Прямая речь
 
МЕЖДУ ИДИОТАМИ И МУДРЕЦАМИ

Владимир ЛЕВИН, Нью-Йорк

Никогда не писал про Израиль, разве что путевые заметки, но это не в счет. Не имею права - я там не живу. Да и без меня хватает всяческих говорунов, мыслителей от кофейной чашки, сидящих в уютных своих норах за тридевять земель от этой точки с запятой на карте и резонерствующих по поводу того, как этой стране жить, на кого бросать бомбы и проводить превентивные операции.
И вообще я представлял себе эту страну как большой Брайтон-Бич с жуликоватыми и глумливыми физиономиями, этакий дом престарелых на горячих песках Негева. Но было это все со мной до того, пока я там не появился и сразу же не увидел молодое, прекрасное лицо молодой и очень пассионарной страны, которой не дают жить ни соседи, ни супердемократическая и одряхлевшая от этой псевдодемократии Европа, ни заокеанский руководящий дядюшка, ни во всё сующая свой нос Россия, - все, кому ни лень. И трясут его так, что непонятно, как душа в нем держится, а он как-то выкручивается, лавируя между своими идиотами и зарубежными мудрецами.
Не трогали бы его сомнительные доброжелатели, имей он поменьше своих "патриотов", которыми засеяна вся Вселенная, как сорной травой, стал бы Израиль такой страной, которая бы удивляла во всепланетном масштабе. Так нет - каждому свербит бросить в ту сторону свою горящую спичку, свое слово, не говорящее ни о чем.
Не знаю почему, но когда приезжаю в страну - самую маленькую из всех, которую когда-либо видел - непонятная дрожь охватывает. Не от страха, что придет живая бомба и взорвет все вокруг, не от умиления, - не знаю отчего. Видимо, потому, что здесь как-то ощущается присутствие бога.
Я вырос в полном безбожии, скорее в атеизме - да ведь все мы оттуда. Но здесь физически ощутил Его присутствие. У Кинерета, у Иордана, на горе Герцля, у Стены, где надо плакать и просить. Хотя, как говорила одна моя знакомая, лучше дать, чем просить.
А однажды в знойном Эйлате, сидя на скамеечке, вдруг увидел, как с крыши моей виллы спустился Иисус в голубом комбинезоне и начал тут же замешивать цементный раствор. Клянусь вам, что лик у этого рабочего был божественный, именно таким мне представлялся тот, на чье распятие молятся католики. Однажды в старинном городе Несвиже, рядом с замком князя Радзивилла, в его костеле старый ксёндз подарил мне такую же старую Библию, очень хорошо иллюстрированную. Именно этот образ, что встретил я в той первой своей божественной книге, и увидел я в парне, который месил бетон в жестяном корыте. Я вышел за ворота и увидел царя Давида - мощного силача с серебряной бородищей, и пошел за ним, как в годы войны совсем маленьким мальчиком ходил за каждым красным командиром, надеясь, что это мой папа. И я стал таким мальчишкой здесь, и шагал за библейски могучим человеком до тех пор, пока он не свернул к отелю, который называется... "Царица Савская" - ну, куда же еще идти царю Давиду?! Я увидел настоящих евреев такими, какими мечтал их видеть: сильными и мудрыми. И вот эта дрожь в Израиле меня почти никогда не покидала, даже после того, как мы прикладывались и возносились - ни на сказочно красивом севере, ни в кибуце, где текут молочные реки, ни в Армянском квартале Старого города в Иерусалиме, ни на встречах с настоящими израильскими интеллигентами - врачами, архитекторами, программистами, офицерами генштаба армии, в которой даже генералы, и те - евреи.
Я потом спросил у одного умного человека: что означает эта дрожь у совершенно здорового человека? И он сказал: это национальный шовинизм. Ты всё это знал, ты к этому мысленно был готов, ты увидел то, что хотел, а при твоем воображении - вот оно и происходит: реализация сказки. И в тот момент я возненавидел друга своего: лучше бы он мне этого не говорил, лучше бы, если бы все это не имело объяснений. К тому же еще и шовинистом обозвал.
Однажды один в то время молодой стихотворец сказал: у поэтов есть такой обычай - в круг сойдясь, оплевывать друг друга. И верно: когда в Доме литератора собиралось общество молодых да ранних, начиналось это самое - ни одной фальшивой строчки друг другу не прощали. Доходило и до кулачных аргументов.

