам предстоит делать в более жестких условиях, когда мы будем уже находиться вне Газы.

- Вы посетите поселенцев, когда они будут жить уже в других местах страны?

- Вполне возможно, что да. Наши личные, человеческие связи неразрывны. Я убежден, что так оно есть и так будет впредь. Буду рад увидеть, что люди, община в целом, процветают на новом месте, не перестают заниматься своим привычным и любимым делом, как и раньше, и из брошенных в землю семян вырастут цветы и …перцы.

От переводчика. Вполне возможно, что под словом "пильпелим" (то есть "перцы") генерал Кохави подразумевал не только сладчайшие, экологически чистые перцы, выращенные в теплицах поселений Гуш-Катифа, но и молодую поросль - поселенческую молодежь с ее крепким, "с перчинкой", характером, преданностью вере отцов и земле, именуемой Эрец Исраэль...

Публикуется в сокращении
Перевод Григория Рейхмана
Фото: Реувен Кастро


Вернуться на главную страницу

"ЦАРЬ ДАВИД БЫЛ ТА ЕЩЕ ПТИЧКА"

ПАМЯТИ ЭЗЕРА ВЕЙЦМАНА

Михаэль ДОРФМАН, Нью-Йорк,
специально для "МЗ"


Поздняя осень 1982 года выдалась жаркой, душной и пыльной. Рушился один из главных израильских мифов: мол, это мы в мирное время такие разобщенные, а вот когда война, тогда мы - все вместе, друзья. Увы, потом еще не раз приходилось осознавать, что все эти разговоры о "дружбе народов" и есть самый большой наш миф.
В военной форме, с огромным мешком, еще с британских времен зовущимся "китбек", и с автоматом М-16 я несколько часов стоял на дороге южней Хайфы и голосовал проезжавшим автомашинам. Никто из водителей - в военное время! - даже не притормозил, чтобы выслушать или, тем более, подвезти солдата.
Я служил тогда в армейской почте, постоянные поездки на самые отдаленные позиции меня здорово вымотали, и поэтому неожиданный отпуск из части пришелся очень кстати. Вертолет доставил нас в Рош ха-Никра на границе с Ливаном, а дальше предстояло добираться попутками и автобусами. Но наступала суббота, и весь общественный транспорт в стране прекращал движение. И тогда я пошел на тремпиаду - место, где можно голосовать проезжающему транспорту в надежде, что кто-нибудь из водителей подвезет тебя. В Израиле тремп для солдат - обычное средство передвижения.

На снимке: Эзер Вейцман (z"l) и автор статьи М.Дорфман
 

Но меня почему-то никто никуда не собирался подвозить, машины легко проносились мимо, и это вызывало справедливое негодование. "Как же так, - думал я, - я солдат, меня отпустили на день-другой с фронта домой... идет война, а они тут..." Неожиданно рядом со мной притормозил какой-то невиданный в наших краях шикарный лимузин, и водитель махнул рукой: мол, садись.

По неписаному этикету надо было сесть рядом с водителем, но место там было занято, и я с радостью плюхнулся на заднее сиденье. Закон автостопа - не важно, куда машина едет, главное - продвигаться вперед. Водитель обернулся, и я узнал нашего бывшего министра обороны Эзера Вейцмана. Он к тому времени ушел из правительства и, по слухам, занимался импортом автомобилей и, как я узнал потом, - экспортом оружия. Я помнил Вейцмана - второго после Менахема Бегина человека в партии "Ликуд", начальника предвыборного штаба, обеспечившего историческую победу правым на выборах 1977 года, одного из "архитекторов" мирного соглашения с Египтом.

Вейцман довез меня до Тель-Авива и даже высадил на перекрестке, где легко было поймать попутку до дома.

Я не знал Вейцмана близко, не был вхож в круг его друзей и знакомых, ничего не писал о нем, когда он был жив, кроме одного короткого журналистского отчета. Теперь же, когда седьмого президента страны не стало, пришло время рассказать. "У нас говорят: только когда еврей умирает, можно рассказать его историю и тем самым как бы вернуть его к жизни", - заметил однажды замечательный еврейский писатель Йосл Бирштейн.

"Вернуть к жизни" и вместе с Эзером Вейцманом вернуть что-то от прежнего Израиля, которого, как теперь часто говорят, больше нет. Принято считать, что пока мы рассказываем еврейские истории об ушедших, они остаются и живут с нами, помогают нам. И еще: настоящие еврейские истории - неизменно веселые.

* * *

Эзер Вейцман всегда отличался веселым нравом и острым языком. Далеко не всегда он был политически корректен, как это принято среди тех, кто занимает государственный пост. В июне 1996 года президент Вейцман, взявший за правило посещать все семьи погибших израильских воинов, вызвал бурю в обществе. Во время одного из таких визитов между президентом и членами семьи погибшего солдата завязалась беседа, во время которой Вейцман удивил присутствующих. "Царь Давид, - сказал он, - был еще та птичка". Причем, вместо ивритского слова президент сказал на идиш - "фэйгелэ".

В прессе и в обществе сразу же разгорелся ожесточенный спор, что имел в виду президент. "Фэйгл", или ласкательное "фэйгелэ", в языке идиш имеет много значений. Это и маленькая птичка, и девичье имя (так в переводе с древнееврейского звали жену пророка Моисея Ципору). Впрочем, так можно назвать и маленького мальчика. Однако самое известное издавна значение - это гомосексуалист-травести, да еще мужчина-проститутка. Слово это старинное, а сегодня из идиш оно перешло в американский английский, и в Нью-Йорке любая почтенная афро-американская матрона и любой скромный католический пастор знают его значение. Начались ожесточенные дебаты. Одни возмущались: мол, как можно сказать такое о величайшем еврейском царе?! Другие вспоминали, что дыма без огня не бывает, и приводили в пример историю Давида и Авшалома, считающуюся в кругах представителей гей-культуры намеком на близкие отношения двух библейских героев.

Президент решил не прибегать к привычным уловкам политиков: мол, его не так поняли или вырвали его слова из контекста. Секретариат президента опубликовал короткое сообщение о том, что "великие люди тоже из плоти и крови, и среди них царь Давид, искавший радостей жизни". Что-то вроде "птичка Божия не знает ни заботы, ни труда".

* * *

Передо мной - вырезки из разных зарубежных газет, называющих Вейцмана миротворцем, "принцем мира". Слово "принц" в сегодняшней израильской политике несет в себе отрицательный оттенок. Так случилось после прихода к власти Биньямина Нетаниягу, боровшегося в своей партии с влиятельными представителями второго поколения партийных лидеров: Бени Бегином, Даном Меридором, Узи Ландау, Рони Мило и другими. Но ни они, ни другое "принцы" и "принцессы" никогда не приближались в "Ликуде" по значению, по авторитету и даже по обожанию к Эзеру Вейцману. Он-то действительно был "принцем" в партии "Херут" ("Свобода"), членов которой со времени основания еврейского государства считали "фашистами" и "политическими изгоями". Лозунг Давида Бен-Гуриона "Правительство без коммунистов и без "Херута" жил в израильской политике почти 30 лет. И когда Эзер Вейцман, племянник первого президента Израиля Хаима Вейцмана, пришел в эту партию, его приняли с распростертыми объятиями - еще бы, к ним пришел молодой генерал, возглавивший ВВС Армии обороны Израиля в 34 года. Вейцман сразу стал вторым человеком в партии. Он по праву считался общепризнанным наследником лидера Менахема Бегина, широко открыл двери для новых партийцев, кардинально изменил работу, возглавил предвыборный штаб партии в 1977 году и фактически стал автором переворота, положившего конец гегемонии социал-демократической партии МАПАЙ.

Позже министр обороны Вейцман вместе с Моше Даяном и другими сторонниками мирного соглашения с Египтом в правительстве сумели убедить колеблющегося премьера Менахема Бегина. Бегин сам ответил на призыв египетского президента Садата, но колебался из-за высокой цены мирного договора. Позже Вейцман, не согласный с политикой правительства, пытался бросить вызов Бегину, но был исключен из Центра партии и ушел из правительства.

Через несколько лет началась Ливанская война. Открывшиеся во время соглашений с Египтом мирные перспективы отодвинулась на долгие 15 лет. Вейцман никогда не обольщался в отношении дешевых попыток сократить долгий и извилистый путь к миру с арабскими соседями. Узнав о намерениях премьер-министра Эхуда Барака отдать Сирии Голанские высоты и быстро заключить соглашение с Дамаском, чтобы повлиять на палестинцев и исправить пошатнувшийся общественный имидж, Вейцман просто сказал: "Барак спятил".

О ратификации договора с палестинцами, получившего название "ословских соглашений". Вейцман поддержал эти соглашения, но не мирился с политиканством. Он сказал тогда: "Если бы один из депутатов не получил "Мицубиси", не было бы и соглашений". Он намекал на депутата от партии "Цомет" Алекса Гольдфарба, получившего пост заместителя министра строительства и японский служебный автомобиль в обмен на голосование за соглашения Осло. Впрочем, вместе с Гольдфарбом голосовал и его товарищ по партии, депутат Кнессета Гонен Сегев, получивший тогда пост министра энергетики. Сейчас Сегев сидит в тюрьме за контрабанду наркотиков. К сожалению, это далеко не единственный израильский министр, попавший в тюрьму за уголовные преступления.

* * *

Американские газеты называют Вейцмана "умеренным" политиком. Это не так. Вейцман никогда не был "умеренным". Убежденный в необходимости напасть на Египет в 1967 году, во главе группы офицеров он явился к не решавшемуся на наступление премьер-министру Леви Эшколю с требованием: "Отдай приказ!". Вейцман отодвинул колебавшегося начальника Генштаба Ицхака Рабина, сорвал с себя погоны. Некоторые историки сообщают, что офицеры намекали на возможность переворота, если приказ не будет отдан. В "Херуте" Эзер был правым, крайне правым, выступал за неделимый Израиль в его исторических границах. Придя к выводу, что удерживаемые территории не служат делу мира и не отражают ценностей сионизма, Вейцман круто развернулся в своих взглядах и всей душой отдался делу установления мира с арабскими соседями. Вернувшись почти через 10 лет в коалиционное правительство Ицхака Шамира, он нарушил закон, запрещавший любые контакты с врагами Израиля, и первым из израильских высокопоставленных политиков встретился с представителем ООП. Он был единственным израильским министром, голосовавшим против ликвидации военного лидера ООП Абу-Джихада в Тунисе. "Не убивать их надо, а договариваться с ними, - заявил он коллегам, - у вас скорей кактусы на ладонях вырастут, чем вы найдете, с кем кроме них можно договориться!"

* * *

Уйдя из партии и правительства в 1979 году, Эзер Вейцман наложил на себя обет молчания, который прервал лишь однажды. Во время демонстрации протеста в Иерусалиме против резни в ливанских лагерях Сабра и Шатила, правый активист Йона Аврушми бросил в толпу демонстрантов гранату, убившую репатрианта из Бразилии Эмиля Гринцвайга. Страсти тогда накалились до предела. На памяти целого поколения - это было первое политическое убийство в Израиле. Тогда на единственном в то время телеканале появился Вейцман и призвал сограждан к сдержанности. Его призыв был услышан всеми - и левыми, и правыми, и министрами в правительстве, многие из которых были обязаны Вейцману карьерой и открыто выражали надежду, что он вернется в большую политику.

Так получилось, что фамилию Вейцман сегодня в Израиле носят, в основном, выходцы из … исламских стран. Да-да, эту фамилию всемирно известного первого президента Израиля они брали себе в массовом порядке, примерно как афро-американцы носят фамилии Вашингтон, Линкольн или Франклин. Придя в 1970 году в "Херут", Вейцман вместе со своим молодым помощником Михой Райсером (впоследствии депутатом Кнессета, погибшим в автоаварии) сполна использовал авторитет дяди. Он привлек в партию массу молодежи, в том числе из восточных общин и из числа новых репатриантов. Именно тогда был заложен фундамент нынешнего актива партии, обеспечивающего ей парламентское большинство уже в течение двух поколений. Вейцман с новыми людьми обеспечили победу на выборах 1977, надолго поверили в правые идеи, признав партию Бегина своей. Среди его воспитанников и выдвиженцев - немало депутатов, партийных активистов, мэров городов, министров и даже … нынешний президент Израиля Моше Кацав. В 1981 году находившийся в стороне от политики Эзер Вейцман неожиданно для всех пришел на празднование брит-милы сына Кацава. Его появление вызвало оживленные толки о возвращении в политику, в правительство, в "Херут" (вошедший вместе с Либеральной партией и другими партнерами в блок "Ликуд"). Выдержав несколько дней молчания, бывший министр обороны Вейцман заявил: "Я не вернусь в "Ликуд" через маленького Кацава!" Именно такая шапка появилась на первой полосе газеты "ха-Арец" 22 июня 1981 года. Послание было ясное, но и с изюминкой. Ведь на иврите "маленький" в определенном смысле приобретает игривое значение, особенно если помнить, что речь шла об обрезании. "Жизнь, как обрезание, - гласит еврейская пословица, - большие едят пирог и радуются, а маленьким обрезают кончик, и они плачут".

* * *

Народ на аэродроме томился в ожидании. Из ангара выкатили старый, выкрашенный заново в черный цвет английский самолет "Спитфайер". Избранные гости ждали президента на поле Музея ВВС в Хацерим в Негеве. Директор музея, а по совместительству еще и мэр соседнего города Беэр-Шева, Яков Тернер, бывший главный кадровик ВВС, устраивал прием в честь своего бывшего командира, первого командующего израильскими ВВС, президента Государства Израиль Эзера Вейцмана.

Президент прибыл с опозданием, выглядел очень старым и уставшим. Вокруг него разгорался тогда скандал, связанный с получением денег от французского торговца оружием Эдмонда Саруси. Вейцман заявлял, что это подарок друга, но газеты намекали на взятку, бухгалтера вдруг неожиданно потеряли все документы, а налоговое управление интересовалось, почему не уплачены налоги с немалой суммы.

Опираясь на помощников, Вейцман подошел к самолету. Ветер отнес в сторону слова приветствия. Поддерживаемый сзади, президент взобрался в кабину, посидел там минут десять, помахал дрожащей рукой. Потом с заметным усилием выбрался наружу и с трудом спустился по лесенке к машине. Все устремились к накрытым столам в ангаре, где солдатки в белых перчатках уже предлагали угощение. Самолет закатили в ангар. Заслуги Вейцмана в модернизации израильской военной авиации огромны. Он фактически создал ВВС страны, превратил их из коллекции разнообразного летающего хлама времен Войны за независимость в современный воздушный флот, оснастил их новейшими французскими самолетами. Он же укрепил в ВВС своеобразный и неповторимый дух товарищества. Командиры обязаны были помнить личные имена членов семей и детей подчиненных, участвовать в их жизни, помогать во всем. Вейцман стоял за лозунгом "Лучшие - в авиацию". В это верили поколения призывников: попасть на авиакурс считалось высшей честью в армии. Несомненно, этот лозунг самый знаменитый и самый долгоживущий из всех военных израильских лозунгов, и сегодня поддерживает миф о мощи и превосходстве израильских ВВС. Лозунг обыгрывали многократно - сатирики, острословы, штатные пропагандисты и пиарщики. Всеобщая молва приписывает самому Вейцману неформальную версия лозунга: "Лучшие (парни) - в авиацию, а лучшие (девушки) - авиаторам".

* * *

Моше Даян и Эзер Вейцман были женаты на сестрах, и всю жизнь их связывали дружеские отношения. Незадолго до смерти Даяна в 1981 году, я видел их вместе на одном семейном торжестве. Маленький, жилистый Даян стоял рядов с огромным Вейцманом, они оживленно беседовали о чем-то. Кстати, именно Вейцман перетянул Даяна в правительство Бегина. Вместе они сыграли огромную роль в достижении мирных соглашений в Кемп-Дэвиде. В отличие от Даяна, Вейцман всегда оставался верным традициям британского джентльмена. Он учился в Англии и навсегда остался верен старомодным британским условностям и традициям - со всем хорошим и дурным, что в них есть. Свой антиамериканизм, сопротивление культурной американизации израильского общества Вейцман во многом вынес из Британии. В 1995 году, после гибели трех подростков, смятых толпой на рок-концерте во время джазового фестиваля в Араде, Вейцман сказал: "Нам надо остерегаться "Мак-Дональдсов", остерегаться Майкла Джексона, остерегаться Мадонн..."

* * *

Как-то во время службы на территориях пришлось мне по армейской дисциплинарной провинности предстать перед судом. Речь шла об утерянном табельном оружии. Мы с друзьями пошли есть кебаб в марокканский ресторанчик на рынке в Бейт-Шемеше, а автоматы заперли в багажнике автомобиля. Пока мы ели, пили и болтали, машину угнали.

Войдя в комнату суда, я увидел, что мое дело будет слушать самое главное начальство - военный губернатор Иудеи и Самарии бригадный генерал Биньямин Бен-Элиэзер, известный всей армии как Фуад. Позднее он вместе со своим другом Эзером Вейцманом создал политическое движение "Яхад", что на иврите означает "Вместе".

Выслушав нас, Фуад задумался, потом улыбнулся и сказал:
- Вспомнил одну историю, услышанную от Эзера. Загуляли как-то два офицера, Хаим и Моше. Проснувшись, обнаружили, что их оружие пропало. Проступок серьезный, подсудный. Начальства поблизости нет, вот и решили один другого судить. Кинули жребий. Выпало Хаиму судить. Он выслушал Моше и решил: "Я тебе объявляю строгий выговор с занесением в личное дело". Потом Моше взялся судить. Выслушал Хаима и огласил приговор: "Три года тюрьмы и две тысячи шекелей штрафа". "Как так?! - возмутился Хаим. - Я тебе всего выговор вынес, а ты мне..." "Понимаешь, - говорит Моше, - всё так, но это уже второй случай в нашей части".

