Прямая речь
 
ХОТЬ ШАРОНОМ ПОКАТИ


Вы не верите в воскрешение мёртвых? Тогда взгляните на нынешних израильских политиков. Почему именно на израильских? А потому что, дойдя до развилки дорог, они норовят пойти по обеим дорогам сразу. Вы помните, как еще пару недель назад грозно сотрясал маленьким кулачком Эхуд Ольмерт? Если бы его спросили в тот момент о политическом кредо, он наверняка бы выпалил: "Насралла!". Не смейтесь над этим именем. Насралла в переводе с арабского означает "победа Всевышнего", и это имя, между прочим, весьма популярно среди мусульман-шиитов. В то время, как Эхуд в переводе с иврита всего лишь - признанный. Кем, почему и зачем - остается под вопросом. Не потому ли, как только к власти в Израиле приходят Эхуды, становится худо?
На прошлой неделе Израиль, одобрив резолюцию Совета Безопасности ООН №1701, поставил многоточие в ливанской военной эпопее. А победная точка осталась за "Хизбаллой". Но израильские политики, отличающиеся умением предлагать вчерашние ответы на сегодняшние вопросы, понятно, с этим не согласны. Их аргументы можно свести к реплике шахматиста Роберта Фишера: "Когда я проигрываю партию, то чувствую себя королем, который подает нищему". Но, как говаривал известный американский генерал Дуглас Макартур, перед которым капитулировали японцы, победу в войне ничем не заменишь. Когда Израиль полагался только на себя, он выигрывал. А теперь жадно ждал, что скажет Совет Безопасности ООН. Но война - не то место, где победителя определяет фотофиниш.
"Это самое лучшее из всего, что мы можем для вас сделать", - сухо сказала, позвонив Эхуду Ольмерту, Кондолиза Райс после того, как была принята резолюция, призывающая к прекращению огня в Ливане. Ольмерт поблагодарил Джорджа Буша, впервые позвонив ему со времени начала военных действий. Можно предположить, что у него был вид побитой собаки. Узи Ландау, бывший министр внутренней безопасности и председатель комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, анализируя сложившуюся ситуацию, пишет в газете "Гаарец": "Буш рассчитывал, что Израиль, быстро разделавшись с "Хизбаллой", нанесет удар и по сирийско-иранской коалиции, претендующей на ведущую роль в регионе". Соединенные Штаты тянули до последнего и дали согласие на прекращение огня только тогда, когда стало понятно, что Израиль не сумеет довести дело до конца.
Уже не первый год в США идет спор, как относиться к еврейскому государству: либо это важный стратегический союзник, либо - бремя, от которого следует избавиться. После "странной" войны в Ливане Белый дом неизбежно задастся вопросом: стоит ли вообще полагаться на Израиль? И в самом деле. Сирия не только снабжала "Хизбаллу" ракетами, которые градом падали на израильские города и населенные пункты, но и открыто призывала к войне арабские страны.
Издающаяся в Лондоне газета "Аш-Шарк аль-Аусат" опубликовала выдержки из речи сирийского министра иностранных дел Валида Муалема на саммите в Бейруте, организованном Лигой арабских государств. "Пришло время объединить усилия и готовиться к окончательной войне с Израилем, - заявил он. - А заодно объявить Западу нефтяной бойкот". Израильская верхушка заткнула уши, и это было расценено как слабость. А слабых на Востоке не уважают.
В Израиле резолюцию Совета Безопасности ООН восприняли с облегчением и даже поспешили объявить о неслыханной дипломатической победе. Пресс-секретарь израильского МИДа Марк Регев заявил, что Израиль пришел к прекращению огня с явным преимуществом как на военном, так и на дипломатическом фронте. По его мнению, военный и политический потенциал "Хизбаллы" подорваны настолько, что боевики уже никогда больше не смогут вести себя как государство в государстве. И тем более - обстреливать ракетами Израиль. Оставим эти словесные сопли на совести Регева. У эмоционального ливанского премьер-министра Фуада Синьоры настроение не столь радужное. "Эта резолюция отстаивает, скорее, интересы "Хизбаллы", чем наши", - пожаловался он заместителю госсекретаря Дэвиду Уолшу.
Один из ведущих ливанских политических обозревателей, главный редактор и издатель газеты "Ас-Сафир" Таляль Сальман пишет о том, что думают сегодня в арабском мире. Война, по его мнению, только укрепила позиции "Хизбаллы", добившейся безоговорочной победы: "Если Израиль и США в течение месяца не смогли сломить ее воли к сопротивлению, то какой ливанский политик в состоянии выступить против этого патриотического движения, защищающего страну от агрессии?".
Именно это бралось в расчет и при подготовке резолюции №1701. Она отражает четыре пункта, на которых настаивал Хасан Насралла. Во-первых, 15-тысячный миротворческий контингент не получит права на применение военной силы. Во-вторых, эмбарго на поставки вооружений "Хизбалле" из Ирана, Сирии или любой другой страны носит чисто декларативный характер. В-третьих, не выработан механизм и условия по разоружению этой террористической группировки. И, наконец, ничем не подкреплен голый призыв к "безусловному освобождению" двоих захваченных израильских солдат. Об этом говорится лишь в преамбуле резолюции, что можно расценивать не как требование, а необязательную к исполнению рекомендацию.
Кроме того, резолюция требует, чтобы израильские войска ушли из Ливана до ввода международного миротворческого контингента, который еще надо сформировать. А через месяц Кофи Аннан займется вопросом отторжения ферм Шебаа. Не все знают, что этот западный склон горы Хермон имеет важное стратегическое значение. С его вершин просматривается вся территория Израиля. Что касается освобождения израильских солдат, ради чего вроде бы и началась эта война, то, как заявил Эхуд Ольмерт, вопрос будет обсужден на переговорах с "Хизбаллой". С чего начали, к тому и пришли.
Все-таки римляне были умнее нынешних израильских руководителей, утверждая, что не следует начинать сражения, если нет уверенности, что в случае победы выиграешь больше, чем потеряешь при поражении. Прямые расходы Израиля за месяц боевых действий превысили пять с половиной миллиардов долларов, а косвенные, по прогнозу специалистов минфина, вырастут, как минимум до девяти. Если учесть, что в ходе войны погибло 870 ливанцев (530 из них, по израильским данным, боевики "Хизбаллы"), то один убитый боевик обошелся более чем в 9 миллионов долларов. Десятой части этих средств хватило бы на отстрел всей "хизбаллонской" верхушки и еще осталось бы на выкуп пропавших без вести солдат, начиная с 1948 года.
Ливану помогут залечить раны всем миром. Израиль будет преодолевать трудности самостоятельно.
Теперь посмотрим, чем обернулась война для нас. 158 погибших, в том числе 117 военнослужащих. Эта цифра, безусловно, возрастет, потому что сейчас идет борьба за жизнь 34 тяжело раненных. Сотни останутся инвалидами на всю жизнь. 4.230 ракет врага обезобразили улицы многих городов и населенных пунктов. Больше всех досталось городу Кирьят-Шмона, "принявшему" свыше 1000 ракет, и Нагарии, в окрестностях которой разорвалось около 900 смертоносных "подарков". Леса и заповедники Верхней Галилеи превратились в груды углей и пепла. Чтобы все это восстановить, потребуется не один десяток лет.
Естественно, напрашивается вопрос, почему так бездарно воевала армия? "Разбор полетов" еще предстоит, но некоторые выводы напрашиваются уже сейчас. Комментаторы новостного канала Foxnews обратили внимание, что Ольмерт поддерживал связь в основном только с Кондолизой Райс. И не шел ни на какие контакты с вице-президентом Диком Чейни и министром обороны Дональдом Рамсфелдом, настаивавших на войне до полного разгрома врага.
И это, конечно, не случайно. Вашингтон дал понять, что "Хизбалла" - слишком мелкая сошка. Атаковать надо Сирию. Дамаск был в курсе, потому и ввел повышенную боевую готовность. Разгромить сирийскую армию с ее устаревшим оружием особой проблемы не составляло. Это вынудило бы Дамаск обратиться за помощью к Ирану, с которым заключен пакт о взаимной обороне. Тегеран был бы поставлен перед выбором - воевать с Израилем и США или бросить сирийского союзника на произвол судьбы, что на Востоке не прощается. Израиль, по сути, не рисковал ничем. Зато мог поставить на место обнаглевшего Ахмадинежада.
Но Ольмерт струсил и поспешил заявить, что не собирается воевать с Сирией. Асад быстро пришел в себя и начал корректировать ракетный огонь по Израилю. Если кто-то думает, что Вашингтон быстро забудет этот израильский плевок, то глубоко ошибается. Такие вещи не прощаются. Не случайно Конгресс вдруг совсем неожиданно выступил против отправки в Израиль ракет типа М-26, несмотря на то, что госдепартамент одобрил эту сделку еще несколько месяцев назад. Эти ракеты, начиненные металлическими шариками, обладают повышенной площадью поражения.
Не атаковав Сирию, Израиль ничего не смог добиться и в Ливане. Военные утверждают, что у генштаба был детальный план операции, в ходе которой можно было уничтожить "Хизбаллу" в течение максимум двух недель.
Война должна была начаться с воздушного удара по штабу "Хизбаллы" в Бейруте, чтобы не дать возможность террористической головке перебраться в подземные бункеры. Затем предполагалось высадить массированный десант в районе реки Литани, который отрезал бы укрепленные районы боевиков от тыловых баз, лишив боеприпасов и продовольствия, что быстро вынудило бы их к унизительной капитуляции. Но Ольмерт отверг и этот план, решив ограничиться только авиаударами по Южному Ливану, а затем, потеряв фактор внезапности, и по Бейруту.
Как бы то ни было, после драки кулаками не машут. Произошло то, что произошло. Более того, именно это и должно было произойти. Каждый народ заслуживает то правительство, какое избирает. Все прекрасно видели, что в отстойнике по имени "Кадима" собрался отработанный политический шлак.
Во время предвыборной кампании Эхуд Ольмерт открытым текстом заявил, что "мы слишком устали и нам надоело побеждать". Но за него голосовали, как за спасителя Израиля. Голосовал Север, не испытавший ни малейшего сочувствия к изгнанникам Гуш-Катифа, не содрогнувшийся после погрома в Амоне. Теперь и тут хоть Шароном покати. И долго еще придется мыкаться невольным беженцам, потому что денег на благоустройство у государства нет. Их профукали пустоголовый Ольмерт и просидевший всю войну в Америке почетный пенсионер международного значения Шимон Перес, который, выступая в Вашингтоне, опять рассказывал небылицы о "новом Ближнем Востоке", создании совместных с Сирией промышленных зон на Голанских высотах и "мирном процессе".
Армия, которую готовили к войне с собственным народом, не способна воевать с настоящим врагом. Даже верховный комиссар Евросоюза по иностранным делам и обороне Хавьер Солана, которого никак не отнесешь к большим друзьям еврейского государства, отметил в интервью информационному агентству NRG: "Опыт этой войны показывает, что односторонний уход с территорий создает вакуум, который занимают террористы, и в результате туда вновь приходится возвращаться. Поэтому израильскому премьер-министру стоит пересмотреть свою дальнейшую "программу консолидации".
Виновным в военном провале сделают по традиции начальника генштаба Дана Халуца - выдвиженца, кстати, Ариэля Шарона. В свое время Голда Меир с подачи Моше Даяна тоже пыталась возложить всю ответственность за фиаско войны Судного на тогдашнего начальника генштаба Давида Элазара. Но у нее хватило совести уйти. Ольмерт - не Голда и даже не ее тень. Совесть в нем проснется не скоро. А поскольку почти все израильские политики давным-давно повязаны общими интересами, то, в конце концов, сойдутся в цене. И если сам народ не найдет в себе сил сбросить со своих плеч "прокадимцев", то уповать придется лишь на Небеса.

Анатолий ГЕРЖГОРИН, Нью-Йорк

 

Вернуться на главную страницу


"Пришедшего убить тебя
опереди и убей!"


Эли ЛИХТЕНШТЕЙН, Хайфа

Чем дольше длится нынешняя война, тем больше у нас людей, которые обескуражены, разочарованы и возмущены происходящим на Севере и Юге нашей страны. Из Ливана и из Газы наши города беспрерывно обстреливают ракетами. А ведь нас убеждали, что ЦАХАЛ - самая сильная армия в нашем регионе, способная быстро справиться с любым противником. Нам назойливо внушали: мы настолько сильны, что можем без опаски отступить, отгородиться забором и жить спокойно, потому что противник не посмеет нас затронуть, страшась нашего ответного удара.
Руководствуясь этой идеей, Рабин разрешил бандам Организации освобождения Палестины от евреев перебраться из Туниса в Эрец Исраэль и вручил им тысячи автоматов. При этом Рабин уверял нас, что он немедленно отберёт у террористов всё оружие и вышлет их обратно в Тунис, если им вздумается хоть раз выстрелить в нашу сторону. Арабские террористы испугались, конечно, грозных речей Рабина, но стрелять всё-таки начали. Они продолжают это делать до сих пор, и достигли впечатляющих результатов: полторы тысячи евреев убили и десять тысяч ранили.
Мудрую миротворческую политику Рабина успешно продолжил Шарон. Он изгнал из сектора Газы и Северной Самарии десять тысяч евреев, сломал их судьбы, уничтожил всё, созданное их руками. Завершив это деяние, Шарон пригрозил арабам: если они посмеют обстрелять из Газы нашу территорию, у нас появятся основания предпринять жёсткие ответные меры. С тех пор наши южные города и поселки подвергаются непрерывному обстрелу "касамами". Кроме "касамов", в Газе появились и более мощные ракеты. Они могут нанести сокрушительный удар по ашкелонской электростанции, водоопреснительной установке и другим стратегическим объектам.
В одну из майских ночей 2000-го года наша армия по приказу Барака удрала из Южного Ливана, оставив "Хизбалле" вооружение и хорошо оборудованные фортификационные сооружения. Совершив этот "подвиг", Барак с гордостью объявил народу Израиля, что теперь у "Хизбаллы" не осталось стимула докучать нам, и поэтому на нашем Севере наступят мир и благодать.
Сегодня мы видим, к чему привела политика умиротворения врагов Израиля. Наша территория подвергается массированному ракетному обстрелу. Наши потери уже составили десятки человек убитыми и сотни - ранеными, разрушено множество домов, бушуют лесные пожары, экономике Севера нанесён громадный ущерб.
Как всё это могло случиться? Почему ЦАХАЛ не может справиться с бандами арабских террористов, защитить мирное население Израиля от беспрерывных варварских обстрелов? Мы пытаемся найти ответы на эти мучительные вопросы, долгими часами не отходим от телевизоров и радиоприёмников. Но чьи оценки и мнения нам преподносят? Кто они - редакторы и ведущие передач, комментаторы, эксперты, политики, журналисты, гости студий израильского телевидения и радио? Присмотритесь внимательно, и вы вспомните: за редким исключением это люди, "закрученные влево" (по меткому выражению Зеэва Гейзеля). Они приветствовали позорные Норвежские соглашения и поспешное бегство из Южного Ливана. Они с плохо скрываемым злорадством комментировали изгнание евреев из сектора Газы и Северной Самарии, а затем и погром в Амоне. Теперь эти же люди рекламируют так называемый "иткансут" - план превращения почти всей Иудеи и Самарии в зону "юденфрай". Они являются адептами капитулянтской концепции, гласящей, что арабов можно и нужно задобрить территориальными уступками, что победить террор военной силой невозможно, и что лучший вид обороны - это отступление. Но никто из этих людей не признал, что ошибался сам и вводил в заблуждение общественность, никто из них не понял, что их абсурдная политическая концепция обанкротилась. Сейчас они с прежним апломбом продолжают излагать свои идеи и давать рекомендации.
К счастью, есть в нашей стране здравомыслящие, порядочные люди - компетентные военные специалисты. Один из них - бригадный генерал запаса Авраам Бар-Давид. Этот отважный воин, герой Войны Судного дня, профессионал высочайшего класса внёс и продолжает вносить важный вклад в дело укрепления обороноспособности Израиля. В свои 36 лет он стал самым молодым генералом в нашей армии. Затем он был назначен командующим артиллерией ЦАХАЛа. Сегодня Бар-Давид работает в нашей оборонной промышленности на посту советника по созданию новых средств ведения войны.

- Уважаемый господин Бар-Давид, что же происходит? Неужели ЦАХАЛ не способен защитить ни Север, ни Юг нашей страны от ракетных обстрелов, которые ведут банды арабских убийц?
- Прежде всего, скажу о тех, кого мы в эти дни видим и слышим на телеэкранах и по радио. Большинство из них - это самоуверенные дилетанты, не имеющие никакого представления о том, о чём они берутся судить. А многие другие среди завсегдатаев наших теле- и радиостудий смотрят на происходящее сквозь мутную призму собственных политических пристрастий. Они не способны или не хотят говорить народу правду, проявить национальную ответственность. Я поражён тем, что наше телевидение даёт бесплатную рекламу Насралле. Гнусного убийцу представляют как выдающуюся личность, утверждают, что он держит своё слово, говорит правду. На самом же деле Насралла демонстрирует типичные для арабских главарей лживость, коварство и лицемерие. А израильские СМИ - государственные и частные - предоставляют ему трибуну. Разве во время Второй Мировой войны радио в Америке, Британии, СССР транслировало речи Гитлера?
Теперь о сути дела. Ливан никогда не был суверенным централизованным государством.

Он состоит из нескольких регионов, в которых хозяйничают кланы и конфессии, имеющие свои вооружённые милиции. Кроме того, в ливанском "серпентарии" кишат местные и зарубежные террористические группировки. В начале 70-х годов минувшего века террористы ООП оккупировали юг Ливана и создали там "Фатахленд". Это произошло после того, как в "чёрном сентябре" 1971-го года иорданцы вышвырнули банды ООП в Ливан. При этом всего за несколько дней боёв иорданцы уничтожили больше арафатовских террористов, чем Израиль за все годы с момента создания ООП и до сегодняшнего дня. Обосновавшись в Южном Ливане, ООП превратила его в плацдарм для нападений на Израиль. Чтобы положить конец этой нетерпимой ситуации, ЦАХАЛ в 1982-м году вошёл в Ливан, вышиб арафатовских бандитов из южных районов страны и окружил их в Бейруте. Но затем израильское правительство совершило непростительную, фатальную ошибку: оно не настояло на разоружении и расформировании ООП и позволило ей убраться в Тунис. Наши политики в критический момент не проявили мужества, целеустремлённости и государственной мудрости. Они не сумели принять трудное, но необходимое решение ликвидировать ООП. А через 11 лет после этого другое правительство Израиля впустило эту банду арабских террористов в Иудею, Самарию и Газу.
20 лет назад в Ливане появилась террористическая группировка мусульман-шиитов "Хизбалла". Она быстро укреплялась и наращивала свой военный потенциал. Подразделения ЦАХАЛа, дислоцированные в Южном Ливане, действовали против "Хизбаллы" непоследовательно и недостаточно энергично. А "Хизбалла" не скрывала, что стремится не только изгнать ЦАХАЛ из Ливана, но и создать стратегическую угрозу самому существованию еврейского государства.
Теперь нашему народу приходится расплачиваться за грубые просчёты, разгильдяйство и беспечность правительств Израиля, руководивших страной в последние десятилетия. Все они отлично знали, что арабские террористы получают из Сирии, Ирана и других стран большое количество вооружения, включая многие тысячи ракет, и создают разветвлённую систему укреплений и бункеров. Но наши лидеры предпочитали не замечать (или делать вид, что не замечают) нависшей над нами реальной угрозы.
Больше всего меня поражали безволие и безответственность Рабина, Барака и Шарона - премьер-министров, которые пришли на этот пост из армии. Уж они-то не могли не понимать, чем грозит нам накопленный террористами арсенал. Но они так ничего и не предприняли, чтобы отвести эту угрозу, потому что пуще всего они боялись гневной реакции левых радикалов, "Четырёх матерей", арабских депутатов Кнессета, боялись прямо посмотреть народу в глаза и рассказать ему правду о подстерегающей нас опасности.
В эти дни я слышу разговоры о том, что ценой поспешного бегства из Южного Ливана в мае 2000-го года мы купили себе шесть лет спокойствия. Те, кто говорят об этом, - лжецы или невежды! Все эти 6 лет "Хизбалла" устраивала спорадические провокации на нашей границе. Нам не дали шести лет спокойствия. Это мы дали "Хизбалле" шесть лет спокойно готовиться к удару по Израилю! Невозможно избежать войны, если противник стремится навязать её тебе.
Сейчас нам всё-таки пришлось вступить в бои с "Хизбаллой". Мы обязаны добиться кардинального изменения ситуации в Ливане. "Хизбалла" должна быть разгромлена, отброшена от нашей границы и разоружена. Необходимо лишить её возможности когда-либо в будущем атаковать Израиль. А правительство Ливана обязано установить полный контроль над всей территорией своей страны. В первый раз за всю свою историю Ливан должен стать настоящим государством, а не конгломератом вооружённых группировок.
Что произойдёт, если на этот раз мы не сумеем добиться всего этого, и враги Израиля смогут и в дальнейшем использовать территорию Ливана как плацдарм для нападения на нашу страну? При таком исходе нынешней войны мы окажемся в ситуации, когда начался отсчёт времени до уничтожения Израиля. Я говорю это со всей ответственностью. Я не знаю, сколько времени нам будет отпущено - 20 лет, 30 лет… Но с каждым годом наше положение будет ухудшаться. Не только "Хизбалла" и/или другие арабские вооружённые группировки, но и арабские государства будут копить арсеналы всё более и более разрушительного оружия, чтобы однажды нанести мощный удар по Израилю.
Но сейчас у нас есть возможность переписать этот мрачный сценарий. Нужно доказать арабам, что нападать на Израиль смертельно опасно для них самих. Для этого воевать нужно всерьёз. Невозможно вести войну в "шёлковых перчатках". Это война не на жизнь, а на смерть! Или мы уничтожим врага, или он уничтожит нас. Сказано в ТАНАХе: "Пришедшего убить тебя опереди и убей!"
- Поскольку Вы командовали артиллерией ЦАХАЛа, я задам Вам несколько вопросов, связанных с Вашей воинской специализацией. В течение долгого времени арабы обстреливают из Газы наши южные города и посёлки. В ответ самоходные орудия ЦАХАЛа открывают огонь, но стреляют они, как правило, по пустырям, заброшенным постройкам и сараям. Создаётся впечатление, что артиллерия ЦАХАЛа работает вхолостую, для показухи, лишь бы продемонстрировать нам, что правительство делает хоть что-то для борьбы с арабским террором.
- Разумеется, стрельба по пустырям - это пустая трата боеприпасов и боевого ресурса орудий. Арабские террористы ведут огонь из своих жилых кварталов и чувствуют себя там в безопасности. Ведь нашим артиллеристам не разрешают стрелять по арабским домам. Наше политическое руководство опасается, что при этом пострадают арабские дети. Но ведь арабы ведут огонь именно для того, чтобы убить как можно больше еврейских детей. Почему мы должны оберегать жизни арабских детей, если из-за этого подвергается опасности жизнь наших детей? Разве в этом заключается истинный гуманизм? Во всём мире главной обязанностью правительств является охрана жизни своих граждан. Армия любой страны ведёт огонь для того, чтобы уничтожить врага. А если враг располагается в жилых районах, прячется среди гражданского населения, то это должно считаться его проблемой, а не нашей.
- Какова степень точности огня нашей артиллерии? Могла ли она уничтожить позиции "Хизбаллы" в Бинт-Джбеле, оказать огневую поддержку нашей пехоте, и тем самым сберечь жизни наших воинов?
- Наша артиллерия, конечно, могла уничтожить позиции "Хизбаллы", если получила бы такой приказ своевременно. Но когда пехота вступает в бой на короткой дистанции, то оказать ей огневую поддержку уже невозможно. Не существует артиллерийских орудий, поражающих цели с точностью в несколько метров. Точно поражать отдельные небольшие объекты способна наша авиация. Но и её нельзя пускать в ход, когда наши солдаты ведут бой лицом к лицу с врагом. Единственная возможность уничтожить укрепления противника в его населённых пунктах - это провести массированную артподготовку и/или бомбардировку перед продвижением пехоты. При этом будут разрушены и жилые дома. А Вы знаете, сколько наших домов уже разрушено в Нагарии, Кирьят-Шмона, Цфате, Тверии, Хайфе, Акко, Метуле, Кармиэле, Маалоте? Почему арабам можно стрелять по жилым домам, а нам нельзя? Если нужно разрушить сто или тысячу домов в Ливане, убив при этом сто или тысячу арабов, чтобы сберечь жизнь одного-единственного еврея, то необходимо поступить именно так!
- Вы упомянули о бомбах точного наведения, которые применяет наша авиация. Какова стоимость таких бомб по сравнению с обычными авиабомбами и артиллерийскими снарядами?
- Так называемая "умная бомба" стоит в 50 раз дороже, чем обычная бомба такой же мощности. Самолёт, доставляющий бомбу к цели, стоит 50 миллионов долларов. Выполняя атаку, самолёт действует над вражеской территорией и подвергается риску быть сбитым. Артиллерийские снаряды стоят дешевле, чем обычные бомбы, не говоря уже о бомбах точного наведения. По сравнению с авиацией, у артиллерии есть ещё одно преимущество: она в любой момент готова начать действовать, и эффективность её огня не зависит от атмосферных условий.
Разумеется, ни артиллерия, ни авиация не могут полностью заменить друг друга. А они, конечно, не могут заменить пехоту. У каждого из родов войск есть своя роль в боевых операциях. Вспомним, что американцы целый месяц упорно бомбили Ирак. После этого они смогли высадиться там, за 4 дня продвинуться к Багдаду и захватить его с минимальными потерями среди своих сухопутных сил.
- Телевидение часто показывает нам одну и ту же картину: "самоходки" ЦАХАЛа ведут огонь по Ливану, оставаясь по-прежнему на нашей территории. Но чем больше дистанция стрельбы, тем ниже точность попадания снарядов в цель, особенно в горной местности. Если наша пехота будет продвигаться вглубь Ливана, то сможет ли артиллерия оказать ей необходимую огневую поддержку, оставаясь на прежних позициях? Ведь существует опасность, что от артиллерийского огня могут пострадать наши солдаты.
- Если будет принято решение продвинуться на значительное расстояние от нашей северной границы, то придётся, конечно, передислоцировать и артиллерию. Но пока этого не происходит. Та армия, которая создаёт для себя возможность вести массированный артиллерийский огонь по важнейшим объектам врага, получает большое, а иногда и решающее превосходство над ним. Приведу пример: в последние дни Войны Судного дня мы решили создать стратегическую угрозу Сирии. Для этого ЦАХАЛ установил батареи тяжёлых орудий на северо-востоке Голанских высот и получил возможность обстреливать Дамаск. Когда сирийцы увидели это, они осознали, что не смогут продолжать войну без катастрофических последствий для себя, и запросили прекращения огня.
- Полагаю, что об этом эпизоде Войны Судного дня сейчас помнят лишь немногие люди в нашей стране.
- Но ведь есть люди на ответственных постах, которые просто обязаны помнить уроки прошлых войн. Очень жаль, что политическое руководство Израиля не желает учиться на боевом опыте ЦАХАЛа. Посмотрите, что происходит на Юге. Уже тысячи "касамов" выпущены из Газы по нашим населённым пунктам. И это будет продолжаться до тех пор, пока ЦАХАЛ не получит разрешение платить врагу той же монетой. Из дворов арабских домов стреляют "касамами" по нашим домам с целью убивать наших граждан. Значит, нужно уничтожать артиллерийским огнём арабские дома со всеми, кто там находится и служит "живым щитом" террористам. Только так можно отбить охоту у арабов продолжать стрельбу по нашим гражданам.
- Армии некоторых стран имеют на вооружении так называемые "вакуумные бомбы". Иногда их называют также "объёмными зарядами". Они обладают несравненно большей разрушительной силой, чем обычная взрывчатка. Применив такую бомбу, можно уничтожить живую силу и технику противника на обширном пространстве. Трудно предположить, что у ЦАХАЛа нет боеприпасов этого типа.
- Точно известно, что мы не применяли такое оружие. Неизвестно - есть оно у нас, или нет.
- Значит, на вопрос об этом оружии Израиль отвечает так же, как на вопрос об атомной бомбе?
- Именно так. Скажу лишь, что во всех прошлых войнах наша армия добивалась перевеса, применив оружие, о котором враг заранее не знал. И сейчас мы могли бы преподнести противнику ряд неприятных сюрпризов. Обороноспособность Израиля напрямую зависит от того, сумеют ли учёные, конструкторы, инженеры, рабочие нашей военной промышленности создать новые, высокоэффективные виды вооружения. До сих пор нам удавалось быть в этой области среди самых передовых стран мира. Для того, чтобы так было и впредь, требуются очень большие финансовые средства. К огромному сожалению, политиканы-популисты постоянно требуют урезать оборонный бюджет.
- Полагаю, что нет нужды называть фамилии этих деятелей. Народ часто видит на телеэкранах знакомые физиономии специалистов по устройству длительных забастовок, очень полезных для процветания нашей экономики...
- Беда в том, что эти "социально озабоченные" люди не способны понять простейшую вещь: если мы не ассигнуем достаточно средств на создание нового оружия, то у нас не будет качественного превосходства над противником. А по количеству вооружения и по численности армий враждебные страны всегда и во много раз будут превосходить нас.
- Как Вы оцениваете уровень подготовки нынешнего поколения наших солдат и офицеров, ведущих сейчас тяжёлые бои с отлично вооружёнными и натасканными террористами?
- Я знаю, что сегодня наши воины подготовлены и вооружены лучше, чем в период прошлых войн.
- Значит, исход нынешней войны будет зависеть от того, как поведёт себя политическое руководство нашей страны?
- Только от него! Правительство Израиля обязано проявить мужество, твёрдость и решимость достичь всех целей, о которых оно говорило в обращении к народу в первые дни войны. К сожалению, не все министры на это способны. Например, некоторые из них могут уступить давлению со стороны семей похищенных солдат. Перед нами мучительная дилемма: принимать или не принимать поставленные террористами условия освобождения наших солдат? Мы всем сердцем с похищенными солдатами и их семьями. Но разум требует не поддаваться шантажу ХАМАСа и "Хизбаллы". Мы видели, что происходило всякий раз, когда мы выпускали из тюрем сотни и даже тысячи арабских террористов в обмен на несколько наших солдат - живых или павших. Всегда после этого террор усиливался, и число евреев, убитых арабскими бандитами, возрастало. Нельзя заключать никаких сделок с террористами, нельзя прекращать войну до полного разгрома арабских банд. Эта война не может закончиться "вничью", потому что такой её исход явится настоящим триумфом всех врагов Израиля. Они увидят, что мы слабы, что мы уже не те израильтяне, которые неоднократно побеждали их в прошлом. Поэтому они начнут усиленно вооружаться для того, чтобы их следующее нападение на Израиль стало ещё более успешным.
- В прошлых войнах ЦАХАЛу приходилось сражаться с советскими солдатами и офицерами, которые не только были "советниками" у арабов, но и сами участвовали в боях. Умные люди говорят, что не зазорно учиться у врага. В Советской армии деятельность родов войск контролировали генеральные инспекторы. На эти посты назначались вышедшие в отставку маршалы. Почему в ЦАХАЛе нет подобной системы контроля?
- В Израиле за деятельностью всех государственных структур, включая армию, должен следить Государственный контролёр. В прошлом эти чиновники были "беззубыми": строчили раз в год длиннейшие доклады, которые никто не принимал всерьёз. Сейчас пост Государственного контролёра занимает Миха Линденштраус, пытающийся сделать своё ведомство более действенным. Но в штате его сотрудников нет военных специалистов. Естественно, что армия не желает, чтобы в её дела вмешивались некомпетентные люди.
В США есть хорошая традиция: самые выдающиеся военачальники после увольнения в запас назначаются военными советниками Белого дома и Пентагона (каждый в сфере своей воинской специализации). Они помогают политическому и военному руководству решать насущные проблемы обороны страны, планировать и осуществлять важнейшие боевые операции. Военные советники есть и в других странах. Даже в Сингапуре сочли нужным иметь их. А вот у нас, к сожалению, к такому выводу пока не пришли.
- В странах, имеющих самые сильные армии, командный состав готовят в военных академиях. Почему в Израиле, который больше любой другой страны нуждается в сильной армии, до сих пор нет военной академии?
- Действительно, приходится лишь сожалеть о том, что у нас до сих пор не удалось создать военную академию. Есть пока только Колледж национальной безопасности с годичным сроком обучения. Предпринимаются попытки ввести преподавание военных знаний параллельно с общим образованием в некоторых университетах. Но там нельзя получить учёную степень в области военных наук. Университеты, исходя из каких-то своих соображений, препятствуют этому. Если студент пожелает избрать такую позарез нужную Израилю сейчас область знаний, как, например, турецкая литература, то после нескольких лет учёбы он сможет щеголять докторской степенью в области литературы. А вот доктором военных наук в Израиле стать нельзя.
- В 2000 году "Четыре матери" сумели добиться того, чего не удавалось сделать "Хизбалле": вынудить ЦАХАЛ с позором ретироваться из Южного Ливана. Сегодня они называют свою группу "Семь матерей" и вместе с другими ярыми "сторонниками мира" требуют немедленного прекращения огня, что позволит "Хизбалле" избежать разгрома.
- В газете "Гаарец" помещена хорошая карикатура. Насралла со своим подручным смотрят передачу израильского телевидения. На экране пресс-секретарь ЦАХАЛа. Насралла удивлённо восклицает: "А где же эти симпатичные женщины - четыре матери?". Полагаю, что трудно дать более высокую оценку той добровольной помощи, которую израильские "гуманисты" оказывают "Хизбалле". Я удивляюсь тому, что они остаются жить рядом с нами, в нашей стране. Если они чувствуют здесь моральный дискомфорт, если они считают, что Израиль не прав, то почему бы им не перебраться в арабские страны, в Европу или куда-нибудь ещё?
- ЦАХАЛу приходится сражаться против арабских извергов, которые систематически используют своё гражданское население в качестве "живого щита". Но всякий раз, когда в ходе войны страдает арабское гражданское население, так называемое "просвещённое человечество" поднимает истошный вой. Нас клеймят позором, обвиняют в преднамеренном убийстве мирных жителей, и требуют немедленно прекратить боевые операции ЦАХАЛа. Как мы должны поступать в этих обстоятельствах?
- ЦАХАЛ, как никакая другая армия в мире, делает всё возможное, чтобы избежать жертв среди гражданского населения противника. Ни у кого нет морального права требовать от нас сдержанности и "пропорциональной реакции" на смертоносные обстрелы наших городов. Обвиняющим нас "гуманистам" и "защитникам прав человека" я хочу напомнить о том, как действовала американская и британская авиация в годы Второй мировой войны. Они бомбили немецкие города, уничтожали там квартал за кварталом, улицу за улицей, чтобы сокрушить Германию и завершить войну полной победой. Наше правительство обязано защищать своё население. Нашим политикам пора, наконец, сделать выбор между защитой жизни арабов в Газе, Набатии, Тире и защитой жизни евреев в Сдероте, Нагарии, Хайфе. Если кто-то предпочитает заботиться об арабах в Газе, то ему следует отправиться туда и стать премьер-министром там. А тот, для кого дороже жизнь евреев в Сдероте, обязан защитить их от обстрелов, и не на словах, а на деле!
Давайте вспомним историю и взглянем на карту мира. Мы поймём, что те народы, которые смогли защитить себя, сегодня живы, а те, которые этого не сумели, - исчезли. Я не хочу быть добреньким, безобидным, незлобивым и в итоге оказаться убитым. Я хочу жить! Проявление жалости к жестокому и коварному врагу - это не гуманизм, и это вовсе не еврейская мораль. Ибо сказано в Талмуде: "Кто милосерден к жестоким, тот жесток к милосердным".

http://maof.rjews.net

Вернуться на главную страницу


КОМУ ИЗМЕНИЛА ФЕМИДА?

В политике, как и в жизни, все расчеты исходят из здравого смысла. И если вам что-то кажется абсурдным, не торопитесь с выводами, а попытайтесь понять, кому и зачем это понадобилось. Петербургский саммит "большой восьмерки" стал историей. Владимир Путин записал его в свой актив. Джордж Буш - в свой. России закрыт путь во Всемирную торговую организацию, но открыта дорога на Восток. Как Дальний, так и Ближний. Там, а не в Нью-Йорке, где расположена штаб-квартира ООН, сегодня проходит американо-российский фронт. Но под каким бы углом ни шла восточно-западная конфронтация, личные отношения между Путиным и Бушем останутся если не дружескими, то вполне приветливыми. Этого требует здравый смысл. Тот самый, который всегда выручал в критических ситуациях Голду Меир. Помните ее знаменитое: "Мне не очень страшна резолюция ООН - она не стреляет"?
Россия будет и дальше прилюдно пикироваться с Америкой и вставлять палки в колеса. Но это не помешает тесному сотрудничеству Путина с Бушем. Вы обратили внимание, почему так мало информации об уничтожении Шамиля Басаева? Ведь для России он, как бин-Ладен для Соединенных Штатов. И вдруг такая сдержанная реакция. Ни комментариев тебе, ни похвал в адрес спецслужб. "Что-то тут не так", - решили журналисты "Известий" и предприняли собственное расследование. Оттолкнулись от общеизвестного факта: Басаев погиб сразу после того, как в Ингушетию прибыл караван с военным грузом. Естественно, возник вопрос: где он был сформирован и каким путем попал адресату.
ФСБ проговорилась, что в оружии был спрятан детонатор, настроенный на "взрывную волну". Значит, нужно было иметь доступ к этому оружию. Стало быть, и формирование каравана должно было находиться под строгим контролем. Неужто чеченцы бы допустили это? Значит, кроме ФСБ были задействованы и спецслужбы других стран. Причем, на самом высоком уровне. Вот тогда и пришла идея проанализировать последние газетные сообщения о контактах высшего российского руководства с представителями зарубежных государств.
Тут-то и выяснилось, что чаще всего Владимир Путин общался с Джорджем Бушем. Они разговаривали по телефону 1 и 30 мая, 5 и 19 июня, 6 июля. И во всех этих телефонных переговорах одной из важнейших тем, по официальным сообщениям, была проблема борьбы с терроризмом. Примечательно, что 6 июня, на следующий день после очередного телефонного разговора с Джорджем Бушем, Путин встретился с бывшим госсекретарем Генри Киссинджером. "Наши взгляды далеко не всегда совпадают, но мы понимаем друг друга и находим компромисс, - сказал тогда Путин. - Особенно по взаимодействию в сфере борьбы с терроризмом. Только вчера я разговаривал по телефону с президентом Соединенных Штатов. У нас постоянный контакт практически на всех уровнях и по линии всех ведомств".
И все-таки, где же мог формироваться груз? Больше всего советского оружия в арабских странах. Сходная картина в Боснии и Косово, но там оружие, в основном, югославского и китайского производства. Следовательно, караван формировался, скорее всего, в Ираке, где можно легко купить целый арсенал. Не исключено, что американцы узнали об этом и сообщили Москве. И уже совместно затеяли игру с чеченскими эмиссарами. В пользу этого говорит хотя бы то, что груз надо было не только "оснастить" детонатором, но и постоянно отслеживать его прохождение по всему маршруту. Подобную помощь могла оказать только Америка.
Какой маршрут избрали боевики? Вариантов немного - всего два. Первый - Иран-Армения-Азербайджан - проблемный хотя бы потому, что отношения между Арменией и Азербайджаном, мягко говоря, недружественные. На таможнях усиленный контроль. Зачем же подвергать себя лишнему риску? Второй путь - через Турцию и Грузию - и короче, и безопасней. Еще одна интересная деталь: 29 июня Путин неожиданно встретился с президентом Турции Ахметом Недждетом Сезером, хотя в его официальном графике такая встреча запланирована не была. "Основное внимание мы уделили совместной работе по борьбе с терроризмом", - прокомментировал он на брифинге с журналистами.
Другое дело - Грузия. У Владимира Путина сложные отношения с Михаилом Саакашвили. Зато Соединенные Штаты прекрасно с ним ладят. И если Вашингтон попросил у Тбилиси поддержки и понимания, то, понятное дело, не мог получить отказа. Таким образом, груз формировался в Ираке, там же в него был заложен детонатор с радиомаячком, караван проследовал в Ингушетию через Турцию и Грузию. Кстати, если вы помните, одним из первых одобрительно высказался об уничтожении Басаева именно Джордж Буш.
И все-таки до чего же Россия и Америка не похожи друг на друга! Американскую суть предельно точно выразил Авраам Линкольн: "Наша страна не может быть богатой материально и бедной духовно". А российскую - полузабытый историк Василий Ключевский: "Разница между духовенством и другими русскими сословиями в том, что среди одних много пьяниц, а среди других мало трезвых". В огромной Российской империи власть сосредоточена в Москве и Петербурге. И чем дальше от них в глубинку, тем больше безвластия. А если к несанкционированному бардаку добавить санкционированный, то получается такая смесь, от которой оторопь берет.
Куйбышевский райсуд Омска в четвертый раз рассматривал иск бывшего генконструктора производственного объединения "Полет" А. Ильина, который требует аннулировать сделку между "Полетом" и американской компанией FAI (Final Analisis Incorporation) на запуски четырех ракет класса "Космос". Стоимость каждого из них - 20 миллионов долларов.
Вся пикантность ситуации в том, что у президента FAI Нейдера Моданло двойное гражданство - американское и иранское. Учитывая российскую безалаберность, Моданло добился, чтобы "Полет" передал ему акции в доверительное управление. Вместе с чертежами ракет и космическими технологиями. Правда, "полетовцы" вскоре поняли свой промах и, не надеясь на отеческую Фемиду, стали взывать к американскому правосудию. Их стенания услышали и отсудили у Моданло $127 миллионов. А заодно возбудили уголовное дело в связи с передачей Ирану секретных сведений - технической документации на изготовление ракет. Самое смешное, что омский "Полет" - не какая-то там частная шарашка, а оборонное предприятие, принадлежащее государству. Но поди разгляди из Москвы, что там за Уральским хребтом творится. Мнение можно и поменять - с доплатой.
Сейчас оказавшийся за бортом Ильин кусает локти. Я его понимаю. Хитрый американо-иранец быстро нашел общий язык с его заместителем, ранее, как выяснилось, судимым В. Горловым. Вопрос был утрясен за $200 тысяч, которые, понятно, прошли мимо кассы объединения. Но Горлов слишком мелкая сошка, чтобы решать серьезные вопросы. Поэтому Моданло подошел к делу чисто по-восточному. Перечислил объединению $1,7 миллиона, а бухгалтерия "Полета" распределила половину этой суммы по личным счетам бывшего замзавюротделом администрации области С. Косых, который руководит фирмой "Лекс", и супруги первого зама областного прокурора С. Саврун, числящейся в ее учредителях. Потому и слушалось дело четвертый раз. И пойдет теперь по очередному - пятому - кругу. Последнему, как надеется Ильин. В отчаянии он написал письмо Путину, пожаловавшись, что омская Фемида наносит серьезный ущерб внешнеполитическим интересам России. И что вы думаете? Путин откликнулся и сообщил, что письмо передано ФСБ и разбираться с омскими ущербонаносителями поручено первому заму главы ФСБ Николая Патрушева.
А над чертежами российских ракет корпят день и ночь тегеранские инженеры. Может, так и было задумано? В конце концов, если Фемида изменила в одном отдельно взятом Омске, то она изменила Ильину, а не отечеству.

Олег ГЕРЖГОРИН, Нью-Йорк

Вернуться на главную страницу


Возможно ли адекватное решение
неадекватной проблемы?

Илья СЛОСМАН, Маалот

Израиль продолжает находиться на переднем крае борьбы с исламским террором. Бороться с этим явлением чрезвычайно трудно. Дело, прежде всего, в руководителях террора, очень умных людях, подбирающих и зомбирующих фанатиков-исполнителей с нулевым интеллектом, способных осуществить любой, даже самый абсурдный приказ.
Допустим, кому-нибудь пришло в голову прикрыть финансовые потоки террора. Казалось бы, чего проще соответстующей службе осуществить это решение? Однако "Хизбалла" или ХАМАС не только посылают своих людей взрываться в общественных местах, они ещё занимаются благотворительной, культурной деятельностью, заботятся о простых людях. Скажем, в "мирном" Южном Ливане, неподалеку от ливано-израильской границы на деньги "Хизбаллы" построен детский сад, и текущее обслуживание осуществляется с её же счёта. Из этого же источника закупаются "катюши", другое оружие, содержатся боевики. Что делать с этим счётом, даже если он обнаружен? Закрыть? Но тогда останутся без присмотра несколько десятков голодных детей. Их родители, мирные граждане, обозлятся и войдут стройными рядами в члены преступной организации. Оставить счёт в руках "Хизбаллы"? Но тогда из укреплённого пункта, оборудованного в том же детском саду или рядом с ним, в любой момент может быть произведён обстрел Израиля. Если в ответ или превентивно будет разрушен укреппункт вместе с детским садом и даже без него, последует душераздирающий вой террористов под аккомпанемент всех либеральных европейских учреждений. Позиция беспроигрышная!
Однако многие европейцы не понимают подобных элементарных вещей. Андреас Цумах из Die Tageszeitung спрашивает: "Предположим, баскская сепаратистская группировка ЕТА похитила испанских солдат и увезла их во Францию, и с баз на юге Франции атаковала ракетами Испанию. Могут ли тогда ВВС Испании, ссылаясь на право на самооборону согласно статье 51 Хартии ООН, подвергнуть бомбардировкам парижский аэропорт, трассу, ведущую из Парижа в Брюссель, а также порт в Марселе?"
Представляете, европейский журналист ничтоже сумняшеся сравнивает цивилизованную Францию (на территории которой в разумных пределах властвует закон и которая состоит в дружественных отношениях с Испанией) с Ливаном. Невдомёк ему, что в вышеприведённом случае баскской сепаратистской группировкой ЕТА занялись бы не испанские, а французские власти и занялись бы серьёзно, вплоть до уничтожения.
Андреас Цумах делает вид тупицы или в действительности не знает, что Ливан до сих пор не заключил мирный договор с Израилем, т.е. официально находится в состоянии войны, что с территории Ливана неоднократно в отношении Израиля осуществлялись враждебные действия и Израиль постоянно находился под угрозой обстрела, что правительство Ливана не желает отвечать за то, что происходит на собственной территории, и по возможности поощряет устремления "Хизбаллы". Президент Ливана Эмиль Лахуд так и заявил на днях: "Мой народ никогда не предаст Насраллу".
Таким образом официальными государственными лицами в Ливане "Хизбалле" предоставлен карт-бланш. Делай, друг Хасан Насралла, что хочешь: забирайся на израильскую территорию, пуляй в неё ракетами, убивай, воруй солдат, а если что, мы тебя в обиду не дадим...
К сценарию Андреаса Цумаха осталось добавить, что президент Франции Жак Ширак выступил в поддержку действий баскских террористов.
С Европой мы разобрались. А как выглядит позиция России? Наиболее ярко и правдиво её представляет Михаил Леонтьев в "Особом мнении" и "Российской панораме" RTVi. Вот как характеризует своего старого знакомого ведущий Матвей Ганапольский:
"Михаил Леонтьев - это голос Кремля. Он дружен с кремлевской администрацией, его ближайший друг - замглавы администрации Сурков, человек, который многое определяет в идеологии Кремля. Они выпивают вместе (! - И.С.), отдыхают вместе, и, безусловно, он стоит на таких странных демократично-государственнических позициях. Легче всего нам было бы отказать ему в эфире, но тогда вы бы не знали, как выглядит кремлевская администрация, как она думает, что она говорит..."
"Голосу Кремля" не до европейских ценностей. Есть, конечно, МИД, рупор которого, г-н Лавров, может что-то сказать о демократии, о правах человека, о невинных мирных жителях и т.п. Но подлинные мысли российских властей отражает Леонтьев, и это мысли "об абсолютной, совершенно нелепой сдаче своих позиций, которая произошла еще при Бараке, когда Израиль согласился на условия, после которых, естественно, последовала война, потому что нормальные люди на такие условия не соглашаются, это капитуляция. Это то же самое, что у нас произошло в Хасавюрте. То-есть когда люди сдаются…"
Жаль, что в этом месте Леонтьеву не дали договорить, но думается, что любой может представить конец этой фразы - тем более, что далее он рассуждает (как всегда, коряво) именно о российских интересах:
"Я не знаю, как должен быть Израиль, потому что я совершенно не идентифицирую свои интересы и свое представление об интересах России с интересами Израиля. У нас есть пересекающиеся моменты в нашей политике. Действительно, они есть. Но их не так много. Я считаю, что Израиль - государство, которое строит свою политику, которое делегировало в определенный момент определение своей политики и также решающие вопросы своей безопасности Соединенным Штатам".
В этом весь смысл. Леонтьев прекрасно понимает, что Израиль слишком мал, чтобы строить полностью независимую политику, но Россия хочет играть свою роль на Ближнем Востоке, и выход Израиля из Ливана был не в интересах России. А что же в интересах России? Как ни странно, продолжение оккупации! Оккупация оправдывает в глазах всего мира "справедливую борьбу арабских народов" и, что самое главное, по мнению российских властей, поддерживает нестабильность в регионе, т.е. возможность ловить рыбку в мутной воде.
Примечательно, что Леонтьеву вторит член Политсовета "Хизбаллы" Ахмед Мелли в интервью корреспонденту "Известий" Надежде Поповой: "Да, хорошо (! - И.С.), мы захватили двух военных. Ну, и разбирайтесь с нами. Нет, сионисты начали бомбить мирных жителей. Дороги разрушили, объекты важные. Они боятся противостоять нам лицом к лицу - стреляют ракетами, бомбят с воздуха. Не хотят они с нами, моджахедами, сразиться напрямую. Прошло уже много дней с начала военных столкновений, а израильская армия так и не продвинулась вглубь ливанской территории. Мы мужественно отстаиваем нашу землю. Конечно, "Хизбалла" не преувеличивает свои возможности, но, поверьте, с помощью наших прекрасных ракет мы можем очень-очень многое".
Как видим, Ахмед Мелли просто мечтает о продвижении израильской армии вглубь ливанской территории и, соответственно, о возобновлении оккупации, т.е. легитимизации обстрела израильской территории своими "прекрасными ракетами", легитимизации своей борьбы.
Российские дипломаты, российские общественные и политические деятели, как и "Хизбалла", недовольны бомбёжками Бейрута не из-за неизбежных потерь среди гражданского населения, а в связи с тем, что ситуация в Ливане может сложиться не в пользу "Хизбаллы", могут пострадать не только офисы, базы, но и само руководство этой организации, и в итоге может быть достигнуто постоянное урегулирование, и обе эти структуры (Россия и "Хизбалла") останутся на Ближнем Востоке не у дел.
Что касается гражданского населения, мы прекрасно помним народное ликование в Бейруте по поводу захвата израильских заложников в первые дни конфликта. Израилю надо показать и доказать свою силу, тем более что мировое сообщество сейчас позволяет сделать это, видимо, чувствует свою вину. И действительно, ранее "всё прогрессивное человечество" требовало от Израиля уступок. В 2000 году Израиль ушёл из Ливана, в 2005-м - из Газы. А что он в ответ получил? Обстрелы "касамами" и "катюшами", обстрелы по территории Израиля, по зданиям, просто по площадям! Гибнут не только евреи, но и арабы, ну и что?
"Я хочу обратиться к пострадавшей семье из Нацерета и принести ей свои извинения, - заявил лидер "Хизбаллы" Насралла. - Я знаю, что извинений недостаточно, и я несу за это полную ответственность. Мы видим в этих детях шахидов ("мучеников") за Палестину. Я выражаю вам свою поддержку и извиняюсь перед вами".
Короче, Насралле нас..ть (извините за тавтологию) на этих детей. Он даже доволен, ведь количество шахидов увеличилось. Другая цивилизация, другие моральные нормы, хотя формально арабские лидеры вполне могут использовать и европейскую риторику:
" Я призываю Израиль и "Хизбаллу" к немедленному и полному прекращению огня.... Мы полностью дистанцируемся от этого захвата заложников", - объясняет миру свою позицию премьер-министр Ливана Фуад ас-Синьора. Он, бедняга, забыл историю и до сих пор не догадывался, что размещение террористов на государственной границе чревато серьёзными последствиями для его страны, и чтобы убедить его в этом, потребовался "неадекватный" ответ Израиля.
Как уже было сказано, мировое сообщество пока (по состоянию на 22.07.06) не спешит поддержать призыв Фуад ас-Синьоры, т.к. без ликвидации "Хизбаллы" причина конфликта не будет устранена. Жаль, что Израилю, как всегда, придётся принести в жертву своих парней и выполнить всю грязную работу.

Вернуться на главную страницу


О СЕМАНТИЧЕСКОЙ СИМВОЛИКЕ
ДРЕВНИХ СЛОВ И ПОНЯТИЙ
Откуда берёт начало название "Палестина"

Фаня ШИФМАН, Мицпе-Йерихо

В начале правления императора Адриана, взошедшего на римский престол после смерти императора Траяна, во многих странах произошли восстания против римского владычества. Чтобы усмирить восставших в западной части империи, Адриан пошёл на некоторые уступки на востоке. В частности, он обещал евреям, что они смогут возвратиться домой и построить Храм. Но после победы на Западе Адриан вернулся в Сирию и Иудею и отказался выполнить свои обещания. Чтобы обман был не столь очевиден, Адриан поставил невыполнимое условие: Храм не должен быть возведён на его первоначальном месте.
Он знал, что Храм можно построить ТОЛЬКО НА ПРЕЖНЕМ МЕСТЕ, и это его условие делало строительство Храма неосуществимым.
Евреи были разочарованы таким поворотом событий, и стали раздаваться призывы к восстанию. А тем временем Адриан решил построить крепость на развалинах Иерусалима и заселить её римлянами и греками. Евреи восприняли такое решение, как оскорбление святыни. Пока Иерусалим стоял в развалинах, была хоть какая-то надежда, что вскоре он будет восстановлен. Решение построить на месте Иерусалима город, заселённый язычниками, рассматривалось евреями, как святотатство. Таким образом, времена правления императора Адриана напоминали эпоху правления греческого царя Антиоха Эпифана: все усилия были направлены на превращение Иерусалима в центр язычества и на то, чтобы заставить евреев отказаться от Торы и её заповедей.
Против жестокого тирана восстал весь народ. Предводителем восстания евреев был Бар-Кохба, человек невиданной отваги и бесстрашия. Адриан понимал, что восстание евреев - это серьёзная угроза для всей восточной части Римской империи... В конечном счете, восстание евреев было подавлено самым жестоким образом... После своей победы император Адриан жестоко расправился с восставшими. Иерусалим был превращён в греко-римский город Элия-Капитолина, а на месте Храма воздвигли статую римкого "божества". Но и этого Адриану казалось недостаточно. Он знал, что сила евреев коренится в Торе, поэтому под страхом смерти было запрещено учить Тору и следовать её заповедям. Был издан декрет, согласно которому соблюдение Шабата, обрезание и наложение тфилин карались немедленной казнью. Римские ищейки выискивали евреев, соблюдающих заповеди Торы, и передавали их в руки палачей. Особо жестоким преследованиям и гонениям подвергались мудрецы Торы. Делалось всё, чтобы вытравить Тору и заповеди из памяти народа Израиля. Адриан хотел, чтобы следующее поколение евреев выросло без Торы и её заповедей, чтобы оно ассимилировалось с окружающими народами (Из "Истории еврейского народа, часть 2", рав доктор Моше Ойербах).
Но этого Адриану показалось недостаточно, и он решил переименовать страну в Палестину, дабы истребить из памяти народов мира само название Эрец Исраэль и Иудея, "чтобы имя Израиль не упоминалось более!" (Псалмы: 83-5).
Название Палестина - это греческое искажение ивритского имени плиштим, - что на иврите означает захватчики, оккупанты, - которое евреи дали пришедшему много столетий назад с греческих островов и осевшему в прибрежных районах Земли Израиля народу. С этим пришлым народом евреи непрерывно воевали с переменным успехом вплоть до эпохи правления царя Давида, который нанёс им решительное поражение, после чего этот народ постепенно растворился среди других народов и канул в омуты истории, оставшись только в исторических хрониках, в т.ч. - в ТАНАХе.
Со временем греческое название Эрец Исраэль - Палестина вошло во все европейские языки, и об исконном происхождении этого слова никто уже не задумывался. Точно так же и римскому императору было ни к чему задумываться, что, называя страну Палестина, он фактически подчеркнул, что эта земля отныне должна принадлежать не её законным хозяевам, которыми, согласно обетования В-вышнего были евреи, а захватчикам ("палестинцам"), к какому бы народу они ни принадлежали. Но не исключено, что он имел в виду именно римлян, свято веря не только в свою "божественную сущность" (согласно римской религии), но и в вечность Римской империи.
Так и стало название страны Палестина, по сути своей, со времён римских императоров юдофобским символом стремления стереть у народов мира память о еврейском присутствии на Земле Израиля. Под этим названием - Палестина Земля Израиля значилась на всех географических картах и в восприятии народов мира в течение всего многовекового периода еврейского изгнания. Соответственно, и жители этой земли назывались "палестинцами" (правда, во времена Оттоманского владычества турки называли саму Палестину Южной Сирией, но это обстоятельство роли не играет).
Нелишне заметить, что в древности, заселённая, согласно обетованию В-вышнего, евреями, это была действительно очень плодородная "земля, текущая молоком и мёдом" (о чём свидетельствовал Иосиф Флавий в своих произведениях). Зато при скудном присутствии евреев (которое, впрочем, никогда не прерывалось), пребывая то под властью арабов, то под крестоносцами, то под властью Оттоманской империи, Эрец Исраэль, названная злобным императором-язычником "Палестиной", превратилась в заброшенный, пустынный уголок (как об этом в 19 веке свидетельствовали многие путешественники, в т.ч. и Марк Твен). Особенно на этом поприще "опустынивания" страны преуспели арабы-кочевники.
(Не то же ли самое происходит буквально на наших глазах? Ещё года не прошло с тех пор, как в секторе Газы существовали цветущие поселения, уникальнейшая сельскохозяйственная империя, созданная еврейским трудом, еврейскими руками и головами, - и вот эта благодатная земля за 10 месяцев, прошедших после изгнания оттуда евреев, почти полностью превратилась в область запустения, где если чего преуспевающего и смогли создать её "новые хозяева", так это лагеря подготовки бандитов, убийц и новейших средств разрушения и уничтожения!).
Но самым странным и большим парадоксом является то, что и евреи уже в 20 веке, с началом новейшего заселения Эрец Исраэль, продолжали (хочется думать, что по инерции!) называть эту землю "Палестиной", а себя, проживающих на этой земле, они долгое время называли "палестинцами", нимало не задумываясь как над исконным значением этого термина, так и над смыслом юдофобского проклятия римского императора Адриана. Даже Голда Меир, ничтоже сумняшеся, заявляла, что она "палестинка", во всяком случае, не меньше, если не больше, чем живущие тут арабы. Это еврейка-то, вернувшаяся в Эрец Исраэль, с гордостью называет себя "захватчицей"?!
Ну, так теперь, в последние 50 лет, похоже, начинается постепенное возвращение к исконному смыслу этих слов - разумеется, опять же без осознания этого самого исконного смысла. Название "палестинцы" прогрессивное мировое сообщество решило присвоить исключительно многочисленным осколкам арабского народа, в большинстве своём хлынувших в эту землю (или переселённых "мандотовладетельными" британцами) с разных концов арабского мира с началом новейшего заселения евреями Эрец Исраэль - когда Святая земля начала радостно расцветать, приветствуя возвращение на неё исконных, по обетованию В-вышнего, хозяев, запустенье сменилось лесами, пашнями, садами, забурлила созидательная жизнь, и появилась работа.
Ну, а со временем под влиянием мудрствующих представителей либерально-прогрессивного человечества, кому-то из "палестинцев" (вышедших из недр арабского народа и независимо от места их рождения и обитания) пришло в голову провозгласить, что именно они - исконное население "Палестины", потому как они потомки древнего народа плиштим. При этом их нимало не смущало то пикантное обстоятельство, что древние исчезнувшие плиштим - сыны Эдома, а не Ишмаэля, как арабы.

В принципе, если вспомнить исконное значение этого слова на иврите (произнесённого правильно, а не по-гречески) плиштим - захватчики, оккупанты, - а также исторические факты проникновения новоявленных плиштим на Землю Израиля и их деяния на этой земле, то никакого другого названия - "оккупанты" - они действительно не заслуживают. Ведь невозможно, учитывая истинную сущность этой общности, называть её народом! Никакой народ не был и не может быть создан на основе исключительно культуры ослепляющей ненависти - не только к евреям, но и к жизни, как таковой, - ненависти, порождающей патологическую страсть к жестоким убийствам и самоубийствам, к разрушению всего, что создано иными народами и культурами.
Эрец Исраэль. Город Гезер был завоеван египтянами, восстановлен позже Соломоном и вновь разрушен ассирийцами.

Так что можно сказать, что группа людей, пожелавшая назваться "палестинцами", сиречь - оккупантами, - то это не что иное, как самое крупное в современном мире бандитское террористическое образование, смертельно опасное для всего мира, а не только для Государства Израиль. Да и что иное могло взрасти из гибрида юдофобского проклятия древнего императора-язычника, пытавшегося стереть само название Израиля и Иудеи из памяти народов мира, и фанатичного ислама, который присвоил себе весьма неслучайное и символического название - палестинцы, Палестина!
Но это обстоятельство ничуть не смущает прогрессивное мировое сообщество. Чего только не придумают господа либералы в неостановимом раже "защиты слабых и обездоленных"! Вот они и напридумывали терминов: "права палестинского народа", "страдания палестинского народа", "справедливая борьба палестинского народа"... И заодно можно и осудить изначально и априори во всём виноватых евреев, на сей раз - "в беспримерном угнетении народа-оккупанта" (ведь по сути так это сообщество само себя захотело назвать!)
Вот только одно непонятно: зачем нам, евреям, играть в эти либеральные игры с направленным против нашего народа термином-проклятием давно умершего римского императора? Неужели снова... неистребимая галутная страсть к болезненной "как-у-всехности" и угодливое желание "быть для всех хорошими"?
Ладно, можно согласиться и с готовностью принять желание этого... НЕНАРОДА называться "палестинцами", то-бишь - ОККУПАНТАМИ. Но продолжать, вслед за императором-юдофобом, называть нашу Землю Израиля, обетованную нам В-вышним, - "Палестиной"? Согласиться с тем, чтобы на любой части нашей земли хозяйничали ЗАХВАТЧИКИ, как бы они себя ни называли и какую бы историю они себе ни придумывали? Поступиться своей землёй, своей историей, традициями, достоинством - даже не ради мира, а его карикатурной и весьма кратковременной иллюзии?
Что же это за умные евреи, которым ни разу не пришло в голову задуматься над семантической символикой древних слов и понятий! Или речь на сей раз идёт совсем не об умных евреях, а о тех, кому идол либерализма, политкорректности и "демократии" застил способность к здравому размышлению - под оглушающие и отупляющие звон и шуршание полновесных купюр?

Вернуться на главную страницу


Кому помогают пожертвования

По материалам сайта http://www.novostichicago.com/

Бадди Мэйси (Buddy Macy) живет в штате New Jersey. До недавнего времени он входил в состав правления местного отделения Еврейской федерации. Но недавно мистер Мэйси подал в отставку, потому что посчитал дальнейшее пребывание на этой должности несовместимым со своими моральными принципами. Вот какое открытое письмо Б. Мэйси распространил через Интернет (мы перевели его текст полностью и практически слово в слово (насколько это было возможно), старательно сохранив стилистику и логику авторского текста.

Те, над кем надругались и кого вышвырнули из собственных домов десять месяцев назад, по-прежнему остаются в состоянии жестокой нужды.
Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт объявил, что Израиль освободит 95% территории Иудеи и Самарии, чтобы ХАМАС и ООП создали на этой земле независимое исламское террористическое государство – в самом сердце священной библейской земли еврейского народа. Это изменническое отступление оставит Израиль с территорией, где от одной вражеской границы до другой в некоторых местах будет всего лишь 10 миль... Даже Абба Эвен, самый левый из всех израильских премьер-министров прошлого, как-то назвал подобные границы «линией Аушвица». А Голда Меир, премьер-министр от социалистической Партии труда, однажды сказала, что любого еврея, который поддержит отступление до таких границ, следует назвать предателем.
В течение двух тысячелетий миллионы евреев подвергались пыткам и убийствам, потому что у них не было своей страны, в которую они могли вернуться. Сейчас это священное убежище, Израиль, само под смертельной угрозой, как никогда раньше.

Но большинство лидеров американских еврейских организаций не только не поднимают своего голоса против этого плана национальной капитуляции – эти еврейские лидеры с энтузиазмом поддерживают предлагаемое самоубийственное отступление, как и изгнание еще 100,000 евреев из дарованной Б-гом еврейской Родины... в то же время отказывая в помощи более чем 9-ти тысячам еврейских беженцев, выселенным в августе 2005 года из Гуш-Катифа и Северной Самарии.

Обращают на себя внимание баснословные суммы зарплат, которые выплачивают этим лидерам возглавляемые ими благотворительные организации.
Если еврейским лидерам в качестве стимула для помощи их братьям – и здесь, в Америке, и в Израиле – требуется вознаграждение не меньше $200 тысяч в год, они определенно занимаются не своим делом!
За последние 25 лет, предшествовавших недавнему февралю, я сделал тысячи телефонных звонков, призывая моих соплеменников-евреев материально помочь нашим нуждающимся собратьям в Америке, Израиле и по всему миру. Как и многие подобные мне, я занимался этим на правах волонтера. Мне никто за это не платил, и я не ждал оплаты.
Настало время для американских евреев, занимающихся какой-либо благотворительной деятельностью, строже спросить с лидеров своих организаций. Я говорю об исполнительных директорах и других профессионалах местных еврейских федераций, действующих под эгидой Объединенных Еврейских Общин (UJC). Настало время спросить: уместно ли, позволительно ли получать большие зарплаты за благотворительную деятельность, зная, что платят их из того же источника, ради которого и существует организация?
Я провел собственное небольшое исследование, и мне удалось установить, что первые лица более чем сорока (40) американских местных или региональных еврейских организаций получают (или хотя бы раз получили) более 200 тысяч долларов в год. Ниже я перечисляю имена двадцати пяти (25) из них, зарплата которых превысила $250,000 по состоянию на дату, указанную в скобках после суммы. Указываю источники этой информации:
charitynavigator.org 
** forbes.com
John R. Fishel - Jewish Fed. Council of Greater Los Angeles - $332,423* (12/31/04)
Robert Aronson - Jewish Federation of Metropolitan Detroit - $355,686** (5/31/05)
Anita Friedman - Jewish Family and Children's Services - $309,404* (6/30/05)
Steven B. Nasatir - Jewish United Fund of Metropolitan Chicago - $411,806* (12/31/04)
Harold Goldman - Jewish Federation of Greater Philadelphia - $264,400* (8/31/04)
Barry Shrage - Combined Jewish Philanthropies (Boston) - $271,617* (6/30/04)
Yehuda Halevy - Bar-Ilan University in Israel (NY) - $330,000* (9/30/04)
Tom Dine - Jewish Comm. Federation of San Francisco - $271,625** (6/30/04)
Jacob Solomon - Greater Miami Jewish Federation - $295,000* (6/30/04)
Rabbi Marvin Hier - Simon Wiesenthal Center - $361,809* (6/30/04)
Jeffrey Klein - Jewish Federation of Palm Beach County - $314,000* (6/30/04)
John Ruskay - UJA/Federation of New York - $407,000** (6/30/04)

Stephen Hoffman - Jewish Community Federation of Cleveland - $720,844** (6/30/04)
Mikhail Galperin - Jewish Federation of Greater Washington - $321,000* (6/30/04)

Marc B. Terrill - Associated: Jewish Comm. Fed. of Baltimore - $292,000* (6/30/04)
Max L. Kleinman - UJC of MetroWest New Jersey - $269,084* (6/30/04)
Martin S. Kraar - American Committee for the Weizmann Institute of Science - $355,000* (6/30/04)
Peter Willner - American Friends of the Hebrew University - $299,671* (9/30/04)
June Walker - Hadassah, the Women's Zionist Organization of America - $263,370** (5/31/04)
David A. Harris - American Jewish Committee - $ 396,183** (6/30/04)
Russell Robinson - Jewish National Fund America - $254,566* (9/30/04)
Sol Adler - The 92nd Street Y - $319,319* (6/30/04)
Steven Schwager - American Jewish Joint Distribution Comm $354,000* (12/31/04)
Abraham H. Foxman - Anti-Defamation League of B'nai B'rith - $483,677* (12/31/04)
Malcolm Hoenlein - Conference of Presidents - In the tax filing for the 2003 fiscal year, Mr. Hoenlein's salary was listed as $144,025. For the fiscal year ending 3/31/04, his salary was listed as $819,939*.
Mr. Hoenlein said that the figure reflected the vesting of his pension [ed. that could represent an accrual of past years' pension funding] in addition to his annual salary, and that he hadn't actually received the $819,939 listed in the 2004 tax filing. Information provided from: forward.com. It is impossible to calculate the amount of total compensation Mr. Hoenlein received during the fiscal year ending March 31, 2004 from the information in the Forward article or in www.charitynavigator.org.
Steven H. Hoffman - predecessor of Howard Rieger (UJC CEO) - $705,442 (6/30/03).
Information source: google.com. I have been unable to locate the TC Mr. Rieger received during the FYE 6/30/04.

Кто-то может заметить, что эти зарплаты значительно ниже, чем можно было бы получaть, имея успешный частный бизнес, и ниже, чем получают руководители некоторых других non-profit организаций... На такие возражения я отвечу: эти цифры в данном случае следует рассматривать с моральной точки зрения – причем, с точки зрения той морали, в которую входят такие еврейские национальные понятия, как мицва и цдака. Итак, дозволено ли с моральной точки зрения обогащаться за счет бескорыстных благотворительных даяний других, предназначенных на совсем другие цели – причем, собранных в огромном большинстве волонтерами, работавшими без оплаты?.. Интересно, дали бы доноры эти пожертвования, знай они, сколько получают эти должностные лица?..
Разумеется, эти люди не заинтересованы что-либо менять в своих организациях. Ясно, что человек, получающий 300 или 700 тысяч долларов ежегодно, желал бы как можно дольше оставаться при своей должности. Такой работник будет всеми силами избегать острых вопросов, противоречивых и творческих решений, вызывающих споры, расколы или несогласие. Он желал бы любой ценой сохранить спокойствие и статус-кво. Если говорить об Израиле, об отношении к этой стране и ее проблемам – здесь существует своеобразная традиция: американские еврейские благотворительные организации всегда одобряют линию поведения израильского правительства, даже если она совершенно очевидно ошибочна, аморальна или саморазрушительна. Каждый, кто осмелится спорить или подвергать сомнению эту политику, рискует быть изгнанным из рядов еврейских активистов или того хуже.
В то время как высшее еврейское руководство в Северной Америке столь неплохо материально устроено, этого никак нельзя сказать о евреях, изгнанных своим правительством из Гуш-Катифа и Северной Самарии. Их страдания продолжаются и сейчас, спустя десять месяцев после того, как они лишились своих домов и земли. Согласно плану размежевания (это еще называют примирением, консолидацией, уравниванием) и обещаниям премьер-министра Ольмерта, скоро к ним присоединятся еще 100 тысяч евреев. Само существование израильского государства будет поставлено под угрозу.
Может быть, некоторые из лидеров, список которых вы сейчас прочитали, присоединят свой голос к протестам против планов Ольмерта?
Нет, не присоединят. Рискованно. Слишком многого можно лишиться. А им есть что терять...
С надеждой и молитвами за судьбу более чем 9,000 еврейских беженцев и за предотвращение страданий еще 60 или 100 тысяч наших братьев в Израиле,

Бадди МЭЙСИ

Перевод НЧ
Иллюстрация: katif.net

Текст заявления Бадди Мэйси об выходе из руководства Еврейской Федерации
Послесловие НЧ

Я не столь хорошо воспитан и политически корректен, как г-н Мэйси. Поэтому в качестве послесловия к этому открытому письму я помещу еще одно, на сей раз свое собственное. Некоторые из вас могли его прочесть года тpи назад на сайте bomond.com, где оно было впервые опубликовано.

Михаил САЛОП

Мне стыдно – а вам?

Открытое письмо на еврейскую тему

Я хочу рассказать о крайне непристойном происшествии, имевшем место во время недавнего ежегодного пикника нашей общины. Пикник, надо сказать, был великолепный, происшествие же - безобразно до такой степени, что я довольно долго не хотел о нем говорить, надеясь, что оно забудется само собой и горечь от него рассосется у меня внутри среди тьмы других более насущных повседневных дел. Не рассасывается. Не могу сделать вид, будто ничего не случилось…
Известно, что там, где собираются два еврея, сразу возникает по меньшей мере три мнения. Причем это - если обсуждаемая ими тема заурядная, каждодневная, проза жизни. Моргич, гарбич. А если зайдет речь о чем-то таком, что болит, саднит и гноится сегодня у каждого из нас?.. Вы, конечно, сразу поняли. Израиль. Как помочь Израилю?.. Mнений на эту тему у евреев не три, не четыре и даже не десять. И, что тоже вполне естественно, именно в последнее время в мировой еврейской диаспоре возникли десятки, а может, и сотни новых обществ и организаций, каждая из которых предлагает свою концепцию помощи нашим израильским братьям, пострадавшим от арабского террора. По-моему, это не только естественно - это прекрасно и восхитительно. Ни одна из этих организаций, насколько мне до сих пор было известно, не противопоставляет себя другим, не борется, Б-же сохрани, против других и не стремится узурпировать помощь Израилю как свою эксклюзивную "собственность". Вот, не так давно и вашему покорному слуге выпала честь самому участвовать в создании одной такой организации. Я не назову здесь ее имени и не стану приводить никакой информации о ней, дабы никому не могло показаться, что я пытаюсь использовать эту публикацию в рекламных целях. Не о том, к сожалению, пойдет речь.
Что же такого страшного приключилось на пикнике?.. Вы, возможно, будете разочарованы. В разгар пикника один из активистов нашей организации обошел автостоянку и положил брошюры нашей организации за дворники машин. Этот человек рассказывает, что через пару часов, когда он собрался уезжать домой, он с ужасом обнаружил, что все брошюры, которые он распространил (а в них, кроме всего прочего, были вложены человеческий труд, время и деньги), бесследно исчезли, и что на их месте за теми же самыми дворниками торчат брошюры уважаемого Объединенного Еврейского Фонда (JUF), самой могущественной еврейской организации здешних мест.
…Cобственно, вот и все. На сюжет для фильма ужасов, прямо скажем, не тянет. Но на обыкновенный заурядный позор, гадость и отвращение - с лихвой.
Разумеется, я не готов утверждать, что действия человека, осуществившего эту безобразную пиратскую акцию, были инспирированы политикой JUF и указаниями его руководства. Нет, я так не думаю. Конечно, это был всего лишь какой-то глупый мелкий функционер, этакая старательная выслуживающаяся шестерка, младший райкомовский инструктор, возомнивший себя вселенским трамвайным контролером, облеченным властью решать, у кого есть билетик на право делать добро для своих ближних, а у кого такого билетика нет. Нам ли удивляться? Мало, что ли, мы перевидали на своем веку таких контролеров-инструкторов?..
Не знаю, читал ли этот человек Ильфа и Петрова, читал ли он вообще что-нибудь кроме заголовков тех брошюр, и догадывается ли он, что не во всех случаях жизни уместны торги, локти и прочие атрибуты рыночной экономики. Cогласен, мне случалось и раньше слышать сетования (наверное, справедливые), что, дескать, некоторые пытаются сделать гешефт на благородном деле помощи жертвам террора. Но, знаете, когда убежденность в том, что подобные нечистоплотные дельцы непременно существуют и действуют вокруг нас, начинает звучать как некое доподлинное знание, к тому же направленное против "конкурента" (точнее, против того, с кем ты решаешь обращаться словно с конкурентом, без всяких на то оснований) - тогда подозрение в нечистоте на руку автоматически обращается против тебя самого. В самом деле, ну откуда у тебя такая твердая увереннoсть, что выгода от предприятия реальна?.. И отчего ты так стремишься быть монополистом и цербером при благородном деле, если от него нет никакого “прафита”? Не у тебя ли самого, любезный, рыльце в пушку?..
Подобного рода приемчики, как мне представляется, несовместимы с работой в столь солидной и уважающей себя организации, какой, вне всякого сомнения, является JUF, сделавший для каждого из нас столько добра. Так иной раз ведут себя мелкие торговцы. Мойщики стекол. Продавцы сэндвичей. Да простят меня все занимающиеся этими достойными и необходимыми видами бизнеса, я их искренне уважаю и вовсе не стремлюсь обидеть. Я только хочу сказать, что если бы в данном эпизоде речь шла о них, я бы не стал ломать копья и тратить время на писанину. Но здесь у нас разговор не о сэндвичах. Здесь дело посерьезнее. И я абсолютно не расположен шутить, говоря, что человек, сделавший это, покрыл себя позором, и что я никогда не подам ему руки - даже если он будет и дальше продолжать ревностно служить в еврейских организациях и дослужится до должности старшего еврея.
(Странное дело: отчего-то мне сейчас так стыдно, словно я это сделал, а не он. Отвык наверное, избаловался. Нежный стал. И, видно, стыд тоже имеет рефлекторное действие, как тот сахар для павловской собаки...)
Я надеюсь получить хоть какой-нибудь формальный знак того, что уважаемый JUF (русскоязычные сотрудники которого, конечно, прочитают это письмо) тоже осуждает недостойный поступок этого индивидуума и отмежевывается от него. Хотя должен откровенно заметить, что, мягко выражаясь, вовсе не я тот, кому такое извинение необходимо в первую очередь.

С уважением, можно сказать, почти ко всем,
Михаил Салоп

P.S. Никакой реакции на этот материал (кроме читательской) ни тогда, ни после, разумеется, не последовало. М.С.

Вернуться на главную страницу


ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СЫР - САМЫЙ ВКУСНЫЙ

Демократия - не только система управления, но также идеология, то-есть мышеловка, работающая на демократическом сыре. Он считается самым вкусным, или хотя бы менее вонючим, чем другие сорта: самодержавие, социализм, большевизм, анархизм, империализм, нацизм, религиозная диктатура, монархизм, на которые, впрочем, тоже есть любители.

Владимир БОРОВСКИЙ, Бат-Ям


История демократии - это история проб и ошибок. Придумали ее якобы древние греки. Это был первобытный ее вариант: народ собирался на площадях, где выступали демагоги, и выражал свое мнение криком, Так было в Афинах, Спарте, Новгороде Великом, а теперь - в израильском Кнессете.
Демократия была доступна не всем: например, иностранным рабочим, которых некультурно называли рабами (сейчас все изменилось, их называют иначе); женщинам, которые участвовали косвенно, посредством управления мужчинами (сейчас то же самое, только в дополнение к равноправию).
Теперь демократию уважают, боятся, злоупотребляют ею, мимикрируют под нее, чешут об нее языки… Она расползается по планете, как в свое время картофель: сначала только в виде декоративного цветка для прикрытия срама - значит, без нее обходиться уже как-то неприлично.
Ее уже и насаждают.

Проблемы внедрения

Нормальный срок беременности для рождения демократии - около 2000 лет. С ускорением технического прогресса срок этот надеются сократить. Были удачные попытки: Япония и Германия стали демократиями за 30-40 лет. Для этого их пришлось победить в войне, оккупировать и оказать огромную экономическую помощь. Но затраты оправдались. Еще лучше получилось с Испанией и Чили, даже без военного вмешательства. Но дальше - с третьим миром - начались проблемы. Страны, вообще не знакомые с демократическими традициями и принципами равенства, свободы, прав человека, индивидуализма, культа труда, политкорректности - оказались неготовыми к прививке демократии. Более того, огромное влияние приобрели воинствующие исламисты, которые сами начали атаковать демократическую часть мира. Американцам пришлось заняться неблагодарным делом - ликвидацией очагов агрессии. Задача оказалась крайне сложной: если военная победа и оккупация агрессивных стран прошли относительно удачно, то наведение порядка на оккупированных территориях и, тем более, их демократизация, пока не получаются из-за неспособности к самоорганизации народов, которым свободу "дали в подарок". Тысячелетия бесправия сказались.
Опыт показывает, что под контролем тоталитарной власти может вырасти только демократический фиговый листок. Под контролем воров - воровская демократия. Под контролем религиозных фанатиков - демократия для мракобесов и террористов. Под контролем революционеров и коммунистов - революционная демократия, плавно переходящая в тоталитаризм.
А под контролем демократических держав можно вырастить первые ростки нормальной демократии, причем без военной охраны и обильного экономического удобрения ростки получаются хилые. Но даже США не в состоянии оккупировать всех потенциальных клиентов и обеспечить их экономической помощью. А Европе пока на всех глубоко плевать (кроме разнесчастных палестинцев).
Многие страны третьего мира ради экономической помощи готовы принять демократические формы и тем самым вступить на долгий и тернистый путь демократизации. Но возникает вопрос: стоит ли овчинка выделки? Пускай живут как хотят. Так не говорят, но нередко думают европейцы. Увы! ОНИ хотят жить как хотят, только не у себя, а в Европе и Америке. Подобно варварам, разграбившим Рим, ОНИ хотят захватить богатства цивилизованного мира, а цивилизацию уничтожить. Не задумываясь о том, что без цивилизации богатства быстро кончатся. Возможно, через пару тысячелетий у НИХ тоже вырастет цивилизация и демократия, что утешительно. Но не лучше ли помочь ИМ научиться сейчас жить по-человечески?

Кто против?

Тоталитарные режимы, религиозные и псевдосоциалистические диктатуры, преступные и мафиозные группы, контролирующие власть, всемирная террористическая система и множество мелких князьков и тиранов - все они категорически не приемлют демократию. Их правящие элиты боятся - и обоснованно - за свою власть, доходы и право эксплуатировать собственное население. Не имея достаточной военной мощи, чтобы противостоять демократическому миру, они прибегают к самым диким формам борьбы, в том числе к террору.
Тактическая цель террора - создание хаоса. Порядок иногда устанавливается сам, хаос нужно организовать и профинансировать. Беспорядок характерен для демократии, но в рамках законов. Чтобы превратить его в хаос, нужны взрывы в метро, в гостиницах, транспорте, 11 сентября… Ради создания хаоса ведутся войны в Ливане, Чечне, Ираке, Афганистане… И, конечно, интифада.

Восточный стиль в политике

используется и на Западе, но доведен до совершенства на Востоке. Его главная особенность: речь всегда идет не о том, о чем идет речь. Слова не передают информацию. Это ритуал, украшение общения, разрядка эмоций, запугивание, усыпление бдительности, провоцирование и просто привычное лицемерие. Тираны кричат о правах и свободах, расисты разоблачают расизм, мракобесы учат духовности, миллиардеры выступают от имени бедных. Демократия на Востоке - просто слово, которым можно манипулировать, как любым словом из словаря.
Золотое восточное правило: избегать обязывающих решений, сохранять свободу маневра и не выполнять обещанного. В итоге невозможно вообще о чем-то договариваться, неизвестно, кто за что и кто за кого. Определенными остаются только два фактора: грубая сила и большие деньги. Лучше других это понимают простодушные американские ковбои: только Дикий Запад с кольтами и ракетами способен противостоять изощренному Востоку. Европа и Россия запутываются в собственных хитростях и остаются на обочине.
Самый эффективный восточный прием - крайняя обидчивость, которая начинается сразу с истерики и заканчивается, если приказано, погромами. Не обязательно еврейскими - евреи нынче в дефиците. Есть иностранные посольства, фирмы, гуманитарные миссии… Еще проще грохнуть пару десятков своих. Обидчивость нужна, чтобы запугать и закомплексовать оппонентов или слабонервных третьих лиц. Ведь нормальные люди не выносят истерик. Поводом для истерики может быть любой пустяк: подъем Шарона на Храмовую гору, тоннель под городом или несколько безобидных карикатур в захудалой газете.
Высокие понятия о чести используются только по команде и только навынос. В остальных случаях можно обманывать, красть, предавать, грабить и убивать без малейшего ущерба для чести.
Кстати, исламский фундаментализм: на словах это несколько фанатичных религиозных течений, обидчивых и нетерпимых, но все же только течений. На деле ими прикрываются организации мафиозного типа, стремящиеся захватить мир, а попутно пограбить вволю.
Восточный стиль иногда удобен, но в целом непродуктивен: он не решает, а только консервирует политические, экономические и социальные проблемы.
Нет и худа без добра: грозные заявления иранского президента ровно ничего не значат. Без помощи извне иранцы никогда не построят реактор и не создадут бомбу.


Демократия на Западе

После страшного нашествия нацистской и большевистской саранчи древо демократии выжило с трудом, но пышно разрослось снова. В его кроне, однако, появились сухие, бесплодные ветви и даже ядовитые цветы. Там водится всякое: бюрократия, коррупция, цинизм, демагогия, продажность СМИ, неравенство - но это традиционная фауна демократии. Добавились балаганные общественные движения с нелепыми лозунгами; бессмысленные молодежные бунты; безумные идеи интеллектуалов; псевдогуманизм и политкорректность, доведенные до абсурда; трусость перед угрозой террора; антисемитизм и антиамериканизм - традиционные, но явно хорошо проплаченные.
Кажется, только в США кое-кто задумывается о том, что новая саранча скоро прилетит, а бороться с ней лучше там, где она размножается.


Израильская демократия изнутри

- недоразвитая, зато оригинальная. Права у граждан вроде есть, но пользоваться ими могут только очень богатые люди.
Вообще-то демократия - удовольствие не для бедных. Только экономически независимый человек может позволить себе роскошь иметь собственное мнение и открыто его высказывать. Израиль в среднем богат, но очень уж велик разрыв между богатыми и бедными, которым не до демократии. Да и от среднего класса ничего не зависит - система, понимаешь!
Тщательно продуманный беспорядок в основном охватывает сферу управления, правоохранительную, финансовую и социальное обеспечение. Все запутано, без адвоката не ступишь и шагу, а он по карману только богатым. А добросовестность адвокатов тоже вызывает сомнения и не поддается контролю.
Беспорядок гарантируется отсутствием Конституции, Гражданского, Уголовного и Административного Кодексов. Джунгли прецедентного права и бюрократического законотворчества порой непроходимы и для адвокатов. Структура управления сложна и жестко формализована, чиновник всевластен и безответственен. Плюс развитая система личных, семейных и общинных связей. Вся система практически не поддается осмысленному реформированию. Кроме того, многие общины, кланы, этнические и религиозные группы живут довольно замкнуто, под патриархальным или авторитарным управлением, как бы выпадая из демократического общества.
Понятно, что эти общие рассуждения недоказуемы. Кто, кому и где мог бы это доказывать? А судьи кто будут?
В этом и заключается оригинальность израильской демократии.

Израильская демократия снаружи

В недемократическом окружении Израиль выглядит этаким Верденом демократии. Действительно, при всех недостатках это открытое общество с действующим законодательством и либеральной экономикой. И замечательный пример эффективности во всех сферах, в том числе военной. Многих соседей это приводит в ярость - значит, все понимают и опасаются дурного примера для своих народов. Конечно, главные враги для них - демократии США и Европы, а Израиль - просто ближайший объект ненависти, но этого достаточно, чтобы он оставался чемпионом человечества по головной боли.
Наблюдая внутренние дрязги в Израиле, враги удивляются, почему он еще не развалился. А ведь это их заслуга. Наше единство сохраняется благодаря внешней угрозе и необходимости иметь сильную армию, отделенную от политики.
Снаружи мы выглядим очень неплохо, а вот изнутри очень не очень.


Исторические особенности национальной демократии

В древности духовные лидеры еврейских общин ревниво относились к светским владыкам, не желая делить с ними власть. Общинами они управляли авторитарно, даже первобытной демократией там не пахло. Брать на себя управление государством в целом они не решались, а светскую власть ослабляли. Поэтому создать сильное и стабильное государство так и не удалось, хотя евреи умели работать и воевать как минимум не хуже других.
Отсутствие государства и светской власти, жизнь в рассеянии и та же "мудрая" политика лидеров общин за многие сотни лет выработали у евреев поразительную покорность любой "чужой" власти, не конкурирующей с властью лидеров внутри общин. Самые динамичные и талантливые люди уходили из общин, работали на чужую экономику, науку, культуру, служили в чужих армиях и правительствах, частично ассимилировались. Общины как-то выживали, но в довольно жалком виде.
Только в 19 веке безбожники-социалисты взбунтовались, решили воссоздать еврейское государство и в 20 веке его создали. Полудемократическое и полусоциалистическое, зато для всех евреев, в том числе религиозных. "Мудрецы" вынуждены были изменить тактику. Государство объявили "неправильным", но охотно пользовались его защитой и благами. Участвовали и продолжают участвовать в выборах, но заставляют верующих голосовать по команде, что ничего общего не имеет с демократией. Повели борьбу за распространение религиозных порядков и тем самым своей власти на всех граждан, а одновременно за более практичную цель - выкачивание максимума денег из казны для подчиненных им общин. Им удалось закомплексовать власть и светских граждан придирками и скандалами в восточном стиле. Кому охота связываться со скандалистами? Ведь осмысленная дискуссия с ними невозможна. Они постоянно возмущаются нарушениями их демократических прав, но общинами правят авторитарно. Рядовым членам общин, женщинам и детям не дают возможности получить полноценное образование и потом найти достойную работу. Это усиливает их экономическую зависимость от лидеров и выбиваемых ими от государства денег.
Собственных мнений членов общин как-то не слышно.
Другие конфессии тоже не без греха, но хотя бы признают власть государства.
Конфронтация религии и государства не только ослабляет государство, но и подрывает авторитет религии.