Я привык уже давно ко всяким ярлыкам. На родине в учреждении, которое Владимир Войнович называет "куда следует", меня официально назвали сионистом и предупредили,что это не есть хорошо. Честно говоря, что такое сионист, я до сих пор себе с трудом представляю. Здесь уже из нескольких газет я узнал о себе, что являюсь антисемитом и был им всегда. Может, они и правы: я действительно антисемит для тех, кто свое еврейство превратил в продажный товар, кто спекулирует на нем, наживаясь, стал "профессиональным" евреев, для всех бездарей, особенно для тех, кто упорно занимается не своим делом. Это жуткие люди, которых не только к человеку - к животным нельзя близко подпускать.
Говорят, что жадность человеческая правит миром. Делая "бабки", они убеждены, что творят мицву. И под видом этой самой "мицвы" творят зло, например, издают листок под названием "Форум". Неудивительно, что к этой дурно пахнущей субстанции липнет такая же. "Злыдни всех краин, гэп до кучи!" Кучкуются они для того, чтобы людям простым, как хлеб, дурить голову, привлекая их к служению отечеству, которое дало им под зад хорошего пенделя, да так, что все приземлились за океаном. Листок под названием "Форум" клепает организация "Мицва". А ее задача - служение Вороньей слободке. Как известно, в один прекрасный день эта слободка исправно запылала со всех четырех сторон. Запылает и эта. Сейчас обитателей Вороньей слободки старательно сплачивают и настраивают против Запада. Шестерки голосят вокруг с подвыванием, ракеты нацеливают на мозги несчастных слободчан, хотя нападать на слободку никто не намерен - сама сгорит. Андрей Пионтковский очень точно определил холуёв Вороньей слободки, давно превратившейся в Воровскую слободу. Они тепло уселись на теплой печке, как Ничейная бабушка. "Народ - говно, и мы, как истинные дети своего народа, тоже говно, потому и служим бесстыдно коррумпированной власти, и благославляем эту власть, которая своими штыками и тюрьмами защищает нас от ярости народной".
На Андрея Пионтковского уже завели угловное дело по обвинению в экстремизме. Журналист Елена Трегубова ждет в Лондоне решения о своем политическом убежище. Манана Асламазян, обучавшая провинциальных журналистов мастерству, тоже по какому-то пустяковому предлогу оказалась привлеченной к ответственности непонятно за что. Она покидает Россию. Виктора Шендеровича отлучили от российского теле- и радиоэфира. Сегодня, вечером 19 июня, когда я пишу эти строчки, в Ставрополе стреляли в ведущую местного городского ТВ Катерину Перову. Мильтоны говорят, что это таксист рассердился за то, что она его "подрезала".
Существует список журналистов, которым выход в СМИ закрыт. Навсегда. Про убитых мы писали. И вот 19 июня Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию, в которой рекомендует президенту ускорить расследование преступлений, совершенных против журналистов за годы правления Путина. Автор законопроекта конгрессмен Крис Смит, представляя документ в Конгрессе, заявил: "Большинство экспертов сходится во мнении, что российские чиновники либо сами отдавали указания о ликвидации журналистов, расследовавших случаи коррупции или нарушения прав человека, либо оказывались в это замешанными. Именно поэтому они до сих пор покрывают убийц. В России наблюдается постепенный возврат к тоталитаризму. Быть может, российская экономика и на подъёме, но демократические институты уже отстают в развитии даже от многих развивающихся стран. Только в том случае, если в стране журналисты смогут говорить то, что они считают нужным, не опасаясь смерти, мы сможем говорить о демократическом правлении в России".
Это говорят американские законодатели. А если послушать наших "пикейных жилетов" и записных говорунов радиостанций, почитать подметные листки т.н. "газет", редакторы которых только что вернулись с очередного инструктажа, проводившегося почему-то в Париже, то они вам представят весьма гламурный пейзаж.
Нацисты немецкие просили хозяина Вороньей слободки надавить на Ангелу Меркель, чтоб дала им послабление. Почувствовали и нашли в нем друга.
И все в Слободке безумно волнуются об Америке. Миллионы слов льются, как кровавый понос. И сюда дохлестывает. Недержание речи у всяких там радиоболтунов - это понятно. А у нормальных?
Говорят, что мы живем стереотипами и видим перед глазами только Советский Союз. Он действительно был плохим. А сегодняшняя Воронья слободка - это совсем другая страна, в ней, дескать, развивается управляемая демократия, что товарищ чекист поднял страну с колен.
С какой же это радости она стояла раком? Поднимаясь с колен, она оказывается в кольце врагов, которые везде хотят понатыкать свои ракеты. Две войны, развязанные американцами в Афгане и Ираке, угрожают всему миру. Вот такая риторика вернулась. Это новая холодная война, пока она в СМИ.

Хозяин Слободки развернул ее в черноту, и там зреет ненависть. Делается пыльная буря, там где ее никогда не может быть. Они забыли, что после себя цивилизованные народы оставляют колизеи, а не кладбища. Но канатчиковы власти колят им второй укол. Я навеки вырубил из сети свой радиоприемник, чтоб не утонуть в помоях, которые изливаются из Дебилзон- радио и очень сочувствую тем, кто купается в этих помоях. Добровольно купаются.
Вот недавно в Вашингтоне открыли памятник жертвам коммунистических режимов. Сто миллионов человек загубили строители котлована-химеры. Я был в Воркуте, и в Салехарде, мотался по Заполярному кругу, видел никому не нужную железную дорогу, которую строили зэки-рабы, умирая тысячами. Я знаю, что там под каждой шпалой - зэк. А дорога так никогда и не работала. Она была ненужной. И памятник такой на Земле 100 миллионам загубленных жизней - это действительно мицва для человечестава. Чтобы помнило. Не хотят. Ни одного своего клерка даже самого низшего ранга посольство РФ в Вашингтоне на открытие памятника, где выступал президент Буш, не прислало. Ну, хотя бы для того, чтобы обозначить присутствие. Я читал речь Елены Георгиевны Боннэр на приеме по этому случаю, и слезы сами текли, без спроса. А какой "боевой листок" нашей иммиграции посвятил этому событию что-то свое?.
Ну, конечно, это ведь не рекламоносное мероприятие. Да мне уже изрядно надоело говорить и писать про наших лучших рекламоносных представителей. Самозванных и самопроизводящихся. Противно. Про фестивали девочек в какашниках и про балалаечников, которые для американцев называются "Русское наследие", а для нас - "Наше наследие". Даже в названии - двойная мораль. Впрочем, о какой морали можно говорить? Лавочники не знают, что это такое.

Есть у евреев такая русскоязычность, грань "загадочной русской души": сидя в глубокой дупе, на всех смотреть свысока. Любой еврей ищет в себе прежде всего Эйнштейна, а находит чаще всего Эйхмана. Но не каждый об этом скажет, не каждый признается в этом.
Был в Израиле такой крупный политик самого высокого ранга Авраам Бург. Если кто не слышал об этом деятеле, напомню: с 1999 года по 2003-й он был председателем Кнессета, а до этого возглавлял Сохнут, призванный вербовать евреев со всего мира вернуться на "историческую родину". Надо ли говорить, что Сохнут, помимо всего прочего, еще и спецслужба, потому что просто так разгуливать по всем странам мира никто не позволит. Так вот этот самый Авраам Бург политиканствовал-политиканствовал, потом ему все это надоело, занялся он бизнесом и умотал на родину графа Монте- Кристо и Франсуа Виньона.

Я - Франсуа, чему и рад.
Ждет эшафот злодея.
И сколько весит этот зад,
Узнает скоро шея.

И он не придумал ничего более забавного, как назвать Израиль "сионистским гетто". И сказал, что еврейское государство - это динамит, который вскоре взорвется. "Мы все умерли, но об этом еще не знаем". "Израильская действительность непривлекательна, но люди не хотят это признавать. Мы в тупике. Спросите ваших друзей, уверены ли они в том, что ваши дети останутся здесь жить. Максимум 50% скажут "да". Израильская элита уже уехала, а без элиты нет нации". Если один такой элитец смотался, так и всё? Конец? Может, там кто-либо остался?
Красиво излагает, гад. Наверное, перегрелся. Впечатление такое, будто начитался и наслушался Проханова. Большой человек этот Авраам Бург.