Мы с другом - солдаты срочной службы - отделались выговорами и оставлением на субботу в части, зато на бывших с нами сверхсрочника-сержанта и капрала запаса, владевшего на гражданке крупной строительной фирмой, Фуад наложил существенные денежные штрафы.

***

Эзер Вейцман однажды высказался о тяжкой президентской доле: "Нелегко быть президентом целого народа, разве что ты предпочитаешь быть глухим, немым и предпочтительно слепым". Вместе с тем он сказал еще одну фразу, невозможную для обычных политиков, любящих разглагольствовать о тяжести долга: "Обязанности президента у нас совершенно неопределенные, и это делает мою должность невероятно забавной". Вейцман признавал, что "частенько наступал людям на мозоли". "Я знаю, как это больно, - говорил он, - и готов отвечать за это".

 


Все права принадлежат Михаэлю Дорфману (с) 2005
© 2004 by Michael Dorfman. All rights reserved


Вернуться на главную страницу

 

Израиль - в границы Освенцима?
Джозеф ФАРА, The World Net Daily

Госпожа американский госсекретарь Кондолиза Райс объяснила недавно, сколь необходимо Израилю отдать больше земли, чтобы обеспечить создание жизнеспособного и единого палестинского государства - от Газы до Иудеи и Самарии.

Пожалуй, если вы не знаете географию этого региона, это может показаться вам вполне обоснованным требованием. В конце концов, как можно ожидать, что новое палестинское государство будет нормально функционировать, если его народ разделен искусственными преградами?

Но Райс не понимает, что у Израиля больше нет земли, которую можно раздать. И вообще, Израиль не обязан отдавать никакую землю. Израиль подвергнет себя серьезной опасности, если сделает это.
Взгляните на карту Ближнего Востока. Посмотрите на нее несколько минут. Действительно ли вы считаете, что насилие и терроризм в этом регионе проистекают из-за того, что у

Израиля слишком много земли?

А ведь именно это нам и говорят.

На Ближнем Востоке много земли. Большая ее часть редко заселена людьми, говорящими по-арабски. В плане культуры, языка, религии и национальности они практически идентичны друг другу и так называемым "палестинцам" - людям, у которых никогда в мировой истории не было своего государства. Почему же Израиль должен кромсать себя, чтобы создать это палестинское государство?

Крошечный участок земли, который занимает ныне Израиль, составляет лишь одну десятую от того размера, который изначально определила ему ООН, создавшая в 1947 году еврейское государство.

Расставим все точки над i

Я не еврей. Я христианин, американец арабского происхождения, журналист. Я верю, прежде всего, в свободу, затем - в мир. И я должен сказать, что требование, выдвигаемое сейчас Израилю, - это, по сути, требование совершить политическое, военное и культурное самоубийство.

Знаете ли вы, какими будут границы Израиля согласно планам, которые строятся сейчас относительно создания "жизнеспособной, единой Палестины"? Я называю их границами Освенцима. И я не знаю, почему евреи этого не понимают.

Они с готовностью помогают строить концлагерь для почти что половины мирового еврейства. И лагерь этот будет окружен враждебными маньяками, мечтающими уничтожить евреев. Новые границы Израиля, какими очерчивает их план Райс, невозможно оборонять. Создание нового палестинского государства с едиными границами за счет Израиля приведет к разрезанию Израиля напополам с Севера на Юг.

Может, в итоге это и создаст "жизнеспособное" палестинское государство, но это окончательно подорвет жизнеспособность Израиля. Если бы Адольф Гитлер был немного хитрее, он помог бы возродить еврейское государство на Ближнем Востоке и ужать его так, как ужимают его сейчас арабы, европейцы, а теперь даже Соединенные Штаты. Гитлер даже и не мечтал о столь действенном "окончательном решении "еврейского вопроса".

Я искренне надеюсь, что ни Райс, ни другие члены команды Буша не имеют сознательного намерения уничтожить Израиль или евреев. Я готов предположить, что они просто плохо осведомлены. Что они принимают глубоко ошибочные решения, основанные на неправильных данных и плохом анализе.

Но я не готов допустить этого в отношении руководства Палестинской автономии и арабских государств, которые его поддерживают. Они способствуют созданию палестинского государства не потому, что они верят в необходимость права на свободу и самоопределение для арабов, которые там проживают. Напротив, они делают это, чтобы создать постоянный плацдарм, с которого можно вести войну до победного конца против "неверных", имеющих наглость жить в царстве ислама.

Я считаю национальным позором то, что правительство США тратит 0,35 миллиарда долларов на помощь Палестинской автономии, которая требует, чтобы ни один еврей не имел права жить на ее территории, в том числе и тогда, когда она станет государством. Я считаю национальным позором то, что правительство США присоединилось к остальному антисемитскому миру, чтобы заставить Израиль забыть о своей безопасности и уйти из своих сел и городов на исконно еврейских землях. И я считаю национальным позором то, что правительство США, которое вроде бы ведет всемирную войну с террористами-исламистами, пытается умиротворить их в арабо-израильском конфликте.


Вернуться на главную страницу

 

 
… Как овцы на заклание

Раввин Элицур СЕГАЛЬ, "Еврейское руководство"

Как профессиональный шойхет (резник), я очень хорошо понимаю смысл устойчивого выражения "ведут, как овец на заклание". Это устойчивое выражение взято из книги пророка Исайи, где сказано: "… как ягненок, ведомый на заклание". Дело в том, что овцы не сопротивляются, когда их ведут на бойню. После того, как одна овца зарезана, следующая подходит и становится в очередь, а иногда даже облизывает нож, испачканный кровью ее предшественницы, только что зарезанной овцы. Напротив, коровы сопротивляются мяснику изо всех сил.

Уже много лет мы ведем себя как овцы. Мы снова и снова лижем нож, которым нас режет государство, да еще прославляем, возвеличиваем и восхваляем его.

Наши Мудрецы говорят, что "тот, кто нанимает лжесвидетелей, презирает их больше всех". Царица Изевель, персонаж Книги Царей, называет нанятых ею против Навота лжесвидетелей "подонками". То есть, тот, кто нанимает лжесвидетелей, сам относится к этим людям, как к подонкам. Таково же отношение и к тем, кто выполняет преступные приказы.

Царь Давид завещает своему сыну Шломо казнить полководца Йоава за то, что тот убил двух полководцев, более достойных, чем он - Авнера и Амассу. Чем же они были более достойны, чем Йоав? Когда царь Шауль приказал перебить жителей коэнского города Нов, они отказались выполнять этот преступный приказ, хотя это происходило в присутствии самого царя. А Йоав, получивший приказ послать на гибель офицера Урию, выполнил волю царя Давида, хотя она была изъявлена всего лишь письмом. Поэтому Авнера и Амассу царь Давид называет "лучшими", чем Йоав (хотя оба они состояли на службе у его врага - прим. пер.).

Этот эпизод показывает нам, что тот, кто отдает преступный приказ, гораздо больше уважает того, кто отказывается выполнять этот приказ, чем того, кто его выполняет.

И действительно, несмотря на "отказничество" своих полководцев, Шауль их очень уважал и не пытался сместить. А Давид многократно пытался сместить Йоава именно за его беспринципность в выполнении приказов, вплоть до того, что Йоаву пришлось опуститься до убийства своих соперников, чтобы остаться главнокомандующим.

Вся идея выселения построена на том, что наши сыновья, наши братья, родные и друзья выселят нас, а затем, разумеется, на следующем этапе, мы выселим их. Эта идея проистекает от глубокого и, видимо, справедливого презрения, которое испытывают высшие армейские чины по отношению к выпускникам религиозных подготовительных предармейских курсов, "йешивот-эсдер" и национально-религиозной общественности в целом. Они предполагают, что, за исключением единичных протестов, наши дети готовы выгнать нас из домов - разумеется, во имя "высшей святости" закона и демократии.

Первый признак глубокого презрения мы видим в словах профессора Йегуды Айзенберга, написавшего в статье об "отчете Доврата" : "Я поражен тем, что уже начали тренировать полицейских и учащихся "йешивот-эсдер", которых убедили, что надо выполнять любой приказ, даже арестовывать собственных учителей, протестующих против резолюций комиссии Доврата" ("ха-Цофе", 16 Адара-Алеф, 5765). Подобная ложь может существовать только потому, что мы обманываем сами себя. И за это мы не достойны никакого уважения, а только презрения.

Первый раз эта мысль пронзила мое сердце во время выселения форпоста Хават-Гилад. В тот раз бессовестным обманом на выселение привели религиозных солдат, заставив их нарушить святость Субботы. Полицейские зверствовали, и даже были сфотографированы применяющими насилие и, вопреки закону, без опознавательных знаков.

Главный армейский раввин публично никак на это не отреагировал. Ни один человек не понес наказание - ни полицейские, ни офицеры. Разумеется, мы убедили себя, что чувство ответственности за государство и армию требуют от нас жертв - но это была ложь. Все увидели в нашей сдержанности лишь то, что мы не предприняли даже попытки отстоять свои принципы. Мы своими руками намыливаем для себя веревку, мы готовы себе лгать. Вывод был таков, что у нас вообще нет принципов, и нам не важно, как над нами издеваются и как нас топчут. Мы всегда утрем плевок и объявим во всеуслышание, что это был дождик.

Соблюдение закона у наших противников всегда селективно. В любом законе они найдут для себя лазейку, придумают, как обойти его. Но когда речь идет о законе против нас, они с бесчеловечной жестокостью заставят исполнить его именно наших детей, наших братьев и близких. А мы продолжим лгать самим себе и говорить о том, что заботимся о законности, об армии, о государстве, о народе, и получим за свою заботу только позор и презрение. По-видимому, ничего лучшего мы и не заслуживаем.

Что же делать? Прежде всего, необходимо назвать ложь ложью! И больше не обманывать себя - ведь мы не отвечаем за тех, кто по другую сторону баррикад, а только за себя. Осквернение Субботы - это осквернение Субботы, без всяких сомнений, и делать это запрещено. Разврат есть разврат, какие красивые теории под него ни подводи. И изгнание евреев с их земли есть изгнание.

Нужно просто стоять на своих принципах не стыдясь, не прячась, не унижаясь. Нужно просто совершенно не выполнять незаконные приказы. Нам говорят, что нельзя заставлять всех выполнять закон о запрете продажи квасного в Песах. Очень хорошо! И закон о выселении также нельзя заставлять выполнять. Скажем это однозначно и четко - только так мы сможем вернуть себе хоть часть нашего достоинства.

Перевод с иврита Шошаны Бродской


Вернуться на главную страницу

Израиль и иранская ядерная программа

К визиту в Иерусалим президента РФ Владимира Путина


Дов КОНТОРЕР, Иерусалим

Обстоятельный ответ Евгения Сатановского на полемическое выступление Зеэва Вольфсона адресует нас к сложным проблемам ближневосточной политики, обретающим особую актуальность в связи с первым и потому уже историческим визитом президента России в Государство Израиль. Естественно предположить, что вопросы военно-технического сотрудничества России с рядом стран нашего региона, остающиеся предметом политических разногласий между Москвой и Иерусалимом, займут заметное место в ходе планируемых переговоров между премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном и президентом РФ Владимиром Путиным. Как известно, особым значением обладает в данной связи иранская ядерная программа, осуществляемая с первой половины 90-х годов при поддержке министерства атомной энергетики РФ и ряда российских научных организаций.

В статье Евгения Сатановского и в предшествовавшей ей публикации Зеэва Вольфсона данная проблема затрагивается с диаметрально противоположных позиций. При этом господин Сатановский, возглавляющий Институт Ближнего Востока в Москве (бывший Институт изучения Израиля и Ближнего Востока), привел в своей статье многие из тех доводов, которые регулярно выдвигаются представителями России в ходе формальных и неформальных дискуссий с израильтянами по иранскому вопросу.

Имея к настоящему времени уже десятилетний опыт наблюдения за развитием этих дискуссий, позволю себе заметить, что далеко не все доводы российской стороны заслуживают того, чтобы считать их вовсе надуманными. В некоторых случаях они отражают вполне адекватным образом истинную ситуацию и типологию проблем, связанных с иранским ядерным проектом. Тем не менее, даже в очень дружелюбном по отношению к Израилю изложении Евгения Сатановского эти доводы провисают именно в тех местах, которые носят критически важный, с точки зрения Израиля, характер. В рамках данной статьи я попытаюсь выявить пункты своего согласия и несогласия с аргументами господина Сатановского. Надеюсь, что это будет полезно как в связи с интересной полемикой, завязавшейся на страницах "Вестей", так и в контексте предварительного освещения проблем, которые вскоре будут затронуты за столом переговоров первыми лицами Израиля и России.

Соглашусь с первым существенным утверждением господина Сатановского: "Иран, при всем своеобразии его государственного устройства, является полноценной республикой. Изменения в его государственной элите зависят от многих факторов, но ключевую роль в них играют выборы, регулярно проходящие на всех уровнях власти. Нельзя не замечать противостояния различных групп истеблишмента, борьбы реформистов и консерваторов, роста активности СМИ и молодежных организаций, конкуренции между армией и "Корпусом стражей исламской революции". ИРИ - эволюционирующая революционная демократия. Она подчиняется тем же законам и развивается в том же направлении, что СССР, переживший свою революцию в 1917 году".

В идеологическом отношении Иран в самом деле напоминает сегодня поздний Советский Союз, обладая при этом куда более подлинными, чем в доперестроечном СССР, механизмами демократического регулирования внутренних процессов. Если бы "уровень демократии" был единственным критерием нашего (или американского) отношения к странам арабо-мусульманского мира, Иран выиграл бы не только у Сирии и Египта, но и у Турции, в которой, как справедливо отметил господин Сатановский, секулярная демократия держится на армейских штыках, оберегающих наследие кемализма.

Более того. Уровень идеологической экзальтации в постхомейнистском Иране, имеющий куда большее значение для нас, чем корректность избирательной процедуры в этой стране, тоже далек от рекордного. Мне уже приходилось писать, что афганские талибы, с которыми до какого-то момента вполне успешно сотрудничали США, отличаются от иранских властителей так же, как отличались чекисты и комиссары времен Гражданской войны от советских бюрократов хрущевской эпохи.

Соответственно, нам необходимо признать, что уровень исламской пассионарности так же не является единственным и безусловным критерием отношения к Ирану со стороны Израиля и Соединенных Штатов. При этом в случае с Вашингтоном данное утверждение касается не только прошлых ошибок, признанных по следам трагического урока 11 сентября, но так же и некоторых актуальных решений, принимаемых администрацией США в настоящее время. Таких, например, как поддержка в различных районах бывшего СССР партий и группировок, связанных с радикальным исламским движением "Хизб ат-Тахрир".

Далее. Господин Сатановский высказывает как свое "сугубо личное мнение" убежденность в том, что Иран стремится к овладению ядерным оружием. Тут нам так же не о чем спорить. Обладая огромными нефтегазовыми ресурсами, Иран не испытывает ни малейшей потребности в компенсационном развитии атомной энергетики. Военно-стратегическая направленность иранского ядерного проекта очевидна любому здравомыслящему наблюдателю. Даже официальным российским представителям все труднее становится делать вид, будто они воспринимают всерьез собственные рассуждения про иранский "мирный атом". Евгений Сатановский разумно освободил себя от выдвижения аргументов подобного рода, и это позволяет нам сразу же перейти к следующему пункту - о мотивах, побуждающих Тегеран к форсированной реализации ядерного проекта.

Среди таких мотивов в его статье упомянуты "исключительно недружественное окружение" Ирана и политический конфликт с США. Последнее может быть расценено как подмена причины следствием, но в том, что касается иранского окружения, господин Сатановский в общем-то прав. На западе - Турция, с которой у Ирана очень сложные отношения исторического соперничества. Все значительные страны, расположенные к востоку (Пакистан, Индия, Китай) и к северу от Ирана (Россия), обладают ядерным оружием. На юге - Израиль с его предполагаемой ядерной опцией и, с другой стороны, арабские государства, враждебность которых к шиитскому Ирану часто дает себя знать. Например, в 80-е годы все эти государства, за исключением Сирии, поддерживали Саддама Хусейна, развязавшего против ослабленного хомейнистской революцией Ирана агрессивную войну. При этом Саудовская Аравия, с ее совершенно нетерпимой по отношению к шиизму религиозно-политической доктриной, может со временем обрести прямой доступ к пакистанскому ядерному оружию, созданному в значительной мере на ее средства.

Согласимся с тем, что это создает достаточные объективные предпосылки к тому, чтобы иранское руководство стремилось обзавестись собственным ядерным потенциалом. Добавлю от себя: к этому будет стремиться любое иранское руководство. Если завтра в Тегеране победят "реформисты", то есть в идеальном случае - секулярные националистические силы турецкого типа, они произведут в иранской политике существенные изменения, однако мы можем не сомневаться в том, что ими будут предприняты все усилия к тому, чтобы завершить ведущиеся ныне работы по созданию ядерного оружия.