Подмена понятий

Эмоциональное давление на светскую власть резко усиливается за счет подмены понятий: "вера" и "религия".
Вера - личное дело каждого верующего или неверующего. Никто не вправе запрещать или навязывать что-либо - это называется свободой совести.
Религия - это организация, структура, иерархия, идеология, дисциплина, обязанности, власть, собственность, деньги, политика…
Отделение религии от государства не касается вопросов веры, а только разделения юрисдикции религиозной иерархии и государства. Между рядовыми верующими и светскими отношения вполне нормальные, но лидеры не согласны на ограничение своей власти и зачастую ведут себя агрессивно, доходя до оскорблений, дискриминации и подстрекательства. Некоторые светские реагируют на это довольно резко, требуя законодательного размежевания, что вызывает уже скандал: критика лидеров трактуется как нападение на веру, создается образ врага, самоизоляция верующих усиливается - и тем самым усиливается власть лидеров над членами общины. Политики пугаются потери голосов и нередко уступают шантажу.
Дополнительную пикантность проблеме придает факт, что в Израиле несколько различных иудейских религиозных общин и иерархий, враждующих между собой.
Ценности демократии и права человека не противоречат вере, но не вызывают энтузиазма у "мудрецов". Большую путаницу в мозгах производит глупейшая теория о том, что государство не может быть одновременно еврейским и демократическим. Представьте себе шок цивилизованного мира и еврейской диаспоры, когда они узнают, что Израиль - это еврейское недемократическое государство! А если оно останется демократическим - оно что, превратится в папуасское? В обоих случаях нас посчитают за идиотов - и будут правы.

"Демократия" в автономии

Дико и странно, что международные наблюдатели, политики и журналисты, в том числе израильские, признали выборы в автономии законными и демократическими. Такого просто не может быть, потому что не может быть никак.
Автономия - это территория, не управляемая правительством, не контролируемая полицией и правоохранительными органами, а правят ей никому не подчиненные вооруженные группировки, большинство из которых признаны террористическими. Их финансируют и вооружают из-за рубежа, так что, по существу, это иностранные наемники. Вооруженные до зубов боевики без опознавательных знаков похищают и убивают кого считают нужным, в том числе тех, кто "неправильно" проголосовал. В избирательных комиссиях сидят люди из тех же группровок.
Профессор Александр Рабинович в статье "Форма и содержание палестинской демократии" ("НН", 23.02.2006) четко описал предмет, поэтому не буду повторяться. Демократическое сообщество для себя все отлично понимает, но для палестинцев делает исключение и не понимает.
Поскольку большую часть территорий автономии контролирует ХАМАС, он и победил на выборах. При поддержке, естественно, Ирана и Сирии.
А выборы признаны демократическими… Что это? Слепота, идиотизм или…?

Опять подмена понятий

На этот раз: "выборы" и "демократия".
Выборы - один из важнейших элементов демократии, необходимый, но недостаточный.
Мы помним, как при Сталине в СССР проводились выборы по самой прогрессивной Конституции в мире, а параллельно работали особые тройки, расцветал ГУЛАГ и крепостное право в колхозах. Народ жил в нищете и страхе. Выборы были, а демократии и близко не было. Потому что не было власти закона.
Никакой демократии в автономии нет. И никогда не было. И не нужна она им. Не дозрели. Это не значит, что выборы были не нужны. Они обозначили формальное признание необходимости перехода к демократии и сегодняшнюю неготовность к ней палестинского общества. Палестинцы приобрели определенный политический опыт. А в мировом сообществе кое-кто кое-что начал понимать, но, закомплексованный политкорректностью, стесняется откровенно это признать.

Роль США

Понадобилось много столетий и моря крови, чтобы европейские народы дозрели до демократии в ее нынешней форме. Стало ясно, что демократия лучше других форм управления обеспечивает развитие общества и соблюдение прав человека.
На древе демократии выросла американская ветвь, даже более мощная, чем само древо. Вопреки антиамериканской пропаганде, США остаются самой идеалистической страной в мире. Конечно, они заботятся о своих интересах, как и другие, но еще говорят о свободе, демократии, патриотизме, правах человека, помощи бедным и угнетенным. Возможно, это лицемерие, но оно поддерживается народом США и подтверждается делами: решающий вклад в победу над Германией и Японией и в их послевоенное преобразование; развал коммунистической системы; ликвидация диких режимов в Ираке и Афганистане; огромная экономическая помощь бедным странам. США вовсе не стремятся к мировому господству - оно не сулит им ничего, кроме расходов и головной боли.
Да, США иногда выполняют функции мирового жандарма, но других претендентов на эту должность нет, а хулиганов развелось видимо-невидимо.

А все-таки: что делать?

Не будем себя обманывать: никто нас об этом не спрашивает. Но ведь хочется высказать свое мнение, а демократия не запрещает.
1. Израильскую демократию нужно доводить до ума. Необходима программа реформ, но в первую очередь - Конституция.
Англичане как-то обходятся без нее, но что здорово для англичанина, израильтянину смерть. У Конституции есть убежденные противники. Они разобщены, у них нет лидера и программы, но они дружно объединяются вокруг "против". И пока успешно блокируют принятие Конституции и программы реформ.
2. США ничего не остается, как продолжать посадку ростков демократии на могилах террористов, поливку их, удобрение и уничтожение вредителей. Процесс предстоит долгий. Ускорить его может Европа, если отбросит мелочные амбиции и поддержит США. Тем более, что Россия, Индия и Китай развернулись в сторону демократии. Очень неспешно, но при таких габаритах…
Только не нужно пугать клиентов лозунгами немедленного введения демократии. Нет пока в мире стран с совершенной демократией, есть развитие, процесс, путь. Процесс, путь можно разделить на этапы, не форсировать, предусмотреть некоторые промежуточные, переходные формы. Развивать экономику, систему образования, повышать жизненный уровень, а главное - установить власть Закона. Переходные же формы более понятны и привычны для клиентов, чем чистопородная демократия.
Чем плоха, например, просвещенная монархия, как в Англии, или военная диктатура пиночетовского типа, мягкий авторитаризм, социал-демократический гибрид, протекторат богатых стран над бедными взамен безвременно усопшего колониализма, и вообще контролируемая на определенных этапах демократия?
3. Автономии сейчас нужна не демократия, а твердая власть и порядок. Навести его в белых перчатках невозможно. Могут даже подойти методы, использованные в свое время королем Иордании. И если Абу-Мазен решится наводить порядок, нужно будет безоговорочно его поддержать и содействовать созданию режима типа египетского или иорданского.
Конечно, без прямого вмешательства. Наша задача - сделать все возможное, чтобы они не мешали нам жить. Не уступать шантажу и наглости, давлению непрошенных доброхотов, не хитрить, не рассчитывать на чью-то жалость, вести переговоры в открытую, чтобы им труднее было врать, гуманитарную помощь оказывать в натуральном виде, чтобы труднее было красть, отказаться от услуг посредников, кроме США и Египта, чтобы труднее было лицемерить. И прекратить ажиотаж и свистопляску вокруг каждой сказанной ими глупости - у них от этого головокружение. Вообще уделять им поменьше внимания. Когда дозреют , тогда и поговорим. А пока заняться своими делами и нерешенными проблемами.
4. Хорошо продуманная и организованная пропагандистская война может сберечь много солдат и долларов. Ведь террор строится на пропаганде и может быть побежден только пропагандой. Военная сила нужна, чтобы остановить террор и поддержать пропаганду.
А как организовать пропагандистскую войну? Об этом можно поговорить с тем , кто хочет и может ее организовать. То-есть пока ни с кем, потому как не с кем.

Коротко об авторе
Владимир Боровский родился в Минске в 1933 году, по образованию инженер-строитель, трудился большей частью на проектной работе, последнее время - руководителем небольшой проектной организации. Журналистикой занимался в качестве хобби, а также переводами с польского языка. В Израиле с 1998 года.

Вернуться на главную страницу


От еврейского - к русскому акценту


Давно искал случая, чтобы сказать доброе слово раввину Л. Кацину, главному редактору популярной в иммигрантской среде газеты "Еврейский мир". Эта газета долгие годы была практически единственным периодическим изданием на русском языке, где можно было приобщиться к еврейству, его истории и традициям нашего народа. Незабываемыми были беседы раввина в передачах вновь организованной тогда телекомпании WMNB. Его интереснейшие еженедельные толкования Торы открывали нам, "хомо советикусам" путь к нравственному очищению от "совковой" грязи, сполна изуродовавшей наши души. Подкупала глубина и естественная убежденность молодого раввина: его беседы были проникнуты житейской мудростью еврейских заповедей, в них напрочь отсутствовали лукавство и лицемерие.
К великому сожалению, эта нравственная убежденность мало влияла на формирование редакторской позиции газеты "Еврейский мир". Очевидно, уже тогда в русскоязычных СМИ насаждались совсем иные порядки, поэтому газета не стала независимой, свободной от общинной тусовки "профессиональных евреев", где по сей день в чести лишь неписанные законы "Скотного двора" Дж. Оруэлла. Чтобы им противостоять, недостаточно владеть словом, быть эрудированным редактором,- необходимо обладать незаурядной смелостью, чтобы c открытым забралом противостоять этой братве.
Конечно, никто не вправе осуждать уважаемого раввина Л. Кацина: ещё свежи в памяти недавние баталии, когда иммигрантская шпана бесцермонно расправлялась с "Форвертсом" - единственной достойной еврейской газетой на русском языке. Теперь это может показаться невероятным: газета, которая разоблачала очевидную абсурдность участия еврейской общины в создании пророссийского ВКРЕ, стала "боевым листком", "коллективным агитатором и пропагандистом" Американского форума русскоязычных евреев (ВКРЕ). Хочу, кстати, напомнить,что эта общественная организация возникла по инциативе своего основного инвестора, - Федерации еврейских организаций России (ФЕОР). Идейным вождем её был и остается по сей день ближайший советник президента В. Путина по "еврейским делам", раввин Берл Лазар. Гиперактивный энтузиаст создания ВКРЕ М. Немировский, ставший у руля нынешнего "Форвертса", в то время редактировал одну страничку в "Новом русском слове" со странным названием "Еврейский акцент". Запомнилась его неуклюжая попытка, в оправдание неблаговидных дел по созданию ВКРЕ, использовать авторитет известного еврейского философа, учёного-теолога раввина Адина Штайнзальца. Тогда мудрый раввин абсолютно точно определил, что "ВКРЕ - явление временное, и рассматривать его следует, как некий конкретный бизнес".
Так это и случилось: сегодня ВКРЕ и его Американский форум - не более чем вывеска, своеобразная камуфляжная оболочка для бизнесов господ Ренко, Петлаха, Щиглика и того же Квинта, которой могли бы позавидовать "ильфо-петровские" основатели конторы "Рога и копыта". Для пущей важности они дают о себе знать, с подачи своих российских хозяев провоцируя акции подобно той, что они разыграли вокруг Форума соотечественников г-на Квинта. В своей редакторской колонке г-н Немировский, очень ловко манипулируя фактами, заведомо путая "больную голову" со здоровой, обрушился на раввина Л.Кацина. Редакция газеты "Еврейский мир" беспардонно подверглась демагогической обструкции за обоснованные сомнения в целесообразности публикации показушно-формального обращения ВКРЕ к Форуму российских соотечественников и за публикацию толковой, исключительно своевременной статьи Якова Кеслера "Над всей Америкой безоблачное небо", обличающей всю лицемерную суть ВКРЕ. Нет ни малейшего сомнения в том, что "обращение", как пишет "ЕМ", является спровоцированным ВКРЕ "политическим демаршем, оркестрованным российскими спецслужбами". Читательская оценка "обращения" на интернет-сайте газеты - яркое тому подтверждение : 75% признали его плохим, 13% - так себе. Не менее характерна концовка оскорбительного опуса Немировского, обращенная к раввину Л. Кацину с приглашением "по-людски на чашку чая". Это очень напоминает героя романа М.Е. Салтыкова-Щедрина "Господа Головлёвы", - Иудушку, лицемерно прикрывающего елейными речами о любви к ближнему свои хищнические интересы. Помните его напутствия: "Трюх-трюх, мы к вам, вы к нам"?
Остается только сожалеть, что нервы уважаемого раввина не выдержали, и он в очередной раз поддался давлению этой братвы. Не уверен, что Кацин отправился в "Форвертс" на чаепитие, но позорное интервью с г-ном Квинтом под не менее лицемерным заголовком "Приобретайте друзей, а не врагов", редактор "Еврейского мира" опубликовал буквально вслед за публикацией "Форвертса".
Нет нужды пересказывать интервью, его можно без труда прочесть в "Еврейском мире" от 10 мая с.г. и на сайте газеты. Значительно интереснее будет читателю подробнее узнать о личности г-на Квинта по его многочисленным интервью, выступлениям на радио и телевидении.
Примерно в середине 90-х годов г-н Квинт "вышел в люди" и впервые оказался на телеканале WMNB в ранге тогда еще не "всемирно известного экономиста", но достаточно пронырливого русскоязычного интервьюера в ООН. Его интервью с сотрудниками, обслуживавшими представительства России и СНГ в ООН, особого интереса не представляли, но всякий раз интервьер старался подчеркнуть свою значимость и неоспоримую осведомленность по всем обсуждаемым проблемам.
И всё-таки во весь голос г-н Квинт заявил о себе при создании пресловутого Всемирного конгресса русскоязычных евреев (ВКРЕ). В связи с этим событием газета "Новое русское слово" 8 ноября 2002 года публикует пространное с ним интервью. Тогда-то и выяснилось, что вездесущий г-н Квинт, активно участвуя в создании ВКРЕ и даже получив портфель члена Координационного совета, в поте лица и "без отрыва от производства" трудился еще над одним "проектом", - созданием Международного совета российских соотечественников (МСРС). Эта организация, которую интервьюер М. Эдич в шутку, не далёкую от истины, назвал "еврейской тусовкой", никакого отношения к еврейству, конечно же, не имела. Тем не менее, весть о её рождении и о том, что г-н Квинт наделён должностью сопредседателя МСРС по Америке, стала "вселенским" достоянием русскоязычной иммиграции. Тогда же мы узнали, что титул почетного председателя этого "зазеркального хурала" дарован мэру Москвы Ю. Лужкову, который широким жестом хозяина распорядился выделить этой конторе помещение в Столешниковом переулке. Позже г-н Квинт поделился своим открытием способа использовать влиятельных особ при помощи одаривания их ничем его не обязывающими "почетными" званиями. Всё, как в старом анекдоте о незадачливом чукче, согласившемся стать "почетным академиком", но при одном непременном условии: по нечетным он будет иметь возможность ловить рыбу.
Это интервью с г-ном Квинтом заслуживает того, чтобы стать достоянием не только русскоязычной Америки, но СМИ России, Германии и, конечно же, Израиля, так как более убедительного документа, демонстрирующего неприкрытую фальшь и лицемерие этой компании самозванных еврейских общественных деятелей, просто не сыщешь. На вопрос интервьюера о возможной "руке Москвы" в создании подобных организаций, г-н Квинт, не мудрствуя лукаво, отчеканил: "У меня нет ни малейшего сомнения в том, что Международный совет российских соотечественников создала Москва". Еще более занятным по своей заведомой абсурдности был его ответ о сверхзадаче МСРС по привлечению капитала русскоязычных соотечественников в экономику России: "Задача МСРС - абсолютно другая: сохранить и развить русскую культуру, чтобы наши потомки (в Америке, Германии, Израиле и др. странах диаспоры) говорили на прекрасном русском языке". Нужны ли в данном случае какие-либо комментарии?
Когда речь заходит об источниках финансирования всех этих "конгрессов", их президенты моментально прячутся в кусты: свой широко разрекламированный фуршет на форуме г-н Квинт из-за хронического отсутствия средств назвал обычным чаепитием, а поездку в Вашингтон делегаты будто бы оплачивали самостоятельно. Непонятно только, зачем сопредседатель МСРС "вешает лапшу на уши", если его коллега, исполнительный директор этой организации г-н В. Скрынник в интервью газете "Новое русское слово" 15 июня 2004 года под многообещающим заголовком "Из России. С любовью" поведал всему свету, что "правительство Москвы выделило на 3 года - с 2003-го по 2005-й порядка 405 млн. рублей. И, кроме того, ежегодно федеральное правительство выделяет 250 млн. рублей на утвержденную Советом Федерации программу поддержки соотечественников, проживающих за рубежом....".
Честно говоря, обо всем этом противно писать, но ведь нельзя допустить, чтобы эти "защитники еврейского народа" продолжали нас позорить на весь мир и, как говорили в Одессе, держали нас "за лохов".
Уверен, что искренне чтимый мною раввин Л. Кацин осмелится опубликовать этот материал в "Еврейском мире", но хочу надеяться, что его примут к печати газеты "Еврейский меридиан", "Нью-Джерси", электронная газета "Мы здесь", газеты и интернет-сайты в Израиле. Именно эти издания сегодня объединяют авторов и читателей старого "Форвертса", для которых заповедная еврейская нравственность, честь и достоинство своего народа - незыблемы.

Михаил МАРГОЛИН, Черри Хилл, Нью-Джерси

Вернуться на главную страницу


"На Сахарове
русская интеллигенция закончилась..."

21 мая этого года исполняется 85 лет со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова. Накануне этой даты редакция "МЗ" обратилась к своим авторам и читателям с просьбой ответить на один вопрос: что они думают об этом человеке - ученом, депутате Верховного Совета, правозащитнике?

Сахаров - выдающийся мыслитель, гуманист, демократ и правозащитник. Самые характерные для него действия - это протест против испытания ядерной бомбы, в создании которой он принимал решающее участие, протест, из-за которого он лишился своего высокого статуса и огромных материальных благ. Это переход в открытую оппозицию к режиму, переход к защите прав человека, включая защиту жертв репрессий со стороны режима, невзирая на их статус, известность и заслуги, национальность и вероисповедание. Это передача всех своих немалых сбережений на разработку средств борьбы с раковыми заболеваниями. Это решительное осуждение империалистической войны в Афганистане, за что он был сослан в Горький под надзор КГБ. В перестройку Сахаров выступал против господства КПСС и за передачу верховной власти демократически избранным Советам, а также за право всех республик Советского Союза на самоопределение, невзирая на их деление (по сталинско-брежневской конституции) на союзные и автономные. И всегда Сахаров был последовательным противником любых проявлений великодержавного империализма, шовинизма, ксенофобии, антисемитизма.
Самая великая идея Сахарова - это идея о конвергенции социализма и капитализма, как "единственной в конечном итоге альтернативы гибели человечества". Притом, что конвергенцию он понимал не как механическую смесь, а как синтез важнейших принципов и механизмов социализма и капитализма.
Все поставленные Сахаровым цели и его идеи оказались не реализованными в России, и не нашли признания и последователей в среде интеллигенции, считающей себя демократической и на словах прославляющей Сахарова. На Западе сахаровская идея синтеза социализма и капитализма с успехом реализуется, хотя и в ограниченных пока масштабах.

Вадим БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ,
писатель и правозащитник,
Мюнхен, Германия


Имя Андрея Дмитриевича с середины 60-х годов будоражило и вдохновляло: если есть такой человек, который борется и за разоружение, и за конвергенцию, и за права крымских татар, украинцев и евреев, и против разжигания правящей советской камарильей конфликта на Ближнем Востоке, и за попранные права чехословацкого народа, оказавшегося в тисках советской "нормализации", и против афганской авантюры, - значит, человечество не столь безнадёжно.
После десятилетий агрессивно-жлобской атмосферы на собраниях, что считалось нормой: большинство подчиняется меньшинству, - с Сахаровым и его эпохой появилось ощущение, что культура не приказала долго жить. Что существуют толерантность и общечеловеческие ценности. Последние особенно актуальны сегодня, когда тираны и фундаменталисты всех мастей изобретают ценности "более важные"; собственно они их не столько изобретают, сколько извлекают из отжившего религиозно-патриотического хлама всё то, что оправдывало деспотизм и кровопролития.
Как еврейский композитор и поэт, скажу, что пример Сахарова помогает устоять перед натиском и агрессией еврейского журналистско-чиновничьего хамства по отношению к нашей дорогой попранной тысячелетней национальной культуре, которая ныне на языке еврейских Простаковых называется: "А-а-а-а-а-а, идиш? Это меня не интересует".

Дмитрий ЯКИРЕВИЧ, вице-президент Всемирного
Совета по развитию языка и культуры идиш,
композитор и поэт, Иерусалим, Израиль


Кто для меня Андрей Дмитриевич Сахаров? Разумеется, не ученый, хотя в науке он оставил ярчайший след. И не депутат, хотя именно ему без какой-либо фальши пристало называться НАРОДНЫМ депутатом. И, конечно, не общественный деятель, хотя его неутомимая общественная деятельность известна всему миру.
Он был Андреем Дмитриевичем Сахаровым - никаких дефиниций это имя не требует. И даже, как ни странно, быть может, это звучит, был не кем, а ЧЕМ: грандиозным, уникальным явлением, ознаменовавшим собой эпоху, которая выпала на его долю. Он воплощал в себе то, что принято называть русской интеллигенцией, - тем, чему нет аналогов в мире: сплавом совестливости, честности, порядочности, бесстрашия, стойкости, бескорыстия, милосердия и многого чего еще. Того, что навсегда ушло вместе с ним - на А.Д.Сахарове русская интеллигенция закончилась. И не вернется.
Думая о нем, я всегда вспоминаю один знаменитый кадр, обошедший телеэкраны всех континентов: один нобелевский лауреат мира затыкает рот (в буквальном смысле слова!) другому нобелевскому лауреату мира, отключив микрофон на трибуне. Голос первого, счастливо здравствующего, безнадежно замолк, голос второго и при отключенном микрофоне продолжает звучать и будет звучать всегда.

Аркадий ВАКСБЕРГ, писатель, Париж, Франция


Все - на Сахаровскую маёвку!


В воскресенье, 21 мая, в день рождения Андрея Дмитриевича Сахарова, в Москве, в сквере у Музея и общественного центра "МИР, ПРОГРЕСС, ПРАВА ЧЕЛОВЕКА" имени Андрея Сахарова, состоится Сахаровская маёвка - праздник Свободы.
В этот день Андрею Дмитриевичу исполнилось бы 85 лет и в этот день отмечает свое 10-летие Музей и центр, названный его именем.
Столы, скамейки, скромное угощение, музыка, песни и ораторы предоставлены Центром Сахарова и другими организаторами Дня Свободы.
Мы надеемся, что третье воскресенье мая станет ЕЖЕГОДНЫМ, ВСЕНАРОДНЫМ и НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМ праздником Свободы. Мы надеемся видеть Вас на первом праздновании Дня Свободы, и через год, и каждый год.
Пока нам есть что праздновать.
СВОБОДЕ - ДА!

Место: Сквер у Музея и центра имени А.Сахарова
Время: в 14.00
Адрес: Москва, Земляной вал, д.57, стр.6 (метро Чкаловская, Курская)
Телефон: 926-40-41, 623-44-20

Организаторы праздника:
Е. Янкелевич; Ю. Самодуров (Музей и центр имени Андрея Сахарова); С. Ковалев (Фонд Сахарова); Н. Белых (СПС), С. Филатов (Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ); Л. Алексеева (МХГ); Л. Пономарев
(Движение "За права человека"); А. Рогинский ("Мемориал")

Вернуться на главную страницу


Марина ДАЙНЕКО, Нью-Йорк


"Пропасть между властью и обществом - не перепрыгнуть, а рвать штаны
желающих нет. Хотя края всё разносит и разносит в разные стороны".
Анна Политковская


Очередной фестиваль "Нет террору!" пройдет 14 мая в концертном зале московской гостиницы "Космос". Эту акцию, а у меня язык не поворачивается назвать это действо фестивалем, уже в третий раз проводит региональная организация содействия защите пострадавших от террористических актов "Норд-Ост". По мнению устроителей, акция должна обратить внимание общественности на то, что российские и московские власти так и не смогли извлечь уроки из трагедии "Норд-Оста", что "настало время, когда мы все вместе, все люди России, должны сказать "нет" террору и потребовать от правительства полной ответственности, гарантий безопасности и нашего права на жизнь".

Из пресс релиза фестиваля:
"Чтобы сказать свое: "НЕТ ТЕРРОРУ!", на III Фестивале соберутся пострадавшие при терактах: в "Норд-Осте"; в Беслане; взрыва дома на ул. Гурьянова в г. Москве; взрыва дома на Каширском шоссе в Москве; взрыва дома в Волгодонске; взрыва самолета "ТУ-134" "Москва-Волгоград"; взрыва самолета "ТУ-154" "Москва-Сочи"; взрывов в московском метрополитене; потерпевшие других терактов.
Предполагается, что среди гостей будут известные политики и члены Государственной Думы Борис Немцов, Гарри Каспаров, Георгий Сатаров, Ирина Хакамада, Владимир Рыжков, Григорий Явлинский, Михаил Касьянов, правозащитники Лев Пономарёв и Людмила Алексеева.
В программу входят выступления ведущих рок-музыкантов, бардов, детской труппы мюзикла "Норд-Ост".

Среди участников нынешнего "фестиваля" не будет Светланы Губаревой.
23 октября 2002 года Светлана вместе с дочерью Сашей и женихом Сэнди Букером оказались сначала среди зрителей мюзикла "Норд-Ост", а затем в заложниках у террористов. Во время операции спецназа по освобождению заложников 13-летняя Саша и Сэнди погибли, а Светлана осталась жива. Сейчас она находится здесь в Америке, и мы беседуем с ней в моей бруклинской квартире.

- Понятие "фестиваль" обычно связано с радостным событием. Фестиваль - это шоу, музыка, праздничное настроение. Ты не знаешь, Светлана, почему акцию "Нет террору" так назвали?
- Не знаю. Думаю, что те, кто назвали всё это фестивалем, ассоциировали это скорее не с шоу, а с чем-то более похожим на… съезд. Съезд тех, кто пострадал от терактов в разных городах России. Кроме того, это возможность собраться вместе, поддержать друг друга словом.
- Расскажи о впечатлениях после прошлогоднего фестиваля.
- Впечатления - разные. Присутствующих в зале было не так много, как хотелось бы, совсем не было представителей власти. Среди зрителей были не только заложники и их родственники, но пришли и обычные москвичи. Это было отрадно. Ирина Хакамада в своем выступлении сказала, что мы, пострадавшие от терактов, обречены быть неуслышанными. Я согласна с этим заявлением - власти по-прежнему не хотят нас слышать и не хотят о нас помнить. Среди выступавших была и я. Как раз накануне фестиваля было оглашено решение по моему судебному разбирательству - я бы сказала, наш приговор. Поэтому в выступлении я говорила о качестве проведенного следствия и о том, как вершилось правосудие.
Накануне в Замоскворецком райсуде Москвы прошел "марафон по отфутболиванию требований Светланы Губаревой к Мосгорпрокуратуре". Так назвала это судебное заседание журналист Анна Политковская. Заседание фактически завершило расследование теракта 23-26 октября 2002 года. Однако вопросы о том, когда, где и как умерли Саша Летяго и Сэнди Букер: в театральном зале во время операции по "спасению" заложников или в больнице, где и как их спасали, от чего наступила смерть? - все эти несложные вопросы так и остались без ответа.
- Как сегодня живут пострадавшие от теракта в "Норд-Осте"?
- Живут - сказано слишком бодро. Все они, скорее, выживают. Например, у Татьяны Лукашовой, потерявшей дочь, недавно был третий инфаркт. Наталья Курбатова - мать 13-летней Кристины Курбатовой, которая в спектакле играла роль Кати и погибла, недавно снова на месяц слегла в клинику с тяжелым неврозом. Саша Сталь потерял слух, стал ивалидом. Вообще из переживших газовую атаку 12 человек потеряли слух. У Тамары Старковой, которую тяжело ранили террористы и которая чудом выжила, после внутриполостной операции и месяца, проведенного в реанимации, сняли инвалидность. Но мы не сдаемся и все-таки пытаемся добиться справедливости.
- По русскому ТВ показывали встречу Путина с матерями Беслана. Встречался ли президент России с вами?
- Нет, с матерями "Норд-Оста" Путин не встретился. Через 10 дней после штурма в Кремль были приглашены представители театральной труппы во главе с продюсером Георгием Васильевым, который с первых минут захвата и до последних минут, когда в зал пустили газ, находился с нами в заложниках. Я слышала, что Мовсар Бараев даже предлагал ему выйти на свободу, но Васильев отказался. Встречу у Путина я смотрела по телевидению в новостях. Кстати, в группе, приглашенной к Путину, мы вдруг увидели 11-летнего Глеба Бауэра. Присутствующим он был представлен, как бывший заложник. Но его в зале вместе с нами не было. Наверное, устроители встречи хотели показать, что газ не повлиял на здоровье детей, поэтому и продемонстрировали всему миру совершенно здорового мальчика.
- Продюсерами мюзикла, насколько мне известно, были Васильев, Иващенко и Цекало. Васильев оказался с вами. А где были остальные?
- Цекало в тот вечер вообще в театре не было. А Иващенко вместе с группой актеров выпрыгнул из окна в гримерной. Если ты помнишь, говорили о человеке, который сломал при побеге из театра пятку. Это и был Иващенко.
- Я знаю, что ты вместе с несколькими пострадавшими подала документы на рассмотрение в Страссбургский суд. Чего лично ты ждешь от этого суда?
- Беспристрастной оценки содеянного российскими властями. Сегодня я уже точно могу сказать, что следствие, проводимое по нашему делу, не отличается ни добросовестностью, ни справедливостью. Я могу говорить о фактах фальсификации, искажений, которые встречаются в материалах дела.
- Например?
- Из материалов уголовного дела, например, следует, что тело Александра Карпова в морге осмотрели раньше, чем его туда привезли с Дубровки. Прокуратурой было объявлено о 130 погибших во время операции по освобождению заложников. Однако, произведя элементарное сложение числа жертв "Норд-Оста" в различных больницах по материалам той же прокуратуры, нетрудно установить, что общее чило погибших составляет не 130, а 174. И таких примеров я могу привести множество. Всю эту информацию мы изложили в докладе, который будет распространяться среди участников фестиваля "Нет террору" 14 мая этого года.
- Для чего и кем был написан этот документ?
- Этот доклад написали мы - те, кто непосредственно причастен к событиям в "Норд-Осте". Мы считаем, что мир должен знать правду о случившемся и надеемся, что доклад привлечет внимание международных правозащитных организаций. Такие преступления, как в "Норд-Осте" и Беслане, должны стать предметом независимого международного расследования.
- Приглашены ли на ваш фестиваль представители международных правозащитных организаций?
- Нет. К сожалению у нас нет пока контактов с этими организациями, но нам бы очень хотелось такие контакты установить.
- Гарри Каспаров, выступая перед гостями прошлогоднего "фестиваля", сказал: "Нужно заставить власть признать, что жизнь отдельного человека важнее, чем любая государственная необходимость". Для меня эти слова звучат риторикой. Разве возможно заставить российскую власть в чем-то признаться?
- Наверное, отдельно взятая Светлана Губарева и не сможет, но очень хочется верить в то, что сообщество граждан, если не России, то мира, добьется этого. Как в сказке про веник, который по прутику сломать можно, а целый - нет.

Светлана Губарева похоронила свою дочь в Москве на Троекуровском кладбище. Здесь же - еще шесть могил погибших на Дубровке. На памятнике у Саши надпись: Александра Летяго, 16 июля 1989 - 26 октября 2002. Погибла при штурме "Норд Оста".
Работник кладбища как-то сказал Светлане, что зря она сделала надпись про то, что, мол, "погибла". Уж больно тяжко ему ходить мимо и читать это.

 

Вернуться на главную страницу


Опрэ, Рома!

АМАЛЕКАМ И АМАНАМ
НЕ УДАЛОСЬ УНИЧТОЖИТЬ
НАШИ НАРОДЫ - ЕВРЕЙСКИЙ И ЦЫГАНСКИЙ, -
СЧИТАЕТ ВАЛЕРИЙ НОВОСЕЛЬСКИЙ

Репатриируясь из Украины в Израиль в 1995 году, я не мог предугадать, что из озабоченного религиозной тематикой юноши со временем стану, как сейчас популярно говорить, народным дипломатом, активно участвующим в процессе европейской интеграции. А если быть более конкретным, то в одном особом аспекте этого процесса. Итак, по порядку.
Моя нынешняя поездка из Израиля за рубеж - далеко не первая (чем, впрочем, никого из наших соотечественников не удивишь). Но для меня эта уже 16-я поездка отличается от предшествовавших тем. Что она - самая настоящая рабочая командировка, связанная с моей деятельностью в качестве активиста международного цыганского (политкорректный вариант: ромского) движения. После многочисленных семинаров, конференций и фестивалей наступила очередь рутинной, но важной работы: интернатура в одной из международных цыганских организаций в столице Евросоюза и Бельгии - Брюсселе.
Европейский Ромский информационный оффис (ЕРИО) создан летом 2003 года в Брюсселе. Эта неправительственная организация принимает участие в политических и общественных дискуссиях, связанных с цыганами, и предоставляет актуальную информацию по этой тематике. ЕРИО противодействует дискриминации цыган и стремится к их равному представительству и участию в принятии политических решений. В частности, ЕРИО стремится убедить институты Евросоюза в важности предоставления равных возможностей для цыган во всех государствах, являющихся или готовящихся стать членами Евросоюза, особенно тех, где значительна доля цыганского населения.
В настоящее время ЕРИО концентрирует свои усилия в сферах гражданства, жилищных прав, десегрегационной и антидискриминационной политики в школах. ЕРИО также действует, как корреспондентский пункт и отдел связи с членскими организациями в Брюсселе. Организация стремится расширять контакты между цыганскими общественными структурами и европейскими экспертами, принимающими участие в принятии политических решений. Это делается для того, чтобы достигнуть справедливого и равного участия цыган в жизни новой Европы.
В связи с тем, что деятельность ЕРИО ограничена лоббированием и защитой общественных интересов, организация не ставит своей целью политическое представительство цыган на общеевропейском уровне. Цыгане Европы представляют многочисленное сообщество со множеством разнообразных забот и интересов. Их представительство может быть достигнуто только с помощью политических лидеров, становящихся таковыми в процессе демократических консультаций и выборов.
Эта цыганская организация - далеко не первая и не единственная среди сотен, если не тысяч появившихся и действующих в Европе после 1989 года. Время перемен отразилось и на общественном сознании миллионов цыган, уставших от вековой дискриминации и стремящихся гарантировать свои равные гражданские и человеческие права в странах проживания. Цыганская тема стала актуальной в европейских политических кругах во второй половине 90-х, в подготовительной фазе к принятию ряда государств Центральной Европы со значительным цыганским населением (Чехия, Словакия, Венгрия) в состав Евросоюза. Ожидающееся в следующем году вхождение Болгарии и Румынии увеличит число цыган - граждан Евросоюза - до 7 миллионов человек. По множеству причин социально-экономическое положение многих цыганских семей в странах Центральной и Юго-Восточной Европы оставляет желать лучшего. Такая ситуация является причиной, по которой многочисленные структуры Фонда Сороса проводят огромную исследовательскую, образовательную и благотворительную работу для улучшения жизни миллионов цыган в бывших соцстранах, особенно молодёжи. Такая работа ведётся в сотрудничестве с общественными организациями и правительствами, постепенно реализующими проекты государственной стратегии по улучшению благосостояния цыганского населения.
Но есть ещё одна тема, не являющаяся частью государственных проектов, не входящая в число приоритетных для многих цыганских организаций, но близкая каждому цыгану и понятная каждому еврею. Часть активистов международного цыганского движения всегда уделяет ей внимание и стремится к восстановлению исторической правды. Имя этой темы - Пораймос, что в переводе с языка романэс означает "поглощение"; таково название цыганского Холокоста.
Факт истории: Пораймос - политика уничтожения цыган нацистами и их союзниками в нацистской Германии, в государствах и территориях, оказавшихся в сфере её политического и военного влияния. Этот термин стал международным в 80-е годы XX века после официального признания правительством ФРГ факта нацистского геноцида рома и синти (синти - немецкие цыгане) в годы Второй мировой войны. Это явление стоит в одном ряду с Шоа - уничтожением евреев. Согласно ряду исследований, число жертв цыганского Холокоста составляет 1.5 миллиона человек или, иными словами, 70 процентов от общего числа цыган в довоенной Европе. Такова же была и доля шести миллионов жертв Шоа по отношению ко всему еврейскому населению довоенной Европы.
С точки зрения расовой теории национал-социалистов цыгане воспринимались как угроза расовой чистоте немцев и других народов "нордической расы". Хотя, согласно официальной пропаганде, немцы были провозглашены представителями чистой арийской расы, происходящей из Индии, известной сложностью для теоретиков нацизма был факт, что цыгане - непосредственные потомки выходцев из северной Индии; антропологически и лингвистически они близки её нынешнему населению. Выход был найден в надуманном решении, согласно которому европейские цыгане представляют собой результат генетического смешения арийцев с самыми низшими расами мира, и это, якобы, объясняет их асоциальность. Специальная комиссия рекомендовала отделение "цыганства" от немецкого народа.
В результате такой идеологической подготовки с марта 1936 года на цыган были распространены положения Нюрнбергских законов о гражданстве и расе, которые годом ранее распространялись только на евреев: им также было запрещено вступать в браки с немцами и участвовать в выборах, цыгане также были лишены гражданства Третьего рейха.
Уничтожение началось во второй половине 1930-х годов со стерилизации цыган в Германии. С апреля 1941 г. начались массовые казни цыганского населения на оккупированных территориях, а с декабря 1942 года - истребление в концлагерях, проводившееся по указу Гиммлера от 16 декабря того же года. Эти акции сопоставимы по значению с решением Ванзейской конференции от 20 января 1942 года об "окончательном решении еврейского вопроса".
Согласно свидетельствам очевидцев, цыгане, отправленные в лагеря смерти, часто страдали даже больше, чем евреи. В ряде случаев нацисты были настолько разозлены видом цыган, прибывающих в эшелонах, что даже не давали им возможности зайти в ворота лагеря для селекции и просто убивали их на железнодорожных платформах...
Говоря о себе, осмелюсь "похвастать": окажись я в сорок первом году в оккупированном нацистами Днепропетровске, я не был бы расстрелян в начале октября как еврей, а был бы, как цыган, расстрелян двумя месяцами раньше - в конце августа. Так бы произошло со мной, живи я в Киеве - первыми жертвами в Бабьем Яру были цыгане, а уже потом - все остальные...
Нам, живущим на заре ХХI века, нужно радоваться, что амалекам и аманам не удалось уничтожить наши народы, что синагоги и цыганские театры действуют по всей Европе, даже в современной Германии, что мы продолжаем жить, создавать семьи, стремиться к успехам и достигать их. И есть причина радоваться тому, что уже не одно десятилетие есть общественное движение у цыган, год от года приобретающее политический характер и мобилизующее в свои ряды новое поколение интеллектуалов и активистов из цыганской молодёжи. И сам я рад, что имею честь участвовать в этом празднике жизни - процессе эмансипации и интеграции цыганского народа в новой Европе. Много ещё дорог придётся пройти, много вершин покорить, но самое главное - в том, что после трагедий истории цыганский народ стал на ноги и обретает силу в борьбе за свои права, в стремлении к лучшей судьбе в этом мире.
------------------------------------------------------------------------------------------------

"Опре, Рома!" в переводе с романэс означает «Цыган, воспрянь!» - восклицание, популярное среди патриотов цыганского народа. Равносильно по значению восклицанию «Ам Исраэль Хай!» для евреев.

Коротко об авторе
Валерий Новосельский, 36 лет. Родился и вырос в Днепропетровске, Украина. В течении двух лет (1993-1995) до отъезда в Израиль жил и работал в Москве. Большая часть прожитого в Израиле времени связана с работой переводчика (английский-русский) в одном из колледжей Хайфы. В настоящее время - редактор Цыганской виртуальной сети, действующей с июля 1999 г. и являющейся источником оперативной информации и базой данных по цыганской тематике. Новосельский, помимо публикаций на цыганскую тему, автор ряда статей о взаимоотношениях Израиля и России, о йериде (эмиграции) из Израиля, спасении болгарских евреев в годы Второй мировой, о драматизме взаимоотношений исламского мира с Израилем.
Нынешняя командировка автора в Брюссель связана с двухмесячным курсом интернатуры в Европейском Ромском информационном оффисе www.erionet.org.

Вернуться на главную страницу


Владимир Левин:
"НА КОНКУРСЕ ШЛИМАЗЛОВ Я БЫ ЗАНЯЛ ВТОРОЕ МЕСТО ..."

Все мы доживаем до такого рубежа в жизни, когда пора подводить итоги. Владимиру Левину - 70. Он у всех на виду. В каждом номере выдает на-гора гвоздевые материалы. Не хитрит, не юлит - пишет, о чем душа болит, называя вещи своими именами и не выдавая белое за черное. Профессионал, одним словом. И мудрый человек, что, согласитесь, тоже немаловажно.

- Володя, 70 лет, прости за банальность, - возраст зрелости. Мы с тобой из одной "альма-матер", или, как теперь говорят, на одной волне качались. Но нашему ремеслу может научить только жизнь. Кем ты себя больше ощущаешь - писателем или журналистом?
- А всё очень просто: хочешь что-нибудь интересное почитать - сядешь и напишешь. И никогда не думаешь, что это такое. Мне есть что сказать, но некому слушать. Во-первых, я не считаю то, чем мы с тобой занимаемся, ремеслом. Это не просто профессия, но, прежде всего, образ жизни. Изменить ему - значит изменить себе. Согласись, что ничем другим ты заниматься не можешь. И я тоже. Всю жизнь мне средством для существования было слово. Русское слово. Не потому, что оно меня, как и тебя, кормило, а потому что это - вся жизнь, ее образ и смысл. Я родился в семье редактора газеты и рос среди соответствующего окружения: писатели, журналисты, критики, киношники. У моего отца иногда собирались старые люди, пришедшие в этот мир из мира "комиссаров в пыльных шлемах", отсидевшие на сталинских "курортах" немалые сроки. Среди них Григорий Яковлевич Кобец - один из создателей популярного в свое время фильма "Искатели счастья" - о том, как евреи строили свою автономную область. В прошлом махновский разведчик, за что потом и отсидел 17 лет. Поэт Станислав Петрович Шушкевич - отец будущего беловежского "зубра" Станислава Шушкевича. Тоже отсидел 17 лет. Ругал меня за то, что не пишу на идиш, который он знал превосходно, а я не знал вообще. Сергей Иванович Граховский, поэт, парторг белорусского Союза писателей, который ругал меня за то, что не хочу переходить на белорусский язык. И ему 17 лет досталось. Шахматный мастер Яша Каменецкий. Еще одна страшная дама, которую они все называли "товарищ нарком" и которая непрерывно курила самые вонючие в мире сигареты "Памир". Она была в ссылке лет двадцать. Яков Израилевич Дробинский, автор четырех книг, а пятую - "История одного следствия" - он дал мне прочесть в рукописи, но издать так и не решился. Бывший секретарь горкома, тоже отсидел без малого лет двадцать, хотя был приговорен к расстрелу как агент всех мыслимых и немыслимых разведок. И много еще удивительных людей с искалеченной судьбой, но очень твердых в своих убеждениях, несмотря ни на что. Мне их очень сейчас не хватает, но представить, как бы им жилось здесь, не могу. Они ушли вместе с веком.
А что касается того, кем я себя считаю - писателем, поэтом, кинематографистом, историком или журналистом (я перечислил все, чем занимался), то по этому поводу лучше всех сказала моя мама: "Шлимазл!". И была абсолютно права, потому что точно так называл меня и мой литературный учитель Михаил Аркадьевич Светлов, в семинаре которого мне посчастливилось заниматься. Они оба говорили, что даже на конкурсе шлимазлов я бы занял второе место.
- Почему второе?
- А потому что - шлимазл. Все нормальные люди приходят из журналистики в литературу, а я - наоборот. Уже будучи автором многих стихов и песен, которые и в кино успели прозвучать, и по радио их крутили чуть ли не ежедневно, взял и пришел в газету, по поводу чего тот же Светлов сказал: "Жена и газета убили поэта". Но здесь, вероятно, сказались гены - мой отец газетчик, да и жили мы сразу после войны в Доме печати. Школьником еще ходил по редакциям, иногда на полосах оставались дырки, и меня просили заполнить их чем-нибудь рифмованным. Я и сам такого не ожидал, но оказалось, что это стихи, и за них платили.
А потом, съездив первокурсником на целину, - без меня ее никак не могли поднять - привез оттуда свою первую книжечку, очень романтичную. В газету пошел, потому что там можно было сделать что-нибудь конкретное: помочь фронтовику, вдове погибшего на фронте. В те времена и Василь Быков работал в газете, поэтому чаще всего ездил к нему в Гродно, чтобы просто посидеть рядом с этим великим молчуном. Зато когда он вдруг начинал говорить, было что послушать. Он присылал мне письма "своих" фронтовиков. Оказалось, не я один такой ушлый - туда и Рыгор Бородулин приезжал, и Володя Короткевич, и Витя Козько... Все встречались в Гродно. Мы не были диссидентами, слова такого даже не знали, но что-то пытались понять самостоятельно. На подсознательном уровне. И свято верили в то, что делали.
Писательство - не профессия, а способ понять, что происходит с тобой, страной, явлением. Надо что-то увидеть, услышать, понять и об этом рассказать. Тебе Б-г дал эту возможность, а другим нет. Я могу ей воспользоваться, у меня есть пространство для работы, есть тишина и мой письменный стол. И если ты можешь показать, как маленький человек борется с огромным монстром, побеждает его и поднимается до великого, - ты писатель. Если ты увидел в пустой пачке от "Беломора" сюжет рассказа, - ты писатель.
Если увидел за каким-то происшествием или событием явление и смог его раскрутить, вникнув в суть, - ты журналист. Журналист рассказывает, писатель показывает. Писателя мучат муки духовные, журналиста - мучители административные. Вот и вся разница. При этом и тем и другим еще надо словом владеть. К сожалению, сегодня это большая редкость. Была такая очень известная журналистка Нина Александрова - фронтовичка и еврейка, она работала в "Известиях", пока трагически не погибла в авиакатастрофе. Так вот, она говорила нам, тогда еще совсем молодым: "Журналист и литератор должны одинаково хорошо писать. Только один из них строит все на фактическом материале, другой - на фантазии. Есть правда факта и факт художественной правды. Все остальное - от лукавого". Вот это я хорошо запомнил.
- Как ты думаешь, почему среди евреев так много писателей?
- Потому что их с детства приучают думать, решать логические задачи, а владеть словом они могли гораздо лучше других. Поэтому мне трудно сказать, кем я себя лучше ощущаю. Слово - это то, за что мне платили. И какая-то сила сверху меня тянет к нему. Но очень часто, здесь, где слово на русском не очень много значит, а стоит еще меньше, я себя ощущаю полным шлимазлом.
- Ты изъездил ту страну вдоль и поперек. Не пора ли за мемуары?
- Рыгор Бородулин, номинированный на Нобелевскую премию, как-то очень точно выразился по поводу одного нашего общего знакомого: "Ён напісау двухтомнік мемуарау аб тым як з геніям стаяу ля піссуарау", чем отрезал мне путь к этой работе. Как вспомню, так смех раздирает. А вообще-то я еще не такой старый, чтоб заниматься этой ерундой, хотя на пути встречались мне очень интересные люди. И не только по должности, по креслу. Доводилось разговаривать с крупными политиками, с маршалами, которые командовали фронтами, с первыми космонавтами, известными писателями. А проехал я Советский Союз от Бреста до Амура и от Полярного круга (Воркута) до Кушки, а в некоторых странах "соцлагеря" поработал корреспондентом. Как-то взялся, было, вспоминать (все, что было не со мной, - помню), написал страниц восемьдесят, да все они сгорели в компьютере, какой-то сбой произошел. Видимо, Он не хочет, чтоб я это писал.
- Недавно вышла переведенная на английский язык ваша с Давидом Мельцером книга. Как ты ее расцениваешь - дань памяти погибшим, попытка устранить "белые пятна" или перебить плетью все тот же советский обух, скрывающий правду о Холокосте и его творцах?
- Перебить плетью советский обух не так-то просто до сих пор, особенно сейчас, когда "в той стране" идет возрождение советско-гебистской системы. Когда книги Игоря Шафаревича и Александра Солженицына, невесть откуда повылезавших профессиональных антисемитов с теориями о "малом и зловредном народе" продаются на каждом углу и доходят до Брайтона и американских библиотек, у нас была одна задача - показать и рассказать правду. Давид Мельцер - настоящий ученый, исследователь, историк по призванию, доктор наук, профессор. Все, кто хоть как-то соприкасался с историей в Белоруссии или в Болгарии, - его ученики. А я еще в 70-х годах получил допуск к материалам очень засекреченных тогда Центрального и Белорусского штабов партизанского движения. Все выписки из этих материалов подвергались досмотру, как наркотики на таможне. Я никак не мог понять, почему и что здесь может быть секретного. Смотрю список личного состава партизанского отряда - одни еврейские фамилии. Другой список - то же самое. Кое-что повыписывал. На выходе специальные люди все это просмотрели, а буквально на следующий день меня вызвал на ковер "хозяин" республики Петр Миронович Машеров. "Не тех ты героев ищешь, комсомолец", - сказал. До меня даже сразу не дошло. Потом понял, что вот это "открытие" меняет всю официальную концепцию: вовсе не партия и советское правительство создали партизанское движение. Его начали те, кому некуда было деваться, - узники гетто. В 1941-42 годах в первых партизанских отрядах основу составляли евреи и окруженцы. Большинство из них погибло. И тогда из вредности я решил для себя: обязательно об этом написать, и стал потихоньку собирать материалы, записывать воспоминания. А когда встретились здесь с Давидом и я рассказал ему обо всем этом, оказалось, что и он собирает такие материалы. Остальное было делом техники. Писалось все это по ночам. А когда была поставлена последняя точка, я весь стал седым. Точно такая же история произошла и с переводчиком этой книги. Не так просто рассказывать о страшном.
Настоящие книги пишутся кровью. Один человек - это мир, а 800 тысяч евреев, погибших в 200 гетто Белоруссии, - это 800 тысяч миров, это галактика. Мы адресовали эту книгу не столько ныне живущим, а будущим поколениям. Потому что если сегодня выискиваются политические спекулянты, отрицающие Холокост, то завтра их будет больше.
- Поговорим об иммиграции и иммигрантах. Судя по твоим публикациям, ты не любишь Брайтон и его "кухню". Но посмотри, какие милые люди там живут: в политику не лезут, газетчиков не признают - назови хоть одну газету, которая бы там обосновалась - да и гешефты давно уже делаются не на Брайтоне. Это что - нарицательный образ?
- Газетчиков не признают, и правильно делают, потому что на всю русскоязычную Америку профессиональных газетчиков меньше, чем пальцев на одной руке. Газету, которая обосновалась на Брайтоне, могу назвать: это "Одесса-на-Гудзоне". Она так же похожа на газету, как Брайтон на Одессу, а я - на балерину. Брайтон я люблю как источник анекдотов о нашей замечательной общине, которой нет и быть не может. Община возможна там, где есть ее духовный лидер. А на Брайтоне есть Фира Стукельман, Малиевский, дамский доктор Гутник и другие "лидеры", рьяные республиканцы - бушмэны, которые хотят иметь своего человека в горсовете или ассамблее штата и научить Америку демократии, хотя убирать за собой улицы так и не научились. А ты говоришь, они в политику не лезут. Лезут, аж пищат! Больше всех меня забавляют брайтонские активисты надуманных организаций, которые как заклинание произносят в разных вариациях только одно слово: бабки, бабульки, бабло. Есть брайтонский фольклор, субкультура, семечки. И светоч культуры - "Миллениум" с московской попсней.
- Один весьма интеллигентный еврей, прочитав твой очередной опус, сказал: "В Союзе евреев было немного, но все умные. Теперь они собрались в Америке, но где умные?". Возьмешься прокомментировать?
- И правильно сказал. Умные не высовываются. Как писал Булат, дураки любят собираться в стаи, с ними их начальник - дурак из дураков. Умные не приспособлены к бизнесу, не ходят на всякие сборища "всемирных" организаций, ассоциаций, где их используют в качестве "народной массы", с которой можно слупить членские взносы, они отдадут последнее на благотворительность, а это последнее жлобствующие прохиндеи пропьют. Они не звонят на радио. И вообще не выпендриваются. Выживают, как могут. Читают умные книги, занимаются внуками. Умные не ходят в школы "еврейских лидеров", да и среди самих этих "лидеров" ты видел умных? Умные не морочат себе голову тем, что среди членов горсовета или ассамблеи штата нет представителей "русской общины". Рвутся туда только те, кто мечтает использовать это представительство в интересах своих личных и весьма сомнительных бизнесов.. Это я говорю о людях того поколения, которым не дается и не дастся никогда английский вследствие возраста. А среди молодежи нашей очень много умных, толковых, состоявшихся ребят. Но у них своя жизнь, никак не связанная с "русской" общиной. Знаю одного художника, очень даже состоявшегося книжного графика, одного из лучших в Америке, он вообще старается держаться подальше от "общины" - боится зависти.
Буквально вчера был на концерте Елены Камбуровой в Манхэттене, она пела изумительные стихи поэтов XX века, и это возносило до удивительных высот. На Брайтоне поэзия не проходит ни в каком виде. Там царствует попса, даже умудрились едва не сорвать выступление Константина Райкина. Так вот на маленьком пятачке в Манхэттене, на концерте Камбуровой я видел одухотворенные лица русско-еврейской интеллигенции. Это счастье, коль она еще жива, и полно молодых прекрасных лиц, которых на Брайтоне никогда не увидишь.
- У меня все чешется язык спросить, где ты выуживаешь фактуру, недоступную всем информацию для своих пользующихся бешеной популярностью опусов?
- Никогда не спрашивай у журналиста про источники его информации. Недавно журналистку из "Нью-Йорк Таймс" судили за то, что она отказалась сообщить свои источники информации в правительстве. Она просидела три месяца в тюрьме, но не назвала их. Когда я работал в ТАСС, который "уполномочен заявить", у нас источником информации могли быть только первые лица страны. Однажды я по неопытности провел беседу с маршалом, заместителем министра обороны, а меня отчитали и сказали: "Ты бы еще с каким-нибудь прапорщиком поговорил! Только первое лицо!". На чем "горят" журналисты? На женщинах, водке, картах и ... на непроверенных фактах. Хочешь, приведу один документ, касающийся евреев, который долгое время считался государственной тайной?
- Не хочу. Украдут и глазом не моргнут. Публикуй только под своей подписью.
- Убедил. В знак благодарности, так и быть, выдам еще один источник информации. Это улица. Надо слушать улицу, она тебе все и обо всем расскажет. И еще есть такой закон капусты. Факт, событие - это как качан капусты. Начинаешь его разбирать, снимая слой за слоем, пока не дойдешь до кочерыжки, до сути. Это очень интересно. Твой тезка Анатолий Абрамович Аграновский сказал как-то: хорошо пишет тот, кто хорошо думает. А Витя Шендерович утверждает, что до того, как он начал писать, много читал. Ну, еще Он кое-что дает. Вот и весь секрет, вся сермяжная еврейская правда.
- Обычно все чего-то желают юбиляру. Мы тебе тоже желаем жить и писать до 120! А что сам юбиляр хотел бы пожелать нашему потерянному иммигрантскому поколению?
- Поскольку я уже впал в комсомольский возраст, то хотел бы пожелать оставаться самими собой, а это значит - найти себя! Больше ходить по улицам и ни в коем случае не становиться заложниками врачей. Вот мой брат - он бывший военный летчик и старше меня на 10 лет - с шести утра и до полудня ходит вдоль океана в любую погоду, как всепогодный бомбардировщик. Будто стремится пройти пешком те расстояния, которые налетал на своем самолете. И никогда ни на что не жалуется, и врачам не дает на себе заработать. И еще хочу пожелать руководствоваться двумя строчками гениального Булата Окуджавы:

Давайте жить, во всем друг другу потакая,-
тем более, что жизнь короткая такая.

А я постараюсь, чтоб вам всегда было что-нибудь почитать на ночь.

Беседу вел Анатолий ГЕРЖГОРИН, Нью-Йорк


От редакции "МЗ"

Острые, толковые статьи сегодняшнего юбиляра Владимира Левина надо читать не на ночь, а на свежую голову. Потому что в них всегда немало такого, над чем следовало бы задуматься иным самопровозглашенным лидерам иммиграции. В Нью-Йорке года полтора назад даже компания такая создана - по провозглашению лидеров общины из числа соучредителей этой компании. Вот и читаем в их же газете: "доктор Б. - признанный лидер...", "писатель Щ. - признанный лидер...". Правда, не объясняют, кем признаны. Недавно, говорят, эти "лидеры" аж 0,85 (ноль целых 85 сотых) от одного мандата получили на выборах в состав Всемирной сионистской организации. Если быть более точным, за них проголосовали "аж" 644 члена американской русскоязычной еврейской общины. Эта цифра - еще одно яркое подтверждение их "признанного лидерства". Но этих людей всё равно тянет на планетарные высоты. Вот провели на днях очередной "всемирный" конкурс еврейских женщин, в котором лучшей еврейкой мира 2005 года признали Валентину Печорину, лучшей в мире еврейской журналисткой - жену редактора "Форвертса", а самой инициативной американской еврейкой - начальницу того же редактора. А вот Вы, Владимир, хоть и юбиляр, до такого просто никогда бы не додумались! А на ночь мы найдем что почитать... Ведь смешных газет в Америке - хоть пруд пруди. Тем не менее, в канун 70-летия желаем Вам, Владимир, на все оставшиеся полвека держать порох сухим, перо - острым, а душу - такой же, как всегда, доброй и честной.

Вернуться на главную страницу


Европа погибла в Аушвице

Себастьян ВИЛАР РОДРИГЕС, Барселона, Испания

Невероятная мысль пронзила меня, когда я гулял по улицам Барселоны:
Европа погибла в Аушвице.
Мы уничтожили шесть миллионов евреев, заменив их двадцатью миллионами мусульман. В печах Аушвица мы сожгли культуру, идею, творчество, талант. Мы уничтожили избранных, потому что они производили великих и прекрасных людей, которые могли изменить мир.
Вклад этих людей был ощутим во многих областях жизни: в искусстве, науке, международной торговле, и, что самое главное, эти люди были совестью всего мира.
Вот кого мы сожгли.
А затем, пытаясь доказать самим себе, что мы излечиваемся от болезни под названием расизм, изображая терпимость, мы распахнули наши двери двадцати миллионам мусульман, которые не принесли нам ничего, кроме тупости и невежества, религиозного экстремизма и недостатка терпимости, бедности и преступности, нежелания работать и достойно содержать свои семьи.
Мы превратили наши прекрасные испанские города в мир, тонущий в пыли, грязи и преступности. Сидящие в своих квартирах, подаренных им государством, они планируют убийства и уничтожение своих наивных хозяев.

Так мы, несчастные, променяли культуру на фанатичную ненависть, творческие способности - на способности разрушительные, интеллект - на непролазную отсталость и суеверия.
Мы променяли стремление к миру евреев Европы, их талант и надежду на лучшее будущее для своих детей, их вечное стремление держаться за жизнь, потому что она священна, на стремление фанатиков к смерти, на их желание смерти для себя и для других, для своих детей и для наших.
Какую трагическую ошибку совершила несчастная Европа!

Перевела Р.Соломон

На войне как на войне

Марьян БЕЛЕНЬКИЙ, Иерусалим

Самое безопасное место в Иерусалиме - это его восточная арабская часть.
Там не гремят взрывы и никто не опасается терактов.
Арабские подонки уверены в нашей честности и благородстве.
Подлый и коварный враг убивает наших детей каждый день, а мы все еще верим, что подонки образумятся и в них заговорит совесть.
Они бурно празднуют убийство наших детей, а мы все еще ждем, когда в них возобладает разум.
Играя с убийцами и бандитами в благородство и демократию, мы отдаем им на растерзание наших детей.
Враг открыто испражняется нам на голову, а мы взываем к его совести.
Даже основатель христианства не говорил, что если тебя бьют по щеке, нужно подставить врагу задницу.
Они должны за это ответить.
ВСЕ.
Ибо на войне нет хороших врагов и плохих.
Пришло время сказать откровенно: они ВСЕ виновны.
ВСЕ палестинские арабы несут ответственность за гибель наших детей.
Из их среды выходят террористы. Население их поддерживает. Их матери отправляют своих детей нас убивать.
Они ВСЕ виновны.
Даже фашисты в концлагерях не рвали на куски свои жертвы когтями и клыками, получая от
этого свой садистский кайф.
Это возможно только у НИХ - у тех, кто убивая нас, прикрывается словами о мире, и тех, кто этого не делает
Разницы между ними нет.
В этом элементарная арифметика войны, которую они нам навязали.
Ибо логика войны проста: всё население вражеской страны - враги.
За наш нынешний гуманизм мы расплачиваемся жизнями наших детей.
Играя с бандитами и убийцами в демократию, мы неминуемо проиграем.
А ставка в этой игре - наша жизнь и наша страна.
Жалея арабских детей, мы обрекаем на смерть своих.
Эту войну они нам навязали.
Мы этого не хотели и использовали любой шанс, чтобы ее предотвратить.
Но они продолжают убивать наших детей.
Демонстрируя подлому и коварному врагу нашу честность и благородство, мы отдаем ему на растерзание наших детей, нас самих и нашу страну.
Идет война.
Так пусть в этой войне все беды падут на ИХ головы.
"Пришедшего убить тебя - убей!" - сказано в наших книгах.
Ибо сказал Господь:
"Я соберу дом Израиля из народов, среди которых они рассеяны, и будут они обитать на земле своей, которую Я дал Израилю. ...И построят они дома, и насадят виноградники, и будут обитать в безопасности, когда Я свершу кары свои над всеми ненавидящими их из окружения их, и узнают, что я Господь Б-г их". (Иехезкиэль, 28: 26)
Да будет так.

Вернуться на главную страницу


ПРОМЕДЛЕНИЕ СМЕРТИ ПОДОБНО

 Эли  Лихтенштейн, Хайфа 

 «Те, кто неспособны помнить прошлое,
 обречены повторять его»
 Джордж Сантаяна 

   Это предостережение выдающийся американский философ высказал в своём труде «ЖИЗНЬ  РАЗУМА» ещё в начале минувшего века. А хорошо ли сегодня помнят своё прошлое евреи диаспоры? Извлекли ли они надлежащие уроки из своей многострадальной истории? Об этом мы беседуем с человеком необычной судьбы, носящим необычную фамилию, – Пинхасом Шмульевичем Раввином. 

   Э. Л. - Уважаемый Пинхас Шмульевич, прежде всего, расскажите, хотя бы вкратце, читателям о себе. 

  П. Р. - Я родился в 1930 году в городке Красилов Каменец-Подольской (ныне Хмельницкой) области Украины. Мои отец и мать воспитывались в религиозных еврейских семьях, были прекрасно образованными людьми, отлично знали историю и традиции нашего народа. Советская власть враждебно относилась к людям такого происхождения и воспитания. Их, как правило, зачисляли в категорию «лишенцев». 

  - Быть может, не всем нашим читателям знаком этот термин: «лишенцы». Поэтому поясним, что в период с 1918-го по 1936 год в советской империи «лишенцами» назывались люди, против которых велась массовая политико-экономическая репрессивная кампания. В те годы многие миллионы советских граждан, объявленных «классово чуждыми элементами», были лишены не только избирательных прав, но и права на работу по собственному выбору, права жить в больших городах, права на личную собственность. «Лишенцев» душили непосильными налогами, всячески унижали и преследовали. 

  - И вот, чтобы избавиться от этого кошмара, наша семья перебралась в Баку. Там ситуация была иной: соображения экономической целесообразности превалировали над идеологическими догмами. Поэтому на бакинские нефтепромыслы и заводы набирали рабочих, не вникая в подробности их биографий. Мой отец поступил на нефтепромысел простым рабочим. Условия труда там были чрезвычайно тяжёлыми. Недаром Максим Горький сравнил бакинские нефтепромыслы с Дантовым адом. Но отец был согласен терпеть всё, лишь бы закрепиться на этой работе и остаться в Баку. 

  Очень важным для нашей семьи было то, что в Баку теплилась еврейская жизнь. Советская власть там была установлена только в 1920 году, но и после этого ещё несколько лет в городе существовала еврейская гимназия. Закрыть синагогу большевики не решились. Правда, прекрасное старинное здание бакинской синагоги власти реквизировали, и евреям приходилось ютиться в подвале. Там молились вместе горские, ашкеназские, грузинские евреи. 

  Отец играл заметную роль в жизни еврейской общины. Он неустанно заботился о том, чтобы у бакинских евреев была возможность соблюдать кашрут, совершать обряды «брит-мила», «бар-мицва», должным образом проводить еврейские праздники и свадьбы. Устраивать всё это было далеко не просто. Разумеется, деятельность отца не оставалась не замеченной властями. Его преследовали, врывались к нам в дом с обысками, отнимали семейные реликвии – изданные в XIX веке, и даже ранее, еврейские книги. 

  С огромной радостью мы восприняли весть о провозглашении независимости Израиля. Отец воскликнул: «Теперь у нас есть свой дом, и мы поедем домой! Нельзя евреям оставаться жить среди «газлоным» (на идиш – злодеев)». Советскую власть отец всегда называл властью «газлоным». В Баку ходили слухи, что в Черновцах можно купить польские паспорта, выехать в Польшу, а оттуда – в Израиль. Мы продали всё, что у нас было, поехали в Черновцы, нашли людей, которые пообещали добыть для нас польские паспорта. Этим людям мы отдали все деньги, но паспортов так и не получили. Пришлось возвращаться в Баку. Наш отъезд в Черновцы и возвращение оттуда стали, конечно, известны властям. Мы постоянно чувствовали, что за нами велась слежка, хотя ничего противозаконного в наших действиях не было. 

  В 1952 году я окончил исторический факультет АзГУ. Получив диплом с отличием, попытался поступить в аспирантуру и успешно сдал все экзамены. Несмотря на это, в аспирантуру меня так и не приняли, недвусмысленно дав понять, что евреи там нежелательны, и мне дозволяется быть лишь простым учителем. 

  Значительную часть бакинской интеллигенции – врачей, преподавателей, адвокатов, инженеров, деятелей культуры и искусства – составляли евреи, которые в разные годы перебрались сюда из других республик Советского Союза. Наш дом был всегда открыт для гостей. К нам приходили, чтобы обменяться новостями из еврейской жизни. Мы знали о том, что происходило в еврейских общинах других регионов. У нас были связи с евреями Грузии, Дагестана, Средней Азии, Москвы, Ленинграда. 

  - Вы понимали, что можете стать объектом какой-нибудь политической провокации из-за своей принадлежности к еврейской религиозной семье, которую хорошо знали и уважали многие бакинцы? Ведь и в других городах такие семьи, как правило, находились «под колпаком» у КГБ. Когда и при каких обстоятельствах вам стали «шить дело»? 

  - Я знал, что за нашей семьёй наблюдают, но не мог себе представить, какое страшное и абсурдное обвинение состряпают против меня. Началось это в феврале 1962 года. Я преподавал историю в школе № 160. Она считалась одной из лучших в Баку, в ней учились дети из семей  местного истеблишмента. Среди учителей большинство составляли евреи. Я считался хорошим преподавателем, был методистом, отличником народного образования, заслуженным учителем. В тот год мне довелось быть классным руководителем 11-го класса, в котором учился Исмет Кафаров – сын управляющего делами ЦК КПАз  А. Кафарова. Исмет был хорошим, скромным юношей. К сожалению, его судьба сложилась трагически. Однажды на уроке физкультуры он упал с турника, получил травму позвоночника и с тех пор был ограничен в движениях. Вдобавок к этому, атмосфера в его семье была гнетущей: отец и мать вели себя аморально. На почве всего этого у Исмета развилось душевное расстройство. Оно проявлялось, в частности, в том, что он писал письма на тот свет своему покойному деду. И вот как-то раз в школе произошла драка, Исмета избили и натравили на него собаку. Несчастный юноша не вынес такого потрясения и, вернувшись домой, повесился. 

  По какой-то неясной причине расследованием обстоятельств этого самоубийства занялась районная прокуратура. Нескольких учителей, и меня в том числе, вызвали для дачи свидетельских показаний. Следователь задал мне лишь ряд формальных вопросов, поскольку существо дела ему было совершенно ясно. Ведь душевное нездоровье Исмета не являлось тайной для окружающих. К примеру, в районо читали его письма деду на тот свет. Так что винить в смерти юноши можно было только его родителей. 

  Даже в кошмарном сне мне не могло привидеться, что эта трагедия в семье высокопоставленного партийного функционера будет иметь какие-либо последствия для меня – рядового гражданина, школьного учителя. Но случилось невероятное: 30 апреля меня вызвали в прокуратуру республики и предъявили обвинение в убийстве Исмета Кафарова (статья 100, часть первая). Я попытался объяснить следователю, что это обвинение абсурдно. Я напомнил ему, что районная прокуратура уже расследовала самоубийство Исмета и никого не обвинила в этой трагедии. Затем я привёл ещё один аргумент, убедительно свидетельствующий о моей невиновности. «Кровная месть на Кавказе – дело чести, - сказал я следователю, - Вы и сами это прекрасно знаете! Если бы я убил Исмета, то его родственники уже давно бы меня зарезали и выбросили бы мой труп на свалку! А я спокойно хожу по улицам Баку, и никто меня ни в чём не винит. Разве есть хоть один факт, указывающий на мою причастность к смерти Исмета?» 

  Таких фактов, разумеется, не было. Но были показания работников ЦК КПАз. Эти важные «шишки» знать меня не знали, в глаза меня не видели, но утверждали, что слышали, будто бы Исмет жаловался на меня. 

  Всех учеников моего класса вызывали в прокуратуру для дачи показаний. В классе учились два еврея – Марк П. и Александр Б. Все, кроме этих двоих, назвали меня хорошим преподавателем, справедливым человеком. И только Марк с Александром сказали, что я плохо относился к Исмету. Очевидно, их запугали и заставили говорить то, что понадобилось для составления фальшивой версии событий, приведших к смерти Исмета. 

  Закончив допрашивать меня и заполнив листы протокола, следователь сказал, что я обязан подписать их. На каждом листе я написал, что это обвинение – чудовищная ложь, подлая провокация, кровавый навет. Следователь, конечно, и сам это понимал, но беспрекословно исполнял приказ сфабриковать «дело». «Пиши, что хочешь, - сказал он, - всё равно этого никто читать не будет. Тебе назначат «срок», и ты отправишься в тюрьму». К моему удивлению, после допроса меня не посадили в КПЗ, а отпустили до дня суда, взяв подписку о невыезде. 

  - Не секрет, что в южных советских республиках Фемида вовсе не была справедливой и неподкупной. Зачастую там удавалось значительно смягчить наказание за уголовное преступление, а то и вообще «отмазаться» от тюрьмы. Для этого требовалось опустить в карман судейской мантии солидную сумму денег. 

  - Действительно, такие вещи практиковались, да и не только в южных республиках. Однако в моём случае такая возможность была исключена. Я сразу же обратился к нескольким знакомым адвокатам, но ни один из них не согласился защищать меня. «К сожалению, твоё дело вовсе не уголовное, а «заказное», - сказали они, - Поэтому никто ни за какие деньги не возьмётся «отмазать» тебя от тюрьмы». 

  Попытался я действовать и через других старых знакомых. К тому времени – через 10 лет после окончания университета – несколько моих однокашников стали влиятельными людьми, работали в ЦК КПАз, в прокуратуре республики. Они объяснили мне, что ничего сделать нельзя, и никто из них в моё дело встревать не будет. «Больше не приходи сюда и нигде не упоминай, что ты был с нами знаком, - откровенно и решительно заявили они, - Тебя это не спасёт, а нам может повредить». 

  Мой отец попросил всех трёх бакинских раввинов – горского, ашкеназского и грузинского – распространить как можно шире сообщение об организованной в нашем городе антиеврейской провокации. Выяснить, кто именно за ней стоит, попыталась группа весьма уважаемых в Баку людей – еврейских профессоров-медиков. Они обратились к первому секретарю ЦК КПАз  В. Ахундову с просьбой вмешаться и пресечь травлю ни в чём не повинного человека. Ответ руководителя республики был невнятным, уклончивым. «Меня этот вопрос не интересует, - сказал он, - А тот, кто виновен в гибели Исмета Кафарова, должен понести наказание за своё преступление». 

  Нам стало ясно, что высокое республиканское начальство не является инициатором моего «дела» и не желает вмешиваться в него. Значит, какие-то местные чины помельче рангом организовали эту провокацию по указке из Москвы. Поэтому только там следовало искать возможность сорвать этот злодейский замысел. И я отправился в Москву. Разумеется, за нарушение подписки о невыезде меня могли бы сразу же посадить в тюрьму. Но ждать в Баку справедливого суда было бессмысленно: ведь политические судебные инсценировки в Советском Союзе неизбежно заканчивались жестокими обвинительными приговорами. 

  Я уже упоминал о том, что у нашей семьи сложился весьма широкий круг друзей и знакомых. Одной из подруг моей жены была талантливая оперная певица, народная артистка СССР Кнарик Аркадьевна Григорян. Её творческий путь начался в Баку, а затем она была приглашена в Москву и стала солисткой Большого театра. В её гостеприимном доме собирался московский бомонд – музыканты, артисты, писатели, журналисты, и среди них – Давид Ойстрах, Леонид Коган, Эмиль Гилельс, Илья Эренбург, Василий Гроссман, Борис Полевой, Лев Кассиль. Благодаря Кнарик Аркадьевне, я получил возможность рассказать им о том, что кому-то из высшего руководства страны понадобилось инспирировать гнусную политическую провокацию – кровавый навет в Баку. 

  Встречаясь с этими известными на всю страну евреями, я видел, что они ощущают глубокое беспокойство, страх, неуверенность в своих силах. Они понимали, что бакинское «дело» может перерасти в широкую антиеврейскую кампанию, опасную и для них самих. 

  На встрече с Эренбургом я спросил у него: «Илья Григорьевич, что происходит в стране? Вы написали, что наступила «оттепель». Почему же опять пускают в ход такие подлые приёмы, как кровавый навет?». А он ответил: «Никакой «оттепели» нет. Я ошибся. Да «оттепели» и быть не могло. Ведь высшая власть после смерти Сталина оказалась в руках соучастников его злодеяний. Хрущёв был одним из самых рьяных и услужливых приспешников Сталина. Вполне возможно, что Хрущёв – этот беспринципный, хитрый и циничный интриган решил организовать антиеврейскую провокацию, чтобы отвлечь внимание народа от провалов своей сумасбродной политики. Проще всего указать на евреев, как на врагов народа. Но если бы еврейская кровь была лекарством, то Россия теперь была бы здоровой, цветущей страной». 

  Затем я обратился к Давиду Ойстраху. Выслушав мой подробный рассказ, он сказал: «Меня не нужно убеждать в том, что советская власть способна на любую подлость. Мне никогда не забыть того, как в 48-м году я ночи напролёт не мог сомкнуть глаз, ожидая стука в дверь. В доме, где я тогда жил, мне одному повезло остаться на свободе. Всех взяли, а за мной почему-то не пришли. Несколько лет после этого я всегда держал наготове портфель с бельём и сухарями». 

  Потом я встретился с Борисом Полевым и с Василием Гроссманом. Полевой с горечью признал, что он не в силах повлиять на ход происходящего со мной. «При всём желании я не смогу тебе помочь. Я еврей, и поэтому у меня ничего не получится, - сказал он. – Обратись к Медынскому. Он русский, и у него есть связи в прокуратуре Союза». Василий Гроссман ничуть не удивился тому, что кто-то из власть имущих решил инсценировать очередную версию кровавого навета. Он тоже посоветовал мне обратиться к Медынскому. 

  - Вероятно, сегодня лишь читатели старшего возраста помнят, что Медынский в то время был весьма популярным писателем. Медынский – это литературный псевдоним Григория Александровича Покровского (1899 – 1984). Он был не только талантливым беллетристом, но и видным публицистом, автором ряда произведений, основанных на документальных материалах. Широкую известность у читателей заслужили его книги «Повесть о юности» и «Честь». 

  - А самое главное: Григорий Александрович был порядочным человеком и стремился, в меру своих сил, противостоять несправедливости и беззаконию. Благодаря ему я смог попасть на приём к людям, занимавшим высокие посты в советской иерархии. Мне удалось запомнить, а затем записать главное из того, что содержалось в заведённом на меня деле. Всё это «дело» сварганили в Баку из сумбурных «свидетельств» не знавших меня работников ЦК КПАз и тому подобной чепухи. Эти записи я передал Медынскому, а он попросил Ворогушина – помощника Генерального прокурора СССР Романа Руденко – принять меня и разобраться в моём «деле». 

  Ворогушин выслушал меня внимательно. Ему было совершенно ясно, что я не совершил никакого преступления. Отсюда следовал вывод, что это не уголовное, а политическое дело, значит, организовали его по указанию кого-то из партийной верхушки. Ворогушин сказал Медынскому, что обращаться по этому вопросу нужно непосредственно в ЦК КПСС. 

  Меня принял заведующий отделом науки и школ ЦК Кузин. Я объяснил ему, что абсурдное обвинение против меня – это кровавый навет. Разговаривая с Кузиным, я понимал, что он не причастен к этой грязной провокации и хотел бы прекратить её. «Попытаюсь тебе помочь, но такие дела решаются не на моём, а на более высоком уровне, - сказал он, - Приходи каждую неделю, по понедельникам, в проходную ЦК и спрашивай, выписан ли тебе пропуск». 

  Я не надеялся на то, что выслушать меня согласятся люди, стоящие на верхних ступеньках партийной пирамиды. Приёма у них подолгу ждали чиновники высокого ранга, руководители предприятий и учреждений, секретари райкомов. А я ведь даже членом партии не был. Но, к моему большому удивлению, на протяжении нескольких недель меня приняли Демичев, Ильичёв, Куусинен и Суслов. 

  - В те годы фамилии этих высокопоставленных партийных бонз были у всех на слуху. Но сегодня они вряд ли известны нашим читателям молодого и среднего возраста. Поэтому здесь уместно сказать хотя бы несколько слов о том, какую роль играли тогда эти деятели в советском руководстве. 

  Пётр Демичев. В 1960-1962-ом годах – первый секретарь МГК КПСС. С 1961-го по 1974-ый год – секретарь ЦК КПСС. В 1962-1964-ом годах – член Президиума Верховного Совета СССР. Когда в ноябре 1964-го года Хрущёв был отстранён от власти, Демичев поднялся на более высокую ступень в советской иерархии. Он стал кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС (в 1966-ом году этот Президиум переименовали в Политбюро ЦК КПСС). 

  Леонид Ильичёв. В 1951-1952-ом годах – главный редактор газеты «Правда», организатор пропагандистских кампаний травли «врачей- убийц» и «безродных космополитов» (этим эвфемизмом в советском лексиконе обозначали евреев). В 1961-ом году Ильичёв стал секретарём ЦК КПСС, а в 1962-ом – также и председателем идеологической комиссии ЦК КПСС, академиком АН СССР. Несколько лет он был главным идеологом партии. Но после свержения Хрущёва Ильичёв потерял свой высокий партийный пост и был отправлен на второстепенную должность заместителя министра иностранных дел. 

  Отто Куусинен. Ортодоксальный большевик, последовательный сторонник Сталина, в 1952-1953-ем годах – член Президиума ЦК ВКП(б). Заместитель председателя Верховного Совета СССР, академик АН СССР. В 1957-1964-ом годах – секретарь ЦК и член Президиума ЦК КПСС. 

  Михаил Суслов. В 1947-1982-ом годах – секретарь ЦК партии. В 1952-1953-ем и затем в 1955-1982-ом годах – член Президиума (с 1966-го – Политбюро) ЦК КПСС. Суслова принято называть «серым кардиналом», главным идеологом и теоретиком партии, вторым лицом в государстве. Это верно, но такую громадную власть он сосредоточил в своих руках только после свержения Хрущёва. Во второй половине семидесятых годов, когда Брежнев стал впадать в старческий маразм, Суслов фактически являлся уже не вторым, а первым лицом в государстве. Но в начале шестидесятых годов положение Суслова было вовсе не простым. Хрущёв отстранил его от руководства идеологической работой, поручив её Ильичёву. Суслов стремился остановить даже ту ограниченную и непоследовательную либерализацию общественно-политической жизни, которая началась в стране после смерти Сталина. На пленуме ЦК в октябре 1964-го года именно Суслов выступил с докладом, в котором говорилось о необходимости отстранения Хрущёва от руководства партией и страной. 

  На этом пленуме противники Хрущёва одержали победу, и Суслов получил возможность решать по своему усмотрению важнейшие вопросы идеологической и кадровой политики партии. Например, зять Хрущёва Алексей Аджубей был сразу же исключён из состава ЦК КПСС и снят с поста главного редактора газеты «Известия». Журналист Эдуард Мельников в статье «Эпидемия секретности» выразительно описал сцену в кабинете Суслова, куда был вызван Аджубей: «Суслов был разгневан. Дело в том, что с газетой стало твориться что-то непонятное. Она всё чаще позволяла себе довольно смелые для того времени выступления без предварительного согласования «в верхах». Это было прегрешение, и весьма серьёзное. Редактор не стал отмалчиваться, а вступил в полемику, в пылу которой всемогущий «серый кардинал» советской идеологии произнёс фразу, которую надо бы высечь в камне: «Вы что, хотите, чтобы я открывал газету, не зная, что в ней написано?». Отвечать, что именно для этого газеты и печатаются, не имело смысла. После короткой «оттепели» вновь наступали глухие времена». Эта интересная статья опубликована в оппозиционном белорусском журнале «Абажур», № 16-21. Адрес журнала в Интернете:  http://www.baj.ru/Abajur 

  - Кстати, я встретился и с Алексеем Аджубеем. Тогда, весной 1962 года он, главный редактор «Известий», считался довольно влиятельной фигурой в советском истеблишменте. Аджубей сразу понял, что обвинения против меня – шитая белыми нитками фальсификация. Он тут же, при мне, позвонил в Баку, связался с прокуратурой, МВД и партийным руководством Азербайджана. Он пытался втолковать им, что они должны соблюдать нормы так называемой «социалистической законности». Сделать нечто большее, добиться прекращения моего «дела», Аджубей, по-видимому, не мог. Ведь решения по важным политическим вопросам принимались только в секретариате и Политбюро ЦК КПСС. 

  У четырёх упомянутых выше членов этой правящей клики мне довелось побывать на приёме. Для чего же им понадобилось тратить время на разговор со мной? Дело в том, что они вели между собой ожесточённую борьбу за власть. Некоторые из них были сторонниками Хрущёва, а другие стремились свергнуть его. Кроме того, все они, при каждом удобном случае, старались раздобыть «компромат» друг на друга, обвинить соперников в ошибках и «уклонении от генеральной линии партии». Они собирали информацию о настроениях в обществе из разных источников, в том числе, из бесед с людьми, оказавшимися в эпицентре какой-либо политической кампании. Их интересовало даже то, какие анекдоты про Хрущёва рассказывали рядовые советские граждане. 

  В стране нарастало недовольство авантюристической политикой Хрущёва. Его причуды и сомнительные эксперименты, вроде указания сеять кукурузу даже в тех климатических зонах, где она не могла созревать, вызвали значительное ухудшение экономической ситуации, привели к серьёзным трудностям в снабжении населения продовольствием. Хрущёв был бездарным, взбалмошным, малограмотным и косноязычным человеком, к тому же, отъявленным антисемитом. При этом он не считал нужным скрывать своё враждебное отношение к евреям. Когда в конце 1943 года Хрущёв стал правителем Украины – первым секретарём ЦК КП(б)У и председателем Совнаркома УССР, он заявил, что желает видеть Украину очищенной от евреев: «Евреи в прошлом совершили немало грехов против украинского народа, народ ненавидит их за это, на нашей Украине нам не нужны евреи. Им было бы лучше не возвращаться сюда, лучше бы они поехали в Биробиджан. Здесь Украина, и мы не заинтересованы в том, чтобы украинский народ толковал возвращение советской власти как возвращение евреев». (Солженицын, «Двести лет вместе», том 2, стр. 393). 

  Антисемитская натура Хрущёва неоднократно и отчётливо проявлялась и в последующие годы, когда он уже стал правителем всего Советского Союза. Но вовсе не из-за юдофобских выходок Хрущёва часть партийно-государственных руководителей выступила против него. Ведь им тоже была свойственна, в той или иной мере, неприязнь к евреям. Члены правящей верхушки вели сложную политическую игру, в которой у каждого из них были свои интересы. В этой игре была, наряду с другими, пущена в ход и еврейская карта. Подтверждение всему этому я получил, разговаривая с Демичевым, Ильичёвым, Куусиненом и Сусловым. 

  Я не испытывал робости, страха перед этими могущественными людьми. Я не выступал в роли просителя, не искал у них защиты от судебной расправы. Наоборот, я обвинял тех, кто устроил эту гнусную провокацию. Я напомнил им, что порядочные люди, лучшие представители русской интеллигенции всегда считали кровавый навет позором для страны. «Подумайте сами, - говорил я, - если бы для  изготовления мацы была нужна кровь, то каждый год евреи убивали бы тысячи людей, чтобы добыть достаточное количество крови. Посмотрите, кто обвиняет меня. Это не какая-то Вера Чибиряк, которая оклеветала Бейлиса. Меня оклеветали важные персоны из ЦК КПАз, которые никогда меня не видели и вообще о моём существовании не знали! Для чего они всё это затеяли? Разберитесь в этом! Ведь компартия Азербайджана – часть КПСС. Куда же вы смотрите? Раз там происходят такие дикие эксцессы, то в этом есть и ваша вина!». 

  Я не сомневался, что им всё это было известно. Прежде чем назначить мне приём, они, конечно, получили от своих референтов полную информацию о моём «деле». Но факты ничего не значили для партийных бонз. В их системе моральных координат отсутствовали такие понятия, как справедливость, стремление к правде, чистая совесть. Они оценивали моё «дело» по совсем другим критериям, а именно: какую пользу можно из него извлечь в борьбе за влияние в Политбюро, выгодно ли оно Хрущёву или вредит ему. Я не знал, на каких позициях во внутрипартийной схватке стояли эти четверо. Угадать, кто из них стремился свергнуть Хрущёва, а кто был его сторонником, я не мог. Поэтому каждому из них я говорил без обиняков одни и те же слова: «Не важно, кто именно затеял эту провокацию. Она позорит партию и всю страну, она и по вам ударит. Ведь это не уголовное, а политическое «дело», и решение по нему принимаете только вы – руководители страны». 

  В тот момент эти прожжённые политиканы решили обеспечить себе возможность для маневра в дальнейшем: не закрывать моё «дело», но и не форсировать его. Мне было указано, что я должен возвратиться в Баку, где мою судьбу решит советский суд – самый справедливый в мире. Я несколько раз возвращался в Баку, а затем снова приезжал в Москву. В Баку я обращался в республиканскую прокуратуру, и там каждый раз мне говорили одно и то же: «Ничего не изменилось, нам всё ясно, ты – убийца, тебя будут судить». Но вот что странно: если я убийца, то почему меня не сажают в КПЗ? У меня взяли подписку о невыезде, а следователям известно, что я ездил в Москву, обращался в ЦК КПСС, в прокуратуру СССР. Почему же меня не арестовывают хотя бы за нарушение подписки о невыезде? Ответ мог быть только один: азербайджанская прокуратура ничего не решала самостоятельно. Она лишь послушно выполняла поступившее из Москвы указание: не предпринимать пока что каких-либо дополнительных мер. 

  В Москве я несколько раз обращался в прокуратуру СССР, но там мне отвечали, что моё дело ведёт прокуратура Азербайджана. Возник порочный круг, и разорвать его не мог даже Генеральный прокурор СССР Роман Руденко. 

  - А мог ли Руденко противостоять самоуправству Хрущёва? Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, какое жуткое беззаконие творилось в те годы в ходе развёрнутой по приказу Хрущёва кампании «борьбы с экономическими преступлениями», носившей откровенно антисемитский характер. На состоявшихся тогда судебных процессах большинство подсудимых были евреями, а на вильнюсском процессе в январе 1962 года евреями были все 8 подсудимых. «В 1961-1964 годах за экономические преступления было казнено в РСФСР 39 евреев, на Украине – 79, и по другим республикам – 43» (КЕЭ, том 8, стр. 261). 

  Некоторые из подсудимых были приговорены к расстрелу за действия, совершённые ими ещё в то время, когда закон не предусматривал высшую меру наказания – смертную казнь за эти преступления. Однако Хрущёв потребовал издать Указ Верховного Совета, позволяющий выносить смертные приговоры даже ретроактивно! 

  Эти события описал Сергей Федосеев – начальник отдела КГБ, созданного для борьбы с «экономическими преступлениями». Федосеев рассказал о том, как Хрущёв вмешался в «дело валютчиков» Я. Рокотова и  В. Файбышенко. Суд приговорил их к максимальному наказанию, предусмотренному законом – к 8-ми годам лишения свободы. Но Хрущёв приказал провести повторный суд, который вынес новый приговор – 15 лет тюрьмы. Однако и это не удовлетворило Хрущёва. Он жаждал крови. На Пленуме ЦК Хрущёв подверг Руденко резкой критике за «бездействие» и пригрозил: «Не думайте, что ваша должность пожизненна!» 