Я тоже люблю эпатировать. Это смотря во имя чего. У меня тоже есть куча вопросов, от которых болит голова, потому что ответов на них нет. Это задача журналиста - ставить вопросы, в том числе и риторические. Вот, например, такие: с какого это бодуна можно говорить за всех?
Лично я не понимаю многих вещей. И объяснить никому не возьмусь, почему в Израиле религия не отделена от государства, почему чуть ли не в каждом подразделении ЦАХАЛа есть свои раввины, они рядом с боевыми командирами и некоторые состоят в генеральских чинах?
Почему вся власть, начиная от Кнессета и кончая мэриями маленьких поселков, настолько коррумпирована, что становится стыдно? Воруют, как настоящие слуги народа.
Почему Налоговое управление, собирающее средства на государство, ворует, и в полном составе пошло под суд?
Почему чуть ли не все депутаты продажны и чуть ли не официально берут взятки от правительства партийные лидеры?
Почему министром обороны страны целый год был какой-то политический клоун? Почему разбогатевшие на торговле советским оружием толстосумы вдруг становятся меценатами и вмешиваются в дела государства? Разве оно не знает, откуда их миллиарды?
У меня этих "почему?" вагон и маленькая тележка.
Почему израильская пресса меньше информирует, но больше нападает на всех подряд?
Почему язык идиш, на котором создана многовековая культура, интереснейшая литература, у истоков которой стояли не только Менделе Мойхер-Сфорим, Шолом-Алейхем, Бялик, Жаботинский (он был и одним из блестящих русских публицистов), но несметное множество талантливейших мастеров слова, в стране, собравшей "евреев разных национальностей", - в полном загоне?
Почему ученые с мировыми именами из бывшего СССР, среди которых есть даже академик, метут улицы, чтобы как-то выжить?
Почему в нищете оказались 300 тысяч израильских стариков, среди которых и ветераны Второй мировой?
Почему количество молодых специалистов, под любым предлогом удирающих из Израиля, превышает число новых репатриантов, которое все уменьшается и уменьшается?
Почему политиканы намереваются отдавать за здорово живешь завоеванные еврейской кровью земли и высоты? Ведь сердца отданы за эти земли.

Все испытав, мы знаем сами,
Что в дни психических атак
Сердца, не занятые нами,
Не мешкая, займет наш враг.
Он их займет не за красоты.
Займёт, засядет, нас разя...
Сердца - Голанские высоты,
Которых отдавать нельзя.

А вопросы все одолевают. Это если не думать, то и вопросов никаких не будет.
Мне горько от этих вопросов, хотя и не так страшно, как господину Бургу. Просто у меня нет на них ответов, и пока я их найду, - верю! - что там все изменится к лучшему.
Когда добиваешься своего, то потом немножко хочется и чужого. Евреи своего добились: создали Израиль, который отчасти процветает. Хотелось бы - чтобы весь!
Я верю в то, что жизнь остановить нельзя, и никакие исламо-фашистские фюреры, мечтающие стереть Израиль с карты мира, при всей их хитрости и подлости не повернут историю назад.
Несмотря на то, что заговорили нынче о крахе сионизма, но ведь эти все говоруны не знают, о чем говорят. Они пользуются формулировками советского философского словаря или современными российскими. Все они врут. И говоруны, и словари.
Что такое сионизм? Это национально-освободительное движение еврейского народа, целью которого является создание национального государства. Оно, слава богу, создано идеалистами-социалистами, романтиками. А теперь настали другие времена, прагматические. Искалечить страну, задержать ее развитие, торговать территориями в обмен на призрачный, но вряд ли осуществимый мир всякие бездумные деятели - свои и чужие - могут. Они и обдурят, и подначалят себе доверчивых, но вернуть человечество в каменный век, но отлучить его от того, что создано умом, трудом и талантом моего библейского народа - слабо им!. Нельзя выдрать из 7 миллионов сердец и душ зеленые ростки справедливости и доброты никаким самоуверенным и нахальным политиканам и интерпретаторам.
Главное - верить не в то, что кто-то придет и все за нас сделает, а делать самим. И быть осмотрительным. Война -фигня, главное - маневры.
Я верю в мудрость Израиля и в его силу. Я верю, что политики-авантюристы не продадут эту землю, не сбегут, потому что им никто этого не позволит. И мы не будем растерянно оглядываться на хамоватых наших доброжелателей.
Потому что у нашего народа мастерство в руках, божественная смекалка и желание жить в своей стране. А молодежь что - она всегда искала себя в чужих краях, но всегда возвращалась домой. Лишь бы был этот дом!

Есть такое понятие, как национальное единство. Да, в последнее время как-то ослабли связки этого единства - то не секрет. И объяснимо, потому что много слишком общин на одном пятачке, и культуры разные. Поэтому хотелось бы, чтобы в сердитых министерских кабинетах сидели не выскочки-прыщи из перекупленных политических партий, а те, кто думают о своем народе, доброжелательные и чуткие к чужой беде, кто не допустит, чтобы нищенствовали старики и чтобы не разлагались дети дешевой заезжей попсой из Вороньей слободки, на светопреставлениях которой порой и убивают. .
Я надеюсь, что седоглавым ветеранам Великой войны, без подвига которых никогда бы не было Израиля, будет обеспечена достойная жизнь, пока они еще живы.
Я верю, что все это возможно. И не хочу, чтобы отсюда, из сытой Америки, "патриоты Израиля" смотрели на него как на гипотетическое бомбоубежище от житейских бурь. На него и так падают бомбы, сработанные теми, кто ничего иного не умеет, как стрелять, взрываться на людных улицах, и теми, кто посылает нам такие "подарки" из Вороньей слободки. Вот Сирии готовы поставить новейшие боевые истребители за иранский миллиард. Только нужно научиться требовать от своих лидеров жить, придерживаясь морали и заветов, данных богом. Чтобы власть не была тупой силой, перед которой все бессильны. Чтоб ей и в голову не пришло спекулировать на любви к этому божественному клочку земли.
Будущее Израиля - вот оно, рукой подать. Смотрите, как оно смеется - чисто и искренне. Оно не бросит землю, которую отцы-основатели "полуживую вынянчили". И не предаст.
Израиль это не историческая родина, а родина человечества и бога.
А что же наша родина, земля, где мы родились, и где похоронены наши предки? А ее судьбу очень давно предсказал русский гений Сергей Есенин:

А месяц будет плыть и плыть,
Роняя вёсла по озерам.
Россия так же будет жить -
Плясать и плакать под забором.