Но уже следующий тезис господина Сатановского побуждает к полемике: "Советский Союз не был другом США и Израиля - так же, как сегодня их другом не является Иран. Но из этого все же не следует, что руководство Ирана решило покончить коллективным самоубийством, атаковав Израиль с применением ОМУ. "Горячая" война с Израилем для Ирана не имеет смысла, в отличие от войны "холодной".

Здесь у меня два принципиальных возражения. Первое касается неправомерного уподобления двух разных типов противостояния - того, что имело место между Западом и Востоком в период холодной войны, и того, что наблюдается сегодня между Израилем и Ираном. Второе мое возражение связано с тезисом господина Сатановского, согласно которому атака Израиля с применением оружия массового уничтожения возможна для иранского руководства только как способ коллективного самоубийства.

Согласившись с тем, что сегодняшний Иран действительно напоминает во многом хрущевско-брежневский СССР, укажем все же и на отличия. Советских лидеров отделяла от американцев и европейцев ментальная и идеологическая пропасть, однако они говорили с Западом на одном языке. Скажем так: будучи разумными людьми и понимая, что ядерная война грозит человечеству гибелью, советские лидеры были решительно настроены на то, чтобы предотвратить полноформатный военный конфликт стран Варшавского договора с блоком НАТО. Союзникам СССР и США позволялось вести региональные войны друг с другом, в ходе которых каждая из сторон пыталась улучшить свои позиции, но когда ситуация приобретала действительно опасный характер, и Москва, и Вашингтон умели одернуть своих подопечных. Израиль был участником одного из таких дозволенных сверхдержавами региональных конфликтов, и наш собственный опыт позволяет проиллюстрировать вышесказанное с помощью конкретных примеров.

8 октября 1973 года, когда на Синае провалилась первая из предпринятых ЦАХАЛом попыток стратегического контрнаступления, а на Голанских высотах трещал по швам прорванный сирийцами фронт, израильское правительство сообщило Белому дому, что с этого момента оно считает себя в праве использовать любые средства защиты. В некоторых источниках утверждается, что одновременно с этим Израилем были развернуты на боевых позициях ракеты "Иерихон", предположительно оснащенные ядерными боеголовками. Они хорошо просматривались с американских разведывательных спутников, подтверждая тем самым серьезность израильских опасений и связанных с ними намерений.

Вскоре после этого сирийские танковые дивизии прекратили наступление на Голанских высотах. Исследователей до сих пор волнует вопрос о том, чем было вызвано это решение. Потери сирийцев были огромны, державшие оборону силы ЦАХАЛа стояли насмерть, но преимущество противника было в тот момент столь велико, что шансов удержаться на Голанах у израильских войск практически не оставалось. Было ли решение прекратить наступление принято местным сирийским командованием или соответствующий приказ поступил из Дамаска? Во втором случае возникает естественное предположение о том, что Дамаск действовал по указанию Москвы, получившей от Вашингтона предупреждение о том, сколь серьезно оценивает Израиль свое положение.

С другой стороны, позже, в ходе все той же Войны Судного дня, окруженную на Синае 3-ю египетскую армию спасло от уничтожения энергичное вмешательство Соединенных Штатов, отреагировавших на предупреждение Москвы о возможной отправке советских войск (т.н. "добровольцев") на Ближний Восток - с целью спасения арабов от полного и очевидного разгрома. Таким образом, даже в пылу ожесточенного военного конфликта между своими союзниками США и СССР тщательно следили за тем, чтобы региональная конфронтация не переросла в мировую войну. И точно такой же решимостью не допустить глобального столкновения были отмечены действия Вашингтона и Москвы в других ситуациях, например - ходе берлинского и карибского кризисов в начале 60-х годов.

Про политическое мышление лидеров СССР можно сказать, что оно было косным и догматическим, но при этом оно всегда оставалось рациональным. Является ли рациональным мышление аятоллы Али Хаменаи, контролирующего де-факто иранские силовые структуры? В какой пропорции соотносится рационализм с прочими составляющими хомейнистского коктейля? Где кончается реальное влияние радикального ислама на политику Тегерана? На эти вопросы никто не может дать однозначного ответа. Ни президент Путин, ни Минатомэнерго России, ни Евгений Сатановский.

Возможно, что насыщенная антиизраильская риторика служит иранскому руководству только прикрытием, позволяя ему вести работы по ядерному проекту, не вызывая беспокойства арабских и мусульманских соседей Ирана или сводя его к минимуму. Но поручиться за это не может никто. И точно так же никто не может знать достоверно, какую внутреннюю динамику претерпевает по ходу этих работ многоплановая и многосубъектная мотивация иранского руководства. У антиклерикально настроенных националистов в данной связи одни расчеты, у последовательных хомейнистов - другие. Борьба между ними представляется, с точки зрения Израиля, исключительно важной, но ее исход на данном этапе не ясен.

Упоминая о прерванном исламской революцией сотрудничестве Израиля с шахским режимом, господин Сатановский пишет, что "динамика внутреннего развития Ирана позволяет с уверенностью предположить возможность его восстановления в среднесрочной перспективе". Нет сомнения в том, что данная опция рассматривается израильским правительством с очень существенной заинтересованностью. Российский автор, возможно, не видит всех попыток ведения неформального диалога, предпринимаемых в данной связи Израилем, но такие попытки предпринимаются, и их результат приносил израильтянам до самого последнего времени одни разочарования.

И дело не в том, что Израиль, как может предположить господин Сатановский или кто-то еще из российских читателей, хочет сразу же слишком многого. Напротив, исходные ожидания нашей страны носят в данном контексте очень скромный характер. Но при этом даже самые "продвинутые" иранские политики, делающие ставку на свой реформистский имидж и очевидным образом заинтересованные в преодолении конфликта между Ираном и США, демонстрируют в отношении Израиля глухую догматическую непримиримость. Это еще вернет нас к поставленному Сатановским вопросу о добровольном подчинении Израилем своих интересов - американским, но пока что коснемся затронутой выше темы: обязательно ли нападение на Израиль с применением ОМУ явится для иранского руководства актом коллективного самоубийства?

В начале 90-х годов Али Хашеми Рафсанджани, бывший тогда президентом Ирана, опубликовал статью, в которой он проводил сравнение между ядерным противостоянием великих держав во времена холодной войны и ближневосточной ситуацией. Суть выводов Рафсанджани, имевшего уже тогда репутацию "умеренного прагматика", состояла в следующем: взаимное ядерное сдерживание стран Варшавского договора и блока НАТО было эффективным потому, что стороны обладали неустранимым стратегическим потенциалом взаимного уничтожения. Израиль таким потенциалом в отношении арабо-мусульманского мира в целом - не обладает. Соответственно, арабо-мусульманский мир может, обретя свою ядерную опцию, сыграть с Израилем ва-банк: атака крошечного и густонаселенного в центральной своей части еврейского государства с применением ОМУ наверняка его уничтожит, а ответный удар Израиля, если и окажется возможен, причинит арабам и мусульманам тяжелый, но приемлемый и поправимый ущерб.

Кроме того, холодно рассуждал Рафсанджани, атака Израиля с применением ОМУ может быть произведена таким образом, чтобы до предела затруднить ответный удар. Например, анонимно, то есть непроявившим себя противником. Что будет делать в такой ситуации израильское правительство? Лупить ядерными зарядами по квадратам в безумной попытке уничтожить все арабские и мусульманские страны Ближнего Востока? Сможет ли оно на это пойти даже в самой отчаянной ситуации?

Следует отметить, что эта статья "умеренного" иранского политика произвела значительное впечатление на будущего премьер-министра Израиля Эхуда Барака, сформулировавшего в связи с ней свой принципиальный тезис о необходимости использовать политическое "окно возможностей" на Ближнем Востоке. Практически это означало курс на полное урегулирование конфликта с палестинцами и граничащими с Израилем арабскими странами прежде, чем у какого-то из мусульманских государств региона появится ядерное оружие. Добившись примирения с палестинцами и непосредственными соседями Израиля, Барак рассчитывал нейтрализовать "политический взрыватель" исламской атомной бомбы.

На этот естественно возразить: подразумеваемый Бараком "политический взрыватель" будет действительно нейтрализован только в том случае, если Израиль сменит название, откажется от бело-голубого флага с магендавидом и от герба с менорой, растопчет свою Декларацию независимости, предаст забвению слова своего национального гимна, отменит Закон о возвращении и откроет ворота арабской иммиграции, то есть, выражаясь еще яснее, откажется от любых претензий на то, чтобы оставаться, в каком бы то ни было смысле, еврейским государством. Любые иные меры, включая израильское отступление к границам 1967 года, будут недостаточны для господ типа Рафсанджани.

Соответственно, лучшим средством защиты от исламской атомной бомбы явилась бы для Израиля очень высокая степень вероятности того, что ответом на любое, в том числе анонимное применение ОМУ против нашей страны действительно станет "отчаянная и безумная попытка" уничтожить всё и вся на Ближнем Востоке. Но при этом следует подчеркнуть: очень высокая степень вероятности не тождествена автоматическому механизму ответного действия, поскольку ситуация стопроцентно предсказуемого эффекта всегда сулит дополнительную уязвимость провоцируемой стороне. Мне бы не хотелось делать в данной связи слишком прозрачные намеки, но помимо Ирана и арабских стран в обсуждаемую коллизию может быть вовлечена и некая третья сила, внешняя по отношению к непосредственным участникам конфликта.

В рамках данного очерка, в связи с поднятыми Евгением Сатановским вопросами, было достаточно показать, что в иранском руководстве имеются люди, которые не мыслят нападение на Израиль с применением ОМУ как однозначную формулу коллективного самоубийства. Пусть они ошибаются, но уже само их участие в определении политических и стратегических решений Тегерана наделяет иранскую ядерную программу исключительной опасностью, с точки зрения Израиля.

"Израильская политика в отношении Ирана отражает не только и не столько собственно израильские интересы, сколько интересы американские, - пишет Евгений Сатановский. - Для США Иран старый противник, причем противник, нанесший Америке немало обидных уколов. Исламская революция стала ударом для ЦРУ, захват иранскими студентами американских дипломатов - пощечиной госдепартаменту, а провал попытки спасти их означал поражение не только для Пентагона, но и для президента Картера. В американо-иранском соревновании счет пока в пользу Ирана".

Этот анализ страдает отсутствием внимания к тем аспектам американской политики, которые сделали возможной (кто-то скажет - предопределили) исламскую революцию в Иране. Не секрет, что интересы президента Картера не были в 1979-1980 гг. тождествены реально формируемым и реализуемым интересам Соединенных Штатов. Но данный момент находится за рамками актуального ракурса нашей дискуссии. Оставаясь на более или менее твердой почве сегодняшних проблем, отметим: президент московского Института Ближнего Востока ошибается, полагая, что у американцев "больше проблем" с Ираном, чем у Израиля. Напротив, мы видим сегодня проявляемую Тегераном готовность урегулировать конфликт с Вашингтоном, если это не потребует изменения непримиримо жесткой позиции иранского руководства в отношении Израиля. И действительную опасность для Израиля представляет именно такой поворот американской политики.

Это, конечно, не значит, что американо-иранское примирение нам не выгодно категорически. Оно противоречит нашим интересам только в том случае, если оставляет Израиль за бортом. Аятолле Хомейни мерещились в свое время "два сатаны, великий и малый", то есть США и Израиль. Воспользуемся этой сочной метафорой и скажем, что мы хотели бы лишиться почетного звания "малого сатаны" не позже, чем США перестанут быть "сатаной великим".

При чтении статьи Евгения Сатановского может сложиться впечатление, будто Израиль с трудом удерживается от того, чтобы нанести "на всякий случай" превентивный удар по иранским ядерным объектам. По его словам, эта идея "озвучивается достаточно часто как в самом Израиле, так и в США". Верно, что "идея озвучивается", но - не израильскими официальными лицами. После того, как израильские ВВС уничтожили в 1981 году иракский атомный реактор "Озирис", это идея неустранимо повисла в воздухе. Она занимает заметное место в дискурсе аналитиков и журналистов, но сказать, что Израиль постоянно бряцает оружием, угрожая Ирану воздушным ударом, все же нельзя.

Господин Сатановский, конечно, прав, когда он отмечает объективные трудности, с которыми столкнулась бы попытка Израиля уничтожить иранские ядерные объекты. Учитывая печальный опыт Саддама Хусейна, иранское правительство рассредоточило эти объекты по всей стране и защитило надежным образом. Возможность их ликвидации вызывает большие сомнения. При этом всякому ясно, что безуспешная попытка подобного рода даст огромный контрпродуктивный эффект, сохранив стратегический потенциал противника и обосновав задним числом необходимость его создания в целях защиты Ирана от "сионистской агрессии".

И, если уж мы пытаемся называть вещи своими именами, то признаем, что Израиль считает себя участником той борьбы, которая "ведется Америкой на дипломатическом, психологическом и пропагандистском фронтах" с целью нейтрализации иранской ядерной угрозы. Евгений Сатановский справедливо отмечает, что эта борьба "может перейти в сферу экономики, поддержки иранской оппозиции за пределами страны и формирования таковой в самом Иране", но он ошибается, полагая, что Израиль претендует на роль застрельщика военной кампании против Ирана, проявляя большую, чем сами американцы, заботу об американских интересах.

И если мы говорим об этой борьбе, то естественно упомянуть и о том, какую роль играет в данной связи Россия. Верно, что не ее технологии используются при центрифугальном обогащении урана в рамках иранской ядерной программы. Верно, что откажись Россия от сотрудничества с Ираном в ядерной области, и на ее место изъявят претензии известные европейские фирмы. Но при этом строительство реактора в Бушере служит эффективным прикрытием целого ряда параллельных проектов, осуществляемых Тегераном с целью создания стратегического потенциала ОМУ. Это касается подготовки кадров, формальной "привязки" тех или иных научно-технических разработок и создания общего впечатления, будто ядерная программа Ирана находится под чьим-то контролем.

Судя по некоторым данным, Ираном уже производились несколько раз компьютерные испытания создаваемых в этой стране образцов ядерного оружия. Похоже, что на этой стадии единственным средством сдерживания становится эффективная международная политика в отношении Тегерана, включающая возможность применения санкций, экономического бойкота, введения эмбарго на ключевые поставки из-за рубежа и т.п. Проведение такой политики требует согласованных усилий США, стран Евросоюза и, конечно, России - с возможным, при определенном развитии событий, привлечением Китая. Именно в этой области лежат в настоящее время основные противоречия между Израилем и Россией по иранскому вопросу. Выразим в заключение надежду на то, что визит президента Путина в Иерусалим позволит добиться существенного сближения позиций сторон и сократит таким образом объем рисков, с которыми сталкиваются Израиль и международное сообщество в целом в связи с перспективой появления ядерного оружия в руках исламистов.

(По материалам газеты "Вести, Израиль")


Вернуться на главную страницу

 

"Возвращаемся мы..."

Яков ГОХБЕРГ, Кфар-Саба,
специально для "МЗ"

Вот уже больше ста лет, как "ручейками стекаем мы, падаем с неба дождем, собираемся капля за каплей... " на этой земле. На родине. Я умышленно не написал "исторической". Эта земля была родиной евреев всегда. Все долгие века еще не завершившегося рассеяния.

И была она родиной всех евреев. Тех, кто не покидал ее никогда. Тех, кто вдалеке от нее неустанно, из поколения в поколение, повторял: "На будущий год - в Иерусалиме..." И тех, кто ни разу в жизни не произнес эти слова. Потому, что никогда ни их, ни о них не слышал.

В свой черед возвратились на родину и мы, репатрианты 90-х. И как возвратились! Со времени Исхода из Египта и первых лет после воссоздания государства не было такой массовой волны репатриации - более трехсот тысяч человек за 1990-91 годы.

Это был только авангард. Репатриация 90-х продолжается. В страну ежегодно возвращается количество евреев, соизмеримое с тем, сколько когда-то пришло назад из вавилонского пленения. Сегодня каждый седьмой гражданин страны - репатриант из СССР-СНГ образца 70-х - 90-х.
Чем объяснить этот феномен - внезапный всплеск репатриации? Открылись границы? Стала труднее, тяжелее жизнь "там"? Угроза погромов, физического насилия побудила искать убежище в любом месте, куда "пускали"? Стало непреодолимым желание вырваться на свободу, уехать неважно куда, главное - уехать?

Все так. И не так. Впрочем, у кого как. Однако полагаю, это причины внешние. Так сказать, видимые невооруженным глазом.

Опыт тысячелетних скитаний и бедствий нашего народа говорит о другом. Мы начинаем действовать, когда опасность уже ворвалась во двор, когда дом подожжен, и кто-то из близких лежит поверженный в пыли и крови. Время течет, но ничего не меняется. Припомните Германию 30-х и совсем недавние: Абхазию, Бендеры, Таджикистан, Чечню, наконец.

В чем же истинная причина нашего массового исхода оттуда и репатриации сюда? От того, насколько полно мы ее осознаем, зависит многое. Наше восприятие и оценка новой жизни. Наше отношение к стране и понимание, что может дать нам она и что должны дать ей мы. Ощущение соразмерности наших притязаний и наших же возможностей. В конечном счете, наша жизнь в стране и, очень может быть, жизнь страны.

Я не знаю, в чем причина нашей волны репатриации и какова её задача. Эпоха пророков завершилась. Но могу, как и все, думать об этом, пытаться понять. Вместе со всеми. Вместе легче.

Возвращение на родину, репатриация во все времена играла огромную роль в жизни нашего государства. Собственно, само государство началось с репатриации: сюда, в землю Израиля, пришли евреи, вышедшие из Египта. Принявшие на Синае Тору, ставшие евреями в новом понимании этого слова.