  Вскоре, 1-го июля 1961-го года Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев подписал Указ «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил о валютных операциях», допускавший возможность применения смертной казни. «Сразу после этого, - пишет Федосеев, - напуганный Хрущёвым Генеральный прокурор СССР Руденко принёс протест на «мягкость» приговора, вынесенного Московским городским судом по делу Рокотова и Файбышенко, а Верховный Суд РСФСР принял дело к разбирательству. События развивались стремительно. Заседавший неполные два дня суд при новом разбирательстве приговорил Рокотова и Файбышенко к исключительной мере уголовного наказания – расстрелу».  (Альманах «ВОСТОК», http://www.situation.ru/app/j_art_603.htm). 

  Полагаю, что и Вас, Пинхас Шмульевич, Руденко не смог бы спасти, даже если и захотел бы перечить Хрущёву. К счастью, Ваше «дело» развернулось через год после вышеописанных событий, когда позиции Хрущёва заметно ослабли. Большинство населения страны выражало недовольство своим ухудшающимся материальным положением. На многих заводах велась кампания снижения расценок оплаты труда. А 1 июня 1962 года было объявлено о резком, до 35%, «временном» повышении цен на мясо, молоко, яйца и другие продукты. Это был неожиданный и сильный удар по социальному положению всех трудящихся в СССР.     Возмущённые рабочие в Новочеркасске объявили забастовку, а на следующий день вышли на мирную демонстрацию протеста. Это выступление трудящихся было подавлено жесточайшим образом: солдаты открыли огонь из автоматов по безоружным рабочим. Было убито и ранено множество людей. Страшная весть о кровавой расправе над рабочими Новочеркасска стала распространяться по стране, несмотря на усилия властей скрыть от народа это преступление. (Пётр Сиуда. «Новочеркасск 1962 года. Глазами очевидца» http://www.left.ru/2002/14/siuda64.html ). 

  Этим же летом Хрущёв затеял самую безрассудную и опасную внешнеполитическую авантюру. На Кубе были размещены и нацелены на США советские ракеты. Эта грубая провокация вызвала «Карибский кризис». По прихоти сумасбродного советского диктатора весь мир в течение нескольких месяцев стоял на грани ядерной катастрофы. Закончилась эта авантюра поражением Хрущёва. Он был вынужден пойти на попятную, столкнувшись с непреклонной позицией президента Соединённых Штатов Джона Кеннеди. 26 октября Хрущёв направил Кеннеди послание, в котором сообщил о своей готовности убрать ракеты с Кубы. А 2 ноября Кеннеди объявил, что СССР действительно демонтировал свои ракеты на Кубе. На этом «Карибский кризис» закончился, мир вздохнул с облегчением, а престижу Советского Союза был нанесён громадный ущерб. 

  По всей вероятности, кремлёвская клика решила, что в этой ситуации целесообразно на некоторое время воздержаться от новых сомнительных кампаний. Они понимали, что такая затея, как показательный судебный процесс, на котором еврея обвиняют в ритуальном убийстве, вызовет негативную реакцию коммунистических и рабочих партий Запада. 

  - Мы можем только догадываться об истинных мотивах действий кремлёвских властителей. Но как бы там ни было, в конце ноября Роман Руденко принял меня в своём кабинете и объявил, что моё «дело» изъято из прокуратуры Азербайджана и закрыто. Григорий Медынский в своей «Трудной книге» упоминает об этих событиях: «Вот уже ему вручено обвинительное заключение, «дело» передано в суд. И только опять-таки героические, отчаянные усилия честного человека, не желающего сдаваться без боя, поездка в Москву, вовлечение в это «дело» ряда лиц и организаций предотвратили совершение явной несправедливости. Дело затребовала прокуратура СССР, разобралась в нём, и, как выразился один из её работников, «торжественно прекратила его». Я уже не говорю о главном: о честности и справедливости, о совести, о моральной ценности закона, святость которого, в данном случае, его недобросовестные служители хотели поставить на служение другим, совершенно чуждым делам. Учителю только устно, и как мы видим, вынужденно объявили о прекращении дела, но, вопреки закону и здравому смыслу, не выдали ему об этом никакого документа, который мог бы официально реабилитировать его и как учителя, и как гражданина, и в глазах общественности. Он так и остался с сомнительной репутацией подследственного, и именно поэтому я полностью назову его: Пётр Самойлович Раввин, учитель истории».  

  - Следует, конечно, сделать несколько пояснений к словам Григория Медынского. Почему он назвал Вас «Петром Самойловичем», а не Пинхасом Шмульевичем? Да потому, что время было такое. В советских издательствах у редакторов была «аллергия» на еврейские имена. Положительным литературным персонажам иметь таких имён не полагалось. А Медынский не мог не считаться с мнением редактора своей книги. 

  Важнее другое. Медынский говорит о неких анонимных «недобросовестных служителях закона», которые хотели поставить его «на служение чуждым делам». Но если бы Медынский откровенно рассказал о том, что ваше «дело» затеяли, а потом потихоньку прикрыли грызущиеся между собой высшие руководители партии и государства, то он не увидел бы свою «Трудную книгу» опубликованной. Григорий Александрович скончался в 1984 году – до начала «перестройки», вследствие которой увидело свет многое из того, что раньше писалось «в стол». Поэтому Медынский был вынужден зачастую прибегать к эзопову языку. Но даже и в таком варианте «Трудная книга» была опубликована только после свержения Хрущёва.

 - Григорий Александрович позвонил мне в Баку и сказал, что его книга вышла из печати. Я обрадовался и поспешил на республиканский книжный склад, которым заведовал мой знакомый. Я хотел приобрести и раздать как можно больше экземпляров этой книги, чтобы изложенная в ней версия моего «дела» стала известной в Баку. «Тебе не повезло, - сказал мне заведующий складом, - как только эта книга к нам поступила, сразу приехали товарищи из «органов», изъяли все до единого экземпляры и увезли их». 

  Я обратился в прокуратуру Азербайджана и попросил выдать мне справку о том, что моё «дело», наконец, закрыто. Мне ответили: «Никакой справки не дадим, никакого дела не было. Забудь его и никогда, никому, ничего об этом не рассказывай, иначе тебе и всей твоей семье не поздоровится!» 

  Антиеврейские провокации, подобные моему «делу», затевались в 1961-1965-ом годах в Узбекистане и в Грузии. Об этом упоминается всего в нескольких словах в КЕЭ. Хотелось бы узнать подробнее о том, как происходили и чем закончились эти события. О них могли бы рассказать в нашей прессе живущие ныне в Израиле репатрианты из Средней Азии и Закавказья. Надеюсь, что они откликнутся на это предложение. 

  Но важно не только изучать еврейскую историю, но и уметь извлекать из неё надлежащие уроки. Рассказав о том, что мне пришлось испытать, я хочу обратиться к евреям, которые до сих пор живут в России и других частях бывшего Советского Союза. К большому сожалению, эти евреи забывают о событиях, происходивших там в недавнем прошлом, не умеют или не хотят делать из них правильные выводы. А ведь подобные антисемитские эксцессы могут повториться в России в любой момент и по любому поводу. 

 Свобода слова в российских средствах массовой информации широко используется для пропаганды идей великодержавного шовинизма, ксенофобии и антисемитизма. А расплодившиеся в России неофашистские группировки действуют там при явном попустительстве со стороны властей. Но российские евреи предпочитают не придавать значения всему этому, тешить себя иллюзией безопасности. «Сколько раз цивилизованный мир обжигался на слишком оптимистической уверенности в том, что «колесо истории невозможно повернуть вспять». Увы, возможно. Оседлав кровавый навет и другие антисемитские мифы, русский фашизм уверенно въезжает в третье тысячелетие». (Семён Резник, «Кровавый навет в России», http://www.krotov.info/lib_sec/17_r/rez/reznik.html). 

 Как и в бывшем СССР, справедливого и независимого суда в России нет. Нынешние российские прокуроры и судьи высокого ранга – это, как правило, сервильные чиновники, не смеющие перечить воле очередного правителя. Недаром там вошло в обиход выражение «басманный суд» – карикатура на правосудие. И если властям понадобится обвинить в чём-то евреев, то юридическая система этот заказ выполнит. 

  Надо ли евреям оставаться в России? В чём заключается деятельность тамошних еврейских организаций? Считают ли их руководители, что самое главное – это воспитание в духе Торы, изучение иврита, еврейской истории и традиций, разъяснение необходимости и неотложности репатриации в наш национальный дом – Страну Израиля? Вспомним, как накануне Второй мировой войны Зеэв Жаботинский призывал, убеждал, умолял евреев покинуть Европу, пока у них ещё была такая возможность. «Промедление смерти подобно!», - восклицал он, а над ним смеялись и называли его паникёром. Найдутся ли в сегодняшней России еврейские духовные лидеры, столь же прозорливые, как Зеэв Жаботинский? 

  - Увы, эти люди отстраняются от Сиона и сионизма. А интересует их лишь рост и укрепление еврейской общины в России. Вот что сказал об этом в интервью политическому обозревателю «Радио Свобода» Виталию Портникову рав Берл Лазар, которого кремлёвская администрация признаёт главным раввином России: «Я уверен в будущем России и уверен в будущем еврейской общины России. Потому что страна – с огромным потенциалом, не только экономическим, научным или каким-либо другим. Просто люди сегодня переживают, может быть, тяжёлый период, но, с Б-жьей помощью, я думаю, Россия будет страной, из которой, как сегодня мы видим, не только люди не уезжают, но в которую возвращаются, и завтра здесь мы сможем увидеть хорошее и доброе будущее. Всё зависит от нас». (http://www.e-slovo.ru/239/kl.htm). 

  На Форуме Рунета появилась следующая оценка деятельности этого раввина: «Задача раввина Лазара – сделать, чтобы евреи вообще не думали о репатриации и все захотели жить в России. Тогда у него останется паства и много работы – получать иностранную помощь, ордена от т. Путина…». (http://forum.runet.ru/?message_id=507934&forum_id=20&page=1) 

  Антиеврейская политика таких стран, как Россия, Египет, Малайзия вызывает беспокойство в Конгрессе США. А раввин Лазар на встрече с президентом Израиля Моше Кацавом утверждал, что Россия – одно из наиболее надёжных мест для евреев. 

  Создание в 30-х годах минувшего века Еврейской автономной области на Дальнем Востоке служило интересам советского режима. В наши дни там осталась всего горстка евреев. Но эта бутафорская административная единица по-прежнему нужна российским властям в качестве лицемерной антитезы Израилю. Кто же теперь подрядился придать респектабельность этому проекту? Невероятно, но факт: это сделал еврей, и не простой еврей, а раввин, специально прибывший в Биробиджан для участия в торжествах по случаю юбилея псевдоеврейской области! Об этом говорится на официальном интернет-сайте ЕАО: «Главный раввин России Берл Лазар сообщил, что не случайно, наверное, дни празднования юбилея области совпали с днями сотворения мира. Он пожелал, чтобы уровень жизни в ЕАО рос не только материально, но и духовно». (http://www.eao.ru/?p=852) 

 Как видите, рав Лазар полагает, что еврею вовсе не обязательно стремиться на Ближний Восток, можно и на Дальнем благоденствовать! Кстати, товарищ Хрущёв хотел, чтобы евреи ехали в Биробиджан, но не сравнивал основание этой области с сотворением мира. Интересно узнать, звучит ли в российских синагогах строка: «Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука…» 

  Рав Лазар в своих публичных выступлениях неоднократно расточал похвалы и выражал благодарность мудрому президенту Путину. А товарищ Путин пригласил «хамасников» в Кремль для дружеской беседы и пояснил, что Россия никогда не считала ХАМАС террористической организацией. Рав Лазар выразил по этому поводу недоумение. Но чему тут удивляться? Принципиальная позиция России остаётся непоколебимой: те, кто убивают российских граждан, являются террористами, а те, кто убивают израильтян, – это отважные борцы за освобождение Палестины от сионистских оккупантов! 

  Россия издавна считает Ближний Восток своей зоной влияния и продолжает придерживаться здесь той традиционной имперской политики, которую вела царская Россия, а затем – Советский Союз. Сегодня Россия является главным союзником антиизраильских сил в нашем регионе, снабжает их современным вооружением, передаёт ядерные технологии Ирану. Интересно, что ощущают евреи – сотрудники мощного российского военно-промышленного комплекса, поставляющего оружие убийцам евреев? Гордятся ли еврейские учёные, конструкторы, инженеры своим весомым трудовым вкладом в процесс превращения Земли Израиля в зону «юденфрай»? 

  Советские спецслужбы (напрямую и через посредников) организовывали, финансировали, вооружали и обучали арабские террористические организации, стремящиеся уничтожить Израиль. Товарищ Путин, ознакомившийся с этой деятельностью на своём прежнем месте работы, сказал, что бывших чекистов не бывает. И действительно, уже после развала СССР агенты Лубянки сыграли ведущую роль в организации «ословского» заговора, который принёс страшные бедствия народу Израиля.  (Подробнее об этом рассказано на сайте Аналитической группы МАОФ http://rjews.net/maof/article.php3?id=9143&type=f&sid=478) 

  Сегодня в России живёт больше мусульман, чем во всех остальных европейских странах, вместе взятых. Общее количество населения России из года в год сокращается, а число мусульман там неуклонно возрастает, чему способствует переход в ислам этнических русских. Россия взяла курс на сближение и сотрудничество с исламскими странами. Исходя из своих стратегических интересов как на внешнеполитической арене, так и внутри страны, Россия всегда будет поддерживать мусульман, а не евреев. Удивляться этому так же нелепо, как предполагать, что собака вдруг начнёт мяукать, а не лаять. 

  Нас, израильтян, изумляет другое: почему еврейские общественные деятели считают, что им следует решать внутриполитические проблемы России, определять нравственную атмосферу в этой стране, быть там «властителями дум»? После террористического акта в синагоге на Большой Бронной, в Москве была устроена пресс-конференция. На ней прозвучали весьма эмоциональные выступления, красивые, складные речи на тему борьбы с антисемитизмом. Но ведь шовинизм, ксенофобия, антисемитизм позорят не евреев, а Россию! Значит, борьбу с этим злом должны вести сами русские. Есть среди них много порядочных людей, которые считают своим долгом бороться с антисемитизмом. Честь и хвала им за это! Пожелаем им успехов в их благородной деятельности. Будем встречаться с ними в туристических поездках, на спортивных соревнованиях, научных конференциях, фестивалях искусства. Всегда найдутся возможности для делового сотрудничества, обмена мнениями, дружеских встреч. Но жить евреям необходимо только в своей стране! Иначе не избежать им новых бедствий. Неужели горький исторический опыт не научил евреев, что переустройство России – это не еврейское дело? 

  Поймут ли это лидеры еврейской общины России, прозреют ли, пока не поздно? Приведу слова известного израильского публициста Дмитрия Радышевского: «Только правда, сказанная без всяких прикрас, может исцелить дикую слепоту, которая поразила наш народ. Ту самую, которая поражает евреев всякий раз накануне катастрофы, слепоту, когда не верят не только долгосрочным предсказаниям, но даже тем, которые немедленно сбываются у всех на глазах…» 

  - Посмотрим, что скажут в ответ руководители общины и рядовые российские евреи. Благодаря интернету, у них есть общее с нами информационное пространство, очень широкая общая аудитория. Евреи в России читают и обсуждают статьи, опубликованные на израильских сайтах, присылают свои отзывы. Пусть же их отзывом станет решение репатриироваться в единственную на свете еврейскую страну! 

  - Спасибо, Пинхас Шмульевич, за ваш рассказ. «Кто спасает одну еврейскую душу, как будто спасает целый мир».  (Талмуд, Сангедрин, глава 4, стр. 37) 

Вернуться на главную страницу


ЕВРЕЙСКИЕ ДЕНЬГИ -
НА СПАСЕНИЕ ВСЕГО МИРА?


В трудные послевоенные годы, когда евреи СССР с ужасом думали о предстоящей депортации в Крым или в Биробиджан, я с нетерпением ожидал этого события. Так мне к пятнадцати годам жизни осточертело чувствовать себя самым униженным членом "семьи братских народов". Спустя полвека я переехал на ПМЖ в столицу мирового еврейства. Еврейская улица, на которой я всю жизнь мечтал жить, оказалась не такой, как рисовалась по "Краткой еврейской энциклопедии" и художественной литературе. В здешней русскоязычной печати обсуждался вопрос, какой этой улице быть, что давало повод надеяться на лучшее. В пятничных номерах "Нового русского слова" (тогда газета выходила ежедневно) и в "Еврейском мире" регулярно публиковались статьи сотрудника UJA Federation А. Рихтера и других штатных пропагандистов о перспективах еврейской жизни. Авторы рисовали ее почти как "коммунизм с ... еврейским лицом". Например, Рихтер обещал: если новые иммигранты расщедрятся и станут жертвовать деньги его организации, тогда UJA построит в Бруклине еврейский Центр, в котором "будут… размещены и залы для религиозных церемоний, и выставочные галереи, и вместительный зрительный зал. И множество разнообразных офисов и помещений для учебных занятий, спортивно-оздоровительный комплекс, компьютерные бюро, торговые залы, различные мастерские и множительная техника… Это будет Центр, который мог бы импонировать русскоязычной еврейской публике, достойно представляя её перед американцами и перед визитерами из бывшего СССР" (НРС, 8 июля 1995). Помню, что эта идея мне очень понравилась. Разок пожертвовал 18 долларов, но исполнения мечты так и не дождался: уже 10 лет пролетело с момента публикации, но никакой Центр не построен. Собственно, теперь я понимаю, что никто его и не собирался строить, а г-н Рихтер писал свою статью лишь для того, чтобы закончить ее призывом: "Давай деньги для UJA Federation!".
Ныне тактика этой серьезной еврейской организации изменилась. Её усилиями в новом тысячелетии создана COJECO - крышевая организация русскоязычных евреев Нью-Йорка, под крылом которой около 30 общественных русскоязычных организаций. По инициативе Кремля (как признался Б. Лазар в синагоге на 6-м Брайтоне) учрежден ВКРЕ, дополненный позднее Американским форумом русскоязычников. Возникает RAJI. Как видите, названия организаций - разные, но, на мой взгляд, для человека, хоть немного знакомого с тем, чем они занимаются, нет проблемы в определении размера их небольшой пользы или великого вреда для евреев-иммигрантов.
Как и все "русские" евреи, я весьма чувствителен к любой фальши. По возможности, следил по печати (и не только местной) за деятельностью "русского" отдела UJA Federation и некоторых других "русских" еврейских организаций. Из того, что удалось узнать, далеко не всё мне понравилось, о чем я написал в статье "Комедия "по-сионистски". После публикации в газетах "Мы здесь" и "Еврейский меридиан" недолго пришлось ждать сурового окрика: "Как он посмел! UJA, как жена Цезаря, вне подозрений". Мои высказывания журналист А. Ясеник, который "о недостатках в работе UJA знает не понаслышке" ("Форвертс", 16 февраля 2006) назвал "нелепыми", хотя, по давней советской традиции, не привел ни одного подтверждения своих слов о "имеющихся недостатках" и о "нелепости" моих размышлений. Он, как у этой компании принято, рассказал о "добрых делах" лидеров организации, оказавших помощь "в трагических ситуациях, как ураган "Катрина" в США или террористический акт "Норд-Ост" в России, где пострадали не только евреи". В завершение своей торжественной информации А. Ясеник нанес, как ему кажется, "сокрушительный" удар по мне, "любителю покуражиться над добрыми делами в еврейской жизни". Он привел слова "наших мудрецов: "Спасший одну человеческую жизнь - спасает весь мир, не указывая национальность человека, о котором идет речь".
Вранье. Подозреваю, неслучайное. Указывается национальность! Нет сомнений, что не очень часто заглядывает этот журналист в книги наших мудрецов. Любавичский Ребе говорил так: "В Мишне Трактата Сангедрин написано, что спасение одной еврейской души приравнивается к спасению всего мира". (Вайейцей). В Сангедрине (37:а) о человеке, поддержавшем хотя бы одну душу в Израиле (в дословном переводе - нефеш б'Исраэль), "Тора говорит, как о человеке, защитившем целый мир".
Как видите, у меня и у г-на Ясеника разный подход к оценке еврейской благотворительности. Я тоже не раз писал о "добрых делах еврейской общины Америки". Но не моя вина, что немало в этой общине и негативного. И поскольку пришлось вернуться к этой теме, немного дополню ее снятыми с Интернета сообщениями: "UJA Federation Нью-Йорка собрала 500 000 долларов на помощь вьетнамцам, латиноамериканцам и прочим…". Джойнт, распределяющий значительную часть денег UJA, "направил 18 миллионов долларов на помощь пострадавшим в Шри-Ланке, Индии и Таиланде; …построил мечеть для беженцев - в знак межрелигиозной дружбы" (сообщение Еврейского телеграфного агентства - JTA).
Конечно, еврейской благотворительной организации помогать азиатским мусульманам в строительстве мечети, как говорится, сам Бог (вернее - Аллах) велел. Но разве уже не нужна помощь евреям Нью-Йорка, где разрушаются и продаются (увы, тем же арабам) синагоги - например, на углу Бэй-парквей и Бенсон, поскольку у евреев нет денег на их содержание, а у арабов они есть, и они с радостью перекупают наши молитвенные дома.
UJA Federation опубликовала данные своего исследования, согласно которому уровень бедности среди евреев Нью-Йорка возрос на 21%. Но где можно прочесть о том, кому и как из этого огромного количества неимущих евреев эта солидная организация помогла.
"На 1 июня 2005 года 1,58 миллиона израильтян жили за чертой бедности. Таковы данные Института национального страхования Израиля. Число детей, живущих в бедности, достигло 738.000. В 2000 году этот показатель равнялся 482.000. (тель-авивская газета "Вести"). И снова вопрос: какому количеству бедных еврейских детей и в каком объеме оказана помощь со стороны уважаемой UJA?
"Известная журналистка Арлин Пек в августе 2004 г. писала в Jewish Press: когда она осталась одна с двумя детьми и обратилась за помощью в UJA Federation, ей ответили: "Сможем помочь только через 6 месяцев, сейчас мы расселяем камбоджийцев". Многие другие рассказывали ей о подобном отношении. Одна подруга журналистки сказала: "Когда я овдовела и осталась без средств, в UJA мне ответили, что они помогли бы мне, если бы я относилась к нацменьшинствам" (С-Н. Шварц, "Мы здесь").
Хорошо, когда еврейские деньги идут на помощь жертвам "Норд-Оста", но почему нет ни одного сообщения о выделении хотя бы одного доллара жертвам арабского теракта у дискотеки "Дольфи" в Тель-Авиве, где погибли и пострадали еврейские дети? В Интернете нашлась только одна информация: "15 июля в Манхэттене в помещении UJA Federation состоялась презентация книги "Дельфинариум": джихад против детей", изданной в 2002 году в Иерусалиме благотворительным фондом проекта Михаила Черного. Презентацию проводила UJA Federation". И всё. Куда же ушли собранные этой организацией деньги? Ответ, видимо, ясен: на оказание помощи детям разных народов. Но разве израильтянам не нужны деньги на борьбу с террором, на бедных, на восстановление экономики? А что касается трагедии "Норд-Оста" и помощи его жертвам... Живут в Калифорнии Люба и Марк Бурбан, сын которых, Григорий, погиб в этом театральном центре. На вопрос нью-йоркского журналиста, помогла ли им хоть чем-то UJA Federation, они ответили: "А что это за организация?", и этот их недоуменный вопрос красноречивее любых сладких речей о нашей благотворительности.
Нет никакого смысла надеяться, что мир полюбит евреев, даже если они будут отдавать деньги своим врагам, в страны мусульманского мира. Нас там никогда не любили, никогда не полюбят - ни при какой "демократизации" по-исламски.
В цивилизованном сообществе спорные вопросы принято разрешать путем дискуссии. Владельцы собственного печатного органа Д.Щиглик, И.Бранован и редактор органа М.Немировский конфликтную ситуацию решают, как хуцпаны советского образца. Они звонят с угрозами расправы автору или редактору газеты, осмелившейся опубликовать критические высказывания в их адрес. Попала в поле недовольства президента RAJI И. Бранована и моя скромная особа. Возмущенный той частью моей статьи, где речь шла о финансировании фестиваля "Украiнська осiнь", Бранован посчитал оскорбительным факт, что в числе спонсоров я указал его имя.
Люди добрые, не виноват я. Эту тайну я позаимствовал в огромнейшей рекламе фестиваля, опубликованной в "Новом русском слове" 27-28 августа 2005 года. Вторым номером среди спонсоров фестиваля указан - как вы думаете, кто? - Даниэль (Игорь) Бранован, M.D.

Игорь АКСЕЛЬРОД, Нью-Йорк

 

ВПЕРВЫЕ - ИЗ ЕВРЕЙСКИХ РУК...


Уважаемый редактор! Прошло так много времени с тех пор, как мы потеряли газету "Форвертс", а всё не верится, что это насовсем. Я, например, не могу долго читать с компьютера, и мне очень не хватает вашей газеты, как верного друга и собеседника. Иногда это чувствуешь особенно остро.
Пишу вам под впечатлением статьи Хож-Ахмеда Зацаева, опубликованной на сайте газеты "Чеченское общество" (статья публикуется в сегодняшнем выпуске "МЗ" под рубрикой Pro et contra - прим.ред). Статья называется "ХАМАС - будущее чеченского Сопротивления". Вообще, сходство и различие чеченского сопротивления и палестинских террористических организаций - не столь простая проблема, как многим кажется. Те, кто пишет об этом, нередко исходят не из истиных обстоятельств, а из конъюнктурных интересов.
Российским властям важно показать, что они не хуже других и ведут борьбу не с сотней-другой чеченских сепаратистов, а аж с международным терроризмом. Поэтому каждый раз, когда им нужно продемонстрировать силу и успех, они обнаруживают среди убитых чеченцев одного араба, а то дерзают объявить о чернокожем бойце. Эти сведения никогда не подтверждаются, благо забывчивые адресаты этой информации не задают невежливых вопросов.
Я спрашивала известную журналистку Анну Политковскую, которая сквозь сердце пропустила трагедию Чечни, видела ли она хоть раз араба среди пленных или убитых. "Нет, - ответила она, - слышать слышала, но подтвердить не могу".
С другой стороны, меня всегда огорчает позиция Израиля, который тоже заинтересован
внушить большому брату - России, что у них - общий враг. Я очень гордилась, когда Израиль одним из первых пригласил чеченских детей, помог раненым и больным, окружил их теплом и заботой. Хотелось бы, чтобы в Израиле больше знали правду о том, что происходит в Чечне, и не смешивали в одном котле палестинских террористов и тех, кого называют кто чеченскими бандитами, кто - бойцами чеченского сопротивления.
Так получилось, что я пишу вам 23 февраля, в годовщину депортации чеченцев, в результате которой погиб каждый второй, в большинстве - дети и старики.
Мое мнение: в истории чеченцев и евреев в последние сто лет - много общего. И мы, и они стали жертвами геноцида, в результате которого потеряли большую часть своего народа. Хож-Ахмет Зацаев пишет, что "их, чеченцев, шельмуют на протяжении веков". "До каких пор мы будем терпеть ярлыки, которые на нас навешивают?"
Мы тоже можем сказать о себе подобное. И мы, и чеченцы знаем, что такое жить в окружении людей, которые тебя, мягко выражаясь, не любят, и что такое жить с мыслью, что твоих детей в определенном возрасте неминуемо ждет подобное открытие. Чеченцы, как и евреи, в результате своих бедствий поняли, какое значение имеет образование, и сейчас, находясь в положении парий, которых в любой момент, на улице или в доме, днем или ночью, могут убить, искалечить, похитить, забрать из дома всё, включая поношенное белье, они стараются дать детям хорошее образование. Обычно для этого родителям приходится сопровождать детей-студентов, особенно мальчиков, на занятия. Иначе по дороге их могут похитить или убить, чтобы потом представить
прессе их тела, как тела убитых бандитов, или чтобы просто продать родителям трупы.
Перед моими глазами стоят сцены, показанные по телевизору в те времена, когда картинки из Чечни еще допускались на экраны: из каких-то ям в развалинах городских многоэтажек выходят стройные красивые молодые мамы и держат за руки нарядных девочек с большими белыми бантами в волосах. Это чеченские мамы ведут детей в школу 1-го сентября...
Казалось бы, мы должны понимать друг друга, сочувствовать и помогать. Однако статья Зацаева написана совсем не с этих позиций. К моему глубокому сожалению, не могу спорить с автором этой статьи в силу отсутствия необходимых для этого знаний, но представленная в статье история Государства Израиль явно слеплена по информации, надерганной из недобросовестной арабской прессы, и состоит, по-моему, из полуправды и просто лжи. Тешу себя мыслью, что не я одна получила бы большую радость, если бы на вашем сайте нашла подтверждение своим предположениям. Нужно ли, по вашему мнению, оспаривать подобную "информацию", нужно ли делать это с любыми оппонентами, включая "недоговороспособных"? И не потому ли мы проигрываем информационную войну, что часто не хотим лишний раз объяснять то, что кажется нам очевидным?
В заключение расскажу один эпизод из своей жизни, который мне всегда приятно вспоминать, хотя произошел он при совсем нерадостных обстоятельствах. В декабре 1994 года, когда началась война в Чечне, я работала в комитете "Гражданское содействие", который оказывает помощь беженцам из горячих точек. Нас тогда приютила у себя под лестницей "Литературная газета" и мужественно терпела толпы беженцев, бродящих по этажам редакции в поисках уголка, где можно было бы положить вещи, переодеться или даже вздремнуть. Среди них были и русские, и чеченцы, и даже московские чеченцы, которые приходили похлопотать о своих родственниках. Мы тогда были единственной организацией, которая выдавала деньги, если не ошибаюсь, 20 долларов на человека - немалая по тем временам сумма (моя пенсия была около 12 долларов).
Среди беженцев было много людей, нуждающихся в психиатрической помощи, некоторые впадали в агрессивные истерики, другие падали в голодные обмороки. Мы работали до последнего поезда метро, а очередь не уменьшалась, и по утрам нас ждали сотни людей, не давая пройти на работу сотрудникам "Литературки". И вдруг одна из беженок, немолодая дама из Грозного, при получении денег зарыдала: "Я все потеряла, - кричала она, - и первые деньги получаю из еврейских рук!"
Вероятно, у этой женщины до того были непростые отношения с евреями. Чтобы ее успокоить, я сказала, что это исправимо, сейчас она получит деньги из добрых рук русского человека. Я оглянулась вокруг: все мои сотрудники, занимающиеся тем же, что и я, были евреями или, в лучшем случае, полукровками!
И почему нам всегда больше всех надо? Почему мы всегда повсюду лезем со своей помощью, советами, хлопочем о справедливости, клянчим для кого-то деньги? Наверное, это в наших генах, это воспитали в нас странствия и страдания нашего народа. И, может быть, мы бы не выжили, если бы не помогали друг другу, и не только своим, евреям.
Мне приятно об этом думать, и я желаю чеченцам и арабам, палестинцам и всем другим, чью жизнь не назовешь сладкой, тоже иметь основания для подобных радостей.
Справедливость требует сказать, что впоследствии мне посчастливилось встретить многих людей самого разного этнического происхождения, которые самоотверженно помогали беженцам: пачками прописывали их в своих квартирах, а то и месяцами держали их у себя, выручали их из милиции, судились с Лужковым и выигрывали - вот какое было время!
А та женщина свои деньги получила. Сотрудница, которая выдала ей деньги, увы, не была русской, но при большой необходимости ее было легче принять за таковую.
С уважением,

Александра Львовна ШАЙКЕВИЧ, Калифорния

ПОЧЕМУ ОНИ МОЛЧАТ?


Здравствуйте, господин редактор! Наконец-то очнулись от летаргического сна. Наконец-то появились в вашей (нашей) газете статьи Уильяма Руби и Леи Мозес с подробным анализом, мягко скажем, странной деятельности лидеров многих еврейских русскоязычных организаций Америки. С болью констатирую: мы проиграли Москве, и метастазы пророссийских, прокремлевских настроений полностью поразили организм русскоязычной еврейской общины.
Господин Путин может потирать руки: здешние его ребята работают отлично.
На наших глазах именно в Нью-Йорке созданы надуманные многочисленные "всемирные" и "всеамериканские" русскоязычные организации и их филиалы, отделения или форумы.
На наших глазах эти организации открыто пропагандируют поставленные перед ними метрополией задачи (например, по отмене поправки Джексона-Вэника).
На наших глазах лидеры и представители этих организаций внедрялись и продолжают внедряться в крупнейшие американские еврейские организации с целью изнутри влиять на стратегию и тактику этих организаций в отношении России, с целью лоббирования российских интересов на всех уровнях политической и общественной жизни США.
Почему же молчит здешняя интеллигенция, почему не возмущаются разумные, мыслящие люди? Почему молчат лидеры тех немногих организаций, которые не поддались на приманку Москвы?
Мне кажется, они молчат потому, что понимают: здесь многое построено на банальном подкупе. Промолчишь - значит, получишь грант для своей организации. А уж если громко поддержишь этих ребят - получишь не только гранты, но и халявные поездки на всевозможные всемирные конгрессы и форумы, и будешь включен в какие-то советы и почетные президиумы, в списки кандидатов на какие-то премии и награды. Но если не промолчишь, если даже мягко попытаешься им хоть в чем-то возразить - получишь шиш. Такой вот у них расклад.
Но, прикармливая других, эти "хлопчики" не забывают о себе. Я на своем бэбиситерстве зарабатываю "аж" десятку в час, и меня тошнит, когда вижу на телеэкране их откормленные, лоснящиеся лица. И я вот что подумал: а имеют ли они право за одну и ту же работу - по одурачиванию публики - получать несколько зарплат в разных организациях, в том числе и в "русских", и в американских, и в международных?
В нашей стране отчитывается по доходам даже президент, и его налоговая декларация - не секрет для публики. New York Times сейчас требует от Пентагона публикации особо секретных материалов и даже обратилась в суд по поводу отказа Пентагона.
Я тоже хотел бы знать этот "страшный секрет": где и сколько получает зарплат, к примеру, профессор экономики Владимир Квинт, служащий не только вице-президентом Всемирного союза русских соотечественников, но и на разных высоких должностях в других пророссийских и прочих организациях? Или из чего складывается совокупный семейный доход Алека Брука-Красного с супругой, Михаила Немировского с супругой, прочих "лидеров-многостаночников"?
Мне почему-то кажется, что их некошерный труд щедро оплачивается. Но меня больше интересует другое: а как у них обстоит дело с главной мицвой - цдакой? Сколько денег они жертвуют Израилю в целом и конкретным жертвам терактов? Отдают ли неимущим положенные 10 процентов цдаки от всех тех средств, которые получают и по-купечески тратят на приемы в брайтонских ресторанах на 300-400 персон, включая своих же американских и московских работодателей?

Изя РАКИТА, работающий пенсионер, Бруклин

Вернуться на главную страницу


Фарисеи


Юлий НУДЕЛЬМАН,
специально для "МЗ"


Слово "фарисей" вошло в мир, как символ лицемерия и ханжества
(Словарь иностранных слов, 1949, Москва)


После убедительной победы ХАМАСа над правящей в Палестинской автономии партией ФАТХ израильские политики всех рангов наперебой и на удивление дружно стали заявлять, что не признают результаты выборов и никогда не будут контактировать с правительством ПА, сформированным парламентским большинством ХАМАСа. С такими заявлениями наши представители отправились в США и в Европу, чтобы убедить администрацию Буша и Евросоюза поддержать официальную позицию Израиля. "Новорожденный" министр иностранных дел Ципи Ливни, в недавнем прошлом - "подсадная утка" Мосада в Париже, вообразив себя крупным политическим деятелем, убеждала Кондолизу Райс, что ХАМАС - не партнер в будущих мирных переговорах между Израилем и ПА. В качестве основных доводов такой позиции большинство опирается на стандартные утверждения: ХАМАС - непримиримый враг Израиля, его сторонники использовали против нас террор, ХАМАС не признаёт Израиль. Выслушав Ливни, Кондолиза Райс была крайне осторожна и, по существу, не приняла и не поддержала израильскую точку зрения. Из обтекаемой дипломатической формулировки госсекретаря США следовало, что Райс не отрицала категорически возможность переговоров с ХАМАСом, ставя при этом четыре основных условия для возможного начала переговоров между Израилем и ПА: ХАМАС обязан признать Израиль, прекратить террор, разоружиться и признать все принятые до сих пор соглашения между сторонами. Райс высказала также убеждение, что это станет возможным, когда ХАМАС перестанет быть одновременно и политическо-религиозной, и военной организацией.
Президент России Владимир Путин, будучи гостем короля Испании, пригласил в Москву представителей ХАМАСа, признавшись, что Россия всегда поддерживала связи с этой организацией. Президент Франции Жак Ширак поспешил подержать инициативу Путина. И представитель Евросоюза Хавьер Солана заявил, что ХАМАС надо судить не по словам, а по делам. В таком же тоне выразился и Кофи Аннан, наш дорогой генсек ООН. А бывший президент США Джимми Картер выступил с резким заявлением, в котором отметил, что он был наблюдателем во время выборов в ПА, выборы там носили вполне демократический характер, и если ХАМАС победил на них, - значит, народ автономии выразил доверие этому движению, а позиция Израиля - неоправданно жесткая. Более того, заявил Картер, в последние годы Израиль, являясь оккупантом, стал вести ещё более жестокую дискриминационную политику на территориях, лишая палестинский народ элементарных человеческих прав.
В то же время Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер некоторым образом поддержал израильские заявления, сказав, что он лично не намерен обращаться к членам НАТО с предложением начать контакты с ХАМАСом. Сергей Иванов, министр обороны России, заявил во время встречи с министрами НАТО на Сицилии, что международное сообщество должно признать контакты с ХАМАСом. Аналогичное заявление сделал и министр иностранных дел России Сергей Лавров.
В Израиле же всё больше раздаётся голосов общественных деятелей, интеллектуалов, не поддерживающих официальные заявления Эхуда Ольмерта и Ципи Ливни. Наиболее интересное заявление, заслуживающее внимания, сделал в газете "Ха-арец" 10 февраля генерал (в отставке) Ами Аялон, бывший главнокомандующий израильскими ВМС, а в 1996-2002 г.г. - глава ШАБАКа (Службы безопасности Израиля). Он выразил уверенность, что ХАМАС "не так страшен, как его малюют". По словам Аялона, это достаточно умеренное движение, не похожее ни на "Аль-Каеду", ни на "Исламский джихад". Аялон утверждает, что руководство ХАМАСа состоит, в основном, из прагматиков, что отражает прагматичность палестинского народа. Более того, Аялон считает, что политтехнолог Реувен Адлер, рекомендовавший больному Шарону после первого инсульта явиться в Кнессет, опаснее для страны, чем ХАМАС. И уж, конечно, коррупция в Израиле намного опаснее для нашего существования, чем ХАМАС.
Наиболее громко выступают против ХАМАСа ура-патриоты "русской улицы": деятели партии "Наш дом - Израиль" Либерман, Штерн, Шагал, разглагольствующие об опасности связи с ХАМАСом. Среди тех, кто также против сотрудничества с ХАМАСом, - Эдельштейн и Щаранский из Ликуда. Активно против ХАМАСа и против заявления Путина о приглашении террористов в Москву выступил в "Коммерсанте" и беглый олигарх, гражданин Израиля Леонид Невзлин. Между тем, любому здравомыслящему человеку понятно, что мнение, например, генерала Аялона, бывшего начальника ШАБАКа, стократ более компетентно, чем мнение новых репатриантов.
Чтобы разобраться, почему я убежден в том, Израиль всё же будет вести переговоры с ХАМАСом, необходимо вспомнить историю отношений Израиля с палестинцами. В 1971 году премьер-министр Голда Меир заявила, что вообще нет такого народа - "палестинцы". В какой-то степени она на тот период даже была права. За сорок лет израильской оккупации загнанное в лагеря беженцев, отрезанное от остального мира, живущее на одной территории арабское население с нашей помощью превратилось в палестинскую нацию. В народ со своей общей культурой, ментальностью, идеологией, экономикой. Время от времени на оккупированной/освобождённой территории появлялись свои национальные лидеры. Самым известным из них в течение десятилетий был супертеррорист Ясир Арафат. Этот кровавый убийца более трех десятилетий возглавлял созданную им Организацию освобождения Палестины и партию ФАТХ. Израиль неоднократно заявлял, что НИКОГДА НЕ БУДЕТ вести с ним переговоры.
В 1972 году я дежурил в больнице "Рамбам" в Хайфе и вместе с другими хирургами принимал десятки тяжелораненых отрядами Арафата детей из школы в Маалоте. Голда Меир не хотела тогда вести переговоры с захватившими школу отрядами Арафата, и спецчасти ворвались в школу. В результате этой операции в маалотской школе погибли 92 школьника.
В 1982 году наши войска блокировали Бейрут, окружив в городе банду Арафата и его самого. Мы могли легко взять его в плен и судить. Но по решению администрации США обречённому Арафату дали уйти. Я сам, будучи в то время в действующих частях под Бейрутом, наблюдал в бинокль, стоя на берегу Средиземного моря, как под охраной наших кораблей мы выпускали - на специальном корабле - Арафата и его сподвижников. Они ушли в Тунис и там продолжали формировать террористические организации, направляющие в Израиль смертников-террористов. Тогда не было ничего слышно ни о каком ХАМАСе. В Тунисе Арафат сформировал руководство ПА. В конце концов, Израиль пустил Арафата в Газу, в Иудею и Самарию, передав ему управление частью этих территорий. ФАТХ не изменил свою программу, в которой было записано требование о ликвидации Израиля. Израиль требовал убрать этот пункт - это было непременным условием переговоров. Увы, Израиль вступил в переговоры без того, чтобы ФАТХ выполнил наше условие. Вскоре мы увидели Арафата в США, обнимающегося с Биллом Клинтоном и Эхудом Бараком. А ещё раньше Арафат, убийца детей в Маалоте, вместе с Шимоном Пересом и Ицхаком Рабиным дружно скрестили руки, получая Нобелевскую премию мира в Стокгольме. С Арафатом заключали соглашения как наши левые, так и правые руководители в лице Нетаниягу (соглашении по Хеврону), Шарона, Рабина, Барака.
Как результат власти Арафата на территории ПА возникла неслыханная коррупция. На счету лишь только у жены Арафата оказались сотни миллионов долларов, полученных из Израиля. Время от времени заключались новые договора с Арафатом и его сподвижниками. По их требованиям из тюрем выпускались тысячи и тысячи террористов. Странно наблюдать метаморфозу наших политиков. Неожиданно ФАТХ и умерший в ноябре 2004 года Арафат превратились в речах наших политиков в лучших, желанных партнёров. Наследник Арафата Абу-Мазен, написавший под руководством Евгения Примакова диссертацию, отрицающую Холокост, видится нам сейчас желаемым президентом Палестины.
Всё дело в том, что с этими коррумпированными лидерами ПА израильские коррумпированные власти давно сработались, находя общий язык в денежных махинациях. Ведь Израиль каждый месяц передавал руководству ФАТХ миллионы долларов в виде возврата таможенных налогов и налогов на добавочную стоимость. Уже был налажен хороший мост для получения десятков тысяч дешёвых, почти дармовых рабочих из Газы, Иудеи и Самарии, для вывоза на экспорт из ПА по демпинговым ценам сельхозпродукции.
Прошлая история, наша, израильская, и не наша, полна примеров, как признавались легитимными те движения и личности, которые прежде считались нелегитимными. Англия когда-то не признавала независимую власть США. Узурпаторов царской власти - большевиков десятилетиями не признавала ни Америка, ни страны Европы. Затем дружили. Менахем Бегин, возглавлявший отряды ЭЦЕЛя, был приговорён, как террорист, к смертной казни английским военным судом. Его признали ответственным за гибель десятков мирных англичан - в частности, в иерусалимской гостинице "Кинг Дэвид". Когда Бегин стал премьер-министром, его, в конце концов, признала и Англия. Террористом считался и Ицхак Шамир, другой наш премьер-министр, прозвище которого в подполье было "Киллер". В свете признания Путина о связях России с ХАМАСом следует вспомнить, что именно СССР все годы поддерживал контакты с подпольной террористической организацией Бегина, как сейчас Россия с ХАМАСом. Бегин любил рассказывать, что советские власти, КГБ, выпустили его из лагеря под Архангельском, провезли через Тегеран в Палестину "за обещание бороться против англичан". Над умирающим Шароном всё ещё висит международное судебное преследование по обвинению в резне мусульман в Сабре и Шатиле в Ливане в 1982 году. В Африке, Южной и Центральной Америке (например, Боливия и Венесуэла), на Дальнем Востоке то и дело приходят к власти бывшие террористы, с которыми сначала боролись, а затем признавали и вступали с ними в нормальные отношения.
Мне думается, необходимо остановиться немного на истории движения ХАМАС, чтобы лучше разобраться в "требованиях масс" не контактировать с убийцами. Как мне кажется, мы все кричим "ХАМАС, ХАМАС", но понятия не имеем, о чём кричим и кто такие лидеры ХАМАСа, чем и почему они хуже убийц из банды Арафата?
ХАМАС возник как религиозное движение, ставящее перед собой цель оказать экономическую и социальную помощи населению ПА. Движение занималось религиозным воспитанием в школах, ликвидацией безграмотности. Среди лидеров ХАМАСа много учителей, врачей, историков, выпускников американских и английских университетов - гораздо больше, чем было в окружении Арафата. На базе этой организации возникло военное крыло ХАМАСа, взявшее на вооружение терроризм. ХАМАС выступал против поддерживаемой Израилем арафатовской власти, против движения ФАТХ, обвиняя его в коррупции, злоупотреблениях властью, коллаборационизме.
Сегодня главой ХАМАСа является 44-летний Исмаил Хания. В 1987 году он поступил на литературный факультет университета в Газе, в котором преподавали немало профессоров из США и Франции. В университете он был избран главой студенческого мусульманского совета. ХАМАС был создан в 1988 году, и Хания вошёл в организацию, идеологом которой был шейх Ахмед Ясин. В 1989 году вместе с другими лидерами ХАМАСа Хания был арестован в Газе и находился в нашей тюрьме чуть меньше трех лет. В 1992 году в числе 400 руководителей ХАМАСа и "Исламского джихада" он был выдворен в Ливан. Окончил университет в Бейруте и через два года вернулся в Газу, где был избран деканом в том же университете, где когда-то учился. В1997 году Ахмеда Ясина освободили из израильской тюрьмы, и Исмаил возглавил его канцелярию. В сентябре 2003 года Хания был ранен в руку во время попытки ликвидации руководства ХАМАС на свадьбе одного из сыновей руководителя движения. Хания отвечал в ХАМАСе за связи с представителями Запада. Эти представители характеризуют Ханию как человека выдержанного, интеллигентного, сдержанного, делового. Ханию всегда отличали осторожность высказываний, хотя довольно часто он не соглашался с действиями и высказываниями руководителя военного крыла"Хамас" Аль-Рантиси. Последний задействовал организацию боевиков "Аззаддин аль-Касем". После ликвидации Израилем Ясина и Рантиси Хания стал фактически главой всего ХАМАСа. И именно он сумел изменить систему выборов в ПА, сделав её более демократичной. Добившись изменений системы, Хания предложил ХАМАСу участвовать в выборах по новой системе. Одержав убедительную победу, Хания заявил в интервью израильскому ТВ: "Если вы хотите мир в нашем регионе, прекратите оккупацию, народ Палестины должен получить гражданские и национальные права".
На вопрос, состоится ли в ближайшее время встреча с представителями Израиля, Хания заявил: "Трудно представить себе, что можно встречаться с оккупантами, когда они продолжают угнетать мой народ, держать его в большом концлагере". Когда телеведущий спросил его, будут ли и дальше предприниматься террористические действия против Израиля, лидер ХАМАСа ответил: "Сопротивление оккупантам - естественное право народа".
На днях весьма информированный журналист Амир Орен из газеты "ха-Арец" в передаче 1-го израильского телеканала напомнил о том, что с ХАМАСом контактировали и Биби Нетаниягу, и Сильван Шалом, и Шимон Перес, и Эхуд Барак. Контакты происходили тайно, при посредничестве египетских властей и в Александрии, и в Каире, и в Синае. Не надо также забывать и о том, что почти абсолютно все руководители ХАМАСа отсидели разные сроки - от 2 до 25 лет в израильских тюрьмах, и у всех у них в тюрьме были постоянные контакты с представителями ШАБАКа. Мы не знаем, как и кто был завербован нашими спецслужбами, кому какую сумму израильтяне перевели в швейцарские банки. И вполне вероятно, что отдельные руководители ХАМАСа ведут определённую, заранее с нами обговоренную игру...
Хания не раз заявлял, что не хочет единоличной власти, а готов к тому, чтобы Абу-Мазен и ФАТХ останутся в руководстве ПА, но после изгнания коррумпированных политиков. ХАМАС, судя по всем его декларациям и документам, не признаёт Израиль, заявляя, что не может признать оккупантов. Но ведь и Арафат, и ФАТХ так и не признали Израиль. Зачем вообще Израилю нужно это признание? Израиль - страна с мощной, одной из сильнейших в мире, армией, с атомным, биологическими, химическим оружием. С лучшими в мире танками, самолётами и ракетами. Ну, можно ли всерьёз утверждать, что ХАМАС угрожает существованию Израиля?
Твердя день за днем о необходимости признания Израиля со стороны ХАМАСа, мы как бы позволяем миру думать, что мы сами не верим в законность и прочность своего существования. Такие наши заявления - всего лишь демагогия и ханжество. А, может, просто близорукость и тупость, безграмотность и невежество. Политикам выгодно распространять ложь, потому что ложь - это их способ "пудрить мозги" населению, чтобы попытаться на парламентских выборах выиграть ещё парочку-другую мандатов. Ведь и ежу понятно, что мы непременно сядем за стол переговоров с руководителями ХАМАСа, независимо от того, признают они нас или не признают. Эхуд Ольмерт с Исмаилом Ханией будут дружески беседовать, есть хумус, попивая арак, и претендовать на Нобелевскую премию мира.
Как известно, мир заключают не с друзьями, а с врагами. И чем сильнее враг, тем прочнее может быть мир. Мощные державы, бывшие некогда злейшими врагами - Германия и Россия - лишь спустя десятилетия после кровавой войны заключили мир. Япония и Россия до сих пор мира не заключили, но живут мирно. Мы должны быть заинтересованы в сильной, прагматичной и уверенной в народной поддержке власти в стане наших врагов. Только с ними мы сможем заключить мир. И мир прочный. Конечно, мы не сможем продолжать оккупацию, сохраняя шлагбаумы, пребывание наших солдат на территории ПА, надеясь при этом на мир. Но с приходом ХАМАСа к власти - движения пока ещё не коррумпированного, как компания арафатовских выкормышей, мы как можно скорее должны наладить с ним официальные контакты и пойти, наконец, по дороге, которая, в конце концов, может привести к реальному миру и процветанию обеих народов - каждого в своей стране.


P.S. 20 февраля глава ШАБАКа Юваль Дискин сказал, что в долгосрочной перспективе ХАМАС является стратегической угрозой для Израиля, а 22 февраля Эхуд Ольмерт возразил Дыскину: "Я очень ценю главу ШАБАКа, но с его оценкой не согласен". Ольмерт подробно осветил происходящее в автономии. По его словам, как только было приведено к присяге законодательное собрание ПА во главе с ХАМАСом, автономия превратилась в террористический анклав ХАМАСа. "Мы не будем различать оттенки, - пригрозил Ольмерт, однако тут же пошел на попятную, - но надежды мы лишать не будем, и приложим все усилия для продолжения политических контактов с палестинцами".

Вернуться на главную страницу


Сэм Клигер абсолютно прав -
историю надо знать всем.
Особенно евреям

Борис ГАЛИНСКИЙ, "Еврейский телеграф"

Сэм Клигер абсолютно прав - историю надо знать всем. Особенно евреям. И делать выводы...
Поэтому я бы хотел остановиться всего лишь на одном его утверждении - о том, что Американский Еврейский комитет активно боролся за спасение европейских евреев.
К сожалению, это сказка.
В то время в Американском Еврейском комитете, так же, как и сегодня, доминировала одна "легендарная" личность - Joseph Proskauer. Он считал, что евреи должны вести себя смирно, не митинговать, и что лучше добиваться своего через "тихую дипломатию" (как хорошо они сохранились!).
Так, например, он был против бойкота немецких товаров в 30-х годах, когда гонения на евреев только начались.
Он также был против организации массовых демонстраций в поддержку европейского еврейства.
Более того, первые новости о массовых зверствах нацистов против евреев были сознательно задержаны еврейским руководством того времени.
Характерен один случай. В начале 1943 года в ответ на заявление Геббельса о скором освобождении Европы от евреев журналист Бен Хект написал "Балладу обреченных евреев Европы". Я не поэт, но на любительском уровне попытался перевести несколько строф из этой баллады и передать ее смысл и стиль:

Обречены четыре миллиона
Виси, гори, но не кричи, еврей!
И не тревожь нас, умирая,
У нас есть новость поважней.
И даже наш Госдепартамент
Не любит слышать о числе смертей,
Чиновники не любят беспорядок!
У них есть вести поважней.
Твоя душа отправится на небо,
А пепел унесет ручей.
Проси у Бога, чтоб простил нас.
У нас дела бывали поважней...

Я не знаю, где Бен Хект нашел в Европе в 1943 году четыре миллиона евреев, но стихи были направлены на пробуждение сознания американской общественности - Освенцим ведь всё еще работал на полную катушку.
Joseph Proskauer дергал за все веревочки, пытаясь остановить публикацию баллады, но ему это не удалось - нашлись люди, понимающие важность таких произведений. Его опасения, что стихи вызовут бурю антиеврейских настроений, не оправдались.
К сожалению, даже после войны, когда все факты стали широко известны, Joseph Proskauer не сделал выводы. В сентябре 1945 года он и Jacob Blaustein, тогдашний председатель исполкома, заявили президенту Трумэну на секретной встрече, что Американский Еврейский комитет против создания еврейского государства в Палестине.
Теперь вы знаете факты.
А выводы? Выводы делайте сами...


ПОЧЕМ ФУНТ ФОНДА?


Мы наелись эрзацев,
Наслужились ворам.
Единственное - огрызаться -
Осталось нам.

Извините, но я опять о том же. О воровстве, но вполне легальном, законном. Потому что подлость - категория моральная, а не юридическая. За подлость не судят.
В этом мире воровали всегда. Даже в древней Греции. В Спарте боролись с воровством весьма своеобразно. Ликург сделал монету такой тяжелой, чтобы ее нельзя было унести. В республиканском Риме воровали все. Чтобы остановить это бедствие, Юлий Цезарь провозгласил империю, что продлило жизнь Великого Рима на пять веков.
В глубокой древности, закладывая поселение, первым делом строили тюрьму для воров. Русь растаскивалась еще с варяжских времен. О том, как коммуниздят в матушке-России, сложены легенды и анекдоты. Как утверждает мой давний приятель писатель Миша Веллер, мастер точных формулировок, воровство - это максимально эффективная форма самообеспечения. Закон жизни.
И в сегодняшней России "демократия" и "воровство" - синонимы. Все склонны к воровству, даже священники. На этом и зиждется государство российское, которое было создано ворами-варягами для того, чтобы воровать.
Бизнес - тоже воровство, но безнаказанное. Современные олигархи не создали ничего. После них ничего и не останется - ни дворцов, ни музеев, ни скульптур. Еще при Петре I Меньшиков, который строил флот под Воронежем, отправил царю такую депешу:

Получили сто рублей
На постройку кораблей.
93 рубли
Про...бли и пропили.
Остальные семь рублей -
На постройку кораблей.

К чему я все это? Правильно: к вопросу о фондах. В частности, еврейских.
Из чего складываются фонды? Из добровольных пожертвований. Потому что, кроме воровства, есть еще и благородные порывы, альтруизм, когда вы считаете своим долгом помочь сирым и убогим.
Летом, спасаясь от невыносимой нью-йоркской жары, я живу в небольшом городке на севере Нью-Джерси. Речка, озеро, лес. Это одноэтажная Америка, хотя, конечно, там целый микрорайон дворцов, в которых не столько живут, сколько бывают наездами их хозяева - футболисты, хоккеисты, вице-президенты банков, знаменитые хирурги и прочие достойные люди. Остальное население - типичный средний класс. Идешь по улице, как по белорусской деревне: все с тобой обязательно поздороваются и спросят, как дела. Даже бегуны, убегающие от инфаркта. Но все обязательно ходят со своими питомцами - уродливыми собаками неведомых мне пород. Собаки очень добрые и бросаются только на оленей, которые нагло гуляют по заботливо подстриженным участкам.
Одного свирепого на вид пса зовут Сталин. В отличие от меня, Сталин абсолютно все понимает по-английски. И задает работу своему хозяину, потому что выхлоп у этих собак - калибра ротного миномета. И будь ты хоть банкиром преклонных годов или модерновым художником, - все равно обязан убрать с дороги визитную карточку своего любимца. Поэтому городок наш удивительно чистый, будто вымытый, абсолютно белый и очень дорогой. По утрам я разговариваю с оленями по-русски, и они тоже меня понимают, видимо, потому что у меня для них всегда что-нибудь припасено. Ходят там и другие звери: важные, как сенаторы, ракуны, красивые, но вонючие скунсы, бурундуки и прочая мелкобуржуазная мелочь. Иногда и мишка приходит, его даже собаки боятся.
А я больше всего боюсь тех, кто ходит собирать средства в различные фонды, пожертвования. Не дашь - обидятся. Тут представители едва ли не всех конфессий - баптисты, адвентисты, евангелисты, индейцы-язычники, "евреи за Христа", и каждая делегация распространяет свою литературу, в том числе и по-русски. Евреи настоящие не ходят - сами несут в синагогу, потому как боятся Б-га. Моя дочка тоже.
Фондов всяческих столько, что просто диву даешься. Иногда думаешь, что вся Америка побирается. Но это не так: пожертвования - один из элементов американской культуры, возникшей сразу же после приезда пилигримов.
Собирают средства на что угодно - для пострадавших от урагана "Катрина", для спасшихся после цунами в юго-восточной Азии, для Красного креста, Армии спасения, на больных СПИДом и бездомных...
Когда-то в русскоязычных газетах писали, что еврейские благотворительные фонды прямым ходом направляют собранные деньги в Израиль. Кстати, в Израиле мне рассказывали, что многие культурные заведения на Святой земле построены благодаря благотворительным фондам Америки. Только это было давно. Теперь многие средства теряются "по дороге", застревают в кровеносных сосудах, которые их несут не туда. Ворует даже Красный крест. Недавно промелькнуло сообщение, что перед судом предстанут некоторые его деятели за присвоение того, что было собрано для утонувшей Луизианы.
Но достается ли что-либо из еврейских фондов иммигрантам из бывшего СССР? Ешивам, еврейским газетам, стремящимся вернуть народ к своим культурным истокам, спортивным обществам "Маккаби"? Было у нас еврейское радио, которое благополучно загнулось, потому что материально его никто не поддержал. Однажды компетентный в этих вопросах раввин рассказывал мне, что фонд, в котором он работает, собрал деньги на строительство синагоги в Оренбургской области и еврейского центра в Подмосковье. Я могу даже вообразить, мобилизовав всю свою фантазию, что в Оренбургской области среди яицкого казачества водятся евреи. В Подмосковье они когда-то, возможно, тоже были. Но суммы, перечисленные на это благое дело, оказались абсолютно нищенские.
Кто видел эти новостройки? Куда делось все остальное? Сие есть тайна великая. А ведь здесь у иммигранта, который начал жизнь с нуля, жизнь складывается не всегда, как в сказке. Бывший учитель, врач, ученый или простой советский инженер в условиях рыночных отношений и оголтелого бизнеса не столько живет, сколько выживает. Никаким SSI квартирный рент не покроешь. Утром проснулся - и уже должен. Не знаю ни одного земляка, который бы получил от еврейских фондов хотя бы доллар. Зато у нас все просят. И кто откажется? Никто. Мы народ артельный. Еще недавно на брайтонском митинге, поставленном несостоявшимся режиссером, собирали деньги в фонд Армии обороны Израиля. Странная, прямо скажем, затея. Все знают, что ЦАХАЛ - это часть государства, и оно для своей армии ничего не жалеет. И армия эта стотысячная - одна из лучших в мире, непобедимая и легендарная, в боях познавшая радость побед, хотя маршировать решительно не умеет. Но хитрые люди наживаются и на этом, обдирая бедняков. Все собранное прожирается самими же фондами, их хозяевами и - чуть-чуть - персоналом.
Крадут по-малому и по-большому. Только что в Вашингтоне гремел невиданный скандал. И не где-нибудь, а на Капитолийском холме. Известный лоббист Джек Абрамофф арестован и согласился давать показания в обмен на снисхождение суда. Он и дал показания на два десятка сенаторов-республиканцев, которым помогал отмывать не крохи, а большие деньги.
То, что оплот демократии - Сенат - превратится в большой ландромат для толстосумов, никто не ожидал. А между тем сенаторы крали из общественных фондов. Абрамофф преподнес весьма неприятный сюрприз президенту Бушу, в одночасье лишившемуся и лидера сенатского большинства, который тоже предстанет перед судом, и своей опоры - сенаторов, которым предстоит предстать перед специальной комиссией.
Конечно, нам надо работать, а не думать о тех, кто за наш счет наживается. Америка состоит из тех, кто умеет и хочет работать, гордится своими правами и приучен к ответственности за себя. Но есть и невероятное количество жуликов, которое так и норовит пристроиться рядом. И если на Руси воровством щеголяют, то здесь это делается под прикрытием филантропии. Остап Бендер, как вы помните, тоже очень любил детей и собирал в фонд помощи сиротам немалые деньги с жулья калибром поменьше. А у нас словно железные опилки в магнитном поле: к различным фондам пристраиваются шустрые люди, которые "разруливают" денежные потоки. Я очень уважаю бывшего мэра Руди Джулиани. Но не могу понять, почему, создав фонд помощи семьям погибших 11 сентября 2001 года пожарных и полицейских, руководить им поставил свою любовницу (ныне жену) и ее подругу с окладом в сто тысяч каждой. Чужим не доверял?
Добро бы прихлебатели кормились от денег богачей. Нет, они обирают пенсионеров, больных и беспомощных людей, которые сами нуждаются. Но у бедняков доброе сердце, и они готовы отдать последнее.
В прошлом году судили в Калифорнии адвоката Николая Тёхина. Этот иммигрант из России сделал солидную карьеру - очень богатый человек. Обзавелся 73-футовой яхтой, целым гаражом дорогих автомобилей представительского класса и домом стоимостью 8 миллионов. И все ему было мало. Он создал фонд по принципу пирамиды из средств тех своих соотечественников, которые пожелали приобрести дешевые квартиры в городе Напа. Инвесторы должны были внести в фонд Тёхина солидную сумму. Среди тех, кто купился на посулы русского адвоката, оказались малообеспеченные и даже дети-инвалиды. Лицензированный мошенник облапошил их на 2 миллиона. За эти махинации Тёхин лишен адвокатской лицензии и получил 20 лет тюрьмы.
Фонды, фонды, фонды... Их тьма. По сути, это бизнесы, под прикрытием которых можно творить темные дела.
50 американцев, пострадавших от терактов в Израиле, подали иск против лондонского банка National Westminster, который предоставлял услуги палестино-британскому благотворительному фонду, перечислявшему средства на счета ХАМАСа, признанного террористической организацией еще в 1995 году.
Бывшая кандидатом в мэры Нью-Йорка Рут Мэссинджер руководит фондом World Jewish Service. Это еврейский фонд, о чем свидетельствует его название. Еврейский он в том смысле, что собирает деньги с евреев. А куда направляет? В Мексику, Перу, Африку, где евреев практически нет.
А вот самый известный и влиятельный еврейский фонд - UJA Federation (Федерация еврейских филантропов) и его дочернее отделение Jewish Community Relations Council с отделениями по всей Америке. С многочисленными служащими, клерками, менеджерами, которые имеют довольно солидные зарплаты. У руководителей они достигают невероятных цифр с шестью нулями. Так вот, они финансируют... исламские праздники Рамадан, Курбан-байрам, объясняя это весьма просто: "Иногда надо повести за собой людей". Во имя арабских голосов на выборах можно, оказывается, на кое-что закрыть глаза и спрятаться под хиджаб.
Религия не знает границ. В любой точке мира зайдите в христианскую церковь - вас приветят, только снимите шапку. Зайдите в синагогу - вам будут рады, только наденьте шапку. Но попробуйте зайти в мечеть... Вы неверный, а, следовательно, не смеете там находиться. При каждой мечети есть медресе, а студенты этого медресе называются талибами. Что такое "талибан", шейх Омар и Осама бин-Ладен, вы хорошо знаете. Любой шейх или муфтий считает себя наместником Аллаха на земле, по их слову с вами сотворят все, что они скажут. К чему я об этом рассказываю? А к тому, что эта публика получает средства ... из еврейских фондов. А можете ли вы назвать мне исламские фонды - их тоже тьма-тьмущая - которые направляли свои средства на помощь еврейским детям, пострадавшим от шахидов-смертников? Таких фондов нет. Ибо созданы они для помощи тем семьям, откуда шахид ушел, чтобы взорвать себя и людей. Общеизвестно, что арабские фонды собирают деньги для террористов. Но чтобы евреи финансировали своих врагов - это уж ни в какие ворота не лезет!
Зимой я живу в районе, который когда-то назывался итальянским. Сегодня он изрядно пожелтел - итальянцы покидают его. Рядом - великолепное здание иешивы. Несколько лет оно стояло заброшенным, и ни один еврейский фонд не озаботился этим. Озаботились другие. Знаете, что там сейчас? Мусульманский центр с зарешеченными окнами. Через улицу был клуб болельщиков итальянского футбола. Там всегда собиралась молодежь, смотрели футбол по ТВ и пили пиво. Что там теперь? Опять же - мусульманский центр и мертвая тишина.
У нас склероз - мы забыли историю и не извлекаем из нее никаких уроков. И не просто забыли - многие даже не знают ее.
Благотворительность, милость к падшим - дело хорошее. Евреи знали это еще на заре своей истории. С древнейших времен при синагогах к пятнице всегда собирали молоко и халы для того, чтобы бедные люди могли сытыми встретить красавицу-субботу. Так вот, фонды, особенно еврейские, - бескорыстный дар тысяч добрых сердец для благородных дел. А в бизнес их превратили те, кто к ним присосался и пользуется как собственными сбережениями. И процентами, которые с тих фондов наросли.
Один умный еврей как-то сказал: человек не должен бороться с другими, он должен бороться с самим собой, со своей жадностью и стяжательством. От такого борения и нам, евреям, выгода, и всему миру польза.
Отдал - богаче стал, сберег - потерял. Но всегда полезно подумать о том, кому даешь и во имя чего.

Владимир ЛЕВИН, Нью-Йорк

Коротко об авторе. Владимир Левин - журналист, историк, писатель, автор около двух десятков книг исторической публицистики. Тексты переведены на английский, немецкий, чешский, польский, хинди и даже на монгольский. В прошлой жизни работал в газетах Белоруссии, ТАСС, корреспондентом центральных изданий в Москве, Минске, Варшаве, Праге. В Нью-Йорке с 1991 года.

Вернуться на главную страницу


ГНИЛОЙ ЛИБЕРАЛИЗМ


Этим афоризмом, почитаемый мной русский писатель-демократ М.Е. Салтыков-Щедрин определял постыдные творения либеральных журналистов, отличавшихся своей политической продажностью и беспринципной приспособляемостью к персонам, власть предержащим. Острое перо сатирика обнажало жизнь обитателей "города Глупова", без конца творящих "благоглупости" и страдающих "головотяпством", о чем еще раньше его любимый учитель В.Г. Белинский отзывался, как о "гнусной расейской действительности".

С тех пор "утекло много воды", но пороки необузданного либерализма повсеместно продолжают пагубно влиять на формирование гражданского общества, особенно в тех странах, где превалируют завоеванные принципы демократического народовластия. Причем, чем сильнее и надежнее демократические устои общества, тем рельефнее видны эти позорные проявления "гнилого либерализма". Примеров тому бесчисленное множество, и у нас в Америке, и в дорогом сердцу каждого еврея Израиле. При этом досадным и постыдным является осознание того, что инициаторами этого отвратного действа, как правило, выступают наши соплеменники и соотечественники.

Посудите сами. Один из самых общепризнанных леволиберальных журналистов на американском медийном пространстве - корреспондент газеты "Нью-Йорк таймс" Том Фридман. Выступающий как специалист по Ближнему Востоку, он не перестает воспроизводить всему миру свою навязчивую идею о том, что президент Буш - послушная марионетка в руках всемогущего еврейского лобби и что властной симбиоз с вице-президентом Диком Чейни готов безоговорочно исполнить любой приказ "своего босса" Ариэля Шарона. Одно дело, когда о еврейском заговоре твердят Фаррахан или Пэт Бьюкенен, но совсем другое, если эти надуманные обвинения исходят от американского еврея, чьи статьи публикует самая авторитетная газета страны. Всерьез рассчитывать на то, что таким способом можно завоевать симпатии американского читателя и повысить свой рейтинг могут только недальновидные политики и журналисты.
Левые политиканы не дают себе отчета в том, что своими действиями они провоцируют и без того небывалый рост антисемитских настроений в мире. Другой еврей по рождению, Боб Новак, постоянно нападающий на политику Израиля, обвиняет его руководство в чрезмерном преследовании лидеров ХАМАСа, повинных в гибели сотен мирных израильтян. Несмотря на справедливую критику своих коллег, этот перешедший в католицизм "культурный еврей" (так он себя называет) продолжает беспрестанно разглагольствовать о том, что террористы ХАМАСа - "борцы за права угнетенного палестинского народа". Сегодня Боб Новак вместе с бандитами ХАМАСа может ликовать по поводу победы своих подзащитных на выборах, понимая, что в этот весьма прискорбный итог вложена весомая лепта его предательских услуг.
Недалеко от Фридмана и Новака ушли либеральные радикалы в израильском политическом истеблишменте. Нельзя сегодня относиться к бейлиным, бронфманам и иже с ними, как к цивилизованной партийной оппозиции Израиля : их закулисные интриги по исторической аналогии больше смахивают на хорошо организованную, вполне сформировавшуюся антиизраильскую "пятую колонну". Это их восторженные вопли солидарности с "политикой разъединения" способствовали превращению сектора Газы в узаконенный бандитский анклав победившего ХАМАСа.
Чтобы поближе познакомиться с беспринципностью и лицемерием леворадикального "бомонда" Америки, Израиля и России, достаточно обратиться к еженедельной телепрограмме Виктора Топаллера "Перекресток" на канале RTVI. Рассматриваемые на этой передаче политические и нравственные проблемы волнуют всех нас и поэтому заслуживают увеличения её формата по времени.
Во всей этой истории поражает беспечность, с которой еврейская общественность Америки относится к этой безмерно распространившейся, паразитирующей в наших душах "раковой опухоли". По самым скромным подсчетам, только в Нью-Йорке насчитывается более 150 еврейских общественных организаций, не поддающиеся учету русскоязычные (читай - еврейские) СМИ, которым сам Бог велел наконец-то вновь обречь растерянное ещё в той, "совковой" жизни собственное достоинство и осознать себя свободными гражданами самого демократического государства в мире. Тогда бы в американской еврейской общине в такой степени не насаждался щедринский "гнилой либерализм", способный вконец отлучить наш самобытный народ от его многовековых традиций. Все это - не пустая риторика, это наша с вами реальная жизнь.

По всей вероятности, отцы-созидатели русскоязычного "агитпропа" стали испытывать дефицит в глашатаях леворадикального толка, что и сподвигло владельца "Давидзон радио" безотлагательно востребовать в свою команду израильского "златоуста с мировым именем" Викторию Мунблит. С творениями этой радиожурналистки я познакомился лет десять назад, когда доброй памяти первая русскоязычная телекомпания WMNB занялась радиовещанием. Тогда мы все с нетерпением ждали вестей из Израиля, с которыми практически ежедневно выступала г-жа Мунблит. Она обладает безусловным даром радиожурналиста, её программа всегда изобиловала множеством сенсационных сюжетов, которые при детальном разбирательстве чаще всего оказывались сущей туфтой.

Поэтому я был заинтригован, когда узнал, что "к нам на постоянное место жительства едет В.Мунблит" и свой приезд отмечает публичным выступлением в театре "Миллениум".
Представившись в нескольких словах зрителям, г-жа Мунблит как бы между прочим поведала о том, как её вместе с мужем в 1986 году насильно выдворили из СССР. А произошло это тогда, когда уже началась горбачевская "оттепель", уже 7 лет действовала поправка Джексона-Вэника, открывшая возможность российским евреям практически свободно эмигрировать.
Это была первая, но не последняя страница её героического прошлого. Пренебрегая возрастной хронологией, Мунблит с подчеркнутым удовольствием рассказывала о подарках судьбы, так или иначе связавших её с семьями Л.Кассиля, И. Смоктуновского, Л.Ошанина. С особой трогательностью она рассказывает своим слушателям о теплых словах, которые якобы посвятил её творчеству проживающий во Франции внук Ильи Эренбурга Артем. По всей видимости, это очередная надуманная легенда творческой биографии г-жи Мунблит: у известного писателя и публициста никогда не было внуков, но, как это ни парадоксально, правнучка есть. Зовут её Ирина Щипачёва, она художница, живет в Москве, в этом году отмечает свой полувековой юбилей. Её мама - приемная дочь Ирины Эренбург, дочери писателя, зовут её Фаина, и живет она в Хайфе. Кроме двух уже ушедших из жизни жен, это все близкие люди Ильи Эренбурга, родословное древо которого, к сожалению, не было ветвистым.
Все эти журналистские байки оставим на совести г-жи Мунблит, пусть тешит свое самолюбие и развлекает незадачливых зрителей и радиослушателей. Значительно опаснее для американской (и не только американской) еврейской общины леворадикальный либерализм этой медийной госпожи. Чего стоит, к примеру, её очередная "утка" о том, что покушение на президента Д.Кеннеди - дело рук израильской разведки, которая, якобы, знала о готовящемся покушении, но сознательно не информировала об этом администрацию президента США. И тут же следует примитивное объяснение: это была реакция израильской разведки на давление США по сдерживанию ядерной программы Израиля. Даже трудно себе представить, какой резонанс эта грязная стряпня может спровоцировать в мировом сообществе, особенно среди множества наших недоброжелателей.
Подчас в сомнительных домыслах г-жи Мунблит левацкая составляющая настолько зашкаливает, что начинаешь всерьез задумываться, отдает ли она себе отчет и готова ли нести ответственность за свой журналистский бред. Чего стоит её безаппеляционный посыл о том, что на протяжении всей своей истории израильская разведка борется с арабским террором с помощью супертеррора. Она с гневом осуждает трагические события в палестинских лагерях Сабра и Шатила, когда в ходе ливанской войны фалангистские солдаты (ливанские христиане) вместо того, чтобы разоружить террористов ООП, учинили резню мирного населения. Но г-жа Мунблит ни словом не обмолвилась об этой тяжелой кровопролитной войне (израильтяне назвали её войной Арика, по имени израильского министра обороны Ариэля Шарона) , где погибло свыше 600 израильских солдат и воевали они с террористами арафатовского ООП, которые базировались в Южном Ливане, под крылом бандитского Дамаска.
С воодушевлением преподносятся слушателям деяния израильской леволиберальной организации "Шалом ахшав", что в русском переводе означает "Мир сейчас". В 1978 году эту организацию основали 350 армейских офицеров запаса с единственной целью - оказать давление на правительство Бегина, чтобы подтолкнуть его к заключению мирного соглашения с Египтом. С момента подписания египетско-израильского мирного договора "Шалом ахшав" сосредоточил свое внимание на передаче палестинским арабам Иудеи и Самарии и преднамеренно изменили исконно еврейское название этого исторического района Эрец Исраэль на бытующее до сих пор - "Западный берег реки Иордан".
Политические фантазии г-жи Мунблит определили момент и причины раскола израильского сообщества на левых и правых радикалов. Она - человек твердых убеждений, и распространяет их среди радиослушателей и на встречах с русскоязычной публикой, заявляя, что все беды Израиля начались с тех самых пор, когда закончилось непрерывное 29-летнее пребывание у власти левых либералов из Партии труда. А непосредственный раскол общества будто бы произошел в феврале 1983 года, спустя несколько месяцев после событий в лагерях Сабра и Шатила. Поводом, по её мнению, послужил инцидент во время демонстрации членов "Шалом ахшав", организованной в защиту палестинских арабов. Во время шествия был убит осколком гранаты, брошенной в толпу демонстрантов, активист "Шалом ахшав" Эмиль Гринцвайг. Виновниками происшествия г-жа Мунблит считает организацию правых демократов "Гуш Эмуним" (Союз верующих), основанную в феврале 1974 года, в тяжелое для страны время после неудач Войны Судного дня. Их политическое устремление ограничивалось желанием сберечь обетованные земли Израиля - главным образом, Иудею и Самарию. Последовавшее затем расследование доказало, что убийцей, бросившим гранату, оказался террорист-одиночка, не имевший никакого отношения к Гуш Эмуним.
Значительно более серьезным упреком левому правительству Бен-Гуриона может служить потопление по его приказу судна "Альталена", принадлежавшего евреям и следовавшего в Израиль с оружием и добровольцами, желавшими принять участие в Войне за независимость. Судно снаряжал и сопровождал, а затем чудом был спасен один из руководителей организации ЭЦЕЛь Менахем Бегин, впоследствии создатель правой партии Ликуд и премьер-министр Израиля. На судне погибло 12 добровольцев, а непосредственным исполнителем этой сомнительной акции по потоплению судна был Ицхак Рабин. Впоследствии Бен-Гурион оправдывался, будто бы сторонники ЭЦЕЛя во главе с Менахемом Бегиным намеревались совершить государственный переворот и свергнуть законное правительство Израиля. Похоже, что этот аргумент был им придуман лишь для собственного оправдания.
Г-жа Мунблит взахлеб упивается своим почти детективным повествованием о "наглом угоне" израильской разведкой из французского порта Шербур пяти ракетных катеров. Причем, в этой истории её больше всего огорчила душевная травма, которую Израиль нанёс президенту де Голлю. Представьте себе, уважаемый читатель, что вы решили построить себе дом: заказали и сделали проект, передали его в строительную организацию, регулярно финансировали строительство, и вот ваш дом готов к заселению. Да не тут-то было: генеральный подрядчик, по только одному ему известным соображениям этот дом у вас забирает и обещает в будущем вернуть деньги. Естественно, вы с этим согласиться не можете и под покровом ночи заселяете свой законно построенный дом. То же самое, один к одному, проделал Израиль в порту Шербур со своими ракетными катерами. А г-жа Мунблит льет "крокодиловы слезы" по поводу того, что "де Голль до конца своих дней не мог придти в себя от этой израильской наглости".
Так уж судьба распорядилась, что автор этих строк 32 года послужил в военно-морском флоте СССР и хорошо помнит, как его сослуживцы, особенно соплеменники (на флоте служило достаточно много евреев), ликовали, узнав об этой уникальной операции израильской разведки. Что же касается переживаний г-жи Мунблит и, царство ему небесное, де Голля, хочется верить, что Всевышний простит многострадальному Израилю эти праведные прегрешения.
С большой теплотой В. Мунблит говорит о заслугах патриарха израильского левого либерализма Шимона Переса. Заслуги есть, это действительно неоспоримый факт. Но неопровежимыми фактами его биографии является и содействие злейшему врагу Израиля, террористу № 1 Арафату при возвращении его из Туниса, и беспринципные впоследствии соглашательские инциативы Переса в переговорах с этим бандитом, за что присвоение им звания Нобелевских лауреатов было расценено мировым сообществом, как позорный факт за всю историю присуждения этих премий.
Никоим образом нельзя принимать голословное утверждением г-жи Мунблит, что основатель и руководитель движения правых сил и партии Ликуд Менахем Бегин в 1983 году ушел в отставку лишь потому, что не смог пережить трагедии, происшедшей в Сабре и Шатиле. Сегодня мы можем только догадываться о причинах, заставивших популярнейшего политического деятеля так рано уйти в отставку и до конца своих дней оставаться затворником в добровольной изоляции. Существует более правдоподобная версия, суть которой в том,что истинный сионист, борец за каждую пядь израильской земли, будучи авторитетнейшим премьер-министром, способным проводить жесткий политический курс страны, Менахем Бегин не смог простить себе малодушия, проявленного под давлением Джимми Картера на переговорах в Кэмп-Дэвиде и последовавшей затем передачи Египту обетованных земель Эрец Исраэль. Кто знает и кто сегодня рискнет опровергнуть тот факт, что необратимая трагическая болезнь Ариэля Шарона (народ Израиля называл его "железным Ариком") - тоже результат пережитых тяжелейших личных коллизий и стрессов от осознания необходимости противостоять собственному народу при уходе из Газы?
Не обошлась г-жа Мунблит и без теоретических обоснований своей приверженности леворадикальным взглядам. По её мнению, из трех основных ипостасей, характеризующих человека (гражданство, вероисповедание и человеческая сущность), только наличие последнего качества в полной мере отличает политика левых убеждений от правых. Очередная ее попытка быть оригинальной и попытаться вновь "открыть Америку" оказалась и на сей раз несостоятельной. Не удалось навесить своим слушателям "лапшу на уши" и присвоить себе то, что ортодоксальный (неприемлемый г-жой Мунблит) иудаизм много веков назад стал считать общепризнанной нормой еврейской этики. Словом мэнч (человек) евреи обозначают честного, порядочного человека, которому можно полностью и во всем доверять. Кроме того, от этого слова происходит и другое - мэнчлехкайт (в русском языке это означает человечность, духовность) и имеет прямое отношение к этическому поведению человека, которое в иудаизме принято считать основополагающим, в том числе и для всех политиков, будь они левыми или правыми либералами.

Михаил МАРГОЛИН, Черри Хилл. Нью-Джерси

Вернуться на главную страницу


В КРУГЕ ТРЕТЬЕМ

Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ, Тель-Авив

Никогда не забуду Петру - столицу исчезнувшего народа. Полную эклектику исповедовали наббатеи. Не было у них своего Бога, своего искусства, своих обычаев. Была одна купеческая выгода стояния на древнем торговом пути. Путь изменил свое направление - и чудо Петры перестало существовать. Не потребовалось набегов, войн, агрессии соседей. Народ без лица обречен.
Университет в еврейском государстве, причем учебное заведение по своим истокам и декларируемым намерениям - религиозное. Профессор читает лекцию на одном из гуманитарных факультетов. Он рассказывает о традиции в Японии пеленать особым образом ноги девочек, чтобы нежные конечности сохранили форму, канонизованную в народном сознании, как форма красоты. Лектор сообщает это и тут же добавляет с кривой усмешкой: "Неправда ли, эти пеленки - такая же глупость, как делать обрезание".
Другой профессор, лекция по другому поводу. Этот увлекает студентов античностью. Цитирую с точностью: "Так евреями была упущена возможность слиться с мировой цивилизацией, приняв всю глубину, универсальность и всеобщность эллинской культуры".
Верю в цикличность истории народа еврейского. Две чудовищные катастрофы за спиной жестоковыйного народа. Первая уничтожила половину потомков Иакова, остальных заставила покинуть свою землю. Вторая закончилась ужасом Холокоста и возможностью для гонимого народа начать очередной виток своей истории. Мы, в Израиле, тем самым, находимся в круге третьем.
Первая Катастрофа напрямую связана с попыткой ассимиляции в эллинскую культуру, когда копиисту этой культуры - Древнему Риму - уже не оставалось ничего другого, кроме геноцида, полного уничтожения непокорного народа.
Второй круг начат немецким Просвещением, и продолжен лихорадочной попыткой ассимиляции: принятия и растворения в ценностях христианской культуры Европы. Кончилась эта очередная попытка "быть как все" душегубками Аушвица.
Третий опыт ассимиляции - Израиль: попытка создания некоего нового сосуда, в котором должна пребывать душа прежде неведомого народа. Сосуд получился отменным: красивым, крепким с виду, но вот с душой вновь не все ладно. Душа еврейская продолжает держаться за свое первородство. Очередной опыт ассимиляции закончился крахом, но какой будет цена очередной попытки, как евреи выйдут из круга третьего, неведомо. Тем более что процесс превращения вовсе не завершен.
Ассимиляторская партия Шинуй потерпела фиаско вовсе не потому, что ее идеология перестала соответствовать мировоззрению значительной части израильтян. Просто не сумела эта партия подтвердить в Кнессете слово делом, не смогла провести ряд законов, могущих превратить евреев Израиля в израильтян.
Армия местных социалистов активно продолжает политику Осло: политику, прежде всего рассчитанную на ту же самую ассимиляцию, отказ от принципов, по которым тысячелетиями развивалась жизнь "избранного" народа.
Властная, интеллектуальная элита Израиля больше страшится черных шляп ортодоксов, чем боевиков ХАМАСа. С террористами они рассчитывают, рано или поздно, договориться, с религиозным Израилем у них нет и быть не может ничего общего.
Шайка продажных журналистов озабочена изгнанием восьми еврейских семей из Хеврона больше, чем обстрелами территории родной страны "касамами". И так далее и тому подобное.
Ненависть соседей к евреям - дело привычное и обычное. Юдофобия есть персонифицированное зло в мире, а без него и добра быть не может, как не может быть света без тени. Вот ненависть евреев к самим себе - явление крайне тревожное, выпадающее из системы ценностей, на которых 40 веков держится цивилизация детей Авраама. Тело без души - мертво. Сосуд без содержимого не имеет смысла. Это истины азбучные, но так и не усвоенные значительной частью "избранного народа".
Мне непонятна нынешняя истерика по поводу выборов в автономии. Какая разница, как выглядят наши враги: чуб у них на лбу, как у казачков Богдана Хмельницкого, свастика на рукаве или зеленая повязка вокруг черепа. Людоеды были, есть и будут пребывать в разном обличье. Важно, как выглядим мы сами, готовы вновь наступить на грабли ассимиляции, предать самих себя или не готовы?
Убежден, что главный и самый опасный враг евреев - сами евреи.
Хочу быть верно понятым. Автор этой заметки полон глубокого уважения к лучшим образцам мировой культуры. Мало того, возможность работать в системе этих ценностей составляет содержание его жизни, но для него всегда главным была преданность своим корням, истокам, глубокое уважение к людям иудейской веры, несущим на своих плечах тяжкую ношу идентификации с подлинным еврейством. Я не склонен обращать внимание на досадные мелочи в религиозной жизни Израиля. Все мы - люди грешные, и свое государство не только защищает синагогу, но и оказывает на нее тлетворное воздействие.
Один "прогрессивный" израильский поэт из ассимилянтов писал: "Я хочу умереть в своей постели". Эти слова мне не раз повторяли наши социалисты. Сколько, мол, мы будем воевать, и сражаться, пора пребывать в холе и неге, жить как все.
Не получится. Противостояние злу - это борьба вечная. Мало того - это долг еврейского народа перед Всевышним. Потомки Авраама обречены на эту борьбу. Евреи занимают те позиции, на которые они были поставлены четыре тысячи лет назад. Можно эвакуировать Синай, бежать из Ливана, ликвидировать свое собственное присутствие в Газе, но позиции эти можно оставить только ценой нового Холокоста. Риск дальнейшей ассимиляции смерти подобен.
Впереди новые выборы. Возможно, самые ответственные за всю историю существования еврейского государства. Гражданам Израиля придется голосовать не за партии и даже не за личности отдельных политиков. Партий практически не существует и политики ничтожны. Евреям Израиля предстоит голосовать либо за превращение в некий никогда прежде не существовавший народ, либо за сохранения своего народа в том виде, в котором он шел веками сквозь огонь, воду и медные трубы человеческой цивилизации.
Еврейское государство на распутье. Кому-то вновь кажется, что спастись от атаки нового зла можно только ценой подобия, робости, предательства самих себя. Они, в крови и злобе, в очередной раз хотят впиться в горло народа Торы, а мы спрячем Книгу Книг с глаз долой, напялим маску на лицо, мы готовы украсить голову чалмой. Может быть, не заметят, пройдут мимо, дадут "спокойно умереть в своей постели"? Не дадут…
Господи, помилуй нас грешных, дай силы бороться, и остаться самим собой, чтобы выход из круга третьего был не так страшен и трагичен, как из первых двух. Дай силы извлечь из истории нашей хотя бы один, но главный, урок.