Танец брайтонских лебедей

Игорь АКСЕЛЬРОД, Нью-Йорк

Завершился очередной фестиваль "Наше наследие" - широко разрекламированный праздник русскоязычной иммиграции Нью-Йорка. Название скрывает истинный смысл мероприятия. Слово "наше" каждый понимает по-своему: для одного это американское наследие, для другого - еврейское, для третьего - наследие его нации. Истинное же намерение организаторов раскрывается в англоязычной версии названия: Russian Heritage Festival или в дословном переводе - Фестиваль русского наследия.
Определение иммигрантов из бывшего СССР как "русских" из-за языка, на котором они говорят, необоснованно и несправедливо. В абсолютном большинстве своем они - ЕВРЕИ. Исследования, по которых можно было определить численность идентифицирующих себя русскими, не проводились, но, по моим наблюдениям, паспортных русских в Бруклине не так много. Почти все "наши" - беженцы из разных стран - бывших республик бывшей "империи зла". Часть иммигрантов вообще никогда не бывала на территории России. Выходцы из южных республик говорят на русском языке с заметным акцентом. Многие знают и на себе испытали, как самозванный "старший брат" высокомерно и пренебрежительно относился не только к евреям, но и к коренным народам стран их прошлого проживания. Россия и сейчас при каждом удобном случае дает понять, что каждый сверчок (нерусский) должен знать свой сучок. То белорусам газовый кран перекроет, то знаменитую грузинскую воду "Боржоми" или не менее знаменитые молдавские вина чуть ли не с отравляющей жидкостью сравнит, то фирменные рижские шпроты объявит более вредными, чем чай с полонием-210, то раздует истерию против какой-то бывшей подвассальной страны, как это было в случае с Эстонией. Из самой России в Америку приехал только один из четырех русскоговорящих иммигрантов, многие из них особой любви и преданности к России не испытывают. Они-то и недоумевают, почему в городе, где проживает так много евреев, нет фестиваля еврейского наследия. Возможно, американские евреи его и проводят, но русскоязычные СМИ до таких фестивалей снизойти не могут - им подавай лишь фестивали великой русской культуры!
Собственно, еврейские культуртрегеры Нью-Йорка и нацелены на удерживание "общины" в русском культурном и информационном поле. Они с утра до ночи вдалбливают иммигрантам: вы наши, вы русские навеки, потому что говорите на великом и могучем. Подобная "агитация" вполне устраивает российскую власть, выделившую 400 миллионов долларов на работу с бывшими соотечественниками. Нетрудно предположить, что часть этих денег уже отрабатывается и в Нью-Йорке. Россия хочет использовать соотечественников для лоббирования своих интересов за рубежом, на предстоящих президентских выборах, для привлечения инвесторов, для усиления своего влияния в мире. Этой цели в определенной мере служат ежегодные русские фестивали, устраиваемые в Нью-Йорке.
То, что преподносится под соусом "Нашего наследия", каждому хорошо знакомо по советским первомайским маевкам, ноябрьским гулянкам или масленице: танцующие мальчики в черкесках, девочки в кокошниках, песни "Катюша", "Подмосковные вечера", "Марш славянки", танец маленьких лебедей, антикварная певица, специально доставленная из России ….
Обрыдло. Тысячи раз слышали, миллион раз видели. Только там это было профессионально, а здесь скучно, бездарно, пародийно.
Редко можно услышать в Бруклине еврейскую музыку и песню, увидеть еврейский танец. Еврейский фильм и вовсе недоступен. Своей национальной культуры не видели. Таковы были условия еврейской жизни в бывшем СССР. Спросите среднестатистического еврея с Брайтона, какие еврейские песни он знает кроме "Тум-балалайки" или "А идише мамэ"? Видел ли он вживую, как танцуют "Шер", Фрейлэхс", "Семь сорок"? Нет в Бруклине праздника еврейского наследия. "Еврейские танцы под звездами", полтора часа за месячник русского фестиваля, - единственная кость, брошенная евреям.
Особое удивление, переходящее в неприятие, вызывает то, что основными спонсорами этой русской свистопляски являются еврейские организации HIAS, JCRC, Metropolitan on Jewish Poverty, COJECO. Впрочем, многие иммигранты давно заметили, что еврейское в этих организациях присутствует только в названии.
В последние годы в плен организаторов "Русского наследия" попали видные деятели столицы мира: мэр Нью-Йорка М.Блумберг, президент Бруклина М.Марковиц, конгрессмен Дж.Надлер, сенатор штата Нью-Йорк С.Крюгер, депутат горсовета Нью-Йорка М.Нельсон. Почти все они - активные участники еврейской жизни районов своего проживания. (Марковиц - член еврейского центра Мидвуда, Крюгер -Флатбуша и т.д.). Все они евреи, и все направили поздравление участникам фестиваля. Ни один из них, говоря о русскоязычных иммигрантах, даже намеком не обмолвился, что имеются в виду евреи. Слово "еврей" никак не совмещалось с намечаемым торжеством. Городские руководители словно стеснялись его произнести. Мэр Нью-Йорка М. Блумберг назвал иммигрантов из бывшего СССР: "российское сообщество", а президент Бруклина М.Марковиц, гордившийся своим "корявым идишем", неоднократно называл свой город "русской столицей Америки". Выступая в другом районе или на другом мероприятии, он, возможно, называет Бруклин испанской столицей Америки.
Городские деятели, приветствовавшие прошедший в июне никчемный русский фестиваль, очевидно, сознают, что здравомыслящему человеку не придет в голову мысль идентифицировать национальность только по языку. Выходцы из Мексики, Пуэрто-Рико, Доминиканской республики, Колумбии, Вест-Индии и многих других стран говорят на испанском языке, но колумбиец или мексиканец от этого не становится и не называется испанцем. Никому не приходит в голову устроить испанский фестиваль, вобравший все нации, говорящие на этом языке. А в русско-советской традиции совсем просто считать, что грузин, еврей, узбек, украинец, латыш, армянин, живущие в Нью-Йорке, - все "русские". В подтверждение этого и устраивается фестиваль "Наше наследие", порой переходящий в массовый психоз поклонения стране исхода. Наши местные американские руководители спокойно это условие принимают, скорее их туда заманивают, и они лихо танцуют на русском фестивале.
Ещё Жаботинский заметил, что евреи любят плясать на чужой свадьбе. Если век назад на русской свадьбе плясали русские евреи, то теперь к ним присоединились и американские евреи в лице официальных представителей Нью-Йорка.
В электронной газете "Мы здесь" неоднократно публиковались материалы, критикующие сам фестиваль и его организатора г-жу М.Ковалеву, давно превратившую празднество в бизнес. Она в нашей общине - из "неприкасаемых" для критики. Ковалевой удалось очаровать представителей городских властей, которые вручают ей специальные награды. Этому делу мэр города, президент Бруклина, сенаторы и конгрессмены научились у еврейского бомонда Нью-Йорка, который по уровню награждений друг друга уже обошел Политбюро ЦК брежневской эпохи.
Несколько русскоязычных газет Нью-Йорка недавно опубликовали восторженные иллюстрированные отчеты о встречах Майкла Блумберга с постоянным представителем России при ООН В.Чуркиным и генеральным консулом России в Нью-Йорке С.Гармониным. Их знакомство, очевидно, произошло благодаря Ковалевой. А ведь известно, что за "время работы Чуркина в ООН 90% резолюций по Ближнему Востоку имели антиизраильскую направленность. Значительную часть американских предложений он также проваливает, накладывает вето или действуя недостойными методами недоброй памяти сталинско-хрущевско-брежневского сателлита А.Громыко. С.Гармонин строго придерживается принципа неприкрытого антиамериканизма российского руководства. Очевидно, поэтому оба заслужили внимание нашего мэра.
Невеселые мысли одолевают, когда читаешь сладко-фальшивые рассказы или рассматриваешь фото, сделанные на участившихся в рамках фестиваля встречах российских представителей и нью-йоркского мэра. Сложилось впечатление, что его втянули в политическую игру на благо России, что он оказался в объятьях русского медведя.
С грустью вспоминается предыдущий мэр Руди Джулиани, который достойно умел себя вести с недостойными уважения политическими деятелями.