С тех пор все, что происходило с государством и в государстве, каждое серьезное событие в мире сопровождалось всплеском репатриации. Не возьмусь утверждать, что в этом совпадении - причина, а что - следствие. А может быть, задача, которую должна была решить каждая волна репатриации, и есть истинная причина этой репатриации?

Возвращение евреев на свою землю не прекращалось на протяжении всех восемнадцати веков галута, от разрушения Храма до воссоздания государства. Пусть даже очень небольшая по численности струйка репатриации обеспечивала, обозначала и поддерживала наше постоянное присутствие в Эрец Исраэль.

Резко, в десятки раз, возрастала репатриация в периоды, когда в государстве назревали или происходили жизненно важные события. Так было в годы, предшествовавшие воссозданию государства. Так было в годы Войны за независимость. Так было во время войны Судного дня.

Конечно, у каждого репатрианта были свои особые причины репатриации. Да, у каждого - свои, но у всех вместе - общие. Поначалу надо было добиться, чтобы воссоздание на этой земле еврейского государства стало неизбежным. Потом - для того, чтобы защитить возрожденное государство, защитить Израиль от ополчившихся на него ближних и дальних соседей. Затем нужно было отстоять государство-подросток от агрессоров, не желавших расстаться с мечтой об "окончательном решении еврейского вопроса".

Для нашей волны репатриации тоже были причины. Собственно, почему были? Есть. Раз по сю пору в страну возвращается столько репатриантов, что еврейское население одним махом возрастает на процент-полтора, значит, причины продолжают действовать. Вот только почему? Для чего? Какую задачу должна решить наша волна репатриации?

Любая общность людей (а, значит, и наша) свободна в выборе направленности и характера своих поступков. Если абстрагироваться от оттенков и подробностей, свобода выбора означает: деятельность нашей волны репатриации может способствовать либо укреплению, либо разрушению государства. Возможно, разрушение - сказано слишком сильно. Но, в конечном счете, вариантов только два. Третьего не существует.

Самим фактом массовой репатриации мы решили одну из главных проблем упрочения статуса нашего государства. Выросла доля евреев в населении страны. Не забудем, что без нас само существование Государства Израиль теряет смысл: воссоздавалось оно, как государство еврейское или, если хотите, как государство для евреев.

Еще одна, тоже жизненно важная проблема - интенсификация развития экономики вообще и производительной ее сферы, в частности. Неоспоримо - именно наша репатриация сделала возможными многие успехи, достигнутые здесь за последние годы.

Перечень наших добрых дел можно продолжить. Но следует понимать и помнить: все они не имеют никакого смысла, если не воссоздан в возрожденном государстве единый народ. Если не преодолены последствия галута - разобщенность отдельных его групп. Если не достигнуто понимание и согласие между слоями еврейского общества, по-разному относящимися к религии и традициям.

Нужно думать, и в древности в чем-то разнились привычки и обычаи жителей Галилеи и Негева, Приморской равнины и Иерусалима. Возможно, очень возможно, они даже подшучивали друг над другом по этому поводу. Но были они единым народом. С общей культурой и историей.

Трудно добиться слияния в единый народ разных его групп, две тысячи лет скитавшихся по разным галутам. Очень трудно. Но сумел ведь наш народ вновь обрести свой древний, единый язык. А ведь много веков этот наш язык называли мертвым. Чудом называют этот подвиг народа сегодня. Остается доказать, что и другие чудеса возможны.

Слово "слияние" употребил я умышленно. Культура единого народа должна равноправно впитать и сохранить особенности всех культур, что принесли разные его ветви. Трудная, но решаемая задача: основой их всегда была и будет древняя наша культура. Как огонь родового очага, сохранил, пронес ее народ через все скитания.

Слияние начинается с узнавания, взаимопонимания. Почти все мы возвратились на родину, образно выражаясь, из страны "белого безмолвия". Много ли среди нас таких, что знали о себе больше, чем ничего? Но мы узнаем, стараемся узнать и понять, кто мы такие, что нас объединяет, несмотря на внешние различия. Он идет, трудный процесс слияния, формирования возрождения единого народа.

К сожалению, встречаются на этом пути выбоины, рытвины и даже завалы. Часто приходится слышать сетования по поводу низкой культуры, а то и стенания по поводу полного отсутствия оной на вновь обретенной родине. Все это - на фоне ностальгии по оставленной "там" Великой Культуре, и жалости к себе, ее носителю. "Какое слияние с тем, чего нет? - вопрошают-утверждают ностальгирующие культуртрегеры. - Мы не должны, не имеем права "сливаться". Наша миссия - распространять ту культуру (высочайшую, разумеется), что принесли сюда мы".

Твердо знаю, что подвергнусь "репрессиям" и поношению, но должен сказать: здесь мы имеем дело с клиническим случаем, когда непознанное или непонятое (то есть израильская культура) объявляется несуществующим. Всё это было бы частным недостатком и личным делом культуртрегеров, если бы не вызывало в израильском обществе ответную реакцию неприятия и даже отторжения. Какое уж тут слияние культур?

То же самое непонимание и нежелание понять - причина негативного отношения некоторой части нашей алии к религиозному населению страны. Неоправданно завышенная оценка собственного интеллектуального и культурного уровня проявляется здесь в чистом виде. Воспитанные в духе единственно верного мировоззрения, мы независимо от собственной воли не можем понять и принять тот факт, что есть люди, думающие иначе, чем мы, верящие во что-то нам непонятное. И, как мы считаем, нам ненужное. Это мешает, и мы становимся агрессивными. В результате, вместо взаимопонимания и взаимоуважения - раскол и противостояние в обществе.

Не способствует единению народа и этнически-политическая деятельность некоторых членов нашей репатриантской "общины". Дело в том, что возникновение "репатриантской " (или, как ее иногда называют, "русской") партии - явление не политическое. Политические партии стремятся в парламент, чтобы реализовать представления разных слоев и групп общества о справедливом государственном устройстве, о путях и способах достижения общественного благоденствия. Даже в условиях нашего социально и идеологически пока ещё весьма пестрого общества таких партий может быть четыре-пять, максимум - шесть. Что же такое остальные партии? Групповые ходатаи по делам. Добыватели благ и льгот "персонально" для своего электората. По-крупному и по мелочи. Появление каждой новой "партии" такого типа, естественно, вызывает тревогу, близкую к панике: значит, кто-то еще вознамерился отхватить от общегосударственного пирога, исключительно для своих, нам мало останется. Результаты выборов 1996 и 1999 годов - наглядное подтверждение тому, что реакция общества с большой точностью соответствует описанной. Тревожный сигнал: "Русские идут!" сработал. Политические партии голоса потеряли. Зато такие же ходатаи по делам, как "русская" партия, но располагающиеся на другом фланге - приобрели. Причем, чем ярче выражена их этническая или групповая принадлежность, тем энергичней поддержали их избиратели.

Иначе и быть не могло. Первое, что приходит в голову любому нормально мыслящему человеку - новоявленные политики намереваются осчастливить своих за счет остальных.

Больше взять неоткуда. Либо обещания их стоят дешевле бумаги, на которой напечатаны.
Невооруженным глазом видно - раскол в обществе увеличился. А блага, что посулили новым репатриантам? Если речь идет о репатриантах вообще, то сколько благ могло быть, столько их и будет. Независимо от присутствия в Кнессете наших представителей. Разница только в том, что после принятия того или иного "репатриантского" закона нам будут объяснять, в какой тяжелой борьбе всё это было добыто. Но даже если это и не так, если блага действительно будут "выколочены" нашими избранниками? Готовы ли мы получать больше льгот за счет других? Ценой раскола и противостояния в обществе? Не слишком ли велика цена? Не Пиррова ли такая победа?

Мы вольны выбирать. Свобода выбора - не только благо, но и ответственность. Делая выбор, должны мы помнить и о сиюминутном, и о главном - о том, зачем мы здесь, о том, для чего возвратились домой.


Вернуться на главную страницу

 

Сегодня - Абрам, завтра - Ибрагим

Шалом ИЕРУШАЛМИ, "Зман Тель-Авив"

"Не выбрасывайте старые негативы!.."
(От переводчика)

...Когда еврей переходит в другую веру и делает это без особой на то причины, значит, как говорила моя покойная бабушка, "здесь что-то не так" и частенько приводила анекдот про то, как еврей, собиравшийся стать выкрестом "еще при царе Горохе", слал домой телеграмму: "Сегодня я Хаим, завтра - Иван", хотя Иван, если покопаться, - имя тоже не очень-то уж и русское. Брат бабушкиной подруги, бакинский большевик Карл Ризель, желая жениться на красавице-армянке Фаро Кнунянц, сестре члена бакинского отделения РСДРП, стал лютеранином, что повергло его родню в шок... Это был для меня пример первый, увы, не последний. Выкрестов, как известно, много. Среди них и Мень, и Галич, и даже БАБ...

Евреев, перешедших в ислам, наверное, меньше. Или просто об этом немного пишут. С Шаровским мы познакомились двенадцать лет назад. В нашем с ним родном Баку. В канун Рош ха-Шана 5754 года. Впрочем, тогда он был еще никакой не Мухаммед Магди, а Миша Шаровский, отца которого, Александра Шаровского, главного режиссера Русского драматического театра имени Самеда Вургуна, знали не только в Азербайджане, но и далеко за его пределами. В те августовские дни 1993 года в пригороде Баку проходил двухдневный семинар раввинов Северного Кавказа и Закавказья (Азербайджан, Грузия и Дагестан). Невысокий, плотно сбитый молодой парень, усы, короткая аккуратная бородка, синяя демисезонная куртка и кипа, больше похожая на тюбетейку. Миша ничем не выделялся среди немногочисленных гостей и участников семинара, разве что старался первым входить в незнакомое помещение и первым выходить, держась рядом с почтенными раввинами, а в дороге к месту проведения "практических занятий", которую мы проделывали минут за сорок в арендованном общиной "рафике", он сидел у самого выхода.

- Наш телохранитель, - представил мне парня тогдашний председатель Бакинской еврейской религиозной общины Борис Вайнгольц (увы, недавно скончавшийся в Германии). Я не скрыл удивления, что Миша - охранник без оружия. "А зачем? У меня вот", - и он продемонстрировал мне руки. "Знаешь, что такое кикбоксинг? Нет? То-то и оно!.."
Говорили мы недолго. Выяснилось, что Миша уже успел какое-то время пожить в Израиле, но - вернулся. Временно, разумеется. Об Израиле он говорил мало, как-то скупо. Чувствовалось, что приходилось ему там нелегко, но он туда обязательно вернется.

...Он и в самом деле вернулся. И мы действительно встретились. Почти три года спустя, в 1996-м. Было это в Хевроне, куда меня вытащил мой сосед по ашдодской "схар-дыре". Уже после посещения пещеры Праотцев (Маарат ха-Махпела) мы с моим соседом решили отделиться от общей массы приехавших и просто прогуляться по еврейскому кварталу. И возле "Бейт-Хадассы" меня вдруг окликнули по имени. Я обернулся. Крепыш с автоматом и в кипе-тюбетейке - Мишка Шаровский!

Мы обнялись, не скрывая радости. Говорили недолго. Он рассказал, что живет в Кирьят-Арбе, намерен создать семью с девушкой из религиозной семьи (чуть ли не какая-то родня самого Игаля Амира, что вызвало у меня совершенно "совковый" вопрос: а ты как, не боишься, что потом как-то отразится на тебе? А он в ответ лишь рассмеялся...). Работал он тогда, если не изменяет память, поваром. "На жизнь хватает..." Насчет обстановки вокруг Хеврона у Миши было свое особое мнение - арабам надо показать "кузькину мать". Они все вместе - герои, говорил он, а поодиночке - трусливы. "Как-то мы ехали по дороге, нас закидали камнями, ну, я высунулся и - очередью в их сторону... Полиция, конечно же, приехала, но - все обошлось..."
Я спросил Мишу об отце. "Он сюда не собирается. В Баку он личность, а тут ему делать нечего, сам понимаешь..."
Поскольку я был с фотоаппаратом, то пару раз щелкнул затвором, запечатлев Мишу (см. мой снимок 1996 года). Фотографии я потом переправил уже в Баку, на имя его отца. Взятый во время встречи телефон Миши затерялся при переезде, а когда нашелся - Шаровский уже "выбыл" из Кирьят-Арбы. Но он был еще Мишей Шаровским...

А о том, что Шаровский принял ислам, я узнал летом 2004-го, встретившись во время недельной поездки в Баку в новой синагоге с Мишей Беккером - бывшим председателем религиозной общины ашкеназских евреев и коллегой по работе в воскресной сохнутовской школе, где до репатриации я недолго преподавал иврит и еврейскую историю. Он-то и поведал мне, что Миша Шаровский для него умер. Что он теперь правоверный мусульманин. Миша Беккер, как я понял, был удивлен и возмущен до глубины души.

Я, честно говоря, не очень-то поверил тогда Беккеру, вспоминая нашу с Шаровским встречу в Хевроне и ту фотографию, которую я переправил его отцу. Но, увидев на днях статью Шалома Иерушалми о новоиспеченном правоверном Мухаммеде Магди, я сразу же кинулся к своему домашнему архиву, и через полчаса на моем рабочем столе лежал пакетик с негативами и с надписью "Хеврон", а результат поиска - вот он, перед вами. Так что примите совет - не выбрасывайте старые негативы.

Абу-Гош. В согласии с самим собой

В арабской деревне Абу-Гош много клубники. Но не это для меня сейчас главное, а то, что здесь сегодня живет бывший поселенец-каховец. И вот я сижу в его домике, грозящем вот-вот обрушиться, слушаю и пытаюсь понять удивительную историю человеческой судьбы. Недавно я увидел его в Иерусалиме на рынке Маханэ-Иегуда и вспомнил, что лицо этого человека мне знакомо. Когда-то он был крайне правым, по взглядам, а сегодня - верующий мусульманин.

Мухаммед Магди, в прошлом Михаил Шаровский, вышел из крохотного закутка, где находятся раковина и туалет в этом маленьком домике, улыбнулся мне, и, брызнув себе на лицо несколько капель парфюма, начал готовиться к молитве. Ну, как тут не вспомнить о его прошлом, когда он на чем свет стоит ругал арабов в Хевроне и угрожал им смертью?!
А он пока раскладывает коврик, приносит несколько ковриков для детей, которые находятся в соседней комнате и с восхищением наблюдают за ритуалом. Затем надевает на голову белый тюрбан…

Магендовиды - на каждой руке

Магди-Шаровскому 38 лет, он родился и вырос в столице Азербайджана Баку. Единственный сын у родителей. Отец Александр Шаровский - режиссер, известный в театральном мире далеко за пределами республики. Воспринял решение сына о переходе в мусульманство как удар. Мать Нелли - домохозяйка. Дед со стороны отца, Яков Шаровский, был офицером Красной армии, одним из первых ворвался в Рейхстаг в победном мае 1945 года во время штурма Берлина, и его фото в молодые годы - широкоплечего еврейского парня в белой майке, висящее на видном месте на стене - это, пожалуй, единственное, что осталось в Абу-Гоше от той, прошлой жизни Михаила Шаровского, напоминающее о его еврейском происхождении и истории этого человека. Все же остальное - это рисунки, иллюстрирующие священные книги мусульман и образ жизни, цитаты из Корана на арабском языке, надписи на полотне, выкрашенном в официальный цвет ислама - зеленый.

Учился Миша в обычной бакинской школе и жил в советском светском окружении, но не отказывался от еврейства, напротив, гордился им и не страдал от антисемитизма (его в Азербайджане не было - прим. переводчика). Он много рассказывал о своей бабушке со стороны отца, которая оказала на него значительное влияние, воспитывая с 12 лет после развода родителей. Она воспитывала его как еврея, внушая мысль о принадлежности к избранному народу, приобщая к еврейской культуре и даже языку идиш, именно в ее доме он приобщился к книгам Ицхока-Лейбуша Переца и Шолом-Алейхема. Свою вторую дочь спустя годы он назвал Хавой именно в честь бабушки.

В 18 лет его призвали в армию и отправили служить на Украину. Перед своими сверстниками, призванными со всех концов страны, он остерегался демонстрировать свою принадлежность к еврейству. Но вот татуировки на руках не мог скрыть, даже если бы и захотел. На одной - семисвечник, на другой - магендовид, и на обеих - слово "Исраэль", причем, на иврите. Магди говорит, что татуировки не только напоминают ему о корнях, но и о его упрямом характере. "Я вот такой упертый: если во что-то верю - иду до конца, хоть против всего мира, и это то самое, что произошло со мной в армии".

В армии он был инструктором по спорту, и, как человек, достаточно физически сильный, умел постоять за себя. Однажды, когда офицер-кавказец стал унижать и всячески оскорблять молодого солдата из Москвы за его еврейское происхождение, Шаровский схватил со столика телевизор и бросил его обидчику в голову. Офицера госпитализировали в тяжелом состоянии, а Шаровский, естественно, долгое время провел под арестом...

В 20 лет вернулся домой и работал в тренажерном зале, но религия, точнее, иудаизм, еврейская литература увлекали его все сильнее, и он принял решение вернуться в лоно веры отцов. Стал соблюдать кашрут, внимал указаниям раввинов, но всего этого ему было недостаточно, он пытался выяснить, почему мы не верим в Христа, ведь тот был евреем, проповедовал идеи мира, а как еврей, был потомком царя Давида. Ответа на эти вопросы парень не получил. Он спрашивал, кто такой Мухаммед, но в ответ слышал нечто маловразумительное...