Вернуться на главную страницу


Комедия
"по-сионистски"


26 декабря 2005 года я получил электронное сообщение, в котором меня просили в день годовщины цунами и в связи с очередной инициативой "Ханука вокруг мира" пожертвовать любую сумму для пострадавших от стихии. Чеки предлагалось отправлять в адрес Джойнта. Если бы я был Ротшильд, все равно ханукэ-гелт давал бы евреям и только евреям. Арабский мир, которому еврейские функционеры в трудную минуту помогают еврейскими деньгами, во много раз богаче. Среди арабов Ротшильдов больше, чем среди евреев. Там есть свои Бин-Ладены, нефтемагнаты, шейхи, финансирующие шахидов, взрывающих себя на базарах и в торговых центрах Израиля. Как иммигрант, живущий за счет социального пособия от щедрого государства, я всё же имею возможность отправить скромную сумму нуждающимся израильтянам. Мне известно, что примерно четверть израильских пенсионеров находятся за чертой бедности, 40% из них не имеют полной медицинской страховки и страдают из-за невозможности приобрести дорогостоящие лекарства. В Израиле чуть ли не ежедневно происходят теракты, а жиреющие на "благотворительности" распределительные еврейские организации никакой существенной помощи их жертвам не оказывают, зато щедро раздают еврейские деньги жертвам цунами ($600 000), пострадавшим в землетрясении в Южной Азии ($100 000). На печально известный курорт на острове Бали по израильскому паспорту не пустят даже Ротшильда, но помощь им от евреев приходит всегда вовремя. Немалые суммы отдавались в помощь беженцам из Камбоджи, а также пострадавшим от извержения вулкана в Чили, от землетрясения в Мексике, от террора в Турции, Марокко, Косово, в Руанде, Судане, на строительство больниц и поликлиник в Африке и т.д.
Замечаю, что у евреев понятие благотворительности - "цдака" - "праведность", "справедливость" - давно потеряло первоначальное значение. И стало несправедливостью. Письмо Джойнта подтолкнуло меня вслух поговорить об этой вызывающей тревогу проблеме. Она, эта тревога, заключается в том, что в деятельности всевозможных крупных еврейских организаций США судьба Израиля и сионизма занимает отнюдь не первостепенное значение.
Сионизм создавался для защиты евреев, и сегодня он не выглядит таким привлекательным, как это было в середине ХХ века. Враждебное отношение к евреям и антисемитизм ослабли. Нет больше запрета на сионизм: хочешь быть сионистом - будь им. Евреи покинули агрессивные антисемитские страны, а если кое-где возникали острые ситуации, как было в Аргентине или Франции, численность евреев, желающих переехать на историческую родину, на время возрастала. Но и Израиль - не самое благополучное место для проживания евреев. Политическая структура еврейского государства давно требует обновления. Общество пребывает в состоянии глубокого системного кризиса, все части общественной машины нуждаются не в косметическом, а в капитальном "ремонте". Бесконечная интифада, растущая безработица принуждает некоторых израильтян уезжать в поисках благополучной жизни в Нью-Йорк, Лондон, а теперь и в Москву - правда, немного. Как видно, идея собирания всех евреев в Эрец Исраэль зашла в тупик. Об этом давно говорят аналитики и журналисты.
Я не сионист, но как еврей трепетно отношусь к Сиону - мечте и символу родины моего народа. Судьба Израиля меня волнует так же, как судьба моей семьи. Интернет по запросу "сионизм" выдает свыше 80 тысяч статей, но ответа на вопрос, что сейчас происходит с Израилем, с сионизмом, я в них не увидел. Не знаю также имени сегодняшнего сионистского деятеля, к мнению которого можно бы прислушаться. Нет пророка ни в своем, ни в чужом отечестве.
Вместе с тем, не могу оставаться равнодушным, когда вижу, как профанируется сама идея сионизма. С одной стороны, крупные еврейские организации при общей патриотической риторике равнодушны, а порой даже оказывают противодействие сионистскому движению, с другой - появились некие еврейские структуры, использующие святую идею сионизма для осуществления своих неблаговидных целей.
Осуществление какой-либо идеи требует денег. Благотворительность - основа еврейской общинной жизни. Деньги у евреев есть. В основном, это пожертвования американских богатеев. Это, конечно, хорошо, но нельзя забывать: деятельность всех крупных и влиятельных еврейских структур в диаспоре носит несионистский характер. Они, в первую очередь, представляют интересы собственных общин. Призывов к репатриации в США не услышишь даже от тех еврейских лидеров, которые ассоциируют себя с сионистским движением.
Джойнт, как самая солидная по возрасту организация, получила право на распределение 440 миллионов невостребованных еврейских денег из швейцарских банков. В Интернете я не нашел сведений, досталось ли что-нибудь Израилю, хотя именно его организации претендовали на эти деньги. Джойнт предъявил судье, решающему судьбу швейцарских денег, жалостливый фильм о том, как российские евреи вынуждены питаться на помойках, хотя по отчетам того же Джойнта в России созданы тысячи столовых, раздаются продовольственные наборы малоимущим пенсионерам. О деятельности Джойнта только в России рассказывают в Интернете 13200 статей, из которых видно, что эта организация "освоила" помощь бедным и престарелым, то-есть именно тем, которые ни в коей мере не олицетворяют будущее общины. Тарелкой похлебки стремятся удержать престарелых евреев от репатриации. По данным Джойнта, в 2002 году на попечении благотворителей находилось 250 тысяч пожилых евреев. Всего же евреев в России в тот год по официальной статистике насчитывалось 233 тысячи. Такая у евреев "закономерность": чем больше нашего брата уезжает из бывшего СССР, чем больше умирает (среди евреев - 10 смертей на одного новорожденного), тем больше их в России остается. Сколько действительно подопечных у Джойнта в России и сколько "профессиональных евреев" кормятся вокруг этого корыта, выяснить не удалось. Подозреваю, что эти данные засекречены. В газете "Еврейские вести" С. Ашкенази в "Письме далекому Джойнту" пишет, что реальной пользы от него немного: "если Джойнт уйдет из России, ничего не изменится".
Для оправдания сказочно гигантских расходов Джойнта создаются совершенно дурацкие программы. В самых отдаленных от еврейской жизни городах проводятся семинары волонтеров, медсестер, домработниц, лекторов, шоферов, массовиков-затейников так часто, что для работы у людей не остается времени. Отступив от своего же принципа ничего не строить, Джойнт финансирует сооружение показных центров, синагог, мемориалов, музеев. Украинская интеллигенция в связи навязываемым строительством еврейского центра в Бабьем Яру взмолилась: "бойтесь данайцев ("джойнтовцев"), дары приносящих". А Джойнт продолжает в бывшем СССР создавать "русское сафари" для американских туристов (или - другими словами - "потемкинскую деревню" для евреев). А о том, что эта "деревня" - для исчезающих евреев, здесь вслух вообще не говорят.
HIAS. На праздновании в русскоязычной общине 120-летия ХИАСа (Hebrew Immigrant Aid Society - Общество помощи еврейским иммигрантам) 9 сентября 2001 года мне довелось слышать выступление тогдашнего президента г-на Хендельмана, гордо сообщившего, что ХИАС помогает (за еврейские деньги) всем иммигрантам, в том числе и арабам. Мне не известно, были ли среди террористов, организовавших и осуществивших через два дня страшную трагедию в США, клиенты ХИАСа, но такой возможности исключить нельзя.
UJA. Бюджет этой организации составляет 2 миллиарда собранных у евреев долларов. Основная часть этих денег уходит на содержание и зарплату многочисленных служащих сотен отделений по всей Америке. Из той небольшой суммы, что остается Израилю, выделяется значительно меньше, чем России (по данным на 1998 год). Нехама-Сара Шварц ("Еврейский меридиан", 2 декабря 2005 года) привела шокирующие сведения о неблаговидной деятельности UJA.
RAJI. На наших глазах и при нашем попустительстве происходит вредоносное русское вторжение в руководство Всемирного Сионистского конгресса (WZO). Инициатором такого действия является RAJI (Русские евреи за Израиль), организация сомнительного происхождения, "за которой скрывается умелая рука Москвы и одиозный ВКРЕ" (Thе Jewish Week, 24-12-2004). Такое мнение высказала Елена Боннэр. А из интервью с вице-президентом Дмитрием Щигликом ("Еврейский мир", №712) хорошо видно, что RAJI вовсе не помышляет примкнуть к сионистскому движению. В газете и предвыборных публикациях RAJI даже не встречается слово "сионизм". Есть только красивый лозунг "Голосуйте за сильный Израиль", но никаких полезных планов и задач, связанным с Израилем, нет. Не в первый раз искажается само понятие сионизма. Руководители RAJI "сионизмом" подменяют желание получить доступ к солидному бюджету WZO под благовидным лозунгом борьбы с ассимиляцией. Никто из 52 "русских" кандидатов в ВСО от ВКРЕ (извините, от RAJI) вслух не заявлял, что собирается перебраться в Израиль. Не соответствует истине утверждение RAJI, что их список кандидатов горячо поддержан русскоязычной общиной США. Во всяком случае, ни мне, ни моим знакомым не попадались сообщения, что где-то были встречи с кандидатами, рассказавшими о своих программах, не объяснившими, почему они рвутся в состав WZO.
За три дня до окончания срока регистрации делегатов на конгресс WZO руководители RAJI предприняли последнюю попытку заручиться поддержкой русскоязычной иммиграции. 12 января 2006 года в Шорфронте была устроена встреча с депутатом Кнессета Ю.Штерном. Выступавшие говорили "о великой миссии", о том, что "каждый еврей должен быть сионистом!", что "еврейский народ нельзя сломить и уничтожить". Словом, красиво говорили. Но суть встречи раскрылась, когда команда молодых людей устремилась к каждому из пришедших евреев преклонного возраста и стала помогать заполнять анкету для голосования.
Я не принял участия в этом "мероприятии" и ничего заполнять - даже с чьей-то помощью! - не стал. На мой взгляд, сионизм - это цимес, а все остальное, в том числе то, что затеяла RAJI - мухи, слетающиеся на сладкое. Никогда не видел людей RAJI на митингах протеста, которые проводились у "палестинского", бельгийского, французского, иранского консульств или у здания ООН. В тот день и в те же часы, когда в 2005 году проводился ежегодный парад "Салют Израилю", гремел в Бруклине ... фестиваль русской культуры. Другого дня в году не нашлось. Из разных штатов приезжают люди на этот праздник солидарности с Израилем, а русскоязычные евреи Нью-Йорка пошли на русскую гулянку. А RAJI никоим образом не отреагировала на это антиеврейское действие, отвлекшее от демонстрации солидарности с Израилем тысячи русскоязычных евреев. Если хотя бы каждый десятый еврей Нью-Йорка по призыву RAJI пришел к зданию ООН, чтобы защитить Израиль от различного рода антисемитских, антиизраильских ООНовских резолюций и крикнул: "Shame!" ("Позор!"), от звуковой волны вдребезги разлетелись бы пуленепробиваемые оконные стекла.
Никогда не слышал, чтобы RAJI противостояла распространению юдофобской литературы, переполнившей книжные магазины "Санкт-Петербург" и "Черное море". Ведь не далек тот час, когда такой же доморощенный придурок, как Скопцев, начитавшись всякой легкодоступной антисемитчины, ворвется с ножом в бруклинскую синагогу. Русскоязычные СМИ с восторгом рассказывают в последнее время о насажденном в еврейскую иммигрантскую среду проекте "Быть русским здорово" и рекламируют "Евреев за Иисуса". Что в связи с этим предпринимает RAJI? Или у них только громко звучащие, но ничего не значащие вселенские проекты?
В Америке существует 50 организаций "Друзей Израиля". Это люди, не называющие себя сионистами, поскольку они не собираются покидать свое место жительства, но они всеми силами помогают Израилю. RAJI не стала с ними в один ряд, а рвется к бюджету WZO самостоятельно, и поэтому вызывает недоверие и неприятие. Многие кандидаты из их списка - на виду у общины. Определенное мнение о них у меня есть. Выскажу его.
Очевидно, в списке кандидатов в WZO первым числится президент RAJI. По его мнению, "… уже нет еврейской культуры", необходимо создать "всемирную еврейскую сеть" и "искать золотую середину между атеизмом и иудаизмом", ("Форвертс", №472). Именно он финансировал фестиваль "Украiнська осiнь" в сентябре 2005 года, а на фестиваль еврейской культуры даже не нашел времени заглянуть. Что может хорошего сделать для евреев в руководящих сионистских органах человек с такими убеждениями?
Нельзя ожидать полезных дел от вице-президента, соавтора вторичной книги о сионизме, посчитавшего возможным назвать себя идеологом и знатоком сионизма. Этот российский бизнесмен в своих публикациях "демонстрирует банальность мышления, допускает плагиат, и на примере интервью с Кондратенко показывает полную беспомощность в дискуссии и непонимание целей и задач сионизма" ("Еврейский меридиан", 28 октября 2005 года).
Кому, как не президенту COJECO, заниматься еврейским просвещением? Деньги есть. Но в день митинга в поддержку Израиля шатер COJECO находился в парке, где проводился фестиваль русской культуры. Расходов на огромный банкет по поводу годовщины COJECO хватило бы на несколько лет культурно-просветительской деятельности. Такие банкеты стали привычными в последнее время.
А вот нынешнего редактора нынешнего "Форвертса" делегатом на Сионистский конгресс следовало бы выбрать. Возможно, ВСО - единственная всемирная еврейская организация, в которой он ещё не имеет должности.
Можно выбрать на конгресс и незаменимую активистку, организатора коллективных золотых свадеб в день Холокоста, исполнительницу русской кадрили в бруклинском горсовете, участницу всех митингов и встреч демократов и республиканцев, левых и правых. Сионистский конгресс пополнит коллекцию её снимков с известными людьми. Фотография активистки с главным антисионистом Кофи Аннаном недавно была уже опубликована. Теперь будет фото с главным сионистом.
Владелец звучащего всё тише и тише радио "Всё" более других может противостоять ассимиляции, но ни мне, ни кому-либо из моих знакомых не удалось услышать ни одной еврейской песни. С утра до вечера - "Русское поле", "А я скучаю по Москве", "Муси-пуси" и прочее тому подобное. Наверное, это по заказу. По частым выступлениям доктора можно легко определить, что этого бизнесмена и любителя встреч с известными людьми Сионистский конгресс может интересовать только как очередная тусовка.
Не пойму, почему в списке кандидатов в сионистские вожди оказались два журналиста, бывших израильтянина? Какой-то идиотизм (выражаясь языком одного из них), когда уехавший из Израиля еврей выставляется кандидатом в делегаты Сионистского конгресса от другой страны.
О чем может рассказать Сионистском конгрессу бизнесмен из Филадельфии, основавший фонд помощи жертвам террора в России, но не замеченный в оказании помощи пострадавшим от арабского террора в Израиле?
И так далее - до последнего номера 52 в списке претендентов "в сионисты". О подобных еврейских функционерах Жаботинский говорил, что это люди без "внутреннего огня". На пушечный выстрел их нельзя подпускать к еврейскому движению.
Могу только повторить вслед за Феликсом-Азриэлем Кочубиевским: "Те, кто изображают из себя больших сионистов-патриотов Израиля, не собираясь в него ехать, вызывают презрение. Для кого они разыгрывают комедию?"

Игорь АКСЕЛЬРОД, Бруклин, Нью-Йорк

Вернуться на главную страницу


Российские юдофобы:
есть и спрос,

и предложение

Сначала - две цитаты.
Первая: "Я уже старая, мне около 70 лет... Если бы я не была такая старая в такое счастливое время, то я могла бы приносить пользу колхозу. Я не могу думать, что чем дальше, тем больше я старею. Мне казалось, что чем дальше, тем я становлюсь моложе. Пусть живет наша свободная и счастливая страна. Пусть живет наш красный маршал Ворошилов и пусть живет создатель нашего счастья любимой страны дорогой товарищ Сталин" (Из записок Хавы Лившиц, журнал "Еврейский книгоноша", № 8 за 2005 год).
И вторая: "Еврейский вопрос! Эти два простых слова содержат в себе одну из печальных и позорнейших исторических трагедий. Мы привыкли произносить их без острого чувства отвращения и злобы; несмотря на это, эти слова обозначают длинный ряд жестоких несправедливостей; они пропитаны реками пролитой человеческой крови" (Максим Горький).
Эти две взаимоисключающие, по сути, цитаты о судьбе российского еврейства объединяет лишь время, в которое они были написаны, - середина 30-х годов прошлого столетия. Первая принадлежит женщине, прожившей жизнь в маленьком местечке в Полесье, родившей и сумевшей вырастить восьмерых детей, дать им образование и вывести их в люди. Это образ матери, самого почитаемой в семье, и именно ее по нашей традиции принято с любовью называть "а идишэ мамэ", - и этим всё сказано. В местечке Озаричи, где жила большая семья бабушки Хавы, фашисты устроили концлагерь, где узников, как подопытных животных, заражали инфекционными заболеваниями. Но никто из этой семьи не дожил до вступления оккупантов в Озаричи: все они погибли под бомбежкой в щели, вырытой у дома, и никто уже не узнает, от каких мучений спасла бомба эту несчастную еврейскую семью. Воспоминания матери, написанные на идиш, сохранил и передал в редакцию журнала "Еврейский книгоноша" её сын Наум, судьба которого очень схожа с судьбой первого советского поколения еврейской молодежи . Именно он, Наум, одним из первых уехал в Россию за знаниями, именно он уговорил свою мудрую маму написать эти воспоминания. Сам Наум в полной мере разделил тяжелую долю своих сверстников: за юношеский сионизм побывал в заключении в Бобруйской крепости, в ссылке в Средней Азии - за поддержку троцкистской оппозиции в 1928 году, с 1948-го по 1955-й отсидел в норильских лагерях. До конца своих дней Наум все серьезнее погружался в проблемы своего народа и считал их для себя определяющими. А записки его мамы, Хавы Лившиц, стали одной из страниц в Книге памяти, которую пишут на протяжении всей своей истории российские евреи, досыта вкусившие зловещий аромат "еврейского вопроса" по-российски. Это позорное явление точно определил Максим Горький, который имел возможность разобраться в лживой, антинародной сущности большевизма. В те годы это было вообще непостижимо для общечеловеческого понимания, тем более для Хавы Лившиц, многодетной еврейской мамы из Богом забытого за пресловутой чертой оседлости белорусского местечка Озаричи, обреченной в дореволюционное время на беспросветное нищенское существование. Потом была война с фашизмом, Катастрофа европейского еврейства унесла миллионы жизней, но фашистский Молох был особенно безжалостен к евреям только потому, что они были евреями.
Казалось, победа в той войне навсегда избавит человечество от фашистской напасти. Не тут-то было. Сегодня фашизм вновь зашагал по планете в своей новой ипостаси: исламонацизм объявил своим главным врагом молодое еврейское государство, а фашиствующего маньяка, новоиспеченного президента Ирана Ахмадинежада лишила покоя навязчивая идея, куда за пределы Ближнего Востока можно переместить Израиль, а ещё лучше - попытаться стереть его с лица земли. У его безапелляционного отрицания Холокоста уже нашлись последователи и за пределами Ирана: Катастрофу европейского еврейства считают мифом члены исламской фашистской организации в Египте "Мусульманские братья", о чем они, не стесняясь, поведали цивилизованному миру. Об этом же, при попустительстве властей, открыто разглагольствуют и российские фашисты.
Теперь уже никого не удивляет, как могло случиться, что игнорируемый всеми цивилизованными странами апологет исламского фашизма сумел безошибочно распознать своих настоящих друзей и единомышленников в руководстве нынешней России. Очевидно, это тот самый случай, когда российские острословы, посмеиваясь, говорили - мол, "рыбак рыбака видит издалека". Иначе зачем было продавать заведомо фашистскому режиму Ирана ракетные установки на 1 млрд. долларов или вступать с ним в многолетнее сотрудничество по осуществлению ядерной программы, которая, без всякого сомнения, нацелена на разработку ядерного оружия. А разве не примечательно, что президент Путин, посетив недавно Чечню, выразил особую "личную" предрасположенность к представителям российской исламской конфессии? Если учесть, сколько горя и жертв принесла чеченскому (и не только чеченскому) народу Кавказа "любовь старшего брата", то это лицемерное заявление президента иначе, чем кощунством, не назовёшь.
Прослушав фашистский бред иранского президента, невольно вспомнил, что совсем недавно то же самое, почти слово в слово, я уже слышал от современного российского писателя, "инженера человеческих душ" г-на Проханова. Того самого Проханова, что был активным соавтором приснопамятного "Слова к народу", опубликованного в "Советской России" 23 июля 1991 года (именно это "Слово" недавно ушедший от нас А.Н. Яковлев назвал "идеологической программой августовских мятежников").
Сегодня Проханов - постоянный участник передачи "Особое мнение" совместного производства радио "Эхо Москвы" и телекомпании RTVI, основная категория слушателей которой - русскоязычные иммигранты еврейского происхождения, проживающие в Америке, Германии и Австралии, а также новые репатрианты в Израиле. Небезуспешно пытаясь посеять в многомиллионной аудитории свой дремучий антиамериканизм и ксенофобию, этот литератор занял весьма выгодную в нынешней России нишу антисемита - русофила, сочуствующего воинствующим нацистам от ислама в их перманентной войне с Израилем. По "особому мнению" российского юдофоба, еврейский народ не имеет никаких прав на свое суверенное государство, поскольку территория Эрец Исраэль исторически принадлежит палестинцам. Он уверен, что евреи оккупировали эти территории и должны оттуда убраться. А перманентный терроризм палестинских арабов, по его словам, - не что иное, как "партизанская" война, которую арабы ведут против еврейских оккупантов.
Звучит похлеще, чем это можно было бы ожидать от новоявленного Амана, смерть которого, как известно из еврейской истории, положила начало самому веселому еврейскому празднику Пурим, когда, в полном соответствии с традицией, еврею разрешено напиться так, чтобы невозможно было отличить слова "благославен Мордехай" от слов "будь проклят Аман".

Опытный журналист, многолетний главный редактор достаточно популярной среди российских юдофобов газеты "Завтра" А.Проханов специализируется на публикациях интервью с зарубежными и доморощенными воинствующими антисемитами. Так, на сайте Палестинского информационного центра (на русском языке) прочел интервью, которое дал Проханову главарь ХАМАСа Халед Мишаль, прячущийся в настоящее время от возмездия израильтян в Дамаске. Организатор терактов с привлечением "шахидов", этот убийца сотен мирных еврейских граждан не скрывал удовольствия даже от того, что именно российский журналист берет у него интервью.
Конечно, не обошлось без обвинений - дуэтом! - израильтян в "оккупации" Палестины и "геноциде палестинских арабов", высоких оценок деятельности ХАМАСа, как "организации сопротивления сионистской агрессии". Вот ария (точнее - ода) Проханова из этой арабской оперы: "... Пока доктор Халед Мишаль, страстный, источающий энергию ума и веры, отвечал на мои вопросы, мне чудились бесшумные бойцы Сопротивления, крадущиеся в подземных ходах, проникающие под бетонную, возведенную евреями стену, чтобы метнуть в небо рыжее пламя взрыва, уносящее жизнь бойца, вселяющее в душу оккупантов животный ужас". Проханов в своих вопросах Халеду Мишалю искренне сопереживал, что, хотя Россия, подобно США и ЕС, включила ХАМАС в список террористических организаций, она все-таки продолжает избегать с ней официальных контактов. На прощание писатель не преминул любезно раскланяться с главарем банды и пожелать ей дальнейших успехов.
Не меньший интерес представляет другое интервью Проханова - со своим собратом-патриотом "оккупированной Руси", членом Военно-Державного союза полковником в отставке В. Квачковым. Да-да, уважаемый читатель, это тот самый террорист, который вместе со своим сыном (находится в бегах от правосудия) и другими "сослуживцами" решил убийством одного из самых ненавистных "оккупантов своей Родины" Анатолия Чубайса положить начало народно-освободительному движению в России. Не знаю, как вездесущий Проханов проник в застенки "Матросской тишины", но в ответ на его сочувствие в подготовленных вопросах собеседник, генетический антисемит Квачков елеем услаждал душу знатного интервьюера.
Вот только небольшая цитата из задушевного признания бывшего полковника ГРУ: "Для меня оккупация России инородческой властью очевидна, поэтому расценивать попытку ликвидации одного из самых зловещих организаторов оккупации России как обычное уголовное преступление недопустимо. Это первая вооруженная акция народно-освободительной войны. Все эти ельцины, чубайсы, кохи, абрамовичи, фридманы, уринсоны и им подобные забрали у нас наши национальные богатства, поставили русский и другие коренные (?) народы на грань исчезновения, а Россию - на грань расчленения. Уничтожение оккупантов и их пособников есть не преступление, а долг и обязанность каждого защитника Отечества, верного воинской присяге".
Разве нужны какие-то комментарии этому антисемитскому пассажу?
Интересно другое. Проханов ловко использовал в своих целях небесспорную статью российского политзэка Михаила Ходорковского "Левый поворот". Не мог этот удачливый тюремный интервьюер оставить без внимания выстраданные в неволе левацкие идеи олигарха по обустройству России, не мог не попытаться вовлечь его в свои недостойные игры , поставив в один ряд жертву российского судебного беспредела и "черного полковника", готового к возрождению в России неосуществленной идеи гитлеровского Рейха,- "юденрайн".
Увы, российская общественность осталась равнодушной к итогам выборов в Госдуму, где баллотировался и набрал почти 30% голосов избирателей российский ура-патриот Квачков. Если б слегка подсуетились политтехнологи, глядишь, и в полку думских антисемитов появился бы ещё один "достойный" депутат.
Кстати, в тот же день на другом избирательном участке другой "достойный" депутат всё-таки победил: я говорю о патриоте России, по поводу и без повода демонстрирующем свой антиамериканизм, в основе которого, при внимательном рассмотрении, явственно прослеживается всё то же банальное юдофобство. Речь идет об известном российском кинорежиссере С.Говорухине, который в качестве гостя был приглашен на беседу с ведущим телекомпании RTVI Виктором Топаллером. Вальяжный, раздираемый чрезмерным самомнением сноб начал свой первый монолог с провозглашения непреходящей ненависти к Америке. На протяжении всего talk show с лица Говорухина не сходила маска, под которой ее владельцу с большим трудом удавалось скрывать патологическую зависть по отношению к "благополучной" Америке и хроническую хворь нынешнего российского общества. Перед вами, уважаемый читатель, зафиксированные стенографически высказывания этого кинодеятеля. Никаких дополнительных комментариев к этим его заявлениям тоже не потребуется.
С.Говорухин: "Вот обрушился страшный ураган на Новый Орлеан. Я в России со многими разговаривал, и почти ни у кого не встретил сочувствия... За все, что они (американцы - М.М.) сделали с миром! Это им наказание за Сербию, за Россию, за Ирак, за Афган, за всё! Я её (Америку - М.М.) не люблю, многое не могу ей простить, и она - самое главное - мне совершенно неинтересна".
Еще один его пассаж: "А вот все наши златоусты телевизионные... Все эти Сванидзе, Киселевы, Познеры, все остались там... И содержатся на деньги, огромную часть которых они отправили за бугор...".
С сыновьей теплотой г-н Говорухин говорит о Солженицине, называя его маяком, великим писателем и бесконечно дорогим человеком. Особенно Говорухину пришлась по душе новая работа Солженицина (речь, как нетрудно догадаться, о его научных изысках в книгах "200 лет вместе", которую очень тепло приняли российские антисемиты, она стала для них настольной книгой).
Не обошел Говорухин своим вниманием и академика Андрея Дмитриевича Сахарова, которого он для себя маяком не считает. Коллеги академика сумели, видите ли, убедить Говорухина в том, что всему виной была.... Елена Боннэр. Оказывается, все они, в том числе и лично академик Юлий Харитон, в один голос твердили своему "закадычному другу Станиславу", что "если бы не Боннэр! Как она над ним!.. Как она его изменила! Как она на него нехорошо и неприятно действовала!". Эту старую, как мир, антисемитскую байку, придуманную в КГБ, частенько приходилось слышать в различных интерпретациях от подобных "говорухиных" ещё в той, "совковой" жизни.
Признаюсь, мне было искренне жаль Виктора Топаллера, по собственной воле избравшего в собеседники столь заурядного демагога, заметного представителя российской патриотической элиты в лице небезызвестных Макашова, Кондратенко, Крутова и иже с ними. Уверен. Что возрождающийся с помощью думского депутата Говорухина российский кинематограф будет с удовольствием ублажать своих антисемитов, подобно тому, как это сделали создатели фильма "Есенин", порадовав телезрителей очередной недоказуемой, но очень приятной для антисемитов "уткой", приуроченной к 80-летней годовщине смерти поэта. Оказывается (кто бы мог подумать!), поэт не покончил жизнь самоубийством, его убили жидомасоны Троцкий и Блюмкин. Очень "своевременное" и, главное, вполне характерное для сегодняшней России "открытие"...
Каждая встреча наших здешних дважды соотечественников с юдофобствующими вещателями у теле- и радиомикрофона заканчивается, как правило, требованием немедленно убрать их из эфира. С этим можно было бы согласиться, но, здраво поразмыслив, я всё же принял сторону главного редактора радиостанции "Эхо Москвы" Алексея Венедиктова, для которого важно любое мнение, высказанное в СМИ, потому что его можно принимать, а можно категорически и обоснованно отвергнуть. Иными словами, Алексей предлагает всем нам быть готовыми с открытым забралом вступать в полемику со всякого рода ложью, лицемерием, политикантством и ксенофобией. Венедиктов абсолютно прав, поскольку как-то иначе формировать общественное сознание и бороться с его пороками практически невозможно. Россиянам чаще следует прислушиваться к своей истинной интеллигенции, заслужившей высочайшего признания как совести нации. К таким интеллигентам безусловно следует отнести и великого русского писателя М.Горького, озабоченного тем, как в его родном отечестве возник и позорнейшим для русской нации образом решался "еврейский вопрос". К этой же русской нравственной элите следует отнести и нашего современника, академика Сергея Аверинцева, который в 1990 году обратился к своим собратьям с призывом: "Антисемитизм - вопрос не евреев, а русских, так как вреда приносит больше русским". Отнюдь не случайно дети, внуки и правнуки доброй, преданной и по-своему счастливой Хавы Лившиц, погибшей при бомбежке в траншее у своего дома в Озаричах, разъехались по белому свету, подальше от доморощенных российских антисемитов и фашистов. Правильно говорят, что в нашем народе на генетическом уровне развито чувство самосохранения, поэтому с сожалением следует признать, что история российского еврейства завершается. А в это время по Москве шагают шеренги обыкновенных фашистов, которых еще 40 лет назад показал всему миру великий кинорежиссер Михаил Ромм. Поэтому меня до слез растрогали слова, произнесенные с телеэкрана студентом из Эфиопии: "Вчера моего брата порезали фашисты. Таких шествий в стране, победившей фашизм, быть не должно".

Михаил МАРГОЛИН,
Черри Хилл, Нью-Джерси

Вернуться на главную страницу


Элитарные демократы


Руслан ЛИНЬКОВ, Санкт-Петербург

Сакраментальный вопрос - почему же наши видные политические деятели, приватизировавшие название "демократы", не могут противостоять грязному потоку ксенофобного и во многом криминального патриотизма? Увы, они не умеют это делать нормальным образом - путем создания эффективного законодательства. Они готовы только говорить, говорить и говорить. И это одно из главных доказательств того, что их политическое время кончилось. Они пришли в политику как дилетанты и не сумели стать профессионалами. Попробую обосновать свою столь возмутительную с точки зрения людей, которые считают себя нынешними "главными демократами", позицию.Когда по воле идеалиста Михаила Горбачева и его сподвижников на СССР обрушилась перестройка, для всех нас демократия стала очень ценным, но экзотическим подарком. Мы не знали, что с ней делать, но твердо верили, что демократия - это всемогущий джинн, который в ответ на наши "сезамы" сам принесет нам все свои сладкие плоды. Но оказалось, что демократия - это, прежде всего и главным образом, особая и новая для нас работа. Советский стиль деятельности кардинально отличался от норм в государствах конституционной демократии: низкая технологическая дисциплина и внепрофессиональные способы делания карьеры, завышенные социально-экономические ожидания и низкая личная ответственность. А в результате - дефицит рационального технологического подхода к труду - фактически антитехнологичность. Максимального развития отечественная специфика достигла в сфере политики. Закрытость реальных интересов и принципов деятельности структур власти (в большинстве случаев и от самих представителей власти), и одновременно декларация во многом взаимоисключающих установок путем назойливой пропаганды и агитации. Всему этому сопутствовала система сакральных тотемов и табу советской власти. Она сформировала такую властную психологию, которую большинство ее противников рассматривали как глубокую паранойю. А поскольку главным достижением социализма была принципиальная возможность участия во власти всех, кроме врагов народа, то этой паранойей, в той или иной степени, был болен весь советский народ, в том числе и будущая российская "демократическая элита".
Дефицит позитивного рационального мышления неизбежно был характерен и для интеллигенции, поскольку реальная практика легальной демократии была ей знакома только понаслышке. Еще более далеки от нее оказались благополучные итеэры, у которых весь опыт деятельности был сугубо советским, а связь с демократией сводилась лишь к "кухонному диссидентству".
Советская интеллигенция оценивала свои обрывочные и случайные знания о демократии, как крайне важные и полноценные. Вместе с тем они опирались на довольно шаткие основания: принцип "запретный плод сладок"; манию приобретения популярных знаний, породившую воинствующий дилетантизм, всходы которого мы пожинаем до сих пор; комплекс интеллигентского превосходства; наконец, почти полная неспособность к конструктивному сотрудничеству - следствие воспитания в административно-командной системе.
Наши вчерашние "кухонные демократы" принесли с собой в постсоветскую Россию собственный советский деловой менталитет и присущее ему несовместимое противоречие между теорией и практикой. Вполне закономерно, что главной миссией нашей "демократической политической элиты" оказалось использование общедемократической патетики, а отнюдь не целеустремленная профессиональная деятельность по развитию реальной демократии. Благодаря такому, сугубо пропагандистскому направлению своей деятельности, российская "демократическая политическая элита" сформировалась как страта (группа социально близких по целому ряду критериев граждан, сформировавших из себя определенную прослойку - прим.ред.) политических демагогов, а не реальных политиков. Все больше росли ее амбиции, в том числе и материальные, но отнюдь не профессионализм.
Деятельность и творчество представителей данной "элиты" вызывает опасения, что они не только плохо знакомы с законодательством стран конституционной демократии, но даже не читали тех законов РФ, которые сами принимали.
Нельзя, конечно, отрицать главные заслуги российских демократов - освобождение России от власти партократии, разрушение идеологического базиса административно-командной экономики, уничтожение железного занавеса и тем самым создание для страны возможности войти в общемировое пространство. Они же добились и свободы слова. Но, увы, свобода слова без развития всех остальных демократических свобод и институтов не смогла стать действенной технологией демократического общества. Сегодня уже смело можно констатировать факт ее скоропостижного ухода из нашей жизни. Весомый вклад в сие печальное событие внесли и лидеры "правых". На словах они защищали трудовой коллектив НТВ, а на деле координировали первую расправу власти с независимой прессой. Делалось это под вывеской "спора хозяйствующих субъектов". Тогдашний глава думской фракции СПС Борис Немцов с гордостью уверял, что на первом месте для его партии стоит право частной собственности и только следом идут все остальные свободы. Напоминания же о наличии крепкой частной собственности в нацистской Германии и об отсутствии там всех прочих прав человека, "правые" старались не слушать и не слышать. Создается такое ощущение, что "правая элита" рассчитывала управлять свободой слова с помощью рубильника - включать на период избирательных кампаний и только в своих интересах. Захотели - врубили. Надоело - вырубили.
В то же время освобожденная от власти партократии экономика не превратилась в эффективную рыночную систему, построенную на честной конкуренции. Все это во многом прямой результат того, что "элитные демократы", получив гигантскую политическую власть (а большинство у них было в двух созывах Государственной Думы), потратили драгоценное для России время на персональный пиар, неоправданно затянувшиеся дилетантские споры о должностях и процедурных мелочах, вместо того, чтобы эффективно законодательствовать и привлекать к управлению специалистов.
За 13 лет своей работы в высшем законодательном органе страны "демократическая элита" фактически не справилась с формированием главного базиса демократического развития России - правового пространства. Годами рассуждая о необходимости освобождения бизнеса, они не сняли с него ни непомерное бремя налогов, ни безграничную власть чиновников, чем всячески способствовали формированию институциализированной коррупции. Они не сумели создать однозначную правовую базу системы льгот для уплаты налогов (о чем свидетельствует, например, дело ЮКОСа). Они придумали и приняли законодательство о банкротстве, ставшее основанием криминального передела собственности. В недрах СПС родилась и была реализована в парламенте партийная реформа, расчистившая для "элиты" политическое пространство от мелких партий-конкурентов и лишившая многих граждан права самостоятельно объединяться по политическим убеждениям, в том числе и на региональном уровне. В тех же "элитарных" мозгах родилась идея повышения барьера для прохождения партий в Думу с 5% до 7%, которая сегодня успешно реализуется властью и против чего сейчас протестуют ее авторы. Но в период властвования и "Союзу правых сил" и "Яблоку" не нужны были новые соперники на демократическом фланге.
"Демократическая элита" не справилась с правовой реформой, сохранив в законодательстве многие десятки антиконституционных норм, и не сформировав основу для обеспечения исполнения положений принятых ими же законов. Более того, перед своим вынужденным уходом из власти они во многом начали движение назад от демократического права, приняв ряд антиконституционных поправок к УПК РФ, благодаря чему судебный процесс почти лишился принципа состязательности сторон. В то же время из-за процессуальной
неполноценности и во многом антиконституционности всего
законодательства о правоприменительной практике, в стране сохраняются противоправная закрытость предварительного следствия даже от его участников. Все это позволяет правоприменительным органам легко фабриковать дела, о чем и свидетельствует гигантское количество приговоров, отмененных Верховным судом РФ. Голосование по этим антиконституционным поправкам оказалось крайне показательным и выпукло продемонстрировало уровень правового профессионализма депутатов Государственной думы РФ третьего созыва - ни один из них не выступил против расправы с правосудием и Конституцией России.
Для незащищенного властью человека, как истца, так и ответчика в уголовном деле эти поправки являются трагедией. Находясь на ключевых постах в правительстве, Думе и администрации президента и имея все возможные рычаги влияния на высшую власть, "элитарные демократы" не приложили ни малейших усилий для прекращения кровопролития в Чечне и мирного разрешения конфликта. Они не воспрепятствовали экспансии силовиков, которая привела к милитаризации государства и общественного сознания. Именно их руками возводилась "вертикаль власти", раздавившая горизонталь гражданского общества. Поэтому сегодняшние их выступления против "назначаемости" губернаторов, на фоне постоянной поддержки "элитой" прокремлевских кандидатов в губернаторы (достаточно вспомнить, как СПС и "Яблоко" агитировали за Валентину Матвиенко), выглядят крайне фальшиво.
Показательно, что вне интересов большинства представителей "демократической элиты" находится правозащита, как конкретный вид политической деятельности. Элита не слишком озабочена сегодня и тем, что от уголовной ответственности освобождаются многие тысячи представителей власти, вина которых доказана. Это во многом обуславливается множеством дыр, сохраненных профессионально некомпетентными законодателями. Вопиющий пример - освобождение от уголовной ответственности 150 генералов и адмиралов (10% от всего высшего командного состава ВС РФ), о чем были публикациии в открытой прессе. Есть и другие неподсудные правонарушители - губернаторы, менеджеры крупных компаний, силовики и прочие чиновники.
Расхождение предвыборных обещаний с дальнейшей парламентской деятельностью "элитарных демократов", скорее не умышленный обман избирателей, а еще одна иллюстрация их неспособности к повседневной, системной работе по реализации декларированных лозунгов. В 1999 году СПС прошел в Думу, гарантируя своим избирателям (молодежи) отмену призыва в вооруженные силы, переход армии на профессиональную основу и серьезную реформу силового блока. В рамках предвыборной кампании производился сбор миллионов подписей россиян за проведение всероссийского референдума с вопросом об отношении граждан к отмене призыва в вооруженные силы. Как только "правые" попали в парламент, автографы миллионов сторонников демократии стали ненужными. Центризбирком под надуманным предлогом отказал инициативной группе СПС в проведении такого плебисцита. Но ни лидеры "Союза правых сил", ни его депутаты Государственной думы не обратились в Верховный суд, не оспорили незаконное решение избиркомовских чиновников. Не захотели они организовывать и повторный сбор подписей под требованием референдума по той же проблеме. Предвыборное обещание оказалось вульгарной пиартехнологией. Брошенная на произвол судьбы реорганизация армии привела к формированию вместо контрактных частей и подразделений преступных карательных бригад, притягивающих к себе благодаря безнаказанности криминал.
Одним из основных элементов демократического государства должно быть местное самоуправление. Его роль четко прописана и в Конституции Российской Федерации. На местное самоуправление должны были опираться и демократические организации, ведь эта ветвь власти находится в непосредственной близости к избирателям и должна эффективно с ними взаимодействовать, реализуя свои полномочия и пользуясь целым рядом прав и прерогатив.
Каким же было разочарование общественности, когда Государственная дума приняла с подачи депутата-"яблочника" Александра Шишлова и мэра Москвы Юрия Лужкова поправки к Закону "О местном самоуправлении", которые фактически ликвидировали МСУ в Москве и Петербурге (городах с наибольшей концентрацией демократических избирателей). Муниципалитеты двух столиц превратились в декоративную мишуру, которой власти субъектов федерации посыпают внутридворовые дорожки. Права и полномочия МСУ захвачены государственными чиновниками разного уровня. Так что же такое "поправки Шишлова-Лужкова" - злой умысел или еще одно свидетельство в пользу законодательной профнепригодности "элитарных политиков"? А ведь на организацию настоящего местного самоуправления в России "околояблочные" и "правые" структуры получили многомиллионные гранты в твердоконвертируемой валюте.
Низкий уровень правовой компетентности и эффективности законотворчества представителей российской "демократической элиты" - прямое следствие того, что все их программы - как правило, лишь общие рассуждения о том, что "в принципе" надо сделать по неким образцам. Но это сугубо идеологическое введение в демократию не может заменить программ реального развития российского правового пространства. В них следовало бы прописать конкретные политические и законотворческие цели и задачи с учетом российских реалий. Не удивительно, что подобная "элита" проиграла последние выборы в Госдуму. Сокращение ее электората - прямой результат низкого уровня ее профессиональной компетентности. Образованные и более или менее благополучные сторонники демократии хотят видеть в программах политиков конкретные технологии развития демократического общества, а в их деятельности - реализацию этих технологий, а потому, как правило, не голосуют вообще. Всем остальным в ситуации дефолта личных ожиданий от демократии ближе привычная коммунистическая или патриотическая и/или державная идеология, компенсирующая их чувство собственной и национальной ущербности.
Что же помешало современной российской "демократической элите" усвоить реальные технологии демократии? Для них это было сложно (они уже зафиксировали на уровне подсознания командно-административные принципы деятельности власти - в том числе, и нормы права), некогда (они укрепляли свой социально-экономический статус), да и незачем.
В конечном счете, поскольку сегодня практически вся российская политическая элита - и демократы, и патриоты, и коммунисты, и представители последовательно сменяющихся партий власти - это вчерашний советский средний класс, вся она, за немногими исключениями, равно недееспособна в практике демократии. Ее деятельность подтверждает пророческое утверждение историка-диссидента А. Амальрика в знаменитой книге "Просуществует ли СССР до 1984 года", сделанное еще в 1969 году: "В нашей стране, поскольку все мы работаем на государство, у всех психология чиновников… Так называемый средний класс не только не представляет исключения в этом отношении, но для него … это психология в силу его социальной срединности наиболее типична. Таким образом, … хотя в нашей стране уже есть социальная среда, которой могли бы стать понятны принципы личной свободы, правопорядка и демократического управления, … эта среда столь посредственна, ее мышление столь "очиновлено", что успехи демократического движения, опирающегося на этот социальный слой, представляются мне весьма проблематичными".
Поскольку самые известные нынешние представители "демократической элиты" были вполне успешными советскими карьеристами, постольку главным стимулом их политической деятельности оказалось (за редкими изъятиями) стремление к достижению высокого социально-экономического статуса, а отнюдь не декларируемый большинством из них идеализм. В то же время они, как и вся советская интеллигенция, больны неким универсальным дилетантизмом и одновременно глубоко поражены комплексом превосходства. Таков характер политической деятельности элиты, которую можно назвать демонстративной.
В этой специфике деятельности российской "демократической элиты" можно найти ответ на два сакраментальных вопроса к ней, которые имеются у большинства российских интеллектуалов. Первый вопрос - почему (в отличие от западных демократов) команды лидеров "демократической элиты" сегодня составляют отнюдь не серьезные профессионалы в сфере реальной политики, а главным образом имиджмейкеры, специалисты по выборным технологиям, пиарщики и помощники - технические исполнители. Ответ очевиден: для "выдачи на поток" демагогии, серьезные профессионалы не нужны, зато они могут составить реальную конкуренцию лидерам. Не случайно за пределами СПС и "Яблока" оказались главные действенные правозащитники страны Сергей Ковалев, Юлий Рыбаков, Валерий Борщев. Нет там и современных молодых интеллектуалов. Хотя сами "элитарные демократы" смеются над "Идущими вместе", их молодые активисты обладают тем же комсомольским менталитетом: "Партия сказала "Надо!", комсомол ответил "Есть!". Сегодня стагнационные процессы охватили все демократические организации, на всех уровнях.
Второй вопрос: почему даже в условиях явной угрозы проигрыша на выборах, главные демократы страны - СПС и "Яблоко" - не смогли объединиться и с блеском вместе проиграли? Ответ на этот вопрос тоже очевиден: в отсутствии программ реальной политики им незачем консолидироваться, но зато при объединении возникает угроза сокращения числа постов для лидеров. Именно поэтому магическое слово западной демократии "коалиция" не работает в России: у нас партии и фракции не объединяются, а, напротив, размножаются вплоть до того размера, когда происходит полная аннигиляция смысла существования этих партий. Сегодня мы видим именно такую аннигиляцию демократических партий. Можно сказать, что современная "демократическая элита" практически уже умерла, а ее лидеры оказались абсолютно недееспособными, но они по-прежнему из всех сил сопротивляются своим политическим похоронам. Одним из популярных способов борьбы со своей политической смертью для "элиты" стало провозглашение своего рода политического апокалипсиса, когда как катастрофу для российской демократии она трактует свое состояние тревоги в результате потери привычных власти и влияния.
Очевидная недееспособность российских демократов имеет три крайне серьезных негативных последствия. Во-первых, их вялотекущая и слабая профессиональная законотворческая деятельность стала одним из главных препятствий в формировании полноценного правового пространства. Дефектность законодательства является базой для коррупции и произвола власти и ее силовых структур, от которых не защищены все граждане. Во-вторых, сохранение в существующем виде сегодняшней "демократической элиты" и, соответственно, демократических партий, исключает участие в политике современных молодых интеллектуалов, и, соответственно, позитивное развитие политической жизни в России. И, наконец, надоевшая большинству россиян высокопарная политическая демагогия "элитных демократов", на фоне их демонстративного благополучия прямо работает на патриотов, умело использующих неполноценность "демократической политической элиты" для компрометации самой идеи демократии.

Вернуться на главную страницу



Э
кстремизм
Э
похи
П
аханута
Фаня Шифман на демонстрации
"Женщин в зеленом"
в Иерусалиме
Фаня ШИФМАН, Мицпе-Йерихо


Народу давно было дадено понять, что нормальный среднестатистический его представитель стремится к центру, то-бишь к умеренности. Что с того, что вся страна, вся наша жизнь, мы все поставлены в экстремальные условия войны с безжалостным, открыто провозглашающим намерение нас уничтожить врагом! Что с того, что на фоне этой войны наши власть предержащие (и ещё как крепко её держащие!) вместо того, чтобы дать решительный бой врагу, объявили войну собственному народу и курс на самое настоящее разрушение страны, начиная с Гуш-Катифа и далее - до самого синего моря!...
А враг... ну, что враг?.. Во-первых, нам говорят (между прочим - всё время говорят), что не могут быть жестокими врагами и убийцами все представители враждебного народа, живущие среди нас и рядом с нами. А стало быть, те, кто таковыми могут и не являться ( не успели стать напрямую замешанными в актах террора и убийствах), попадают в разряд мирного населения, с которым, согласно международным законам, следует обращаться гуманно и справедливо (это ж вам не еврейские поселенцы, а тем более - не выселенцы, которые по определению - враги законности, порядка и демократии!). Иначе... короче, чем доводить дело до гуманитарной катастрофы среди условно-мирного населения в стане врага и до суда международной прогрессивной общественности, гораздо лучше продемонстрировать всему миру, а главное - собственному населению, как мы со всей чувствительностью и решительностью очень точечно боремся с пост-итнаткутовскими ракетными обстрелами нашей территории - точной наводкой по пустырям и пустым сараям!
Трудно, почти невозможно представить себе народ, который с готовностью бы откликнулся на призыв к миру с не желающим с нами никакого мира врагом - в самый разгар войны! К миру - а не к полной победе над врагом! А в нашей, стремящейся к КАК-У-ВСЕХности стране, тем более - "эпохи Осло и размежевания", призывы к миру (в самый разгар террористической войны) традиционно называются умеренностью, зато призывы к полной победе над врагом - это уже экстремизм, заклейменный со всех официальных электронных и прочих трибун. Впрочем, это отнюдь не новость: левые "интернационалисты и прогрессисты", доведшие страну и народ до немыслимой экстремальной ситуации, и раньше-то называли себя центристами, а теперь - и подавно.
Неужели кто-то забыл, что Шинуй тоже называл себя центристским? А в центр чего он себя поставил? В центр самого ярого и разнузданного антииудаизма! Уж не говорю о том, с какой готовностью и безоговорочностью именно шинуёвские лидеры поддержали план изгнания евреев с их земли, разрушения цветущих еврейских поселений и созданной в них уникальной отрасли сельского хозяйства... Хорош центр, хороша умеренность - ничего не скажешь!...
Ныне вновь созданная в лоне Паханута (то-есть того, что в Израиле эпохи Осло-итнаткута заменяет правительство) партийка под одного человека, - и мы знаем этого человека! - называемая КАДИМА (или КАЗИНО?.. или КАДИЛО?.. или МАЛИНА?.. - как кто услышал и понимает) - она тоже рекламирует себя как умеренную центристскую партию, обещая народу "во имя мира новые болезненные уступки". Не иначе её "умеренность и центризм" упираются в то обстоятельство, что в неё со всех тёмных и не очень тёмных политических уголков и закутков стремительно понабежало слишком много респектабельных подследственных, имеющих в своём активе начатые уголовные дела. Таким и вправду надо сохранять респект и умеренность, тихо-тихо сидя за широкой спиной создателя новой партии-отстойника (создатель тоже обладает солидной папкой в следственном отделе), чтобы не пришлось поприсесть в другом, куда менее удобном месте. Весь народ, которому усиленно предписывают умеренность, стремление к миру и спокойствию, был свидетелем шумных тараканьих бегов, собирающих в новую (и уже побеждающую во всех опросах!) партийку наиболее достойных членов.
Всем известно, что первый глава правительства Давид Бен-Гурион мечтал об Израиле - "КАК-У-ВСЕХном государстве", о том, "чтобы у нас были собственные воры и проститутки". Что ж, мы можем отрапортовать: вторая часть его мечты сбылась с перевыполнением на сотни процентов (что, как и всякая избыточность, привело скорее к карикатуре на вожделенную "КАК-У-ВСЕХность). Но, наверное, и в страшном сне не могло привидеться отцу-основателю, что эта самая публика через каких-то пятьдесят с гаком лет будет править бал в стране, дорвется до власти и вцепится в нее намертво - и некие прекраснодушно злобствующие шутники, в полном согласии с новой модой, назовут эту власть "умеренной" и "центристской"!..


* * *

Но что более всего удивляет, так это страх "попасть в разряд правых экстремистов" у лидеров правых патриотических сил, пытающихся бороться с немыслимой экстремальной ситуацией, когда наша еврейская земля буквально уходит у нас из-под ног, и уже появились первые тысячи жертв этого преступного левацкого экстремизма. Не этот ли страх, замешанный, между прочим, на истовом поклонении идолу демократии, привёл нас к трагедии и шоку еврейского трансфера в августе уходящего года?
То, что новоизбранный лидер Ликуда Биби Нетаниягу делает заявления, определяющие его стратегию, как символ умеренности и центризма, после всех этапов его большого и извилистого пути никого удивить не может. Но когда известный и популярный лидер "Еврейского руководства" Моше Фейглин заявляет себя как центриста - это уже симптом поражения неприятным и угрожающим микробом, каким-то образом проникающим в наши национально-патриотические ряды. О каком "центре", о какой "умеренности" можно сейчас говорить, когда страна в опасности, когда мафиозные радикалы левацкого толка завели нас всех в вязкую трясину предательского экстремизма (рядящегося в личину центризма), из которой если что и способно нас вытащить, так уж никак не навязываемая нам "умеренность", никак не так называемый "центризм"!
Есть, право же, что-то символическое в том, что синхронно с заявлением Фейглина о его приверженности "центризму", новоизбранный лидер Ликуда Биби Нетаниягу предложил поправку к уставу Ликуда, запрещающую выдвигать в руководящие органы партии и в кандидаты на членство в Кнессете людей, имеющих хоть какое-то "уголовное" прошлое.
Как мы знаем, в 1997 году Моше, являвшийся тогда лидером "Зо арцейну", был осужден на 9 месяцев тюрьмы по статье (очевидно, доставшейся нам от британского мандата) "за подстрекательство к бунту", которое выражалось в организации демонстраций протеста против соглашений Осло. Собственно говоря, сначала Биби провозгласил серьезное намерение бороться с коррупцией в Ликуде, и, как мы знаем, тут у него - после того, что сделал с партией его предшественник - поистине обширное поле деятельности. "Преступление" же Моше к коррупции, как понимает любой вменяемый человек, никакого отношения не имеет. Но зачем, скажите на милость, Биби занимается борьбой с теми, кого оставил этаким "десантом" в Ликуде сам "принц", Омри Шарон? Ведь за преследование омриного дружка-уголовничка Шломо Оза тот же Омри может и "пасть порвать", а за Фейглина - ничего не будет... а может, еще и удостоится снисходительной покровительственной улыбки и похлопывания по плечу... Нам сдается, что этаким крутым антифейглинским зигзагом он может только окончательно погубить Ликуд, оттолкнув от и без того разваливающейся партии именно тех, кто мог бы стать ее самыми верными и преданными сторонниками. Обывателю не понадобится Ликуд в качестве слабой копии, ему достаточно оригинала - Кадимы. А народу, по большому счету, и то, и другое - как ложка яда.
Зачем и кому понадобилось стремиться если не быть, то хотя бы казаться соответствующими моде на "умеренность и центризм", непонятно. И зачем это могло понадобиться Моше Фейглину? Ведь эта мода на "умеренность и центризм" - на самом-то деле прямёхонько ведёт к моде на лакейское капитулянство. А там рукой подать до моды на... - назовём вещи своими, пусть и не очень приятными именами! - предательство, в какие бы красивые ливреи оно ни рядилось. Моше не пристало делать даже крохотный шаг на этом извилистом пути по кочкам грязного болота.
Клин клином вышибают! Левацкий предательский экстремизм, приведший страну и народ к трагедии "размежевания" и пытающийся тащить нас и далее по той же гибельной дороге, необходимо вышибить клином решительной защиты народа Израиля с Торой Израиля на Земле Израиля, защиты животворного поселенчества на еврейской земле! И пусть наши власть зубами держащие, их верный БАГА... что?.. чем?.. по какому месту?.., и верные им средства массового оболванивания (сокращённо - СМО) до посинения называют это экстремизмом, нам нечего стесняться и пугаться! Это же хорошо известная тактика - приписывать противнику свои пороки...
Мы уже много лет живём в состоянии "экстрима". А в подобной ситуации именно экстремисты оказываются самыми здравомыслящими. Так сохраним здравомыслие и душевное здоровья во имя народа Израиля на Земле Израиля - и с этим победим!


 

Триста "баксов" плюс 700 "деревянных"

Захар ГЕЛЬМАН, Тель-Авив-Москва-Тель-Авив

О том, что в современной Москве расслабляться опасно, я, конечно же, знал. В конце концов, не вчера родился. Да и на белый свет впервые взглянул именно в Москве. Первая в жизни обитель, куда меня принесли прямо из роддома, до сих пор стоит в полукилометре от Красной площади, а точнее - в Большом Спасоглинищевском переулке. Рядом, на известной многим улице Архипова, возвышается здание Хоральной синагоги. Долгие советские годы си она, и пространство около нее были единственным "еврейским местом" российской столицы.
Но, признаюсь, это соседство никак на меня не повлияло. Правда, во время еврейских праздников я неизменно вытанцовывал там "фрейлэхсы", подпевал, когда затягивали "Эвейну шалом алейхем" и даже знакомился с красивыми и не очень "нашими" девочками. Но вот еврейской мудростью или хотя бы предприимчивостью так и не обзавелся.
Однако за четыре десятка лет, прожитых в центре и на окраинах Москвы, Б-г миловал меня от встреч с откровенными мошенниками и бандитами. Тем не менее, в последний свой приезд в Москву я оказался в ситуации, о которой долго буду вспоминать с содроганием.
Однако всё по порядку.
Итак, ноябрь 2005 года. Аэропорт Домодедово. Самолет из Тель-Авива, на котором я летел, приземлился точно по расписанию. Без приключений добрался я до заранее, еще в Израиле, снятой квартиры, в которой мне предстояло жить. Для понимания последующих событий замечу, что находилась она в Новопеределкино. Это весьма престижное и даже знаменитое дачное место. Несколько лет назад Новопеределкино ненароком стало Москвой, хотя оно находится уже за пределами кольцевой автодороги, не один десяток лет определявшей столичные границы.
Обычно до Новопеределкино я добирался от станции метро "Проспект Вернадского" автобусом №830. "Пилить" до моего пристанища на Чоботовской улице в Новопеределкино даже по московским меркам приходилось долго - более получаса.

Можно сказать, что мое приключение началось вечером того еще благополучного дня, когда, поднявшись в автобус у "Проспекта Вернадского" и прокомпостировав проездной талон у турникета, я вошел в салон. Для тех, кто давненько не бывал в Москве, замечу: сегодня большинство бегающих там автобусов оборудовано так называемой системой автоматического контроля проезда пассажиров (АКПП). Для того, чтобы пройти в салон автобуса, необходимо "талон на поездку" или какой-либо другой проездной документ опустить в прорезь этого АКПП. Если талон действителен, зажигается зеленая лампочка, а турникетная палка, играющая роль барьера, ослабляется и "разрешает" войти.
Словом, я вошел и сел на свободное место. В тот день никаких проблем у меня не возникло.
Превратности судьбы пришлось испытать на следующее утро. Это был третий день моего пребывания в России. Около одиннадцати утра я сел в автобус №830 , направлявшийся из Новопеределкино к станции метро "Проспект Вернадского", купил у водителя одноразовый проездной талон, прокомпостировал его в АКПП и вошел в салон. Свободных кресел было много, и я занял одно из них. Минут через пять в автобус вошли контролеры. Точнее говоря, вошли те, кто ими представлялся.
Ко мне направился молодой парень. В руках он держал нечто похожее на планшет, на белом листе которого красовались какие-то подписи и печати. У некоторых пассажиров он уже успел проверить проездные документы, и я, ни на йоту не сомневаясь в его полномочиях, передал на проверку и свой проездной, который достал из кармана куртки.
Едва взглянув на талон, парень с нескрываемой радостью вернул его мне, продолжая стоять рядом. В его глазах я уловил радость удачливого охотника, поймавшего в расставленные силки крупную дичь.
"Безбилетник!" - крикнул он дружкам, продолжая смотреть на меня с садистской улыбкой. На коллег-контролеров его сообщение не произвело никакого впечатления. Они продолжали проверять билеты в дальнем конце салона. Пораженный словами парня, я уставился на него, как баран на новые ворота. Но бараном пробыл всего несколько секунд. Затем меня как током ударило. Я вспомнил, что и в самом деле достал из куртки талон, по которому возвращался в Переделкино накануне вечером.
Говорю, как на духу: мысль, а где же билет, который я только что прокомпостировал, пронзить меня не успела. Проследив за взглядом парня, продолжавшего нависать надо мной, я увидел тот злосчастный талон на полу автобуса, у себя под ногами. Дело житейское и совершенно понятное - я просто обронил талон, который лежал на сумке у меня на коленях. Взволнованный словом "безбилетник", которым "контролер" безапелляционно меня наградил, я поднял билет с пола. Улыбка с лица парня немедленно исчезла. Сощурив глаза, он с нескрываемым ехидством заявил: "Это не ваш проездной документ. Вы подобрали чужой".
И тут я понял, что спорить с ним бесполезно - ничего не смогу доказать. Парень не мог не понимать, что ни я, ни какой-либо другой пассажир не могли пройти в салон автобуса, предварительно не отметившись в АКПП. Только ребенок или подросток может позволить себе чуть ли не ползком прошмыгнуть под перекладиной турникета без проездных документов.
В голову мне закралась мысль, что передо мной … мнимые контролеры.
Сразу скажу, что совершать героические поступки я не собирался. Более того, решив держаться от греха подальше и не вступать в заведомо бесполезные пререкания, я сам вызвался заплатить штраф. Мне говорили, что в московском наземном транспорте он не превышает ста рублей (чуть более трех американских долларов). Однако парень, представившийся контролером, запросил триста "деревянных"…
Я не спорил. Но, как назло, у меня в кошельке была только купюра в тысячу рублей. Передав ее мнимому контролеру, я продолжал сидеть, ожидая сдачу. Парень не торопился. Может быть, в конце концов, я бы её и дождался. Но в тот момент в конце салона автобуса возникла драка. Там орудовали два других "контролера". Неожиданно они начали избивать какого-то темноволосого парня, который яростно сопротивлялся. Но силы были заметно не равны: "контролеры", вероятно, неплохо натренировались на избиении не очень покладистых пассажиров. Не знаю и того, в каких отношениях эти мнимые "стражи порядка" были с водителем автобуса. Вполне возможно, что он, таджик по национальности, плохо владевший русским языком, не мог вникнуть в ситуацию, возникшую в вверенном ему транспортном средстве.
По требованию "контролеров" водитель притормозил посреди дороги. Место было безлюдное. Двум "спецам", продолжавшим избивать темноволосого пассажира, удалось-таки вытолкать его через открывшуюся дверь. Парень, так и не вернувший мне 700 рублей, но продолжавший стоять рядом со мной, поспешил присоединиться к своим дружкам. Однако не желая, вероятно, предстать перед пассажирами обыкновенным жуликом, он потребовал, чтобы и я покинул автобус вместе с ним. Громко, на весь салон, он выпалил, что отдаст мне сдачу только на улице. Демонстрируя решительность, парень, наделивший себя властью контролера, взял меня за рукав куртки. Я сбросил его руку. Парень снова схватил меня за рукав. Я опять попытался освободиться, но не смог даже пошевелиться: мою другую руку держал кряжистый мужик с многодневной щетиной, один из той парочки, которая только что истязала темноволосого пассажира. Хватка этого мужика была такой сильной, что моя рука сразу онемела. Мужик потащил меня к выходу, и я буквально скатился по ступенькам.
Автобус дал газ, оставив меня и избитого мужчину. "Хочешь, чтобы мы и с тобой расправились, как с этим грузинским полковником?" - гаркнул мне в ухо кряжистый. Этого я совсем не хотел. Избитый пассажир, который, как я узнал позже, действительно был полковником грузинской армии, уже поднимался с земли. Однако выпрямиться ему не дали. Парень, который так и не вернул мне 700 рублей, посчитал, что теперь настала его очередь поучаствовать в избиении. Он подскочил к грузину и попытался ногой ударить его в пах. Но не дотянулся. Зато кавказец вмазал обидчику по первое число по его мерзопакостной роже. "Контролер" упал, из его рассеченной губы потекла кровь. Было заметно, что в этот удар грузин вложил остаток всех своих сил. Он шатался, но и его мучители почти выбились из сил. Низкорослый стоял в стороне и разговаривал с кем-то по сотовому телефону. Он звал кого-то на помощь.
"За что вы его?" - спросил я того, кто вместе с низкорослым избивал грузина еще в автобусе. Повернув ко мне красное лицо, тип совершенно спокойно "разъяснил": "В Москве действительны только российские армейские документы. Этот грузин должен мне 38 тысяч рублей - такие деньги я получаю за поимку пассажира с подложными документами".
Просто поразительно, что на разборку псевдоконтролеров с грузином (о себе и не говорю) водители проезжавших мимо машин и их пассажиры не обращали никакого внимания. Неожиданно к нам подъехала машина с "мигалкой". Ее вполне можно было принять за милицейскую, хотя, собственно, надписи "милиция" на ней не было. Через минуту я понял: это и была подмога, которую вызвал низкорослый. Она состояла из двух огромного роста молодчиков, одетых в камуфляжную форму. Не торопясь, они вышли из машины и медленно двинулись по направлению к грузину, на которого вновь стали наседать мнимые контролеры. Один из молодчиков, поравнявшись с грузином, мгновенно развернулся и нанес ему удар в скулу. Грузин упал. Из его уха полилась кровь.

Прямо скажу - меня охватил ужас. Я уже не сомневался, что грузина убьют. И произойдет это на моих глазах. Я подбежал к молодчику, только что ударившему грузина, схватил его за руку и выкрикнул: "Подонок"!
Не глядя на меня, согнув руку, он резким движением локтя ударил меня в грудь. Сзади кто-то из псевдоконтролеров ударил меня по ноге. Я упал. Неожиданно ко мне подскочил небритый "контролер" и помог подняться. Заглядывая в глаза, он напомнил: "Грузин должен мне 38 тысяч рублей"! Затем, приблизив свое лицо к моему уху, предложил: "Расплатись за него, и мы от вас отстанем!"
Избитый лежал на земле. "Подмога", состоявшая из двух молодчиков, уже сидела в машине. Я достал кошелек. Там было триста долларов. "Возьмите!- сказал я небритому, - это всё, что у меня есть. Только не бейте его".
К моему удивлению, торга не было. Взяв валюту, небритый, который, вероятно, был за старшего, кивнул дружкам, и они втроем сели в машину, в которой их дожидались молодчики.
Оставшись наедине с лежавшим на земле грузином, я растерялся. Мне казалось, он не выживет. Но, к моему удивлению, он сумел подняться на ноги. На вид ему было около тридцати. Вид у парня был страшный. Я намеревался отвезти его в больницу, но он отказался, сославшись на отсутствие у него российского медицинского полиса. Конечно, надо было вызвать "скорую", но, как назло, из дому я уехал без "мобильника".

Грузина шатало, но он мог идти, опираясь на меня. Вместе мы прошли несколько сот метров до ближайших жилых домов. Там, у одного из подъездов, сидела сердобольная старушка, разрешившая избитому в кровь грузину привести себя в порядок в ее квартире. Затем она вызвала "скорую", приезда которой мы ждали довольно долго. Когда грузина укладывали на носилки, он хотел что-то сказать, но сквозь разбитые губы доносились лишь невнятные звуки. Когда ему стало ясно, что я его не понимаю, он протянул мне свое удостоверение. Оно тоже было залито кровью. Раскрыв его, я увидел слова, написанные по-грузински и по-английски, но разобрать ничего не смог.
Грузина увезли в больницу, а я поспешил в милицию. Там приняли мое заявление и даже составили протокол. Оказывается, случившееся, со мной и грузинским полковником в московском автобусе - дело вполне обычное для сегодняшней Москвы. В популярном "Московском комсомольце" за 25 ноября 2005 года (уже после происшедшего со мной) описан такой же случай, когда обнаглевшие контролеры (точнее - псевдоконтролеры) "обули" 57-летнего мужчину на те же 38 тысяч рублей. А ведь низкорослый требовал с грузина именно такую сумму. Как видно, цены у бандюг, выступающих под видом контролеров, стабильные.
Завершая рассказ о ситуации, в которую я попал в свой последний приезд в Москву, обращу внимание на следующее. В нынешней российской столице боятся террористов. Не раз и не два я встречал на улицах объявления, призывающие население к бдительности. При виде подозрительных предметов граждан просят незамедлительно сообщать о них в соответствующие службы (смотри фото).
Но как поступать в случаях, один из которых я описал выше? Куда обращаться? Почему добропорядочные граждане и пальцем не пошевелили, когда видели избиение человека? Боялись вмешаться или их смутила "мигалка" на машине, приехавшей на подмогу бандитам?
… Теперь я знаю, сколько стоит в современной Москве жизнь человека. Триста долларов. Точнее, триста долларов и семьсот рублей.

Вернуться на главную страницу


 

Российский патриотизм:
компенсация за комплекс неполноценности

Специально для "МЗ" -
Руслан ЛИНЬКОВ, Санкт-Петербург

Самая дешевая гордость - это гордость национальная. Она обнаруживает в зараженном ею субъекте недостаток индивидуальных качеств, которыми он мог бы гордиться;
… убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит.
А. Шопенгауэр

Для мировоззрения русских патриотов всегда была и остается характерной антагонистическая внутренняя противоречивость. Чтобы это обнаружить, достаточно сопоставить их базисные тезисы (аксиомы) и практическое развитие патриотической идеологии. Главные аксиомы: "Россия для русских", поскольку русские составляют абсолютное большинство населения (этот лозунг, по свидетельству генерального директора Центра этнополитических исследований (ЦЭПРИ) Эмиля Паина, поддерживают свыше 60% представителей этнического большинства и отстаивают свыше 200 общественных организаций).
"Русский народ - великий (самый великий в мире) народ", что развивается через ряд других аксиом: "Российская культура - самая великая мировая культура"; "Православие - самая великая и правильная христианская религия", "Русские - самый добрый и терпимый народ на свете". Казалось бы, процессы колонизации (и сохранения территории колоний) прямо противоречат идее "Россия для русских". Но нет, вся российская история свидетельствует о том, что патриоты, ратуя за "сохранение и развитие национальных границ" (т.е. за захват территорий других народов), одновременно обвиняли и обвиняют эти колонизированные, как правило, против их воли народы в нанесении вреда русским.
Есть и другое вопиющее противоречие. Хотя основной идеей русского патриотизма являются утверждения о величии русского народа и его доминировании, патриоты во всех бедах и проблемах своего народа традиционно обвиняют евреев и неких "жидомасонов" - теоретически трудноопределимую категорию. Но сложно вообразить, что могло и может подчинять элиту великого и могучего русского народа власти незначительного и ничтожного (с точки зрения патриотов) национального меньшинства - евреев, число которых в стране никогда не составляло и трех процентов от численности русских. К тому же права евреев и в Российской империи всегда, и большую часть времени существования СССР были значительно меньше, чем у русских. В империи - черта оседлости, процентная норма и т.д.; в Союзе - знаменитая "пятая графа", "пятая группа инвалидности".
В СССР, согласно опубликованным в "Известиях ЦК КПСС" данным, в структуре высшей партийной власти (члены и кандидаты в члены Политбюро (Президиума), Оргбюро и Секретариата ЦК КПСС) за период 1919-1990 гг. из 193 человек было 12 евреев (10 до 1929 года, 2 с 1930 по 1939, ни одного за следующие 40 лет). Притом что русских было 131,5 ("половинка" - это Фрунзе). А сегодня большинство евреев и большая часть евреев-"половинок" и даже "четвертинок" из России уехали. Оставшиеся в стране две с лишним сотни тысяч евреев - это, главным образом, пожилые люди, как правило, не говорящие по-еврейски и отнюдь не просионистски настроенные, т.е. фактически - русские интеллигенты. Потому невозможно представить, что евреи могли и могут иметь такое влияние в стране, в которой самый великий и могучий народ в мире составляет абсолютное большинство. И, наконец, если русские патриоты констатируют величие русского народа и одновременно его особую доброту и терпимость, то почему они так упорно призывают россиян к непримиримой борьбе с "русскоязычными" - вплоть до их физического уничтожения?
Эту синкретическую систему мышления русского патриота, которая строится на противоречащих друг другу вплоть до конфликта основных постулатах, можно назвать постмодерном "а ля рюс" или аграрным постмодерном. С одной стороны, в русском патриотизме доминирует система ценностей аграрного общества, с другой - в его идеологии присутствует плюрализм взаимоисключающих мнений, характерный для традиционного общества. Понять эту странную логику патриотической идеологии (которую в России традиционно называют женской) можно, лишь нарисовав культурно-психологический портрет типичного русского патриота и одновременно рассмотрев исторические корни русского патриотизма.
Сегодня главные задачи типичного русского патриота: доказывание величия России и борьба с ее врагами - "жидомасонами", американцами, кавказцами и многими другими. Патриот уверен, что весь западный мир ополчился на Россию и на него лично, а евреи - это главные эмиссары этого мира. А поскольку он, как правило, усердно поддерживает национальную традицию "На Руси есть веселие пити, нельзя без того жити", то его поведение подозрительно напоминает известный комплекс мании величия и мании преследования, который, как известно наркологам, присущ сильно пьющим. В то же время патриот как бы доказывает правоту знаменитого афоризма Шопенгауэра, поскольку парадоксальным образом всё, чем он так гордится как выдающимися свойствами русской нации, не принадлежит к его личным достоинствам.
Прежде всего, русский патриот при всей его гордости "великим и могучим" русским языком, как правило, и говорит, и пишет на упрощенном, грамматически и логически дефектном пиджин-языке. Язык зацикленных на патриотизме россиян сегодня развивается как совокупность слабо связанных с литературным языком сленгов различных профессиональных, социальных, возрастных групп, которые объединяет злоупотребление матом. В России роль мата особенно велика благодаря его крайне высокой экспрессивности, универсальности и удобности употребления при недостатке слов и мыслей, в том числе - в состоянии глубокого опьянения. Величие мата в том, писал Достоевский, что "можно выразить все мысли, ощущения и даже целые глубокие рассуждения одним лишь названием ... существительного, до крайности к тому же немногосложного". Эта доминантная роль мата как универсального суррогата литературного языка прямо демонстрирует реальное, а не декларируемое отношение патриотов к русскому языку. В результате употребление профессиональным патриотом вместо русского литературного языка разнообразных сленгов (в том числе просторечия, советского канцелярита и квазинаучного академита, набора религиозных и интеллигентских штампов и даже кальки с английского языка) и обязательно мата, делает для него принципиально невозможным выстраивание строгой логики доказательств. Но, учитывая принципиальную внелогичность патриотической идеологии, эта доказательность ему и не нужна. Ее прекрасно заменяет синкретическая мозаика патетических восклицаний, псевдоисторических фантазий, агрессивных обвинений, нереальных программ и т.д., и т.п. В результате главный вклад в русский политический язык всех представителей современного русского патриотизма (в широком смысле слова) - это формирование политических жаргонов как конструкторов из примитивных тезисов. Фактически это лозунги и призывы - глобально ксенофобные у национал-патриотов, державно-патриотические у державников, народнические у коммунистов и социалистов.
Идеологов патриотизма отличают длинные патетические рассуждения с крайне сомнительной логикой. Так, С. Белковский, державник с претензиями на глубокий интеллектуализм, пишет на жаргоне патриотических подворотен и не может протянуть логическую связь и на пару абзацев. Даже блестящий стилист Э. Лимонов безнадежно теряет литературный язык в своих политических эссе, превращая их в нудную смесь лозунгов и путаных рассуждений неизвестно о чем. Такое развитие патриотической идеологии в виде грубо-комплиментарной и ксенофобно-разоблачительной противоречивой риторики, сделало ее традиционным российским сугубо идеологическим способом самовыражения, доступным для всех и особенно популярным у людей малообразованных. Все это, возвышая патриотов в область больших идей, одновременно позволяет им уйти от проблем реальности - как страны, так и своих собственных.

Сегодня фактически все патриоты, независимо от уровня образованности и интеллекта, претендуют на роль глобальных идеологов, а все глобальные идеологи - на роль подлинных патриотов. При этом безмерный глобализм их идеологии не мешает патриотам быть противниками международной технологической глобализации. В мировом технологическом и политическом прогрессе российским патриотам нет достойного места, так как их протест против глобализации - это фактически протест люмпенов против профессионалов.
По сути российский "патриотизм" (националистического или коммунистического толка) смыкается с идеологией международного терроризма. Это реакция традиционалистского сознания на модернизацию по западному типу, крайним проявлением которой и является фундаментализм, причем вовсе не обязательно исламский - он может быть и православным, и коммунистическим. При этом отечественный патриотизм наряду с алкоголем стал национальным наркотическим средством. Вышеописанная специфика идеологии патриотической элиты во всех ее ипостасях - державники, коммунисты, прочие партии и движения с лейблом "патриотические" - и ее электората, позволяет многим политикам легко скользить из одной структуры в другую. Достаточно слегка обновить жаргон и предложить новую популистскую идейку, и вот он уже идеолог новой патриотической партии. Как только ставший великим патриотом Сергей Глазьев предложил взять природную ренту у олигархов и раздать народу, его электорат тут же забыл, как он был рьяным демократом и несколько лет трудился чиновником демократического правительства, даже экономическим министром побывал.
В то же время, хотя русский патриот показательно гордится русской культурой, ее влияние на него и его личный вклад в эту культуру, увы, не слишком значительны. Как он ни гордится Пушкиным и Лермонтовым ("русскоязычными", а не русскими в его терминологии), Гоголем и Достоевским, Толстым и Чеховым, Соловьевым и Бердяевым - но и идеи патриота, и его речь весьма далеки от классиков. Источники мировоззрения даже образованного русского патриота - это черносотенная идеология "русскоязычных" руководителей и покровителей Союза русского народа (Плеве и наиболее одиозные представители царской семьи с ее многочисленными женами-немками), это расистские идеи совсем не русских идеологов национал-социализма, это людоедские принципы тоже отнюдь не русского по происхождению Иосифа Джугашвили, это длинные, логически слабо артикулированные тирады отцов церкви и т.д., и т.п. Все это разбавляется случайными и сомнительными знаниями из истории и объединяется множеством патриотических аксиом, которые для истинного патриота по определению не нуждаются в обосновании.
Создается впечатление, что русские патриоты просто неспособны не только создавать, но даже усваивать русскую культуру - она для них слишком сложна и - употребляя их собственный жаргон - слишком "духовна". В результате в доступной для заядлых патриотов "культурной сокровищнице" - только однодневки ("шедевры" соцреализма, нудные патриотические романы, примитивные боевики и детективы).
Трудно обнаружить следы вклада заядлых патриотов и в отечественные научно-технические достижения. Видимо, существует некая закономерность: выдающимся россиянам некогда, незачем, да и неинтересно бороться с "врагами русского народа" и вынюхивать следы "жидомасонов". А активным русским патриотам некогда, незачем, да и никак не получается оставить свой след в том, чем они так гордятся в соответствии с известным русским народным принципом "мы пахали". Зато в людоедской политике советской власти и в маразматических антинаучных достижениях роль патриотов крайне велика. Так, среди предшественников современных русских патриотов - советских русофилов-ксенофобов - преобладали крайне успешные совковые карьеристы - высокопоставленные советские чиновники и партийные деятели, психологию которых хорошо описывает известная песня: "Мы не пашем, не сеем, не строим, мы гордимся общественным строем". В советские времена писатели-патриоты (по их мнению, "великие писатели земли русской") очень хорошо оплачивались властью и не брезговали доносами в партийные органы на более популярных, чем они, писателей, не говоря уже о "разоблачительных" выступлениях. Вряд ли кто-то может сегодня вспомнить научные достижения тех, кто разоблачал "врагов народа" в науке и занимал их лаборатории.
Вот один из парадоксов культурных предпочтений патриотов - немалая часть того, чем они гордятся как великим русским кино, создана "русскоязычными" Эйзенштейном, Роммом, Параджановым. То же самое относится и ко многим из тех реально патриотических песен, которые патриоты так любят петь во время застолья - увы, они тоже написаны "русскоязычными" композиторами и поэтами. И даже самый патриотический из всех великих русских композиторов - А.П. Бородин - сын грузина. И по сей день среди известных на весь мир россиян отсутствуют профессиональные русские патриоты, зато по-прежнему много русскоговорящих. Видимо, сохраняется главный принцип - одним некогда быть профессиональным патриотом, другим некогда делать что-то серьезное в профессиональном отношении.
Современный русский патриотизм - это развитие традиционного для России способа компенсации комплекса неполноценности большинства жителей, сложившегося как результат их нереализуемых личных претензий. Поскольку в экономически и политически отсталых государствах с традициями тоталитарной власти невозможно удовлетворение даже части естественных и законных претензий большинства населения, то результатом становится массовая фрустрация, которая, как правило, переходит в агрессию. В то же время традиционным способом канализации этой агрессии и, соответственно, компенсации фрустрации, становится ксенофобный ура-патриотизм. Истоки современного русского патриотизма следует искать в национальной истории, когда столетиями именно ксенофобный ура-патриотизм (великодержавность, народность и борьба с врагами народа) в самых различных формах, вместе с массой нереальных обещаний, предлагался русскому народу, как своего рода панацея от всех его бед. Именно этот патриотизм традиционно играл и играет роль специфического идеологического занавеса над реальной деятельностью власти в собственных интересах. Создается впечатление, что современные русские патриоты - это задержавшиеся в своем интеллектуальном развитии люди, наивно принимающие за реальность все те сказки, в том числе и детские ксенофобные страшилки, которые им рассказывают их вожди и идеологи.
Специфику российской власти отметил Василий Ключевский, упомянув, что когда в XVI-XVII веках государства Западной Европы расставались с феодальным образом жизнедеятельности, Россия "не участвовала во всех этих успехах, тратя свои силы и средства на внешнюю оборону и кормление двора, правительства, привилегированных классов с духовенством включительно, ничего не делавших и неспособных что-то сделать для экономического и духовного развития народа" (Курс русской истории, М., 1988, с.243).
Такого же рода стиль деятельности власти сохранялся и в дальнейшем. Так, в конце XIX века российская государственная власть в результате неограниченного вывоза закупленного по крайне низким ценам зерна, фактически организовывала повторявшийся примерно каждые десять лет голод, уносивший сотни тысяч жизней. Вспомним циничное выражение тогдашнего министра финансов России И.А. Вышнеградского, известного своей выдающейся корыстностью, - "не доедим да вывезем". Затем эту античеловеческую практику продолжили и развили большевики - организовав голод на Украине. Лозунг, правда, был уже другой - "затянем пояса" и проведем индустриализацию.
Конечно, нельзя сказать, что российские патриоты-идеологи "недоедали", а советские коммунистические лидеры "затягивали пояса". Все это лишь иллюстрирует афоризм Ключевского "Государство пухло, а народ хирел". Неслучайно базисом российского патриотического сознания была и остается борьба не "за", а "против". Вера патриотов в великодержавность России обосновывается, главным образом, ее достижениями в расширении своей территории и силового влияния. А потому в сознании патриотов агрессия и ксенофобия приобретают квазипозитивный смысл. В то же время патриоты упорно уходят от проблемы перманентного критического отставания России во всех направлениях политического, технологического, социального и культурного развития, что противоречит интересам всего населения.
Если перечислить главные достижения в политическом прогрессе и научно-технологическом развитии мира, то окажется, что и Россия, и СССР далеко отставали от мировых лидеров - Великобритании, США, Франции. Разве что Советскому Союзу удалось ненадолго опередить конкурентов на некоторых направлениях в освоении космоса. Даже атомную бомбу СССР не смог создать сам. В сущности, для мышления российских (а в свое время и советских) патриотов всегда были характерны внетехнологичность (в широком смысле слова) и одновременно пренебрежение к цене любого решения для собственных граждан. Это позволяло патриотам строить нереальные стратегические планы, принимать нерациональные решения, гордиться несуществующими достижениями. Символом советского "патриотизма" стала авария в Чернобыле, которую власть попыталась представить как трагический подвиг сотен тысяч людей.
Результат такого развития русского патриотизма: главным фундаментом государства было и остается стремление и народа, и власти отстоять свои особые права. Для народа - это право не отвечать за свою судьбу самим, а требовать достойного уровня жизни от власти. Для власти это означает бесконтрольность, дающую фактическую возможность сохранять всю технологическую и правовую отсталость России, не развивая страну по общим нормам демократического мира в интересах всего населения. Оказалось, достаточно придать отсталости статус ценного национального достояния - "особого пути России", и сразу можно гордиться неполноценностью страны в сфере экономического и технологического развития и низким уровнем благосостояния большинства граждан. Державность, соответственно, понимается как использование производительных сил страны преимущественно для непроизводительных сфер - содержания армии и власти, расширение влияния России в мире через страх перед ее оружием и т.д., и т.п.
При этом ни патриотизм, ни державность, ни даже коммунистические и социалистические убеждения не мешают политической и чиновничьей элите и церковным иерархам использовать технологические достижения "врагов" России (лучшую бытовую технику и шикарные иномарки), покупать квартиры и особняки, а чиновникам - непрерывно повышать себе оклады, красть бюджетные деньги, брать взятки. Наши главные патриоты сегодня - коррумпированные политики и чиновники, наживающиеся на криминале силовики и даже непосредственные представители криминала. Именно они предлагают рядовому человеку, как всегда, потерпеть и подождать "с верой в особый путь России". Может, и простым людям достанется то, что патриоты уже имеют сегодня. Народ, как и всегда, продолжает верить, терпеть и ждать, утешаясь водкой и патриотической риторикой.
Конечно, взрослые люди имеют право на свой выбор - и должны сами нести ответственность за него. Поэтому главная трагедия, которую сегодня несёт России русский патриотизм, относится уже не только к настоящему страны, но к её будущему. В его ксенофобную идеологию, а нередко и в квазипатриотическую криминальную деятельность всё более вовлекается молодежь. Лидеры патриотов в своих интересах используют неизбежные в переходный для России период проблемы подрастающего поколения. У многих молодых людей их нереальные амбиции разогреты рекламой и патриотической идеологией, профессионализм низок, будущее неопределенно, а роль старшего поколения, как определителя позитивного выбора в их жизни, крайне невелика. Патриоты предлагают этим, фактически уже деклассированным членам общества, реализовать их фрустрацию в ксенофобную агрессию, придав ей красивую оболочку защиты русского национального достоинства. В результате они готовят молодых людей к роли асоциальных хулиганов-люмпенов и даже прямо превращают их в преступных исполнителей злой воли идеологов. Тем самым, эти молодые люди переходят границу преступного поведения, когда из маргиналов они превращаются в преступников и одновременно, учитывая незащищенность молодого организма, в алкоголиков и наркоманов. Падает средний возраст преступников и растет число уголовных преступлений (в том числе и насилия над женщинами). Катастрофически растет количество одиноких матерей, неполноценных благодаря пьяному зачатию, и брошенных детей, больных венерическими болезнями и СПИДом. В итоге, зараженные ксенофобным патриотизмом молодые люди не только теряют возможность играть самостоятельную и позитивную роль в обществе, т.е. быть полноценными профессионалами и законопослушными гражданами, но несут этому обществу прямую угрозу. В то же время для большинства лидеров патриотизма их идеология стала высоко оплачиваемым и безопасным бизнесом.
Сегодня прогрессивный рост числа молодых хулиганствующих патриотов, которых поддерживают, обучают, вдохновляют профессиональные ксенофобы, в том числе и представители силовых структур, - одна из самых важных политических проблем России. Большинство молодых людей, попавших в сети патриотов-ксенофобов, фактически уже никогда не смогут стать полноценными гражданами России. Такое воспитание лишает позитивного будущего и всё большее число молодежи, а во многом и саму Россию, поскольку с нею прямо связаны ее перспективы.