Опасны для Израиля

Михаил ШЕВА, Нью-Йорк

Миллионая "русская" алия - большой подарок для Израиля. Она ему абсолютно необходима. Среди еврейской диаспоры и репатриантов из России очень много умных , хороших людей, патриотов Израиля и Америки. Но я пишу не о них, а о других - о совковых русских евреях...
Читая русскую израильскую и американскую прессу, слушая русское израильское и американское радио и ТВ, очень часто недоумеваешь, где ты - в Москве, Самаре или в Тель-Авиве и Нью-Йорке? Кто авторы публикаций - евреи или русские националисты, коммунистические совки? Кто владеет этими изданиями - евреи-предприниматели или русская спецслужба?
А больше всего недоумеваешь - откуда берется спрос на всё это? Ведь большинство читателей хорошо владеют ивритом или английским.
Огромной опастностью для Израиля является "вымывание" еврейства из евреев, чему в значительной степени способствуют многие представители русской диаспоры. В течении 2-3 поколений многие из них впитали совково-русский дух, ассимилировались из-за корыстных целей, начали тихо (иногда даже скрывая это от себя самих) ненавидеть свое еврейство, которое мешало их комфорту, карьере, сладкой жизни. Много евреев-антисемитов среди лиц в смешанных браках и среди их детей, хотя, конечно, это далеко не правило. Кличка "жид" их не оскорбляет - это ведь старое польское название eврея; погромы и Холокост, как они говорят, придумали сами евреи; попытка поголовного уничтожения евреев в 1948-1953гг. - так ведь она не осуществилась? разрушение еврейских могил - "дети шалят!". Да вообще всё это мелочи по сравнению с величием России, ее культуры, науки и техники. МЫ впереди планеты всей! Я в том числе!!!
Идеи сионизма им чужды, "пейсатые" в лапсердаках раздражают; другое дело - косоворотка и картуз, даже чадра и мусульманская тюбетейка, в конце концов. В Израиле и США они именуют себя "русскими " (так приятней и весомей!), распевают русские и советские патриотические песни, тоскуют по "вчера", ненавидят "сегодня," в Израиль "не ходят". Загнали себя в русское гетто, пасутся только вокруг русскоязычной прессы, которая во многом куплена или прикормлена Москвой...
А ведь "русские" прожили в стране уже более 10 лет. Что же они делают в Израиле и в США? Деньги не пахнут? Погоня за колбасой? Им трудно в их раздвоенности, их жалко..Но одновременно - они весьма опасны для Израиля (Америка - большая и сильная, и вошь ее не заест).
Один из бывших руководителей КГБ генерал О.Калугин, бывший прямой начальник В.Путина, писал: "Мы всегда искали среди иммигрантов людей, испытывающих чувство ностальгии, скрытых патриотов, и делали их агентами". Читая некоторых русских журналистов в Израиле и США, думаешь, а не тот ли это, о ком говорил генерал Калугин?
Еще раз хочу подчеркнуть: среди русской еврейской диаспоры в Израиле и США большинство умных, достойнейших людей, патриотов этих двух стран. Но, к сожалению, немало и других - обозленных, несостоявшихся, неудачников, продажных людей, осознанно или неосознанно ("полезные идиоты") работающих во вред Израилю и Америке. Они стали кадрами "пятой колонны", их нельзя недооценивать, они представляют собой опасность - прежде всего, для маленького Израиля.

Натан Щаранский:
"Мы не можем повлиять на Путина..."

Лея МОЗЕС, "Русская реклама"