В Кирьят-Арбе жил в караване

Мощная волна алии из СССР захлестнула и Мишу Шаровского, и в начале 1990 года он впервые оказался в Израиле. Он пытался устроиться в Нетании и Ор-Акиве, но там не нашел себе места. Спустя полгода вернулся в Баку и стал работать и поддерживать форму в тренажерном зале, который так любил. Два с половиной года он оставался в Баку. Чтобы не терять времени и усовершенствовать свои базисные знания, стал заниматься в ортодоксальной иешиве. В 1993 году вернулся в Израиль и поселился с бабушкой Хавой в Нетании, работал на заводе, где собирали траки для танков и прочей гусеничной техники. После смерти бабушки он стал искать место проживания и работы, где можно, в конце концов, осесть всерьез и надолго.

И нашел. Толчком послужили из ряда вон выходящие события в стране в начале 1994 года: в Хевроне, в "Маарат ха-Махпела" доктор Барух Гольдштейн расстрелял молившихся арабов, и по всей стране прокатилась мощная волна арабских терактов. Для Миши Шаровского Гольдштейн стал героем, примером для подражания, этаким Бар-Кохбой, вспоминал Магди. Когда он спросил, откуда Гольдштейн, получил ответ, и ... тут же перебрался в Кирьят-Арбу, решив жить там, где есть именно такие люди. Приехал и снял караванчик. Приняли его тепло, да и он старался жить интересами соседей по поселку. "В Кирьят-Арбе живет несколько слоев общества. Элита - это жители Хеврона и старожилы, ватики. Второй слой - это те, кто возвращается в лоно религии, "хозрей тшува", их много. И третий слой - "русские". Люди из Кирьят-Арбы считают их, "русских", иностранцами, но относятся к ним нормально, поскольку те занимают квартиры и тем самым помогают сохранять еврейское присутствие в этих местах".

Магди очень быстро нашел работу в спортзальчике. По убеждениям крайне правый, ненавидящий арабов (это чувство росло в нем из-за серии массовых терактов в начале 1996 года). У него было даже намерение организовать теракт в мечети, вспоминает Магди, поскольку он хорошо знал, где можно раздобыть оружие и взрывчатку. "Мой товарищ, Эли Моше, спросил, что мне это даст, если я пойду мстить? Может, там есть люди, не причастные к терактам против евреев? Может, они даже помогали евреям? Может, там во время молитвы будут дети? Ты что, спросил он, хочешь уподобиться хамасовцам?!.."

Так Эли Моше удалось предотвратить теракт-самоубийство еврея, но все же он не смог успокоить мятущуюся душу Шаровского, окончательно подавить его желание предпринять что-то жуткое и кровавое. "Я помню людей из "Кахане хай", я сидел с ними после арабских терактов, говорил им: "Что вы пишете "Смерть арабам!" на стенах домов или лавок в Хевроне? Это просто пачкотня! Вы хотите мстить? Так пойдем же и отомстим! Если вы мужчины, тогда спустимся в Хеврон и будем убивать!". А у них были только шум-гам, флаги с кулаками, кичливость, да самомнение безмерное. Ну, прямо как "Хизбалла!.."

"Ислам я изучал в гараже..."

Обстановка всеобщей ненависть к арабам не остановила любопытного и основательного во всем, что касается познания окружающей действительности, Магди, простите, на тот момент еще Шаровского. Напротив, он захотел еще лучше узнать идеологию противоположной стороны. "Я начал учить арабский язык и стал потихоньку открывать священные книги мусульман, ибо хотел узнать, что в них правда, а что ложь, и все это дома, со словарем. В конце концов, иврит и арабский языки очень схожи, одна языковая семья, это вам не русский в сравнении с ивритом. Вопрос, который меня волновал, - насколько эти обе религии схожи и в чем их противоречия".

Прозрение к Шаровскому пришло лишь в 1997 году, в хевронском гараже Вахида Залума, на границе между Кирьят-Арбой и Хевроном. "Я приехал туда на своей машине. Был чуть-чуть уставшим, к тому же выпил немного, разговаривал с Вахидом грубо, даже вытащил оружие и сказал: "Вас всех надо убивать". Но был удивлен, не увидев и тени страха в его глазах. Он начал говорить со мной как обычно, и вместо того, чтобы драться, мы разговорились, и я ему сказал: "Если ты докажешь свою правду, свою истину, я постараюсь ее принять всю и целиком". И с тех пор при каждой возможности я стал приезжать в этот гараж, и мы учились вместе, сидя над книгами. Первый урок я получил - нельзя плясать сразу на двух свадьбах, и надо что-то решать для себя. Я продолжал между тем блюсти святость субботы, но уже не верил в это, ходил в синагогу, но атмосфера в ней уже казалась мне чужой, я уже не чувствовал присутствия Всевышнего, и вот тогда я, приехав в гараж к Вахиду, попросил его научить меня молиться. Семь дней я учился делать это под деревом, скрывавшим нас от посторонних глаз. В Кирьят-Арбе стали спрашивать, куда я езжу все время, я же придумывал отговорки, что машина неисправна, еще что-то… Так я и вошел в мир Ислама. Я пустился в открытое плавание в Океане Истины, и я ее нашел, и, более того, почувствовал, что с этим родился. В конце концов, я в сопровождении Вахида и двух арабов пошел к "нашему" дереву и там принял ислам, сказав трижды, что "нет Б-га кроме Аллаха, и Мухаммед Пророк Его", выбрал себе имя Мухаммед Магди. Это имя из семьи пророка Мухаммеда, который должен прийти к нам как раз перед возрождением усопших..."

Слухи подтвердились

Кирьят-Арба - поселение небольшое, поэтому слухи о "странном поведении" Шаровского стали быстро распространяться. Длительные перерывы, когда он отлучался из спортивного зала на молитвы, длинная борода без усов (согласно заповедям Мухаммеда), - все это выбивалось из общепринятых поведенческих рамок, но открыто Михаил не заявлял, что меняет веру.

"Однажды я пришел к нему в спортзал, - вспоминает Цви Кацовер, глава совета Кирьят-Арбы, - Он был этакий "качок", руки как ноги, профессионал в своем деле и очень пунктуален, и я его спросил, правда ли то, что о нем болтают? "С чего бы это вдруг?.. Глупости все это..." Таков был его ответ, и я поверил".

В 1998 году Магди в очередной раз отправился посетить родных в Баку. Отец, не знавший обо всех драматических изменениях в его жизни в Кирьят-Арба, познакомил сына с еврейской девушкой Сабиной, секретаршей в театре. Она была первой, кому Шаровский-сын сумел доверить свою тайну. Позже она стала его женой. Когда речь зашла о свадьбе, он предупредил ее заранее: "Я пришел к исламу. Если у тебя есть желание - принимай мои условия, но знай, тебе предстоит нелегкий путь, и ты должна пройти его до конца. Это не увеселительная прогулка..." Она согласилась, приняла ислам и переехала с ним в Кирьят-Арбу. Ей действительно было нелегко жить там. Она покрыла голову цветным платком, закрыла лицо. Магди одел головной убор, сбрил усы, подстриг бороду "под талиба". Таким образом, они внешне выглядели как настоящая мусульманская супружеская пара. Сабина вспоминает, что на нее постоянно показывали пальцами, считая ее главной причиной его вероотступничества, она постоянно чувствовала на себе холод всеобщего отчуждения.
В конце 1999 года у Магди и Сабины родился первенец, и ему сделали обрезание на седьмой день у религиозного врача-мусульманина в Хевроне, назвав малыша Якубом Абдель-Азизом. С тех пор у пары родилось еще трое чудесных детей - Хава (3 года), Мириам (2) и Иса Абдурахман (семь месяцев).

Еврейская страна, но с "мусульманским компонентом"

Прежние близкие друзья Михаила (Магди) сразу же отдалились от него: "При мне ругали Пророка Мухаммеда, меня попросту стали бояться, и очень скоро я почувствовал свое одиночество". Но были и такие, кто просто не поверил в сам факт принятия им ислама. Близкий его друг Эран Минц в интервью газете "Макор ришон" сообщил, что он отказался поверить в это и защищал Магди перед остальными друзьями.

Магди же, избегая товарищей, нашел себе убежище в одной из мечетей Хеврона. То, что произошло с ним, в корне изменило его самого, и он стал изгнанником не только для евреев, но и в глазах арабов города: "Они знали, что я из Кирьят-Арбы и что был евреем, и не могли себе представить, что меня мог привлечь к себе на службу ШАБАК, чтобы заслать к ним в качестве агента. Это было бы уж слишком очевидным и прозрачным, а в ШАБАКе сидят далеко не идиоты. Потихоньку арабы стали понимать, что я достаточно серьезен, молюсь, хожу в мечеть "Аль-Акса". Они проявили ко мне уважение и предложили жить у них..."

- Они, следует полагать, не осуждали теракты против евреев?..

- Я спорил с ними по этому поводу. Согласно канонам ислама, нельзя обидеть ребенка или ударить старика, запрещено даже срубить дерево. Таковы заповеди религии...

- А как ты относишься к ХАМАСу, к шахидизму, к 70 девственницам, которые ожидают самоубийцу в райском саду?

- Это большая ошибка! Каждый подстрекатель к теракту-самоубийству сам попадет в ад, потому как нет большего преступления, чем именно это!.. Ты берешь на себя ответственность, но кто ты такой?!.. Единственный, кто может взять на себя ответственность, - это Всевышний! Ты идешь мстить? Почему, на каком основании?!.. Если надо - Он отомстит!.. Ты знаешь тех, кто тебе что-то плохое сделал?.. Что именно он сделал? Может, ты убил врача, который спас тебе жизнь в больнице? Или просто еврея, который когда-то пожертвовал тебе свою кровь?..

- У тебя есть политическое решение еврейско-арабского конфликта?

- Моя вера - ислам, и это единственный путь к миру. Я прошел все стадии и пришел к этой вере. Нет иного пути, кроме как диалог двух сторон. Святая земля принадлежит каждому живущему на ней, еврей это или араб, и она должна сохранить целостность...

- Ты против раздела страны на два государства?

- Еврейскому государству говорю "да", палестинскому - "нет"! Я за государство иудеев и мусульман. В Коране ничего не говорится о Палестинском государстве. Написано о Святом доме, и это место не менее свято, чем Мекка. Мухаммед вознесся в рай с "Аль-Аксы".

- Не понял, почему не Палестинское государство?

- Потому что это еще одно арабское государство! Нам не нужен еще один Египет, еще одна Сирия или еще один Ливан с их закрытыми тоталитарными режимами, Здесь - святое место...

- Кто должен стоять во главе этого мусульманского государства?

- Религиозный человек, который поведет палестинцев по дороге к исламу, по дороге к миру с Израилем. Израильский народ наиболее близок к арабскому народу...

"Двойные" проблемы

В мае 2002 года семья собрала вещи и вернулась в страну, где Магди когда-то родился и вырос, - в Азербайджан. Там он надеялся начать новую жизнь, но жители Баку его не приняли в новом обличье мусульманина, и Магди оказался между двумя мирами, между Сциллой и Харбидой, между молотом и наковальней, или, как гласит старинная русская народная поговорка, "ни богу свечка, ни черту кочерга". Его раздражали мусульмане, легально пьющие пиво в бакинских барах; он отдалился от евреев, которые буквально замучили его вопросами о религии. "Евреи относились ко мне как к мусульманину и смотрели на меня сверху вниз, а мусульмане... боялись, спрашивали, как такое могло случиться, что еврей вдруг принял ислам, ведь евреи властвуют над всем миром?!.."

Израильской журналистке Нурит Кармон во время встречи в Азербайджане он горько жаловался, что, рассказав родным о том, что он стал истинным правоверным, набожным мусульманином, он нанес им душевную травму: "Поначалу я старался скрыть от них это, хотел подготовить к этому. Отец пришел ко мне в гости, священные книги лежали на столе. Когда он увидел, что я не соблюдаю субботу, но молюсь и отказываюсь пить с ним спиртное, он понял, в чем дело, и долгое время со мной не общался, что принесло мне большую душевную боль, и до сегодняшнего дня эта пропасть между нами не преодолена..."

Магди хотел было основать в Азербайджане сельскохозяйственную ферму, но натолкнулся на бюрократическую систему, вызвавшую в нем лишь брезгливость к такому образу жизни. "И вот тогда я спросил себя - а зачем я уехал из Израиля? Израиль - это же не только Кирьят-Арба, в нем же можно найти и другое место для жилья..."

Кто ты - еврей или араб?

В начале января этого года Магди остановил свой выбор на деревне Абу-Гош, где снял старую и непригодную для жилья развалюху-дом и превратил ее своими руками в жилье для сносного существования семьи. Сейчас он ищет работу в тренажерных залах в качестве тренера, но его резюме не вызывает симпатию у потенциальных израильских работодателей, и он снова и снова возвращается с интервью ни с чем. Несколько дней назад он со своим русскоговорящим другом закончил ремонт в домике, но время для проведения молитвы он соблюдал твердо, и это вызвало удивление окружающих: "Они не понимают, как это совмещается: русскоговорящий и - мусульманин? Они все время меня спрашивают, мол, ты араб или еврей, или, наоборот: "Ты еврей или араб?".

В ответ на эти вопросы Магди уже не вспыхивает, словно спичка, он воспринимает их совершенно спокойно.
Есть у Мухаммада Магди (последнее означает "будущий спаситель", "мессия") мечта - основать в Абу-Гоше в самое ближайшее время тренажерный зал и стать в нем не только тренером, но и связующим звеном, мостом мира между двумя народами. Тот, кто не нашел себе места, найдет его у него, и, как говорит Магди, следуя священной книге мусульман Корану, "да будет на это воля Аллаха".

"Мы не считали его "своим"..."

Так говорят бывшие друзья Михаила Шаровского из Кирьят-Арбы, которые помнят его как экстремиста, но - не из их числа. Эран Минц, с которым они вместе ходили в тренажерный зал, стал его близким другом и даже съездил к нему в гости в Азербайджан, наблюдая процесс превращения еврея Шаровского в мусульманина Магди. Ранее Минц уже рассказывал газете "Макор ришон" о том, как Шаровский однажды стрелял в разозливших его арабов. Другой его друг, Эли Моше, который предотвратил теракт-самоубийство, был просто потрясен, узнав, что Шаровский превратился в Магди: "Он ведь так гордился своим еврейством, что даже в голове не укладывается такая его трансформация..."

Правые активисты, в том числе из движения "Кахане хай", говорят, что Шаровский никогда официально к ним не примыкал. Правда, он был на днях поминовения Баруха Гольдштейна. Бенци Ватро и еще один активист КАХа вспоминают, что Шаровский иногда швырял камни в арабов, но эти действия вовсе не следует связывать с ними. Еврейский правый активист Ноам Федерман из Хеврона говорит примерно то же самое: "Да, он думал так же, как мы, но мы не считали его "своим", он не был частью нас самих..."

Юсуф и его братья

Юсуф Аль-Хаттаб, что живет в Старом городе в сердце Иерусалима, был когда-то верующим евреем, а сегодня он фанатичный мусульманин.

В мусульманском квартале Старого города в Иерусалиме возле автобусной остановки на улице Виа Долороза, по которой нес свой крест Иисус Христос, возле хумусной Абу Шукри, есть небольшая лавочка, у входа в которую сидит Юсуф Аль-Хаттаб и продает арабам и гостям города парфюм. У него широкая голливудская, как у настоящего американца, улыбка, и он на хорошем иврите "шаломкается" со всеми проходящими мимо. Затем Юсуф заходит к себе в лавку и садится за компьютер - у него виртуальный магазин по продаже предметов культа и литературы для мусульман.

Еще пять лет назад этот человек носил кипу и звали его Йосеф Коэн, и его история похожа на историю Михаила Шаровского. Но между ними есть большая разница, поскольку Шаровский все же ощущает себя сыном Израиля и, кроме того, отрицает террор как решение проблемы между двумя народами.

Что же касается Коэна-Хаттаба, то он стал фанатичным мусульманским националистом и отказался осудить взрыв "близнецов" в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, заявляя, что евреи властвуют везде и во всем мире.

У него есть решение проблемы двух народов: евреи должны оставить Палестину, и здесь будет создано единое Исламское государство Фалястын. Евреев же, которые захотят здесь жить, будут принимать, исходя из их материального достатка, если вообще будут принимать.

Коэну 36 лет, он родился в Бруклине в светской семье, с родителями, сестрой и братом он не хочет поддерживать никаких отношений из-за того, что они евреи, и, с его точки зрения, они вообще не имеют права сюда приезжать. В 19 лет он вернулся к религии предков, но ультраортодоксом не стал. В 29 лет с женой Луной и детьми репатриировался в Израиль и поселился в Гуш-Катифе.

Семья возненавидела это место из-за нелегких условий проживания, они просили дать им возможность переселиться в другое место, и, в конце концов, перебрались в Нетивот. Там было терпимо - дети учились в школе ШАС почти бесплатно, но Коэну не нравилась культурная жизнь города. Как-то по интернету он познакомился с мусульманином, который посоветовал ему прочесть Коран, и с того момента путь к переменам стал короче. Йосеф прочел Коран от корки до корки и, по его признанию, понял, на каком он свете. Во время прогулки он сказал жене: "Я не верю больше в то, во что прежде верил, иудаизм мне чужд. С этой минуты я мусульманин, а ты, если хочешь, можешь оставаться с детьми".
Коэн-Хаттаб говорит: "Через две недели жена присоединилась ко мне. Мы первые и пока единственные, одновременно принявшие ислам как супружеская пара...".