Вернуться на главную страницу


Елена Боннэр:
"Я - человек из ХХ века"

Выступление в Фонде принца Астурийского на церемонии памяти
выдающихся людей ХХ века. Зал Принца Фелипе Oвиедо,
Астурия, Испания, 24 ноября 2005 года

Дамы и господа, я благодарю за возможность выступить здесь, и сожалею, что не могу быть вместе с вами.
Для меня этот вечер связан с прошлым. Летом 1989 года в Кембридже проходила церемония присуждения почетных докторских степеней Королеве Испании Софии и моему мужу, академику Сахарову. И я имела честь двухдневного общения с королевой, с ее дочерью и сестрой.
Меня очаровала демократичность королевы, и поразил ее искренний интерес к научной судьбе моего мужа и к его идеям. Что это не слова вежливости, подтвердила ее обмолвка. Королева с юмором призналась, что присуждение степени ей планировалось в другое время, но она просила, чтобы это произошло одновременно с Сахаровым. А ее сестра очень тепло отозвалась о моей книге "Дочки-матери", которая позже была переведена на испанский язык.
И сегодня по приглашению ее сына Принца Астурийского в этом зале встречаются люди из многих стран. Ученые, художники, писатели, музыканты, верующие, атеисты, агностики, пацифисты и те, кто не отрицает насилие, общественные деятели или ушедшие в свою частную жизнь.
Я не очень поняла, по какому принципу присуждаются премии, но поняла, что этих разных людей объединило стремление - отдать долг благодарной памяти тоже очень разным выдающимся людям ушедшего столетия.
Они остались в нашей совокупной памяти, потому что их жизнь, их труд и творчество, их идеи обогатили все человечество. Сохраняя их наследие, распространяя знание о нем, просто напоминая о них, мы продолжаем наращивать это духовное богатство. И в этом я вижу миссию и цель деятельности Фонда принца Астурийского.
Век ХХ был веком двух мировых войн, веком чудовищных геноцидов: ГУЛАГа и печей Освенцима, Хиросимы, геноцида армянского, камбоджийского, боснийского, чеченского народов и веком множества менее известных геноцидов.
Но это был также век потрясающих достижений в нашем познании Вселенной и Человека в ней. Век Космоса и компьютера, тысяч авиалиний, опоясывающих маленькую планету Земля, век генома человека, антибиотиков и вакцин.
И я - человек из ХХ века, участник и инвалид 2-ой мировой войны, в день, когда с ощущением счастья сменила военную форму на простое женское платье - была уверена, что мир, достигнутый столь дорогой ценой, никогда не будет нарушен и человечество достигнет многого в своем развитии.
Но я не могла даже отдаленно представить себе, что ХХI век (я не полагала, что мой личный век будет таким долгим) окажется столь же и даже более жестоким и кровавым. Я думаю, что наша общая задача - бережно выбрать из наследия людей ХХ века всё то, что поможет нам и нашим детям найти новые пути для решения тех сложных и во многом трагических проблем, ставших перед человечеством в ХХI веке. Тридцать лет назад Андрею Сахарову была присуждена Нобелевская премия мира. В определении Нобелевского комитета было сказано:
Sakharov's fearless effort in the cause of peace among mankind serves as a mighty inspiration to all true endeavors to promote peace. Uncompromisingly and forcefully, Sakharov has fought not only against the abuse of power and violations of human dignity in all its forms, but also for the ideal of a state founded on the principle of justice for all. In convincing fashion Sakharov has emphasized that the individual rights of man can serve as the only sure foundation for a genuine and long-lasting system of international cooperation. … For him, it is a fundamental principle that world peace can have no lasting value unless it is founded on respect for the individual human being in society.
Сахаров считал, что соблюдение прав человека во всех странах является главной основой для демократии, экономического развития и сохранения мира. Он писал: "Человечеству угрожает упадок личной и государственной морали, проявляющийся уже сейчас в глубоком распаде во многих странах основных идеалов права и законности, в потребительском эгоизме, во всеобщем росте уголовных тенденций, в ставшем международным бедствием националистическом и политическом терроризме, в разрушительном распространении алкоголизма и наркомании".
Он неоднократно предупреждал об опасности роста терроризма, тогда провоцируемого и поддерживаемого СССР, сегодня угрожающего уже самому существованию современной цивилизации. А новейшая его форма - шахидизм - приняла характер пандемии, несравнимо более опасной, чем "птичий грипп".
И я считаю, что шахидизм должен быть осужден ООН и признан новым оружием массового поражения. Соответственно, те, кто готовят шахидов, кто оплачивает семьям шахидов их лже-подвиг, должны быть признаны ООН совершающими преступление против человечества. Это относится и к Саддаму Хусейну, выплачивавшему по 25 тысяч долларов семьям шахидов.
И не надо никаких дополнительных судов и трибуналов. Преступления против человечества раз и навсегда осуждены Нюренбергским трибуналом.
От шахидизма исходит и другая опасность, кроме прямого уничтожения многих людей. Он разрушает у молодых поколений естественное для человека уважение к жизни как таковой. А без такого уважения (несмотря на все войны, которые пережило человечество) невозможна наша цивилизация.
Сегодня, если довести эту мысль до логического конца, - или шахидизм победит цивилизацию, или цивилизация через все сложности и политкорректность должна найти в себе силу и мужество победить шахидизм. И шире - победить терроризм, как таковой.
Сахаров неоднократно писал о Ближнем Востоке, и его кредо было "Арабы должны ясно и недвусмысленно декларировать, что они признают право Израиля на существование в пределах границ, гарантирующих его безопасность, основные экономические интересы и будущую иммиграцию <…> На совести всего человечества - гибель евреев от нацистского геноцида во время Второй мировой войны. Мы не можем себе позволить повторение этой трагедии сегодня".
Cегодня Запад пожинает горькие плоды своей беспечности по отношению к проблеме нефтяной зависимости. Сахаров eще в 1977 году в статье "Ядерная энергетика и свобода Запада" предупреждал об этой опасности. Он считал, что опасность ядерной энергетики преувеличенa, но государства не должны экономить деньги на ее безопасности. А атомные станции должны строиться под землей, что сделает их практически безопасными, а также защитит от террористов. И решение проблем третьего мира - проблем бедности, голода, болезней, междуусобных войн - не может быть осуществлено путем простого вливания денег. Неудержимый рост цен на энергоносители уже значительно сказывается на экономике и уровне жизни в развитых странах, а бедным странам с этой тенденцией грозит катастрофа.
Но свои основные надежды в области энергетики Сахаров связывал с решением проблемы управляемой термоядерной реакции. Недавно во Франции создан международный научный центр для развития идей Токaмака.
Пионерские идеи в этом направлении принадлежат Сахарову в соавторстве с Игорем Таммом. (Мое письмо об этом будет опубликовано в декабрьском номере журнала Physics Today.) Сахарова часто называют отцом советской водородной бомбы, но мало кто знает, что он в какой-то мере и отец мирного термояда. А о бомбе он говорил (и считал до конца своих дней), что это оружие сдерживания. И именно наличие ядерного оружия у предполагаемых противников более полувека в период "холодной войны" сдерживало мир от большой ядерной войны. Можно спорить о том, прав ли он был. Но у нас нет возможности (и это хорошо) доказать его правоту экспериментом.
Я смогла очертить в этом выступлении очень бегло только некоторые идеи и мысли Сахарова, важные сегодня, и ни словом не коснулась России. Она, едва вступив на путь демократического развития в конце 80-х и начале 90 годов, в последние пять лет свернула с этого пути. Сегодня она никак не является государством демократическим. Это государство, где нет честных выборов, где разрушена конституция, ликвидирован двухпалатный парламент, разрушен суд. И главные нарушители Закона и Права - государство и его чиновники.
Такая тенденция развития России за внешними проявлениями партнерских отношений с демократическими странами делает ее реально опасной для них, так же, как был в своей внешней политике опасен СССР.
Мое выступление получилось не очень оптимистичным, но в этом отражен принцип Сахарова - быть во всем честным. Он считал, что "в конечном итоге нравственное решение и в жизни, и в политике является самым прагматичным" и что "любая ложь навсегда должна быть изгнана из нашей частной, общественной и политической жизни".
Недавно в США издана книга "The KGB File of Andrei Sakharov", созданная на основе документов, хранящихся в Сахаровском архиве Гарвардского университета. Ее основная ценность в том, что она наглядно демонстрирует, как органы безопасности на лжи формируют взгляды руководителей государства. И это очень опасно не только для тех, о ком лгут, но для всего населения страны.
Как бы в противовес документам КГБ, в Москве в мае к 85-летию Андрея Сахарова выйдут в свет 8 томов его сочинений, в составе которых том ранее не публиковавшейся его публицистики и три тома его дневников.
Три последних года я работала над дневниками, и сложилось произведение, которое я назвала "Роман-документ". Получилась удивительная книга, редкая по степени духовной открытости, разрушающий многие мифы, сложившиеся вокруг фигуры Сахарова. И грустный роман о счастливой любви, написанный с абсолютной искренностью. Надеюсь, западные издатели (правда, я еще не вступала с ними в контакт) скоро тоже донесут его до своих читателей.
А закончить я хочу добрыми пожеланиями присутствующим здесь и словами Сахарова, адресованными всем жителям нашей планеты: "…другие цивилизации, в том числе более "удачные", должны существовать бесконечное число раз на "предыдущих" и "последующих" к нашему миру листах книги Вселенной. Но все это не должно умалить нашего священного стремления именно в этом мире, где мы, как вспышка во мраке, возникли на одно мгновение из черного небытия бессознательного существования материи, осуществить требования Разума и создать жизнь, достойную нас самих и смутно угадываемой нами Цели".

Публикация: Музей и общественный Центр
имени Андрея Сахарова, Москва

Вернуться на главную страницу


Апартеид наизнанку

Не ходите, дети, в Африку гулять!
В Африке акулы, в Африке гориллы,
В Африке большие крокодилы …
К. И. Чуковский

Мне давно хотелось нарушить совет Чуковского и побывать в Южно-Африканской республике - ЮАР. Это желание не связано с экзотикой тамошней природы или особенностями старинного быта местных племён. ЮАР привлекала меня как страна, где более полувека назад возник апартеид и сооружались бантустаны, страна, чёрное население которой, составляя абсолютное большинство, вело в конце 60-х борьбу под лозунгом "Власть - чёрным".
Чёрные в ЮАР имели своего Ленина - Нельсона Манделу, этакого избавителя и вдохновителя угнетённых, первоначально скромного и "простого, как правда". Апартеид в ЮАР был безоговорочно осуждён либеральной общественностью, которая добилась международного бойкота этой страны, что, в конечном итоге, заставило белое руководство передать власть большинству, т.е. чёрным.
Вершиной торжества либерализма стала отмена законов апартеида, уравнивание в правах белых и чёрных при президенте де Клерке (белом), который "добровольно осознал" необходимость передачи власти Нельсону Манделе. Взаимные усилия этих двух деятелей были вознаграждены Нобелевской премией мира, по её обычаю - уже за многообещающее начало.
У меня вызывал интерес и тот факт, что во времена апартеида хозяйственное и научное развитие страны достигло очень высокого уровня. Первая пересадка сердца человека была осуществлена Кристианом Барнардом в клинике Кейптауна. Мировую известность получили работы крупнейшего физика-теоретика Стэнли Мандельштама из университета Йоханнесбурга. Такие работы требуют творческой атмосферы и понимающего окружения, что плохо вяжется с порабощением большинства лишь на основе цвета кожи.
Несомненно, апартеид плох. Но цель данных заметок - не в констатации очевидного факта, а в описании того, пусть не всеобъемлющего, а частного, к чему привела победа над ним, чем обернулась "власть - чёрным".
Пример ЮАР играет особую роль для Израиля. Именно в "апартеиде коренного населения", исконных "хозяев земли", захваченной пришельцами-евреями, левые либералы обвиняют Израиль. Не случайно, к примеру, либеральная профессура добивается установления всеобъемлющего международного бойкота Израиля по примеру ЮАР, а пока это им не удаётся - стараются бойкотировать его научные учреждения.
Замечу, что я никаких, даже малейших признаков апартеида в Израиле не вижу. Смешно и нелепо сравнивать жителей автономии, годами приучаемых своими вожаками ненавидеть, стрелять и взрываться, с чёрными в ЮАР. Не было, и нет в Израиле законов, подобных апартеиду. Десять университетов и колледжей, построенных Израилем в автономии (из которых, увы, вышло немало террористов-самоубийц) показывают, что арабское население автономии имеет все возможности получать образование. Не было и нет где бы то ни было в нашей стране запретов типа "арабам вход запрещён". Разумеется, блокпосты на дорогах, призванные препятствовать перемещению террористов в Израиле, элементом апартеида не являются. Не прогоняли в Израиле арабское население с их земель. Но "отсутствие наличия" апартеида в Израиле не снижает накала либеральных страстей в борьбе с ним.
Борьбу эту ведут духовные дети тех, кто организовывали бойкоты в ЮАР, тех, кто, круша апартеид, разрушил, в большой мере, и то полезное и достойное, что было в той стране. Стоит помнить, что среди защитников коренного населения, проектировщиков новой и разрушения старой ЮАР, было немало евреев. Многие либералы-евреи защищали "власть - чёрным" с тем же бездумным разрушительным упорством, с каким их духовные дети сегодня защищают арафатовщину.
Мой интерес к ЮАР подхлёстывался и тем, что примерно три года назад в Дурбане, втором по величине городе этой страны, ООН провела международную конференцию по борьбе с расизмом и империализмом, которая превратилась (или была намеренно превращена?) в анти-израильский и антисемитский шабаш - столь наглый, что даже прибывшие атаковать "империализм" Израиля евреи - "борцы за счастье обездоленных" - оказались под огнём, просто как евреи. Впечатляющие детали происходившего я узнал от участника этой конференции, покойного профессора Гиренко.
Словом, когда я получил приглашение поехать в этот самый Дурбан на Американо-африканскую конференцию по физике взаимодействия излучения с веществом, я долго не раздумывал. Тем более, что перелёт шёл с обязательной посадкой в Йоханнесбурге, или Йобурге, как там его называют. А ведь оттуда - считанные километры до Соуэто, где зачиналась "власть - чёрным". Было просто необходимо остановиться на пару дней в Йобурге, и, пусть бегло, но увидеть всё своими глазами. Гостиницу, я считал, надо взять в центре, а оттуда язык и ноги доведут, куда надо и куда хочется. Но привычный поиск в Интернете ничего не дал, - не было указаний на гостиницы в центре, а всё лишь - в живописных пригородах на севере большого Йобурга. "Ну, ничего, местные участники конференции подскажут прямо на месте", - решил я.
Первая подсказка пришла вскоре. А пока, по прилёте в Дурбан, из гостиницы мы сразу пошли к очень близкому Индийскому океану: от него нас отделяло метров триста. Предупреждения служащих - "снимите часы и серьги, и не берите камеру" - моя жена и я просто пропустили мимо ушей.
Пляж замечательный, рядом - отличные бассейны, где резвились дети бывших угнетённых. А где же дети угнетателей, число которых составляет 15% всего населения? Их не было совсем. Но ведь с апартеидом покончено, и все живут мирно, бок о бок?
С этими мыслями мы шли уже от пляжа по главной улице Дурбана. Народу - полно, но всё без цветовых вариаций. Город как город. Набережная - океан, пляж, полоса гостиниц - "величественная миля", - как зовут её путеводители - вполне красивы. Главная улица - уже так себе. Нам это понятно: ведь страна лишь разгибается (правда, уже больше десяти лет) от гнёта. Просто из любопытства сворачиваем налево, заходя по пути в магазины. Остановились перед светофором, ожидая зелёного. И тут мне показалось, что кто-то обнял меня за поясницу, а уже через мгновение обе мои руки были крепко схвачены. Однако "улов" нападающих был мизерным. Атакующим сзади, в два часа дня, пришлось удовлетвориться стеклом тёмных очков, которое грабители, убегая, выбросили.
Тут же появилась пара полицейских, чёрный и белый. Как они объяснили нам, им сообщили, что белые ходят не там, где следует(!). "Как вы? Что у вас украли? Вообще, что вы тут делаете? Это плохой район. Мы вас отвезём в гостиницу", - быстро говорили они. Наш вопрос о том, где "не плохие" районы, они пропустили мимо ушей, а преследовать налётчиков или опрашивать многочисленных свидетелей просто не стали. Я сказал, что мы уйдём сами, и один из полицейских с чувством пожал мне руку.
Сразу скажу: происшедшее - не единичный случай. Через несколько дней наша группа из пяти человек решила пройти этак метров 700 из отличного банкетного зала в центре города в гостиницу. К тому времени мы уже точно знали, что "виновники апартеида", т.е. все, кто не были его жертвами, по одному или вдвоём ходить по центру города вечером или даже днём - не должны. Однако пока не попробуешь - не поверишь. Было девять часов вечера. Небольшая порция вина вселяла энтузиазм. Словом - пошли.
Первая (вероятно - пробная) атака произошла в ста метрах от банкетного зала. Мы её не поняли (всё-таки впятером!) и продолжили движение по главной улице к океану - посмотреть на него в последний вечер. Вероятно, за нами следили. И вот, когда до специально охраняемой зоны прибрежных отелей оставалось метров 150, преследователи нас атаковали. Случайно объектом атаки стал белый либерал, противник апартеида, сторонник отдачи "палестинских" территорий, строгий судия поселенчества и религиозного диктата в Израиле. Ему приставили нож к боку, но он успел увернуться. Тут же нас окружила группа подозрительных людей в униформе, заявивших, что они - некая служба безопасности. Однако ловить нападавших они отказались под тем предлогом, что "всех не переловишь".
Среди нас мнения разделились, - "рабы советской системы" считали, что надо идти далее, как решили, т.е. пешком, проявляя присутствие духа. Американские либералы же не хотели рисковать ещё одной личной встречей с теми, кого так хорошо понимали и защищали заочно. Действовал вьетнамский синдром. Либералы были в большинстве, и, повинуясь принципам демократии, последние пятьсот метров к подъезду гостиницы мы проехали на такси.
Впрочем, и это происшествие оказалось не уникальным: двое из небольшой немецкой группы на международной конференции "Физика и возобновляемые ресурсы" были ограблены чуть более успешно. Нападения, как принято у хищников, всегда происходили сзади. Приведенные факты без полицейской статистики создали личное ощущение того, "кто в доме хозяин". Я думаю, что нападения имели цель показать это, а не обеспечить заработок нищим.
К моменту выяснения этого вопроса мы уже получили информацию о Йобурге: в центре города ни жить, ни ходить "виновникам апартеида" нельзя. Можно остановиться лишь в пригороде, лучше в самом спокойном из них - Сэндтоне. А оттуда - перемещаться в своих машинах, на такси или в туристских автобусах, поскольку обычные автобусы, маршрутные такси и пригородные поезда - всё во власти бывших "жертв апартеида". Ими полностью захвачены центры городов. Они же, эти "жертвы", очень нетерпимы к непорядку - к примеру, недавно сожгли несколько опаздывавших поездов, что, по сообщённому главной ЮАРовской газеты "Звезда" мнению министра транспорта, просто не хорошо.
В той же газете я прочитал сообщение о выступлении замминистра геологии в парламенте. Она обвинила в "белом грабеже" ведущие промышленные компании страны, к примеру, алмазный гигант Де Бирс, которые берут в администрацию в основном белых и вывозят свои капиталы за границу. "Вы хотите войну? Вы её получите!", - заявила замминистра. При этом деловые качества тех, кого компании приняли на работу, даже не обсуждались. Отмечу, что замминистра ничего не сказала об описанном выше "чёрном грабеже". А именно он, как мне представляется, есть причина оттока капитала, связанного с отсутствием ощущения безопасности для тех, кто оказался "виновником апартеида". Коротко говоря, белые не хотят становиться жертвами разгулявшегося апартеида наизнанку.
Прогуливаясь вблизи гостиницы и во время экскурсий по городу, мы обратили внимание на то, что даже в безопасных районах буквально все дома окружены высокими каменными заборами, по верху которых идет мотки колючей проволоки и ряды проводов под током. Тут и там видны камеры видеонаблюдения. "Почему у вас такие заборы и двойные решётки на окнах и дверях?", - спросили мы через ворота из пятисантиметровых железных прутьев у двух обедающих на лужайке молодых людей. "Но ведь это Южная Африка, самая большая в мире тюрьма", - ответили они.
В Дурбане, Йобурге, Сэндтоне на заборах и стенах абсолютного большинства домов мы видели надписи "Armed response" - по смыслу, "вооружённый отпор" (для примера см. фото автора) и название охранной фирмы из нелиберальных, как видно, частей Европы и США, которые этот отпор организуют. Проезжая центр Йобурга, причём без остановок (опасно!), среди толпы праздношатающихся мы не заметили ни одного белого.
Интересно, что заборов и надписей "Armed response" не было только в богатой части в целом легендарно нищего, чёрного Соуэто. Гид просто объяснил ситуацию: "Здесь того, кто залезет в любой из этих домов, поймают, забьют камнями, обольют бензином и сожгут. Полицию вызовут лишь убрать труп. От неё не ждут защиты. Вы же, белые, звоните в полицию и упрашиваете её вас защитить". Очевидно, этот урок полезно иметь в виду отнюдь не только в рамках противостояния, имеющего место в ЮАР.
Изложенное в этой статье не есть сбалансированная оценка процессов, происходящих в ЮАР. Ни в малейшей мере у автора нет желания преуменьшить впечатляющие, с учётом реальных обстоятельств, научные достижения африканских коллег любого цвета кожи или игнорировать очевидный размах строительства в стране. Но и то, что описано выше, невозможно игнорировать, считая лишь мелкими, преходящими трудностями большого процесса переустройства общества. Противостояние в стране имеет расовые корни. Роль религии, в первую очередь конфликта христианства с мусульманством, здесь представляется пока не очень существенной. Но и не заметить в Дурбане, во всю стену многоэтажного дома огромного, начертанного светящимися буквами лозунга "Коран - это последний завет", было бы странно.
Определённый интерес представляет вопрос, а как обстоит дело с нищетой коренного населения, во имя уничтожения которой объединёнными усилиями "либералов всех стран" бойкотировали Южную Африку? Советую посмотреть Соуэто. Такой нищеты мы не видели нигде. Конечно, всегда можно сказать, что демократия чёрных молода, и потому объяснять видимое можно тем, что ещё, мол, кое-что не успели, что не всё сразу делается, что столетия страшного наследия за десяток лет не перечеркнёшь. Как пелось в адрес критиканов в другой стране, в иное время и по отличающемуся поводу: " Ведь прошло лишь, гад, всего полсотни лет, а уж каждый третий сыт, обут, одет". А тут всего двенадцать лет. Так что можно обождать, сидя за пределами ЮАР или, на худой конец, внутри, за высоким забором с колючей проволокой и в постоянной готовности к "аrmed response". Идея этого стоит. Бесчинства сброда всегда можно объяснить его угнетением, разочарованием, экономическим неравенством, отсутствием заботы со стороны жертв бесчинств.
"Это - наши дети", - сказал президент Франции о беснующихся в Париже молодых погромщиках. Возможно, сброд, правящий послеапартеидный бал в центрах Йоханнесбурга, Дурбана и т. д., - тоже его дети? Кто знает …
Апартеид наизнанку - это то, что либералы уготовили Израилю. Изгнание поселенцев из Газы - важный шаг в данном направлении. Но будущее, в котором нормальные люди живут за заборами, а сброд гуляет на свободе, не привлекательно для свободных. Такого развития событий допустить нельзя.

Мирон Я. АМУСЬЯ, профессор физики,
Иерусалим - Дурбан - Сэндтон - Иерусалим

Вернуться на главную страницу


Сегодняшняя Россия и уроки "Хрустальной ночи"

Юрий ВДОВИН, Санкт-Петербург

В ночь с 9 на 10 ноября 1938 года антисемитизм "тысячелетнего рейха" дал свой страшный и ядовитый плод: по всей Германии прокатилась волна чудовищных еврейских погромов.
Ничего подобного не происходило даже в средние века! Этому предшествовала многолетняя пропагандистская компания государственного антисемитизма.
1 апреля 1933 года был объявлен экономический бойкот всех еврейских предприятий. Через газеты, радио и публичные митинги обществу разъяснялось, что оно должно защищаться от евреев с помощью бойкота их магазинов, фабрик, адвокатской и врачебной практики.
10 апреля, после объявления бойкота, был опубликован закон об увольнении с государственных должностей всех "неарийцев". Адвокаты, врачи и лекторы университетов, которые не были христианами в третьем поколении, также подлежали отстранению от работы.
10 мая на улицах Берлина был устроен костер из книг еврейских писателей. Были сожжены также сочинения неугодных писателей, не бывших евреями. Такого представления Европа не видела со времен средневековья.
Евреев избивали прямо на улицах. Уважаемых граждан-евреев унижали и заставляли выполнять презираемые работы. Учителя подвергали школьников-евреев насмешкам и оскорблениям.
Все это привело к массовой эмиграции евреев из гитлеровской Германии. В течение первых трех лет пребывания нацистов у власти около четверти еврейского населения Германии покинуло страну.
Принятые в сентябре 1935 на съезде нацистской партии в Нюрнберге законы "О гражданах рейха" и "Защите немецкой чести и немецкой крови", а также принятые два месяца спустя поправки к ним юридически оформили лишение евреев Германии всех политических и гражданских прав.
Последующие законодательные акты принудительно обязывали евреев - владельцев предприятий и фирм передать их "арийцам". Мужчинам и женщинам с нееврейскими именами предписывалось вписать в паспорта "Израиль" или "Сара" (впоследствии также букву "J", от немецкого Jude - еврей).
После аншлюса Австрии создается специальное бюро для "добровольной эмиграции евреев" во главе с начальником "еврейского отдела" Управления имперской безопасности Рейха (РСХА) К. Эйхманом.
Вот некоторые выдержки из этих "законов", вошедших в историю как "Нюрнбергские законы":
"Рейхстаг единогласно принял решение о принятии следующего закона:
- Гражданин рейха... это только такой подданный страны, в чьих жилах течет чисто арийская кровь, кто доказал своим поведением готовность верно служить народу Германии и рейху.
- Гражданские права рейха даруются через вручение удостоверения о гражданстве рейха.
- Только гражданин рейха имеет полные политические права, в соответствии с Конституцией".
"С глубоким пониманием того, что чистота арийской крови есть обязательное условие существования германской расы, с глубоким неодолимым желанием гарантировать вечное существование немецкого народа, рейхстаг единогласно принял следующий закон:
- Брак между евреями и подданными государства арийской или близкой к ней крови - запрещен. Брак, заключенный в нарушение этого закона, даже если он заключен за границей, - недействителен.
- Внебрачные связи между евреями и подданными рейха арийской или близкой к ней крови - запрещены.
- Евреям запрещено поднимать флаг рейха и государства и представлять государственные цвета.
- Им разрешено представлять еврейские цвета.
Контроль за соблюдением данного права осуществляется государством".
Читаешь - и не веришь, что такое могло выйти из-под пера цивилизованного человека в просвещенной Германии, давшей миру множество доказательств интеллектуальной и гуманитарной мощи этой страны! Что же сделало немцев дикарями в первой трети XX века?
Тем не менее, в общественных местах - в транспорте, кафе, кинотеатрах и парках - были выделены специальные места для евреев.
Появились вывески: "Вход собакам и евреям запрещен!" На частных домах появились аналогичные таблички. Официальная аргументация, оправдывающая государственный антисемитизм, была до крайности примитивна и адресована к самым темным уголкам души рядового немца, попавшего после первой мировой войны в разряд социальных аутсайдеров и нуждавшегося в поиске "виноватых". Вот ее основные аргументы:
- Евреи созданы не по подобию человека, а являются воплощением дьявола на Земле. Евреи подобны паразитирующим бактериям, разрушающим тело, в котором они обитают. После уничтожения микробов в теле следует очистить все вокруг, чтобы предотвратить заражение в будущем. Евреи Германии - двуличны. Еврей - закоренелый враг нордической расы.
- Евреи управляют миром и угрожают самому существованию Германии. Существует еврейский заговор, направленный на уничтожение Германии.
- Евреи захватили власть над экономикой Германии.
- Евреи загрязняют арийскую кровь.
- Евреи стоят во главе марксистско-социалистического движения, являющегося врагом Германии.
Не правда ли, что-то знакомое по теперешним временам в России?
А вот что пишет один из подметных националистических журнальчиков в нашем отечестве уже в XXI веке, в году 2005-м, в преддверии печальной 67-й годовщины позорнейшего дня в истории Германии:
"Они живут за наш счет. Они уничтожают русский народ. Они ненавидят Христа Спасителя. Они готовят приход антихриста…"
Такого рода аргументация гуляла и по Германии с принятием в 1920 году программы Национал-социалистичеcкой партии Германии (NSDAP), получившей обоснование в книге Гитлера "Моя борьба", ставшей главным идеологическим оружием фашистов в "тысячелетнем рейхе". А мы этому подражаем, или, во всяком случае, миримся с тем, что такое у нас возможно исповедовать и пропагандировать!
Ну, а 9 ноября, "Хрустальная ночь", получившая свое поэтическое название за тысячи разбитых и разграбленных магазинов и учреждений, где торговали и работали евреи, в 38-м году была естественным финалом для многолетней антисемитской и расовой человеконенавистнической пропаганды.
Сигналом к началу еврейских погромов, повод для которых давно искали нацистские власти, послужило убийство 7 ноября 1938 в Париже, когда 17-летний польский еврей Гершель Гриншпан убил советника германского посольства Эрнста фом Рата.
В ответ на это в ночь с 9 на 10 ноября по личному приказу Гитлера и при организационном участии Геббельса и Гиммлера был инсценирован всегерманский еврейский погром как стихийное выражение народного гнева. Было разрушено и сожжено 267 синагог и 815 магазинов и предприятий, принадлежавших евреям. 20 тыс. евреев были арестованы и брошены в концлагеря, 36 человек было убито. Общий ущерб составил 25 млн. рейхсмарок, из которых около 5 млн. пришлось на разбитые витрины (отсюда второе название "Хрустальной ночи" - "Ночь разбитых витрин").
Неужели правда, что история учит нас только тому, что она ничему не учит?
Гитлер начал борьбу с евреями, развязал вместе с Советским Союзом в 1939 году, меньше чем через год после "Хрустальной ночи", Вторую мировую войну, мечтая "осчастливить" своей антисемитской и человеконенавистнической идеологией весь мир. О том же мечтал и Сталин, навязывая миру свою версию счастья, основанную на социальной ненависти и тайном согласии с гитлеровским антисемитизмом.
Может быть, счастье человечества, что эти два изверга - два конкурента в претензиях на мировое господство - схватили друг друга за горло, и одного победили всем миром, а идеология второго рухнула сама по себе?
Но этот урок истории обошелся человечеству страшно дорого: чтобы убить 6 миллионов евреев, ввергли человечество в войну, в которой жителей нашей планеты погибло в общей сложности в 10 раз больше!
А Сталин, чтобы осчастливить мир своим видением справедливого устройства, уничтожил в своей стране миллионы людей и поразил этим вирусом многие страны Восточной Европы и Азии.
И снова по миру бродят призраки фашизма и коммунизма, на кровавых знаменах одних - свастика, а других - серп и молот. Неужели все забыто? Когда же мы научимся извлекать пользу из уроков истории?!

При подготовке статьи использованы
материалы Центра "Холокост"
Об авторе: Юрий ВДОВИН - заместитель председателя
Санкт-Петербургской правозащитной организации "Гражданский контроль"

Вернуться на главную страницу


Почем нынче "левый марш"?

Запоздалое послесловие
к дискуссии "Предатели или критики системы?"

 

 

Вот говорят, наш шпион нанёс ущерб Америке
на несколько миллиардов долларов в пользу России.
Где же деньги? - спрашиваем мы.
Михаил Жванецкий.

Сравнительно недавно мы узнали имя лауреата Нобелевской премии мира за 2005 год. Норвежский парламент решал непростую задачу - выбрать достойнейшего из ста шестидесяти претендентов. А среди них были весьма примечательные фигуры. К примеру, Мордехай Вануну - объект многолетней заботы либеральных интеллектуалов, лауреат несчётных "премий мира", ставший знаменитым после продажи английской газете The Sunday Times фотографий ядерных объектов Израиля.
Одной из его позднейших наград, полученных уже после 18-летнего заключения в израильской тюрьме "Шикма", стало избрание, несмотря на весьма скромное образование (он - техник) ректором университета Глазго. Всё это вернуло меня к дискуссии, проведенной почти год назад журналисткой Рахель Дроми на радио РЭКА.
Я был одним из участников этой дискуссии на тему, вынесенную в заголовок. Конечно, студенты университета Глазго вольны выбрать себе в ректоры хоть уличного дворника. Это их право. Но очередное возвышение техника из Димоны - едва ли чисто студенческая инициатива. Около года назад, участвуя в международном семинаре "Трения в обществе", я был неприятно удивлён, когда видный французский учёный, называя крупнейших правозащитников-учёных, сразу после А. Д. Сахарова привёл имя М. Вануну. Поразительно, что у весьма образованного либерала торговавший секретами и не слишком грамотный авантюрист Вануну и крупнейший учёный Сахаров, существенно изменивший взгляды на свою страну и на весь мир, оказались в одном списке.
Подготовка к упомянутой выше дискуссии на радио заставила меня вспомнить некоторые биографии и узнать новые имена тех, кто передавал секретные и важные сведения о своей стране, в конечном счете, её врагам. Ощущение от знакомства с биографиями этих людей было такое, будто тебя окунули в выгребную яму. Маркус Клинберг, Израиль Бер, Уди Адив, Шабтай Калманович, Мордехай Вануну и ряд других - из сидевших за передачу важных сведений, Ури Авнери, Адам Шапиро, Моше Снэ и иже с ними - из не сидевших и, вероятно, ничего, кроме своих симпатий и моральной поддержки, врагу не передававших. Я называю лишь имена людей, разоблаченных контрразведкой, или сознательно самораскрывшихся. А сколько их было и есть ещё, вредивших и вредящих стране поныне - остаётся лишь догадываться.
Поневоле вспоминается сенатор США Джозеф Маккарти, председатель Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности. В последние годы стало известно, что сенатор, над которым смеялись левые либералы, опасность шпионажа и активности леволиберальных кругов даже недооценивал. Мой американский коллега, по-прежнему осуждающий маккартизм, утверждает, что для Маккарти не шпионы, а обитатели Голливуда были главной целью и основными врагами. Фактически это неверно: борьба шла отнюдь не с творческой элитой, хотя в своих нападках на неё Маккарти был прав: именно эта богема и либеральные академические круги стирали, да и сейчас нередко стирают грань между предательством, с одной стороны, и правами личности, включая свободу слова, с другой.
Вероятно, не единичны случаи, когда лица, владеющие секретной информацией, решают для себя, надо ли следовать принятым обязательствам о ее неразглашении, либо можно, а то и нужно, передать эти сведения врагам своего государства. Целью такой передачи могут быть деньги, авантюризм или осознанное чувство необходимости, когда человек сознательно противопоставляет себя своему государству. В последнем случае важно понятие справедливости, конечно же, в известной мере являющееся весьма субъективным.
Однако ситуация, в которой государственная измена становится патриотическим долгом, в общем, исключительна. Так было в гитлеровской Германии, где осознание бесчеловечности режима и невозможность сменить его "изнутри" оправдывали попытки так или иначе ослабить этот режим, облегчив его смену "извне". Несомненно, в США или в Израиле подобной ситуации быть не может, но, тем не менее, израильские леволиберальные СМИ и "интеллектуалы", обвиняя свою страну в "оккупации", делали и продолжают делать многое для того, чтобы передача секретов Израиля не считалась бы чем-то предосудительным...

Негативное отношение к Израилю, как к гитлеровской Германии, подпитывалось и подпитывается не в последнюю очередь писаниями, к примеру, Лейбовича и Циммермана, с их "иудео-нацизмом", их параллелями между детьми в поселениях и гитлерюгендом. Представляя Израиль страной апартеида, агрессивной, не дающей покоя законным обитателям этих краёв, этакой ближневосточной "империей зла", "интеллектуалы" прикрываются академической свободой слова. Хотя, на мой взгляд, деятельность в этом направлении профессоров М. Циммермана, Б. Киммерлинга, Д. Амита, Е. Форджу, Т. Рейнхард и ряда других давно заслуживает другого, отнюдь не академического наименования и соответствующего судебного расследования. Но главным наказанием для них должно было бы служить открытое и резкое осуждение со стороны коллег. Увы, этого нет.
Примечательно, что против еврейского государства выступают, в основном, люди левой политической ориентации. Иногда, особенно в прошлом, это объяснялось их любовью к СССР и его многолетней неприкрыто предвзятой антиизраильской политикой. Здесь стоит вспомнить, что генсек компартии Израиля Меир Вильнер говорил, что он и его люди продолжали бы любить Советский Союз и оставались бы просоветски настроенными, даже если бы русские самолёты разбомбили Тель-Авив. Это, конечно, патологический, хотя и весьма красноречивый случай.

Конечно, далеко не всегда дело было в любви. Действовали и другие, куда более прозаические механизмы. Так, сомнительно, чтобы данные о химической обороне Израиля против ожидаемой египетской атаки Маркус Клинберг передавал Советскому Союзу только, как говорится, "по любви". Ведь не от СССР отводил он угрозу, поскольку его лаборатория создавала средства химической защиты. Его быстрое продвижение по служебной лестнице в исследовательском центре позволяет предположить, что для повышения его котировки хозяева из КГБ (больше некому!) передали ему некоторые не слишком важные для СССР, но неизвестные Израилю научные данные.
В контексте этой статьи уместно вспомнить всех тех, без усилий которых ни предатели, ни "критики системы" не смогли бы добиться сколько-нибудь заметного результата. Я имею в виду секретные службы, которые получали информацию от этих своих платных или бесплатных осведомителей, "вели их", обеспечивая продвижение по службе и получение нужных данных.
Их "достижения" известны. Однако сколько бы усилий ни потратили КГБ, "Штази", сколько бы "сизых", а точнее, "розовых" голубков ни отловили они в свои сети, все их потуги завершились грандиозным пшиком: рухнул СССР и весь соответствовавший ему лагерь. Новому руководству СССР был не нужен, поскольку его система не позволяла наследовать приобретаемое с должностью и передавать своим детям - вот они свою страну и развалили, чтобы перейти к приемлемой системе наследования благ. Таким образом, на вынесенный в эпиграф вопрос Жванецкого: "Где же деньги?" ответ прост: "Наши деньги превратились в их деньги".
Мне представляется несомненным, что наследники спецслужб прикармливают наших "голубков" и сейчас. Причем, интенсивность "подкормки" явно возрастает по мере улучшения экономического положения наследников КГБ. Эта мысль часто приходит в голову, когда читаешь или слышишь нечто очевидно антиизраильское и явно противоречащее фактам, но согласующееся в то же время с официальной политикой Кремля.
Даже поверхностное знакомство с материалом вызывает естественный вопрос о причинах поведения добровольных агентов. Были ли они просто авантюристами или их обижали окружающие, и, подобно серийным убийцам, они мстили одним за мифические или реальные обиды от других? Или это идейные борцы, сторонники всеобщего равенства и справедливости?
Конечно, возможно, что значительную роль в действиях Розенбергов и "атомного шпиона" Фукса играло чувство несправедливости по отношению к СССР, чьи солдаты гибли на фронте, тогда как Америка в относительной безопасности создавала своё ядерное вооружение. Крайне велика роль и идеологических соображений. "Левизна" Розенбергов, Фукса и длинного ряда им подобных диктовала необходимость помогать СССР, не брезгуя ничем. Израиль, как "прислужник империализма", был с этой точки зрения законным объектом "справедливой" ненависти.
"Левый марш" в определённой мере увлёк Клинберга, Бера, Калмановича, Снэ и иже с ними, лишив их элементарной порядочности. Эти люди должны были понимать, что помогают не народу СССР, а выживанию опаснейшего диктаторского режима, и что от Израиля не исходит никакой угрозы СССР, тогда как имеет место прямо противоположное. Однако нельзя забывать, что действиями этих людей "дирижировала" советская разведка. Она была, видно, действительно хороша, если могла заморочить голову (или опутать) Фукса в 1944 году, привлечь на свою сторону столь многих, направляя их действия в антиамериканское и антиизраильское русла. Казалось бы, тот же Клинберг после одного только "дела врачей" 1952 года должен был приобрести иммунитет против СССР. Но нет, этого не произошло.
Интересно, что, оставаясь вроде бы эффективной и вездесущей, пользующейся (и весьма успешно) всеми возможностями и лазейками, разведка, главным образом советская, на поверку оказалась абсолютно бессильной в обеспечении государственной безопасности, ибо "империя зла" в одночасье распалась. В таком финале печальную роль сыграла и иллюзия безопасности, создаваемая в глазах руководителей СССР деятельностью КГБ. Вообще, ошибки политического руководства с лихвой перекрывают любые достижения разведки. Так гибли империи и диктатуры: не от незнания чьих-либо опасных замыслов или нового оружия потенциального противника, а в силу того, что правящая элита не понимала сложившуюся ситуацию, либо действовала в личных корыстных сиюминутных интересах.
Не могу не вспомнить выступление высокопоставленного генштабиста в Физико-техническом институте им Иоффе в Ленинграде примерно в 80-м году. Он обосновывал необходимость перегнать США и НАТО по вооружениям - по числу и качеству боеголовок, танкам, самолётам и т.п. Прозвучавшее из зала замечание о том, что более низкий уровень жизни и недовольство населения, пусть даже лишь его активной части, могут привести к развалу страны, его не убедило. За успокоение внутри отвечал не Генштаб. В целом, как известно, всесильные органы не смогли или не захотели уберечь СССР от развала.
Это не позволяет, тем не менее, преуменьшать ту роль, которую играл КГБ на Ближнем Востоке. Наследники Дзержинского не только придумали "палестинский народ" и его вождя, которым они же сделали Арафата, не только осуществляли поддержку антиизраильской многолетней активности извне, но и, как свидетельствуют примеры Клинберга и Бера, осуществляли ее и изнутри. Можно с уверенностью полагать, что КГБ был отнюдь не нейтрален во внутриизраильской политической борьбе. Его ставка давно была сделана на левые силы и партии, на всё то, что сейчас начинается с "Аводы", как на силу, объективно способствующую тому же делу, во имя которого был изобретён "палестинский народ", - развитию панарабского национализма и борьбе с Израилем.
Эта поддержка "левого марша" изнутри Израиля сохраняется, вполне вероятно, и по сей день. Особенно активно этот марш поддерживают наша богема и политико-философская академическая публика. Не могу не вспомнить рассказ известного актёра театра "Современник". Когда Анатолий Кузнецов, автор "Бабьего Яра", не вернулся из Лондона, актёров таскали на Лубянку. Настал черёд и рассказчика. Придя утром по вызову на Лубянку, он был поражён обилием знакомых из театральной тусовки. Не следует поэтому удивляться, что актёр Mихаил Козаков, открыто подтвердивший свои давние связи с КГБ, энергично агитировал за "Аводу" на выборах в Кнессет.
Стоит ещё раз обратить внимание и на то, что вся поддержка Вануну шла и идёт от левоориентированных движений, включая международное Пагуошское движение по науке и мировым проблемам. Хочу заметить, что именно это движение и его руководство не осудили действий террористов против Израиля. Пагуошцы, как и руководители Детского фонда Мстислав Ростропович и Галина Вишневская отказались публично выступить в защиту детей - жертв исламского террора. Вполне возможно, что организацией международной поддержки Вануну занимается профессионал своего дела, внук генерала Судоплатова. Допустимо также предположить, что и другие "внуки" направляют и поддерживают деятельность не только одного Вануну.
Возвращаясь к заголовку этих заметок, хочу сказать, что не критиками системы, а врагами еврейского государства, действующими с помощью и под влиянием внешних "вдохновителей", со значительнейшей помощью внутриизраильской "пятой колонны" представляются мне "герои" той, давнишней дискуссии на радио РЭКА. "Герои" как уже поименованные, так и ещё безымянные, но от этого лишь более опасные.
Я благодарен Рахель Дроми за проведение радиопередачи, подтолкнувшей меня к написанию этой статьи.

Вернуться на главную страницу


В этом году исполняется 30 лет со дня восстания на большом противолодочном корабле "Сторожевой" Балтийского флота под руководством заместителя командира по политчасти капитана 3 ранга Валерия Саблина, расстрелянного в застенках КГБ 3 августа 1976 года. Считаю, давно настала пора поднять голос в поддержку полной реабилитации В. Саблина, чей самоотверженный подвиг должен по праву занять достойное место в новейшей истории России.
В воскресенье, 9 ноября 1975 года, когда заканчивались торжества по поводу очередной годовщины Октябрьской революции, на кораблях и в частях Рижского военно-морского гарнизона была неожиданно объявлена боевая тревога. Подъем личного состава по боевой тревоге - событие, само по себе, ординарное. Необычным показалось то, что боевая тревога не была учебной, что объявлена она в дни большого государственного праздника. Особо настораживало отсутствие в течение длительного времени какой-либо официальной информации от командования гарнизона. Но, как говорится, "шила в мешке не утаишь".
Kапитан 3-го ранга Саблин, 1974
Mатрос Шеин, 1974

Стало известно, что в гарнизоне произошло чрезвычайное происшествие (ЧП). Во втором часу ночи 9 ноября большой противолодочный корабль (БПК) "Сторожевой", прибывший в Ригу из Балтийска для участия в праздничном военно-морском параде, самостоятельно, без разрешения оперативной службы Балтийского флота, покинул парадный строй кораблей на реке Даугава, снялся со швартовых бочек, вышел в Рижский залив и лег на курс, ведущий через Ирбенский пролив в открытую часть Балтийского моря.
Оперативной службе и командованию флота информация о ЧП поступила незадолго до отхода корабля. Одному из офицеров "Сторожевого", старшему лейтенанту В.Фирсову, незаметно для вахтенной службы по швартовому тросу удалось перебраться на якорную бочку, а оттуда - на стоящую рядом подводную лодку. То, о чем сообщил Фирсов, настолько не укладывалось в привычные нормы сознания, что трудно было поверить: на "Сторожевом" - восстание личного состава, и возглавляет его замполит корабля, капитан 3 ранга Саблин Валерий Михайлович. Командир корабля, капитан 2 ранга А.Потульный обманным путем изолирован в гидроакустическом отсеке, и у люка выставлена охрана, осуществлять которую поручили матросу А.Шеину.
При выходе корабля в Рижский залив была установлена и непрерывно поддерживалась радиосвязь с Главным штабом Военно-морского флота СССР. В первом же донесении, адресованном Главнокомандующему ВМФ СССР, адмиралу флота С. Горшкову, Саблин доложил, что члены экипажа " Сторожевого" не являются изменниками родины, что корабль следует в Ленинград с единственной целью - потребовать от руководства страны предоставить им возможность выступить по телевидению с обращением, в котором будет изложена программа справедливого переустройства советского общества.
Приблизительно такого же содержания был ответный семафор "Сторожевого" на запрос кораблей пограничной охраны, несших службу в этом районе. Командир бригады пограничных сторожевых кораблей, капитан 1-го ранга А.Найперт немедленно передал донесение командующему Прибалтийским пограничным округом КГБ СССР, генерал-лейтенанту К.Секретареву. От него последовал приказ пограничным кораблям: "Немедленно открыть огонь на поражение и уничтожить корабль". Пограничные сторожевые корабли продолжали сопровождение нарушителя, а командир бригады нашел в себе силы и мужество, не пошел на сделку с совестью и приказ своего командующего не выполнил. Спустя неделю капитан 1-го ранга А.Нейперт был отстранен от командования бригадой и уволен из рядов ВМФ.
В праздничном парадном строю со "Сторожевым" находился сторожевой корабль (СКР), на борт которого был экстренно вызван старший морской начальник гарнизона Риги, контр-адмирал И.Вереникин. Он получил приказ от командующего Балтийским флотом, вице-адмирала Косова немедленно выйти в море, догнать и любыми средствами остановить мятежный корабль. Одновременно командующий Балтийским флотом с целью перехвата "Сторожевого" направил из Лиепаи в район Ирбенского пролива ударную группу кораблей в составе одного СКР, двух ракетных и трех малых противолодочных кораблей.
Между тем, запущенный механизм оперативного оповещения продолжал интенсивно работать. Сигнал о ЧП поступил на командные пункты Прибалтийского военного округа и 30-й воздушной армии, оттуда - на КП командующего ВВС страны, Главного маршала авиации Кутахова и на Главный командный пункт Советской Армии, министру обороны маршалу Гречко. Наконец, информация о мятежном корабле стала достоянием дежурного генерала при генсеке ЦК, Председателе Совета обороны Л.И.Брежневе.
"Миролюбивый" генсек недолго размышлял над докладом дежурного генерала. Буквально через несколько минут от него поступил приказ: "Разбомбить и потопить корабль".
В воздух были подняты несколько звеньев самолетов ЯК-28, дислоцировавшихся на военном аэродроме под Тукумсом (Латвия) и МИГи истребительного полка, базировавшегося на аэродроме Румбула в Риге. На рассвете 9 ноября самолеты ЯК-28 нанесли по "Сторожевому" удар 250-килограммовыми фугасными бомбами, одна из которых попала в корму, выведя из строя рулевое устройство и винт. Корабль потерял ход, перестал слушаться руля и остановился.
В возникшей на корабле суматохе из-под стражи удалось освободиться командиру корабля Потульному, который взбежал по трапу на мостик и выстрелом из пистолета ранил в ногу Саблина. Кстати, это был единственный случай применения огнестрельного оружия на борту "Сторожевого". Не дав никому опомниться, на корабль высадилась вооруженная до зубов группа захвата, наспех сформированная из морских пехотинцев.
Никакого вооруженного сопротивления со стороны экипажа "Сторожевого" спецназу оказано не было. Корабль отбуксировали на якорную стоянку у полуострова Сырве, южной оконечности острова Саарема, где был снят с борта и арестован весь экипаж "Сторожевого". Раненному и закованному в массивные наручники Саблину помогали сойти с борта корабля двое матросов, один из которых, обратившись к присутствующим, сказал: "Запомните его на всю жизнь. Это настоящий командир, настоящий офицер советского флота!" Произнесены эти слова были совсем негромко, но в той траурной тишине его голос прозвучал как заклинание.
Группу организаторов восстания (12 членов экипажа) доставили в Латвийский КГБ, где в присутствии прибывших в Ригу членов специально созданной правительственной комиссии, которую возглавлял Главком ВМФ СССР С.Горшков, состоялся первый допрос. На следующее утро на двух самолетах АН-24 все они были отправлены в Москву и помещены в Лефортово. Остальных членов экипажа заключили под стражу в Ворошиловских казармах на окраине Риги и перед расформированием подвергли длительной обработке, которую поручили "спецам" из КГБ.
По долгу службы мне довелось участвовать в восстановлении навигационной прокладки курсов, какими шел "Сторожевой" до места, где был остановлен бомбовым ударом авиации. Для специалистов, знакомых с навигационной обстановкой в этом районе, не составило большого труда доказать всю несостоятельность бредовой "утки", которую инициировали компетентные органы, настойчиво утверждавшие о попытке Саблина и его сообщников угнать корабль в Швецию. Так "органы" пытались отвлечь общественность от истинных событий на "Сторожевом" и дать повод нацепить на Саблина ярлык предателя и изменника Родины - естественно, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Обыватель проглотил эту кагебистскую "утку", учитывая, что у всего личного состава кораблей и частей гарнизона была взята персональная подписка о ее неразглашении.
Неудачей закончилась попытка сдобрить эту "утку" сионистской приправой (сознательно исказив фамилию ближайшего сподвижника Саблина, матроса Шеина, назвав его Шейн). Среди личного состава корабля не было ни одного "лица еврейской национальности".
Так, если коротко, выглядела хроника тех событий.
Кто же он такой, Валерий Саблин, сумевший задолго до перестроечных горбачевских времен, в разгар брежневской "эпохи развитого социализма" не только распознать гнилость советской системы, но и поднять на борьбу с ней практически весь личный состав боевого корабля (без малого 200 человек), продемонстрировав ценой своей жизни неугасшие традиции российского флота?
Валерий Михайлович Саблин родился в январе 1939 года в семье потомственных военных моряков. Прадед его погиб в 1914 году на крейсере "Паллада", дед служил на Балтике, отец начал службу в военно-морском флоте задолго до войны, затем воевал и завершил службу в звании капитан 1-го ранга. Валерий окончил Высшее военно-морское училище им.Фрунзе, а в 1973 году с отличием закончил Военно-политическую академию им. Ленина и был назначен замполитом на БПК "Сторожевой". Хотя Саблин прошел традиционную школу советской и армейской воспитательной системы, он, по словам друзей и сослуживцев, слыл человеком незаурядным, исключительно честным и порядочным. Заметно выделялся из не особо чтимой в офицерской среде когорты замполитов своей эрудицией, внимательным и добрым отношением к подчиненным, способностью критически мыслить и нетерпимостью к ставшим нормой жизни всего общества лицемерию и лжи. Учеба в академии утвердила слушателя Саблина в мысли, что в непреодолимой пропасти, разделяющей теорию и практику социалистического строительства, повинен обюрократившийся партаппарат, беззастенчиво узурпировавший всю власть в стране. С этого времени идея борьбы с партократией становится его жизненным кредо.
В Корабельном уставе ВМФ СССР тех лет было определено, что палуба любого советского корабля, где бы он ни находился, является частью территории страны. И Саблин решает объявить "Сторожевой" свободной и независимой от государственных и партийных органов территорией и обратиться к народу с призывом о начале революционной борьбы с выродившейся системой. Наиболее подходящим местом для выступления Саблин избирает Кронштадтский рейд, прославивший российский флот боевыми и революционными традициями. Вот туда и направлялся мятежный корабль, покинув строгий порядок парадного строя в Риге.
Авторитетного замполита поддержал практически весь личный состав корабля, единодушно одобрив текст подготовленного им обращения к советскому народу. Обращение было записано на магнитофонную пленку и непрерывно передавалось по корабельной трансляции. Оно предварялось призывом "Всем, всем, всем!", а суть его четко выражена в одном из абзацев : "Нет смысла доказывать, что в настоящее время слуги общества уже превратились в господ над обществом. На этот счет каждый имеет не один пример из жизни. Мы наблюдаем игру в формальный парламентаризм при выборах в советские органы и в исполнении Советами своих обязанностей. Практически судьба всего народа находится в руках избранной элиты в лице Политбюро ЦК КПСС...".
Не суждено было российскому народу услышать обращение Саблина. Лишь 15 лет спустя оно могло стать программой борьбы за демократию, знамя которой, к сожалению, оказалось не в руках Саблиных, а им лихо воспользовалась и до сих пользуется выползшая из аппаратных иерархических щелей всё та же советская партократия.
Кремлевские вожди расправились с организаторами мятежа с чудовищной жестокостью. Капитан 3-го ранга Валерий Саблин по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 13 июля 1976 года был приговорен к смертной казни - расстрелу. Лаконичным было его последнее слово в суде. Он не просил о пощаде, не обещал своим трудом искупить вину. Вот его слова: "Я люблю жизнь. У меня есть семья, сын, которому нужен отец. Всё".
Приговор обжалованию и опротестованию не подлежал. 3 августа 1976 года приговор был приведен в исполнение. Только спустя полгода о его смерти были извещены родные - когда уже не было в живых преждевременно скончавшегося отца, когда была прикована к постели смертельно больная мать.
К восьми годам лишения свободы приговорили матроса Александра Шеина, полностью отбывшего свой срок. Не избежали репрессий многие офицеры Рижского военно-морского гарнизона, имевшие отношение (чаще всего косвенное) к описываемым событиям: они были досрочно уволены из состава ВМФ без выходных пособий и пенсий.
Лишь в 1990 году правда о восстании на БПК "Сторожевой" стала достоянием гласности. Развернулось общественное движение за пересмотр в судебном порядке дела Саблина с требованием его посмертной реабилитации. В 1994 году латвийская газета "СМ сегодня" с возмущением известила своих читателей о том, что дело пересмотрено и казненного 19 лет назад В. Саблина приговорили ... к 10 годам тюремного заключения, а его сподвижнику матросу А. Шеину, отсидевшему " от звонка до звонка" восемь лет, срок заключения снизили ... до 5 лет.
Неслыханное кощунство и абсурд! Вспомни, уважаемый читатель, как "совковые" идеологи дружно воспевали подвиг декабристов, революционные восстания военных моряков на броненосце "Потемкин" и на крейсере "Очаков". Сегодняшние правители России (вчерашние кагебешники) продолжают лицемерную игру в демократию, а, по существу, ничем неприкрытую борьбу за власть. Поэтому никто из них не собирается менять свои убеждения, а тем более заниматься реабилитацией Саблина: слишком опасен для них этот прецедент.
Боятся, очень боятся эти функционеры от власти своего прошлого, не осознавая банальной истины: без покаяния они навсегда лишают себя будущего.

Михаил МАРГОЛИН, Черри Хилл, Нью-Джерси

Вернуться на главную страницу


Я ехала домой,
или Как "Память" Кагановича подвела...

На рубеже 80-90-х годов на Серпуховской линии московского метро мне часто встречались группы молодых людей в чёрной, перетянутой портупеей военной форме. Жутковато было находиться с ними в одном вагоне. Это были бойцы "Памяти", руководил которыми Дмитрий Васильев. Прочитав воспоминания Александра Николаевича Яковлева, светлая ему память, об участии КГБ в становлении общества "Память", поняла, почему чернорубашечники гнездились именно в районе Серпуховской линии. Недалеко от выхода из метро, на Валовой улице, в доме № 32, некоему дотоле неизвестному фотографу Дмитрию Васильеву, агенту спецслужб, работавшему в "Комсомольской правде", была предоставлена 4-х комнатная квартира № 4. Он обставил её иконами и всякой церковной утварью и стал собирать в ней людей, превратившихся позднее в бойцов-"патриотов" в чёрной форме. Там и была учреждена "Память", озвучившая (страшно сказать!) тайную "программу сионистов по уничтожению России и захвату власти во всём мире".
Женя Соколова, Москва, 80-е годы
Век Васильева, главного идеолога общества, оказался недолгим: в июне 2003 года в прессе промелькнуло сообщение о его смерти в возрасте 58 лет в деревне возле Переславля-Залесского в Подмосковье. Газеты писали тогда, что ушёл "патриарх русского фашизма". С ним вместе канула эпоха "патриотов" в чёрных рубахах. Цитирую А.Н. Яковлева: "Память" ушла, но пришли другие. Пришли более агрессивные и более опасные. Меня это очень беспокоит. Налицо зарождение фашистской угрозы в России". Это отрывок из интервью главного идеолога перестройки в связи с двадцатилетием начала этой самой перестройки в Советском Союзе.
Как время бежит! Разумеется, свято место пусто не бывает: на смену "Памяти" выплыл Баркашов, нынче объявились некие Крутов да Назаров... Дело их в России живёт. Кто теперь на новенького?
Был ещё Константин Осташвили, если кто такого вообще помнит.
Я его помню и расскажу о краткой встрече с ним. На ступеньках Останкинского телецентра, где проходил митинг движения "Демократическая Россия", я услышала за спиной шепелявую речь: "Да они, эти евреи, по-русски не умеют разговаривать!"
Обернувшись, увидела плюгавого мужичонку. "Да я лучше тебя говорю, а дочь моя - учительница русского языка и литературы!"- впечатала я мужичку. Его реакция была ошеломляющая: он рванул ворот рубашки, как псих, и завопил: "Вот-вот, твоя дочь училась, а я всё время работал, вкалывал!"
Каково же мне было узнать в том истеричном мужичке спустя некоторое время самого Константина Осташвили, героя погрома, учинённого бойцами "Памяти" в здании Центрального дома литераторов на собрании писательского общества "Апрель" в феврале 1990 года! И единственного ответчика в суде, даже схлопотавшего тюремный срок за этот налёт. Обретший всесоюзную славу плюгавый мужичонка Осташвили действительно "вкалывал" простым рабочим в НИИ "Сапфир", что за метро "Семёновская". Там, где он трудился, стены были сплошь увешаны, как мне рассказывали, юдофобской наглядной агитацией. Этот работяга был большим человеком - руководил ячейкой "Памяти". Здание суда, где рассматривалось дело Осташвили, осаждали толпы озверелых "памятников". Истинные, более респектабельные, чем этот мужичок, организаторы шабаша в ЦДЛ, остались вне судебного разбирательства.
В те времена, в эйфории постсоветской свободы я, в числе многих московских евреев, окунулась в движение "Демократическая Россия". Повторяю, это факт моей биографии, факт сейчас для меня постыдный, но что было, то было! Действительно, в те годы - 1988-1992 - нас, евреев, было в Москве ещё много, и не проявлять активность мы, естественно, не могли, наивно полагая, что делаем общее дело для будущего России.
В то время я стала невольным свидетелем маргинальных митингов и шествий членов "Памяти", их назойливого появления на мероприятиях демроссов. Не однажды выслушивала всхлипы про мою "жидовскую морду". И ведь заслуженно, чем и горжусь.
В моём Дзержинском районе баллотировался в депутаты, уж не помню какого уровня, "сам" Станислав Куняев. По этому случаю активисты "Памяти" стояли на ушах, объезжали окрестные улицы на машинах с мегафонами. Москва была обклеена листовками дикого содержания и с начертанными на них магендавидами. Мерзости вокруг хватало. Как будто
пришедшая в конце 80-х свобода выпустила дотоле хранившиеся в недрах русского народа запасы антисемитизма, дала волю мрази на городских площадях и на страницах черносотенных газет.
Несколько раньше, в 1987 году, я оказалась неожиданно для себя свидетельницей выступления самого Дмитрия Васильева на читательской конференции пригретых властью писателей, пригласивших его, главного тогда антисемита, в храм поэзии, а именно в Большой зал Библиотеки имени Ленина на читательскую конференцию редколлегии "Роман-газеты". Читатель помнит, надеюсь, что под таким названием выпускались дешёвые массовые издания - на плохой бумаге, без твёрдых переплётов, зато миллионными тиражами. Они широко распространялись через киоски "Союзпечати". Для писателей попасть в тематический план "Роман-газеты" было очень лестно и материально заманчиво. Главным редактором долгое время был Валерий Ганичев - от него и зависели писательские гонорары. Разумеется, чемпионами по миллионным тиражам были руководители Союза писателей, а среди них лидировал Георгий Марков. Кто-нибудь читает сейчас их графоманские романы, эту секретарскую литературу? Пристрастия Ганичева явно распространялись на писателей русофильского толка, "мыльных пузырей", раздутых тогдашним капээсэсовским пиаром, верных солдат партии.
Итак, Большой зал Ленинки. Направляясь туда, я обратила внимание на необычное скопление охранников - молодых, подтянутых людей на входе в зал и в фойе. В президиуме - известные "пузыри" Ганичев, Проскурин, Солоухин, Василий Белов, Дмитрий Балашов; ждали опаздывающего Михаила Алексеева. Помню, в своих выступлениях писатели хвалили друг друга. Особое внимание было уделено роману Шемякина, новинке "Роман-газеты". Если кто помнит, был в Белоруссии такой писатель-антисемит. Помню, что Василий Белов своё выступление посвятил фильму Николая Бурляева "Лермонтов", вышедшему накануне на экраны кинотеатров. Ввиду низкого качества "Мосфильм" отказался присвоить этой ленте достойную категорию. Белов объяснил действия "Мосфильма" тем, что в фильме убийца русского поэта наконец-то назван полным именем - Николай Соломонович (!) Мартынов.
Вдруг из середины зала раздался властный голос, усиленный услужливо поданным микрофоном: "Я - Дмитрий Васильев". Смысл выступления "памятника" был таков: недавно стало известно о смерти в тюрьме престарелого гитлеровского военачальника Рудольфа Гесса. "Но разве Гесс был преступником? Подумаешь, уничтожил несколько тысяч евреев! - провозгласил Васильев. - А вот доживает в Москве на свободе настоящий преступник Лазарь Моисеевич Каганович, осуществлявший на практике геноцид русского народа. И надо судебным властям успеть осудить Кагановича при жизни. Я прошу собравшуюся здесь публику поддержать меня в судебном иске, поданном против Лазаря Кагановича в Московский городской суд".
Выступление Васильева не стало неожиданностью ни для телевизионщиков, ни для президиума. И хотя оно не имело никакого отношения к "Роман-газете", публика выслушала его до конца. Редакция литературно-драматических передач Центрального телевидения, организовавшая читательскую конференцию редколлегии "Роман-газеты", явно тяготела к юдофобии. Я помню себя оскорблённой после этой конференции в зале, в котором до того приходилось слушать великолепных чтецов высокой поэзии. Знаю, что в те времена Кагановичу было 94 года. Спустя четыре года он умер. Жил он в квартире на Кутузовском проспекте как в осаждённой крепости, боясь подойти к входной двери. Жалкая старость одного из сталинских сатрапов... В интервью "Аргументам и фактам" он сказал, что никакого отношения к еврейству не имеет: "Я - коммунист". Любопытно, что Васильев выступил лишь против Кагановича, хотя в то время жили и другие сталинские палачи - Молотов, Маленков. И было бы, наверное, лучше для России, если бы навеки осудили и этих кровавых старцев, и "нерушимый" сталинский блок коммунистов и гэбэшников, и их практику. Но Россия, как известно, выбрала иной путь. Посыл же Васильева был прост и ясен - осудить лишь Кагановича, еврея по рождению.
Эйфория новоявленной демократки сменилась разочарованием. С идентификацией своего еврейства, как красиво теперь говорят, у меня всегда было всё в порядке. Хоть и выросла я в советское время, наглухо закрывшее от меня еврейские традиции, оставившее меня в невежестве в отношении истории и культуры моего народа, я инстинктивно знала, что род свой должна увезти из той страны.
И увезла, когда стало возможно. Правда, с опозданием на пару лет, потраченных на благоглупости, на бредовые иллюзии в отношении России и моего еврейского будущего в ней. Вокруг меня снимались с места и уезжали семьи солидных специалистов, прекрасно устроенных в материальном плане. На своё экономическое благополучие мне тоже нельзя было жаловаться: престижная, хорошо оплачиваемая работа в крупном строительном тресте, квартира в центре Москвы, позднее - ещё одна, кооперативная квартира в районе новостроек (семья росла). Но не могла я жить среди повсеместных проявлений дремучего антисемитизма и попранного достоинства!
Когда в предотъездные, наполненные хлопотами дни, я встречала друзей и сослуживцев, вынужденно общалась с чиновниками различных рангов и мастей, на вопрос - иногда с долей зависти - "не страшно ли ехать?" - отвечала радостно: "Так я же домой еду!".

Евгения СОКОЛОВ, Хайфа

Вернуться на главную страницу


 

" ЮДЕНРАЙН" ПО-РОССИЙСКИ

" Все народы можно разделить на две категории:
на тех, кто изгонял евреев, и тех, кто не впускал их к себе"
ХАИМ ВЕЙЦМАН

Когда речь заходит об истории преследования евреев в европейских странах, память невольно обращает нас к Испании 1492 года. И хотя по тем временам это было самое масштабное гонение, которое сопровождалось борьбой с ересью "новых христиан" (так называли евреев, насильно обращенных в христианство), изгоняли евреев в разное время практически из всех европейских государств, где они жили (из Франции - в 1306 и 1394 г.г., из Венгрии - в 1349-1360г.г., из Австрии - в 1421г., из многих княжеств Германии - в XIV- XVI в.в., из Литвы - в 1445 и 1495г.г., из Испании - в 1492 г., из Португалии - в 1497 г., из Богемии и Моравии - в 1744-1745г.г.).
Мотив гонений всегда был одним и тем же: попытка обратить евреев в свою веру, а заодно и поживиться собственностью еврейских ремесленников, выбравших судьбу изгоев ради того, чтобы остаться верными служителями религии своего народа.
Вместе с тем, мало кому известно, что первое изгнание евреев в масштабах государства произошло значительно раньше - в 1290 году в Англии. Именно там за 35 лет до изгнания впервые прозвучало чудовищное обвинение евреев в ритуальных убийствах, когда 19 евреев города Линкольн были без суда казнены по ложному обвинению в распятии мальчика по имени Хью. Приказ об изгнании был подписан 9 ава (по еврейскому календарю), в тот самый печальный день поста в память разрушения обоих Храмов. На протяжении почти четырех веков, вплоть до 1670 года евреям не разрешалось возвращаться в Англию. Вместе с тем, даже многовековое их отсутствие в стране не избавило англичан от антисемитизма. Евреев продолжали обвинять в ритуальных убийствах, а великий Шекспир в своей пьесе "Венецианский купец" создал омерзительный персонаж еврея-ростовщика Шейлока, собирающего долги человеческой плотью. Трудно себе представить, что этот средневековый антисемитский шедевр великого классика до сих пор не сходит с театральных подмостков некоторых цивилизованных стран, в том числе и Англии.
Уже по окончании Второй мировой войны, когда весь мир содрогнулся от разгула фашистского Молоха, уничтожившего 6 млн. евреев только за то, что они были евреями, процесс изгнания не только не был остановлен, но обрел новую силу. Настал черед стран исламского мира, где евреи и христиане жили на положении граждан второго сорта. В период 1948-1967г.г. практически все евреи Алжира, Египта, Ирака, Сирии и Йемена покинули эти страны, не без оснований опасаясь за свою жизнь.
Особое место в этой печальной истории занимает Россия. В течение почти двух веков (с XV в. и до 1771 года) евреям вообще не разрешалось жить в России. А в соседней Украине предводитель восстания казачества против правителей Польши, патологический ненавистник евреев Богдан Хмельницкий со звериной жестокостью расправился с самой крупной еврейской диаспорой. Восемь лет (1648-1656 г.г.) гетман Хмельницкий и его приспешники сеяли смерть и разрушения среди польских еврейских общин. 90 процентов (более 100 тыс. чел.) еврейского населения Подолии и Волыни было убито, продано в рабство или бежало. Поэтому вполне оправданно недоумение мирового еврейского сообщества по поводу того, что Б.Хмельницкий до сих пор считается на Украине национальным героем, а одна из центральных улиц Москвы, в двух шагах от Хоральной синагоги, названа именем этого сатрапа.
Эти события не могли не повлиять на весь дальнейший процесс расселения евреев в России, который напрямую зависел от экспансионистской политики российского самодержавия и территориально был ограничен пресловутой "чертой оседлости". Последовательное присоединение территорий Польши к Российской империи в XVIII веке привело под власть российского монарха 1 млн. 200 тыс. польских евреев, ставших постоянными жителями 24 российских губерний в "зоне оседлости", а к 1880 году численность еврейского населения России достигла 4 млн. человек. С этого времени практически и начинается летоисчисление российского еврейства. Тогда же в царской России возник политический феномен под названием "еврейский вопрос", который с позиции силы безуспешно пытались разрешить все российские самодержцы, а после октябрьского переворота в 1917 году,- большевистская камарилья.
В годы царствования Александра II было допущено некоторое послабление, позволявшее проживание евреев-профессионалов, некоторых ремесленников и торговцев вне пределов черты оседлости. Но уже после вступления на престол в 1881году Александра III, в течение десяти лет из Санкт-Петербурга были депортированы (закованными в цепи) более 2000 евреев, а из Москвы изгнали почти 20 тысяч евреев. Из западных областей России в черту оседлости были переселены четверть миллиона евреев. Осуществляя жестокую националистическую политику, основой которой были провозглашены "православие, самодержавие и народность", самодержец в своих антиеврейских "майских законах" отменил все либеральные начинания своего отца, что напрямую негативно влияло на социально-правовую жизнь евреев. Среди антиеврейских мер были бесчисленные оговорки, ограничивающие поступление евреев в средние и высшие учебные заведения, для евреев были закрыты некоторые профессии. В 1881году в Елизаветграде (ныне Кировоград) властями был инспирирован первый еврейский погром, положивший начало целой серии погромов, пронесшихся по южной России. К тому времени более половины евреев всего мира жили в Российской империи. Приграничный город Броды стал основным пунктом, через который в 1880 году начался исход более двух млн. евреев из губерний черты оседлости. Уезжали евреи, в основном, в Америку, Англию, Европу, Южную Америку и Палестину.
Самой ужасной особенностью погромов было то, что они получали поддержку русского правительства. После шестисот погромов, произошедших на российской территории между 1903 и 1906 г.г. , было обнаружено, что листовки, призывающие православных к еврейским погромам, были отпечатаны в типографиях царской тайной полиции. Никто не может подсчитать, сколько невинных жертв еврейского народа уничтожено в погромах: такая статистика царским чиновникам и российской "черной сотне" была не нужна. По сути, еврейские погромы - явление чисто российское, и можно с большой степенью достоверности предположить, что именно они послужили примером, достойным подражания и для фашистских идеологов, и, вне всякого сомнения, для доморощенных российских палачей-исполнителей.
Тогда же "могучий" русский язык пополнился новым словообразованием "погром", значение которого стыдливо замалчивается во всех известных энциклопедиях: его нет ни у Даля, ни у Ожегова, ни у Брокгауза и Эфрона, его нет даже в современной энциклопедии. И только в словаре Ушакова слову "погром" дано четкое определение: "Организованное правительством, господствующими классами реакционно-шовинистическое выступление, массовое избиение толпой групп населения, сопровождающееся убийствами, разорением и грабежом имущества..." Как пример, приведены еврейские погромы в России и в фашистской Германии. К сожалению, Д.Н. Ушаков в 1942 году скончался, в противном случае этот выдающийся филолог обязательно бы докопался до идентичной сути идеологии гитлеровского нацизма и сталинского коммунизма. Правда, пусть и значительно позже, но это блистательно сделал выдающийся кинорежиссер Михаил Ромм в своей документальной картине "Обыкновенный фашизм". Было страшно смотреть этот фильм, осознавая, что документальный рассказ о фашистской Германии один к одному воспроизводит жизнь хваленой страны Советов. Наверное, поэтому российский кинопрокат никогда не жаловал этот киношедевр, чтобы, упаси Бог, не навлечь на себя гнев кремлевских идеологов.
Переломным моментом в жизни российского еврейства стал октябрьский переворот 1917 года, когда к власти пришли большевики. Жившие в крайней нищете, едва сводившие концы с концами многодетные еврейские семьи возлагали на новую власть большие надежды. В революцию подались молодые люди с надеждой получить образование и стать достойными строителями новой жизни.
Раннее детство я провел в зоне белорусской черты оседлости, и хорошо помню душевный подъем и стремление еврейской молодежи к знаниям. Дети "народа Книги", используя открывшиеся возможности, стремились получить достойное образование: еврейскую молодежь можно было встретить в любом учебном заведении страны, и везде наши соплеменники слыли достойными учениками. К величайшему сожалению, жизнь большинства из них была смята сталинскими жерновами: слепо следуя дурному примеру вождей революции еврейского происхождения (а было их не так уж и мало), сознательно преследуя лишь карьеристские цели, а чаще и вовсе неосознанно, они отрекались от своего народа, его истории и традиций. Так начинался их духовный путь в никуда. Известен уже ставший хрестоматийным пример, когда главный московский раввин Яаков Мазэ обратился к Льву Троцкому, как к еврею, с просьбой защитить свой народ от петлюровских погромщиков. Троцкий ответил: "Вы ошибаетесь, я социал-демократ. Это всё". В конце встречи с Троцким раввин Мазэ произнес пророческую фразу : "Сделали революцию Троцкие, а Бронштейны расплачиваются".

В годы гражданской войны еврейские погромы становились обычным явлением, что продолжало увеличивать исход евреев из России. В эти годы стало исключительно популярно сионистское движение. В Белоруссии к нему примкнули мой отец и его старший брат, которому удалось выехать в Палестину. С его детьми я встретился лишь в 1995 году, когда мне впервые посчастливилось посетить Землю обетованную. Значительно меньше повезло моему отцу, который в год моего рождения был осужден за сионистскую деятельность и посажен в тюрьму города Петриков. К сожалению, он не дожил до того счастливого дня, когда его дети, внуки и правнуки стали гражданами Государства Израиль.
Жуткие свидетельства погромов, которые чинили так называемые борцы за "незалежную" Украину Симона Петлюры в 1918-20 годах, собрал их очевидец Шмуэль Шварцбард. И когда Петлюра был вынужден бежать за границу, Шварцбард выследил его, и 25 мая 1926 года в Париже у входа в ресторан на улице Расина выстрелом из пистолета убил. Выслушав показания Шварцбарда, французский суд счел возможным вынести ему оправдательный приговор: настолько бесчеловечными были деяния петлюровских погромщиков. Трудно в это поверить, но и в сегодняшней России по данным РАН 68% евреев вполне серьезно опасаются погромов.
Вся довоенная история страны Советов изобиловала процессами против т.н. "врагов народа", среди которых в значительном количестве проходили евреи. Антисемитизм среди всех слоев населения процветал, а власти никогда адекватно к этому явлению не относились, а, наоборот, лицемерили и лгали, что в "СССР еврейского вопроса не существует". Даже в тяжелейшие годы войны, когда фашистские изуверы, используя армию добровольных помощников из числа местных жителей, планомерно, с немецкой пунктуальностью, истребляли евреев только за то, что они были евреями, коммунистические идеологи продолжали лицемерить и скрывать эти злодеяния от народа. Тайное стало явным лишь тогда, когда в конце войны начала работать комиссия по подготовке материалов для Нюрнбергского процесса.
Война с гитлеровским фашизмом стала тяжелым бременем для всех, но для евреев это было испытанием на выживание. Чтобы избежать беспощадной расправы в нацистских лагерях смерти, евреи из западных областей страны были вынуждены бежать на Восток. Сегодня никто не может сказать, сколько женщин, стариков и детей погибли во время так называемой эвакуации,- нет нигде такой статистики. Об этом эпизоде войны вообще не принято вспоминать: кого сегодня волнует, сколько еврейских жизней тогда было загублено. Как очевидец, свидетельствую: на моих глазах в узбекском городе Шахризябс от голода и болезней ежедневно умирали эвакуированные старики, женщины и дети, которых местные власти поселили в неотапливаемые складские помещения-бараки по улице Ахунбабаева. Никому до них не было дела: ни горкому партии, ни исполкому, да и окружавшее нас население относилось к нам, как к прокаженным.
В послевоенные годы антисемитская направленность во внутренней политике страны стала проявляться еще острее. На фоне всеобщего дефицита в экономике, нищенского существования всего народа, под эгидой компартии и КГБ была развернута целенаправленная антисемитская компания: сфабриковано всем известное дело "врачей-вредителей", инициирована борьба с космополитизмом, где главными фигурантами были, конечно же, евреи. Несколькими годами ранее был физически уничтожен полный состав Еврейского антифашистского комитета, куда входил весь цвет еврейской культурной и научной интеллигенции. К счастью, "кремлевский пахан" подох на Пурим 1953 года, и евреи России обрели еще один праздник...
Подавляющее большинство евреев с великой радостью встретило известие об образовании Государства Израиль. Умудряясь сквозь шум "глушилок" вылавливать суть, мы слушали победные вести из Израиля и о достижениях евреев Америки в борьбе за наше вызволение из цепких лап "мачехи-родины". Я помню, как на кухнях мы пели дифирамбы даже Брежневу, не говоря уж о Горбачеве или Ельцине, когда под натиском диссидентского движения внутри страны и мирового общественного мнения они вынуждены были идти на попятную и время от времени открывать "железный занавес". Одним из истинных друзей мирового еврейства был американский сенатор-нееврей Генри Джексон, который вместе с конгрессменом Чарльзом Вэником внес законодательную поправку, которая лишала СССР статуса наибольшего благоприятствования в торговле, пока советским евреям не будет разрешена беспрепятственная эмиграция из страны. Это было нашим спасением, и мы отлично понимаем, почему поправка не отменена до сих пор, хотя вопрос этот постоянно инициируется российскими властями. Причина ясна: по данным РАН, 42% российских евреев считает, что сегодня отношение к евреям в стране значительно хуже, чем к другим народам. Из материалов РАН о положении евреев в современной России, опубликованных А.Колесниченко в газете "Новые Известия", явствует, что в Российской Федерации проживает 233 тыс. евреев (108 тыс. - в Москве, 42 тыс. - в Санкт-Петербурге). Средний возраст - 57 лет, причем подавляющее большинство - "недетородного возраста", т.е. евреи в России - "вымирающая популяция". Абсолютное большинство российских евреев считают себя русскими, 85% ощущают Россию своей страной, иудаизм исповедуют 35%, православие - 24%.
При такой беспросветной статистке Россия имеет двух главных раввинов: к избранному главному раввину Адольфу Шаевичу путем целого ряда хитроумных оргмероприятий, проведенных под покровительством властей, прибавился новый, безгранично преданный президентской администрации, главный раввин российского ХАБАДа Берл Лазар. И, как верно гласит народная мудрость, "у семи нянек...". Российская Госдума стала средоточием антисемитских провокаций, а депутаты Макашов, Кондратенко, Крутов и их многочисленные "подпевалы" - признанными лидерами думской "черной сотни". Такого неприкрытого парламентского юдофобства не может себе позволить ни одно цивилизованное государство мира, этого не мог открыто допустить в своем Бундестаге даже нацист №1 Адольф Гитлер. 5 июля 2005 года известная российская журналистка Юлия Латынина опубликовала материал, раскрывающий провокационную сущность эпистолярных антисемитских наветов, затеянных думскими юдофобами. Оказывается, свое письмо в Генпрокуратуру они отправили накануне визита Путина в Освенцим, давая повод российскому президенту показать себя перед всей мировой общественностью единственным защитником евреев России. Более того, российские новостные агентства раструбили на всю вселенную, что в Освенциме президент Израиля Моше Кацав вручит российскому президенту учрежденную израильским правительством медаль "Спасение". Такая медаль №1 была предназначена лично Путину в знак признания роли советской армии в освобождении Освенцима. Когда эта новость стала достоянием израильских СМИ, тамошние журналисты были удивлены: во-первых, общеизвестно, что в Израиле вообще нет медалей, и, во-вторых, личный вклад Путина в победу над фашизмом показался им, мягко говоря, не столь уж значительным. Созвонившись с канцелярией президента Моше Кацава, они выяснили, что израильское правительство тоже ничего не знает ни о какой медали. Но, как говорится, рано или поздно все тайное становится явным. И вскоре стало ясно, что медаль "Спасение" была специально учреждена и изготовлена по заказу Берла Лазара, который якобы просил передать его просьбу Моше Кацаву вручить в Освенциме эту медаль президенту Путину. В результате всех этих комичных передряг Моше Кацав от встречи с Путиным в Освенциме уклонился и медаль ему не вручил, но израильского президента заменил ... Берл Лазар, всё же вручив своему "боссу" медаль домашнего "разлива". В комментариях вся эта забавная и бесконечно грустная история не нуждается.
По поводу антисемитских писем российских законодателей и победы в толковище на телешоу НТВ "К барьеру" лидера российских "черносотенцев" генерала Макашова над космонавтом генералом Леоновым, учредитель российской "Международной еврейской газеты" Танкред Голенпольский написал открытое письмо президенту Путину. Оно было выдержано в достойных, вежливых тонах, и в нем, в частности, говорилось: "Позвольте Вам напомнить, что в Германии, которую Вы хорошо знаете, все тоже начиналось с еврейских гонений. Ведь и там объясняли голодным, безработным немцам, что все беды от евреев... В результате 27 миллионов наших родных лежат в земле". И далее: "Эта передача (телешоу "К барьеру" - М.М.) - сигнал евреям, даже тем, кто никогда не думал покидать родную страну: наступает пора увозить отсюда своих детей".
Ради этого призыва и написана моя статья.

Михаил МАРГОЛИН, Нью-Джерси
Фото: Кевин Фрайер, АП

Вернуться на главную страницу


Владимир Осипов,
один из "подписантов"

Илья СЛОСМАН, Маалот, Израиль

Сначала - несколько цифр, поскольку проблема антисемитизма не так уж проста. Прячутся антисемиты, понимаете ли... 500 человек подписали разоблачающее евреев письмо в Генпрокуратуру в начале 2005 года, но 490 из них постарались сохранить своё имя в тайне (фамилии лишь десятка подписантов появились на сайте rusprav.ru). Через некоторое время письмо скорректировали, часть шокирующих фраз была исключена или очеловечена. Число недовольных евреями возросло в 10 раз, число же открытых антисемитов увеличилось лишь до 40.