Встреча с Натаном Щаранским, состоявшаяся недавно в Еврейском центре на 92-й Street Y по инициативе COJECO и UJA Federation, носила название "Прошлое, настоящее и будущее". Но речь на ней шла не столько о прошлом и будущем нашей исторической родины, сколько о "русской алие" и о русскоязычной общине Америки. Впрочем, это неудивительно. Встреча проходила в рамках программы Russian Sundays, которая всегда собирает "цвет" нашей иммиграции и американских евреев, пытающихся понять своих соплеменников с загадочной "русской" душой. И Натан Щаранский для них - не столько маститый израильский политик, возглавляющий ныне Институт стратегических исследований, сколько легендарный диссидент и отказник, возглавивший в свое время борьбу за освобождение советских евреев и подвигнувший наших американских братьев и сестер на движение "Отпусти народ мой!".
Вел встречу Борис Фишман - русскоязычный иммигрант и англоязычный журналист, получивший американское образование и публикующийся в американской прессе. Вопросы, которые он задавал Щаранскому, интересны любому из нас, тем более - журналистам, стремящимся уловить основные тенденции внутри нашей комьюнити.
"Почему "русские" продолжают с ностальгией оглядываться назад, на страну, из которой некогда бежали, "болеть" за нее, призывать к укреплению ее позитивного имиджа в мире и даже к сотрудничеству с правительством Путина?"
"Почему русскоязычные израильтяне столь изолированы в культурном плане от других своих сограждан?"
"Почему "наши" столь консервативны в политических вопросах?"
"Насколько они изменились после Шестидневной войны, пробудившей их национальное самосознание?" и т.д.
По мнению Щаранского, любовь русскоязычных евреев к русской культуре надо отделять от стремления некоторых наших активистов к сотрудничеству с правительством Путина, даже если это стремление обусловлено благим намерением "повлиять" на Владимира Владимировича и превратить его в друга Израиля и США.
"Мы воспитывались на гуманной русской культуре, она формировала наше мироощущение, более того, она была на нашей стороне в борьбе с КГБ. Россия - наша родина, и сейчас, когда в ней нет ГУЛАГа, а есть синагоги и частная собственность, многие радуются ее успехам. Путин - другое дело. Да, многие русскоязычные евреи идеализируют его, считают героем, поднявшим страну со дна. Но они забывают, что Россия пока что очень далека от настоящей демократии, а Путин ведет двойную игру, одновременно флиртуя с русскими евреями за рубежом и продавая оружие врагам Израиля. Русскоязычные евреи в Израиле, Америке и других странах должны осознать, что они сами никак не могут повлиять на Путина и изменить его политику. Это можно сделать только через правительства стран, в которых они живут".
Консерватизм "русских" Натан Щаранский объясняет, главным образом, их глубоким недоверием к диктаторам вроде Ясира Арафата, носившим маски революционеров и пользовавшимся покровительством советских властей. А еще - уважительным отношением к президенту Бушу, которого Щаранский считает своего рода диссидентом, защищающим свою позицию несмотря ни на что. А вот с мнением о культурной изоляции русскоязычных израильтян Натан не согласен. Он уверен, что "русские" успешно интегрируются в израильское общество, но при этом стремятся сохранить свою самобытность.
"Для русскоязычных олим - людей образованных и интеллигентных - был совершенно неприемлем снисходительный, покровительственный подход коренных израильтян к новым репатриантам. Мы отказались выбросить за борт свой культурный багаж, и в Израиле, где никогда не говорили даже на идиш, стал звучать русский язык. Более того, благодаря нам израильтяне осознали, что они допустили большую ошибку, оторвав олим из других стран от своих культурных корней. Даже "русская" партия, которую я основал, не возводила стены, а, напротив, открывала двери. Сейчас официальный Израиль признает культурную мозаику, а "русская" алия добилась огромных успехов во всех сферах жизни..."
О Шестидневной войне и последовавшем за ней "пробуждении" советских евреев Щаранский вспоминал со смесью ностальгии и горечи. "Слово "еврей" в Советском Союзе не имело положительного смысла. Мы даже стыдились своего происхождения. И вдруг мы - беспомощные, вынужденно лояльные граждане СССР, осознали, что являемся частью гордого, сильного народа, народа-победителя, который имеет свою страну и защищает ее от врагов. Неожиданно все советские евреи почувствовали, что они - едины, более того, они обрели почти утраченное чувство национальной принадлежности, обрели свое лицо, свое "я"...
Сумели ли мы сохранить это запоздало обретенное "я" или, как говорят в Америке, identity? Почти анекдотичный случай, о котором рассказал Щаранский, заставляет в этом усомниться.
Прилетев в аэропорт имени Кеннеди, бывший министр сел в такси, которое вел молодой русскоязычный шофер. Таксист и его пассажир разговорились, и выяснилось, что этот молодой человек, еврей, приехавший в США из Ташкента десять лет назад и окончивший бизнес-школу, ничего не знает ни о Щаранском, ни об отказниках, ни о движении "Отпусти народ мой!", ни об истории исхода евреев из Советского Союза.
Исключение из правила? Хотелось бы верить. Но, к сожалению, подобных "исключений" в нашей иммиграции более чем достаточно, особенно среди молодежи. И о том, почему это происходит, следует подумать и нашим лидерам, и нашей прессе. Может быть, мы перестарались в своем стремлении сохранить нашу "русскую" самобытность?
Впрочем, досталось от Щаранского и американским евреям, которые, по его словам, постепенно превращаются в своего рода "молчаливое большинство", неспособное по-настоящему поднять голос в защиту Израиля или выступить против антисемитизма. Кроме того, некоторые либеральные американские евреи настолько настроены против Буша, что готовы отказаться от критики врагов Израиля (например, Ирана), лишь бы их позиция не совпала с позицией президента.
"Освобождение советских евреев и победа в "холодной войне" оказались возможными потому, что американские "голуби" и "ястребы" нашли общий язык. Сейчас в Америке наблюдается раскол, одновременно абсурдный и опасный..."
Прогнозы Щаранского на ближайшее будущее Израиля неутешительны. По его словам, наша историческая родина будет находиться в эпицентре главных конфликтов нашего времени - борьбы с исламским фундаментализмом и борьбы за сохранение национального характера государства. Именно Израилю приходится выносить постоянные удары террористов, и именно от Израиля требуют, чтобы он перестал быть еврейским государством. В предстоящих баталиях Израилю нужны будут верные друзья и настоящие еврейские патриоты.
Являемся ли мы таковыми?