В конце концов, супружеские пары Шаровского-Магди и Коэна-Юсуфа аль-Хаттаба подружились. Вместе они ездят молиться в мечети "Аль-Акса". Коэн говорит, что Шаровский - "просто удивительный человек", и он отводит ему большую роль в разработанной им программе исламизации Святой земли, однако Шаровский, несмотря на это, движется в самом, что ни на есть, противоположном направлении...

И все равно, потеря каждого еврея для еврейства, что ни говорите - трагедия. А вы как считаете?

Перевод с иврита
Григория РЕЙХМАНА,
специально для "МЗ"

Вернуться на главную страницу

Будет в Кармиэле Галилейский университет!

Леонид СОРОКА, Кармиэль,
специально для "МЗ"

Уже стало банальностью рассказывать о профессорах, метущих улицы. В Кармиэле дворники могли бы, правду сказать, скорее стать преподавателями музыкальной академии довольно высокого уровня. Но профессорам-немузыкантам, если бы такие в Кармиэле на должности дворников имелись, можно было бы вздохнуть с надеждой - появилась возможность вернуться на кафедру. Потому что недавно принято решение об открытии здесь еще одного высшего учебного заведения, да еще какого!

В четверг вечером мэру города Ади Эльдару позвонил заместитель премьер-министра Шимон Перес, которому глава правительства Ариэль Шарон поручил также курировать Галилею, и сообщил, что принято решение открыть в Кармиэле … Галилейский университет.

Ади Эльдар не мог скрыть радости:

- Я себя чувствовал так, словно выиграл главный приз в американской лотерее. Это было моей заветной мечтой - и вот она осуществляется.

На встрече с прессой присутствовали вице-мэр города Рина Гринберг и доктор Шмарьягу Рознер, директор кармиэльского колледжа ОРТ им. Браудэ, по соседству с которым и будет возведен новый университет.

- Все формальности позади, - сказал Ади Эльдар. - Мы можем уже с завтрашнего утра начинать строительство кампусов. Документация главным инженером подготовлена.
Откуда же средства на такой проект века? Оказывается, Шимон Перес лично сумел мобилизовать на эти цели внегосударственные пожертвования на сумму 100 миллионов долларов. Эту сумму готов внести израильский телевизионный продюсер Арнон Мильчин (на снимке). И, разумеется, слова благодарности в его адрес звучали из уст всех заинтересованных в новом проекте.

В сферу влияния университета войдут колледжи - кармиэльский ОРТ им. Браудэ, колледжи Западной Галилеи, "Эмек ха-Ярден", "Эмек Исраэль", Цфата и колледж "Тель-Хай", в которых получают академическое образование около 10.000 студентов.

Центральный университетский кампус будет включать управление университета и его исследовательский центр. На его факультетах можно будет получить вторую академическую степень, а вскоре и защищать докторские диссертации.

Ваш корреспондент побеседовал с вице-мэром Кармиэля Риной Гринберг (на снимке), широко известной на "русской улице" Израиля. Вот ее комментарий по поводу предстоящего открытия университета:
- После опубликования в прессе сообщения о том, что в Кармиэле будет построен университет, в массах развернулись дискуссии. Самые разные отклики приходилось выслушивать: и резко отрицательные - дескать, не при нашей бедности такие нежности, и завистливые - мэр соседнего с Кармиэлем Маалота Шломо Бухбут, известный своим непростым характером, резко выразил недовольство - дескать, почему именно в Кармиэле? Ну, что стоило подняться на десяток километров и чуток поближе к границе с Ливаном. Тоже бы красиво звучало. Но дело в том, что университет не просто упал на город Кармиэль. Помните известный анекдот, в котором Хаим просил у бога:

- Помоги мне выиграть миллион, помоги мне выиграть миллион!

Наконец, бог не выдержал и сам взмолился:

- Хаим, дай мне шанс, купи хоть раз лотерейный билет.

Так вот, Кармиэль этот билет покупает давно. Вся инфраструктура города, наличие в нем колледжа с высококвалифицированными профессорско-преподавательскими кадрами нацелены на то, чтобы продолжить себя в университете. Во время предвыборных встреч с избирателями мы с мэром всегда говорили, что цель наша - создание в центре Галилеи города с населением в 100 тысяч человек, с университетом в нём и с современным жизнеобеспечением. К цели этой мы движемся. Кармиэль из небольшого поселка в 16 тысяч жителей накануне большой алии превратился сегодня в современный город с населением, превышающим 50 тысяч человек. Сюда перешли региональные отделы МВД, Сохнута, других организаций. И появление в нём университета - событие для города революционное. Ведь в Кармиэле нет ни моря, ни озера Кинерет, которые могли бы привлечь туристов. Но здесь скопился огромный интеллектуальный потенциал. Вот только несколько цифр - 44 процента новых репатриантов имеют высшее образование, около 30 процентов преподавателей кармиэльского колледжа имени Браудэ - из числа новых репатриантов. Не назову сразу всех, навскидку первые, кто приходит на ум из "наших" - зав. кафедрой математики профессор Давид Шойхет, преподаватель физики доктор физико-математических наук Марк Грановский, преподаватель биотехнологии доктор Мария Грозовская, доктор химических наук Алик Гройсман, на кафедре английского языка - Илья Коган, да всех и не вспомнишь сразу. В городе живут учёные, которые участвуют в научных проектах государственного значения. Так, Гарри Джинджихашвили во главе группы из пяти ученых осуществил большой проект при поддержке еврейской общины Питтсбурга.

Что говорить - город помолодеет, появятся дополнительные рабочие места. И не только для ученых. А если учесть, что к тому времени откроется и участок железной дороги, который соединит Кармиэль с центром страны, то многое увидится совсем по-другому. Так что, на мой взгляд, искать недостатки в том, что в городе открывается университет, - дело неблагодарное. И безнадёжное.

Вернуться на главную страницу

КАК ИОСИФ ЛАХМАН С АБУ МАЗЕНОМ БЕСЕДОВАЛ

Михаил ХАЗИН, Бостон

В январе 2005 года в Бостоне участились непривычно морозные дни и такие обжигающе студеные ветры, словно долетали они не с близкой нам Атлантики, а с Ледовитого океана. И в те же дни волнами накатывались одна за другой горячие новости: землетрясения, цунами, взрывы автомобилей со смертоносной начинкой, террористы-самоубийцы, пояса распоясавшихся шахидов и многое другое. В один из таких дней заглянул я к Иосифу Лахману домой, и мой друг, смеясь, с порога огорошил меня вопросом:
- Угадайте, с кем я когда-то здоровался за руку, как с вами? С какой необычайно известной теперь личностью?
В голове пронеслось: мало ли с какой исторической персоной мог профессор Лахман встретиться в Москве или еще где-то на международном форуме? Я не стал вдаваться в разгадку головоломки. Иосиф дал подсказку:
- На днях этого человека избрали президентом...
- Государства?
- Нет, но чего-то вроде...
- Неужели преемник Арафата? Второй "Раис"?
- Угадали! - весело отозвался Лахман.- Зайдемте ко мне в комнату. Покажу документальное подтверждение.

***

С Иосифом Лахманом мы близко знакомы и дружески общаемся, по меньшей мере, лет десять, - с тех пор как моя семья и я поселились в Бостоне. За эти годы сблизились не только мы, но и многие наши родственники, друзья. И просто знакомые с двух сторон друг с другом перезнакомились. Короче говоря, житейские истории наши настолько переплелись, так известны друг другу, что, казалось бы, откуда взяться чему-то неожиданному, чуть ли не сенсационному? А между тем, всплыло. Сам Иосиф не помнил, что в его прошлом была встреча с такой знаковой личностью. Я расскажу о ней. Но сперва - еще несколько слов предыстории.
Поначалу меня с Иосифом сблизила одна наша общая привязанность, общий интерес к мамэ-лошн, как называют в нашей среде родную речь, - к языку идиш. Меня восхитили его переводы стихов Пушкина на еврейский язык, верные ладу и складу, слову и духу оригинала. Непросто, скажем, пересадить в почву иной речи классическую строфу - зачин "Зимнего вечера":

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя,
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя...

А Иосиф Лахман сумел:

С'трайбт а штурэм волкнс гройе,
Кнойлн шнэй эс трогт дэр винт,
Ви а хайе нэмт эр войен
Ун цэвэйнт зих ви а кинд.

Отец Иосифа был учителем древнееврейского языка - иврита, да и сам Иосиф в детстве учился в еврейской школе в Дунаевцах, на Украине. Оттуда, от того местечкового очага тянется его любовь к родному слову. И хотя Иосиф Лахман впоследствии стал видным экономистом, доктором наук, профессором, большую часть жизни прожил в Москве, он живо сохранил тягу к духовным своим истокам. В годы перестройки Лахман стал активно участвовать в работе Еврейского культурного общества, глубоко вникать в ранее не подлежавшие обсуждению проблемы будущего еврейского народа, государства Израиль. Вот в ту пору и произошла в Москве встреча Иосифа с Абу Мазеном, аспирантом из Палестины, писавшим свою диссертацию под руководством востоковеда, журналиста, сотрудника спецслужб Евгения Примакова. К этому надо добавить, что в 1990 году, когда произошла московская встреча делегации ООП с четырьмя еврейскими общественниками, Абу Мазен был уже одним из видных лидеров ООП, членом исполкома этой организации.

***

Иосиф Лахман открыл папку с газетными вырезками. (Кто из нас, пишущих людей, не привез в своем багаже подобное приданое?) Любопытно, что та давняя встреча с палестинцами, их имена, как сказал мне Иосиф, почти забылись за давностью лет. Но когда в 2005 году имя Абу Мазена всплыло во всех газетах, память что-то подсказала. Лахман принялся за раскопки в бумагах и с удивлением обнаружил: "Ба, да ведь Абу Мазен - тот самый палестинец!.."
Иосиф протянул мне "документальное доказательство встречи" - вырезку из "Известий" #114 за 23 апреля 1990 года. Статья в газете называется "С разных позиций, без вражды". Подзаголовок уточняет: "Диалог ООП с представителями еврейской интеллигенции". Краткое редакционное вступление вводит в курс дела: "Они все еще держатся обособленно, настороженно смотрят друг на друга и не пытаются общаться взглядом или улыбкой. И хотя они сидят за одним столом, сразу видно, где проходит граница между двумя группами. Все это естественно - для того, чтобы "сломать лед", нужна взаимная привычка, нужен постоянный диалог. Сегодня же только первая встреча в истории".
И впрямь - первая. Вместе с Иосифом Лахманом с еврейской стороны во встрече участвовали писательница Алла Гербер, журналист Танкред Голенпольский, социолог Марк Баунский. Приведу по отчету в газете краткие выдержки из записи той беседы. Началась она, как и следовало ожидать от достойного выученика Примакова, с атаки на сионизм.

Абу МАЗЕН: В отличие от Западной Европы на Ближнем Востоке "еврейского вопроса" просто не существовало. Не было никакой социальной или религиозной борьбы. Арабский, мусульманский мир не знал такого явления, как погром. Борьба началась лишь как следствие появления сионизма - движения, поставившего своей целью создать еврейское государство в Палестине...
Иосиф ЛАХМАН (заместитель председателя Московского еврейского культурно-просветительного общества): Среди моих знакомых нет ни одного, кто с неуважением относился бы к палестинцам. Мы все хотим искреннего диалога, мы все хотим мира, а не кровопролития. Но чтобы помочь диалогу, мне кажется, надо отказаться от огульного охаивания сионизма. Его, как и любую идеологию, можно критиковать, но нельзя отрицать, что он отражает чувства и чаяния людей. Может быть, палестинцам стоило бы посоветовать советскому руководству ликвидировать позорный антисионистский комитет, прекратить финансировать его деятельность за счет налогоплательщиков. Подумайте, у нас же нет никаких других организаций с приставкой "анти" - ни антифашистских, ни антиполпотовских каких-нибудь. Только антисионистский. Почему?
Абу МАЗЕН: Если бы сионистское движение не было агрессивным, не было нам враждебным, мы бы не имели ничего против него.

...Вот так складывался разговор. Со времени той московской встречи прошло почти пятнадцать лет. Сошел с политической сцены Арафат с его клетчатой куфией на голове, всегда носивший военную форму цвета хаки и любивший называть себя генералом, хотя никогда не командовал войском. Его место занял благообразный, штатского вида Абу Мазен, давний собеседник моего друга Иосифа. С его приходом к власти появилась надежда на установление мира с Израилем, на прекращение террора на Ближнем Востоке.
Но Абу Мазен, похоже, все так же видит причину всех зол в сионизме, в еврейском государстве. Все так же обнимает террористов, называет их героями борьбы за свободу, хотя и обещает широковещательно, что хочет остановить насилие и террор. Видать, пока недостаточно повлияли на Абу Мазена логичные доводы Иосифа Лахмана. Но все-таки признал новый "раис", что последняя кровавая интифада принесла больше вреда Палестине, чем Израилю. Впервые открыто признал, что террор не может привести к успеху. Может быть, это всего-навсего тактический ход. Но все-таки... Может, со временем начнет признавать и легитимность еврейского государства?

х х х

И ныне Иосиф Лахман - неутомимый общественник, борец против национальной розни, друг родной словесности, принимающий близко к сердцу горести, несправедливости, где бы они ни происходили. Он возглавляет Американскую Антифашистскую Ассоциацию иммигрантов из бывшего Союза, выступает с глубокими докладами в Бостонском клубе ученых, бескорыстно помогает изучать идиш молодым американцам, жаждущим приобщиться к мамэ-лошн. Он также вовлечен в сбор средств для Армии обороны Израиля, для тех, кто пострадал от взрывов в автобусах, торговых центрах и других людных местах страны.
Иосиф пишет острые и умные статьи в американскую прессу (не только на русском, но и на английском, и на еврейском языках), протягивает руку помощи тем, кто в ней нуждается.
Сошлюсь на свежий пример. В Москве подвергаются судебному преследованию сотрудники Сахаровского центра за то, что они устроили выставку картин, не понравившихся некоторым влиятельным особам. От имени Американской Антифашистской Ассоциации Иосиф Лахман отправил в юридические инстанции такое письмо:
"Мы обеспокоены судебным процессом по делу Юрия Самодурова, Людмилы Василовской, Анны Михальчук. Считаем, что обвинение этих достойных людей не вызвано необходимостью защитить общество от устроенной ими выставки, якобы оскорбляющей религиозные чувства верующих, а представляет собой возрождение позорной практики преследования людей за инакомыслие и расправы с неугодными.
Нам представляется, что этот процесс инспирирован властями с целью угодливо пойти навстречу церковным радикалам и русским шовинистам.
Американская общественность внимательно следит за процессом, поскольку расценивает его как тревожный показатель реального положения дел со свободой мнений в сегодняшней России"

***

Вот такой человек Иосиф Лахман. Отзывчивый и деятельный, он открыт навстречу миру со всем многоцветьем и многогранностью его проблем. И, конечно, внимательно следит за высказываниями и действиями Абу Мазена, его давнего собеседника.
Вернуться на главную страницу

ФЕНОМЕН КАХАНЕ

Сегодня нет для израильского истэблишмента более ненавистной фигуры, чем раввин Меир Кахане, светлая ему память. Возникает вопрос: почему? Его биография, деятельность и творчество не дают самоочевидного ответа.

Меир Кахане начал с того, что под влиянием идей Зеэва Жаботинского организовал еврейскую самооборону в Америке. Он положил конец жалкой беззащитности евреев перед лицом громил, грабителей и хулиганов, нападавших на прохожих в еврейских кварталах. С него началось движение за выезд евреев из империи зла. Потрясенный открытием того, что американские евреи не пошевелили пальцем ради спасения евреев Европы, раввин Кахане решил действовать, а не ждать, пока советские евреи не повторят тот же путь. В отличие от принятой в те времена тонкой дипломатии, он начал "разговаривать" с чекистскими "спецами" на понятном им языке. Результат этих "разговоров" мы знаем.

В Израиле Кахане выдвинул идею трансфера враждебного арабского населения с выкупом их собственности и компенсацией. Если бы его идеи осуществились, страна была бы избавлена от кровавой катавасии (именуемой на оруэлльском языке "мирным процессом") и от угрозы линча еще шести миллионов. Кроме того, оказалось, что трансфер является "фашистским" только по отношению к арабам, но никак не к евреям! Истэблишмент, который объявил законными и правомерными требования арабских депутатов о ликвидации еврейского государства, сделал Кахане "врагом народа", организовал его травлю в стиле Вышинского, запретил его партию, изгнал из парламента и, в конце концов, убил руками арабского террориста - к нескрываемому удовольствию израильских и американских властей. Израильский истэблишмент изгнал его из Кнессета и тем, лишив той небольшой степени защиты, которая по закону положена бывшему депутату. Что касается американского правительства, оно бросало раввина Кахане в тюрьму, на совести вашингтонской администрации - решение о лишении его американского гражданства и, тем самым, о фактической его беззащитности на территории Америки. Суд над арабским убийцей Меира Кахане, оправдавший этого убийцу, лишний раз подтвердил враждебность американских властей к опальному раввину. До этого Меир Кахане был ранен в Израиле, когда и там его попытались ликвидировать все еще "неизвестные лица". Покушению предшествовал вызов в ШАБАК, где ему сделали "последнее предупреждение"...