Владимир Осипов,
лидер Союза "Христианское возрождение"

Вот они эти "смельчаки" (цитирую по сайту http://www.zaistinu.ru/articles/?aid=510):
Аникин В., гл. редактор газеты "Астраханская держава" (Астрахань), Антонов В.В., редактор журнала "Имперский вестник" (С.-Петербург), Белов В.И., писатель, лауреат Государственной премии (Вологда), Будянов В.П., гл. редактор газеты "Память" (Новосибирск), Буров Павел, священник Русской Православной Церкви (Москва), Вардугин В.И., зам. гл. редактора журнала "Волга" (Саратов), Варсонофий (Самарин), игумен Русской Православной Церкви (Ставропольский край), Гореликов П.Н., подполковник, руководитель ККОО "Православные офицеры" (Краснодар), Грязнов В.Л., гл. редактор газеты "Русский фронт Московии" (Москва), Дзиковицкий А.В., гл. редактор газеты "Казачий Взгляд" (Обнинск, Калужской обл.), Душенов К.Ю., гл. редактор газеты "Русь Православная" (С.-Петербург), Егоров А.Г., редактор газеты "Витязь" (Барнаул), Ершков К.И., председатель православного Русско-Сербского братства (Москва), Ивашов Л.Г., генерал-полковник, доктор исторических наук (Москва), Задерей В.А., гл. редактор газеты "Знание - власть!" (Московская обл.), Калентьев В.Ф., гл. редактор газеты "Отчизна" (Нижний Новгород), Карташева Н.В., поэтесса (Москва), Климов Д.В., отв. секретарь газеты "Земское обозрение" (Саратов), Клыков В.М., народный художник России, глава Российского соборного движения (Москва), Колодезев И.В., гл. редактор газеты "Русская Сибирь" (Новосибирск), Кулебякин И.В., гл. редактор газеты "Московские ворота" (Обнинск), Лизунов И.К., атаман казачьей общины "Спас" (Обнинск), Миронов Б.С., писатель, председатель Союза славянских журналистов (Москва), Миронов В.Л., гл. редактор газеты "Русский фронт Кубани" (Краснодар), Миронова Т.Л., доктор филологических наук, писатель (Москва), Мкртчян Е.В., певица, лауреат Пушкинской премии, ведущая цикла вечеров "Возвращение на Родину" (Москва), Назаров М.В., писатель-историк, руководитель издательства "Русская идея" (Москва), Осипов В.Н., глава Союза "Христианское Возрождение" (Москва), Пащенко О., гл. редактор "Красноярской газеты" (Красноярск), Путинцев С.А., гл. редактор газеты "За Русь!" (Новороссийск), Рыжко В.Е., режиссер-кинодокументалист (Москва), Савельев Ю.В., председатель правления русской общины (Екатеринбург), Солуянов А.П., генерал-майор, Герой Советского Союза, глава Союза Архангела Михаила (Москва), Спасский Б.В., десятый чемпион мира по шахматам, гл. редактор газеты "Шахматная неделя" (Париж-Москва), Спрядышев В.М., гл. редактор газеты "Русский фронт Поволжья" (г. Волжский, Волгоградской обл.), Терентьев С.В., гл. редактор газеты "Колокол" (Волгоград), Турик А.С., гл. редактор газеты "Русский Восток" (Иркутск), Хатюшин В.В., зам. гл. редактора "Молодая гвардия" (Москва), Шафаревич И.Р., академик РАН (Москва), Шахматов А.В., певец, руководитель Всемирного русского центра (Сидней-Москва) и другие (всего около 5000 подписей, в том числе многих клириков Русской Православной Церкви).
Говорят, что есть ещё и письмо 15 тысяч, но найти его автору этих строк не удалось. Особой горечи нет, т.к. вряд ли новый документ содержит новые мысли. Естественно, сочинительством занимались не 500, не 5000 и, тем более, не 15 тысяч человек. Обычно душой любого дела бывают один - два человека. Так и здесь.
Как уже сообщалось, реальным автором текста был Михаил Назаров, писатель-историк, руководитель издательства "Русская идея" (Москва). Этот "реальный автор" назвал имена ещё двадцати человек, подписавших запрос в Генпрокуратуру, причём не простых людей, а депутатов Госдумы: от фракции "Родина" - С.А. Глотов, А.Н. Грешневиков, С.М. Григорьев, А.Н. Крутов, Н.С. Леонов, О.И. Мащенко, В.П. Никитин, Н.А. Павлов, И.Н. Родионов, А.Н. Савельев, Ю.П. Савельев, И.В. Савельева, И.Н. Харченко, А.В. Чуев (единственный отказавший от подписи; он затем оправдывался в письме раввину Лазару, что его подпись поставили обманно; раввин похвалил Чуева). От фракции КПРФ - Н.Н. Езерский, В.И. Кашин, Н.И. Кондратенко, А.М. Макашов, П.Г. Свечников, С.В. Собко.
Имена он привёл со ссылкой на источник www.sem40.ru (за себя Назаров не ручается), а по тому поводу, что запрос был сделан незадолго до юбилея Освенцима, пошутил: "У евреев чуть ли не каждый месяц какой-нибудь холокостный праздник - за всеми не уследишь".
Вот такие в России антисемиты, они же юмористы, они же просто человеконенавистники. Это подтверждает Проханов в газете "Завтра" 10.08.05, предлагающий читателям издевательский опрос на следующую тему: "Кого бы вы пожалели сильнее, если бы их избили на улице где-то в России?" И тут же предлагает варианты ответов: азербайджанцев, американцев, грузин, израильтян, китайцев, латышей, нигерийцев, поляков, таджиков, украинцев-"западенцев", цыган, чеченцев.
Вряд ли такой опрос нуждается в комментариях, лишь замечу пока, что среди чужестранцев и инородцев нет арабов.
Одна из фамилий антисемитов бросилась мне в глаза сразу же после прочтения письма 5000. Это - Осипов Владимир Николаевич, глава Союза "Христианское Возрождение" (Москва). Во-первых, потому, что Владимир Николаевич - почти полный тёзка Крыгина, собиравшего подписи под Обращением 500 и открыто его не подписавшего. Но это самое малое из того, что хотелось бы сообщить об этой личности.
Из сайта http://www.rusprav.ru/2005/3-4/18.htm следует, что "Обращение было передано (в Генпрокуратуру - И.С.) лично М.В. Назаровым и В.Н. Осиповым во время обработки документов... В коротких выступлениях перед собравшимися единомышленниками Осипов и Назаров подчеркнули, что это акция нашей (их - И.С.) самообороны, успех которой не обязательно следует оценивать чисто юридическими мерками - в этой области силы слишком неравны. Главное для русского общества: расширять рамки свободы в обсуждении этого судьбоносного вопроса и учиться "жить без страха иудейска", чему и должна способствовать эта акция".
Вышеуказанная информация позволяет более внимательно разобрать ту версию, которую предложил Владимир Семенко ("Радонеж" 16.02.2005, http://www.rusprav.ru/2005/3-4/11.htm). Мною эта версия уже приводилась в статье "Антисемитизм и русофобия 2", придётся её повторить, уж очень она важна:
"Не станем гадать, какие спецслужбы внероссийского происхождения замешаны в этом деле. Подчеркнем лишь очевидное: стиль провокации стопроцентно спецслужбистский и до боли знакомый всем нам, давно наблюдающим за тем, как 5-е управление уничтожает и маргинализирует русское патриотическое движение.
Стиль этот и методы работы не меняются вот уже много лет подряд. А если учесть то, что мы подчеркивали выше, а именно, что более всех выигрывает от вышеописанной провокации г-н В.А. Гусинский, а также то, что спецслужбами Гусинского ныне руководит бывший начальник 5-го управления Ф.Д. Бобков, то вывод напрашивается сам собой. Не станем гадать, как конкретно цель была достигнута соответствующими оперативниками. Пусть борцы с "еврейским засильем" сами подумают об этом. Мне думается, что здесь на каком-то этапе совпали интересы нынешних властей и сугубо внешних, внероссийских сил. А русские патриоты (к сожалению, как всегда) оказались теми, кого используют все - и, конечно же, против них самих".
Работая над предыдущей статьёй на эту тему, я ещё не знал, до какой степени в этой истории замешан Осипов, и поэтому серьёзно к версии В. Семенко не отнёсся. Сейчас, когда выяснилось, что основным двигателем запроса в Генпрокуратуру был дуэт Назаров - Осипов, стоит детально разобраться в том, что собой представляют обе части дуэта. К сожалению, в отношении Назарова у автора информации недостаточно. Этот недостаток восполнил Леонид Школьник, любезно предоставивший мне текст интервью Назарова Наташе Мозговой из "Едиот ахронот": http://www.livejournal.com/users/mozgovaya/290473.html
А вот на вопрос, как докатился г-н Осипов (отсидевший длительный срок в советских лагерях) до роли одного из ведущих российских антисемитов, а заодно причём тут КГБ и даже "спецслужбы внероссийского происхождения"? - рассказать можно многое.
Начнём с того, что имеется солидная работа мною уважаемого Михаила Хейфеца "Русский патриот Владимир Осипов", характеризующая этого человека весьма положительно. Работа была написана в советской тюрьме много лет назад, и, тем не менее, её актуальность в наше время не вызывает сомнения. Дело в том, перо Хейфеца - это перо мастера, а мастер так или иначе возвышается над своими личными пристрастиями. Вот как Михаил охарактеризовал своего героя ещё в 1977 году:
"Исторически люди, подобные Осипову, всегда занимали вторые места в руководстве подпольных организаций. Им всегда нужен был на первом месте трибун, идеолог, мыслитель... Интересно, что такие люди всегда уступали с видимой охотой первое место другому... Так Михайлов уступил место лидера партии Желябову, Гоц - Чернову, Штрассер - Гитлеру..."
В нашем случае Владимир Осипов тоже находится на "почётном" втором месте. Как это получилось - другой вопрос, но факт налицо!
Ещё одна выдержка из работы Хейфеца:
"Осипов, по-моему, далеко не всегда прав, но он честен. Когда он заблуждается, он заблуждается как глубоко верующий человек, не как хитрый демагог. Конечно, честность его - это честность политика, то есть предполагает выдержку, расчёт, компромиссы и умолчания (когда ему говорить невыгодно). Но, повторяю, он честен".
Михаил Хейфец может многократно заявлять о честности Осипова, реальная картина от этого не изменится, т.к. честность и "честность политика" - это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Сродни "честности политика" и "умолчания (когда ему говорить невыгодно)", другое дело, что умолчания иногда красноречивей любых слов.
Так, довольно подробно рассказывая Хейфецу и сотруднику НИПЦ "Мемориал" Николаю Митрохину о причинах своего изгнания из МГУ (якобы смело встал на защиту своего арестованного приятеля), Осипов забыл упомянуть существенную деталь. Деталь заключалась в том, что отчисление из дневного высшего учебного заведения обычно сопровождалось ещё и призывом в армию. Как удалось исключённому студенту чуть ли не два года болтаться на гражданке, а затем завершить обучение в заочном пединституте и ещё участвовать во всей этой истории с площадью Маяковского без конфликта с военкоматом, вопрос вопросов. Конечно, могли быть у патриота болезни, о которых "ему говорить невыгодно". Но, скорее всего, Осипов может свободно написать актуальный в наше время трактат на тему "Как "откосить" от армии и сохранить при этом подлинную любовь к Родине?". Успех и "бабки" обеспечены.
Заглянем на сайт http://www.moskvam.ru/2001/10/osipov.htm и посмотрим, что пишет Осипов сам о себе в "Дубровлаге": "Владимир Николаевич Осипов родился 9 августа 1938 года. Был исключен из МГУ за публичный протест против ареста однокурсника органами КГБ. 6 октября 1961 года был арестован за организацию молодежных собраний у памятника Маяковскому. В лагере стал православным монархистом и русским националистом. Освободился в октябре 1968 года. За издание машинописного православно-патриотического журнала "Вече" был вновь арестован КГБ и приговорен к 8 годам лишения свободы".
Попробуем разобраться подробнее. "6 октября 1961 года был арестован за организацию молодежных собраний у памятника Маяковскому". Казалось бы, незаслуженно пострадал за свободу народа, не правда ли? Примерно такая же причина первой отсидки указывается и в приложении к "Дневникам" Эдуарда Кузнецова (того самого"самолётчика"):
"Вместе с В.Осиповым (с тем, который теперь издает "Вече", разошлись пути) ходил на площадь Маяковского в 1961-62 годах. Засадили и получил в Мосгорсуде 7 лет."
Дело в том, что автор этих строк довольно давно занимается подробным исследованием Ленинградского "самолётного" дела 1970 года и, естественно, интересовался, каким образом попал в те времена в Ленинград москвич Эдуард Кузнецов и за что он сидел в первый раз. В то, что "засадили" только за ходьбу на площадь Маяковского, верилось с трудом, но до 1997 года других материалов не попадалось. В 1997 вышла книжка Л.Поликовской "МЫ ПРЕДЧУВСТВИЕ, ПРЕДТЕЧА..." ПЛОЩАДЬ МАЯКОВСКОГО 1958-1965", и всё стало на свои места. Оказывается, что оба сидельца в 1961 году прошли по делу Бокштейна - Кузнецова - Осипова, и один из пунктов обвинения двоих последних заключался ни много ни мало в подготовке покушения на Хрущёва.
Такова "честность политика" Осипова, хотя из воспоминаний участников следует, что к покушению готовились достаточно серьёзно, был найден исполнитель-снайпер и даже винтовка. В качестве места покушения был избран проспект Мира в Москве, по которому Хрущёв ездил встречать космонавтов. Прикидывали, откуда удобно в него выстрелить. Акции даже дали название - операция "Космонавт".
Чем Осипову и его единомышленникам не угодил Хрущёв? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Объяснения самих участников подготовки на покушения выглядят как детский лепет. Кузнецов, например, намекает на то, что в 1961 году они предвидели Карибский кризис 1962 года и возможность, в связи с этим, Третьей мировой войны. Осипов высказывается более определённо, во всяком случае, ему не нравилось решение июльского пленума ЦК 1957 года об антипартийной группе Маленкова-Кагановича-Молотова, т.е. отстранение от власти соратников Сталина. Свою акцию они задумали в самый разгар десталинизации. Как раз в этот период в недрах КГБ уже вызревало свержение Хрущёва, хотя, возможно, и не столь кардинальным способом.
Конечно, Осипову не хочется упоминать о таких подробностях своего первого дела. Как-то это не вяжется с обликом добропорядочного христианина, каковым ему надо бы выглядеть, всё-таки глава Союза "Христианское Возрождение". Но смысл "Космонавта" заключался не только в организации покушения.
Вот отрывок из интервью Кузнецова Людмиле Поликовской:
"Л.П. А как вы отбивались от обвинения в намерении совершить теракт?
Э.К. .Я сейчас уже с трудом припоминаю, но примерно так: да, шёл какой-то разговор, чушь какая-то, болтали что-то, непонятно что... Если бы не этот факт, мы бы, конечно, прошли следствие гораздо красивее, - это нас сильно подкосило..."
"Мы" в данном случае - Кузнецов и Осипов, Бокштейн к теракту не имел никакого отношения.
Понятно, что на фоне подготовки покушения на Председателя Совета Министров подробные рассказы о распространении нелегальной литературы, подпольных собраниях и прочих "мелочах" в период следствия - сущий пустяк.
Естественно, и Кузнецов, и Осипов во время следствия противостояли в одиночку всей государственной системе. Сомнительно, чтобы кто-нибудь мог вынести подобное противостояние. Даже молчание в подобных случаях не помогает, т.к. на молчуна могут повесить всё, что угодно. Кто же пожелает отвечать даже за родного дядю? Честный человек после такого контакта с КГБ на следующий уже не пойдёт, поскольку неприятный осадок от отсутствия "красоты" показаний и от поломанных в результате судеб останется на всю жизнь. Повторяю, честный человек, но не честный политик!
Короче, Осипов после отсидки снова начал заниматься политической деятельностью. Ещё в лагере он задумал издавать нелегальный журнал. Если учесть, что при этом он предвидел возможность ареста, то возникала проблема, как отвечать на предстоящие конкретные вопросы следователей: Кто давал деньги? Кто писал статьи? Кто печатал? Кто доставал необходимые материалы? Кто размножал и т.д.? Всем ясно, что КГБ - не та организация, в которой позволяли пудрить по этому поводу мозги. Однако вышеуказанная проблема абсолютно не волновала будущего редактора. И Осипов, по его словам, "за издание машинописного православно-патриотического журнала "Вече" был вновь арестован КГБ...".
Что в действительности скрывается за подобной общей формулировкой, к сожалению, остаётся за кадром. Вряд ли это известно даже Михаилу Хейфецу, длительное время общавшемуся со своим героем в советском лагере и, как уже было сказано, написавшему о нём объёмистое сочинение. По Хейфецу, айсберг, о который разбились "Вече" и его редактор - это АЛЕКСАНДР ИСАЕВИЧ СОЛЖЕНИЦЫН.
Можно было бы поверить Михаилу Рувимовичу, т.к. Солженицын в те времена подвергался гонениям и проклятиям, но есть заковыка... После длительных рассуждений Хейфец полностью опровергает свою гипотезу:
"Не удивляюсь поэтому, что "Вече" поместило резкую статью против солженицынского художественного исследования: её написал идеолог №1 и лидер "государственников" Иванов-"Скуратов". Осипов не пересказывал мне её содержания, только мельком обмолвился, что Солженицына обвиняли в антипатриотизме. Интересно, совпадала ли его аргументация с аргументацией гебиста Н.Яковлева в "Литературной газете"? Обвинение в"антипатриотизме", во всяком случае, оказалось одинаковым - в нелегальном "Вече" и полугебистской "ЛГ". "Патриот-"государственник" закономерно пришёл - и не мог не прийти! - к тем же идеям насчёт творчества Солженицына, что и андроповский мегафон".
Получается, что направление "Вече" вполне совпадало с пожеланиями КГБ, так что, наверное, следует искать другую или, по крайней мере, более конкретную причину второй посадки Осипова. Найдём мы её или нет, вопрос, но ясно, что она была известна лидерам тогдашнего КГБ, некоторые из которых живы до сих пор. В результате приходится возвратиться к версии В.Семенко, изложенной выше.
Как-то так получилось, что на солидных должностях у Гусинского и Ходорковского состояли генералы КГБ, соответственно Бобков и Кандауров. Ясно, что информации у генералов полно, и эта информация помогла олигархам сколотить приличные состояния. Но, по всей вероятности, было бы ошибкой думать, что гебисты такого уровня не играли и не продолжают играть в свою игру. Мы знаем, что, в конечном счете, Гусинскому пришлось бежать из России, а Ходорковский сел на долгий срок.
Компромата, дающего возможность бывшему начальнику 5-го управления Филиппу Денисовичу Бобкову держать Владимира Николаевича Осипова на коротком поводке, по-видимому, более чем достаточно. Да и "маргинализировать" Осипова и его приятелей особо не нужно, они сами "маргинализироваться" рады. (Например, одна из причин нелюбви сотрудников "Вече" к Солженицыну заключалась в недостаточно арийском происхождении второй жены писателя Натальи Светловой).
Но самое главное - это презренный металл. Денег катастрофически не хватало как редакции "Вече", так и самому редактору лично (Осипов официально работал пожарником с зарплатой 65 р. в месяц. На такие деньги проблематичны не только издание журнала, но и собственный прокорм. А у Владимира Николаевича была ещё сложная ситуация с жёнами и детьми). В работе Хейфеца даже есть глава под названием "Хотим нефтедолларов". Суть её заключается в том, что члены редколлегии "Мельникова и Скуратов предложили в очередном номере поместить статью в поддержку палестинского Фронта Освобождения". По словам Мельниковой, "если арабы узнают, что "Вече" поддерживает палестинское дело, Муамар Каддафи отпустит денег на издание "Вече". Иванов-"Скуратов" не снисходил до такой прозы, он орудовал в высоких идейных сферах. Мы, "Вече" должны показать всем, что мы не только на словах борцы против сатанизма и сионизма".
Как видим, сподвижники Осипова стали "борцами против сатанизма и сионизма" ещё в 70-х годах прошлого века, а то и раньше, причём, возможно, не так уж бескорыстно.
Сам Осипов тогда эту инициативу якобы не поддержал. Хейфец называет следующие причины: "Израилю он вовсе не симпатизировал, евреям - тем более. Но палестинцев, думается, не любил ещё больше. Во-первых, они левые, а он правый. Во-вторых, за то, что они террористы. Терроризм как крайнее проявление анархии вызывает у него почти физическое отвращение".
Левая, правая где сторона... Сейчас мы все грамотные, нам ясно, что всё зависит от того, с какой стороны смотришь, в те времена термин "красно-коричневые" ещё не укоренился (может быть, даже ещё не был придуман). Ну, а что касается терроризма, позволю себе не согласиться с Михаилом. Для начала Осипову необходимо отречься от своей собственной в прошлом террористической деятельности и не называть её исключительно как "организацию молодежных собраний у памятника Маяковскому".
Причины для отказа от ливийской поддержки, наверное, были. Поле для размышлений на эту тему большое, тем паче, что нет информации, до какой степени фактически дошли "Вече"- ливийские отношения. Просто так издавать нелегальный журнал без официальной бухгалтерии - уже здорово попахивало уголовщиной (если, конечно, не было гебистской крыши и, соответственно, гебистской бухгалтерии). Финансовое привлечение Каддафи пахло уже шпионажем, хотя, с другой стороны, спецслужбы вполне могли остановить Осипова (ведь именно он занимался организационной стороной вопроса) где-то на подходах к ливийскому посольству по каким-то своим соображениям.
Этот эпизод учит тому, что платоническая любовь между российскими антисемитами и арабскими экстремистами может быть подкреплена, как выражается Хейфец, "прозой". И когда Александр Проханов похваляется своими контактами с лидером палестинской террористической группировки ХАМАС "доктором" Машалем, хотелось бы уточнить, в чём заключается реальная суть этих контактов. Тем более, что в биографической справке, приведённой в книге Поликовской, Владимир Осипов характеризуется следующим образом: "В настоящее время лидер Союза "Христианское Возрождение", автор газеты "Завтра"" (заметим: прохановской - И.С.).
Хотя со времени публикации книги прошло уже восемь лет, духовное родство между двумя антисемитами и сейчас не вызывает сомнений. Только ли духовное?

Вернуться на главную страницу


 

Иррациональность идеологии террора

Александр ЛИБИН, Иерусалим

Идеология террористов - главное, что в них непонятно. Притом что Западу, России и Израилю не ясны ни логика, ни мотивы врага, спецслужбы, к сожалению, пытаются объяснить действия террористов, исходя из своей логики. Однако приписывать другим свою логику - большая ошибка. Видя, какие цели ставит перед собой враг, западный мир отрицает существование этих целей, если они, с точки зрения западного же рационализма, недостижимы.
Лучший пример, показывающий, к чему может привести подобная ошибка, - Гитлер и Сталин. Известно, что к Сталину приходили разные люди - Меркулов, Жуков - и говорили: "Гитлер собирается на нас напасть". Сталин на это задавал вопрос: "А зачем?". Казалось бы, зачем Гитлеру идти войной на Советский Союз, когда любому понятно, что это иррациональная задача, поскольку СССР физически уничтожить нельзя. Зная, что Гитлер очень умный и невероятно способный человек, Сталин был уверен, что тот это прекрасно понимает.
Сталин был жестким рационалистом и ошибочно приписал свой рационализм Гитлеру. Он не мог поверить, что Адольф Гитлер способен действовать абсолютно иррационально: разрушить мир и втравить свою страну в авантюру.
Другой пример - американские контрразведчики во Второй мировой войне. Обнаружив, что японцы собираются напасть на Пирл-Харбор, спецслужбы США допустили ошибку, приписав врагам свой рационализм. В контрразведке не могли понять, зачем нападать на Пирл-Харбор. Было очевидно, что, совершив это нападение, японцы все равно не смогут продолжить вторжение и захватить США. Рационально все обдумав, контрразведчики решили, что, раз смысла в ожидаемых от врага действиях нет, то, видимо, они что-то неправильно поняли, а нападения на Пирл-Харбор не будет.
Точно так же рассуждают израильтяне. Каждый божий день на улицах страны появляются люди, цель которых - уничтожение Израиля, и никакой другой цели нет. Но половина Израиля, а также 90% журналистов, профессоров и мыслителей убеждены, что такого быть не может. Они уверены, что раз палестинцы такие же люди, как и они, то их цель должна быть рациональна, а поскольку уничтожить Израиль физически - иррациональная цель, то надо, анализируя действия террористов, предполагать некую другую цель, например, создание собственного государства. Но разве хотя бы раз организация ХАМАС заявляла, что преследует такую цель? Такого нигде не написано и никогда не говорилось.
Таким образом, важно уметь ориентироваться на абсолютно иррациональное целеполагание другой стороны. И вопрос состоит в том, почему эту задачу целиком возлагают на разведку? От спецслужб ждут, что они окажутся умнее всех нас. Но почему целеполаганием не должны заниматься исламоведы, философы и люди других профессий? Целеполагание - не есть дело узкой группы, называемой "разведкой" или "спецслужбами".
Ведь нет ничего особенного в том, чтобы знать, что творится в головах другой стороны. Например, о том, чего хотел Гитлер, писали газеты. В собственных фашистских изданиях все было изложено совершенно открыто. Сегодня же о том, чего хотят исламские организации, может узнать любой, кто читает по-арабски и не ленится заходить в Интернет.
Собрать вместе исламоведов и арабистов из разных стран - вот то, что должно быть сделано до создания всеобщего разведывательного центра Запада, который будет включать представителей Израиля и России. Надо каким-то образом направить мысли на понимание другой стороны - это самый большой "фокус", который существует. Вовсе нельзя быть уверенным, что разведки набирают людей, адекватных этой задаче, потому что везде любят доминантных людей, которые будут действовать и командовать. Но у доминантных людей есть большая проблема: все они совершают одну и ту же ошибку, приписывая другим свою логику.
Как же понять, чего хотят противники? Люди, которые уничтожили башни-близнецы в Нью-Йорке, стремились к уничтожению США. Они вовсе не мстили Америке за то, что поддерживаемый ею Израиль обижает палестинцев. Они вовсе не хотят лучших условий для стран "третьего мира". Они стремятся к уничтожению США, и неважно, насколько это осуществимо. Важно, что на свете есть люди, преследующие эту цель.
В мире, где можно было уничтожить Советский Союз, нельзя утверждать, что невозможно уничтожить Израиль, США или Россию. У террористов есть одно колоссальное преимущество - время. В их запасе вечность.
В России происходит то же самое, что происходит в Израиле. Чего хотят чеченцы-самоубийцы? Независимости Чечни? Неужели Хаттаб приехал из Иордании и положил на Кавказе свою жизнь за чеченский парламент? Террористы хотят лишь уничтожения России или ее захвата. Можно сказать, что эта цель иррациональна и недостижима. Но делать из этого вывод, что такой цели нет, пожалуй, не совсем верно.

По материалам доклада
на российско-израильской конференции
"Идеология и спецслужбы"

Вернуться на главную страницу


 

Давид Ротем: "Демократия с кляпом во рту"

Евгения КРАВЧИК, "Новости недели"

Депортация позади, но часть политзаключенных все еще томится в тюрьмах. Общее число еврейских граждан, арестованных в период ликвидации Гуш-Катифа, Хомеша и Санура, составило 1130 человек. Срок ареста четырехсот из них был продлен, в том числе до окончания судебного процесса. 123 сопротивленцам, 99 из которых находились в синагоге Кфар-Дарома, предъявлены обвинения в суде
Среди томившихся за решеткой зэков последней, августовской волны - десять девочек в возрасте от 14 до 16 лет. Семь из них освобождены 6 сентября по решению БАГАЦа, еще три остаются за решеткой на том основании, что они отказались назвать свои имена и фамилии.
- Нормальное ли это - неделями держать в КПЗ несовершеннолетних, вся вина которых заключается в том, что они участвовали в массовых акциях протеста? - с таким вопросом я обратилась к адвокату Давиду Ротему (на снимке), юридическому консультанту Совета поселений.
- Это - дикость, причем как с моральной, так и с юридической точки зрения, - сказал он. - Даже в странах третьего мира судьи вряд ли осмелятся продлить срок ареста малолетки до окончания процесса, к тому же на том основании, что ребенок якобы "опасен для общества". Зато в Израиле девочки и мальчики, раздававшие на перекрестках оранжевые ленты и листовки, приравнены к взрослым насильникам и убийцам. Тем временем - позволю себе банальность - митинги и демонстрации являются неотъемлемой составляющей любой демократии. Любой - кроме израильской.
- Кстати, три девочки, отказавшиеся назвать свои фамилии, так и не были освобождены из-под ареста...
- ...в связи с чем им, во-первых, невозможно предъявить обвинение и, во-вторых - продлить срок их ареста до окончания судебного разбирательства, ибо вести процесс по делу анонима нельзя, - уточняет адвокат Ротем. - Впрочем, не о судебной процедуре речь. Речь идет о том, что практически все органы судопроизводства в нашей стране - средоточие высокопоставленных госслужащих с идентичными политическими взглядами. И эта "теплая компания" активно навязывает свое мировоззрение обществу. Назовите хотя бы одного верховного судью, о котором можно было бы сказать, что он сочувствует национальному лагерю.
Удостоверившись, что нет у меня на слуху такого имени, адвокат Ротем констатирует:
- Верно: все верховные судьи - левые!

Молчать: суд идет!

У старожилов имя адвоката Давида Ротема ассоциируется с такими громкими политическими процессами, как дело Баруха Марзеля - последователя рава Меира Кахане, дело рава Левингера из Хеврона, дело первого "еврейского подполья". Ротем подал в БАГАЦ десятки апелляций от имени Совета поселений и таких первопроходцев, как Ханан Порат и Геула Коэн.

Несколько лет назад по его инициативе была создана добровольная организация "Хонейну", юристы которой защищают в судах политзаключенных. В период размежевания Давид Ротем постоянно консультировал своих коллег-волонтеров, вынужденных чуть не ежедневно подавать в суды кассационные жалобы по поводу незаконных арестов, избиения демонстрантов, грубейшего нарушения прав несовершеннолетних.
- В день депортации из Кфар-Дарома мне каждые десять минут звонили и сообщали: "Я арестован. Называть свое имя или нет?" - рассказывает Ротем. - Я рекомендовал представляться и предъявлять полицейским удостоверения личности: ведь если в специально созданный в Беэр-Шеве участок разом доставят пару сот человек, юристы потребуют освободить всех скопом - и властям придется это сделать. В большинстве случаев так и было: мой "патент" сработал!
- Тогда кто же присоветовал подросткам скрывать свои имена, в результате чего их неделями мурыжили в тюрьме "Маасиягу"?..
- Те, кто распространил лозунг: "Арестован? Значит, ты победил!". Идея заключалась в том, что если разом будет арестовано тысяч десять противников размежевания, мест в домах предварительного заключения и тюрьмах на всех не хватит, и полиции придется людей освободить. Сама эта идея была бы жизнеспособной, если бы она была применена в правовом государстве.

- А что у нас?
В ответ адвокат Ротем приводит такой факт: за весь период, предшествовавший депортации, плюс за полторы недели собственно трансфера власти арестовали от четырех до пяти тысяч граждан, включая подростков. Подавляющее большинство не пробыло в застенках и суток и было освобождено без предусмотренного законом привода в суд. Однако сам факт освобождения под залог (даже если в роли такового выступали не деньги, а подпись арестованного) перекрыл этим людям путь к участию в новых акциях гражданского неповиновения. Ведь практически каждого из арестованных заставили дать письменное обязательство больше не демонстрировать, а зачастую - не приближаться к "проблематичным" населенным пунктам и шоссейным дорогам. Таким образом, протест был подавлен еще на ранней стадии, предшествовавшей изгнанию поселенцев из Гуш-Катифа и северной Самарии.
- Как вы относитесь к арестам интеллектуалов, в частности, владельцев интернет-ресурсов? - спрашиваю я.
- Полиция мыслей! - восклицает Давид Ротем. - Впрочем, о какой свободе слова мы толкуем? Незадолго до реализации "размежевания" пресса "четвертовала" юридического советника правительства, посмевшего заявить на заседании парламентской комиссии, что подстрекательство не было причиной убийства Рабина. Какая шумиха поднялась!.. За десять лет, истекшие с момента убийства Рабина, в Израиле возникла новая метода борьбы с инакомыслием: гражданина могут привлечь к уголовной ответственности за любое неосторожно сказанное слово. Затяжная истерия вокруг подстрекательства не прошла даром: большинству правых интеллектуалов, инакомыслящим журналистам и даже целым изданиям заткнули рот.
- Тем не менее, подавляющее большинство уголовных дел, возбужденных по обвинению в подстрекательстве, лопнуло, как мыльный пузырь.
- Вы абсолютно правы, - соглашается Давид Ротем. - Но цель достигнута: страх был посеян. И для того чтобы общество, запуганное постоянными угрозами отдачи под суд за "крамольные" высказывания, освободилось от этого страха, необходимо изменить закон, на основании которого людям затыкают рот. В любом демократическом государстве гражданин вправе говорить и писать то, что думает: слово - не пуля и не "кассам". Единственное ограничение - однозначный призыв к убийству или насилию конкретного лица, но не более. Такие слова, как "диктатор" или "предатель" призывом к убийству никоим образом не являются. Точно так же легитимны и акты гражданского неповиновения - разве не в них заключается смысл демократии?
- Тем не менее, стоило депутату от "Моледет" профессору Арье Эльдаду публично озвучить словосочетание "акция ненасильственного гражданского неповиновения", как его коллеги - народные избранники с пеной у рта потребовали немедленно отдать Эльдада под суд, - констатирую я.
- Увы... Это и есть тоталитарное мышление! - говорит Давид Ротем.

Поселения: юридический аспект

Во второй половине 80-х с активизацией деятельности постсионистов в БАГАЦ была подана серия апелляций с требованием "прекратить оккупацию" и демонтировать еврейские поселения. "Шалом ахшав" старался вовсю, пытаясь навязать государству и гражданам комплекс вины за победу в Шестидневной войне.
- В 1988 году, когда главой правительства был Шимон Перес, мы выиграли в Высшем суде справедливости иск в защиту поселений, - вспоминает адвокат Ротем. - Позиция государства полностью совпала с точкой зрения правоориентированных юристов: поселки на освобожденных территориях основаны в целях укрепления обороноспособности страны.
Позже в БАГАЦ посыпались апелляции по поводу так называемых "незаконных форпостов". Ротему пришлось выступать от имени Совета поселений минимум на пяти процессах.
В ходе судебных разборок адвокат Ротем открыл для себя "страшную тайну": Верховный суд пытается навязать правительству свою политическую концепцию.
- Абсолютно ненормальная, уродливая ситуация, - констатирует Ротем. - Судебные инстанции не имеют права вмешиваться в политику, являющуюся прерогативой правительства. У нас всё поставлено с ног на голову. Положить конец всевластию Верховного суда можно только политическими же методами, посредством изменения действующих законов. Осознание этого и заставило меня присоединиться к партии Авигдора Либермана "Наш дом Израиль": остальные средства борьбы с всесилием Верховного суда, к сожалению, исчерпаны.

О судьбе "русских" и трагедии поселенцев

- Несколько дней назад в интервью 10-му каналу телевидения Ариэль Шарон сказал: в рамках договора о постоянном урегулировании Израилю придется ликвидировать часть поселений в Иудее и Самарии. Названия "обреченных" поселков, естественно, в эфире не прозвучали, но список потенциальных еврейских беженцев явно пополнился.
- Я не верю ни единому слову нынешнего премьера, - говорит адвокат Ротем. - Относительно недавно он утверждал, что судьба Нецарим приравнивается к судьбе Тель-Авива. И где сегодня Нецарим?! Я не собираюсь дожидаться, пока правительство Шарона подпишет с палестинцами то или иное соглашение: уже сейчас нетрудно догадаться, как оно будет выглядеть и какая катастрофа постигнет в результате нашу страну. Выступивший на днях по телевидению Хаим Рамон косвенно это подтвердил: "Авода", сказал он, продолжит поддерживать Шарона, потому что тот пойдет на новые территориальные уступки и ликвидирует поселения. Этот процесс необходимо остановить. Прежде всего - сугубо законодательными мерами.
- Готов ли наш народ отстаивать свои кровные интересы или апатия полностью овладела обществом?
- В последние две недели все взоры израильтян устремлены к Новому Орлеану, - говорит Давид Ротем. - Мы сострадаем оставшимся без крова афроамериканцам, порицаем администрацию Буша, возмущаемся и ужасаемся. А вот на то, чтобы оглянуться вокруг и взглянуть в глаза друг другу, нет ни времени, ни желания. Доходит до абсурда: вы можете много лет прожить с человеком в одном доме, но не знать, что он тяжело болен и остро нуждается в помощи.
Ротем вспоминает детские годы, проведенные в Рехавии - квартале столичных интеллектуалов:
- Была у нас соседка, вдова с двумя детьми. Мама ежедневно напоминала: "Зайдите к ней и спросите, всё ли в порядке, не нужно ли сходить в магазин"... А что волнует большинство из нас сегодня? Курс акций на бирже, развлекательная телепрограмма, поездка за кордон. Мы перестали переживать друг за друга. Народ разобщен, разбросан по политическим лагерям, социальным слоям, этническим группам. При этом никто не задумывается, что такую роскошь может себе позволить лишь в высшей степени благополучная, благоденствующая нация, но никак не евреи Израиля, со всех сторон окруженные заклятыми врагами.
- Что шокирует вас в поведении соотечественников?
- Месяц назад я увидел по телевизору сюжет, после которого потерял покой и сон, - говорит адвокат Ротем. - Журналисты интервьюировали жителей Тель-Авива. Вопросы задавали простецкие: "Что вам известно о Гуш-Катифе? Где он находится?" Большинство отмахнулось: люди не только понятия не имеют об истории и сегодняшнем дне большинства еврейских поселений, но даже не знают, где они расположены. Ведущие торжествовали: "Вот видите, судьба поселенцев нисколько не волнует жителей страны!"
Анализируя увиденное, Ротем пришел к неутешительному выводу: израильский истэблишмент собственными руками создает на этой земле два государства для трех народов: палестинцев, евреев и... израильских арабов, симпатизирующих палестинцам, но никак не стране, гражданами которой они являются. И если проигнорировать эту очевидную тенденцию сегодня, завтра будет поздно.
Мой собеседник приводит такую параллель:
- За последние 15 лет в Израиль из стран СНГ прибыла более чем миллионная алия. В большинстве - люди высокообразованные, явно превосходящие сабр по уровню культуры и интеллекта. Поначалу мы были счастливы: разбогатели, сами того не заметив. Моя младшая дочь бегала к новым соседям, предлагала помощь. Но прошло немного времени - и алия стала таким же обыденным явлением, как взрывы в автобусах. И чем же сегодня занимается большинство репатриантов - виднейшие ученые, замечательные педагоги, талантливые литераторы? В лучшем случае - сторожат школы. И при этом никто из нас не кричит: "Гвалт! Мы совершаем преступление по отношению к собственному народу", - потому что хорошим тоном в Израиле считается только защита прав арабов.
Ротем описывает типичную реакцию израильского социума на события, происходящие в нашем регионе:
- Народ вздрагивает и сжимается в железный кулак лишь в одном случае - если начинается новая война. Так, по крайней мере, было до начала "мирного процесса". В последние десять с лишним лет, после подписания "ословских соглашений", порог чувствительности общества резко снизился. Если в 1991 году, во время Войны в Заливе, единство народа ощущалось на чисто клеточном, физиологическом уровне, то с усилением террора даже в критических ситуациях большинство не столько поддерживает друг друга, сколько занимается выяснением отношений по вопросам "мира и территорий", "светских и религиозных", "русских и старожилов". Но разве это главное? Перед страной стоит тысяча проблем, начиная с чудовищной, вопиющей бедности и кончая запущенной системой образования. Вспоминает ли кто-нибудь об этих проблемах? Многих ли они волнуют? Часть израильтян оживляется лишь в тех случаях, когда требуется защитить "обездоленных" палестинцев - проблемы собственного народа их не трогают. Такое состояние общества ненормально и крайне опасно для будущего страны.
Ротем убежден, что многие репатрианты совершенно справедливо ощущают себя в Израиле чужаками.
- Люди совершили алию в надежде на лучшее будущее, они стремились в Израиль всем своим существом, - говорит он. - Но, оказавшись на Земле обетованной, тут же - всей общиной - были причислены к "проституткам, сутенерам и мафиози". Пресса и политики приложили нечеловеческие усилия, чтобы делегитимизировать общину российских интеллектуалов. Если женщина, занимавшая в России пост главного инженера крупного промышленного предприятия, в Израиле вынуждена убирать квартиры, это не просто подавляет ее психологически, но и наносит чудовищный удар по ее человеческому достоинству. Истэблишмент сделал все от него зависящее, чтобы лишить целую общину чувства человеческого достоинства: когда масса мыслящих людей ощущает себя социально невостребованной, второсортной, - в политику она не лезет.
- Примерно такими же способами пропагандистская машина пытается вывести за рамки консенсуса и поселенцев. Мне неоднократно приходилось слышать, что "поселенцы паразитируют на рядовых налогоплательщиках, и их выселение - акт восстановления в обществе социальной справедливости"... - замечаю я.
- Да уж, СМИ постоянно вопят: "Поселенцы украли у нас деньги, им были предоставлены бешеные льготы". Чушь собачья!
Давид Ротем объясняет:
- Возьмем, к примеру, поселение, в котором проживает 500 семей. Платить за земельные участки, выделенные под жилищное строительство, не требовалось, за счет чего были сэкономлены колоссальные средства. Школы, детские сады, синагоги, подъездные дороги - инфраструктура на территориях обошлась на порядок дешевле, чем в густонаселенных городских кварталах. Поселенцам были выданы точно такие же ипотечные ссуды, какие получают другие граждане, включая новых репатриантов. И поселенцы, точно так же, как "русские", должны были возвращать эти ссуды. Вот почему меня до глубины души возмущают демагогические заявления, что "государство разбазарило на строительство поселений миллиарды". Подлая ложь, преследующая чисто политические цели!


Замкнуть круг

Давид Ротем родился в Бней-Браке в смешанной "польско-германской" семье. Мать, Яффа Табак, родом из Галиции, из городка Стрелицка-Нова, что в районе Львова. Отец, Шалом Ротенберг, родился и вырос во Франкфурте-на-Майне.
Дед Давида по материнской линии погиб в годы Первой мировой войны - был солдатом польской армии. Дед по отцовской линии, уроженец Кракова, впоследствии перебрался в Германию.
16-летняя Яффа Табак приехала в Палестину в 1928 году. Собиралась на учебу, но, подобно многим ровесницам, осталась здесь навсегда. Шалом Ротенберг репатриировался в 1931 году. К тому моменту он был уже опытным аудитором, но по приезде в Палестину решил заняться сельским хозяйством. В конце концов пришлось расстаться и с этой мечтой: родители Шалома открыли в Тель-Авиве гостиницу для вегетарианцев. Но где ж их взять в единственном на весь ишув еврейском городе, обитатели которого только и мечтают поесть мясное?! Ровно через год отель обанкротился. Но Шалом успел сделать на родительском предприятии поистине бесценный капитал: в вегетарианском ресторанчике он познакомился с Яффой, нанявшейся туда на работу.
Знакомство завершилось свадьбой.
Вскоре Ротенберг-старший был назначен казначеем Бней-Брака. После провозглашения в 1948 году Государства Израиль его пригласили на пост советника министра внутренних дел. Ротенберги, превратившиеся к тому моменту в сугубо ивритских Ротемов, перебрались в Иерусалим и поселились в Рехавии. Давиду в тот момент было полгода...
Юридическое образование Давид Ротем получил в Еврейском университете.
Самостоятельную практику начал с семейного права: представлял в судебных инстанциях граждан, подавших на развод. Но вскоре глубоко разочаровался:
- Чтобы отсудить имущество, приходится давать в судах лживые показания, а я на такое не способен, - говорит он.
Сменив гражданское право на уголовное, Ротем начал защищать в судах тех, кто подвергается травле со стороны истэблишмента.
- Сегодня к этой категории граждан относятся не только поселенцы, но и репатрианты, - говорит он. - Нужно положить конец войне всех против всех. Недопустимо науськивать одну этническую группу на другую, один социальный слой на другой. Если мы продолжим выгодные политикам междоусобицы - пропадем по одиночке. И тогда на земле Сиона останется одно-единственное государство - арабская Фалястын...

Фото автора

Вернуться на главную страницу


Подлежат депортации. Вторично!


Евгения КРАВЧИК, "Новости недели"

В конце октября прошлого года, после того, как Кнессет утвердил закон о демонтаже и компенсациях, в "Новостях недели" под заголовком "Подлежат депортации" был опубликовала рассказ о судьбе супругов Фархан - жителей поселения Элей-Синай, что в северной части сектора Газы. В апреле 1982 года Ави и Лора с детьми были депортированы из городка Ямит на Синае.

Лора Фархан: "Мой дом однажды уже был превращен в руины"

14 августа, оказавшись в международном пресс-центре в поселке Эшколь, я без малейших колебаний забронировала место в заказанном ЦАХАЛом автобусе, отправляющемся в три часа ночи в Элей-Синай.
Добраться до поселка удалось лишь на рассвете 15-го августа.
Въехав на центральную площадь, застаю сюрреалистическую картину: видимость - почти нулевая. Красочный поселок утонул в по-лондонски густом тумане, смешанном с едким дымом: подростки жгут покрышки.
Несмотря на ранний час, никто из обитателей Элей-Синай не спит. Накануне в доме культуры состоялся прощальный вечер. А сейчас группа старшеклассников (покрасневшие от бессонницы и слез глаза) расписывает асфальт с помощью пульверизатора с краской.
"Элей-Синай - одна семья", - читаю выведенную желтыми буквами фразу.
- А сейчас эта семья подлежит ликвидации, - шепчет, ни к кому не обращаясь, молодая женщина, которую, на первый взгляд, не отличить от подростка: мятые шорты, домашняя майка.
Знакомимся. Сигаль (так зовут мою собеседницу) живет в Элей-Синай 15 лет.
- У нас, - говорит она, - трое детей: младшему было всего два годика, когда мы сюда приехали. Ужас не в том, что нас, как собак, выбрасывают на улицу, - трагедия заключается в том, что нас насильственно разлучают друг с другом: в Элей-Синай всегда царила светлая семейная атмосфера, дети и взрослые привязаны друг к другу, как родные братья и сестры. Простите...
Сигаль отходит в сторонку, незаметно утирая слезы. В руках женщины - видеокамера. На экранчике объектива - желтые буквы на почерневшем асфальте: "Элей-Синай - одна семья".
В нескольких десятках метров от меня смутно вырисовывается в тумане группа ребят: один из мальчиков накинул на плечи одеяло и бродит, как призрак...
Оказавшись на улице, ведущей к старому району, в котором живут Фарханы, ловлю себя на ощущении, что я действительно нахожусь в агонизирующем городке, в долине призраков. Часть жителей Элей-Синай ("Только ради того, чтобы уберечь детей от чудовищной травмы", - объяснят мне позже собравшиеся в синагоге матери) решила не дожидаться судного дня. Уезжали, куда глаза глядят - никакой альтернативы, кроме гостиничного номера в Ашкелоне, никому предложено не было.
"Мой дом - не на продажу!" - начертано на плакатах, вывешенных на воротах тонущих в зелени коттеджей. Пару месяцев назад, когда приговор был уже оглашен, жители отпраздновали 23-летие Элей-Синай. Тогда, на лужайке у моря, в золотисто-розовом свечении заката, основатель поселка полковник запаса Ави Фархан произнес слова надежды. Последней надежды - не на правительство и не на предавших поселенческое движение депутатов от "Ликуда". Надежды на чудо. На Всевышнего. На универсальную справедливость, которая непременно восторжествует на дарованной Б-гом земле.
Всевышний не внял отчаянной мольбе ни тогда, в начале июня, ни в минувший четверг. Сегодняшний день - последний. Последний день Элей-Синай...
Бреду по умирающему городку. Стекла в окнах многих домов выбиты, высажены двери, из-за чего и сами строения похожи на скелеты: они просматриваются насквозь.
"Правительство Израиля с прискорбием извещает о смерти демократии", - читаю граффити на стене пустого дома. На крыльце всё еще горит, как поминальная свеча, неоновая лампа. Рядом прислонилась к забору выкорчеванная с корнем пальма.
- Простите, вы кого-то ищете? - возвращает меня к действительности негромкий мужской голос.
- Да, мне нужно попасть к Фарханам.
- Сверните направо... Впрочем, постойте! На вас лица нет... Хотите кофе? Или стакан воды? Валокордин?
- Нет-нет, спасибо, - пытаюсь я озвучить вежливый отказ, но голоса нет.
- Возьмите... - протягивает мужчина обрывок туалетной бумаги.
- ?! (Голос всё еще не вернулся).
- Мы поклялись не плакать.
- А я никогда не плачу, никогда: двенадцатый год освещаю в газете последствия палестинских терактов. Такого насмотрелась, что лучше не вспоминать, - стояла в луже крови, но не заплакала...
- А слезы все-таки утрите: вы ведь приехали к Лоре, не так ли? Постарайтесь ее не расстраивать: ей сегодня труднее всех - они с Ави уже пережили депортацию из Ямита...

Якорь Ави Фархана

Приблизившись к дому Фарханов, натыкаюсь на массивный железный якорь. Позже я обнаружу во дворе - на верхнем и нижнем ярусе - еще минимум три якоря: в Элей-Синай семья Фархан обосновалась навсегда.
На часах - семь утра, дверь заперта. Никаких контейнеров, никаких картонных коробок, никаких признаков того, что пресс-секретарь Госдепартамента США называет "отходом" или "выводом войск" (withdrawal), а в Израиле по-прежнему стыдливо именуют "эвакуацией".
В прострации опускаюсь на каменный парапет.
В половине восьмого по поселку разносится усиленный мегафоном голос раввина: "Братья и сестры, в ближайший час из синагоги будет вынесен свиток Торы: жду вас. Ицик Леви, тебя я жду тоже. И тебя, Офер, и тебя, Хаим, и тебя, Ави Фархан"...

Элей-Синай: гражданская панихида

- Вчера я снимал "эвакуацию" памятников с кладбища, - возникает рядом со мной почти двухметровая фигура седовласого коллеги с 1-го телеканала. - Лет мне немало, служил в армии, воевал. Но ничего подобного в жизни не видел. Стыдно признаться: не сдержался, рыдал, как ребенок.
Теперь уже под крыльцом дежурит несколько журналистов. Хироши, сотрудник крупнейшего токийского телеканала, снимает о Фарханах документальный фильм, который будет показан в Японии. Дани Спектор, корреспондент "Галей ЦАХАЛ", направлен на период депортации в "горячую точку". Хаим, собкор 10-го телеканала, пытается урезонить гиперактивного оператора... Коллеги-израильтяне в азарте: буквально через полчаса в Элей-Синай явятся офицеры ЦАХАЛа, чтобы вручить жителям ордера на депортацию, предписывающие в течение ближайших 48 часов убраться добровольно. Если это сделано не будет, по истечении указанного срока людей выдворят силой и лишат одной трети полагающейся им денежной компенсации. Даже верховные судьи назвали драконовским данный параграф утвержденного народными избранниками закона. Назвать-то назвали, но - не отменили.
Около 8 утра распахивается входная дверь. На порог выходит бородач с чашкой кофе. Это - Авраам Герзи, ближайший друг Фархана.
- Мы с Ави служили в парашютных войсках, - говорит он. - Живу я в кибуце Бейт ха-Шита, в Элей-Синай приехал с женой. Все близкие и друзья Фарханов собрались здесь, чтобы быть рядом с Ави и Лорой в этот трудный час.
- Что вы, как офицер запаса, думаете о происходящем?
- Отвечу не как офицер, а как еврей: никто в мире так себя не ведет, никто! - произносит Герзи. - Ни одно государство - даже Турция - никогда не депортировало собственных граждан, чтобы передать врагу возделанные ими земли и построенные там дома. К величайшему моему сожалению и стыду, Израиль сегодня совсем не тот, каким он был после Шестидневной войны или после войны Судного дня: слабость и бесхребетность руководства тяжелейше отражается на нации. Я уверен, что после позорного бегства из сектора Газы и северной части Самарии многие мои соотечественники, особенно молодежь, эмигрируют. Нет никакого резона оставаться здесь и жить с унизительным чувством принадлежности к побежденной нации.
Пока мы с Авраамом ведем беседу, из дому выходит Ави Фархан. Сухо здоровается с журналистами. Человек харизматичный, сгусток энергии, сегодня Ави на себя не похож. Впечатление такое, что он усиленно пытается отвлечься от мысли о неминуемом, но - не может.
Ави вытаскивает несколько шлангов, размещая их так, чтобы можно было полить всю площадь поросшей травой лужайки, и открывает кран. Бриллиантовая россыпь капель образует радугу. Выкативший из-за горизонта воспаленный солнечный шар властно разгоняет молочную пелену тумана. И тут происходит невероятное: прямо за якорями, брошенными Фарханом во дворе его дома в Элей-Синай, выплывает из тумана лазурная морская гладь.
С Лорой, уроженкой Риги, здороваемся кивком, без слов. Из глубины дома доносится щебетание младшей, 11-месячной внучки Фарханов. Стены просторного салона увешаны семейными фотографиями. Этот дом действительно похож на корабль, бросивший якорь в двух шагах от моря. В 1982 году министр Ариэль Шарон лично подыскал место, на котором депортированные из Ямита поселенцы заложат новый поселок. И уж этот дом, как казалось Фарханам, строился навека...
- Пойдем в синагогу, - произносит Ави, обращаясь к жене и младшему сыну Оферу.
Первыми из дому выходят мужчины. Мы отправимся вслед за ними чуть позже.
- Гляди-ка, библиотека! - воскликнет по дороге жена Авраама Герзи. - А с ней-то что будет?

Синагогу - на снос

В здании синагоги собрался весь ишув. И хотя в двух шагах отсюда, на площади, уже припарковался доставивший солдат автобус, раввин не спешит: читает молитву, поименно поминая друзей и близких, уничтоженных врагом или скончавшихся в Элей-Синай от старости и болезней.
В унисон с каждым названным именем с весьма условной женской половины, отделенной от мужской полупрозрачной занавеской, доносятся рыдания. Атмосфера - как на похоронах.
Мужчины в соответствии с еврейской традицией выносят из синагоги свиток Торы. Моя камера фиксирует не поддающиеся описанию кадры: взрослые и подростки, старики и дети поют, обливаясь слезами, даже не поют, а выкрикивают, как заклинание: "Ам Исраэль хай" ("Народ Израиля жив"). То ли отец, то ли дед (всё лицо в слезах) прижимает к себе плачущего в голос мальчика.
Внезапно один из мужчин неестественно клонится вперед и тяжело опускается на траву.
- Обморок!..
Соседи и друзья поднимают потерявшего сознание человека и вносят его на руках в синагогу.
- Вызвать "скорую"? - спрашиваю известного певца Ариэля Зильбера, переселившегося в Элей-Синай в знак протеста против депортации.
- Не нужно: "скорая" есть в ишуве, а доктор - вот он, с нами...
- Вам требуется врач? - подскакивает к поселенцам один из офицеров, прибывших их депортировать.
- Солдаты пытаются занять синагогу! - предупреждают старшеклассники. Воспользовавшись минутным замешательством, несколько военнослужащих действительно вошли в одноэтажное здание.
- Будьте любезны, оставьте нас в покое и освободите помещение, - твердо просит полковник Фархан, выдворяя солдат за дверь.
Вхожу в синагогу. Пожилого мужчину уже привели в чувство и отпаивают водой. Ави и Лора в обнимку с сыном и двумя дочерьми отправляются домой. Лору трясет, но виду она не подает - сильная женщина. Перед ее глазами всегда будет стоять одна и та же картина: в день депортации из Ямита она оставила дома 14-летнюю Михаль, 12-летнюю Ганит и 10-летнюю Керен и отправилась с мужем к обелиску. "Что вы тут делаете? Солдаты уже окружили ваш дом!" - окликнул Фарханов кто-то из горожан. Ави с Лорой бросились домой. Издалека увидели неподвижную цепь солдат. Во дворе, за низенькой оградой, стояли дочери. "Пока отец с матерью не вернутся, никто в этот дом не войдет", - предупредили девочки. И солдатам не хватило "боевого духа", чтобы переступить через низенький заборчик...
Неужели нечто подобное ожидает Лору и сегодня? Правда, на сей раз вместо дочерей дорогу ликвидаторам преградят внуки...

Именем Государства Израиль...

Процессия, похожая на траурную, движется в сторону дома. Первая остановка - рядом с коттеджем, около которого уже стоят коробки с вещами, телевизор и стиральная машина. Лора обнимается с соседкой, обе рыдают. Ощущение - как у свежевырытой могилы на кладбище.
Затем мы попадаем в разгромленное строение: у входа в гробовом молчании сидят Илана и Давид Бен-Шимон. Мебель уже вывезли.
Вслед за Ави и хозяином бывшего дома нерешительно вхожу в просторное помещение, прежде служившее гостиной. На стене читаю сделанную черным фломастером надпись: "Я ненавижу вас за то, что вы отняли у меня самое дорогое. И хотя вам удалось вышвырнуть меня отсюда, это отнюдь не означает, что место, с которым связано столько воспоминаний, перестанет быть моим домом".
- В свое время, закладывая Элей-Синай, я допустил фатальную ошибку, - кается Ави. - Сюда мечтали переселиться сотни жителей Ашдода и других городов развития. Нужно было принять всех желающих, не проводя никакой селекции. Но я не устоял, пошел на поводу у руководства движения "Гуш-Эмуним", навязавшего нам устав, из-за которого многие желающие отсеялись, так как не соответствовали установленным критериям...
Я тем временем прочитываю надпись на стене в другой комнате: "Мы вселились в этот дом вчетвером: отец, мама и двое детей. С годами нас стало шестеро. Мы мечтали создать собственные семьи здесь, в этом доме. Эту мечту убили. С глубочайшим прискорбием, Бен-Шимоны".
Выходим на улицу. Нет, это не мираж: Фарханов поджидает группа солдат и полицейских во главе с сухопарым полковником. На сей раз нервы сдали у средней дочери, Ганит: молодая женщина рыдает в голос.
- Я - полковник запаса, - перехватывает Ави Фархан инициативу у незваных гостей, - и точно такую же картину я уже видел в Ямите. Впрочем, лично вы ни в чем не виноваты: вы вынуждены выполнять столь унизительную миссию по воле правительства и Кнессета. Как офицер запаса, хочу вам сказать: события последних дней войдут одной из самых темных страниц не только в историю Государства Израиль, но и в историю еврейского народа. Правительство Израиля безо всякой пользы для будущего страны выкорчевывает еврейские поселения. Началось это в Ямите, а сейчас продолжается здесь, в Элей-Синай. Не знаю, когда нам удастся остановить этот разрушительный для нации процесс, но, надеюсь, что, демобилизовавшись из армии, вы встанете на нашу сторону.
Молодой полковник (холодные голубые глаза, тонкие губы) слушает Фархана молча. Зато глаза молоденького журналиста на мокром месте, крупно дрожит рука с диктофоном.

Ави и Офер Фархан: дважды депортированные

- Трудно поверить, что Армия ОБОРОНЫ Израиля, - Ави делает ударение на слове "обороны", - осуществляет полномасштабную военную операцию, включая сбор разведданных, подготовку техники и боевые учения, в целях депортации еврейских граждан. Лично я испытываю одно-единственное чувство - стыд.
При слове "стыд" по лицу младшего сына Фарханов, Офера, бегут слезы.
- Я - солдат-резервист дивизии "Голани", - произносит он. - И я не смог бы участвовать в такой, с позволения сказать, "военной операции".
Отец Офера тем временем разворачивает полотнище Государственного флага Израиля, снятое им с древка в Ямите.
- Я несу это знамя с тяжелейшим чувством, но с гордо поднятой головой, - говорит Фархан-старший. - Потому что рядом - мой сын Офер, и внук, родившийся здесь, в Элей-Синай. Я сниму с древка флаг, развевающийся над моим домом, и отправлюсь с ним пешком в Иерусалим точно так же, как сделал это 23 года назад, но на сей раз - уже с внуками.
- Однажды мы уже пережили депортацию, наш дом был превращен в руины, неужели это снова должно повториться?! - рыдает Лора, заламывая руки.
- Пусть Шарон приедет сюда и посмотрит мне в глаза, - вторит ей соседский парень. - Как вы смеете участвовать в преступлении против собственного народа?
- Прекрати, - бросаются к юноше сразу несколько женщин. - Не нужно призывать солдат к невыполнению приказа - наша судьба предрешена.
- Но у меня нет другой страны, нет у меня другого ишува, - обливается слезами юноша...
По лицу полковника стекают струйки пота. Издали они похожи на слезы. Но только - на первый взгляд. Если бы пытающийся разжалобить военных юноша собственными глазами увидел гигантскую армейско-полицейскую базу на перекрестке Реим, если бы сосчитал, сколько водометов и "воронков" томится там в ожидании команды "фас!", сколько складировано там гранат со слезоточивым газом и сколько жаждущих "экшна" полицейских-добровольцев нетерпеливо потирает руки, предвкушая расправу с оранжевым "детским садом"!..

Вырваны с корнем...

Накануне, в ночь с 14-го на 15-е августа, по окончании поста по случаю 9 Ава - дня разрушения Храма, я наблюдала, как через бывший блокпост Кисуфим заехала в Гуш-Катиф колонна техники, предназначенной для подавления демонстраций: автопогрузчики с исполинскими скакунами конной полиции, десятки автобусов с ликвидаторами. Впрочем, и здесь, в "беспроблемном" поселке Элей-Синай, чуть не под каждым деревом и кустом парятся сотни полицейских и солдат.
Существует ли в стране сила, способная противостоять уже запущенной машине депортации?
План Шарона будет реализован. Вот только ценой каких потерь?

Фото автора

Вернуться на главную страницу


Как стать миллионером

Галина МАЛАМАНТ, ''Новости недели''


Наша беседа с 53-летним бизнесменом и мультимиллионером Аркадием Гайдамаком состоялась на его роскошной вилле в Кейсарии. Двое охранников, увидев паркующуюся машину, подошли узнать: кто и зачем. Как оказалось, они были осведомлены о моем визите. На всякий случай я проявила инициативу и предъявила содержимое своей сумки.
Двери открыл хозяин виллы, он повел меня по широченному коридору в просторный салон. На первый взгляд, все напоминало музейную обстановку: низкие мраморные столы с аккуратно разложенными книгами по искусству, художественные полотна, зеркала в бронзовых багетах... Пока я рассматривала все это великолепие, господин Гайдамак внимательно читал мою ''шпаргалку'' - заранее приготовленные вопросы. Камин, тронутый сажей, подчеркивал: я попала в жилой, обитаемый дом... Мой список Аркадия Александровича устроил, но в течение трех часов, пока длилась беседа, он успел ответить лишь на часть из перечисленных в нем вопросов, а по ходу разговора возникали новые...


''Я - действую!''

- Девиз Овна, вашего знака гороскопа, звучит так: ''Я действую!''. Насколько это вам соответствует?
- Я не знаю, соответствуют ли знаки зодиака характеру человека, - к любому знаку можно что-то притянуть. В моем случае совпало: да, я - действую!
- Вы репатриировались в Израиль в 1972 году, но очень скоро покинули страну. Земля обетованная не была к вам благосклонна?
- Я никогда и ни в каких ситуациях не жду благосклонности.
- Даже тогда, будучи 20-летним юношей?
- Я никогда ни на кого не рассчитываю. Не потому, что это правильно или нет, - такой у меня характер. В Израиле, в отличие от многих репатриантов, я не стал концентрировать внимание на подтверждении справок, документов. Сразу из аэропорта поехал на север страны в кибуц. Может, изначально думал, что проживу там всю жизнь, но пробыл несколько месяцев. Там я увидел - и сегодня подтверждается мое мнение более чем 30-летней давности, - что его производственно-финансовые структуры не соответствуют духу и идеологии общества, в котором мы живем. Те кибуцы, которые были основаны целеустремленными защитниками идей сионизма как поселения для производственной деятельности и защиты родины, - не соответствуют новой эпохе. И я ушел из кибуца, присоединившись к группе людей, как это принято говорить, без определенного места жительства. Ночевали на пляжах, а днем работали грузчиками в портах, в магазинах, выполняли различные работы, за которые с нами сразу расплачивались. Я познакомился с миром порта, морского транспорта. Спустя полгода пребывания в Израиле устроился палубным матросом на нефтетанкер, ходивший под либерийским флагом, и после нескольких рейсов в Европу, осенью 1972 года, сошел на берег в Марселе. С того момента я стал жить во Франции.
- Как удалось встать на ноги?
- ''Встать на ноги'' - понятие относительное. Нельзя о людях говорить ''ординарный'' или ''неординарный'' человек, - каждый по-своему интересен. Просто в этом мире принято судить по шкале финансового благополучия. Стандартная шкала финансового достатка колеблется в пределах нескольких или десятках тысяч долларов. Когда же речь идет о миллионах, иногда о миллиардах, многим кажется, что такой человек наделен уже не совсем обычными качествами, чаще считают - недостатками.
- Сегодня слова ''бизнесмен'' и ''аферист'' стали практически синонимами.
- На мой взгляд, люди с обычным и необычным достатком не отличаются друг от друга.
- Вы приехали в чужую страну, где у вас не было ни знакомых, ни родствеников...
- Да, именно так. Почему вы заговорили о родствениках и знакомых? Вы имели в виду, была ли у меня материальная или моральная поддержка, обеспечение условий не обязательно финансового характера - переночевать или поесть? Нет, не было! Но что это меняет? Наоборот, необходимость обеспечить минимальный быт и материальный уровень создает предпосылки для действий. Почему эмигранты в массе своей финансово более удачливы? Потому что удачно сложившаяся жизнь - это не только высокий материальный достаток, но и множество других критериев. Тот, кто родился в деревне и понимает, что в большом городе есть больше возможностей проявить себя, может улучшить свое финансовое положение. Но у него в той же деревне есть друзья и родственники, глядя на которых он довольствуется такой же повседневностью - и его засасывает. Или горожанин идет по совету друга на завод, где тот работает и где, как друг обещает, ему через пять лет дадут кредит на покупку телевизора... А потом он женится, и ему все сложнее сбросить с себя рутину, - и в результате вся его жизнь проходит на заводе. 99% людей так проводят большую часть своей жизни. И не потому, что они лишены способностей, - просто их затянул быт. Я часто рассказываю своим детям: когда я приехал в Париж, на следующий же день вышел на работу с бригадой русских маляров. Во главе бригады стоял бывший офицер Красной Армии, дезертировавший в 1945 году и бежавший из Берлина во Францию. Первый раз я с ними встретился рано утром в парижском кафе, в престижном районе. Тогда же я познакомился с барменом-французом, который только-только приступил к работе в этом кафе. Через несколько лет я жил в этом районе. Пока мы ремонтировали одну из квартир рядом с кафе, я заходил по-приятельски к бармену. Уже живя в этом квартале, я часто приходил в это кафе. И вот прошло 30 лет. Мой знакомый, который начинал рабочую жизнь одновременно со мной, до сих пор там же работает барменом. У меня жизнь сложилась по-другому. То есть не было явных предпосылок к тому, кому именно улыбнется удача. Просто он в своем кафе обсуждал вчерашний футбольный матч, куда поедет в конце недели покупать покрышки для машины...
- А что обсуждали вы с малярами?
- Да, я был в таком же кругу людей. Мы занимались ремонтом квартир. Завершаем один объект - переходим к другому. И одновременно я смотрел, кто наши заказчики: обычно ремонт заказывают состоятельные люди. Каждый человек вхож куда-либо соответственно своему уровню. Войти в круг таких, как заказчики, во всяком случае, сразу, я не мог по ряду причин: возраст, эмигрант, материальное положение. Я стоял на лестнице, красил потолок и смотрел, как они внизу живут, стараясь понять: зачем мы красим? Скажите, какой смысл в том, что мы ремонтируем или красим квартиру?
- Для чистоты и свежести, для порядка в доме...
- Ремонтируя квартиру, мы повышаем ее финансовую стоимость. Создаем некий финансовый продукт в ситуации, когда нет необходимости в инвестициях, инструментах производства. То есть чтобы изменить финансовую стоимость готового товара, достаточно купить краску и кисти, покрасить квартиру, и ее цена резко возрастет... Вскоре я стал участвовать в ремонте квартир, которые покупались по дешевым расценкам, а продавались дороже. Через некоторое время у меня уже не было проблем с языком. В 1975 году ко мне приехала невеста из России. Я пошел учиться, получил диплом бакалавра по специальности ''электротехника и электроника''.
Как-то я узнал, что один выходец из России - по моему представлению, человек не очень способный - занимается техническими переводами. Ничего не зная о технических переводах, я подумал: если он зарабатывает 2000 долларов, то я должен заработать 20 тысяч! И стал заниматься техническими переводами с английского и французского на русский язык. Обычно все думают, что для этого нужно лишь знание языков, не так ли?
- Полагаю, необходимо понимание проблематики...
- Только понимание проблематики и необходимо, а язык - это инструмент, способный передать суть переводимого. Большинство переводчиков неспособны понять предмет. В то же время я понял недостатки людей, ведущих переговоры. К примеру, перевод коммерческого характера: один желает что-то выгодней продать, другой - выгодней купить. Тот, кто использует переводчика, относится к нему, как к обслуживающему персоналу, который не должен задумываться над смыслом перевода, не то исказит его ''гениальную'' мысль, в то время как сам неспособен правильно изложить свои мысли. Мои клиенты заметили, что легче стали заключать различного рода договоры благодаря именно моим переводам. Так получилось, что через несколько лет, при строительстве газопровода из Западной Сибири в Европу, мне уже давали исходные данные, и практически я вел крупные контракты. То есть, благодаря мне, в конце 70-х - начале 80-х годов были подписаны и велись крупные поставки. Тогда уже в моих переводческих бюро - самых крупных в мире, с отделениями в разных городах Европы, в Нью-Йорке, Канаде - работали сотни людей. Мы много работали с Союзом, откуда приезжали представители различных организаций. Мы знаем, что в те времена для поездки за границу, даже для работы, существовала селекция, при которой профессионализм не был основным параметром. Главными были критерии, по которым люди продвигались в советском обществе, то есть имеющие предпосылки к номенклатурному продвижению. Часто в Париже я работал с этими людьми, иногда просто в качестве переводчика при встречах, чтобы завести необходимые связи. Я продвигал проекты, и объема и количества заказов становилось все больше. Чтобы продвигать проекты, была необходима широкая сеть взаимоотношений с ключевыми людьми, принимающими решения. К середине 80-х у меня была обширнейшая, тесная связь с представителями советской администрации, министерств - вплоть до членов Политбюро.
- Поговаривают, и с КГБ...
- Пусть говорят... Произошедшие радикальные изменения в России в конце 80-х называют непонятным словом ''перестройка'', а на самом деле произошла глубочайшая, беспрецедентная в истории революция, переход плановой экономики к рыночной - обязательное и исторически обоснованное перераспределение богатств. Многие западные предприниматели ринулись тогда в Россию. В отличие от многих из них, я владел языком, понимал происходящее, имел беспрецедентные связи, был состоятельным человеком, хорошо ориентировавшимся в области экономики и финансов. Поэтому вполне естественно, что, попав на постсоветское экономическое пространство, я достиг иных финансовых результатов, чем многие другие.

Гражданин Анголы

- В дальнейшем поле вашей деятельности развернулось в географическом треугольнике Франция - Россия - Ангола...
- Да, можно так сказать. В начале 90-х я продолжал жить во Франции, часто бывая и работая в России. Так сложились обстоятельства, что в рамках относительно крупного проекта я стал работать в Анголе, где познакомился с представителями ангольской администрации, лично с президентом страны.
На территории Анголы шла тяжелая многолетняя гражданская война, которая объясняется противостоянием между различными политическими партиями. На самом деле там шла война мирового масштаба, борьба двух политико-экономических блоков, существовавших на тот момент: западного и просоветского. Реальным поводом для войны было то, что Ангола по запасам сырьевых ресурсов является одной из ведущих стран в мире. Когда там стали формироваться политические группы, начавшие борьбу за власть, идеологом этой борьбы являлся СССР, в интересах которого было экономическое ослабление западных стран, а именно - подрыв экономики западных стран с сырьевыми источниками в Африке. Такова, на самом деле, реальность, а в устах обозревателей, журналистов и политологов это выглядело как некая политическая борьба между партией Свободы и партией Труда. Но реальное отличие партий было основано не на политическом, а на этническом принципе: на территории страны живут десятки отличающихся друг от друга этнических групп.
Мои утверждения, что я знаю Анголу, обоснованы. Просто я работаю в Анголе, я - гражданин этой страны, чиновник МИДа в звании советника. Я являюсь, переводя на этот чин русский язык, генералом гражданской службы, а вовсе не даю советы, как может показаться. Хотя, конечно, высказываю свое мнение, когда оно кого-то интересует...
В общем, кровопролитная война шла в Анголе 25 лет. До тех пор, пока я не приехал в эту страну.
- Как вам удалось остановить войну?
- В конце 1992 года, когда я впервые туда попал, ситуация была такова. Советский Союз перестал существовать, соответственно, прекратилась поддержка и финансирование Анголы. Западные страны решили, что наступил момент, когда можно отстранить партию Труда от власти и, проведя выборы, поставить у руля политическую группу ''Унита''. Чтобы никто не сумел опротестовать мнение избирателей, было решено установить относительно строгий международный контроль для проведения выборов. Тем не менее в 1992 году прежний президент Жозе Эдуарду душ Сантуш был утвержден в своих президентских полномочиях, потому что он хороший человек и хороший президент, - сегодня это более чем очевидно.
Несколько недель назад Сантуш по моему совету посетил Израиль. Основным моим аргументом было то, что у нашей страны Анголы есть ряд недоброжелателей, заинтересованных в захвате сырьевых рынков страны, действующих некорректными методами. Они желают дестабилизации нашей страны и ее руководства, и нам часто приходится использовать те или иные ресурсы для лоббирования интересов страны, для объяснения правильности позиции Анголы - как во внутренней, так и во внешней политике. Я объяснил господину президенту, что Израиль тоже имеет в мире специфическую позицию и множество недоброжелателей, которые имеют реальные рычаги влияния на ситуацию в виде финансов и сырьевых энергетических ресурсов и в той или иной степени зависят от враждебной Государству Израиль идеологии. А сегодня Ангола вышла на передовое место по добыче нефти в Африке и одно из ведущих в мире. По своим позициям Ангола является самой влиятельной страной на Черном континенте, под нашим контролем находятся самые крупные запасы нефти, металлов. Нефть, добываемая у нас, имеет те качества, которые вполне приемлемы для Израиля.
Во время визита Сантуша было подписано соглашение о поставках ангольской нефти в Израиль, и поставки уже пошли. Так Израиль впервые за свою историю получил доступ к независимым от арабского влияния источникам нефти. Во Франции по моему поводу говорят: ''Дело Гайдамака полностью аннулировало все завоевания Франции за 200 лет присутствия в Африке''.
- Хотя в нашей стране вы не занимаетесь бизнесом, ваша деятельность заметна. Например, на днях, не без вашего участия, достигнута договорeнность с российской компанией АЛРОСА по поводу прямых поставок алмазов в Израиль.
- Я являюсь руководителем горнодобывающего предприятия совместно с АЛРОСА. С тех пор, как несколько месяцев назад произошел огромный по масштабам передел алмазного рынка, когда в Анголе АЛРОСА перешла от исключительно добычи к торговле алмазами и стала стратегическим партнером нашей страны, эта компания стала крупнейшим производителем и экспортером алмазов из Анголы, а, стало быть, и в мировом масштабе. Объем ангольских алмазов таков, что он резко влияет на алмазообрабатывающую промышленность Израиля, основную по объему финансовую деятельность этой страны. После того, как я провел ряд переговоров с руководством АЛРОСА и с российской администрацией, впервые за историю этой компании ее руководитель Александр Ничепорук прибыл в Израиль. Зимой мы прилетали с ним на несколько часов, я повел его к Ольмерту и Нетаниягу. Затем, уже во время официального визита президента России Путина в Израиль, Ничепорук был единственным представителем коммерческих организаций в официальной делегации. Тем самым была продемонстрирована важность взаимоотношений, которые полностью наладил именно я.
Вы, наверное, знаете, что сам я с алмазами не работаю?
- Познакомилась с вашей деятельностью в Интернете...
- Тогда вы наверняка читали: то господин Леваев там занимался алмазами, то вдруг стала АЛРОСА... Вдруг президент Анголы едет в Израиль... Вдруг Израиль получает большие объемы нефти... Когда я появился в Анголе, там отсчет шел на дни - ведь нет никакого Советского Союза! После моего появления вдруг партия, находящаяся у власти, победоносно завершила войну. Сегодня наступил полный мир не только в Анголе, но и во всех близлежащих странах. Потому что одной из задач для установления мира в Анголе была необходимость повлиять на политическое руководство соседних государств. Руководство это было профранцузским и поддерживало повстанцев. Повлияв на изменение власти в этих странах, мы отрезали повстанцев от их баз. И второе: то, что господин Леваев вдруг стал партнером государственной алмазной монополии, позволило обеспечить контроль за продажей алмазов и таким образом перекрыть нелегальную продажу алмазов. Деньги от продажи так называемых кровавых алмазов шли на нелегальную покупку оружия повстанцами, которыми руководили французские спецслужбы. Поэтому всё, что пишут против меня в газетах, исходит от них. В том числе и ''необычайный по своим масштабам, всемирный скандал по отмывке денег'' в банке ''Апоалим''. Где он? И почему никто не задал вопроса: а был ли у меня там счет? Я там даже близко не был, на тротуаре никогда не стоял рядом с этим банком!
- В интервью, датированном мартом 2005 года, вы сказали: ''У меня за последние 14 месяцев через счёт в ''Апоалим'' (с которого я оплачиваю кредиткой бензин, когда бываю в Израиле) прошло 9 тысяч долларов - это мой единственный счёт в этом банке, другого счёта у меня никогда не было''.
- Хорошо... Но где скандал? Почему вдруг перестали говорить о ''беспрецедентном по масштабу''? Наверное, Гайдамак перевел 10 тысяч долларов, чтобы их ''отмыть''?!
- Вас приглашали к следователям?
- Нет, конечно! Адвокаты пробовали с ними связаться, так они отвечают: ''Что вам от нас надо?'' В полицию приглашают, когда человек находится под следствием, либо когда он является свидетелем. Так как ни того, ни другого нет, никто мной не интересуется.
- Почему все же во всех СМИ Гайдамак преподносится по делу о банке ''Апоалим'' как фигура номер один?
- Это все делается в комплексе. Однозначно нельзя утверждать, но одна ситуация создает предпосылки для другой. Не было бы моего ''французского дела'', те, кто был заинтересован, чтобы поставить мою фамилию рядом со скандалом в банке ''Апоалим'', не смогли бы этого сделать. Имея французскую тему, можно все что угодно выдумать. И никто не удивится, если завтра скажут, что Гайдамак замешан в еще каком-то преступлении. По отношению ко мне, человеку с определенным достатком, могут задать вопрос: ''Почему у вас два охранника?'', - как это сделал на днях главный редактор одного из ивритских изданий. И приходится отвечать, словно оправдываться: случаются грабежи, а мои картины стоят больше, чем 50 лет работы охранника...
После терактов 11 сентября в Америке я отправил через мэрию Иерусалима в фонд помощи семьям погибших пожарных деньги - самую крупную сумму, поступившую из Израиля, - но нигде этого не афишировал. Года через два, когда экс-мэр Нью-Йорка Джулиани приехал в Иерусалим, он пригласил меня и еще человек сто на ужин и публично поблагодарил за поддержку. Так одна ивритская газета написала: ''Гайдамак для отмывки своего имени заплатил миллион долларов, чтобы присутствовать на ужине''...
Я не обижаюсь на журналистов, поскольку то, что я делаю, - это слишком необычно и слишком много...

Франция против Гайдамака

- ''Французская тема'' началась с вашей причастности к делу о продаже российского оружия Анголе?
- Оружие - российское, продажа - Анголе. Какое отношение имеет к этому Франция? Разве что появлялся там иногда, - но большую часть времени тогда я проводил в России…
Во Франции я работал под руководством министра внутренних дел Шарля Паскуа. Этот старейший политик в свое время был лидером партии, в которой состоял Жак Ширак, но потом между ними произошел конфликт. Когда Ширака в 2002 году избирали президентом, он вышел во второй тур на пару с Ле Пеном, что стало неожиданностью для многих. Это случилось именно из-за меня. Шарль Паскуа, который традиционно набирал до 5% голосов, был вынужден снять свою кандидатуру за две недели до выборов, и его голоса ушли к Ле Пену. В конце концов, естественно, побеждает Ширак. Сегодня аналитики говорят, что это случилось именно потому, что Паскуа не смог принять участие в выборах. А не смог - поскольку официально проходил по уголовному делу, заведенному на меня. Считается, что он использовал самолеты той же частной авиакомпании, что и я, и, возможно (хотя об этом не говорят, но я предполагаю, как они могли это ''притянуть''), во время предвыборной кампании пользовался этими самолетами. И, раз в бухгалтерию поступали деньги от меня, может быть, эти деньги использовались для оплаты перелетов. Ему предъявлено обвинение в коррупции, за то, что он меня к орденам представлял, что он это делал, исходя из материальной заинтересованности.
- К ''орденам'' или к ''ордену''? В одном из интервью вы говорите: ''За то, что я реально сделал, мне полагался не орден "За заслуги", а орден Почетного Легиона'', в другом - ''Мне дали за это высший орден Франции, аналогичный ордену Почетного Легиона''...
- У меня несколько орденов. Я спас в общей сложности девять военнопленных-заложников в четырех разных операциях. В том числе, в 1995 году освободил французских пилотов в Боснии: два летчика-парашютиста действовали по заданию спецслужб, но попали в плен к сербам. Чтобы обосновать, почему французская армия находится среди мусульман, воюющих против славян, чтобы подогреть население, пошла пропаганда: ''Наших мужей и отцов убили, Франция должна отомстить!'' Явно шла подготовка общественного мнения Франции к вторжению французской армии на территорию Югославии. Шарль Паскуа, прославянски настроенный человек (мы с ним сошлись еще когда я работал переводчиком), спросил меня: ''Ты можешь этим заняться?'' И тогда я поговорил с директором ФСБ Михаилом Барсуковым, - и он дал группу спецназа. Но все поняли это так, что я сотрудничаю с органами. А я тогда сотрудничал с минфином и попросил, чтобы они меня связали с ФСБ... Мы нашли и освободили заложников. И меня же, вместе с летчиками, французы хотели расстрелять - только чтобы доказать правильность своей пропаганды...
В моем уголовном деле есть какие-то показания, что Франция не воевала на стороне мусульман в 1995 году в Югославии, что не было никаких историй с военнопленными, что если они и были, - то причем здесь Гайдамак? Идет явная подтасовка фактов: все забыли, что в 95-м Югославия и западные страны поддерживали мусульман против сербов, что до сих пор их ловят и хотят судить за то, что они защищались от мусульман...
- С одной стороны - награды, с другой - гонения. У вас не было желания прекратить все нападки?
- Скажите, как?
- Пойти на компромисс. Или - вернуть ордена, чтобы закрыть всем рты...
- Никому не выгодно, чтобы это дело закончилось. И, чтобы оправдать всю ту несправедливость, как реальную, так и процессуальную, спецслужбы Франции постоянно ведут против меня дезинформационную войну.

''Вот он, я!..''

- Впервые я увидела вас на многолюдном стадионе, сегодня вы - на своей вилле. Что означают утверждения, что ваше местонахождения неизвестно, что вы скрываетесь от Интерпола?
- Однажды мне этот же вопрос задали на пресс-конференции перед сотней телекамер... У меня на радио ''Эхо Москвы'' есть постоянная рубрика на пару с Дымарским: каждую субботу в 18 часов прямой эфир. Заранее публикуется программа, и я еще ни разу не пропустил ни одной передачи. Как же я скрываюсь? На моих предприятиях работают десятки тысяч людей, я являюсь лидером некоторых направлений в промышленности, встречаюсь с президентами разных стран, не говоря уже о министрах, являюсь лидером крупнейшей в мире еврейской общины, каждый день обо мне говорят по поводу иерусалимской баскетбольной команды ''Апоэль'', и так далее... Но все равно считается, что меня разыскивают и я спрятался.
Во Франции существует институт судебных следователей. По тамошним законам, следователь по собственному решению может начать расследование, которое не обязательно завершается обвинением. Но он имеет право содержать задержанного в камере предварительного заключения бессрочно, что и предполагалось по отношению ко мне. Я, получив повестку, не явился к следователю, и, конечно, в результате был подан запрос на розыск через Интерпол.
- Некогда, по вашим словам, вы защищали интересы Франции, но стали неугодным этой стране. Сегодня вы защищаете интересы государства Ангола. Не опасаетесь повторения ситуации?
- Если в Анголе что-то резко поменяется? Может быть, никогда не знаешь, что впереди... Но на сегодняшний день руководство Анголы и, думаю, ее народ, считают, что моя деятельность - правильная, поскольку ведется в интересах этой страны. Я, к примеру, единственный в Анголе масштабный производитель питания. У нас много сельскохозяйственных предприятий, где есть учебные заведения, созданы бытовые условия. Мои предприятия являются витриной страны.

''Еврей должен жить там, где он хочет''

- Избрание вас на должность президента Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России (КЕРООР) стало неожиданностью?
- И здесь не обойтись без комментариев, потому что люди часто думают: ''Он решил занять громкую общественную должность, чтобы создать контраст по отношению к своему имиджу''. В ответ хочу сказать: все последние годы я, и никто другой, являлся крупнейшим спонсором всех еврейских организаций России.
- Может быть, наряду с другими?
- Не наряду, хотя были и другие спонсоры. Я сказал: ''крупнейшим спонсором''...
- Аркадий Гайдамак, он же Арье Бар-Лев, - ''хороший верующий еврей и видный филантроп-благотворитель, на протяжении многих лет помогающий реализации программ еврейских религиозных организаций в России - КЕРООР и ФЕОР''. Так сказал о вас Адольф Шаевич, главный раввин России, представляя на должность президента.
- Спасибо Адольфу Шаевичу... Задолго до всех конфликтных ситуаций 15 последних лет я являлся крупнейшим спонсором еврейских общин Франции и России. Активно работал с ФЕОРом, потому что считаю, что это - еврейская организация, которая делает прекрасную, беспрецедентную работу в области продвижения еврейских традиций среди еврейского населения. Благодаря активной деятельности, организация превратилась в своего рода структуру, монополизировавшую (и стремившуюся к этому) право представлять евреев России. В этом я не совсем с ними согласен.
- Реально возглавляет ФЕОР Лев Леваев. С некоторых пор ваши дороги в бизнесе разошлись. Не отразится ли это на взаимодействии еврейских организаций?
- На самом деле у нас с Леваевым постоянные отношения на протяжении долгих лет. По многим вопросам они сохранились. Каждый день, если мы не видимся, то разговариваем по телефону. С тех пор, как я возглавил КЕРООР, мы не видим конфлитных ситуаций между двумя еврейскими организациями. Тем не менее, действительно, есть отдельные моменты, но я стараюсь все сдерживать в рамках нормальных взаимоотношений. Наша позиция такова: ФЕОР очень хорошо выполняет очень важную работу в области продвижения еврейских традиций и иудейской религии, но не может являться организацией, которая имеет исключительное право представлять евреев России. КЕРООР, который я возглавил, однозначно представляет полный спектр всех организаций, как религиозных, так и нерелигиозных, в том числе с большим желанием работает с представителями ХАБАДа. Многие представители ХАБАДа по ряду причин не вошли в ФЕОР. Есть много любавичских раввинов и представителей общин, которые ясно заявляют о своем несогласии с ФЕОРом.
- Вы оказываете столь серьезную поддержку российским евреям. Не означает ли это, что вы не считаете, что все евреи должны жить в Израиле?
- Сохнуту, который на 90% решил в этом году сузить свою работу в России, я предложил финансирование всех программ. Я считаю, что каждый еврей должен жить там, где он хочет. Если кто-то желает жить в Израиле - похвально, я считаю, что государство образовано для того, чтобы физически защищать евреев от нападок неевреев, и оно должно существовать, и все евреи должны его поддерживать. Должны ли все евреи жить в Израиле? Это решение каждый должен принимать сам.

Сколько ''стоит'' Гайдамак?

- Предприниматель, бизнесмен, олигарх - какое определение вам ближе?
- Я не совсем понимаю, что такое ''олигарх''...
- Ой ли? Думаю, вы лукавите...
- Ну, наверное, это самые влиятельные предприниматели российского происхождения. Это определение было введено в лексикон, когда предприниматели сильно влияли на политику. Конечно, тот, кто сосредоточил финансовое и экономическое влияние, всегда может в той или иной степени влиять и на политику. Сегодня в России ситуация стабилизировалась, и, полагаю, существует определенная независимость политики. А крупных предпринимателей немного, и, думаю, меня следует называть предпринимателем.
- Вас нет в списке миллиардеров за минувший год, опубликованном в журнале ''Форбс''. Израильский экономический журнал The Marker утверждает, что Гайдамак ''стоит'' 800 миллионов долларов. Они ошибаются?
- Я вообще не понимаю, как можно подсчитать, сколько у кого денег. Могу ли я знать сколько у вас денег? Я даже не знаю, почему я попал в The Marker. Думаю, что один из их критериев подсчета - это определение биржевой стоимости тех или иных активов. Так как мои активы никто из тех, кто близко не связан с той или иной моей деятельностью, не знает, то как они могли подсчитать? Я не говорю ''больше'' или ''меньше'', но сам факт подсчета ни на чем не основан. Это касается не только меня, но, думаю, и других, о ком дана информация.
- У вас есть шанс разбогатеть на 100 миллионов долларов - я имею в виду иск против московской газеты ''Коммерсант''...
- Я сидел в кругу известных журналистов, когда мне позвонили и сказали о публикации в этой газете материала под заголовком ''Дело ''Апоалим'' дошло до Люксембурга'', и моей первой реакцией стало: иск!.. Однако позднее я пересмотрел свою позицию: пресса является всего лишь инструментом для дезинформации, лживых сведений. Ну, написали об искусственном деле, - на то она и газета...

''Я - фаталист''

- Передвигаясь свободно по всему миру, чувствуете ли вы себя свободным человеком?
- Нет. Я зависим от обязательств. Я часто думаю: зачем это нужно? Например, мне надо быть на встрече, на которую не хочется ехать... Взятые обязательства накладывают ограничения, обязывают менять распорядок, подстраивать под свой режим...
- Вы можете сказать о себе: ''Я - счастливый человек''?
- Наверное, нет. Что такое ''счастливый человек''? Сколько денег заработал? Думаю, у каждого своя судьба. Я - фаталист. Счастливый? Какой есть. По сравнению с другими, мне очень повезло.
- Вы всегда знаете, сколько у вас в кошельке денег?
- Нет.
- Вы легко расстаетесь с деньгами?
- Очень!
- Кто у вас ведет ''семейную бухгалтерию''?
- Такого разделения у нас нет.
- Ваши родители жили ''на широкую ногу''?
- Простые, нормальные советские люди, жили даже ниже среднего по материальному уровню.
- Как они вас воспитывали?
- Никак.
- Росли, как трава?
- Да. Рос, как рос...
- Где вы окончили школу?
- В Москве.
- И родились в Москве? По этому поводу разночтения в публикациях...
- В Москве. Но все специально пишут, что в Бердичеве. Зачем? Чтобы подчеркнуть местечковость. И потом: ''Гайдамак'', особенно для русскоязычных читателей, которые не связаны с Израилем, - для них моя фамилия не говорит однозначно, что я еврей. Сказать про Рабиновича или Фридмана, что он плохой, - ясно, что речь о плохом еврее. Про Гайдамака не поймут, и поэтому надо добавить штрих, чтобы стало ясней: еврей из Бердичева, а потом уже можно добавлять: плохой-плохой-плохой...
- Откуда родом ваши родители?
- Из Бердичева. К сожалению, я никогда там не был: мои родители еще детьми, в 20-е годы, переехали в Москву...
- Что из того, чего не купишь за деньги, вы не можете себе позволить?
- Это - глубоко личное.
- Кто составляет ваше окружение, кому вы доверяете?
- Обычные отношения со всеми.
- Волк-одиночка?
- Я считаюсь некомпанейским человеком...
- На тусовки не ходите?
- Я считаю, что нет, хотя чисто физически - да, потому что так принято.
- Каких успехов вы добились в восточных единоборствах?
- Обладатель ''черного пояса''.
- Где бы я ни находилась - в отпуске, в командировке, - меня тянет домой. Где ваш дом, куда вас тянет?
- Я очень хорошо вас понимаю, сам был когда-то нормальным человеком. У меня несколько домов, которые более не менее мне подходят: в Иерусалиме, в Москве, в Лондоне, в Париже, в Анголе. Жена живет с дочерьми - Париж, Нью-Йорк, Москва. Внук со своими родителями сейчас находится в Берлине.
- Где вы чувствуете себя безопасней всего?
- Не задумывался... Спокойней, в смысле надежной защищенности от всякого рода криминальных элементов, - в Израиле. А террор, увы, есть везде.
- У ваших детей есть такая же, как у вас, экономическая хватка?
- Нет. Но я бы не сказал, что у меня - особая хватка. Что есть - это безудержность. К сожалению...
- Знакомясь с жизнью иных бизнесменов, невольно делаешь вывод, что бизнес - это своеобразный экстремальный вид спорта, желание получить не только большие деньги, но и острые ощущения.
- Так и есть - это своеобразный адреналин.
- Успех требует новых действий и выброса адреналина. К чему может привести подобная эскалация?
- Журналисты придумают...

Из досье ''НН'':

Гайдамак Аркадий Александрович родился в 1952 году в Москве. В 1972 году репатрировался в Израиль, в том же году переехал во Францию. Имеет израильское, французское, ангольское и канадское гражданство. Владеет ивритом, английским, французским и португальским языками. С ноября 1990 по декабрь 1992 года - председатель правления СП ''Москва''. С декабря 1992 года - сопредседатель правления АОЗТ ''Кенинк''. В середине 1990-х участвовал в переговорах, которые завершились реструктуризацией и погашением ангольского долга перед Россией. С мая 1996 по июнь 1999 года - член Совета директоров РАКБ ''Москва''. В 2000 году занимал пост председателя Совета директоров банка ''Российский кредит''. В настоящее время является советником министра иностранных дел Республики Ангола. Президент Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России.
Женат. Имеет сына, две дочери и внука.

Вернуться на главную страницу


ШАНТАЖ

Мирон РЕЙДЕЛЬ родился на Волге, в Самаре, жил и работал в Москве. По первому образованию - актёр. Начинал в театральном училище при ГОСЕТе у С.М.Михоэлса, в годы войны был актёром фронтового театра на Ленинградском фронте. Второе образование - филологическое (МГУ). Около тридцати лет сотрудничал с редакциями Гостелерадио в Москве: спецкор, сценарист, режиссёр, ведущий собственных программ (естественно, до появления там С. Лапина). Член Союза журналистов со дня его основания. Последние (перед отъездом) годы возглавлял Комитет московских драматургов. В Америке - с февраля 1993. В Петербурге в сентябре этого года должен выйти сборник рассказов и повестей М.Рейделя. Живет в г.Тинек, Нью-Джерси.