Вернуться на главную страницу


Гнёзда зла

Владимир ЛЕВИН, Нью-Йорк

Они живут среди нас и почему-то называются людьми. Кто-то из нас сидел с ними в кафе и потягивал кофе с ромом. Кто-то был их соседом и здоровался по утрам. Как с человеком. Заглянуть в душу и рассмотреть ее нутро не дано никому, иначе черная душа была бы слишком заметна.
Мне приходилось встречаться с теми, кто в 70-80 годах был раскрыт как палач и каратель, фашистский прислужник. И они были очень похожи на людей, которых убивали тысячами. Особенно один из них - доцент одного украинского технического вуза. Этот утверждал, что с тех пор прошло уже слишком много времени, и он теперь совсем другой человек, не тот, что накануне советских праздников приходил в белорусские деревни, делал доклад о празднике, и если слушали его внимательно и сочувственно, то на утро в эту деревню втягивался карательный батальон, которым командовал предатель, и от деревни, ее населения ничего не оставалось, кроме черного дыма. Другой требовал, чтобы ему приносили свежие газеты, и только тогда с ним можно было начинать разговор, когда он прочитывал все от корки до корки. Считались людьми, а на самом деле были нелюдями.
Вот и эти тоже. Один из них жил в Бруклине, не в самом худшем его районе. Другой вообще в свое время у себя на родине был депутатом парламента. Третий работал в аэропорту. Четвертый тоже вроде как человек, но его пока не поймали, хотя это уже дело техники.
Нет, не похожи они на монстров, выродков. Они похожи на людей, но это не люди. Они пришли в человеческое общество для того, чтобы его взорвать. Невиданная вспышка кровавого террора по всей планете с живыми бомбами, как при атаке на башни-"близнецы" Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, на Пентагон и Капитолийский холм, как позже в Лондоне, в метро, как в Испании на железнодорожных вокзалах, как едва ли не постоянно это происходит в Израиле, на египетских и турецких курортах - по всему миру. И эти бомбы на теле шахидов начиняются гвоздями, иголками, шариками, чтобы причинить как можно больше страданий и мук людям. И все это прикрывается именем Аллаха.
Божье ли творенье такой человек? А если в их руки попадет ядерное оружие? Тогда конец всему на земле.
Все понимают, откуда исходит это зло. Все понимают, но нет настоящей человеческой ярости против этого глобального зла, ярости, которая родилась в Нью-Йорке 11 сентября, родилась и ... вскоре потухла. Нет у нас ненависти к фанатикам-убийцам, потому что - как же - мы в большинстве своем либералы, и все страдания человечества не стоят и слезы ребенка. Это большевики на белый террор отозвались красным террором. Они и посеяли эти зубья дракона.
Только в прошлом году в 50 странах мира совершено 14.300 терактов, в результате которых погибло 20 тысяч человек, а 54 тысячи человек были ранены и искалечены.
Мир в страхе. Что же нас ждет?
В минувшую субботу федеральный прокурор Росла Маускопф рассказала о том, что в Нью-Йорке спецслужбами раскрыт чудовищный заговор: группа исламистов готовила мега-теракт в аэропорту, который считается символом Америки - JFK. Она назвала замысел террористов одним из самых ужасающих, которые только можно себе вообразить. Планируемый теракт должен был ввергнуть в траур всю страну, если не весь мир.
Америка приютила всю эту шваль. Они эту страну отблагодарить хотели. Таким теарктом, который бы запомнился бы не на годы, а на века. Почему?
Фанатиками не рождаются. Ими становятся. Во имя чего? Во имя Аллаха! Существа, похожие на людей, не всегда людьми являются.
Целый год они готовились осуществить злодейство. Может, и больше. Но целый год с ними рядом находился агент ФБР. Возглавлял террористическую группу Рассел Дефрейтер, 63-летний гражданин США, родившийся в Гайане. Он-то и завербовал всех, в том числе и агента. Осведомитель, бывший наркодиллер, он был настолько убедителен в роли воина ислама, что сообщники возносили благодарность небу, пославшего им этого человека, который совершал с ними каждый шаг, летал через Атлантику в Африку, ездил с ними в Тринидад и Тобаго, сопровождал их в разведывательные походы по нью-йоркским аэропортам, фотографировал нужные объекты. В разговорах между собой они всегда непременно подчеркивали, что ненавидят Америку и, конечно же, Израиль. Все они были активистами радикальной исламской группировки, идеологически связанной с "Аль-Каедой", ячейка которой действовала на островном государстве в Карибском море. Агент убедил их в том, что готов стать шахидом - погибнуть в момент осуществления замысла. А замысел, по их понятиям, был грандиозным. Они стремились осуществить то, что затмило бы 11 сентября.
Накануне их ареста главный глашатай и пропагандист "Аль-Каеды", принявший мусульманство калифорнийский еврей Адам Гадан, он же Аззам аль-Амрики, или Аззам-Американец, распространил видеобращение, в котором потребовал, чтобы президент Буш вывел свои "войска и шпионов" из Ирака, Афганистана, прекратил поддерживать "сионистское образование" Израиль, "иначе будет такое, что заставит вас забыть про все ужасы 11 сентября, Афганистана, Ирака и Вирджинского технологического университета". Он обещал, что "всевышний зальет улицы американских городов кровью. Мы хотим мира, но мира на наших условиях".
Семь минут говорил этот мусульманский "выкрест", и речь его прошла по многим телеканалам мира. Но то, чем он грозил, было предотвращено. Может, это просто совпадение. Но просто так совпадений не бывает. А замысел заговорщиков был и впрямь кровавый и огненный. Дефрейтоса арестовали в Бруклине, Абдула Кадира и Карима Ибрагима - в Тринидаде, Абдела Нура ищут, но это уже дело техники. Что же они задумали? Взорвать аэропорт имени Кеннеди! "Они (американцы) так любят Джона Кеннеди, что воспримут это как второе убийство Кеннеди, - объяснял сотоварищам бывший грузчик этого аэропорта, работавший там до 1995 года и изгнанный с работы Рассел Дефрейтас. - Речь идет о символе США, и то, что мы сделаем, погрузит в траур всю страну".
Задуманное было чудовищно. Нормальному человеку, не выродку, такое просто не может прийти в голову. Они знали, что топливо для заправки самолетов в воздушных гаванях имени Кеннеди, ЛаГвардия и в международном аэропорту Ньюарка идет по сорокамильному трубопроводу, который соединяет аэропорты. Они решили использовать этот трубопровод как бикфордов шнур, чтобы сжечь жилые дома в Квинсе, Бруклине, Стайтен-Айленде, Бруклине, Лонг-Айленде. А это дома, школы, спальные районы, жилые кварталы, бизнесы. Небольшой взрыв, по их замыслу, должен был вызвать цепную реакцию взрывов по принципу домино. И тогда действительно все улицы Нью-Йорка были бы залиты кровью и его скрыл бы дым, который могла увидеть вся Америка. Как после атомной атаки.
Сценарий для голливудского "ужастика"? На это они и рассчитывали. Мог бы он осуществиться? Специалисты говорят категорично: нет. Во-первых, нужно знать схему, по которой идет трубопровод. Они ее знать не могли. Во-вторых, достать такое количество взрывчатки, чтобы взорвать его в какой-то точке, практически невозможно. В-третьих, и у фирмы, которая обслуживает трубопровод, существует своя система безопасности, которой предусмотрены меры защиты. В-четвертых, наши спецслужбы не напрасно едят свой хлеб. Они работают.
Здесь интересно другое: как можно до такого додуматься, кем надо быть, чтобы такое пришло в голову? Вот, например, Абдул Кадир - бывший член парламента своей страны. Гайана - государство небольшое, но все же страна. И относительно демократическая, раз имеет свой парламент. Все остальные - просто люмпены. Вправе ли такие нелюди людьми называться?
Мегатерракт - это страшно. Но даже небольшая, не столь разрушительная, как задумано, террористическая акция в столице мира имела бы такие последствия, такой резонанс по всей планете, что нанесла бы непоправимый вред всему человечеству. Кандидат в президенты от Республиканской партии, бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани в самые страшные для нашего города дни сентября 2001 года сказал, что всё это напомнило нам, что террористы находятся с нами в состоянии войны и за границей, и здесь, в нашем доме. И, видимо, прав и мудр стократно наш президент Буш, что ведет войну с терроризмом, не дожидаясь, когда она придет на территорию страны, а совсем на другом континенте. А все пацифистские стенания сегодня следует забыть.
Где эта Гайана? Где эти Тринидад и Тобаго? Государства микроскопические, о них бы и не знал никто, если бы и туда не вели нити заговора обреченных. И туда докатилась зараза исламо-фашизма, который призывает убивать американцев, евреев и просто людей, где бы они ни находились. Исламо-фашистам удобно и уютно работать в либеральных, демократических государствах, где торжествует закон, где если и поймают их на черном деле, то, в крайнем случае, посадят в тюрьму, где панически боятся нарушить права человека, права натуральных и потенциальных убийц.
Чудовищность зла, которое надвигается на мир, вне представлений, доступных разуму. Мы поняли это после 11 сентября. Мы видели фанатичный восторг существ, здесь обитающих, похожих на людей, которые радовались, когда это случилось. Мы дышали отравленным пеплом башен-близнецов, не сознавая, что в том воздухе были растворены люди. Мы поняли, но мало чему научились.
Гнёзда зла... Где они? В Лондоне, Берлине, Париже, Риме, Мадриде, в Нью-Йорке. Они и в Африке, и на Карибах, и на Ближнем Востоке. Они уже, как раковые клетки, проникли в тело цивилизации. Они рядом с нами. Как их разглядеть? Ведь не всегда в группу обреченных заговорщиков сможет внедриться агент спецслужб. Надо учиться. И всегда помнить: на ненависть нелюдей нельзя отвечать человеческим благодушием.