Кахане не оставили в покое и после его трагической смерти. Травля его идей и памяти продолжается непрерывно. В ходе очень странных для военного времени отношений израильских властей с товарищем Арафатом в руки последнего были перекачаны миллиарды шекелей из израильской казны. Убийство тысяч евреев, ранение десятков тысяч и разорение миллионов финансировалось в первую очередь израильскими деньгами и оснащалось израильским оружием.


В ходе этой "странной войны" арабские товарищи расстреляли двух министра Рехавама Зеэви (Ганди), поддерживавшего идею трансфера, и сына Меира Кахане - Биньямина. Вместе с последним была убита его жена и искалечены их дети. Убийцы в обоих случаях так и не получили по заслугам. Никаких других политических убийств арабские товарищи в Израиле не совершали.


Меир Кахане написал несколько книг. Самая большая и серьезная из них - "Свет Идеи". Основная ее цель - развенчание мимикрии религиозного истэблишмента, подстраивающегося под светскую моду, нередко совершенно губительную в наших условиях. Кстати, и Осло, и нынешний план погрома Гуш-Катифа не могли осуществиться без участия религиозных партий в заранее оплаченном договоре. На русском языке в Израиле в прошлом году вышла часть этой книги в переводе Пинхаса Гиля под названием "Месть" (Иерусалим, "Прогресс").

Арье ВУДКА, "Аруц шева"

Вернуться на главную страницу

 
Слово редактора
mz
mz
У нас в Америке
mz
 
Дайджест "МЗ"
mz
mz
mz
mz
mz
mz
mz
На еврейской улице
mz
mz
Парк культуры
mz
Почти Серьезно
mz
Будьте здоровы
mz
mz
mz
mz
mz
Архив
 
 
israelinfo.ru - Израиль на ладони
Dolfi
Ben Zion. Еврейский ответ на еврейский вопрос. Все о сынах Сиона в мире и пост-советском пространстве. Обсуждение актуальных проблем антисемитизма и шовинизма. Множество статей о еврейской культуре. Еврейские анекдоты. Еврейская музыка. Еврейская литература

Ami 24273 байт

redlights.gif
languages-study.gif
jew_p.gif
supreme.jpg
Jerusalem Chronicles

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ХАБАД против отступления

               Ася  ЭНТОВА,  «Новости недели», Иерусалим

В Иерусалимском Дворце наций состоялся съезд противников выселения Гуш Катифа и других поселений сектора Газы и Самарии. На съезд, организованный движением ХАБАД, пришли более 4 тысяч человек.

О том, что хасиды движения ХАБАД принадлежат к ультраортодоксальной группе населения, говорит даже их внешний вид: черные шляпы и белые рубашки, женщины в париках. Относительно ультраортодоксов сложился стереотип: они не служат в армии, их участие в политике ограничено выбиванием подачек от государства,  их больше волнуют вопросы шаббата и кашрута, чем заселение Земли Израиля. Как и все стереотипы, созданные израильскими СМИ, этот стереотип лишь частично отражает реальность. А по отношению к хабадникам он неверен от начала и до конца.

Израильские хабадники не только в большинстве своем служат в Армии обороны Израиля, но и относятся к ней с большой любовью. Они стараются, чтобы в праздники даже на самых отдаленных базах солдаты не остались без подарков и праздничного угощения. Хабадники не участвуют в политическом торге и не требуют у государства денег на свои иешивы, которые существуют на частные пожертвования. Когда их спрашивают, за какую партию они голосуют, они гордо отвечают: «Мы - партия Машиаха!» И главное: по отношению к Земле Израиля хабадники - ярые сионисты. И хотя их духовный глава Любавичский ребе жил и умер в Нью-Йорке, он провозглашал, что Землю Израиля нужно заселять и защищать от врагов. (В конце концов, Герцль и Жаботинский тоже действовали и умерли в галуте).

Во исполнение этого призыва своего духовного наставника хабадники энергично и последовательно поддерживают израильский национальный лагерь.  Именно они провели в 1996 активную избирательную кампанию «Биби – это хорошо для евреев», решившую исход выборов. Большое количество хабадских семей проживают в Иудее и Самарии, причем не только в харедимном городе Бейтар-Илит, но и во множестве больших и малых поселений. Среди хабадников чаще чем среди других других групп верующих можно встретить людей с высшим образованием, а также тех, кто говорит по-русски. Это не только потомки украинских и белорусских цадиков, но и репатрианты из СССР-СНГ, вернувшиеся к религии. Хабадские синагоги гостеприимно открыты для всех.

Кто за Бога – ко мне!

Это слова Моисея, возмущенного идолопоклонством евреев Золотому Тельцу (Исход, 32:26), стали лозунгом на съезде против отступления.  Главный зал во Дворце наций («Биньяней ха-ума») был забит до отказа. Организаторы рассчитывали на 4 тысячи человек, но откликнулось намного больше. Люди толпились в проходах, сидели на ступеньках, заполнили всю верхнюю галерею. В фойе и в соседнем малом зале установили экраны с трансляцией для тех, кому не хватило места в зале. Попутно в фойе продавались оранжевые майки с надписью «Евреи не выселяют евреев - точка» (на снимке), оранжевые браслеты «Дайте народу решить», наклейки, ручки и другое «страшное оружие» противников отступления. Первая же листовка, которую вручали входящим, гласила: «Приходите на демонстрации без оружия! ЦАХАЛ нас защитит».

Сменявшие друг друга у микрофона раввины повторяли, что Земля Израиля принадлежит евреям. Отступление под непрекращающимся огнем противника – это не просто ошибочное политическое решение, а настоящая угроза существованию государства. Чем больше мы отдаем, тем изощреннее террор против нас. «Выселение Гуш-Катифа представляет угрозу жизни евреев и угрозу целостности еврейского народа», - сказал раввин Аксельрод из Хайфы. В знак траура о принятии программы депортации евреев он разорвал на себе одежду, облачился в мешковину и протрубил в шофар.

«Мы должны сопротивляться отступлению всей душой («месирут нефеш»), - сказал один из главных руководителей движения ХАБАД, рав Вольпе из Кирьят-Гата. - Мы не должны пассивно ждать, когда разразится катастрофа, а выйти из своих домов, чтобы защитить их!»

«СМИ называют нас экстремистами и мракобесами. Но именно мы – самая здоровая, самая вменяемая часть общества, которая не утратила инстинкта самосохранения и здравомыслия», - сказал рав Дов Лиор.

Светский гость съезда, бывший член Кнессета, адвокат Эльяким Аэцни сказал, что гражданское сопротивление – это легитимное демократическое право, и горе тем, кто пытается ввести полицейский произвол в Израиле. «Мы не боимся ареста, можете уже приходить и арестовывать нас, мы не прекратим наше сопротивление», - пообещал он.

Его выпад не был лишен основания – сразу после окончания конференции начальник полиции Моше Каради отдал распоряжение начать расследование выступлений, надеясь найти в них повод для обвинения в подстрекательстве и призыве к бунту.

Другой гость хабадников – Ноам Ливнат, брат министра образования Лимор Ливнат, собрал десятки тысяч подписей военнослужащих, отказывающихся выселять евреев из собственных домов. На съезде прошла церемония награждения почетными грамотами нескольких солдат и офицеров, которые, пожертвовав карьерой (а иногда и свободой), отказались разрушать еврейские поселки. Среди награжденных был и репатриант из России, которого отчислили с офицерских курсов за то, что он не побоялся открыто высказать командиру свое мнение в защиту выселяемых.

В фойе были развешаны плакаты: многодетная еврейская семья на пороге собственного дома в Гуш- Катифе и перед ними - растерянная фигура солдата: «Командир! Я не могу!» (на снимке)

Хабадники – удивительный народ. Поодиночке – шумные, суетливые, говорливые, в общем - типичные израильтяне. Но когда затрубил шофар – все встали дружно, как солдаты. Даже в огромной толпе они умеют сдерживать свои эмоции и часами слушать раввинов и уважаемых гостей. Зато когда прервались речи и заиграла музыка – все пустились в пляс: взрослые и подростки - в зале, уважаемые раввины - на сцене. Отчаиваться – грех, радоваться – добродетель. Продумай ситуацию со всех сторон, сделай все, что от тебя зависит, а в остальном уповай на Всевышнего. Его милосердие безгранично, и если мы сами будем вести себя справедливо,  то и Мессия придет скорее: не зря в словах «Малхут Шомрон, Иудея, Хевель Аза» («царство Самарии, Иудеи и Газы») первые буквы составляют слово Машиах – Мессия.

Людей, готовых пожертвовать собой ради своих убеждений, не запугать и не победить.    

 

Вернуться на главную страницу

РАЗМЕЖЕВАНИЕ ИЛИ…

 (Окончание. Начало – в предыдущем выпуске «МЗ»

Как я уже рассказал в предыдущем номере «МЗ», в поездке по Израилю наша группа, посетившая эту страну с миссией солидарности Американского Еврейского комитета, встретилась с рядом высокопоставленных лидеров. Пожалуй, одной из самых колоритных фигур показался мне столичный градоначальник Ури Луполянский, принимавший нас в конференц-зале иерусалимской мэрии. Его моложавое лицо, несмотря на непременную для ортодоксального иудея бороду, излучало благодушие, смягчавшее сложности общения с ним (мэр оказался единственным из наших израильских собеседников, кто почти не говорил по-английски и пользовался услугами переводчика). 

Приветствуя нас за огромным круглым столом, Луполянский подчеркнул, что свою главную задачу он видит в создании условий для успешного развития экономики Иерусалима и обеспечения гармоничного развития его населения. При этом мэр имел в виду поддержание рационального баланса между религиозными и растущими секулярными слоями горожан (сам он, будучи отцом 12 детей, явил пример личного вклада в решение данной проблемы), а также между иерусалимцами еврейского, арабского и христианского происхождения. Луполянский отметил, что ныне в районе столицы существует самый большой в Израиле арабский анклав, и выразил обеспокоенность оттоком христианского населения из города, где действуют более 60 церквей разного толка. Одной из серьезнейших городских проблем и причин миграции из Иерусалима явилось сокращение трудовой занятости. Немалую роль в развитии этого негативного процесса сыграла контрабанда дешевых товаров с территорий Западного берега. Мэр уверен, что возведение “разделительного забора” послужит надежным заслоном не только для террора, но и для контрабанды.

Актуальнейшей проблемой, глубоко взволновавшей и разделившей израильское общество, остается его отношение к предложенному Ариэлем Шароном плану одностороннего размежевания с палестинцами. Нам довелось выслушать аргументацию как сторонников, так и противников идеи демонтажа израильских поселений в секторе Газы. Наиболее высокопоставленным и красноречивым из выступавших защитников этого плана был вице-премьер Эхуд Ольмерт. Накануне встречи с нами он совершил визит в Южно-Африканскую республику, где встречался с руководителями страны и бывшим премьер-министром Питером Ботой. Вице-премьер напомнил, что там в свое время вопросу о размежевании не придали должного значения и в итоге вся власть в ЮАР перешла к представителям черного большинства.

Ольмерт утверждает, что существует дилемма: либо более обширное государство, для сохранения еврейского характера которого пришлось бы вводить элементы апартеида, либо демократическое государство на меньших территориях, но с устойчивым еврейским большинством.

Вице-премьер придает особое значение международному резонансу. Он считает, что уйдя из сектора Газы и таким образом существенно сократив как свою ответственность за жизнеобеспечение более миллиона тамошних арабов, так и состав армейских частей, охраняющих тамошних поселенцев, можно будет взамен привлечь туда международные силы и средства. На взгляд Ольмерта, важно, чтобы арабам, живущим в Израиле, были предоставлены все основные демократические права, но необходимо, чтобы эти арабы оставались в меньшинстве (ныне на территории страны их уже 19%). Поэтому целесообразно отмежеваться от столь крупного арабского скопища, каковым является сектор Газы. Зато, по мнению Ольмерта, появятся веские основания включить в будущие границы Израиля весь Большой Иерусалим и те территории Западного берега, где сконцентрированы блоки еврейских поселений.

Депутат Кнессета и соратник Авигдора Либермана по партии “Наш дом -  Израиль” Юрий Штерн выступил с противоположных позиций. Он считает, что любые односторонние уступки приведут не к усилению, а к ослаблению стратегических позиций Израиля и к возрастанию давления на него с целью постепенного возвращения к границам 1967 года, которые еще Абба Эбан назвал “границами Освенцима”. Накануне беседы с нами Штерн, убежденный противник “плана Шарона”, опубликовал во влиятельной газете Jerusalem Post статью, включавшую предостерегающее заявление: “Израиль никогда не соглашался на демонтаж еврейских поселений вне полного мирного урегулирования. Решившись на односторонний уход из Газы, мы нарушим принятое табу. Такой шаг прозвучит похоронным звоном и для других поселений в Иудее и Самарии. К тому же он приведет к глубокому моральному кризису и антагонизму в израильском обществе и ни на миллиметр не приблизит нас к миру».

Главную надежду в решении задач своей партии Штерн возлагает на русскоязычных евреев как в Израиле, так и вне его. Их закалка, жажда социальной активности, образовательный и профессиональный уровень дают возможность совершать действия, которые не под силу другим общинам страны. Коренные же американские евреи, по его мнению, не в состоянии избавиться от своей зашоренности, продемократических стереотипов и либерализма. Несмотря на то, что израильтяне не раз призывали своих американских собратьев поддержать политику президента Буша, трое из каждых четырех таких евреев голосовали за демократа Керри. Голоса же русскоязычных участников тех же выборов, как следует из результатов опроса, проведенного Исследовательским институтом новых американцев (RINA), распределились в обратной пропорции.

Наш собеседник убежден, что ныне, когда мировой конфликт все более отчетливо приобретает религиозные формы, наш главный резерв вне еврейства – христиане. Ибо противостояние между иудео-христианским миром и исламом обострится. “Нам приходится выбирать, - заявил Штерн, - между теми, кто убивал нас вчера, и теми, кто воюет против нас сегодня. Этот выбор должен быть прагматичным, а не опираться на старые стереотипы с их либеральными ценностями”. Упорная приверженность американских евреев таким стереотипам и ценностям ограничивает их выбор. Далеко не все из них поняли, что усилия, направляемые на поддержку Израиля, куда важнее борьбы против правохристианских запретов на свободу абортов или однополых браков. Штерн считает, что у российских евреев – видимо, в силу их атеизма – нет столь предвзятого отношения к христианскому консерватизму. Однако последовавшее утверждение нашего собеседника о том, будто от христиан Израиль получает больше пользы, чем от американских евреев, представляется мне весьма спорным.

Стоит отметить и политическую помощь Израилю по линии республиканской администрации Буша: согласно соглашению, достигнутому в истекшем году между президентом США и премьер-минстром Израиля, отход к границам 1967 года (включая раздел Иерусалима), а также возвращение палестинских беженцев в еврейское государство признаны нереальными. Так что разделение, предусматриваемое “планом Шарона”, – шаг не такой уж безвозмездный, как заявляют оппоненты размежевания.

Репатрианты из бывшего Советского Союза, которых Штерн назвал “солью земли израильской”, были упомянуты и в докладе профессора Арье Кармона, президента Израильского института демократии. По его мнению, большинство русскоязычных олим давно известны своими радикальными, “ястребиными” взглядами и недоверием к палестинским и израильским арабам. К тому же во многих “русских” с юности воспитаны цинизм и подозрительность к государственной власти как таковой. Поэтому и “план Шарона” массовую поддержку “русской улицы” пока не встречает.

Свой взгляд на проблему территориального урегулирования профессор изложил с учетом исторической ретроспективы. За почти 38 лет, прошедших после Шестидневной войны, на освобожденных территориях (в Иудее, Самарии, секторе Газы и Голанских высотах) поселились 260 тысяч израильтян. Еще 180 тысяч стали жить в районах Иерусалима, до войны находившихся под иорданским контролем. От объявления аннексии большей части этих земель Израиль воздерживался по трем причинам: невозможность абсорбировать всё арабское население данных территорий, негативная зарубежная реакция и необходимость иметь ресурс для уступок на будущих мирных переговорах.

Однако в то время, как вопрос о статусе этих территорий оставался открытым, поселенцы усиливали свою активность. Считая, что время работает на них, они создавали новые поселения и пытались достичь такой критической массы, которая в дальнейшем затруднила бы проявление уступчивости и в итоге привела бы к международному признанию израильского контроля над этими землями. В таком направлении процесс развивался в течение двадцати лет (1967-87 г.г). Руки развязывало и то обстоятельство, что ни одна арабская страна не последовала примеру Египта и не пожелала заключить с Израилем мирный договор. До войны 1973 года поселенческое движение пользовалось поддержкой правящей Партии труда и, в свою очередь, было достаточно управляемым. В те годы родился «план Алона”, в соответствии с которым киббуцы и мошавы создавались на Голанских высотах и в Иорданской долине.

Однако в новой атмосфере, созданной в стране после Войны Судного дня, поселенческое движение перестало быть столь управляемым. К его руководству пришла радикальная группировка “Гуш эмуним” (“Оплот веры”). Ее лидеры утверждали, что поселения – в данном случае в Иудее и Самарии – классическое воплощение сионистской идеи. После трехлетней борьбы с правительственными запретами поселенцы основали несколько новых форпостов. А перейти во фронтальное наступление им удалось после 1977 года, когда к власти в Израиле впервые пришли правые. Премьер-министр Менахем Бегин и министр сельского хозяйства Ариэль Шарон пошли навстречу поселенцам и способствовали как росту числа поселений (в том числе размещаемых стихийно, вне общих планов), так и развитию их экономической инфраструктуры.