Речь в этой статье пойдет речь об исламском терроризме, о смертоносной лаве, накатывающейся на современную цивилизацию, о грозящей миру глобальной исламизации, которая несёт нам новую цивилизацию - цивилизацию смерти.
Сегодня уже не только Израиль, весь мир вынужден вести войну за выживание. Но почему-то не вместе с Израилем. Почему-то арафатовские бандиты, которые убивают израильских детей, стариков, женщин и даже своих соплеменников, с точки зрения ООН, нафаршированной исламскими государствами, с точки зрения лидеров постепенно исламизирующегося Европейского союза, американских и российских дипломатов - вовсе не террористы, а борцы за светлое будущее "правоверных" мусульман. Но об этом - чуть позже.
Определение "правоверные" в кавычки заключено не случайно. Современный ислам и особенно его лидеры - ну, никакого отношения не имеют к той классической мусульманской религии, к тому классическому, суфийскому исламу, который подарил мировой цивилизации великих поэтов, философов, математиков, астрономов, медиков - Ибн Сину (Авиценну) и Омара Хайяма, Хафиза и Рудаки, Саади и Фирдоуси с его "Шахнаме", сказки Шехерезады, любовный трактат "Ожерелье голубки" и многое, многое из того, чем гордилась и гордится мировая цивилизация и что современный ислам предал не просто запрету, а остракизму.
Интересующихся историей распада и краха ислама как религии и превращения его в агонизирующую политическую идеологию отослал бы к изданной в США года три назад книге американского журналиста и учёного историка Стивена Шварца (Stephen Schwartz) "Два лица ислама". Автор не просто мусульманин, он - приверженец классического ислама и родившейся в его недрах ещё в VII веке, практически одновременно с возникновением мусульманской религии философии суфизма. Его основоположницей была мусульманка Рабия. Это тоже о чём-то говорит.
Вот написал заголовок - "Шантаж" - и задумался: а кто же в сложившейся ситуации, на самом-то деле, шантажист и кто шантажируемый? Поразмыслив над этимологией этого слова, пришёл к выводу, что надо уточнить заголовок…

ВСЕЛЕНСКИЙ ШАНТАЖ

В качестве эпиграфа к статье привожу слова известного в начале прошлого века английского писателя Гилберта Честертона*: "Дело не в том, что они не видят решения проблемы. Дело в том, что они не видят самой проблемы".
Надеюсь не утомить читателя ещё одним эпиграфом: "Мы сейчас живём в новой эпохе. И наша работа уже иная: не очищать мир, а сконцентрировать все усилия для предстоящего Освобождения. Эра освобождения - это реальность. Всё, что требуется от нас - это открыть глаза и увидеть".
Всего-то - открыть глаза и увидеть!
Эти вещие слова принадлежат недавно ушедшему от нас последнему Любавичскому Ребе Менахему-Мендлу Шнеерсону.
То, что мусульманские террористы - коварные шантажисты, кровавые рэкетиры (а рэкет - крайне преступная степень шантажа), доказывать не надо. Цель любого шантажиста - запугать свою жертву для достижения определённых целей. И эту задачу исламские террористы пока успешно решают. Они держат в заложниках весь мир.
Недавно прошло сообщение, что исламские боевики проникли и в Японию. Якобы в отместку за то, что небольшой контингент японских солдат включён в состав миротворческих сил в Ираке. И теперь в Токио тоже объявляется какой-то цветной уровень тревоги и бдительности.
Шантажируемые - представители иной цивилизации, иных религий - уже изрядно напуганы. В Италии, например, на родине католицизма, рядом с его столицей Ватиканом по требованию исключительно мусульман со стен школьных классов снимают символ христианства - распятие. Недавно итальянская полиция пресекла деятельность местной аль-кайедовской организации, которая планировала террористические атаки в метро Милана и одной из крупных католических церквей на севере Италии. Группа действовала при одной из мечетей города Кремона. Имам этой мечети - гражданин Марокко - член этой преступной организации.
В Америке - в основном, стране протестантского христианства - из здания суда убирают стелу с высеченными на ней десятью Заповедями. И когда местный судья пытается воспротивиться этому, убирают и судью, дабы не разгневать местных мусульман. Их, видите ли, эти заповеди раздражают!
Изрядно напуганы и французы. 3 марта этого года парламент Франции одобрил законопроект о запрете мусульманским школьницам носить хиджаб (головные уборы) и длинные чёрные платья. Чтоб не обидеть мусульман, заодно запретили еврейским мальчикам носить кипу, а христианским детям - кресты. И хотя закон касается исключительно государственных, секулярных школ (на частные и религиозные закон не распространяется - носи что хочешь), проводят митинги и шествия протеста только мусульмане. Помощник бин-Ладена Амаль аль-Захари заявил, что французский запрет носить мусульманским девочкам хиджаб - часть антимусульманской кампании Запада и христиан.
В газетах замелькали заголовки типа "Во Франции зреет мусульманская революция". А мусульман там сегодня - 10 процентов населения страны. Учитывая весьма активное желание француженок блюсти фигуру и более скромное их желания рожать, не надо большой фантазии представить, к чему приведёт вскоре такое "накопительство". Уже сейчас в Париже действует мусульманская террористическая организация "Судьи Аллаха".
Наверное, теперь понятно, почему именно во Франции произошёл вулканический выброс юдофобии, почему именно Франция вырвалась нынче в лидеры европейского антиеврейства и юдофобства. (Уже говорил как-то, что считаю нелепым употребление расхожего слова "антисемитизм" применительно к арабам, которые, как и евреи, относятся к одной огромной афразийской семитической семье народов. Называть Ясира Арафата, Ахмеда Ясина или ваххабитов "Аль-Кайеды" и Саудовской Аравии антисемитами, мягко говоря, безграмотно. Да и само понятие "фобия" - немотивированное психопатическое состояние - точнее понятия "антисемитизм").
В Германии почему-то сразу откликнулись на решение французского правительства. Замелькали заголовки в Интернете, газетах: "Немцы недовольны введением во Франции запрета на ношение в школах религиозных атрибутов", "Большинство граждан Германии - против принятия закона о запрете носить религиозную атрибутику". Немного зная немцев и Германию, куда сегодня приезжает евреев даже больше, чем в Израиль, удивился такой поспешной реакции и проявил некоторое любопытство.
Всё оказалось предельно просто. Частная телекомпания "Pro Sieben" опросила немногим более двух тысяч человек, или - 0,0003% всего населения Германии. Не исключено, что опрашивали, в основном, мусульман. Из этого ничтожно малого числа "доброжелателей" и вывели 67% тех, кто против, что составляет всего-то 0,0001%. Только от страха (скорее, по злому умыслу) одна десятитысячная доля населения Германии могла превратиться в его большинство. Не берусь утверждать, но есть основания полагать, что лидеры местных мусульман, которые уже пытались создавать арабские халифаты в Кёльне и Берлине, решили упредить возможные действия правительства Германии. Правда, они ведут себя не столь агрессивно, как в других странах Европы. Вполне возможно (а почему бы нет?), помнят о "Хрустальной ночи" и справедливо побаиваются, что на сей раз будут громить не синагоги, а мечети и принадлежащие мусульманам магазинчики и лавочки, которых развелось по стране предостаточно.
В Англии мусульмане, выходя на митинги и демонстрации, требуют от государства строительства сотен мечетей, преподавания истории мусульманской религии во всех школах. Лидеры местных мусульман открыто заявляют, что до полной исламизации Британских островов не так-то уж и далеко. Опрос, который провела британская газета "The Guardian" 5 марта этого года, показал, что 47 процентов британских мусульман считают себя потенциальными шахидами, командой смерти, готовой выполнять любые поручения "Аль-Кайеды".
В туманах Альбиона нашёл убежище активист египетских ваххабитов Ясир аль-Сири, приговорённый на родине к смертной казни за убийство президента Анвара Садата. Он же причастен к убийству лидера Северного альянса Афганистана Ахмад-шаха Масуда. А чтоб его, убийцу, не дай Бог, не тронули, ему выдали "ксиву" гражданина Великобритании. В Англии скрывается от правосудия и аль-Масри, причастный к взрыву эсминца "Cole", когда погибли 17 американских моряков. Кровавый след оставил он и в Йемене. Да и сейчас активно пропагандирует идеи исламизации мира, еженедельно выступая в известной мечети, расположенной в центре лондонского "Finsbury Park". Но тронуть его нельзя, он - подданный Её величества.
Приютили в Англии и Мохаммеда аль-Гербузи - главаря банды убийц "Исламские бойцы Марокко". Власти Марокко безуспешно добиваются экстрадиции Гербузи, но его нельзя выдавать: он тоже подданный Её величества. Между прочим, может ли кто-нибудь из читателей ответить, почему арабские газеты, контролируемые "Аль-Кайедой", издаются в Лондоне?
"Команда смерти" "Бригады Абу Хафс аль-Масри", которая тоже входит в "Аль-Кайеду", совершила в Мадриде страшный теракт, унёсший 200 жизней. И уже через несколько дней народ Испании, не иначе как с перепугу, проголосовал за социалистов. А почему? Да потому, что те в своей предвыборной программе обещали "Аль-Кайеде" вывести испанский миротворческий контингент из Ирака. И, конечно же, на другой день, после выборов, поспешили капитулировать перед бандитами, уверить их в своей лояльности, объявили, что данное обещание непременно выполнят.
Неужели испанские социалисты всерьёз полагают, что именно это разгневало лидеров исламского террора, которые одинаково крепко "любят" и Саддама Хусейна с его шиитско-суннитским Ираком, и Джорджа Буша с его веротерпимой Америкой, и даже Иран с его маниакальным желанием уничтожить Израиль и "оккупировать" Америку? События в Ираке для них - формальный повод. Саддам, хоть и кровавый диктатор был, но ваххабитов на дух не переносил. Ведь и шииты, и сунниты - непримиримые враги ваххабистской "Аль-Кайеды". В своё время Ирак и Иран прекратили затяжную войну, когда Саддам Хусейн напал на ваххабистский Кувейт. Стравливая сегодня шиитов и суннитов, разжигая гражданскую войну, лидеры " Аль-Кайеды" стремятся отвлечь внимание и Америки, и Европы от борьбы с терроризмом. Отвлекают не только внимание, но и средства, подрывая экономику стран, входящих в коалицию.
Израиль под давлением Вашингтона и Евросоюза ведёт переговоры с кровавыми бандитами, с главарём жесточайшей исламской террористической банды "Хизболла" Хасаном Насраллой, идет ему на уступки. А какие лицемерные вопли подняли вожаки Евросоюза, когда израильские лидеры, защищая свой народ, уничтожили организатора и вдохновителя кровавого ХАМАСа шейха Ахмеда Ясина. А ведь это они, Ясир Арафат и Ахмед Ясин, придумали, разработали и внедрили новый вид оружия массового уничтожения под названием "шахид" (террорист-самоубийца, террорист-смертник). Против такого оружия бессильна самая совершенная, самая современная оборона, ибо оно - оружие с мозгами настоящими, а не электронными. А то, что для исламских фундаменталистов носители этих мозгов - только оружие, а не живые люди с душою и сердцем, материнской утробой, признают сами руководители исламского террора. Недавно один из лидеров арабского террора в интервью арабской газете, издающейся в Лондоне, заявил: "Мы располагаем арсеналом(!) в 5 тысяч смертников, готовых к действиям". Выходит, опрос, проведенный газетой "The Guardian", - реальность?
Но обратите внимание на другое. Располагают не полком, не корпусом или дивизией, не даже армией живых бойцов, - АРСЕНАЛОМ! А что в арсенале хранят, кроме оружия и военного снаряжения? Запасы чего, кроме оружия и военного снаряжения, определяются понятием "арсенал"?
Оказывается, у идеологов нынешнего ислама есть ещё и живые люди. Зомбированные, превращённые в оружие, они даже не знают, что их мозг может вырабатывать мысли о любви, добре, творчестве - о жизни. Они натренировали его работать только в одном направлении: своей смертью убить как можно больше "неверных".
Возможно, идеологи исламского террора блефуют (что для них весьма характерно, как для всякого шантажиста), и смертников не пять тысяч, а пять сотен, а то и меньше. В общем-то, не это существенно, а то, что это не люди, а всего лишь арсенал оружия массового поражения. Но с таким оружием мировому сообществу следует и поступать соответственно - категорически и бескомпромиссно уничтожать, пока оно не пущено в ход.
Однако у шахидов есть и защитники. И возглавляет эту защиту давно ставшая исламской ООН. Именно эта организация не только отвергла, но и осудила предложение Израиля считать шахидов - эти живые бомбы - оружием массового поражения, подлежащим запрету.
Шахидов ещё называют камикадзе. Но камикадзе - отважный японский воин, погибал в бою с вооружённым противником. Арафатовский же "камикадзе" убивает мирных людей, безоружных. И не в открытом бою, а исподтишка, подло, подкравшись со спины. Он - подлец, убийца из породы нелюдей, оружие в руках властолюбивых и тщеславных вождей исламского террора.
Словно в насмешку считавшийся духовным лидером террористической организации ХАМАС шейх Ахмед Ясин, ныне уже обласкиваемый гуриями в исламском раю, лично благословил молодую мать Раму Иши стать смертницей. Она взорвала блокпост, где находились израильские солдаты, оставив сиротами двоих детей. Вот это по-мусульмански и есть настоящая духовность! Кого вырастит из этих сирот преемник дедушки Арафата дедушка Абу Мазен? Самоубийц, шахидов для арсенала оружия массового уничтожения.
Шахидизм превратился в весьма доходную профессию, в способ обеспечить семью. Смерть сына, дочери оплачивал в своё время только из ненависти к Израилю Саддам Хусейн, и продолжают оплачивать (гораздо щедрее, чем иракский диктатор) Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Арабские эмираты. Катар. Семья шахида з а р а б а т ы в а е т на гибели близкого родственника, торгует его жизнью.
Никогда не поверю, что мать может радоваться смерти сына или дочери, гордиться их гибелью, как неоднократно сообщали в своих репортажах арабские СМИ. И если это все-таки правда, сколь же преступна идеология современного ислама!
Английский психиатр Ияд Сардж (араб по происхождению) организовал в секторе Газы психологический центр, чтоб хоть как-то помогать соплеменникам переносить стрессовые ситуации. Так вот, он свидетельствует, что каждый четвёртый мальчишка в Газе мечтает умереть смертью шахида.
Сегодня шахиды действуют не только в Израиле. Они сеют смерть в Великобритании и Ираке, в Турции и в Испании. Среди убитых боевиков их находили в Чечне и в Афганистане. Они есть в Германии, Франции и даже в Японии. Извините за цитату, но не могу не присоединиться к словам умнейшей женщины Европы, нашей современницы баронессы Маргарет Тэтчер: "Безопасность Государства Израиль влияет на нашу безопасность. Израиль находится на передней линии террора, но и Запад от неё не слишком далеко. После того, что случилось 11 сентября и на острове Бали, стало ясно, что каждый из нас находится в поле зрения зла".
Но как же шантажируемые борются с международным рэкетом мусульманских террористов, как отвечают на их шантаж? И вот тут оказывается, что в своей борьбе с преступником они используют пока, главным образом, тоже шантаж. Пугают террористов, грозят бороться с ними, но почему-то не борются.
Напомню слова Гильберта Честертона, приведённые в эпиграфе к статье: "Дело не в том, что они не видят решения проблемы, дело в том, что они не видят самой проблемы".
Однако вряд ли не видят. Может быть, не хотят видеть и понимать? А может быть, просто боятся? Проблема-то очевидна, и лидеры неисламского мира - Европы, Азии, Америки, Австралии - просто делают вид, что её не замечают, не понимают, не ощущают неминуемого конца современной цивилизации, если не остановят смертоносную лаву. Ибо одно только признание проблемы - уже колоссальная ответственность за судьбу всей мировой цивилизации.
Но для того, чтобы взвалить на себя такую ответственность, очевидно, необходимо изрядное мужество, лидерский уровень царя Давида, Иисуса Навина, Александра Македонского, Наполеона, Уинстона Черчилля, наконец.
Пришло время (если уже не ушло) отделить зёрна от плевел, чётко и во всеуслышание объявить на мировом уровне, где кончается мусульманская религия и начинается мусульманская политическая идеология - ВАХХАБИЗМ, сверхзадача которого - глобальная исламизация мира.
Учитывая такую эволюцию мусульманской религии, исламский терроризм вряд ли остановишь гоньбой по горным пещерам за бин-Ладеном и даже его уничтожением. И уж совсем не способствует прекращению террора война в Ираке. Да, Саддам - кровожадный тиран, в рейтинге жестоких диктаторов стоял в первой пятёрке (после Саудовской Аравии), его свержение - несомненное благо для иракского народа. Но, позвольте, во-первых, это проблема самого иракского народа, а во-вторых, какое отношение Садам Хусейн имел к международному исламскому терроризму вообще и к 11 сентября 2001, в частности? Уже 12 сентября спецслужбы некоторых государств, в том числе Израиля, сообщили, что… никакого.
Не кажется ли вам, дорогой читатель, что борьба с отдельными террористами и даже с лидерами террора абсолютно не результативна, не ведёт к прекращению исламского террора? Не возникает ли у вас ощущения, что мы с вами на кровавый шантаж исламских рэкетиров отвечаем тоже шантажом - только "демократическим", либеральным, слюнявым и абсолютно не эффективным?
Во время недавнего рейда сотрудников российской ФСБ по мечетям Москвы и Подмосковья было изъято огромное количество оружия, взрывчатых средств и литературы, пропагандирующей идеологию ваххабитов. Однако духовный глава московских мусульман обвинил президента России и спецслужбы в дискриминации мусульманской религии.
Президента Америки, осмелившегося провозгласить основой своей внешней политики борьбу с исламским терроризмом, обвиняют в том, что он борется с мусульманской религией. И об этом тоже говорят в мечетях. Можно представить, какой вой поднимут арабские СМИ и исламская ООН, если Дж. Буш заикнётся о борьбе с исламской политической идеологией, во что на самом деле превращена ныне религия мусульман.
Так что же, тупик? Нет, скорее гордиев узел, который требуется не развязать, а только, как Александр Македонский, разрубить мечом стратегии дальнего прицела. Нужно всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами - политическими, экономическими, юридическими, силовыми - развернуть, наконец, международную, всемирную жесточайшую, бескомпромиссную борьбу с той конкретной политической идеологией, которая доминирует сегодня в исламе - с ваххабизмом. Её пропагандируют в большинстве мечетей, вдалбливают в детские головы в мусульманских школах, её озвучивают арабские СМИ, её успешно проводят в жизнь некоторые политические, да и религиозные лидеры современного ислама.
Необходима такая мощная атака на ислам вообще и на исламскую политическую идеологию о мировом господстве, в частности, чтобы содрогнулись, прежде всего, представители здравомыслящего мусульманского духовенства (если таковые ещё остались), прогрессивной мусульманской интеллигенции, чтобы именно они возвысили свой голос за деполитизацию ислама. Может быть, остались ещё в исламе смельчаки, способные подумать, как снять запрет на толкование Корана и решиться переосмыслить некоторые его догмы, дабы исключить из мусульманской религии всякие тенденции к господству над миром и к уничтожению всех неверных.
Давно пришла пора создать международный трибунал для суда над ваххабизмом. Только по примеру Нюрнбергского, а не Гаагского, где судят первую попытку остановить продвижение ваххабитов в Европу. Но для всего этого необходима не подвернувшийся тактический приём, а совместно разработанная стратегия дальнего прицела, учитывающая реальную угрозу исламизации мира. Однако в борьбе с исламским террором рассчитывать на ООН не только бесполезно и бессмысленно, но и опасно. Эта организация никогда не займёт решительную позицию в борьбе с исламским террором. Пример тому - отношение ООН к "палестинским" террористам. Из сотен террористических атак, совершённых этой бандой, ООН не осудила ни одного.
Извечны деструктивные вопросы, которые возникают сразу после какого-то глобального события, - "Кто виноват?" и "Что делать?". Оказывается, это не только прерогатива российских правителей и российской интеллигенции. Деструктивны они потому, что не предполагают кардинального решения вопроса. Вопрос "Кто виноват?" уже предопределяет ответ на следующий вопрос - "Что делать?". Естественно, наказать виновного. И все дела. Что тут ещё раздумывать! Но с наказанием виновного проблема не исчезает, рано или поздно она опять возникнет. Это характерно для правительств, у которых нет чёткой политической доктрины и научно разработанной политической стратегии. Поэтому в критических ситуациях поведение лидеров таких государств непредсказуемо. Они избирают ту или иную временную тактику, которая, как правило, себя не оправдывает. А ведь для политиков, у которых есть чёткая политическая доктрина и разработанная на перспективу политическая стратегия, в критических ситуациях характерен, прежде всего, вопрос: "Почему?" Почему это произошло? Как это могло случиться? И только после обоснованных ответов на этот вопрос можно разрабатывать ответ на следующий вопрос: "Что делать?". Как избежать повторения случившегося, как это предотвратить?
Вспомните, после каждой террористической атаки нам сообщают, что она-де имеет тот или иной след - чеченский, пакистанский, афганский, иракский, "палестинский", аль-кайедовский, талибанский, албанский, филиппинский. Но след-то, на самом деле, один - ваххабистский.
Все террористические атаки - в Америке ли, в Англии, в России, в Испании, в Индонезии, на Филиппинах, в Турции, Малайзии, Ираке, в Израиле, Индии, Алжире - разыгрываемые эпизоды единого сценария. А сочинил этот сценарий Муххаммад ибн Абдуль аль-Ваххаб. И сочинил не сегодня и даже не позавчера, а… двести пятьдесят лет назад! Вот, оказывается, сколь давно задумана наша с вами муслимизация…
Но об этом - в другой статье.

Мирон РЕЙДЕЛЬ, Нью-Джерси
________________________

* Gilbert Keith Chesterton (1874-1936) - английский писатель, автор остросюжетных романов с детективным уклоном.

Вернуться на главную страницу


Исраэль Хасон:
"Размежевание - дорога в никуда"

Евгения КРАВЧИК, "Новости недели", Тель-Авив

Всего четыре года назад он был человеком-невидимкой: присутствовал на переговорах в Уай-плантейшн, консультировал по вопросам обороноспособности тогдашнего премьера Биньямина Нетаниягу и министра иностранных дел Ариэля Шарона, но в перерывах держался подальше от телекамер, сознательно сторонясь падкой на сенсации журналистской "бранжи". Заместителю главы Общей службы безопасности "светиться" нельзя!

"Гремучая смесь": "сириец" Хасон (слева) и "русский" Либерман
Фото автора

Спустя пару лет он провел немало часов с Эхудом Бараком, готовившимся к "исторической" поездке в Кемп-Дэвид. И снова приводил факты, факты и только факты - ведь эффективную концепцию государственной политики можно разработать лишь на основе скрупулезного анализа действительности. Затем он консультировал Амрама Мицну. И так же, как это было с Нетаниягу, Шароном и Бараком, - на основе фактов и вытекающих из них тенденций - предостерегал: одностороннее отделение чревато для Страны и народа чудовищными бедами. Бедами, которые Израиль не сумеет расхлебать даже за полстолетия.

Человек, в совершенстве владеющий арабским языком и всю свою сознательную жизнь посвятивший руководству оперативными (действующими на контролируемых территориях) подразделениями ШАБАКа, Исраэль Хасон пришел к однозначно-неутешительному выводу: "За последние 12 лет ни один глава правительства не обладал стратегическим вИдением перспективы". В результате Израиль бредет в потемках в полную неизвестность, а избранный его лидерами путь - это дорога в никуда. Переговоры в Уай-плантейшн вели такие же, как я, профессионалы из числа высокопоставленных военных и сотрудников Общей службы безопасности, однако каждое свое предложение и любые реакции на идеи противоположной стороны мы тщательнейше координировали с Биби, Натаном Щаранским, Дани Наве и Ариком Шароном, - вспоминает Исраэль Хасон. - Человек я дисциплинированный, поэтому всегда исходил из того, что задача руководства Общей службы безопасности - выполнение решений политического руководства страны, но - наилучшим, оптимальным образом. С другой стороны, у меня не было и тени сомнения: если когда-нибудь встану перед дилеммой и почувствую, что, как профессионал, я категорически не приемлю волю политического руководства, - передам хозяевам ключи и выйду из "машины".

Судьба распорядилась так, что Хасону пришлось выскочить из катившейся под откос государственной машины в конце 2001 года, в возрасте 46 лет, когда многие его ровесники только-только стали подбираться к верхним ступеням ведомственной иерархической лестницы.

- В ходе переговоров с палестинцами (подразумевается печально известный раунд Барака с Арафатом в Кемп-Дэвиде - Е.К.) я всякого насмотрелся, - произносит Хасон с нескрываемой горечью. - Тогда-то и пришел к окончательному выводу: это - не мой путь, а я своими принципами не поступаюсь. За последние пару лет я окончательно убедился: нынешнее руководство страны напрочь отказалось от достижения той единственно верной цели, ради которой я, четверо моих детей и будущие внуки были бы готовы еще сто двадцать лет землю носом рыть. Специфика нашего региона и ментальность противоположной стороны, с которой нам приходится иметь дело, такова, что недопустимо и крайне опасно двигаться вперед, не сформулировав перед собой конечной цели. Если мы сегодня не осознаем, что еврейский народ собрался на земле Сиона вовсе не ради того, чтобы стать на ней случайным, эпизодическим явлением, а чтобы обосноваться на века, прочно и необратимо, - через каких-то 30 лет история возрожденной еврейской государственности может завершиться, причем в высшей степени трагично. Шейх Ясин постоянно повторял: "Еврейские часы принципиально отличаются от исламских: первые отсчитывают часы и дни, потому что сами евреи не верят, что станут на этой земле постоянными жителями. Зато единица времени на исламских часах равна сорока годам: в 1947 году началась возня, вылившаяся в создание здесь еврейского государства, - в 1987 году, ровно через 40 лет, поднялось первое всенародное восстание - интифада. Следовательно, в 2027 году эпизод под названием "государство Израиль" можно будет считать исчерпанным"...

Чутко вслушиваясь в аргументы "добрососедей", Хасон пришел к неизбежному выводу:
- Израиль не приблизится к мирному урегулированию и не сможет обеспечить своим гражданам безопасность, если не прекратит суетиться. Мы обязаны продемонстрировать, что не паникуем и никуда не спешим, потому что твердо намерены поселиться здесь навечно.

Антипод демократии

Я перевожу тему на катастрофическое состояние, в котором оказалось израильское общество.
- Единственное, в чем реально преуспело руководство страны, - так это в натравливании одних групп населения на другие, а уж национальный лагерь расколот на мельчайшие осколки.
Истории еврейского народа известны подобные периоды, - соглашается Хасон. - О каком единстве может идти речь, если за последние 12 лет ни один глава правительства не был избран благодаря программе, в реалистичность которой он сам бы верил?! Проведите простейший эксперимент: поднимите предвыборные обещания всех премьеров - и вы удостоверитесь, что, придя к власти, практически каждый из них на 180 градусов менял декларированные в предвыборных речах принципы.
- И это называется демократией?! - возмущаюсь я. - Разве демократично воровать голоса избирателей?
- Демократия - это прежде всего обязательства власть предержащих перед народом, - говорит Исраэль Хасон. - Меня, например, постоянно спрашивают, по каким причинам я категорически против размежевания...
- И по каким же?
- Начну с главной. Размежевание - это дорога в никуда. Нет у него никакой конечной цели. По сути, это - обман избирателей правящим режимом: ведь всего два с лишним года назад люди проголосовали за совершенно иную политическую платформу! Вот я и задаюсь вопросом: во что мне, как гражданину, верить? С моей точки зрения, если бы Ариэль Шарон представил план размежевания ПЕРЕД выборами, то и его реализация, вокруг которой сегодня бушуют страсти, была бы легитимной. Именно этим и отличается демократия от своей противоположности (не хочу озвучивать набивший оскомину антоним).

Исраэль Хасон постоянно общается с израильскими арабами и внимательно вслушивается в речи лидеров ПА.
- Впервые услышав о плане размежевания, я живо представил себе речь тогда еще живого Ясира Арафата, которую он произнесет сразу после демонтажа Гуш-Катифа и поселений на севере Самарии, - говорит Хасон. - Можете не сомневаться, что ни один из лидеров ПА - бывших и нынешних - не начал бы эту речь с политкорректных слов благодарности Соединенным Штатам за оказанную поддержку. Точно так же, как не заикнулся бы ни о каких "межгосударственных отношениях" и "переговорах". Не был бы упомянут ни "мирный процесс", ни "окончательное решение конфликта". Зато наверняка прозвучало бы вот что: "Мы находимся здесь (на том месте, где прежде был Гуш-Катиф - Е.К.) благодаря сопротивлению и проявленному нами бесстрашию".
Хасон озвучил вступительную фразу к неизбежной, как теракты, речи лидеров ПА и перед Эхудом Бараком, когда тот обсуждал с руководством службы безопасности возможные последствия Кемп-Дэвида, и перед Амрамом Мицной, также предложившим одностороннее отделение от соседей, но в гораздо меньших, чем Шарон, масштабах.
Я всем своим существом противился односторонним уступкам, потому что - по роду службы - располагал абсолютно конкретными фактами и данными. Впрочем, и сегодня опросы, проведенные среди палестинцев сектора Газы и Западного берега реки Иордан, показывают: 75 процентов населения убеждено, что единственной стратегией и тактикой борьбы является сопротивление и железная твердость.

Исраэль Хасон - с чисто профессиональной точки зрения человека, всю жизнь занимающегося проблемами госбезопасности, - объясняет: даже если в новом руководстве ПА и встречаются деятели, готовые вступить с Израилем в переговоры, палестинская "улица" никоим образом их не поддерживает, в ее глазах диалог с "сионистским врагом" нелегитимен. Однозначная позиция "низов" влияет и на руководство суверенных арабских государств, которые не спешат приветствовать мирные переговоры с Израилем, так как в глазах "борющегося с оккупацией" палестинского народа они - нелегитимны.
Даже если бы Абу Мазен всерьез решился обуздать действующих у него под боком террористов, реально добиться этого он не может: народ сочтет такие шаги беззаконием и предательством национальной идеи, - объясняет Хасон.
Зато лидеры Израиля постоянно декларируют готовность пойти на "крайне болезненные" уступки...
- Самая чудовищная ошибка, совершенная израильским руководством, заключалась в том, что оно еще ДО начала каких бы то ни было переговоров установило конечную цену, - говорит Хасон. - В результате ни один палестинский лидер, который изъявит готовность вести с нами переговоры, уже не сможет ни на миллиметр опустить планку - "низы" не позволят!
Конечным результатом безответственной и бездумной политики "сиюминутности" ("ахшавизма"), проводимой Израилем в последние 12 лет, рано или поздно может стать полное уничтожение нашего государства, считает Исраэль Хасон.

"Охота на ведьм"

Возвращаю своего собеседника к усиленно нагнетающейся "сверху" ненависти, систематическому науськиванию "демократического большинства" на "правых экстремистов", в том числе и на "паразитирующих на теле общества поселенцев".
- Как вы относитесь к тому, что лучшие из лучших - убежденные сионисты, посвятившие всю жизнь беззаветному служению Эрец Исраэль, сегодня стараниями прессы объявлены "врагами народа"? - спрашиваю я.
- Будучи близко знакомым с поселенцами, я убежден: если бы большинство из них пришло к выводу, что размежевание действительно принесет нам хоть какую-то пользу, а отступление из Гуш-Катифа и севера Самарии будет способствовать укреплению безопасности, они - при всей нестерпимой боли и отчаянии - снова пожертвовали бы собой во имя всеобщего благополучия. Поселенцы наверняка пережили бы чудовищную травму, правда, не столь безнадежно болезненную. Но какой здравомыслящий человек решится на самопожертвование, если он не получил ответа на элементарный вопрос: "Что дальше?". Никто из руководства не потрудился дать такой ответ ни поселенцам, ни народу. Результат? Раскол усугубился. Насильственная, лишенная всякого смысла депортация десяти тысяч евреев лишь обостряет их боль и чувство отчужденности.

Хасон не считает себя ни правым, ни левым, ни "красным", ни "зеленым".
- Я готов еще 120 лет оказывать всемерную помощь и содействие любому лидеру, который предложит обоснованный и реалистичный план сохранения Израиля как демократического государства с гарантированным на много поколений вперед еврейским большинством, - говорит он. - Но иллюзии или фантазии - не для меня. По моему глубочайшему убеждению, подлинный лидер должен обладать вИдением долгосрочной перспективы, пусть далекой - но реальной конечной цели. Сто двадцать лет назад жил человек, обладавший именно таким видением. Это был Герцль. Прошло немало времени, но написанный им сценарий воплотился в жизнь: создано еврейское государство. А сейчас Израилю остро, как глоток кислорода тонущему, необходимы лидеры с таким же видением перспективы.

Уравнять обязанности с... правами!

Интервью с Исраэлем Хасоном я вела в минувшее воскресенье в гудевшем от шума вестибюле тель-авивского "Дома сионистов Америки". Пока "русские" обсуждали в зале с Авигдором Либерманом и Юрием Штерном программу НДИ ("Только ваша партия позволяет себе такую роскошь, как публичное и въедливое обсуждение предвыборной программы", - заявил с трибуны один из участников дискуссии), мы с бывшим заместителем главы ШАБАКа, решившим на предстоящих выборах баллотироваться от НДИ, говорили на общеизраильскую - и крайне актуальную - тему.
- Сегодня на рассвете руководство Главного управления тюрем досрочно - на сутки ранее запланированной даты и во избежание массовых проявлений триумфа у входа в тюрьму - освободило из заключения шейха Раада Салаха, лидера Северного отделения Исламского движения, - констатировала я. - Буквально через пару часов после этого я получила по электронной почте прелюбопытное сообщение, подписанное пресс-секретарем Южного отделения Исламского движения: единомышленники шейха Салаха из Негева настоятельно предлагают ему объединиться с северным крылом. Чем, по-вашему, чревато подобное объединение для так называемого "еврейского сектора"?
- Оставим ваш вопрос риторическим, - предлагает Хасон. - Я настаиваю на том, чтобы Кнессет принял Закон о гражданстве. Вы спросите, почему? Объясню. В бытность шейха Салаха мэром Умм Эль-Фахма от него потребовали, чтобы над зданием муниципалитета был (в полном соответствии с законом) водружен государственный флаг Израиля. И Салах такой флаг вывесил: старую измятую тряпку, к тому же перевязанную веревкой, чтобы не развевалась. На мой взгляд, аномальна ситуация, при которой израильские арабы получают от государства все полагающиеся им по закону льготы и пособия, но при этом постоянно декларируют свою приверженность целям и задачам палестинского народа.

Хасон - в унисон с Либерманом - позволил себе в последние дни откровенно сказать об этой аномалии в интервью нескольким радиостанциям и телеканалам. В ответ стали звонить его знакомые-арабы.
- Вчера вечером меня пригласили на чашку кофе старые приятели-бедуины, - рассказывает Хасон. - Собралось человек 30. Я задал им такой вопрос: "Жители вашей деревни служат в ЦАХАЛе, несколько человек погибло при выполнении ответственных операций, не так ли?" - "Так..." - отвечали бедуины. "И кто из арабских депутатов Кнессета приехал, чтобы выразить соболезнование семьям погибших?" - "Никто"...
Более того, по словам Хасона, имам деревни, получающий зарплату от министерства по делам религий, отказался прочесть молитву на похоронах погибшего военнослужащего "сионистской армии".
- С другой стороны, дети таких граждан, как мы с вами, рискуют жизнью на армейской службе и на резервистских сборах, - замечаю я. - Зато дети моих соседей, яффских арабов, от службы в ЦАХАЛе освобождены.
- Не знаю, насколько глубоко вы информированы о повседневной жизни израильских арабов, - говорит Хасон, - но я изучил ее досконально. Представьте арабскую семью, в которой подрастает шесть-семь детей. Сейчас в школах каникулы. Значит, требуется пристроить сыновей и дочерей в летний лагерь ("кайтану"), а к началу учебного года купить для всех учебники. Во что обходится такое удовольствие? Для многодетной семьи (а таких в арабском секторе большинство) - в несколько тысяч шекелей. Какова альтернатива? Отдать детей в "кайтану" Исламского движения (120 шекелей в месяц вместо 600-700 по средним израильским меркам) и за гроши купить учебники на складе Исламского движения, а еще лучше - получить их бесплатно. Что касается службы в ЦАХАЛе, то вам, конечно, известно, по сколь деликатным причинам арабы от нее освобождаются. Но почему бы не ввести в арабском секторе ВМЕСТО службы в армии альтернативную форму участия в жизни государства? Почему бы не обязать арабов призывного возраста в период летних каникул бесплатно работать в лагерях для школьников - ведь благодаря этому и плата за них существенно снизится.
- Но посмотрите на трехэтажные дворцы в том же Умм Эль-Фахме, Бака Эль-Гарбия и других богатых арабских городах и деревнях - мало кто из евреев может позволить себе такую роскошь, - замечаю я. - Зато на бедуинские поселки в Негеве смотреть страшно, такая там царит нищета. Может, не столько нищета, сколько отсутствие элементарной культуры и признаков цивилизации. Тем временем каждый вновь избранный глава правительства, "взойдя на престол", клянется гарантировать арабским гражданам равноправие, но на другой же день, как водится, свои обещания забывает... В результате всевозможные правозащитные организации цинично спекулируют "неравенством" и "нуждами" арабского сектора, игнорируя тот факт, что треть израильских арабов получает всевозможные пособия от Института национального страхования...
- Постараюсь быть корректным в своих высказываниях, но с начала 90-х последним министром, чье понимание подлинного положения дел в арабском секторе совпадало с моим видением проблемы, был Миша Аренс. После него никто из власть предержащих ни разу не задумался о том, на каких основах и каким способом строить наше сосуществование с израильскими арабами и чем чревато для нас столь тесное соседство и взаимная зависимость в обозримом и далеком будущем. Напротив, проблему постоянно затушевывали, откладывали подальше, запихивали под ковер - лишь бы не позволить фактам пошатнуть господствующую среди израильской элиты концепцию. Парадоксальным образом хуже всех от игнорирования проблем арабского сектора пострадали именно те общины, большинство представителей которых лояльны государству Израиль: друзы, бедуины, арабы-христиане. Они-то и оказались самыми большими фраерами! Те, кто исправно выполняет свои гражданские обязанности, расплачивается за безмозглость и равнодушие правящего режима, который, в свою очередь, продолжает запихивать проблемы арабского сектора под ковер. Хватит! Ковер уже не в состоянии всё покрыть - он слишком мал.

География и демография

- Господин Хасон, вы, как и Авигдор Либерман, убеждены: чтобы сохранить Израиль, как государство еврейское и демократическое, рано или поздно придется обменяться с палестинцами территориями, например, выменять Гуш-Эцион на Умм Эль-Фахм. Но как воспримет это международная общественность, зазубрившая (с нашей же подачи) принцип "Мир в обмен на территории"?
- Так ведь наша идея отнюдь не нова! - объясняет Исраэль Хасон. - Мы не "изобретаем велосипед", а всего лишь ставим на повестку дня принцип, "опробованный" в течение многих веков на еврейском народе, два тысячелетия просуществовавшем в галуте. Мы никоим образом не предлагаем осуществить трансфер части израильских арабов - мы всего лишь просим обменяться уже заселенными территориями, не тронув ни одного дома, ни единого кладбища и ни одной теплицы с выращенными в ней цветами. На мой взгляд, международное сообщество не сможет аргументированно опровергнуть тот очевидный факт, что государство Израиль до сих пор не имело официально установленных границ. Даже когда в 1949 году был заключен договор о прекращении огня, Бен-Гурион отказался поставить под ним подпись по нескольким причинам, одна из которых заключалась в том, что Западная стена Храма (Стена плача) не была включена в определенные тем документом рамки. В последние десятилетия часть израильтян в унисон с равнодушной к нашим нуждам международной общественностью постоянно твердит о "границах 4 июня 1967 года", усиленно пытаясь увековечить ту линию. Но и она, эта линия, никоим образом не является и не должна стать границей. А настоящую, подлинную границу - ту, что навсегда, мы должны определить сами!
- Окажет ли ваш аргумент воздействие на погрязших в стереотипах руководителей США и Европы?
- Убежден, что да! Однако перечисленным выше наши с Либерманом аргументы отнюдь не исчерпываются. Придется, видимо, напомнить международному сообществу и целый ряд прецедентных решений, принятых Организацией объединенных наций: ведь на их основании после нанесенных войсками НАТО ударов европейцам пришлось переселить в другие места немалое число людей! И ничего с международной общественностью не случилось - она не упала в обморок из-за осуществленного трансфера. Но мы-то предлагаем гораздо более гуманное и цивилизованное решение - не трансфер, а обмен территориями! Почему нет? Если израильские арабы не желают жить под суверенитетом государства, гарантирующего им средний годовой доход размером 14-17 тысяч долларов, пусть довольствуются на территории милого их сердцу палестинского государства доходом в размере две-три тысячи долларов. Я же, как еврей, больше всего на свете хочу, чтобы мое национальное государство продолжило существовать и через сто лет, и через триста. И это мое желание ничуть не эгоистично - оно нравственно.
- Кстати, в тексте письма Буша по поводу "дорожной карты" не упомянуто название ни одного еврейского поселения, которые якобы останутся нетронутыми в составе "крупных узлов". Как, по-вашему, какие поселки подразумеваются под "крупными узлами"?
- Понятия не имею, - говорит Хасон. - Даже если бы мне это и было известно, то, как бывший заместитель главы ШАБАКа, я до конца своих дней не вправе даже заикнуться о тех планах, которые в моем присутствии обсуждались в кабинетах израильских премьер-министров, - эту тайну я унесу с собой на тот свет. И даже в следующей инкарнации буду молчать...
- В таком случае перефразирую заданный вам вопрос: никто из штатных сотрудников и "добровольных помощников" правительственной пропагандистской машины до сих пор не сумел аргументированно доказать мне и другим рядовым гражданам, что за отступлением из Гуш-Катифа не последуют новые территориальные уступки в Иудее, Самарии, Иерусалиме...
- Очнитесь! - перебивает меня Хасон. - Если вы обратили внимание, в рамках плана размежевания УЖЕ решено не только демонтировать Гуш-Катиф, но и эвакуировать ВСЁ еврейское население из северной части Самарии. Сам этот факт уже дает ответ на поставленный вами вопрос. Однако он подтверждает и нечто иное - то, что беспокоит меня острее всего: полное отсутствие у израильского руководства какого бы то ни было видения будущего, отсутствие стратегического мышления. Если бы 10 лет назад меня спросили, станут ли жители Шхема участвовать в голосовании на выборах в Кнессет, я бы абсолютно обоснованно предположил: нет, не станут. И пятнадцать, и двадцать лет назад я сказал бы то же самое. Но прислушивалось ли к мнению ведущих сотрудников спецслужб политическое руководство страны?!

Остановиться, оглянуться...

Исраэль Хасон - самый младший из десяти сыновей и дочерей известного в Дамаске раввина Йосефа Хасона ("В Холоне и Бат-Яме проживает немало выходцев из Сирии - старики наверняка помнят моих родителей", - говорит он).
Подобно множеству других галутных евреев, рав Йосеф Хасон всю жизнь лелеял мечту совершить восхождение в Эрец Исраэль. Сразу после окончания Второй мировой войны такая возможность представилась, но не для всего клана: четверо старших детей (два сына и две дочери) были отправлены в Эрец Исраэль в рамках проекта "Алият ха-ноар". Младшие дети (дело происходило задолго до рождения Исраэля, которому недавно исполнилось 50 лет) остались с отцом и матерью в Дамаске. Тем временем старшие братья успели не только акклиматизироваться в Израиле, но и сделать успешную карьеру в Общей службе безопасности, благодаря чему оба были переведены в Мосад. Начались крайне рискованные зарубежные миссии. Когда одного из Хасонов готовились забросить в некую страну, на повестку дня руководства Мосада встал весьма деликатный вопрос: если засланный туда израильский разведчик провалится, всех членов его семьи, остающихся в Дамаске, наверняка казнят.
- Требовалось срочно переправить нас с родителями в Израиль, - вспоминает Хасон. - Отец к тому моменту, в 1962 году, был стариком (я - поздний ребенок, родился, когда папе исполнилось 62 года), а маму поразила болезнь Паркинсона, передвигаться самостоятельно она не могла...
Пришлось самой старшей из оставшихся с родителями сестер тайно перевезти отца и мать в Европу. Пятеро детей Хасонов продолжали жить в Дамаске, в огромном трехэтажном доме, под присмотром брата, которому к тому моменту исполнился 21 год. Самому младшему, Исраэлю, было семь с половиной лет.
Оставалась самая "малость": старший из пятерых "беспризорников" должен был детально продумать и практически осуществить побег из тоталитарной Сирии.
Подготовка растянулась на целых полгода. Братья поддерживали связь с родителями - добрые люди периодически передавали, что с отцом и матерью все в порядке.
Трое младших детей Хасонов понятия не имели о готовящейся "операции": в тот день, на который был назначен побег, старшие братья вывели их из дому, сказав, что идут на прогулку.
Этот эпизод стал самым ярким детским воспоминанием Исраэля: захлопнувшаяся за спиной тяжелая дверь отцовского дома, вернуться в который никому уже не суждено...
- С того момента я отчетливо помню каждый час, каждую минуту, проведенную в пути, - говорит Хасон. - Выбирались мы из Сирии пешком. Я был самым маленьким и не поспевал за старшими. Пришлось брату, Ицхаку, тащить меня на плечах.
Сегодня Ицхак Хасон - профессор Еврейского университета, известнейший в стране специалист по арабскому языку, литературе и истории ислама.
- Чудом нам удалось пересечь границу, - рассказывает Хасон. - Впрочем, и в соседнем с Сирией государстве пришлось тщательно скрываться. Старшие братья категорически запретили нам говорить между собой по-арабски - мы перебрасывались фразами на французском до тех пор, пока не оказались на борту самолета, доставившего нас в Израиль. Когда самолет приземлился и мы спустились по трапу, стоявший в толпе встречающих мужчина закричал: "Тиква! Тиква, я здесь!" Неожиданно моя старшая сестра, удивительной красоты девушка, бросилась навстречу незнакомому мужчине и оказалась в его объятиях. Я тяну Тикву за подол: "Как тебе не стыдно обниматься с чужим мужчиной?" А она: "Не чужой он, Исраэль, не чужой, это - твой старший брат Натан!" Я-то до приезда в Израиль понятия не имел о существовании двух старших братьев и двух сестер, перебравшихся сюда еще до моего рождения...
Родители Хасонов к тому моменту потеряли надежду на воссоединение с детьми и буквально за два дня до прибытия в Лод пятерых младших приняли решение вернуться в Дамаск. Теперь уже над головой Йосефа и его жены Фортуне нависла реальная опасность. Нужно было срочно передать родителям, что дети благополучно добрались до места назначения. Присматривавшая за стариками сестра чудом успела получить долгожданную весточку. Текст телеграммы, отправленной в Европу, состоял из двух слов: "Воссоединились, репатриировались".
Эту телеграмму, как семейную реликвию, Хасоны передают из поколения в поколение...
- Сложно ли было обжиться на новом месте? - спрашиваю я.
- Как сказать?.. - произносит Исраэль. - В Дамаске наша семья считалась зажиточной: просторный трехэтажный дом, приусадебный участок площадью порядка пяти дунамов. Никто из братьев и сестер ни разу не вспомнил о пропавшем имуществе...
Когда самолет, доставивший в Израиль отца, мать и сестру, приземлился, сотрудники Сохнута спросили Йосефа Хасона, где бы он желал поселиться: в Гиватаиме, Хайфе, Тель-Авиве...
Рав Хасон, не задумываясь, ответил:
- Только в Иерусалиме!
После чего огромное семейство неожиданно для себя оказалось в тесной квартирке недостроенного блочного дома в старой части Катамон - беднейшего иерусалимского квартала. На первых порах в квартире не было электричества, замок на входной двери отсутствовал, из-за чего на ночь к ней приставляли чемоданы. Но Хасоны - девять душ в крохотной квартирке! - на трудности не жаловались и Б-га не гневили. Учились, работали, служили в армии. И снова работали, служили и учились: два брата Исраэля стали профессорами, еще двое защитили докторат. Один из братьев (и тоже обладатель второй академической степени) сегодня занимает пост заместителя генерального директора предприятий Мертвого моря, а младший, Исраэль, 23 года прослужил в ШАБАКе, в том числе на посту заместителя главы Общей службы безопасности. Выпускник Колледжа госбезопасности при Хайфском университете, Исраэль Хасон женат на Тамар, внучке репатриантов из Пинска (Польша). Четверо их детей наполовину "сирийцы", наполовину "поляки", а по состоянию души - сабры.
- Что привело вас в "русскую" партию "Наш дом - Израиль", особенно на фоне того, что ивритская пресса сделала все от нее зависящее, чтобы наклеить на Авигдора Либермана все мыслимые и немыслимые ярлыки? - спрашиваю я.
- Для меня главное в любом человеке и, прежде всего, в политике - стратегическое видение и предложенные им реальные способы достижения конечной цели, - говорит Хасон. - Проработав полжизни в Общей службе безопасности, я пришел к выводу, что между фактами, с одной стороны, и слухами и стереотипами, с другой - огромная, непреодолимая дистанция. Причем, в тех случаях, когда кто-либо из руководителей государства пытался смешивать факты со слухами, гипотезами либо предположениями, он либо терпел провал, либо накликал на наш народ новую трагедию. Слава Всевышнему, что среди нас остаются люди, которые по-прежнему умеют видеть факты, факты и только факты. Либерман - один из них.

 

 

Вернуться на главную страницу


Леонид НЕВЗЛИН:
"Антисемитизм будет только усиливаться"

В ответ на решение Генпрокуратуры России открыть уголовное дело против распространителей русского перевода "Шулхан арух" председатель попечительского совета тель-авивского Музея диаспоры, в прошлом президент Российского еврейского конгресса Леонид Невзлин заявил: "Ситуация, сложившаяся вокруг "Шулхан арух", лишний раз доказывает то, о чем я уже говорил в прошлом: антисемитизм в России неистребим. Современная Россия находится под властью спецслужб (ФСБ), а это, в свою очередь, ведет к возвращению на ключевые позиции "старой гвардии" и антисемитизма как непременной составляющей государственной власти - так же, как это было в советские времена.

Мы сталкиваемся с этим в администрации президента Путина, в Генпрокуратуре, в других государственных структурах, где ключевые позиции занимают люди, известные своими антисемитскими взглядами и не стесняющиеся эти взгляды высказывать в открытой форме. К сожалению, руководство еврейской общиной выбрало в качестве единственного пути выживания в современной России попытку сблизиться с властью, что ведет к фактическому пренебрежению истинными интересами общины.
По моим прогнозам, в будущем следует ждать ухудшения ситуации и нарастания проявлений антисемитизма в России. Единственный способ изменить это положение - вернуться к демократическому режиму".

Таня БАБУШКИНА-ВАЙНТРАУБ, "Гласность", Тель-Авив

РНЕ - вторая попытка?

"Русское национальное единство" (РНЕ) под руководством А.Баркашова, пережившая ряд расколов и несколько лет пребывавшая "в тени", за последний год предприняла значительные усилия по активизации своей деятельности. Осенью 2004 г. в ряде областей России представители РНЕ раздавали листовки с призывами к вооруженным действиям. На центральном рынке Костромы распространялись листовки, в которых говорилось: "Откажи себе в чем угодно, продай последнее, но купи себе оружие, настоящее, боевое оружие. Если "народные избранники" систематически не могут защитить вас от террора, и под угрозой уголовного наказания запрещают вам сделать это самим, они и есть самые настоящие пособники террористов".

Подобные тексты распространялись в Москве и городах Урала. А на форумах сайта РНЕ обсуждался вопрос, какой модели оружия для "боевых условий" отдать предпочтение. Кроме того, в ряде городов (в том числе и в Москве, власти которой инициировали кампанию по запрету РНЕ в 1999 году) появились листовки, призывающие собираться под знамена Баркашова. Были обновлены многие старые ксенофобские граффити с символикой РНЕ. Возобновились и публичные акции с участием баркашовцев. Активисты РНЕ численностью до 80 человек приняли участие в демонстрации в митинге в защиту полковника Квачкова, обвиняемого в покушении на А.Чубайса (17.04.2005), а 9 мая 2005 г. они участвовали в митинге националистов у Белорусского вокзала. При этом сотрудники правоохранительных органов смотрели на присутствие членов РНЕ сквозь пальцы, хотя именно власти Москвы в 1999 г. инициировали кампанию против РНЕ. В декабре 2004 г. была создана организация под названием "Коричневая пора", затем переименованная в "Союз русских националистов - революционное движение России". Большинство из опубликованных на ее сайте материалов призывают к вооруженному восстанию, ограничению прав и свобод граждан: "Мы уже здесь. Дайте нам наш предлог, или мы сами его организуем. Потому что обратной дороги нет, и пришла - ПОРА!". Формально "Пора" независима от РНЕ, но практически все размещенные на ее сайте материалы прямо или косвенно пропагандируют именно РНЕ Баркашова как главную силу будущей "национальной революции". Даже программное обращение "Поры" во многом списано с программ Русского национального единства (внедрение госкапитализма, запрет "сект и организаций, исповедующих человеконенавистнические постулаты богоборческих псевдорелигий, особенно иудаизма", придание всем "некоренным" жителям статуса "гостей" и т.д.). Среди прочего в материалах "Поры" содержатся прямые угрозы в адрес "правозащитников и не в меру ретивых журналистов и представителей власти": "Действия врагов Русского Народа не останутся безнаказанными. Примером тому могут служить уже приведённые в исполнение приговоры "антифашистскому эксперту" Николаю Гиренко (Санкт-Петербург) и судье Наталье Урлиной (Долгопрудный). Гнев народа уже настолько силён, что ни один из прислужников демократоров и реформаторов не уйдёт от справедливого возмездия". Все это перемежается густым антисемитизмом и призывами уничтожить всех живущих в России евреев. Московское бюро по правам человека, Российская секция Международного общества прав человека, фонд "Холокост" обратились к генеральному прокурору РФ В.Устинову с требованием провести проверку деятельности РНЕ и привлечь его московских и региональных лидеров к ответственности.

Московское Бюро по правам человека

Россия: от "Третьего Рима" к "Третьему рейху"

Россия постепенно погружается в пучину нацизма. Его зерна были брошены самой властью и сегодня дают всходы в обществе. Играя на патриотических чувствах собственных граждан, Кремль создал политическую силу с ярким и дорогим любому россиянину названием - "Родина". Вскоре эта организация при поддержке администрации президента Путина получила не только доступ ко всем средствам массовой информации (телевидению, радио, газетам), но и, преодолев пятипроцентный барьер, оказалась в российском парламенте.

В целях укрепления собственной власти современный Кремль не стал ограничиваться тупой эксплуатацией великодержавных, патриотических и нацистских лозунгов. К работе и лидерству в партии "Родина" были привлечены российские ультраправые - воинственные православные фундаменталисты, профессиональные ксенофобы и доморощенные расисты. А лидером партии и ее фракции в парламенте назначен холеный национал-патриот Дмитрий Рогозин. Любопытно, что господин Рогозин успел поработать помощником президента России Путина. Что лишний раз подтверждает востребованность личностей, подобных лидеру "Родины", в современной российской политике.
На первых порах присутствия в официальной власти российский национал-патриоты ограничивались выпадами в адрес соседних государств и народов (в основном в отношении стран, некогда входивших в состав СССР). Однако сегодня депутаты Государственной думы из фракции "Родина" открыто и без стеснения требуют государственного запрета деятельности на территории уже своей страны всех еврейских организаций.
Одновременно партия Дмитрия Рогозина объявляет себя "защитницей интересов этнического русского большинства, проживающего на территории России". В отстаивании "русских" интересов коллеги господина Рогозина руководствуются расистской идеологией.
Один из лидеров парламентской фракции "Родина" депутат Андрей Савельев не только редактирует расистскую литературу (под его редакцией вышла книга "Расовый смысл русской идеи", Москва, издательство "Белые альвы", выпуск 2, 2003 год, 575 страниц), но и сам пишет расистские статьи, такие как предисловие к книге В.Б Авдеева "Расология" (Москва, издательство "Белые альвы", 2005 год, 521 страница) из серии (!) "Библиотека расовой мысли". В этом опусе г-н Савельев называет "Расологию" "выдающейся работой", "впечатляющим трудом по истории расовых исследований и расовых идей" поскольку "русские - расово-чистая в своей основе, гомогенная, преимущественно нордическая ветвь европеоидной расы. И это достояние должно быть защищено от разрушения потоками мигрантов" (страницы 6-7 "Расологии").
Мог ли Андрей Савельев и ему подобные члены "Родины" случайно оказаться в списках депутатов российского парламента? В современной России такое полностью исключено. Сейчас все кандидаты в депутаты Государственной думы проходят процедуру персонального согласования в администрации президента. Это объясняет и свободное распространения в общедоступных книжных магазинах страны литературы ксенофобного, нацистского, антисемитского и откровенно расистского характера. Трудно себе представить, чтобы в современной Германии публиковались и открыто распространялись книги создателя концепции "Третий рейх" Эрнста Крика, друга и единомышленника еще одного нацистского идеолога Альфреда Розенберга. В предисловии к российскому изданию книги Э.Крика "Преодоление идеализма: Основы расовой педагогики" (книга изготовлена тем же московским издательством "Белые альвы" в 2004 году, объемом 427 страниц) говорится, что при прочтении "этого шедевра философской литературы остается ощущение восторженно-пьянящей растерянности, как от соприкосновения со всем новым, прекрасным, жизнеутверждающим". Коллеги "родинцев" - расисты из других стран - открыто пишут, что "по сравнению с Западной Европой Россия пользуется большей свободой слова. Защитники расы могут писать и говорить. Этот благоприятный климат существует в одной лишь России, делает ее авангардом борьбы за белую расу" (из книги "Расовый смысл русской идеи", выпуск 2).
Лестно, разумеется, когда в мире признают приоритет России, но стыдно, когда по такому поводу. С возмущением многочисленными фактами разжигания в России межнациональной, расовой и межконфессиональной розни к президенту Путину обратились крупнейшие российские ученые, деятели культуры, правозащитники. Среди них популярный актер кино и театра Олег Басилашвили, кинорежиссер Алексей Герман, писатели Борис Стругацкий и Нина Катерли, художник и лидер творческой группы "Митьки" Дмитрий Шагин, художник и правозащитник Юлий Рыбаков, профессор Санкт-Петербургской консерватории и член-корреспондент Российской академии наук Павел Егоров, профессор Института истории и член-корреспондент Российской академии наук Рафаил Ганелин, рок-музыкант Светлана Сурганова и другие (всего под письмом президенту стоят 25 подписей).
"Господин президент! Необходимо, чтобы гражданам России стало известно, как гарант Конституции оценивает пропаганду расизма, которая неизбежно приводит к разжиганию ненависти к "чужим" и к убийствам людей с другим цветом кожи", - пишут авторы открытого письма. Но похоже, что ответ на поставленный перед президентом России вопрос будет дан не столько Владимиром Путиным, сколько самими экстремистами, которые подняли над страной, победившей фашизм, знамя ксенофобии и расизма, а также покровительствующими им прокурорами и спецслужбами. История учит, что на смену "коррумпированным безыдейным", приходят "идейные", в данном случае это нацисты.
В 1527-1528 г.г., во времена правления московского царя Василия, отца Ивана Грозного, была окончательно сформулирована идеология, которая и по сей день влияет на российскую историю и современную политическую жизнь. Коротко она изложена в третьем послании старца Елизарова монастыря под Псковом Филофея, дьяку Мисюре (Михаилу) Григорьевичу Мунехину "Послания о злых днях и часах". В нем, первоначально религиозный смысл концепции "Москва - Третий Рим", был изменен и акцент сместился на имперско-государственный. Им и руководствуются сегодня те, для кого поиск национальной идеи и "третьего пути" остановился на словах средневекового текста, гласящего, что "... все христианские царства пришли к концу и сошлись в едином царстве нашего государя ... и это - российское царство: ибо два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не бывать".
Возможно, что опирающаяся на средневековое мракобесие и модернизированный расизм партия "Родина" была создана только для того, чтобы пугать Запад своей риторикой и провозглашать Россию центром мира вплоть до второго пришествия. Чтобы цивилизованный мир видел в президенте Путине единственного, кто способен противостоять российскому нацизму. Но, перефразируя основателя советского государства Владимира Ульянова (Ленина), идея, спущенная из Кремля массам в виде "Родины", уже овладела этими массами. И московский "Третий Рим" на глазах трансформируется в "Третий рейх".

Руслан ЛИНЬКОВ, бывший помощник Галины Старовойтовой,
председатель организации "Демократическая Россия, Санкт-Петербург

Вернуться на главную страницу


 



"ТУДЫ, ТВОЮ МАТЬ!"

Россия - как кинотеатр повторного фильма,
и идет в ней одно бесконечное старое кино…


В день оглашения приговора Михаилу Ходорковскому мы с моей мамой, заслуженным некогда учителем истории Ритой Александровной, сидели на моем балконе с видом на Масличную гору и Гефсиманский сад. И беседовали на посторонние темы. То есть темы-то как раз были не посторонние, а совсем семейные и вроде к политическому моменту в далекой России отношения вовсе не имеющие. Мама рассказывала очередную поучительную байку из жизни моего прадеда, а ее деда Пинхаса Эльевича.
Прадед был человеком мастеровым, первостатейным кондитером был. Жил он в то время с семьей в большом белорусском селе Горошино и владел фабричкой не фабричкой, а, скажем, цехом, где работала вся его семья: жена и пять дочерей. Он варил патоку и шоколад, формовал конфеты, а женщины сидели "заворотчицами". У всех в пальцах такая ловкость была от бесконечной этой работы, что по наследству это даже и ко мне перешло: я вам любую посылку-передачку так упакую, что любо-дорого. Короче, дед не был богатым человеком, но - при условии тяжелой пахоты всей семьи - не бедствовал.
И вот однажды в это большое село нагрянула компания молодых горлопанов-большевиков-комсомольцев. Словом, новой поросли грядущего века. Организовали они митинг на базарной площади. Самый громкий из них взгромоздился на бочку и в манере, известной нам с вами по многим советским фильмам, стал кричать и провозглашать. Провозглашал он, натурально, свободу от кровопийц-собственников.
- Жиреющих… на нашем труде, - кричал он, - туды, твою мать!!! Пьющих кровь из рабочего человека!!!.. Туды, твою мать!!!
И вся компания молодцов, взбираясь по очереди на бочку, провозглашала смерть, месть и ярость, объявляя все тот же адрес: туды, твою мать!
Рядом с дедовой лавочкой много лет соседствовал жестянщик Петр Михайлович Грибов, серьезный трезвый мужик, крепкий хозяин. Стояли они с прадедом рядом и внимательно слушали про свое будущее.
- Пинхас Эльевич, - наконец сказал Грибов. - Мы-то с тобой не доживем, а вот правнуки наши еще услышат, как эти самые, кто орет сейчас "туды, твою мать!", обязательно завопят еще: "Сюды, твою мать!".
Я посмеялась. Слышала эту байку, признаться, впервые, и она мне страшно понравилась. Историзмом своим, характерностью, жизненной силой. Да и крепкое слово я люблю.
Потом мама вспомнила, как в детстве возили ее с братом на лето в дивное село Жовнино в Украине. Как в голодные тридцатые дед перевез туда семью да купил на паях с соседями корову, которую мама - в ту пору маленькая девочка - выгоняла собственноручно. Эта корова спасла их от голодной смерти… Пасла ее мама на взгорке рядом с церковью. Там, возле кладбища, была густейшая трава. И сама церковь была замечательная - высилась на горе, отовсюду была видна… Такие вот прекрасные воспоминания детства…
После войны мама приехала навестить оставшихся в живых соседей. Захотелось ей и в Жовнино наведаться: речкой полюбоваться, золотым песочком, красавицей-церковью…
- Куда-а! - махнули рукой друзья. - Жовнина в помине нет! Затопили водой по плану. Там теперь водохранилище… А церковь ломали-ломали, взрывали-взрывали, а она не поддалась. Ну ее так и затопили… Так и возвышается колокольня посреди озера…
- И вот я тебя спрашиваю, - подхватила мама, глядя на очень древнюю гору перед нами, - зачем это нужно было - рушить и губить? Взрывать, кромсать, уничтожать…
Я не знаю, что отвечать на подобные вопросы. Мы обе вздохнули и замолчали.
- Давай послушаем новости? - предложила я.
- Зачем? - спросила мама, всю жизнь проводившая политинформацию среди рабочих вагонных цехов и, по-видимому, уставшая раз и навсегда от политических новостей…
- Что ты надеешься услышать? А ведь казалось, что уже не вернется этот душный и беспомощный гнев, - сказала она. - Но Россия - как кинотеатр повторного фильма, и идет в ней одно бесконечное старое кино…
Я вяло возразила, что в этом отношении весь мир давно уже не может продемонстрировать ничего новенького.
Мама согласилась со мной, и мы стали пить чай. Со стороны Гефсиманского сада, с горы Елеонской, Масличной, потекли мерные удары колоколов с колокольни Елеонской обители.
На этой горе со времен окончания римского владычества распятия больше не практиковались.

Дина РУБИНА, Иерусалим, "Новая газета"


Вернуться на главную страницу

 

"Экшн" по-израильски:
досрочное освобождение
арабских боевиков

Репортаж Евгении КРАВЧИК
из Рамаллы

Утром 2 июня на КПП Битуния в окрестностях Рамаллы собрались журналисты ведущих отечественных и зарубежных СМИ, чтобы увековечить волнующие кадры. Правительство Израиля приняло решение освободить из тюрем 400 палестинских террористов. Еще пятьсот боевиков были досрочно выпущены 21 февраля этого года. Итого: 900 (девятьсот!).

V - символ победы

Военно-юридическая прелюдия

На сей раз, как и в феврале, ритуал освобождения сопровождался поиском справедливости в Верховном суде: руководство Института по изучению терроризма совместно с семьями жертв террора подало в БАГАЦ апелляцию. По стечению обстоятельств главный аргумент истцов (чудовищная опасность, которую представляет для граждан нашей страны освобождение крупной партии "профессиональных", проверенных в боях террористов) совпал с прогнозом, высказанным высокопоставленными армейскими офицерами и, прежде всего, отправленным в отставку начальником Генштаба Моше Яалоном. В интервью Ари Шавиту (газета "ха-Арец") Яалон сказал без обиняков: "Реализация плана размежевания чревата новой волной террора".
Заупрямился и командующий Центральным военным округом генерал Яир Наве. Газета "Едиот ахронот" сообщила: Наве отказался подписать приказ о досрочном освобождении боевиков. "Я не резиновая печать", - сказал он, недвусмысленно намекнув: вливая в артерии дьявольского организма террора свежую кровь, комиссия министров не подумала о том, что действия экс-зэков будут представлять прямую опасность для военнослужащих ЦАХАЛа и мирного населения.

 

"Недопустимо выпускать из тюрем боевиков "Национального фронта освобождения Палестины", - процитировала "газета всего государства" аргумент генерала Наве. Впрочем, подпись под приказом командующий округом все-таки поставил - после того, как начальник Генштаба пригрозил отправить его в отставку.
"Дежурная" драма разыгралась и в Верховном суде. Истцы обосновали выдвинутое ими требование приостановить освобождение террористов тем очевидным обстоятельством, что только президент страны полномочен помиловать преступников, но никак не премьер или министерская комиссия. Кроме того, значительная часть заключенных не отбыла двух третей срока, из-за чего - согласно действующим в Израиле законам - освобождению подлежать не должна. Сам факт досрочного освобождения лишь повысит мотивацию совершать новые теракты, подчеркнули истцы.
Часть боевиков, которых планируется выпустить на свободу, членствует в ХАМАСе, открыто призывающем к уничтожению Государства Израиль и к убийству евреев, возмущались истцы, и уж их-то, боевиков, возвращение в "родные" города и деревни никоим образом не будет способствовать усилению в ПА позиций умеренных "миротворцев".
В тексте искового заявления приведен такой факт: в феврале нынешнего года, когда правительство Израиля вынесло решение о досрочном освобождении 500 палестинских террористов, из-под административного ареста был выпущен 27-летний житель Дженина Мухаммед Хасин Машкаух. Сразу по возвращении домой он с удвоенной энергией взялся за изготовление "кассамов", предназначенных для обстрела Бейт-Шеана, Афулы и других населенных пунктов. 28 марта Машкаух был снова арестован. В ходе операции по поимке особо опасного террориста солдаты ЦАХАЛа и сотрудники Общей службы безопасности рисковали жизнью, подчеркивают истцы.
Но больше всего возмутил подателей апелляции такой факт: если прежде правительство освобождало террористов, руки которых не были запятнаны еврейской кровью, то на сей раз в числе "досрочников" оказались уже и боевики, имеющие непосредственное отношение не только к планированию террористических вылазок, но и к непосредственному их осуществлению.
Сотни мирных граждан Израиля расплатились жизнью и здоровьем за досрочное освобождение террористов, подвели черту истцы. "Если бы в прошлом Верховный суд удовлетворил иски родственников жертв террора, это спасло бы жизнь многим нашим соотечественникам", - указал от имени истцов адвокат Зеэв Дасберг.
1 июня БАГАЦ отклонил апелляцию. А на следующее утро перед четырьмя сотнями боевиков распахнулась заветная дверь, ведущая на свободу. Подписание обязательства о неучастии в деятельности террористических группировок воспринимается бойцами за освобождение Палестины от евреев, как пустая формальность.
Двое из 400 отказались выйти на свободу. Один - на том основании, что желает довести до конца сдачу экзаменов на получение аттестата зрелости. Другой решил остаться за решеткой в знак солидарности со своим братом. Власти Израиля пошли обоим навстречу. Права человека - превыше всего! Особенно когда этот человек - палестинский араб. (А буквально в те же дни юридический советник правительства Мени Мазуз категорически запретил принимать экзамены на аттестат зрелости у еврейских девушек, арестованных за попытку перекрыть автодороги в знак протеста против депортации поселенцев Гуш-Катифа).
Однако этот факт мы заключаем в скобки: к еврейским "бунтарям" в Израиле относятся максимально строго, как и принято в цивилизованном демократическом государстве.

Входной билет в зону

Свой предыдущий, февральский репортаж я провела с КПП Таркумия. На сей раз потянуло в самое "пекло" - на контрольно-пропускной пункт Битуния, расположенный в непосредственной близости от Рамаллы.
Примерно за полкилометра до места назначения меня тормознули пограничники. Предъявив журналистское удостоверение, я собралась выжать педаль газа, чтобы ехать дальше, но не тут-то было.
- Вначале подпишите бумаги, - распорядилась девушка-офицер.
Мне был передан типовой текст прелюбопытного заявления, в котором, среди прочего сказано: "Я, сотрудник такого-то израильского издания, прошу разрешения на въезд в закрытую военную зону в целях выполнения своих служебных обязанностей. Я предупреждена и отдаю себе отчет, что в закрытой зоне ведутся различные военные действия, которые могут представлять опасность для всех находящихся там людей, включая граждан Израиля. В ходе этих действий меня могут ранить, а мое имущество может быть испорчено. Несмотря на это, прошу пропустить меня в закрытую зону. Я обязуюсь вести себя максимально осторожно, подчиняться всем распоряжениям армейского командования, включая и требование покинуть зону".
Увлекшись чтением, я обнаружила в бланке и такие пункты:
"Будучи поставленной в известность о грозящей мне опасности и о том, какому риску я подвергаюсь в закрытой зоне, я готова рисковать по своей доброй воле и, если мне либо моему имуществу будет причинен ущерб, я обязуюсь не предъявлять никаких исков и претензий по поводу своей смерти, ранения либо порчи своего имущества Государству Израиль и/или министерству обороны, и/или его сотрудникам, и/или солдатам и командирам ЦАХАЛа, и/или любым лицам и организациям, действующим от их имени..."
Времени на раздумья не было - я вписала в нужную графу имя, фамилию, номер своего удостоверения личности и мобильника.
Подмахнула и другой бланк, из которого явствовало, что материальную ответственность за последствия моей возможной гибели/ранения/потери или порчи имущества несет редакция газеты, в которой я работаю и (ох, уж эти армейские юристы-идеалисты!) якобы имею страховой полис.
О наличии последнего никто из пограничников меня не спросил, видимо, полагая, что пресловутая профессиональная страховка имеется у каждого израильского журналиста, включая "русских". Я, со своей стороны, тактично умолчала о наличии либо отсутствии у "русских" каких бы то ни было социальных условий, руководствуясь старой, как мир, формулой: "Двум смертям не бывать...".
Времени на утряску формальностей оставалось ничтожно мало - автобусы с террористами должны были подъехать ровно в 11 утра.

Огнем и кровью, кровью и огнем

Оказавшись на окруженном высокими бетонными стенками пятачке, спешу занять место у выставленного солдатами заграждения. Справа пристраивается перевозбужденный арабский юноша с телекамерой. "Подвиньтесь, мадам, - вы мешаете снимать!", - произносит он на весьма условном подобии английского с таким видом, с каким крутые профессионалы обращаются к праздным гулякам.
"Прости, но я, как и ты, - при исполнении", - отвечаю по-русски, намеренно чеканя каждое слово. Гиперактивный нервничает, но в споры (по причине отсутствия общего языка) больше не лезет.
По левую сторону (неужто совпадение?) обнаруживаю еще один микрофон с арабской вязью. Похоже, на праздник освобождения собрались репортеры всех уважающих себя телеканалов арабских стран.
"Не сходи с места - останешься без снимков!" - успевает прошептать Гидеон Дубинский, к плечу которого приросла увесистая телекамера.
"Но пасаран!" - приветствую я своего русскоязычного коллегу, основателя популярной телепрограммы "Йерушалаим".
На противоположной стороне приоткрываются ворота, ведущие в ПА, пропуская группу вальяжных функционеров.
- Мы счастливы возвращению домой сынов нашего народа, - расплывается в улыбке плотный усатый мужчина (элегантный темный костюм выгодно подчеркивает положение данного субъекта на палестинской иерархической лестнице). - В Рамалле их с нетерпением ждут жены, дети и родители.
- Всем отступить назад! - командует тем временем молоденький офицер ЦАХАЛа.
Тяжелые железные ворота, отделяющие нас от израильской территории, раздвигаются - на четырехугольную площадку въезжает первый автобус с заключенными. Из окон торчат ликующие лица. Многие по пояс высунулись наружу, сложив пальцы буквой V.

 
Ни один ритуал досрочного освобождения палестинских террористов не обходится без макета "Аль-Аксы"
 

Victory - победа. Еще одна победа борцов за освобождение Палестины от ненавистных "оккупантов".
Заключенные выгружают свой скарб, чуть ли не взасос целуются с усатым и другими функционерами. Внимание привлекает молодой человек, вытащивший из автобуса самодельный макет мечети "Аль-Акса". В последнее время без такого макета не обходится ни один ритуал досрочного освобождения: пестрая, нисколько не похожая на оригинал деревянная "Аль-Акса" выразительнее тысяч лукавых слов передает настрой "узников сионистского врага": "Кровью и огнем освободим тебя, Эль-Кудс!"
Огнем и кровью...
Как только последний заключенный ступил на раскаленный асфальт, вся группа, как по команде, выстроилась в ряд, плюхнулась ниц и застыла на секунду, припав к земле лбами.
С точки зрения палестинцев, земля - это свобода, а свобода - отвоеванная у врага земля.
Мои коллеги жадно набрасываются на пассажиров.
- Есть ли среди вас бойцы "Исламского джихада"? - фиксирует мой диктофон фразу на арабском (по возвращении домой соседка Дорит - школьная учительница - любезно сделает перевод).
К протянутому микрофону арабской телекомпании подскакивает бородатый доброволец.
- Мы не считаем свое освобождение великим достижением, - произносит он. - За решеткой томится более восьми тысяч наших братьев по оружию. До тех пор, пока не будет выпущен последний из них, мы продолжим справедливую борьбу.
- Где вы живете? - спрашиваю я тем временем по-английски одного из вырвавшихся на свободу бандитов.
- В Рамалле.
- И сколько времени просидели?
- Полтора года.
Приближаюсь к другому зэку.
- Зовут меня Юзеф Хабаш, - представляется он. - Живу в Рамалле. Я не женат, но многих моих товарищей дома с нетерпением ждут жены и дети. Мы требуем немедленно освободить всех узников, а таких - более восьми тысяч.
Ту же фразу, как заклинание, повторяют в интервью СМИ активисты ФАТХА, ХАМАСа и "Исламского джихада". Видимо, сговорились заранее и не отступают от разработанного главарями сценария.
После прибытия второго автобуса "экшн" разворачивается уже за воротами, ведущими туда, где государство и ЦАХАЛ не несут за мою жизнь и имущество никакой ответственности.
Спешу навстречу "экшн". Сразу за воротами атмосфера резко меняется: боевики расслабились, почувствовали себя дома. Из окон автобуса с номерным знаком ПА торчат, колышась на ветру, десятки флагов.
- Расскажите о себе, - прошу относительно молодого мужчину.
- Живу в Рамалле, а служил в "Мукате", во внутренних войсках, - сообщает он с готовностью.
Именно так: "Служил во внутренних войсках"! Такого термина, как "полиция", в обиходе палестинцев, похоже, не существует - изобретенным в "ословский" период эвфемизмом пудрят мозги лишь в Израиле.
- А зовут вас как?
- Шейхар Зиада. Женат, имею троих детей.
- Простите, в какой... организации вы членствовали?
- Я из ФАТХа.

Вернувшись домой, я обнаружу имя Шейхара Зиада в списке выпущенных на свободу террористов под номером 327. Зиада был задержан 2 августа 2003 года и приговорен к 97 месяцам (восьми с половиной годам) тюремного заключения. Он признан виновным в принадлежности к террористической группировке, торговле боеприпасами и покушении на убийство посредством применения огнестрельного оружия. Вместо восьми с половиной лет отсидел полтора с "хвостиком" - гораздо меньше ОДНОЙ трети срока, к которому был приговорен.

Впрочем, первое, что бросается в глаза при изучении списка освобожденных террористов, - это статьи, по которым они были признаны виновными. В отличие от предыдущего, январского списка, майский буквально пестрит такими формулировками, как "стрельба по людям", "подготовка и применение заряда взрывчатки", "покушение на убийство", "участие в боевых учениях", "сговор в целях осуществления теракта", "нападение на лиц, подозреваемых в сотрудничестве (с силами безопасности Израиля)".

Шейхар Зиада был приговорен к восьми с половиной годам тюрьмы, а отсидел полтора года с "хвостиком"

Кстати, в ходе слушания БАГАЦом апелляции один из судей выразил недоумение по поводу того, чем отличается террорист, стрелявший по евреям и попавший в цель, от другого, кто тоже стрелял, но - промахнулся. Ведь оба были вооружены и использовали оружие с одним и тем же намерением - в целях убийства!
Что же касается сроков отсидки, то они, как говорится, не лезут ни в какие ворота. Так, Хани Мухаммед Гэма был признан виновным в захвате заложников, а также в стрельбе по укрепленным пунктам ЦАХАЛа и по мирным израильским жителям; приговорен к 10 годам лишения свободы, отсидел, однако, всего два года. Салим Мухаммед Джибриль был арестован 22 января 2003 года по обвинению в том, что стрелял в евреев. Военный трибунал приговорил террориста к 103 месяцам заключения, однако на свободу он вышел по истечении 28 месяцев, то есть менее одной трети срока. Радж Абед Муса был арестован 10 сентября 2002 года и приговорен к 120 месяцам (10 годам) заключения по обвинению в попытке совершить преднамеренное убийство. На свободу он вышел 2 июня 2005 года.

Рамалла встречает народных героев

Долгожданная встреча
В Рамалле террористов встречают, как народных героев

После перекура вольные террористы занимают места в автобусах с палестинскими номерными знаками. Я мчусь к машине и завожу мотор, успев прихватить с собой Мирьям - фотокорреспондента газеты "Макор ришон".
Проехав около километра, мы оказываемся на территории ПА. Истошно визжат и улюлюкают женщины - матери и жены с восторгом встречают сыновей и мужей. Мужчины бросаются чуть не под колеса автобусов, тянутся к отрытым окнам с развевающимися на ветру флагами, чтобы пожать боевикам руку. Кто-то подсаживает к окну девочку лет 7-8, видимо, дочь одного из бандитов. В мгновение ока на крыши обоих автобусов с кошачьей ловкостью взбирается, потрясая знаменами, группа подростков.
- Сфотографировать успела? - спрашивает меня Мирьям.
- Естественно! Поедем дальше, в центр Рамаллы?
Мирьям оценивает взглядом беснующуюся толпу.
- До центра-то мы наверняка доберемся, но как будем возвращаться?!
- Абу Мазен нам поможет - он "умеренный"! - язвлю я.
- Не знаю, каковы намерения Абу Мазена, но устремления этих "миротворцев" однозначны, - констатирует коллега.
Сделав на прощанье пару-тройку кадров, выбираемся из неистово орущей толпы, садимся в машину и возвращаемся из зоны на израильскую территорию.
- Раздумали прокатиться по Рамалле? - спрашивает русскоязычная девушка-пограничник.
- В следующий раз! - обещаем мы с Мирьям. - В ближайшее время, похоже, этот ритуал будет повторяться регулярно...

Фото автора


Вернуться на главную страницу

ШАРОН, ВЕРНИ МОЕ РУКОПОЖАТИЕ

Яков Сусленский - педагог по образованию. Семь лет провел в мордовских и пермских лагерях. В Израиле - свыше 20 лет. Награжден золотой медалью имени Жаботинского. Автор нескольких книг, в том числе - об украинских Праведниках народов мира.

Израильское общество взбудоражено. Не смолкают споры, переходящие порой в потасовки, о целесообразности размежевания с "палестинцами". Общество раскололось на сторонников и противников очистки сектора Газа от евреев. "Бульдозер", как называют Шарона, добивается, чтобы еврейским духом здесь, на еврейской земле, даже не пахло. Вместе с изгнанием евреев из Газы выселяются и жители четырех поселений в Самарии - для затравки, что ли.

Вот тогда и наступит, по мнению наших мино... нет, мироискателей, долгожданный мир с "палестинцами", а следом - и со всем арабским окружением. Яркими огнями засияет новый Ближний Восток на зависть старому Дальнему Востоку. Для красочного описания предстоящих исторических событий уже пора привлечь неисправимых фантазеров или даже фантастов.
Нормальный человек, ощущающий под собой землю, а не витающий в облаках, задает простые житейские вопросы: "Что мне даст это размежевание?", "Приведет ли оно к миру?", "Уменьшит ли враждебность арабов?", "Откажутся ли мусульмане от своей стратегической цели - ликвидации Израиля?". У скептиков - свои вопросы: "А не усилится ли террор после очередного нашего жеста доброй воли?", "Вывод поселений из Газы не воодушевит ли на "подвиги" не только "палестинцев", но и израильских арабов?", "Не станет ли Газа "осиным гнездом" террора?".
Более дальновидные скажут: "Господа вершители народных судеб, каким вы представляете будущее нашего государства и народа? Научитесь ли стратегически мыслить или все усилия направлены лишь на то, как выжить сегодня? Тогда грош вам цена. Мы мчимся в пропасть со времен подписания соглашений в Осло. Вполне достаточно времени, чтобы изменить курс".
Увы, об этом почему-то никто из "вершителей" не задумывается. Так вопрос не стоял ни в Израиле, ни в ООН, ни в Вашингтоне, ни в Москве, ни в Брюсселе, ни в Каире. Потому что в цене сейчас политики-эквилибристы. Их пока еще не накрыла мощная волна антисемитизма. Следом идет такая же по силе волна антиизраилизма. За ней - антиамериканизма. На подходе и волна антиевропеизма. Вот так, волна за волной, в конце концов, смоет западную цивилизацию гораздо быстрее, чем Джордж Буш построит демократию в отдельно взятом мусульманском мире.
Нам навязывают вечную войну, войну своеобразную, небывалую, без линии фронта, без победителей, с односторонним соблюдением прав человека, при односторонней вседозволенности "хорошим" террористам. И упаси Б-г лишить хоть на сутки всю эту массу лютых ненавистников Израиля воды и электричества, поставок товаров через израильские порты и телефонной связи, - какой оглушительный всемирный вой поднимется, поддержанный нашими внутренними горлопанами!
Для логически мыслящего человека поведение бандформирований из сектора Газы выглядит иррациональным. Казалось бы, если Шарон так упорно добивается ухода евреев из Газы, так не мешайте ему, сидите тихо. Не устраивайте терактов хотя бы на время, отведенное под депортацию евреев. Продемонстрируйте, что вы - за мирное решение конфликта.
Но у террористов своя логика: "Евреи уходят в результате нашего сопротивления. Вот вам, самарийцы и иудейцы (не путать с самаритянами и иудеями, речь идет о "палестинцах" Самарии и Иудеи - Я.С.), пример, как надо вести себя, чтобы евреи покинули и ваши территории, а затем и весь Израиль, отправившись в галут на следующие 2000 лет. Смотрите, какие благоустроенные поселения они нам оставляют, какие ухоженные угодья! И если весь цивилизованный Израиль нам достанется, то стоит ли вообще "пахать"?
Сторонники размежевания склонны объяснять свои действия давлением США, Европы, арабского мира, антисемитского общественного мнения и собственных левых сил. Они почему-то не учитывают, что по мере нашего отступления давление будет только возрастать. Легче всего выворачивать руки тем, у кого нет своей четкой стойкой позиции. Будь она у нашего правительства - другие страны вынуждены были бы подлаживаться под нас. А так - мы стараемся угодить другим.
Выскажу свою точку зрения. В сущности, я индифферентен к выселению евреев из сектора Газа (кроме выражения сочувствия им, героическим жителям, к которым применяется насилие), ибо не вижу, что это приближает нас к принципиальному решению конфликта. Нисколько не сомневаюсь: будет хуже. На этот счет у меня есть свой афоризм, который вполне соответствует складывающейся ситуации: евреи - умный народ, они придумают все что угодно для своего уничтожения.
Но сегодня, накануне планируемой в еврейском государстве депортации евреев, хочу сказать следующее. В свое время я голосовал за Шарона. На встрече с ним даже пожал ему руку.
Ариэль Шарон, верни мне мое рукопожатие.

Яков СУСЛЕНСКИЙ, председатель Ассоциации узников Сиона
и активистов алии, Иерусалим, "Еврейский меридиан"


Вернуться на главную страницу

Кому на руку антиамериканизм?