Однако в 1987 году начались крутые перемены. Поколению арабов, выросших на спорных территориях после Шестидневной войны, не нравилось двойственное положение, с которым мирились их родители, и они затеяли первую интифаду. Начавшиеся массовые шествия сопровождались бросанием камней и бутылок с “коктейлями Молотова”. Затем пришла пора изощренных терактов. И все больше израильтян впервые почувствовали, что цена обладания этими землями слишком высока и, возможно, нет другого выхода, кроме частичного (либо полного) ухода с них. К тому же, реагируя на интифаду, иорданский король Хусейн объявил о своем отказе от любых притязаний на Иудею и Самарию, чем повысил роль палестинского руководства как потенциального участника диалога с лидерами Израиля.

Через четыре года после начала интифады состоялась Мадридская конференция. Эта был первый международный форум, нацеленный на урегулирование ближневосточного конфликта. Помимо интифады, его созыву способствовало желание США вовлечь арабские страны в антииракскую коалицию для тогдашней войны в Персидском заливе. Соглашаясь на участие в конференции, израильтяне настаивали на двойном “нет” – прямому диалогу с палестинскими представителями (их признавали лишь как составную часть иорданской делегации) и диалогу с террористической Организацией освобождения Палестины (ООП). Однако вскоре стало ясно, что палестинцы, выдававшие себя за членов иорданской делегации, - попросту марионетки ООП. И за инструкциями для ведения переговоров они обращались непосредственно в Тунис, где в то время обретался глава банды ООП Ясир Арафат.

В результате выборов 1992 года к власти в Израиле вернулись левые во главе с Ицхаком Рабиным, что говорило об отчаянии избирателей, обеспокоенных неспособностью прежнего руководства урегулировать конфликт и положить конец интифаде. Большинство израильтян выступило за достижение соглашения – пусть ценой территориальных уступок. В Осло начались секретные переговоры, на которых в роли официального представителя палестинской стороны уже выступал посланник от ООП. В результате достигнутого там соглашения мирное урегулирование, к которому планировали прийти в течение пятилетнего срока, означало бы уступку большей части Иудеи и Самарии, а также всего сектора Газы. Начавшиеся переговоры достигли своей драматичной кульминации через семь лет – в июле 2000 года, когда на встрече в Кэмп-Дэвиде израильскую сторону возглавлял уже другой премьер-министр – Эхуд Барак. Испытывая жесткий прессинг со стороны президента Клинтона, он согласился уступить даже часть Иерусалима. Отказ палестинцев принять такое предложение означал лишь одно – провал переговоров.

Казалось, идея эвакуации поселений как составная часть общего урегулирования утратила актуальность. Но через пару месяцев после Кэмп-Дэвида началась вторая интифада. Террор достиг масштабов, которых Израиль прежде не знавал. Ответные меры не заставили себя долго ждать, но снова всплыла идея размежевания – на этот раз одностороннего (включающего еще и строительство стены безопасности), а не в рамках двустороннего соглашения. Последнее обстоятельство, т.е. отсутствие реального партнера по переговорам и каких-либо встречных уступок, вызвало особенно острую полемику в израильском обществе.

В заключительной части своего доклада Арье Кармон привел результаты социологического исследования, согласно которым около 90 процентов израильских арабов идентифицируют себя прежде всего как палестинцев и лишь во вторую очередь - как израильтян. На основании этого профессор сделал неутешительный вывод: одно только перемещение еврейских поселенцев не решит демографическую проблему, таящую в себе угрозу для будущего Израиля.

В этой связи явный интерес вызывает предложение Авигдора Либермана о взаимном обмене территориями, компактно заселенными израильскими арабами и еврейскими поселенцами.

Ряд прогнозов высказал глава Иерусалимского центра стратегических исследований, бывший шеф израильской разведки Эфраим Галеви. Он отметил, что если в прошлом Израиль долго оставался как бы одиноким саженцем Запада на Ближнем Востоке, то ныне в борьбе с исламским экстремизмом плечом к плечу с ним встали другие страны. Теперь для него важно найти общий язык с руководством умеренных мусульманских стран – прежде всего таких, как Турция и Иордания. Ныне в Европе проживает более 30 млн. мусульман, а в странах Евросоюза – после вступления в него Турции – будет свыше 100 млн.

Израиль может сыграть роль катализатора в борьбе между умеренным и радикальным исламом, который упорно ставит палки в колеса тем мусульманам, которые готовы пойти на мирное урегулирование. Не ясно будущее Иордании, где стремятся обосноваться не только массы бедных палестинцев, но и богатые иракцы. Нельзя поручиться за стабильность ситуации и в Саудовской Аравии, где фанатичная чернь упорно пытается оказывать влияние на политику королевской семьи.

Интересный ответ последовал на заданный нами вопрос: “Можно ли считать Россию – хотя бы после событий в Беслане – надежным союзником Запада в борьбе с исламским экстремизмом?” Галеви вспомнил, как пару лет назад встречался в Москве с высоким чином из ФСБ. При обсуждении аналогичного вопроса тот загадочно сообщил: “Ныне при общей численности россиян 145 миллионов на долю мусульман приходится не менее 25 миллионов. Если ничего не предпринимать, то при нынешних демографических тенденциях к середине века соотношение может приблизиться к “фифти-фифти”. Чтобы такого не допустить, мы вынуждены действовать тихо».

      Леонид ЗАСЛАВСКИЙ, Нью-Йорк – Иерусалим – Нью-Йорк

Вернуться на главную страницу

 

«Это было совершенно секретно»

  Израиль - действительно уникальная страна. Трудно даже поверить, что он на первом месте в мире по количеству путешественников на душу населения. Причем, тянет израильтян в места неисследованные, экзотические.

  Им подавай экстремальные условия. Поэтому маршруты тоже необычные – Африка, Юго-Восточная Азия, Латинская Америка, Китай, Индия. Поэтому как где какое стихийное бедствие, можете не сомневаться, что в их эпицентре обязательно окажутся израильтяне. Лезут в пасть льва, и ничего с этим не поделать.

Я не завидую гидам. Больших хлопот им никто не доставляет. И вопросами, и «самоволками». Оглянуться не успеешь, как залезут в жерло непотухшего вулкана, в какую-нибудь неизведанную пещеру или бросятся купаться в местах обитания акул. Ну, никак не могут без приключений! А это черта характера народа – жестоковыйного и неукротимого. Нам, галутным евреям, это порой кажется немыслимым. Хотя и среди нас достаточно много людей не робкого десятка. Но израильтяне – другая популяция. Их деды построили страну. Отбили все поползновения врагов. Думаю, если бы недругов Советского Союза снабжали таким количеством вооружений, каким снабжала арабские страны Москва, империя рассыпалась бы гораздо раньше. А Израиль выстоял наперекор всему. И если Россия пойдет по пути СССР, ее ожидает та же судьба.

Гены передаются, совершенствуются, видоизменяются. Только бы не завелся галутный мутант. Симптомы, увы, уже проявляются. И не ссылайтесь на Героев Советского Союза, кавалеров «самых-самых» орденов. Как сказал поэт: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя...». 60 послевоенных лет отшибли у галутных евреев чувство гордости и уверенности, вселив в отважные сердца страх. Его из нашего поколения уже не вышибить. Да и дети еще не избавились от ущербности. Одна надежда – на внуков. И то лишь в том случае, если мы поможем им стать евреями.

Такие вот мысли вызвала книга Иосифа Аргамана «Это было совершенно секретно». Читается она, как детективный роман о дерзких фантастических подвигах, в которые трудно поверить. В ней только 30 эпизодов из множества удивительных операций, которые провели израильские спецслужбы. Ценность этой книги - в ее правдивости, отсутствии всякого пафоса. Что было, то было. Но каждая ее страница держит вас в напряжении. Вы как бы становитесь соучастником описываемых событий, переживаете все трудности и опасности, которые подстерегают на каждом шагу. И радуетесь благополучному исходу операции. Может быть, потому что автор сам служил в элитной десантной дивизии «Голани», а потом работал военным корреспондентом армейской газеты и знает о подобных операциях не понаслышке.

Нет смысла пересказывать эту книгу. Ее нужно читать. Каждая глава – отдельное захватывающее повествование. «Месть», «Энтеббе»... О чем-то мы уже слышали, а что-то – настоящее откровение. Эти операции сегодня изучают в военных академиях, их берут на вооружения спецслужбы ведущих стран мира. Это история. Сегодня ситуация несколько иная. Политика, как мутный поток, размывает любую защитную дамбу. Теперь Израиль не наступает, а защищается. Доходит до смешного: израильские солдаты вытаскивает из обрушившихся тоннелей арабских боевиков, спасая им жизнь.

Во времена Голды Меир были совсем другие порядки. Когда бандиты Арафата - Абу-Мазена из террористической организации «Черный сентябрь» убили израильских олимпийцев в Мюнхене, «Мосад» получил приказ ликвидировать всех причастных к этому преступлению. В разных концах света действовали израильтяне. Каждая операция была непохожа на другую. Бандиты получили по заслугам. Первая пуля должна была быть предназначена Арафату. Но его не тронули. Волк так и остался волком, хотя на него постоянно напяливали овечью шкуру.

Голда Меир – женщина с львиным сердцем, ее называли «единственным мужчиной в кабинете министров». Она понимала то, чего не понимает сегодня Ариэль Шарон: победить террор можно только его же методами. Она писала: «Я нисколько не сомневаюсь в том, что истинной целью арабов было и остается полное уничтожение Государства Израиль, и что даже если бы мы отступили далеко за границы, существовавшие до 1967 года, и сохранили за собой лишь небольшой анклав, арабы и тогда стремились бы ликвидировать этот анклав и нас вместе с ним».  Жаль, что эти ее слова сегодня забыты.

Арафата нет, но «дело» его живет. Абу-Мазен, на которого Израиль возлагает надежды, повторяет, как попугай: «Мы вернем всех беженцев, Иерусалим – столица палестинского государства...». Арабскую природу не изменить.

Главный герой книги финского писателя Марти Ларни «Четвертый позвонок» длительное время занимался исследованием нижней части спины у мужчин и пришел к выводу, что она имеет тенденцию к расширению. На основании этого он предсказал уменьшение роли мужчин в обществе и наступление матриархата.

Голда Меир, Маргарет Тэтчер, Индира Ганди, Мадлен Олбрайт, Кондолиза Райс... Этот ряд может быть продолжен и должен стать серьезным предостережением для серьезных мужчин. Израиль нуждается в лидере, подобном Голде Меир, и тогда о нем вновь заговорят словами британского премьер-министра Гарольда Мак-Миллана, который когда-то сказал, что хотел бы видеть свою страну похожей на Израиль, потому что «в израильтянах есть все, что нужно великому народу – решимость, мужество, непреклонность и гордость. Это то, что действительно имеет большое значение в каждом человеке и в целых народах». 

Вульф ЧЕЧИК, «Еврейский меридиан», Нью-Йорк 

 

Вернуться на главную страницу

        ЕВРЕЙСКИЙ КУТУЗОВ?

  В моем представлении Шарон для Израиля, как Кутузов для России или Жуков для СССР. Своим видением и оценкой ситуации, решительностью и отвагой, непреклонностью он не раз спасал страну от нависшей над ней смертельной опасности.

Говорят, слон силен тем, что может легко поднять не только бревно, но и иголку. Для того, чтобы урезонить оппонентов в партии и правительстве, Кнессете, реализовать свои идеи в острых политических баталиях, нужно быть не меньшим стратегом и обладать не меньшей силой воли, чем на поле брани.

Далеко не все разделяют избранный Шароном путь. Даже в наших газетах спектр оценок его политики колеблется от катастрофических, грозящих гибельными последствиями для страны, до намеков, что он знает нечто такое, чего другие не знают. Считаю неправомерными любые высказывания по судьбоносным вопросам государства всеми, кто живет за его пределами. Не сомневаюсь, что у Ариэля Шарона болит душа за государство не меньше, чем у любого из нас. Но это не значит, что у нас нет своей точки зрения, и не возникают вопросы и сомнения.

Жизнь не стоит на месте. Меняются ситуация, обстоятельства, проблемы, люди. Меняются и позиция, и решения. Но, даже сознавая это, разворот Шарона в ряде вопросов на 180 градусов объяснить трудно. Ведь он, к примеру, был главным генератором поселенческого движения. А теперь готов разрушить то, что своими же руками так старательно создавал. Он был глашатаем целостности Эрец-Исраэль. Теперь называет Газу, Иудею и Самарию «оккупированными территориями». Был ярым противником создания палестинского государства, а сейчас стал его сторонником. Заявлял, что ни один террорист с кровью на руках не выйдет из тюрьмы, а в последнее время дает понять, что кровь отныне не будет критерием при решении об амнистии боевиков.

Перечень происходящих с ним метаморфоз можно продолжить. Но я хочу вернуться к его выступлению десятилетней давности на страницах газеты «Едиот Ахранот», которое называлось «Пыль в глаза». Тогда Шарон был членом Кнессета от партии «Ликуд», которая находилась в оппозиции к правительству, возглавляемому «Аводой». 1993-1994 годы прошли под знаком «ословских соглашений». Эйфория по поводу почти наступившего «мира» никак не вязалась с реалиями истинного положения дел. Шарон был в то время членом комиссии по безопасности, имел доступ к разведданным и счел необходимым довести болевые точки до общественности, правда, с оговоркой: «Я надеюсь, что военная цензура вычеркнет из моей статьи все, что может нанести ущерб безопасности государства».

В чем же видел тогда Шарон угрозу стране? Вот вкратце суть его сообщений:

1. Целью соглашений Арафат видит создание палестинского государства пока на территории Газы, Иудеи и Самарии со столицей в Восточном Иерусалиме.

2. Арафат требует гарантий продолжения процесса без всякой связи с исполнением взятых на себя обязательств.

3. ХАМАС и ООП договорились, что не будут воевать друг с другом.

4. Террористические организации будут кооптированы во все органы палестинской автономии. Речь не идет о прекращении ими террора, но ЦАХАЛу не будет позволено проводить операции на территории автономии.

5. ООП и в будущем не отменит палестинскую хартию, призывающую к уничтожению Израиля.

Действительно, эти условия угрожали безопасности страны, и нужно было обладать завидным мужеством, чтобы открыто сказать об этом народу: «Нам пускают пыль в глаза. Вполне возможно, что часть евреев хотят быть обмануты. В нашей истории уже были страшные периоды, когда руководство еврейских гетто и многие евреи из этих гетто вели себя подобным образом». С момента предупреждения Шарона прошло 10 лет. Уже нет Арафата. Но угроза государству осталась. И пункты, несущие угрозу, практически те же.

Вот что заявил недавно Абу Мазен: «У нас нет шансов победить Шарона с помощью терактов...». И добавил: «Если мне позволят идти тем путем, каким я предлагаю, то через 10 лет Израиля не будет». Первый свой визит Аббас совершил к своим друзьям по КГБ в Москву. Теперь собирается за инструкциями и помощью в Иран.

Перед Израилем выдвигаются только требования: вывод войск с контролируемых территорий, ликвидация еврейских поселений, освобождение из тюрем заключенных, экономическая помощь, предоставление работы палестинцам и многое другое. И абсолютно никаких обязательств ООП по отношению к Израилю. Вместо полноценного договора какая-то «худна» - передышка, которую террористы используют для того, чтобы пополнить арсеналы оружием и боеприпасами и перегруппировать силы. А кровавые теракты продолжаются.

Даже первое требование «Дорожной карты», которую называют для Израиля дорогой в Освенцим, о ликвидации террора и его инфраструктуры начисто забыто. В резолюции Лондонской конференции по урегулированию ближневосточного конфликта, в которой Израиль не участвовал, слово «террор» даже не упоминается. Требования предъявляются только к Израилю, а палестинской автономии выделяется помощь в 1,3 миллиарда долларов, на которые она сможет приобрести современное оружие. Россия уже заявила о готовности поставлять вертолеты и БТРы.

Важнейший вопрос: почему «ословские соглашения» казались когда-то депутату Кнессета Шарону губительными для страны, а нынешние, еще более опасные, приемлемы в качестве основы для мирных переговоров? Что изменилось? Несколько поколений арабов воспитаны в ненависти к евреям. В мечетях и СМИ открыто призывают к убийствам «сынов сатаны»  - сиречь евреев. Арабские школьники продолжают «познавать» мир по учебникам отцов. Все террористические банды остались на своих местах. И если бы даже Абу Мазен решил всерьез избавиться от них, они скорее уберут его, чем он их.

Не наступает ли Израиль на ословские грабли? И не объясняется ли это тем, что часть народа устала от  войн, интифад, террора, непрерывного напряжения и готова принять иллюзию мира, как писал в своей статье «Пыль в глаза» в 1993 году Ариэль Шарон?

Нет сомнений в том, что действия израильского премьер-министра продиктованы его видением интересов и безопасности своего народа. Быть может, мы действительно не доросли до того, чтобы проникнуться его истинными планами и целями. Хотелось бы, чтобы он разъяснил свою позицию, как это сделал 10 лет назад.

  Вульф ЧЕЧИК, «Еврейский меридиан», Нью-Йорк

Вернуться на главную страницу

Электронный адрес, по которому вы можете обращаться к нам :

shkolnik2002@yahoo.com

Главный редактор – Леонид Школьник   

 © Все права на материалы, находящиеся на сайте   http://www.newswe.com     охраняются  в соответствии  с международными законами, в том числе положением об авторском праве.  При любом использовании материалов сайта  ссылка на www.NewsWe.com обязательна.