Михаил МАРГОЛИН, Черри Хилл, Нью-Джерси

"Любовь слепа к недостаткам, а ненависть -
к достоинствам".
Моисей Ибн Изра (1055 - после 1135)

Прошло немногим более пятнадцати лет с тех пор, как я впервые ступил на американскую землю. Это была обычная по тем временам командировка с целью налаживания экономических связей по созданию совместных предприятий. По ряду причин результат вояжа больших надежд не внушал, но мое открытие Америки все же состоялось. После привычно пустых магазинов на родине меня не столько поразило изобилие здешних супермаркетов, сколько доброжелательность и открытость совсем не знакомых мне людей. Все вокруг улыбались, и у меня даже закралась "крамольная" мысль: все идущие мне навстречу люди рады моему приезду. Тогда же я открыл для себя ещё одну, весьма привлекательную и характерную практически для всех американцев особенность: готовность к взаимовыручке. По пути в Вашингтон заглох двигатель нашего автомобиля, и не было у нас отбоя от желающих просто помочь. Короче говоря, первый мой визит в Америку оставил массу неожиданных и прекрасных впечатлений, которыми я по приезде домой охотно делился с друзьями и сослуживцами.
Несколько лет спустя судьба распорядилась так, что я стал американским иммигрантом, а вскоре и гражданином этой великой страны. Я не страдал от ностальгии, меня никогда не посещало сомнение в правильности выбора, хотя инициаторами отъезда были мои дети, несколькими годами ранее покинувшие нашу бывшую родину. И чем дольше я живу в Америке, тем больше утверждаюсь в мысли, что первые впечатления об этой стране меня не обманули. Чем больше я пытаюсь её познать (это не так просто в пенсионном возрасте), тем она, как драгоценный камень, ярче сияет всё новыми и новыми гранями. Когда заезжие друзья и знакомые начинают интересоваться жизнью Америки, у меня готов убедительный довод: кроме целого ряда очень важных политических, экономических и культурных достоинств, Америка - единственная в мире страна, где общество с необыкновенным вниманием относится к инвалидам, старикам и детям. Убежден, что только такая страна может рассчитывать на достойную жизнь настоящих и будущих поколений.
Это не квасной (по определению М.Е. Салтыкова-Щедрина) патриотизм, который я категорически не приемлю, а непреодолимое желание выступить в защиту нашей страны от беспрецедентного нашествия европейского и, в особенности, российского антиамериканизма. Истокам этого позорного явления посвящена вышедшая недавно книга Барри Рубина и Джудит Колл-Рубин "Пылая ненавистью к Америке" (Hating America), о которой очень интересно поведал читателям В. Вольский ("Вестник", №8, 2005).
Оказывается, современный антиамериканизм - не только плод досужего вымысла современных политологов, но и достаточно большой набор псевдонаучных сведений о Новом Свете, который во всех отношениях, как было принято считать еще до появления американского государства, уступает Старому Свету. Величайший французский натуралист XVIII века граф Бюффон, никогда не бывавший в Новом Свете, утверждал, что из-за ужасного климата любая жизнь обречена на деградацию, что животный мир Америки и здешние аборигены в значительной степени уступают европейцам. Отсюда его суровый приговор американцам: "их сердце - камень, их общество - мертво, их империя - царство жестокости". Эти утверждения полностью разделял Вольтер, а Иммануил Кант был убежден, что американцы "слишком слабосильны, чтобы выполнять тяжелую работу". Австрийский поэт ХIХ века Николаус Ленау обвинил Америку в бездуховности на том лишь основании, что в Новом Свете не водятся соловьи. Не стесняясь в выражениях, этот служитель духовной словесности утверждал: "Американцы - низменные лавочники, их души смердят до небес. Все проявления духовной жизни им совершенно чужды... Тысячу раз прав соловей, что не желает селиться среди этих скотов". Кстати, совсем недавно в одной из телевизионных передач эту глупость на полном серьезе с присущим ему пафосом повторил признанный российской властной элитой глашатай антиамериканизма Жириновский.
Несколько позднее, кроме надуманных климатических и биологических причин для объяснения феномена американской неполноценности начались изыскания демографические. По утверждению антиамериканистов, по причине невысокого умственного и физического развития переселенцы из заокеанских британских колоний, состоящих, в основном, из изгоев общества, ссыльных преступников и религиозных фанатиков, не смогут адекватно управлять демократическим государством, бросившим вызов привычной европейской монархии. Недальновидным теоретикам не дано было понять, что в общем потоке эмигрантов за океан уезжали самые энергичные и предприимчивые, которым было тесно и душно в Старом Свете.
В этом легко убедиться на примере нашей эмиграции из бывшего Советского Союза. Для этого нет необходимости обращаться к официальной статистике. Вполне достаточно осмотреться вокруг, чтобы понять: подавляющее большинство наших детей и внуков прекрасно адаптировались в новых условиях жизни. Разумно воспользовавшись предоставленными возможностями, они стали достойными гражданами этой великой страны.
Чванливое европейское сообщество не могло даже вообразить, что простолюдины, некогда заселившие Америку, будут когда-нибудь способны осуществить в своей стране демократический эксперимент и напрочь отвергнуть приписываемую им неполноценность. Помните миф о "превосходстве арийской расы"? Такие же разговоры ходили и о превосходстве европейской интеллигенции. Эта историческая зашоренность стала хроническим недугом, метастазы которого охватили все ведущие страны Европы, но особо разрушительными они стали для нестабильного российского общества. Сегодня во всех средствах массовой информации России непременно присутствует тематика антиамериканизма - тем более, если жизнь подбрасывает для этого хоть маломальский повод. Ни одна страна в мире не вылила на Америку столько ушатов словесной грязи, как это сделала Россия, когда стало известно, что гражданка США Ирма Павлис убила усыновленного в России мальчика. И хотя судебно-медицинская экспертиза определила, что у ребенка были явные признаки зародышевого алкогольного синдрома, поведению приемной матери нет и не может быть никакого оправдания. Американским правосудием виновная приговорена к 12 годам тюремного заключения. Но вместо того, чтобы извлечь из случившегося урок, а, может быть, даже снизойти и посочувствовать этой несчастной женщине, российская элита обрушила свой гнев на всю Америку.
Беспрестанный поиск врагов внешних и внутренних, беспринципная интеллектуальная и культурная самооценка российского общества лишает его возможности разобраться, почему в России больше миллиона беспризорных детей. В популярной телепрограмме НТВ "Совершенно секретно. Информация к размышлению" были приведены такие цифры: 3,5 миллиона российских детей регулярно подвергаются издевательствам в семье, десятки тысяч малышей увозят приемные родители в разные страны (только в Испании каждый третий усыновленный ребенок - из России). К сожалению, наши соотечественники в Америке тоже не прочь при случае "побряцать" своим культурным прошлым и с вызывающим высокомерием противопоставить себя американскому обществу. Как правило, это выглядит очень смешно: мы никак не можем осознать, что подобное откровенное самомнение и есть высшая степень бескультурья, которую насаждала пресловутая "советская культурная революция". В многотиражном русскоязычном журнале "Теленеделя" (№21, 2005) опубликовано интервью с известным российским режиссером, членом Госдумы трех созывов Станиславом Говорухиным, который, констатируя факт абсолютной деградации российского общества (с чем я не могу с ним не согласиться), не преминул заметить: "Теперь наша молодежь ничем не отличается от тупых американцев или обкуренных голландцев". В данном случае удивляет не хамство этого политика (ничего нового в этом нет), а беспринципная позиция журнала, оставившего без внимания заявление кремлевского "думца". В неменьшей степени удивляет тенденция крайней озлобленности и антиамериканской направленности в выступлениях на телеканале RTVi ведущей М. Гордон, когда она (по всей видимости, гражданка Америки) со своей "кочки зрения" рассказывает о происходящих в стране событиях. Мне кажется, эта ее "кочка зрения" - образец примитивного антиамериканизма, культивируемого российскими политическими наставниками. К счастью, таких доморощенных хулителей Америки не так много. Недавно меня до слез расстрогала публикация "Washington Times", в которой американский гражданин Берт Прелюцки рассказал о своих бабушках и дедушках, бежавших в свое время из России и предоставивших ему возможность быть рожденным в благословенной Америке. В их честь, в память о них на его доме постоянно висит американский флаг - символ отваги и жертвенности. Дай Бог каждому из нас удостоиться такого признания потомков. В этой связи уместно напомнить слова турецкого султана, который в 1492 году, узнав, что из Испании изгоняют евреев, пригласил беженцев свободно селиться в пределах своей империи, а об испанском короле Фердинанде, по преданию, сказал презрительно: "Как можно избавляться от самых продуктивных и предприимчивых?! Он разорил свою страну, а мою - обогатил. А еще слывет умным человеком!".
Отвечая на вопрос об основной причине нынешнего разгула антиамериканизма, авторы книги Барри Рубин и Джудит Колл- Рубин высказывают мнение, что основой этого явления следует считать сложившееся представление о США, как об особой цивилизации, обществе и образе жизни, которые грозят подмять под себя весь свет: либо путем прямой агрессии, либо силой своей экономической мощи и культурного влияния. При этом не следует забывать ещё вот о чём: одной из главных движущих сил антиамериканизма служит своекорыстный интерес. Достаточно вспомнить, как совсем недавно на повторных выборах в Германии канцлер Шредер одержал победу, подкупая свой неразборчивый электорат оголтелым антиамериканизмом. В течение 45 лет "холодной войны" западноевропейцы пользовались американской защитой от советской угрозы. Теперь, когда "советская империя" приказала долго жить, истерический страх перед единственной в мире супердержавой стал очевидным. Сегодня только ленивый политик не обвиняет сегодняшнюю Америку в имперских амбициях. Даже любимец американского политического истеблишмента, экс-президент СССР Михаил Горбачев с экрана российского телевидения призывает Владимира Путина не обольщаться дружбой с Америкой. А совсем недавно, выступая здесь, в Штатах, он в присущей ему манере "и вашим, и нашим" ублажал апологетов международного антиамериканизма и антисемитизма своим лицемерным призывом к американскому президенту поскорее излечиться от комплекса победителя.
Я не оговорился, поставив рядом антиамериканизм и антисемитизм. Сегодня Америка - единственная страна в мире, которая, пусть не всегда удачно, но старается помочь дальнейшему становлению Государства Израиль в его перманентной борьбе с исламо-нацизмом на Ближнем Востоке. Без каких-либо преувеличений следует признать: сегодня на переднем крае борьбы с арабским терроризмом находятся США и Израиль. Видимо, поэтому откровенный ООНовский антиамериканизм достиг такой силы, что противостоять ему становится все сложнее. Особенно непримирима "команда" Кофи Аннана именно тогда, когда США выступают в защиту еврейского государства, против попыток ущемления его прав в борьбе с арабским террором. И хотя Америка в не меньшей степени помогает и так называемым "палестинцам", воины исламского джихада в религиозном дурмане с одинаковым остервенением жгут и американский, и израильский флаги.
При всей своей несоизмеримости у Америки и Израиля немало общего. В конце прошлого века эти две страны распахнули двери перед беженцами из Советского Союза, спасавшими своих детей и внуков от генетического российского юдофобства. Поэтому в действиях изнывающих от ненависти к евреям недалеких правителей, ищущих "козлов отпущения", параллель между антиамериканизмом и антисемитизмом весьма очевидна. И если антисемитизм - это реакция язычников по отношению к евреям, придумавшим моральные нормы и сковавшим вольных дикарей цепями десяти заповедей, так и антиамериканизм - это страх перед необузданной рыночной стихией, перед модернизацией и "созидательным разрушением", как называл капитализм американский экономист первой половины ХХ века Йозеф Шумпетер. Хочется верить, что разум и здравый смысл восторжествуют, и свободный цивилизованный мир оценит вклад народов Америки и Израиля в его созидание.


Вернуться на главную страницу

 

НЕ ПОДДАЕТСЯ ПРАВКЕ

21 мая - день рождения
А. Д. Сахарова

По телевизору это выглядело удручающе. Сахаров стоял на трибуне, а зал Съезда народных депутатов бесновался. Андрей Дмитриевич не выглядел растерянным. Он пытался объяснить залу, что война в Афганистане - преступление против собственного народа и страна разменивает бессмысленные политические амбиции на юные жизни своих солдат.

В комнате перед телевизором сидела Елена Георгиевна Боннэр и курила одну сигарету за другой. Я выходил через кухню на балкон и пережидал реакцию Кремлевского Дворца съездов. Хотелось, чтобы все это скорее закончилось и он выжил.
Так мы и дотянули до конца заседания. Она - перед телевизором в дыму. Я - на балконе.
- Ты не мог бы встретить Андрюшу? Что-то я себя неважно чувствую.
Она и в хорошем состоянии ездила не так, чтобы очень. Правда, все же лучше, чем Сахаров.
Я сел в не мытую с Пасхи свою "копейку" и отправился на Васильевский спуск. Ограждение стояло у храма Василия Блаженного. Там я и остановился. Одинокий гаишник заглянул в окно.

- Встречаете?
- Да. Делегата.
- Машину помыли бы… - и отошел.
Толпа делегатов тянулась из Спасских ворот к гостинице "Россия", где их встречали редкие пикетчики, требовавшие что-то прекратить, улучшить и заплатить деньги. Депутаты, проходя мимо них, проявляли чрезвычайную вежливость друг к другу. Глядели в глаза, чтобы несчастные требователи не омрачили даже периферийное зрение, и громко разговаривали, чтобы заглушить демонстрантов.
Скоро из Кремля стали выходить небольшие группы участников. Потом одинокие граждане, потом уже никто не выходил. Сахарова не было и машин не было рядом. Я ждал с тревогой уже. Не было. Прошел час или больше, и из Спасских ворот показалась высокая фигура. Пиджак, рубашка, галстук, коротковатые брюки, и папочка под мышкой, и чуть склоненная голова.
- А где Люся?
- Она в порядке, ждет дома с обедом. А как вы? Я забеспокоился: все вышли, а вас минут сорок нет.
- Со мной все хорошо. Я им сказал про Афганистан, а они вдруг так разволновались.
Что он там делал сорок минут после окончания заседания, я не знал пятнадцать лет. Теперь знаю, и вы узнаете, если потерпите немного.
А тогда, возбужденный полным несоответствием спокойного и даже ироничного настроения Сахарова телевизионному шабашу, я попросил дать интервью, да какое там интервью! Просто поговорить о съезде и его председателе, чтобы узнать и понять, что он думает.
Андрей Дмитриевич согласился, и мы сели на кухне. В полном виде беседа не была напечатана. Какой-то фрагмент увидел свет. И вот спустя 15 лет после его смерти я нахожу текст 1989 года и понимаю, что его полезно прочесть не только мне, но и главному герою и оппоненту - М.С. Горбачеву.
Я ничего не правил. Сахаров правке не подлежит. Сокращаю лишь конкретные вещи и имена, чтобы долго не объяснять современному читателю, кто они.
А Горбачеву дал почитать интервью целиком. Мы приехали к нему с Дмитрием Муратовым, гадая, какая будет реакция у Михаила Сергеевича. Интересная реакция, достойная, чтобы вы ее узнали.
Итак, фрагменты послесъездовского интервью.


- Андрей Дмитриевич, только что закончился первый Съезд народных депутатов. Как вы оцениваете его результаты?
- У съезда есть один несомненный материальный результат - принят итоговый документ, в котором, опираясь на доклад Горбачева, ряд важных положений сформулирован с гораздо большей долей определенности, чем в прежних государственных актах. Вопрос о собственности звучит в нем более радикально, чем в материалах мартовского Пленума ЦК. И в целом итоговый документ содержит заметные сдвиги. Но, к сожалению, декларативно, поскольку они не подкреплены изменениями в политической системе.
Это проявление общей половинчатости съезда, противоречивости настроения в существующем партийно-государственном аппарате, который, с одной стороны, понимает абсолютную необходимость кардинальных экономических изменений и некоторых политических, но в отношении политических изменений старается обойтись минимумом. А то и пытается вообще ничего не менять. Сформировавшееся в такой среде большинство съезда неслучайно оказалось в отношении политической и идеологической структуры чрезвычайно консервативным… Но я убежден: все взаимосвязано. Нельзя быть консервативным в политике, идеологии и прогрессивным в экономике.
- Вы считаете, что центральные ведомства являются паразитической надстройкой?
- Я не могу ее назвать паразитической, потому что она реально осуществляет руководство, реально какую-то регулирующую функцию на себе несет. Но это является сегодня тормозом нормального экономического развития и неразрывно связано с социальной несправедливостью. Диктат ведомств должен быть ликвидирован по двум направлениям. С одной стороны, за счет политической реформы, а с другой - за счет национальной конституционной реформы. Потому что у нас идет диктат не только по административной производственной вертикали, но он идет еще также по национальному признаку. Национальным республикам навязывается единая структура производства, и отсутствие самостоятельности на местах приводит к диспропорциям, нарушению социальной справедливости, тормозит экономическое развитие.
Так вот, третье, что не сделано, - это решение национальной проблемы. Здесь не произошло никакого сдвига. Нам говорят, это будет решать Пленум ЦК. На самом деле, мне кажется, пленум может что-то обсуждать, но он не должен подменять Съезд народных депутатов, которому предназначено решать национально-конституционные вопросы. Ничего подобного не оказалось в повестке дня.
- Вы, идя на съезд, рассчитывали, что все эти вопросы могут быть решены именно сейчас?
- Нет. На самом деле я рассчитывал на то, что и произошло. Но это не значит, будто я при этом удовлетворен тем, что произошло…
Меня беспокоит и получение Михаилом Сергеевичем Горбачевым чрезвычайно большой личной власти. Это считаю потенциально опасным явлением.
- В чем его опасность?
- Человек - инициатор перестройки, человек очень высокого интеллекта и четко выраженной ориентации на реформы может некоторым образом оказаться управляемым закулисными силами. В случае изменения обстоятельств может оказаться не защищенным демократическими механизмами. Кроме того, неограниченная власть сама по себе может изменить личность или проявить те качества, которые были скрыты изначально.
- Власть, которую Горбачев получил, будучи избранным на съезде, и является гарантией, что он не будет подвергаться воздействию закулисных сил.
- Нет. Если бы он получил власть в результате нормального волеизъявления народа и прямых выборов, это действительно было бы так. Полагаю, в будущем необходимо ввести именно такую систему, когда председатель Верховного Совета и его заместитель избирались бы прямым всенародным голосованием на альтернативной основе. А пока его власть получена очень сложным и непрямым способом. На Съезде народных депутатов он прошел безальтернативно по списку КПСС, включающему ровно столько кандидатов, сколько было мест.
Дальше. Он является председателем Верховного Совета, не пройдя процедуру тайных выборов в Верховный Совет. Это не есть нарушение Конституции, но это в какой-то мере обесценивает его президентский мандат.
Я впервые услышал выступление Горбачева в Горьком, находясь в больнице. Единственными моими собеседниками были тогда сотрудники КГБ. Я им сказал, что стране повезло: впервые за долгий период у нас появился безусловно умный руководитель. И этой оценки продолжаю придерживаться. Но у нашего умного руководителя очень трудная ситуация. И она не стала после съезда прозрачной, безоблачной. Это одна сторона опасности. Другая заключается в самой сохранившейся политической системе, допускающей столь огромную персональную власть.
Политическая система страны претерпевает изменения на наших глазах. И с нашим участием. Свидетельство тому - выборы. Однако система пока такова, что она контролирует фактически и назначение на посты, и всю законодательную деятельность.
Верховный Совет оказался очень управляемым. Это уже было видно из хода первых заседаний. В него вошли частью люди, недостаточно квалифицированные в законодательной деятельности, частью - выходцы из аппарата или те, кто не оставляет своей основной работы, продолжая не только по убеждениям, но и по форме принадлежать аппарату. Эти люди будут безусловно, а некоторые и не задумываясь, подчиняться той линии, которая проводится председателем. Кому они будут подчиняться при изменении политической ситуации - неизвестно. Есть опасность, что они будут всегда подчиняться той силе, которая будет наверху. Мысль о том, что должен быть постоянно работающий советский парламент, хороша абстрактно. В реальности она не учитывает условий однопартийной системы и специфической системы аппаратного подбора, а не персонального выбора Верховного Совета.
- Какой же, исходя из наших реальных условий, вам видится система, обеспечивающая народовластие в стране?
- Я думаю, народные депутаты должны сохранять в себе ту власть, которая дана им выборами, и пользоваться ею. Верховный Совет должен исполнять функции рабочего органа в период между съездами. Но законов не принимать. Комиссии, которые создаются из членов Верховного Совета и других народных депутатов, будут готовить законы. Верховный Совет в предварительном порядке их будет обсуждать. (Детальное обсуждение законов на съезде невозможно.) Результаты же обсуждения должны быть известны народным делегатам. Таким образом, народный съезд не станет штампующим органом. На основе полной информации он либо отвергнет закон, либо примет. И, разумеется, возможно дополнительное обсуждение на самом съезде в спорных случаях. Я говорю о том, что считаю необходимым в качестве гарантии народовластия.
- По-вашему, таких гарантий съезд не создал?
- По-моему, не создал, хотя считаю: это была главная задача, которая стояла перед съездом. Это поправимая беда. Она может быть исправлена на следующих сессиях съезда. Но пока мы не получили реальной политической структуры, которая обеспечивала бы осуществление перестройки.
- Выступая в самом начале на съезде, вы предложили принять декрет о власти. Ваше предложение не было поддержано большинством. Предполагали ли вы такой результат? Если да, то какой смысл был в вашем предложении?
- Во-первых, съезд, который голосовал за декрет, - это был уже совсем другой съезд. По своим тенденциям. Во-вторых, очень много людей думают, наблюдая за тем, что происходит на съезде. И многие меняют свою позицию. Мы это наблюдали на протяжении всей работы съезда. Происходил постепенный сдвиг в сторону более левого меньшинства. Левое меньшинство постепенно приближалось к тому, чтобы стать большинством. Этого не произошло, но тенденция в этом направлении наблюдалась. Это не материальный пока что еще процесс, но который может стать материальным.
- Не кажется ли вам, что вы и другие члены "Московской группы", предложения которых с ходу были отвергнуты большинством голосов, тактически поступили как неопытные парламентарии, предложив съезду с самого начала столь серьезные темы для обсуждения? Несмотря на демократический, как правило, характер выборов, многие из людей, попавших в Кремлевский дворец, воспринимали съезд все-таки как ритуальное собрание, хотя и окрашенное перестроечными лозунгами. Если бы вы вышли со своими предложениями в тот момент, когда зал понял, что и время иное, и задачи их собрания иные, может, тогда был бы и другой результат?
- Нет. Не было бы другого результата. Именно то смещение зала влево, которое произошло, оно в значительной степени возникло из-за того, что "левая (в советское и первое постсоветское время слово "левый" в СССР понималось, как "прогрессивный" и даже "либеральный". - Ред.) часть" (не "Московская группа", а вообще "левая часть") предлагала все время альтернативные ходы.
- Ну а что все-таки ценное, с вашей точки зрения, было на съезде?
- В итоговом документе съезд сформулировал необходимость принятия решения по социальным вопросам. Тут мы продвинулись довольно далеко. Однако мы не просто должны исправить положение на данный момент, повысив минимальные пенсии до нынешнего прожиточного минимума, нужен механизм, который держал бы уровень пенсии на уровне меняющегося со временем прожиточного минимума. Замечу и другое: в докладе Рыжкова и в итоговом документе указано, что работающие пенсионеры будут получать пенсию вне зависимости от того, какая у них зарплата. Очень важная вещь!
- Каково, с вашей точки зрения, влияние съезда на народ, который впервые как бы получил мандат делегата с совещательным голосом?
- Это тотально-психологическая роль съезда. Она необычайно интересна и необычайно важна для формирования общественного мнения в стране, для политического просвещения народа. Она важна и для самих депутатов, которые воспитывались в ходе съезда. Считаю важным пробуждение политического чувства миллионов людей, которое началось еще во время выборной кампании. Выяснилось, что народ вовсе не пассивен внутренне. У него просто не было поля приложения своих сил. А когда такое поле появилось, то и возникла реальная политическая активность. Значение ее будет все яснее.
- Одним из достижений съезда мне представляется поляризация мнений не только отдельных депутатов, но и целых групп, разделение собрания на большинство и меньшинство. Откинув безразличное единогласие, съезд заявил о существовании альтернативного подхода к решению политических и экономических проблем.
- …И выявил, как на ладони, сильные и слабые стороны каждой группы. Он показал, что "либеральное" меньшинство - действительно меньшинство, оно расколото. Внутри его нет ясности и единодушия. (В то же время наличие этой части депутатов необычайно важно.) Надо заметить, что москвичи заранее подготовили концептуальные документы и пытались их распространить. Это им не удалось полностью, как и попытка в ходе съезда привлечь на свою сторону общественное мнение. Возникло вроде бы неприятие. Мне кажется, попытка в чем-то была искусственной и опиралась на то, что вообще провинция не очень любит Москву, поскольку та имеет ряд преимуществ и в материальном, культурном смысле, и в идеологическом. Это вызывает и зависть, и озлобленность.
"Московская группа", со своей стороны, вела себя порой неосторожно. А порой даже нетактично. Москвичи много выступали, вместо того чтобы поделить тяжесть выступлений между единомышленниками из других мест. Создавалось впечатление исключительности. Не было тактически все учтено, и возникла своего рода конфронтация "большинства" с "Московской группой", которая сама по себе была демократична. Но эта ее демократичность была не всем понятна, большинству съезда. Примерно то же самое, с меньшей определенностью, можно сказать о ленинградской группе.
Таким образом, во многих депутациях, и в московской тоже, произошел раскол, и в конце съезда он, раскол, как бы оформился организационно. Возникла межрегиональная группа, которая не есть группа на определенной политической платформе. Эта группа основана на стремлении сохранить право на инакомыслие. И на защиту представления съезду альтернативного мнения. Мне представляется, что потенциально должны возникнуть такие демократические механизмы, когда мнение меньшинства не было бы механически подавлено. Это возможно.
- А что вы скажете о большинстве?
- Оно было зачастую агрессивным - вспомните, как оно аплодировало генералу Родионову, участвовавшему в подавлении митинга в Тбилиси. Это сила. Но это не монолит. От него довольно легко откалывается (и уже частично произошел этот откол) центр. Этот центр сейчас питает левую сторону.
Вот такое распределение сил произошло на съезде. Правое большинство отражает волю административно-хозяйственной системы. У этих людей есть свой социальный заказ, многие из них стали депутатами от общественных организаций. Они не прошли системы выборов и, по существу, не выбраны, а отобраны. С другой стороны, выборы в общественных организациях дали возможность попасть на съезд многим депутатам, которые оказались в меньшинстве.
Что касается тех, которые прошли по территориальным, территориально-национальным округам, то там есть и правые, и левые, но в общем это и есть основной источник, из которого будет и впредь подпитываться "демократическая", так условно назовем, часть съезда. И вот при таком сложном составе пошла дискуссия. Она очень сильно управлялась. В какой-то мере Горбачев даже провоцировал дискуссию.
- А в чем это заключалось?
- Он немножко подставлял левых под критику. С другой стороны, давал им выступить. Провоцировал в том смысле, что дал возможность развернуть эту дискуссию. Дал возможность представить разные точки зрения.
- В слове "провоцировал" есть и негативный смысл?
- Нет. В него я не вкладываю осуждение тактики Горбачева. Вообще я должен сказать, что он показал себя как очень хороший дирижер собрания. В какой-то мере он добился желательных ему результатов голосования с некоторым сдвигом в сторону правых. Но, может быть, это отражало состав съезда.
- А в какой степени состав съезда отражает настроение населения, которое он представляет?
- Я думаю, что общественное мнение - вещь не очень определенная и очень динамичная. Поскольку выборы шли под контролем аппарата, то, полагаю, настроение населения даже в момент выборов было более радикальным. Некая селекция шла в сторону консервативного большинства. Аппарат смещал результат, но он полностью его не сместил. Но мог или не хотел, или же ему народ не дал этого сделать…
- Какова роль прямой телевизионной трансляции на зрителей и самих депутатов?
- Это чрезвычайно важная вещь, совершенно небывалая в истории страны. И, учитывая особый политический характер нашего съезда, вообще небывалая в мировой истории. Телевизионные дебаты привлекли огромное внимание и послужили дальнейшей политизации. Я не знаю, входило ли это в планы Горбачева. Мы никогда не знаем, какие из решений принимаются им, а какие возникают по его желанию, но как бы сами собой. Он умеет строить подобные комбинации, когда возникает как бы "цугцванг", выражаясь шахматным языком, и получается именно то, что он хочет. В этом отношении он совершенно блестящий политик.
На встрече с Лукьяновым было обещано, что будет телевизионная трансляция. Затем мы увидели программу передач на время съезда, из которой было очевидно, что ничего подобного не будет. И когда возник грандиозный скандал, его на встрече с Лукьяновым инициировал Ельцин очень сильными выражениями, Лукьянов и партийный аппарат как бы вынуждены были отступить. Но я до сих пор не знаю, было ли это действительно вынужденное отступление или перед нами был разыгран спектакль, а на самом деле Горбачев хотел, чтобы страна увидела все.
- Какое у вас впечатление от ваших собственных выступлений? Как сложились взаимоотношения между вами и залом?
- Мной, залом и Горбачевым… Отношения довольно оригинальные. Я почувствовал, что Горбачев в какой-то мере меня выпускает. Он ведь выпустил меня на трибуну одним из первых. Даже, кажется, совсем первым, как бы "коверным", выражаясь на языке цирковой жизни. И сразу возникла конфронтация с залом. Я не знаю, было ли это предусмотрено, или же…
- Но кто мог предусмотреть, что вы захотите пойти сразу так далеко?
- Я тоже думаю, что наш председатель ничего не подстраивал. Конфронтация с залом отразила утробный консерватизм значительной части депутатов, который в какой-то мере даже не соответствует планам Горбачева. С другой стороны, я сказал, наверное, больше, чем этого хотел Горбачев. Поэтому он начал меня придерживать. Потребовался очень большой нажим с моей стороны, чтобы я получил последнее слово.
- Андрей Дмитриевич, а как вы сами себя чувствовали во время эпизода 2 июня, когда на вас обрушилась эмоциональная лавина ненависти после выступления инвалида афганской войны? Вы, по существу, единственный гражданский человек, пострадавший из-за Афгана. После вашего выступления против вторжения вас сослали в Горький. Прислушайся тогда правительство к вашим словам, тысячи парней остались бы живыми…
- Я чувствовал себя морально совершенно неуязвимым. Конечно, сложность моего положения в том, что у меня не было документальных доказательств. Но я хочу сказать, что в подавляющем большинстве случаев, о которых приходится говорить, нет документальных доказательств. Главное, я считал, что вся эта акция как бы субъективно или объективно направлена на то, чтобы отвлечь внимание от основного вопроса, от ответственности за афганскую войну, за те жертвы с двух сторон, которые мы принесли в угоду преступному политическому решению. Сейчас я видел письмо группы "афганцев", где они требуют, чтобы им было сообщено, кто подписал приказ о вводе советских войск поименно. Такого приказа до сих пор никто не опубликовал.

МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ ГОРБАЧЕВ КОММЕНТИРУЕТ ИНТЕРВЬЮ АНДРЕЯ ДМИТРИЕВИЧА САХАРОВА ВРЕМЕН СЪЕЗДА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ

Взяли мы с Дм. Муратовым это интервью. Сдули пыль. И поехали к М.С. Горбачеву. Пятнадцать лет прошло. Андрея Дмитриевича нет. Слова его правке и редактуре не подлежат. Михаил Сергеевич жив, слава богу. Но судьба его изменилась кардинальным образом. С основной своей потерей он не примирится никогда. Что же до утраты власти, президентства и прочих украшений тщеславных душ - тут лишь осадок от нереализованности придуманного хорошо да обида.

Преодолеваемая, впрочем, легко, поскольку постижим национальный характер ее: холуйство, переходящее в хамство от изменения одних только внешних обстоятельств, да амикошонство - слово хоть и не русское, а движение-то наше - природное. Вчера подобострастно изгибался, а сегодня матерком можно позволить, да снисходительно, запанибрата.
Ай молодца!
Подали кофе с печеньем. Мы пьем. Он читает. Внимательно. Медленно. Поднимает глаза с некоторым даже удивлением:
- Впечатление потрясающее…
Отложил рукопись и говорит:
- Слушайте: вдруг перед очередным отпуском моим звонок из Москвы из идеологического отдела. У вас там в Кисловодске академик Капица отдыхает. Поговорите, если, конечно, удобно. Не мог бы он как-то помочь ввести в нормальное русло Сахарова.
Вот так!
Поговорю, хорошо, но академики - народ не простой. Что ж, встреча интересная, и мне приятно. Решение-то принял, а сам думаю, на что вы меня толкаете?.. Но это жизнь такая была…
Встретились мы. Сидели. Чай пили, говорили. С женой он был.
- Она - дочь академика Крылова.
- Да? Того самого, кораблестроителя? Ну вот, Петр Леонидович! А что такое Сахаров?
- Это какой год? Семидесятый?
- Позже. Я уже был укоренившимся секретарем Ставропольского обкома. А в семидесятом году только был избран членом ЦК, депутатом Верховного Совета, в общем провинциальная дыра и небольшая шишка на всесоюзном горизонте.
- Любопытное совпадение. Мое знакомство с Сахаровым тоже связано с Петром Леонидовичем. Весной семидесятого года мы с Владимиром Губаревым, тогда заведующим отделом "Комсомолки", пришли к Капице. Он изобрел установку никотрон для получения устойчивой плазмы. На какое-то время выдающегося физика отлучили от института, и он на даче на Николиной Горе продолжал свои исследования. Отсюда и название.
Мы сидели у Петра Леонидовича, пили чай и разговаривали о физике. (Как Горбачев. Чуть позже.) "А кто мог бы прокомментировать ваше открытие?" - спросил Губарев. "Сахаров", - сказал Капица и испытующе посмотрел на нас. "Позвоните ему - мы поедем". И мы поехали.
- Вот видите. И мы о физике, о науке… Он ведь настоящий академик. К таким людям испытываешь… Я аккуратно затрагиваю тему Сахарова. Он говорит: "Андрей Дмитриевич внес колоссальный вклад в оборонную науку. Трижды Герой Социалистического Труда". Это я знал. Но знал, и что писанина началась о нем, и что не знали, что же делать с этим Сахаровым. Хоть и бомбу дал и самую главную задачу того времени решил, мы тебя же наградили и вроде не мы тебе обязаны, а ты нам за ордена и все такое. Такой поворот интересный. А по сути подтекст такой: был неуправляемым. Вот меня и попросили поговорить с Капицей - может ли он повлиять. А Петр Леонидович говорит: "Академики - народ штучный. А Сахаров и среди них особенный, поэтому его все беспокоит устройство страны". Что он неправильно сделал? Написал письма в ЦК - куда надо. Он дисциплинированный человек. Размышления свои основные отправил. А Суслову не понравилось. Отзвонил ему какой-то клерк - завсектором, даже не завотделом. Ни разговора, ни реакции… Проявили неуважение. Он опубликовал это за рубежом. Так и пошло, поехало.
А он ведь лояльный был. И рассуждения его были правильными - о мирном сосуществовании, о конвергенции, о демократии. Это были мысли, которые, по существу, предвещали перестройку.
- Как возникла идея вернуть Сахарова в Москву?
- Проблема высылки Андрея Дмитриевича - она для меня существовала все время. (Он же находился в Горьком, когда я стал генсеком.) Период был трудный. В первое время другие проблемы казались более важными (а они и были важными), отодвигали вопрос о его возвращении. Да я и не знал, что поддержат меня Яковлев, Шеварднадзе и Медведев, а остальные будут против.
И я в конце говорю: "Знаете что, дайте-ка мне досье на Сахарова. Раз его высылали, значит, есть, должно оформляться". Я же юрист все-таки.
Короче, досье на Сахарова не появилось. Его просто не было: было постановление или указ там, указом выслали.
- Как это не было досье на Сахарова? Не может быть.
- Да, не было никакого дела, на основе которого потом состоялось юридическое действие. Ничего этого нет. Там сплетни какие-то, докладные: тому сказал то-то, этому - это, тому дал интервью… Я говорю: "Мы давайте тогда о Сахарове на очередном Политбюро поговорим".
Особого обсуждения и не было. Потому что всем ясно было, что была напраслина: человек не вошел в конфликт с Конституцией, которая утверждает свободу слова. Тем более у него рассуждения все серьезные, ответственные.
В результате встал вопрос о процессе: как его вернуть? Появилось мнение, что нужно направить президента академии Александрова туда. И у меня что-то зашевелилось: когда выгоняли - это Политбюро (было, по-моему, решение). А возвращать?.. Нехорошо. В результате говорю: "Знаете что, давайте-ка так: я поговорю сам с Сахаровым". Был там установлен телефон. Когда мне доложили, что можно звонить, я позвонил.
"Андрей Дмитриевич, здравствуйте. Горбачев". - "Здравствуйте". - "Я хочу вам сказать, что вы можете возвращаться в Москву, занимать свою квартиру и заниматься своей работой. В общем, все за вами сохранено, начинайте действовать - и в академии, и так далее". Не благодарил, ничего. И правильно, что нечего благодарить. Ну, короче говоря, я ему так сказал. А он с ходу: "Надо высвободить всех узников свободы", то-то-то… Не о себе. Да, про Анатолия Марченко сказал. Он в тяжелом был положении… Я говорю: "Андрей Дмитриевич, возвращайтесь, это я вам хотел сказать, и все будем рассматривать".
После этого разговора я проинформировал своих коллег и сказал: "Внесите предложения о политических заключенных".
Для меня, вообще говоря, академик оказался счастливой встречей. Особенно в те моменты, когда пришлось принимать крутые решения, выходить на новый, так сказать, виток демократических преобразований. И… опорой. Да, опорой! Потому что суждения этого человека были всегда аргументированы. Это были его, Сахарова, аргументы. Но они были логичны и лишены обиды за то, что он для всей страны был уже своего рода камертоном. И это очень важно. А он был активным, он не отсиживался. Он внес конституцию от себя. Он выступал, он выдвигал идею передать власть съезду, поскольку он народом избран, и так и должно быть.
- То, что Андрей Дмитриевич говорил, было полезно вам, продуктивно?
- Абсолютно. Абсолютно.
- И даже то, с чем вы тогда не соглашались?
- Абсолютно… все это было очень важно. Я уверен, что он знал… Я теперь смотрю на это интервью и вижу - это еще ценнее.
- Он все понимал и вы все понимали?
- Да-да-да-да.
- Значит, между вами возникал какой-то внутренний диалог?
- Он обязательно был. Я же, давая ему слово, ощущал недовольство президиума. Было важно, чтобы он говорил.
- Я помню - мы едем после заседания и я говорю: "Мы нервничали с Еленой Георгиевной. Горбачев вас все время перебивал". Он говорит: "Горбачев прежде всего мог мне не давать слова. Он мне давал слово. У меня было такое ощущение, что он хотел, чтобы я говорил: он не мог сказать то, что мог сказать я, а ему надо, чтобы это было сказано".
- Этот массив надо было разворачивать к демократии. Но это было непросто. Сахаров понимал.
- Сами вы обладали этим ресурсом как генсек?
- Если бы я не обладал - съезда бы не было.
- Но сказать то, что сказал Сахаров, вы не могли.
- Да, вот это правильно. Не мог. А как? Ведь целый съезд вообще мог свихнуться. Если прочитать стенограммы - это такой детектив! Я их иногда читаю. Потрясающе! Надо было продвигаться вперед. Но не сломя голову.
Люди впервые оказались в положении народных депутатов на основе свободных выборов. Они проходили впервые в своей жизни школу свободы. Свободы слова, открытого обсуждения, полемики, борьбы самой настоящей.
- Вы представляли степень риска? Вы сознательно шли на это?
- Ну а как же. А что такое проект перестройки? Это такой риск! Вот будь я семидесятилетним человеком, умудренным, уставшим, не пошел бы, наверное, на это. Не пошел бы.
- А вы сознательно маскировали многословием свои цели? Сахаров считал, что вы в сложном положении, потому что должны все время лавировать между старым Политбюро и новыми идеями.
- Я же не мог дойти до свалки и развалить съезд.
- Дело даже не в этом. Я думаю, что у вас единомышленников в Политбюро было меньше, немного.
- Ну так и думай. Ты же свободный человек. А я хочу другое сказать. Был же такой еще случай интересный с Андреем Дмитриевичем, не только в зале, как говорится, но за пределами зала. Раз после окончания заседания, где-то между семью и восемью: я сидел со своими помощниками, с Шахназаровым (он много тогда государственными делами занимался), ну и другими, не буду перечислять, потому что не хочется мне их перечислять.
- Не надо.
- Каждый вечер я работал допоздна. Закончил я в один из дней. Выхожу. (Там рядом кабинеты, рядом с залом заседания.) Погашен свет в зале. Я говорю: "Ну что ж, закончили". - "Михаил Сергеевич, а вас там ждут". - "Кто ждет?" - "Сахаров". - "А почему вы не доложили?" - "Ну, мы ему сказали, он говорит: ладно, пусть он закончит, я потом".
Я выхожу в зал, он в уголке на сцене, у шторы у этой самой… как называется у сцены? Занавеса, сидит на стуле. Они его усадили, там чаю дали или что, сидит.
Я говорю: "Андрей Дмитриевич, добрый вечер! Вы что, тут ночевать решили?" - "Нет, мне надо с вами встретиться, очень серьезный у меня разговор к вам". Говорю: "Ладно". Я взял себе стул, сел рядом с ним. Вот так вот сидим. Впереди - зал. Пустой, огромный, темный.
Я говорю: "Ну как у вас впечатления от съезда?". Вот тут я услышал, как вот он со мной говорил, как будто с тобой - понимаешь? Без корректив. Если у человека есть мнение и он его придерживается, у него могут быть нюансы.
Да, мысль развивается, оснащается, какие-то аргументации появляются, но стержень остается. Поэтому мне нечего, как говорят, скрывать. Ну, в общем… "Да, вот видите, какой зал, такой консервативный…". "Да, - говорю, - но представьте себе, это же первый такой у нас съезд, Андрей Дмитриевич, и такое происходит на глазах у всей страны, у всего мира! Вообще невероятно же, мы вовлечены с вами, мы еще не понимаем, что происходит. Так примерно. Я, в общем-то…" - "Ну да, конечно…" - "А вы-то? Что вас беспокоит?" - "Вы знаете, я боюсь, как бы эти консерваторы… Видно, их не устраивает вот это, что на съезде происходит и как происходит. Они могут вас заставить, так сказать, отступить от своей линии". Он понимал, что она - максимум возможного в той ситуации, в том контексте, который есть.
- Компромисс заложен был. Но компромисс все-таки в сторону развития.
- Я говорю: "Окажись вы на моем месте - вы бы занимались тем, что надо управлять залом, всем этим огромным, всем этим процессом надо управлять". - "Я о другом. Вот говорят, что у правых там есть какие-то компрометирующие вас данные, что они могут воспользоваться, чтобы изменить ход съезда". Это самое главное, что его беспокоит, и так далее.
"Ну тогда, - говорю, - Андрей Дмитриевич, идите спите спокойно. Я взяток не брал никогда и я уверен, что я их не возьму".
Чего-чего, а этого за Горбачевым не водилось, не водится и не будет водиться. "Ну хорошо, до завтра, - говорю. - Впереди опять работы много". И расстались мы по-хорошему.
- Он волновался за вашу репутацию?
- Он волновался за возможность изменения направления работы съезда. Он понимал, что я только могу изменить.
Ты понимаешь, он очень много выступал, больше, чем другие, в разы. Конечно, мне выгодно, чтобы звучала речь академика: он ответственный человек, он демократически убежденный человек, он человек совести и морали.
- Михаил Сергеевич, как вам видится: если бы Сахаров жил, какую бы роль он играл, какое бы место занимал?
- Он был на своем месте. Он был выдающийся ученый, он был наш моральный авторитет. И для меня он был авторитет. Он бы занимал ту же позицию, что занимал и тогда, он был бы привержен тому, что без дальнейшей демократизации, без утверждения, развития и укрепления социальных институтов, без защиты свобод страна жить в современном мире не может. Он настаивал на том, что достойных условий жизни не может быть за пределами свободы и демократии.
И я так считаю.

Юрий РОСТ, "Новая газета"
16.05.2005


Вернуться на главную страницу

"Держись прямо, сынок, чтобы выглядеть выше…"

Шай ЛЕХАВ, "Софшавуа"

20 ноября этого года мы будем отмечать 60-ю годовщину Нюрнбергского процесса над главными нацистскими преступниками. Суд Истории над ними продолжается и сегодня, хотя все меньше и меньше остается свидетелей обвинения - бывших узников нацизма.
Об одном таком свидетеле - наш сегодняшний рассказ.

... Яну Ружанскому, еврейскому мальчику из Кракова, было тринадцать с половиной, когда началась Вторая мировая война. Потеряв всю семью, он выжил в Краковском гетто и в рабочем концлагере Плашув близ Кракова. В лагере Яна спасло самопожертвование друга по несчастью, а после войны его вернула к жизни и поддержала немолодая бездетная немка - вдова, которую он называл "мути", что в переводе с немецкого означает "мамочка". Ян репатриировался в Израиль в 1949 году. Работал ювелиром, как и отец.

Защищал Израиль в дни Синайской кампании 1956 года и сражался с иорданцами в Шестидневной войне. Спустя несколько десятков лет после пережитого кошмара, всего лишь три года назад, ему удалось "замкнуть круг истории" и расставить все по своим местам, встретившись в Германии с дочерью коменданта концлагеря Плашув, эсэсовца Амона Гета. Встреча бывшего узника и дочери палача, не ведавшей о злодеяниях отца, началась со спора, но стала началом дружбы, которая продолжается по сей день...
Фотограф Эли Даса запечатлел Ружанского за работой, на столе - книга Яна на английском языке и сборник материалов Краковского судебного процесса на польском языке над "людобойцем Амоном Гетом" (наверное, имя "Аман" палачу тысяч евреев больше бы подошло. Кстати, при подготовке этого перевода, уточняя некоторые детали, мне посчастливилось пообщаться с Яном, о чем свидетельствуют некоторые уточнения, дополнения и комментарии - Г.Р.).
...В начале мая 1945 года 19-летний Ян Ружанский чувствовал себя физически сломленным и душевно опустошенным. Сказались гибель всей семьи и его многомесячное пребывание в аду Краковского гетто и в концлагере Плашув. Ян ожидал смерти, не веря, что придет, наконец, день освобождения. Юноша хотел лишь одного - умереть. Но он - выжил!..
Сегодня, спустя 60 лет после окончания войны, 79-летний Ружанский делится с миром историей своей нелегкой жизни, спорит о ней и, используя литературную форму, передает уникальный опыт возрождения к жизни целого поколения переживших Катастрофу. Он - один из героев документального фильма "Возвращение к жизни", демонстрировавшегося на одном из каналов израильского ТВ в канун Дня Катастрофы и героизма европейского еврейства. Лента рассказала о первых минутах обретения свободы бывшими узниками нацистских концлагерей. Но для того, чтобы понять, какие чувства испытал в тот момент Ян Ружанский, надо вернуться на несколько лет назад, в Краков, довоенную Польшу.
До войны семья Ружанских проживала в Кракове. Мать с отцом, старший брат и он. Отец, по специальности ювелир, как вспоминает Ян, был из ассимилированной семьи. Мать же придерживалась традиций. Так или иначе, в семье соблюдали еврейские праздники, на Песах ели мацу, на Йом-Кипур соблюдали пост, мама ходила в синагогу. Яну успели отметить бар-мицву, а спустя пять месяцев счастливая жизнь семьи окончилась. На шестой день Второй мировой, 6 сентября 1939 года, гитлеровцы вступили в Краков. С первых же дней они начали проводить политику ограничений и арестов среди евреев, а через полтора года всем приказали переселиться в гетто. Если поначалу евреи испытывали иллюзии о том, что "Гитлер - это временно", то в июне 1942 года иллюзии рассеялись...
"Немцы сказали, что в гетто слишком много евреев, и для улучшения санитарного состояния нужно переместить часть из них восточнее, на Украину. Часть евреев гетто, в том числе и наша семья, получили документы с особой печатью. Тем же, кто никаких документов не получил, велели собраться у аптеки Панковича. Был очень жаркий день. В обед был получен приказ выйти из гетто. Люди тихо шли, а я смотрел на них из окна своей квартиры с первого этажа. Мама сказала мне: "Отойди от окна, это опасно. Если немцы увидят тебя, они будут стрелять". Я возразил ей: "Не сдвинусь от окна. Хочу видеть. Если выживу, то расскажу об этом".
- Мама больше не сказала мне ни слова, - вспоминает Ружанский, - Среди первой полусотни я обратил внимание на женщину, у которой на шее висел тяжелый мешок до самой земли, и подумал, что же она в нем несет? Она подталкивала его коленями. В нем была одежда и несколько кастрюль, поскольку у нее была еще и семья. К ней подошел немец, подставил ногу, и она упала. Едва она упала, он вытащил пистолет и выстрелил в нее. В ту же минуту немцы стали стрелять с двух сторон улицы прямо в гущу идущих. Не было плача. Не было криков. Было слышно только "Шма, Исраэль". Была там девочка лет семи, наверное. Я понял, что она потеряла родителей или у нее их нет. В руках она держала куклу. Вдруг я заметил, что губы девочки шевелятся. Она чувствовала себя матерью и шептала молитву … кукле, чтобы успокоить ее. Этот день прозвали "кровавым четвергом"...
...После паузы и стакана воды Ружанский продолжает свой рассказ с жуткими подробностями последующих акций...
- Немцы снова собрали людей без удостоверений, и я понял, что должен найти путь наружу, обзавестись разрешением на работу, чтобы не ждать, пока тебя прирежут. Я отправился туда, где выдают разрешения на работу, но там было закрыто. Надо возвращаться домой по простреливаемым улицам. Добирался перебежками, прятался в подворотнях и парадных, а, добравшись до перекрестка, увидел два грузовика, остановившихся у дома сирот. В этом доме находились дети, чьи родители уже были депортированы и погибли, и которых опекали женщины гетто. Немцы открыли кузова, и положили доски, чтобы дети могли по ним подняться наверх, и стали выгонять детей на улицу. В кузове с двух сторон стояли немцы, у одного в руках был топор, у другого - молоток, и дети, поднимавшиеся в кузов, погибали под ударами "инструментов". Я не смог больше смотреть... Побежал домой. И только там заплакал...

28 октября в гетто прошел слух о новой готовящейся акции немцев, и семья Ружанских собралась, чтобы принять решение: каждому прятаться поодиночке или всем вместе остаться в гетто. По совету матери семья выбрала второе, и все спрятались в большом подземелье под домами гетто. "Там было 40 человек. Люди боялись дышать, потому что наверху были немцы... Стояла звенящая тишина, и вдруг заплакал младенец. Его мама тут же завернула в тряпку кубик сахара и сунула ребенку в рот. Все облегченно вздохнули. Однако спустя несколько минут малыш снова начал плакать, и мать задушила его, чтобы не подвергать риску всех остальных… В конце акции мы вышли на поверхность и услышали, как кричит наша мама. Ее родной брат Руди лежал у входа в убежище. Он был мертв..."

...В марте 1943 года Краковское гетто было ликвидировано, а узники отправлены в концлагерь Плашув. До этого у Яна состоялся разговор с матерью, и она попросила его... почистить обувь! Позже он понял значение ее просьбы - без обуви узник в лагере не выживал...
В Плашуве Ян утратил имя, получив порядковый номер 1265. В течение 18 месяцев жизнь в этом лагере была адом. "Комендант Плашува гауптштурмфюрер СС Амон Гет был жестоким убийцей-садистом, один лишь его вид приводил узников в ужас. Гет всегда ходил с пистолетом в руке, не было дня, чтобы он кого-нибудь не убил". Холеный красавец-комендант, рассказывает Ружанский, каждый день вместе с женой ездил на лошади. Носил белые перчатки. После стрельбы по живым мишеням они пачкались, он их выбрасывал, и ему приносили новую пару. Спрашивал: "Ты не можешь или не хочешь работать?", или: "Ты улыбаешься мне или смеешься надо мной?" Любой ответ заканчивался выстрелом в голову...
"Однажды нас согнали посмотреть на казнь, - рассказывает Ружанский. - Вешали 14-летнего мальчика по фамилии Габеншток. На него донесли, что он пел песню на русском языке. Он стоял с петлей на шее, повернулся к Гету и обратился к нему по-немецки с просьбой сохранить ему жизнь. Гет ответил ему: "Повернись назад". Палач выбил подставку из-под ног малыша. Но веревка оборвалась. То же повторилось и во второй раз, и в третий. И тогда Гет сказал палачу: "Если он опять упадет, я и тебя повешу!.."
У Гета были две собаки - Рольф и Ральф, к которым он обращался как к людям, с приставкой "герр", то есть "господин", отдавал команды: "Взять собаку!" (подразумевая еврея). Пес разрывал человека на куски...".
В лагере Ян приобрел много друзей. Поддержка, чувство локтя, готовность самопожертвования очень много значили в экстремальных условиях - каждую минуту кого-то из друзей могли убить. "В январе 1944 года эсэсовцы заперли нас в блоке, мы не знали причин, но знали - это конец. Вечером дверь открылась, и меня окликнул по имени охранник из еврейской лагерной полиции. Я подошел и увидел стоящего снаружи моего друга Феликса Акерхейта. Он мне сказал: "Янек, я пришел тебя заменить..." Ружанский отказывался, но Феликс настаивал: "У тебя мама жива, а у меня никого не осталось, всех убили".
Феликс буквально вытащил Яна наружу, сам вошел внутрь барака и закрыл за собой дверь, что было равносильно смерти...
Яна поддерживала надежда, что семья, слава Богу, жива, но в мае 1944 года прошел слух о предстоящей селекции: мол, слабых отправят в Аушвиц...
"Меня беспокоило, что мама сильно исхудала, и я сумел с кусочком хлеба подобраться к женскому блоку: "Завтра селекция, поешь". И она ответила: "Глупыш, ты думаешь, после этого кусочка я стану сильней? Иди назад в свой блок и во время селекции держись прямо, чтобы выглядеть чуть выше..."
Ян прошел селекцию. Ему было приказано перейти в правый ряд, где находился Гет, и это означало жизнь...
...Маму после селекции на его глазах отправили в лагерь уничтожения. Вечером ему принесли исписанный карандашом клочок бумаги. В этой своей последней записке мама просила сына ни о чем не беспокоиться. Заканчивалось письмецо словами: "В один из дней мы встретимся. Мама"...
С тех пор он перестал плакать...
Всё, что осталось у него от матери, - это фотография, на которой они запечатлены 14 апреля 1939 года в краковской больнице рядом с медсестрой-полькой Стефанией. Он чудом разыскал медсестру после войны, и она вернула ему когда-то им же подаренное фото, последнюю семейную реликвию (см. снимок).
...15 октября 1944 года всех заключенных Плашува эвакуировали в Германию, в концлагерь Гросс-Розен. Там, в каменоломнях, эсэсовцы заставляли их под градом ударов подниматься по лестнице с тяжелым камнем на плече. В тот день Ян решил покончить с собой. Присев на ступеньку, он ждал, что придет эсэсовец и застрелит его, но вместо этого ему вручили бирку с номером 69703, посадили в грузовик и повезли на строительство немецких оборонительных рубежей. Работали в дождь и в снег. Приближался конец войны...
... Немцы загнали их в бараки, запретив выходить наружу и намереваясь уничтожить. "Мы находились там четыре дня. Без еды..." В конце концов, Ян присоединился к двум узникам, решившимся на побег, - терять было нечего. Вырвавшись за пределы лагеря, охрана которого, по-видимому, уже разбежалась, они натолкнулись на солдата в незнакомой форме, спросившего их на идиш: "Вы - евреи?.."
"Мы не плакали. У нас не было слез. Не смеялись. Только упали к его ногам и целовали его ботинки. Он силой поднял нас на ноги и сказал: "Следуйте по дороге, там Красная армия".
... День 9 мая 1945 года стал для Яна Ружанского днем освобождения. 3000 евреев со всех стран Европы, собравшиеся на площади лагеря, услышали из уст старосты: "Вы - выжившая часть нашего народа. Мы сейчас встречаемся в последний раз. Подайте друг другу руки и идите как свободный народ. Мы запели "ха-Тикву". На иврите, на польском, на идиш, без слов. А после того, как спели, вышли за ворота. Свобода..."
Ему повезло, если это можно назвать везением - на его пути встретилась немка, Хелен Рейхерт, которая не только дала кров и пищу, но и помогла Яну возродить душу, научиться радоваться жизни и понять, что всё только начинается. Она называла его на немецкий манер Гансом, он ее - "мути" ("мамочка").
- Вам не мешало, что возродить душу помогла... немка?..
- Когда много лет не слышишь душевного слова, и кто-то протягивает тебе руку помощи и дает кусок хлеба, ты видишь человека, а не народ. Хелен Рейхерт сказала: "Ты не рассказывай мне о прошлом, я ничего у тебя не спрашиваю. Если сам захочешь, поговорим...". Через несколько месяцев: "Ганс, ты все время сидишь дома, не смеешься и не плачешь. Ты должен познакомиться с девушкой." Я спросил ее: "Какая же девушка захочет знакомиться со мной?" "Ты познакомишься с девушкой и начнешь смеяться. И плакать, - был ее ответ. - Познакомишься и будешь смотреть на часы, считать их до следующей встречи. У тебя пробудятся чувства, которые ты считал умершими..."
После войны часть Силезии отошла к Польше, немцев выселили на запад. Среди "выселенцев" была и "мути", на прощанье сказавшая: "Будь здоров и береги себя..."
(Упоминая этот эпизод, Ян Ружанский сказал: "Наверное, бедная мама очень молилась обо мне там и послала мне "мути"" - прим. Г.Р.)
Он вернулся в Краков. "Единственное место, которое я знал, это улица Друга, 38, куда стекались сведения об оставшихся в живых евреях, где выдавали деньги, хотя их не хватало даже не проезд в городском трамвае. "Я спросил у прохожего, где улица Друга, 38. Тот ответил: "Жаль, что тебя не убили, жаль. Но ты ослеп. Ты - на улице Друга".
Ответ типичного поляка. Ян зашел в здание, отметился. Вышел во двор и вдруг увидел пятерых евреев, беседовавших с солдатом в странной форме. Ружанский приблизился и прочел на нарукавной повязке парня написанное латиницей слово "Палестина". Это был солдат из Еврейской бригады.
- Вы можете представить, что происходило во мне в эту минуту? Я подошел к солдату, осторожно дотронулся до этих букв и отошел...
...Ружанский репатриировался в 1949 году, женился на Рахели, у них сын и дочь, шестеро внуков. Живет в Холоне. Много лет он активист организации бывших узников, уцелевших в Катастрофе, выступает с циклом лекций о Шоа перед школьниками и воинами ЦАХАЛа. Ян - человек достаточно известный, на его счету сотни публичных лекций, но он до сих пор испытывает приступы удушья во время каждой очередной лекции. Каждый из его рассказов - вселенская боль. Он останавливается, делает глоток воды, и лишь после этого продолжает разговор. Одна из комнат в его квартире полностью посвящена Катастрофе, заполнена благодарственными письмами за его рассказы. На стене в рамках висят два письма. Одно - из Национальной библиотеки Конгресса США за написанную им на английском языке автобиографическую книгу, в заглавии которой использован ТАНАХ - Your Blood I Live ("В крови твоей живу"). Второе - за подписью президента США Билла Клинтона.
"В 2002 году была организована поездка группы бывших узников в Гамбург - для того, чтобы рассказать о Катастрофе немецким школьникам. Я не хотел ехать, но мне вдруг сказали, что велика вероятность, что на встречу с нами приедет дочь Амона Гета Моника. Это пробудило во мне любопытство, мне стало интересно, и я - поехал. Я вошел в комнату, где она сидела, и сразу же бросил ей: "Ты знаешь, даже если бы я не знал, что ты дочь Гета, я сказал бы, что ты - его дочь. Две капли воды. Но я пришел не роптать, не обвинять, а пришел услышать, кем и чем был Гет..."

Дело в том, говорит Ружанский, что Моника написала книгу "Я не могу не любить своего отца", и, готовясь к встрече с Моникой, Ян, естественно, почитал ее. "Пролистав несколько страниц, я заинтересовался одним отрывком. После просмотра спилберговского "Списка Шиндлера" Моника цитирует отзыв одно старого человека об этом фильме: "Мне не интересен Шиндлер. Мне интересен Гет. Если бы не Гет, то Шиндлер не смог бы забрать евреев с собой".
Этот отзыв она опубликовала в книге, как свидетельство в пользу отца. Это возмутило Ружанского. "Я сказал ей: "Как ты могла написать такую ложь?

В тот момент, когда Шиндлер забирал с собой несчастных, твой отец уже сидел в тюрьме гестапо. Он не мог сопровождать его или оказывать помощь... Мы беседовали с ней, наверное, полчаса..."
(Гауптштурмфюрер СС Амон Гет, пояснил Ружанский, был арестован гестаповцами за воровство в конце августа - начале сентября 1944 года. Он присвоил деньги и драгоценности своих жертв, не отправив их в казну Рейха. Для сокрытия следов своих преступлений он велел расстрелять несколько человек из еврейской полиции лагеря, ненавидимых самими узниками, а также и еврейского руководителя лагерной администрации Ишелевича. Узникам это было представлено как "пресечение попытки вооруженного побега" - на груди жертв были доски с надписями на немецком. На самом же деле Гет попросту убрал свидетелей своего воровства. Он находился в тюрьме гестапо в Мюнхене до конца войны, а оттуда сразу же после войны был передан польским властям и судим как военный преступник - Г.Р.)
"В январе 2004 года немецкое телевидение пригласило меня на встречу с Моникой, и эту передачу назвали "Под тенью моего отца". Моника в корне изменила свои взгляды, она давно уже не на стороне отца. По окончании программы мы обнялись. Она просила прощения и горько плакала. Я ответил ей: "Мне не за что тебя прощать, в то время тебя еще не было на свете". Она родилась в 1945 году, совсем не знала отца. В мае прошлого года она с мужем побывала в Израиле. Остановились они в гостинице в Бат-Яме, но все время проводили у нас. Мы много говорили, я рассказывал, и она слушала и молчала. У нее есть внук, его зовут Давид. Это она дала ему такое имя. Ему три года, и он ходит с кипой на голове..."
Коменданта Плашувского концлагеря Амона Гета судили в Кракове в 1946 году и приговорили к смертной казни через повешение. "Я сидел в зале суда в передних рядах, смотрел на него и глазам своим не верил: неужто это страшный Гет? Он сидел - холодная маска вместо лица и спокойный, холодный взгляд. У меня был в Плашуве друг по имени Йозеф Райнер. Однажды Гет подошел к нему, приказал: "Повернись!", приставил к его шее пистолет и выстрелил. Мы были уверены, что юноша мертв, и бросили тело в яму с трупами, служившую могилой. К счастью, их не успели сжечь. Йозеф оказался жив, к ночи очнулся и застонал. Кто-то услышал стоны и перенес парня в наш блок. Мы поместили его в закуток между потолком и крышей. Так он выжил.
Йозеф был свидетелем на процессе Гета. И садист, убивший тысячи евреев, узнал его в зале суда и сказал: "Я стрелял в тебя, потому что ты пытался бежать...".
По словам Ружанского, Гет отчаянно цеплялся за жизнь, прося помилования и замены смертной казни любой другой мерой наказания. Но приговор остался в силе. "Мы, евреи, не жестоки. Но я был рад, что палача постигло достойное наказание. Я могу очень много рассказывать о его преступлениях. Не было дня, чтобы он не убивал..."
- А что с его супругой, матерью Моники, которая была с ним в Плашуве?
- Она воспитывала дочь и говорила ей, что отец погиб на Восточном фронте. Но когда однажды Моника спросила о нем свою бабку (мать Амона Гета), та ответила: "Твой отец был убийцей, нельзя говорить о нем в семье". С того дня Моника перестала верить матери и дистанцировалась от нее. Она постоянно в поисках материалов об отце. Две недели назад она позвонила и сказала, что нашла полную документацию о нем: "Ян, все, что ты рассказал об отце, правда, каждое твое слово имеет документальное подтверждение" (в телефонной беседе Ян Ружанский признался мне: "Моника сказала, что немцы того времени были на 80 процентов нацистами и на все 100 - убийцами" - Г.Р.) Неделю назад она послала мне ксерокс газетного интервью, данного ею во Франкфурте-на-Майне. В этом интервью она говорит: "Есть у меня друг в Израиле по имени Ян, и только с его помощью я вернулась, чтобы стать человеком..."

От переводчика вместо послесловия

Во время нашей телефонной беседы на иврите и "чуть-чуть на русском" Ян сообщил мне, что Моника собирается приехать этой осенью. Ружанский не скрывает, что хочет показать ей новый мемориальный комплекс "Яд ва-Шем". Слушая его голос и глядя на фотопортрет Яна, я почти физически ощущал ауру этого сильного духом человека, излучающего добро и свет, в то же время отдавал себе отчет, какой нелегкой ценой дается ему каждое слово.
- Знаешь, моя жена Рахель - сабра. И я говорю ей: "Слушай, я десятки, если не сотни раз, рассказывал тебе о прошлом, и все равно каждый раз из глубин памяти всплывает что-то новое, о чем раньше молчал, и я все равно до конца всего еще не рассказал..."
Я спрашиваю у Ружанского: нужно ли говорить о Катастрофе, надо ли бередить душевные раны?..
На этот вопрос у Яна есть ответ:
- Обязательно нужно напоминать об этом, иначе трагедия Катастрофы может повториться снова.
Короткая пауза, и Ружанский тихо добавляет:
- Тот, кто там был, никогда уже оттуда не выйдет. Тот, кто не был, никогда этого не поймет...


Перевод Григория Рейхмана
Фото: Эли Даса, "Маарив"


Вернуться на главную страницу

"Оглядывай пристальней прошлое…"

Владимир ПАНТЕЛЕЕВ, Нижний Новгород,
специально для "МЗ"

"Дай Бог, чтобы твоя страна
тебя не пнула сапожищем"
Е.Евтушенко

"Ни одно доброе дело в России
не останется безнаказанным".
Народная мудрость

"...А что ГУЛАГ? ГУЛАГ работал на страну.
Заключенные дело делали..."
Иосиф Кобзон, народный артист СССР,
депутат Госдумы, бизнесмен.
(Из интервью в телепрограмме Б.Ноткина)

"И, конечно же, важнейшей нашей задачей остается
защита каждого гражданина, защита прав человека"
Владимир Устинов, Герой России, Генеральный прокурор РФ

 

Несколько лет назад лучшие люди России, среди которых были Олег Басилашвили, Ирина Архипова, Евгений Велихов, Сергей Капица, уже ушедший от нас Дмитрий Лихачев и многие другие, выступили с идеей проведения всенародной акции "Памяти жертв политического произвола". Дело замечательное, гуманное, хотя и несколько запоздалое. Однако народ наш, страдающий амнезией (потерей памяти), идею не поддержал, а уж власть предержащие - тем паче.

Ежегодно, 30 октября, мы отмечаем святой день для бывших узников ГУЛАГа - День памяти жертв политических репрессий. Оставшиеся в живых политзаключенные, члены их семей и просто честные люди собираются, чтобы помянуть жертв коммунистического режима, убитых большевиками людей, прошедших ужасы отечественных концлагерей, тюрем и тюремно-психиатрических больниц, страшнее и бесчеловечнее которых не знает история ни одной страны в мире. Сейчас уже ни для кого не тайна, что гитлеровское гестапо перенимало "технологию" допросов и пыток у советских коммунистов, а первый самодельный крематорий для уничтожения трупов политзаключенных чекисты создали в 1935 году в Подмосковье, в Свято-Екатерининском женском монастыре. Монахинь изнасиловали и расстреляли, а в монастырском храме перед алтарем Михаила Угодника установили паровозную топку. Монастырские кельи переоборудовали под камеры, и стало бывшее богоугодное заведение именоваться тайной политической Сухановской тюрьмой.

На протяжении почти восьми десятилетий коммунисты вели настоящую войну против собственного народа: русских и евреев, литовцев и украинцев, грузин и молдаван, татар и чеченцев... По всем большим и малым национальностям прошелся безжалостный каток репрессий.

Большинство жертв, убитых и изувеченных в тюрьмах, не были врагами режима. Это были просто несчастные люди, которым выпала участь жить под гнетом советских красных кхмеров.

С 1917 по 1991 г. "специалисты" из ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ, выполняя волю коммунистических вождей разного ранга, уничтожили в концлагерях 66 миллионов человек - больше, чем погибло во все странах, принимавших участие во Второй мировой войне. Всего за эти годы на территории бывшего СССР было репрессировано свыше 70 млн. человек (считая насильственно высланных, сосланных, раскулаченных). И все это - не враги народа, а сам народ.

Однако не надо забывать, что народ всегда был не только жертвой террора, он был его заказчиком и исполнителем. Именем народа совершались в отечестве казни и массовые злодеяния.

Задумайтесь, почему так быстро и легко слетает с людей налет культуры и представления об этических основах. В течение почти десяти столетий наши православные с молоком матери впитывали христианское отношение к человеку, закону, престолу российскому. А в 1917 с легкостью пошли за шайкой головорезов на кровавый бунт. С энтузиазмом приняли и советско- фашистский режим, который на десятилетия превратил российский народ в рабов, санкционировал убийство как способ достижения цели…

В нашей Нижегородской области похоронен уже не один десяток солдат, офицеров, милиционеров, погибших в первой и второй чеченских войнах. По своим убитым родственникам также проливают слезы чеченские матери, жены и дети. В Чечне убито 250 тыс. мирных жителей, в т.ч. 35 тыс. детей, 40 тыс. жителей стали калеками, 6,5 тыс. детей осиротели, 4 тыс. чеченцев пропали без вести во время "зачисток" российских военных и спецслужб. И это не последние жертвы. Сколько их еще будет?!

Чеченскую авантюру спланировали и осуществили наши бывшие комсомольско-партийные активисты и их подручные - чекисты, сделав заложниками всё государство Российское. В марте 2005 г. был убит и руководитель народно-освободительного движения, второй президент Ичкерии (Чеченской республики), прекрасный военачальник, полковник советской армии Аслан Масхадов. Пропутинские чекистские марионетки называли его не иначе как "международным террористом", забывая, что главными террористами в мире всегда были и остаются комсомольско-коммунистические выродки, по-прежнему находящиеся у власти в России. Сегодня они подвизаются в шкуре "демократов". Этим ублюдкам все равно, что строить (коммунизм, капитализм, фашизм) и как себя называть (центристами, патриотами, "Единой Россией" и т.д.). Для них главное - оставаться у власти, набивать собственные карманы, бесконтрольно хозяйничать в стране, вешая лапшу на уши наивным согражданам-рабам.

Несколько лет назад глава чекистского ведомства России Патрушев в интервью "Комсомольской правде" с нескрываемой гордостью заявил, что чекисты не отказались и не собираются отказываться от своего прошлого, гордятся им. Представьте себе что, скажем в Германии, шеф немецкой спецслужбы публично назвал бы себя последователем дела гестапо. Думаю, что самое минимальное наказание, которое он бы понес, - немедленное лишение своего кресла…

А недавно тот же Патрушев, главный путинский чекист, призвал обывателей активнее сотрудничать со спецслужбами, поставлять нужную "органам" информацию, а "если это происходит на постоянной основе, то этот человек делает благо для общества…" ("общество" - это, вероятно, путинское окружение).

У нас сегодня около 80 процентов ведущих чиновных должностей в стране занимают кадровые чекисты - каратели и шпионы. При "царствовании" Путина бюджет ФСБ вырос в 360 раз!

В 1991 году, когда народ ринулся сбрасывать с пьедестала " железного Феликса", руководство КГБ не на шутку испугалось, что здание на Лубянке будет захвачено и в руки народа попадут документы, которые ему видеть не полагается. Более десятка грузовиков с документацией были ночью тайно вывезены на окраину Москвы. Чекисты сожгли большое количество представляющих интерес для широкой общественности уголовных дел (как законченных, так и нет!), оперативных дел по надзору за "неблагонадежными", личные дела сексотов (стукачей-доносчиков) и многие другие документы. К сожалению, трусоватые наши сограждане так и не захватили логово чекистов…

В Санкт-Петербурге, инкубаторе нынешней российской правящей элиты, была организована выставка под "скромным" названием "Роль НКВД в борьбе с иностранными шпионами". Именно этим "совки" и отличаются от цивилизованных народов: нормальные люди давно перешагнули через свое позорное прошлое, а мы, россияне, продолжаем гордиться советским дерьмом. Пока не выдавим из себя раба - никогда полноценными людьми не станем…

Замечательный детский писатель Эдуард Успенский посвятил доблестным чекистам такие проникновенные поэтические строки:

Есть такое здание на площади - Лубянке,
Гад на негодяе там, мразь на подлеце,
У каждого сотрудника и у любой гражданки
Все это нарисовано буквально на лице.
Но любому правительству любы
Эти изверги и душегубы.
Миллионы палачей для различных Ильичей
Омерзительны, грязны и грубы.
Вот организация- убийца на убийце.
За каждого убитого - медали на груди.
Вот всем бы им построиться,
Да взять и утопиться,
Но все они надеются - их время впереди.
В кабинетах при формах зеленых
Там не люди, а трупы в погонах,
Но настанет страшный суд,
И их погоны не спасут
Ни от рук, ни от глаз заключенных.
Им арест произвести -
Это просто праздник.
Вот бы им при обысках всем снова погулять.
Хорошо б опять вернуть
Массовые казни,
Ах, до чего же хочется кого-то расстрелять.
Страдают от скуки,
Им бы людям выкручивать руки.
Все сидят в своих частях
При высоких должностях,
Ильича и Дзержинского внуки.

Мне часто приходится выступать в различных аудиториях, и я вспоминаю слова правозащитника, врача и журналиста Александра Подрабинека: "Мы... не замечаем, что дышим, пока нам не перекроют кислород. Кто в свое время не отведал полной мерой "прелести" тоталитарного бытия, тот не в состоянии полностью оценить преимуществ нашей сегодняшней свободной политической жизни". На это мне часто возражают: зарплата и пенсия чуть больше прожиточного уровня - на кой нам такая свобода! Но так думать могут только рабы, привыкшие к своему стойлу, раболепски глядящие на хозяина в ожидании очередной порции похлебки...

Лучше 15 лет сидеть на хлебе с водой, чем слушать партийные гимны, сдавать "ленинские" зачеты и историю КПСС, созерцать оплывших жиром коммунистических боссов и участвовать в их очередных кровавых авантюрах. А их будет немало, и чеченская драма покажется нам малостью по сравнению с тем, что нас ожидает впереди. Не о сегодняшних ли россиянах слова великого Пушкина:

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их надо резать или стричь.

Советские функционеры очень любят испытывать народ кровью, полагая, что после пережитого он будет р а б с к и п р е д а н и станет радоваться каждому брошенному ему объедку. Каждый шаг коммунистов оставляет в наших душах и сердцах лиловые кровоподтеки. Вспомните еще раз миллионы невинно загубленных, прислушайтесь и их стонам, идущим из земли. Вспомните Венгрию, Чехословакию, Афганистан, Баку, Тбилиси, Вильнюс, Ригу... Вспомните! Подумайте, что ожидает вас, ваших детей и внуков завтра?!

Партийные функционеры всегда ненавидели народ (презирают его и сегодня!), но прикрывались его именем, совершали свои злодеяния во имя народа. Не так давно вице-спикер Госдумы Слиска на парламентских слушаниях, не стесняясь, заявила, что считает права народа выше прав человека. Партийный работник (хоть КПСС, хоть "Единой России"), никогда не по-делится бутербродом с голодным. Вспомните, что когда в осажденном немцами Питере тысячи людей питались человеческими трупами, члену политбюро Жданову самолетом доставлялись свежие фрукты. Так что находящиеся у власти партийно-комсомольские и чекистские "умельцы" никогда не решат накопившиеся за 80 лет социальные проблемы в стране. Они и не собираются их решать!

Сегодня ситуацию должны, прежде всего, осмыслить журналисты, имеющие нюх на опасность, а телеканалам желательно почаще показывать фильмы, рассказывающие молодому поколению и напоминающие пожилым об ужасах коммунистической системы ("И вновь в России окаянные дни", "Обручение со смертью", "Серые волки", "Чекист", "Людоед" и др.). Такие всероссийские уроки политграмоты были бы полезны всем.

Необходимо помнить, что репрессированных в общей массе лояльных советской власти коммунистов и чекистов не следует считать политическими заключенными. Это внутренние разборки в логове партийных главарей. Таких "политзеков" А.Солженицын в "Архипелаге ГУЛАГ" назвал "политической шпаной".

Уже во второй половине 50-х годов в стране стали появляться люди, которые осознали преступную сущность и глобальную опасность коммунистического режима. Среди них были студенты, рабочие, представители творческих профессий, научная интеллигенция, духовенство. И противодействие их было различным - от беспомощных, правозащитных организаций, кото-рые занимались разговорами и писаниной, до создания крупных антисоветских групп, ставящих режиму палки в колеса. По моим данным, с августа 1960 года по август 1991 года через мордовские и пермские лагеря, Чистопольскую, Владимирскую и Лефортовскую тюрьмы прошли более 15 тыс. политических заключенных (правозащитников, диссидентов, антисоветчиков, церковников). Более 4 тысяч политзеков познакомились с еще одним "достижением" советской власти, попав в так называемые тюремно-психиатрические больницы МВД СССР (Смоленск, Сычевка Смоленской области, Черняховск Калининградской области, Благовещенск Амурской области, Санкт-Петербург, Орел, Казань и др.). Здесь под охраной МВД в камерах находились люди, теоретически освобожденные судом от уголовной ответственности, т.к. судебно-психиатрическая экспертиза признала их невменяемыми. У них не было даже тех минимальных прав, которые полагались обычным советским политзекам в лагерях, они не знали и срока своего заключения. Несчастных узников в этих медицинских заведениях системы КПСС избивали, пытали, испытывали на них новые психотропные препараты. Через психотюрьмы прошли лейтенант Ильин, стрелявший в Брежнева, генерал Григоренко, Буковский, Файнберг - один из "семерки", устроившей на Красной площади в Москве первую антисоветскую демонстрацию против ввода в 1968 г. советских войск в Чехословакию, потопивших в крови "пражскую весну", молодые солдаты и офицеры, отказавшиеся участвовать в коммунистических провокациях типа войны в Афганистане.

Многие из наших товарищей не вернулись из неволи - умерли или были убиты в тюрьмах и концлагерях. Среди них Юрий Галансков, Анатолий Марченко, Валерий Марченко, прекрасный украинский поэт Василь Стус, Юрий Литвин, Алексей Тихий и многие-многие другие. В последние годы ушли от нас пионеры диссидентского движения в СССР Виктор Лозинский, Вениамин Иоффе, Михаил Молоствов, Эрнст Орловский и Александр Гинзбург. Вечная им всем память! Это о них стихотворение Юлия Даниэля:

Когда вверх тормашками катится
И бьется в падучей судьба,
Не надо молиться и каяться,
Бояться сумы и суда.
Оглядывай пристальней прошлое,
Без лести оценивай дни,
Окурки иллюзий - подошвою!
А светлому - грудь распахни!
Не сдайся бессилью и горечи,
Не дайся неверью и лжи -
Не все лизоблюды и сволочи,
Не все стукачи и ханжи.
Шагая дорогами чуждыми
В какой-то неведомый край,
Друзей имена, как жемчужины,
Как четки перебирай.
Будь зорким, веселым и яростным
И выстоишь, выстоишь ты
Под грузом невзгод многоярусным,
Под ношей твоей правоты.

Немного статистики. На начало 2003 года в России проживало 886,5 тысяч человек, считавшихся репрессированными. Из них правом на льготы (пенсионеры и инвалиды) пользовались 770,6 тыс.чел. Из них реальных узников ГУЛАГа (кто сидел в лагерях и тюрьмах) всего около 10 тыс. чел. Остальные - раскулаченные. "ссыльно-высланные" и их дети (60%). Подлинных политзеков, узников совести, репрессированных в 60-80 годах по ст.ст.70 и 190-1 УК РСФСР и в настоящее время реабилитированных - всего-то в России 176.

В Нижнем Новгороде в настоящее время проживает 2307 реабилитированных (имеющих на руках документы об этом), в том числе 77 человек находившихся в тюрьмах и лагерях (из них настоящих политзеков - диссидентов в областном центре 13 человек).

Средства массовой информации должны регулярно писать об этих людях, отдавших годы жизни, здоровье и даже саму жизнь ради того, чтобы мы с вами не жили под проклятым тоталитарным коммунистическим гнетом, чтобы выдавили из себя раба, научились любить свободу и дорожить ею.

Нынешнее руководство России, естественно, не хочет, чтобы новое поколение сограждан знало правдивую и гнусную историю своей страны советского периода. Например, об антикоммунистическом, антисталинском выступлении трудящихся в Восточной Германии в 1953 году, о восстании народа в Венгрии в 1956 г., о массовом расстреле рабочих в Новочеркасске в 1962 г. и о подавлении советскими танками "Пражской весны" в 1968 г. Путинские "шестерки" выбросили из школьной программы упоминание о диссидентах советского периода, а также о творчестве Бориса Пастернака, Андрея Платонова, Анны Ахматовой, Осипа Мандельштама, Варлаама Шаламова, Иосифа Бродского и др. Сейчас нашим школьникам внаглую на уроках обществоведения "впаривают" те же основы марксизма-ленинизма, готовя из несчастных новое молодое поколение глупых путиноидов для партии "Единая Россия".

Путин стремится возвратить Россию к коммунистическим "ценностям": жесткая вертикаль власти, дисциплина, основанная на страхе, национализация основных направлений экономики. Россиянам навязывают "рыночный большевизм", "капитализм со сталинским лицом". Нас ждет все то же тоталитарное государство с "прирученной" оппозицией. Вместо гражданского общества - инфантильные, преданно любящие бонз, захвативших власть, манипулируемые с унифицированным сознанием особи мужского и женского пола…

Пару лет назад Путин издал указ, которым установил персональные пенсии и всяческие льготы советской падали - партийным, советским, комсомольским, чекистским и профсоюзным функционерам, которые издевались над народом и продолжают издеваться сегодня под флагом липовой демократии. Представители российской интеллигенции, среди которых Андрей Макаревич, Фазиль Искандер, Римма Казакова, Владимир Войнович, Борис Васильев, Леонид Жуховицкий и еще несколько деятелей культуры (точнее - 13) обратились с открытым письмом к путинскому министру образования. "Нас беспокоит, - написали они, - опасное для формирования демократического и социально ответственного сознания новых поколений сползание к реставрации и консерватизму… Мы полагаем, что важнейшая цель школы - формирование свободолюбивой, критически мыслящей личности, любящей и знающей свою страну, а не "избранные места" из ее трудной истории… Забвение опасно".

Мы, бывшие политзаключенные, надеялись, что август 1991 года принесет на российскую землю демократию. Но этого, увы, не произошло. И не только из-за нерешительности бывшего главы государства Бориса Ельцина, о чем он сам, вероятно, сожалеет, но и из-за трусости и равнодушия многих россиян. Под демократов моментально мимикризировалась партийная, комсомольская, советская и профсоюзная номенклатура, которая, с одной стороны, занялась весьма успешной личной "прихватизацией", а с другой - всячески мешала поступательному движению экономических и политических реформ в стране, умело настраивая против них широкие круги общественности. Если бы еще в 1991 г. мы проявили настойчивость и убрали из оборота номенклатуру и чекистских главарей, то жить всем было бы сейчас намного легче, и такого ахового экономического положения в стране не было бы. Помните девиз чешских демократов: "С коммунистами и чекистами нужно бороться их же оружием - топором, а не тонким демократическим скальпелем"?

Благодаря нашему равнодушию и беспринципности, во власти сегодня прочно обосновались хищники, выходцы из партийно-комсомольской номенклатуры (наиболее опасны именно "комсомольцы" типа путинского полпреда в Приволжском округе Кириенко, главаря "Родины", штатного депутата Госдумы Рагозина, главаря нижегородского Законодательного собрания Люлина и т.д.) - нездоровые, неумные, недальновидные, но наглые, сплоченные, коварные, алчные, с прагматичным восприятием действительности. Они обладают хваткими манерами, беспринципны и циничны, успешно делают карьеру, паразитируя на глупом и трусливом населении страны. Эта квазиэлита, номенклатурный истеблишмент люто ненавидит и презирает честных людей, подлинных демократов, в т.ч. и бывших узников совести, диссидентов 70-80 годов. Им здорово помогают провокаторы-элдэпээровцы во главе с Жириновским.

Нижегородской области не повезло: ни в областной, ни в городской, не говоря уже о районных администрациях, нет ни одного подлинного демократа. Ни один из бывших политзаключенных не допущен ни в одно из звеньев государственного или муниципального управления.

Жертв репрессий КПСС просоветские чиновники не считают за людей. О каком покаянии можно вести речь, когда даже мизерные льготы, которые "даровал" репрессированным убогий федеральный закон "О реабилитации жертв политических репрессий", в регионе не предоставляются: ни бесплатных лекарств нет, ни внеочередного медицинского обслуживания, не установлен бесплатно ни один телефон, не выдаются санаторные путевки. Тогдашний министр труда и социального развития Починок еще три года назад собирался лишить льгот бывших узников совести. А нынешние рвачи (президент, его правительства и госдумовская компашка "Единой России") сделали это летом 2004. Деньги нужны на новые военно-чекистские провокации против человечества.

Здравомыслящие нижегородцы с возмущением вспоминают, что на открытии в 1994 г. на Бугровском кладбище памятного знака Жертвам репрессий для перестраховки, чтобы разные "зюгановы" не возмутились, вместо слов "Жертвам коммунистического режима" выбили: "Жертвам тоталитарного режима", не дали осквернить святое "коммунистическое дело". Естественно, ни на одном из Дней политзаключенного никто из чиновников-руководителей и депутатов-коммунистов-чекистов ни разу не появлялся. У коммунистов и чекистов не бывает угрызений совести, ибо она у них отсутствует с 1917 года...

К сожалению, призыв представителей творческой и научной интеллигенции, как я уже говорил, не захотели услышать ни нынешний президент, ни правительство, ни депутаты Государственной думы, сформированной из чиновной номенклатуры под флагом "Единой России". К сожалению, постоянно страдая от материально-бытовых проблем, большинство россиян путают понятия экономической и политической несвободы. Чудом выжившие ГУЛАГовские политзеки экономическим рабством, укрепившемся в стране, сегодня фактически загнаны в тот же ГУЛАГ. Они уходят из жизни больные, в нищете, забытые обществом и государством, в котором живут…

Увы, понимания гражданами нашими последствий советского красно-коричневого режима так и не произошло. Есть в этом вина и тех немногих, кто осознал кровавое прошлое и покаялся сам. Они не сумели передать историческую память следующему поколению. А поскольку люди в России и СНГ от поколения к поколению в лучшую сторону не меняются, то страшные события нашей истории скоро повторятся. Государство в России осталось таким, каким и было прежде: грубой эгоистичной антинародной машиной. В День памяти жертв политических репрессий ни нижегородский губернатор Ходырев (бывший секретарь обкома КПСС), ни "заведующий" областным Законодательным собранием Люлин (бывший секретарь обкома ВЛКСМ) не только по килограмму гнилых яблок жертвам советской власти не дали, но, как всегда, даже слова сочувствия в СМИ от них никто не услышал. Зато 20 декабря, в День чекиста, повсеместно звучали здравицы в честь советских палачей, шпионов и карателей, десятилетиями топивших в крови граждан своей страны.

Давно ведутся пустопорожние разговоры об установке в Нижнем Новгороде памятника жертвам политических репрессий. Наиболее подходящее место - на улице Б.Покровской, в сквере. Надо лишь демонтировать бюст советского бонзы Свердлова. Об этом, кстати, писал правлению нашего общества еще в марте 2001 года ныне покойный митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай: "…С моей стороны нет препятствий к сему мероприятию, но как к этому отнесутся соответствующие структуры?! Думаю, что скульптуру сию надо установить на ул.Б.Покровская". Разумеется, соответствующие структуры (городская и областная администрации) отнеслись равнодушно - советские палачи не ставят памятников своим жертвам…

Чтобы завтра не оказаться в кровавом прошлом, мало только широкомасштабного покаяния. Помните о жертвах советской партноменклатуры и помогайте тем, кому еще можно сегодня помочь. Голосуя за кого-либо, знайте, что бывших коммунистов и чекистов не бывает...

И запомните: в экономическом обнищании населения России, в том, что демократическая идея скомпрометирована всерьез и надолго, персонально виноваты либерал-большевики-декораторы (выдававшие себя за демократов!) Гайдар, Чубайс, Кириенко и Ко…

И еще. Демократия не может базироваться на бедности. Для того, чтобы гражданин России осознанно голосовал за ту или иную партию, он должен быть сыт, достаточно образован и уверен в своем завтрашнем дне. А темные, бедные, затурканные голосуют за гитлеров, сталиных, хусейнов, путиных, жириновских и т.д. В Германии приход Гитлера к власти воспринимался обывателями как "наведение порядка" и поэтому приветствовался. И население сегодняшней России, так и не пожившее в нормальном демократическом гражданском обществе, инфантильное и ленивое, не только не оказывает видимого сопротивления нарождающемуся фашизму, но и своими руками ведет его к власти…

Великий Дж. Байрон сказал об этом более кратко и точно: "Лучший пророк для будущего - прошлое..."

Автор - председатель правления нижегородского Общества
жертв коммунистического террора, политзаключенный 1970-76 г.г.,
инвалид 2-й группы после политрепрессий.
Статья прислана специально для "МЗ".
Электронная почта автора:
zertvavp@bk.ru
zertvavp@rambler.ru


Вернуться на главную страницу

ДВА МИЛЛИОНА НЕСПАСЕННЫХ ЕВРЕЕВ

В 1939 году Гитлер предлагал немецких евреев Соединенным Штатам Америки, Великобритании и Советскому Союзу.

Все отказались.

Тогда начался Холокост

Павел ПОЛЯН, Москва

Передо мною - поразительный документ, хранящийся в Российском государственном архиве социально-политической истории (бывшем Партархиве СССР). Это письмо начальника Переселенческого управления при СНК СССР Е. И. Чекменева Председателю Совета народных комиссаров В. М. Молотову от 9 февраля 1940 года. Переселенческим управлением при СНК СССР получены два письма от Берлинского и Венского переселенческих бюро по вопросу организации переселения еврейского населения из Германии в СССР - конкретно в Биробиджан и Западную Украину.

По соглашению Правительства СССР с Германией об эвакуации населения на территорию СССР эвакуируются лишь украинцы, белорусы, русины и русские.

Считаем, что предложения указанных переселенческих бюро не могут быть приняты.

Прошу указаний.

Приложение: на 6 листах".

Если письма из Берлинского и Венского переселенческих бюро были бы подписаны их руководителями, то ими были Адольф Эйхман, назначенный начальником Берлинского бюро в октябре 1939 года, и Франц Вальтер Шталекер, отвечавший за Венское. А над ними незримо витала бы тень руководителя РСХА и протектора Чехии и Моравии Райнхарда Гейдриха.

Фамилия Чекменева мало что говорит даже искушенному историку. А вот Переселенческое управление при СНК СССР, которое он возглавлял, действительно было наиболее подходящим адресатом для высокопоставленных чиновников СС. Эта организация отвечала за плановые государственные переселения, осуществлявшиеся в основном на добровольной основе, чем и отличалась от ГУЛАГа и Отдела спецпоселений НКВД.

К сожалению, ни "Приложений на 6 листах" (скорее всего, оригиналы писем из Германии) ни в российских, ни в немецких архивах обнаружить не удалось. Но суть их передана Чекменевым: Гитлер предлагает Сталину забрать себе всех евреев, оказавшихся к этому моменту в Германии. Ответ: забрать не можем, своих невпроворот!

Немецкие чиновники обратились к советским властям отнюдь не случайно. "Окончательное решение еврейского вопроса" для Германии мыслилось тогда еще не как ликвидация, а как эмиграция. В октябре 1939 года закончилась неудачей так называемая "Операция Ниско" - эксперимент с депортацией 4 - 5 тысяч чешских и австрийских евреев в специальную еврейскую резервацию близ Люблина. Депортация была прекращена - главным образом из-за протеста только что назначенного на должность генерал-губернатора Франка, который хотел всю свою вотчину сделать "юденфрай" (свободной от евреев).

 

Следующей попыткой устроить еврейскую резервацию стал так называемый "План Мадагаскар". Его цель - привести в состояние "юденфрай" всю Европу. Германия потребовала тогда у Франции мандат на управление островом. Предполагалось, что евреи будут заниматься там сельским хозяйством под надзором назначаемого Гиммлером полицай-губернатора. От плана отказались, когда военное положение на морских театрах изменилось не в пользу Германии.

Письма Эйхмана и Шталекера Чекменеву свидетельствуют о доселе неизвестном проекте "решения еврейского вопроса" посредством депортации немецкого, чешского и польского еврейства в СССР. Если датировать зарождение и обсуждение идеи декабрем 1939 - январем 1940 гг., а посылку писем концом января 1940 года, инициатива по времени укладывается в промежуток между Ниско и Мадагаскаром.

СССР не проявил ни малейшего интереса и к международной конференции о судьбе еврейских беженцев в июле 1938 года. Вместе с тем именно в эти годы, всячески подчеркивая свой интернационализм, СССР принял тысячи испанских беженцев. Сочувствие к противникам и жертвам национал-социализма в Германии ограничивалось немногими коммунистами и их семьями, а также знаменитостями, вроде чемпиона мира по шахматам Эммануила Ласкера.

Тем не менее в некоторых областях СССР и Германия взаимодействовали не без успеха. После военного раздела Польши произошел обмен населением, для чего в октябре 1939 года была создана Смешанная германо-советская комиссия по эвакуации во главе с М. М. Литвиновым и К. фон Ремпхохенером. Первый транспорт с 1 050 переселенцами был отправлен в Германию из Владимира-Волынского. Вся эвакуация была завершена к 4 февраля, охватив примерно 130 тыс. человек. Ни славяне, ни евреи под ее действие не подпадали, а арийцам рекомендовали разводиться со столь "неполноценными" и "нежелательными" супругами. Число желающих эвакуироваться в СССР составило около 40 тыс. человек, среди которых было немало евреев, но советская сторона согласилась принять только 20 тыс., добавив позже еще 14 тыс.

Сотрудник Главного немецкого штаба по эвакуации в Луцке Брюкнер приводит в своем дневнике такой случай. В декабре 1939 года на пограничный переход у моста через Буг возле местечка Сокал прибыл состав с евреями. Советские пограничники не пропустили их, а когда те стали прорываться через заслон, открыли огонь. Евреи развернулись и пошли в германскую сторону, но и оттуда их встретили выстрелы. Несколько человек прыгнули в Буг и поплыли на советский берег, один утонул. И только через два часа, после консультаций с высшими начальниками, группу пропустили в СССР. Один из офицеров так прокомментировал эту сцену: "Значит, немцы - в Германию, в Россию - русские, а евреи - в Буг?"

После нападения Германии на Польшу множество евреев бежали от немцев на "спасительный" Восток. Те, кто согласился принять советское гражданство, могли чувствовать себя в относите