ОБРАЩЕНИЕ
К УКРАИНСКИМ ПАРЛАМЕНТАРИЯМ

Д-р Александр БАБЁНЫШЕВ,
Гарвардский университет, Бостон

А тени страшные Украины, Кубани...
Холодная весна. Голодный Старый Крым.
Как был при Врангеле - такой же виноватый.
Осип Мандельштам

Уважаемые господа парламентарии!
Я обращаюсь к вам по поводу вашего решения объявить голод на Украине 1932-33 годов геноцидом и упомянутой в связи с этим цифры потерь - 10 миллионов человек.
Чтобы объяснить, почему я считаю возможным к вам обратиться, приходится сказать несколько слов о себе.
Я услышал о голоде в раннем детстве. Бабушка не могла забыть, как летом 1933 года поехала в ростовскую станицу вместе с внучкой и зятем, доцентом университета Андреем Куксиным, посланным на хлебозаготовки.
Когда она в первый раз разожгла во дворе таганок, чтобы приготовить обед, со всей станицы собрались вокруг нее дети, худые, с выпирающими ребрами и раздутыми животами. Стояли и молча, как завороженные, смотрели на чудо - жарящиеся на сковородке картофельные оладьи. Она не могла накормить голодных детей, но ощущение ужаса и беспомощности осталось в ней, и она передала его мне. Рассказывала бабушка и о своих опасениях за жизнь сестры, по селу ползли страшные слухи о людоедстве.
Андрей Куксин написал в Ростовский обком письмо, протестуя против хлебозаготовок в голодающей станице. Он был арестован, осужден за искривление линии партии, сослан и в 1937 году расстрелян.
По этой и по многим другим причинам главным делом моей жизни стала оценка потерь от сталинских репрессий, а последние 25 лет я занимаюсь изучением коллективизации и голода на Украине. Я прочитал сотни книг и статей, ознакомился с тысячами документов в архивах США и Канады, Москвы и Киева, знаком с большинством работающих в этой области специалистов. Результаты моей работы опубликованы в журналах Канады, США, Франции, России и Украины, в книге "Потери населения СССР", рукопись книги о голоде на Украине объемом 1350 страниц, законченная в 1984 году, депонирована в Украинских институтах Гарварда и Эдмонтона и, насколько я знаю, передана профессором О.Прицаком в Украинскую Академию наук в годы перестройки.
Первые расчеты потерь Украины в 1926-39 годах сделал замечательный украинский демограф Ю.А.Корчак-Чепурковский, который, конечно, не мог в советской печати прямо сказать о потерях, но, сопоставив переписи 1926 и 1939 годов, показал, что имела место повышенная убыль населения - около 4 миллионов человек.
В годы перестройки, когда советские ученые начали заниматься этой проблемой, мы с профессором С.Кульчицким написали статью, чтобы объяснить читателям различия в наших подходах и наших результатах. (Украiнський iсторичний журнал, №2, 1991). Профессор Кульчицкий, опираясь на архивные данные текущей статистики рождаемости, смертности и миграции, оценивал потери в 3-3,5 млн. Я, считая текущий учет населения в годы коллективизации неполным, рассчитывал потери по переписям населения 1926, 1937, 1939 годов и получил 4-4,5 млн. Истина, как я теперь думаю, лежит где-то посредине. Практически все известные мне серьезные научные оценки укладываются в интервал от 3 до 4,5 миллиона. Причем надо помнить, что речь идет о повышенной смертности за весь десятилетний период 1927-36 годов.
Сюда входят и расстрелянные по первой категории при раскулачивании, и умершие в северной ссылке так называемые кулаки, и жертвы кампании борьбы с украинской "националистической" интеллигенцией, и люди, умершие раньше своего срока из-за ухудшения условий жизни и питания, и многие другие. Не забудем и начальника маленькой северной станции, который застрелился, не выдержав зрелища ползающих в привокзальном скверике обтянутых почерневшей кожей скелетов с горящими глазами. На время великого голода конца 1932-го - начала 1933 годов приходится не больше 2 миллионов погибших.
Но какая, собственно говоря, разница - 2, 4, 10 миллионов человек?
Разница огромная. Трагические события тех лет требуют бережного, трепетного отношения, в точности и аккуратности проявляется уважение к жертвам потерь, а пренебрежительное публицистическое "не все ли равно" является оскорблением их памяти. Мы обязаны не просто поставить свечки, необходимо назвать имена, вспомнить каждого погибшего, составить полный мартиролог, собрать все документы, все материальные свидетельства той трагической эпохи.
Израильский музей Холокоста "Яд ва-Шем" должен стать для нас образцом. Там есть постоянно пополняемый список, в котором на сегодня числится около 3,5 миллионов фамилий. Там собрано несколько миллионов документов, рассказывающих о Катастрофе европейского еврейства.
Почему подобное не сделано в Украине? Почему такая работа даже не начиналась?! Пятнадцать лет назад я обошел ряд научных организаций Киева, пытаясь уговорить кого-нибудь провести выборочный опрос людей, переживших голод. Никто не брался за проведение этой работы.
Нашелся, в конце концов, один социолог; получив аванс, он прислал через несколько месяцев трехстраничную отписку, в которой самым содержательным был список областей и населенных пунктов Украины. На этом руководители Украинского института Гарварда, поддерживавшие проект, решили приостановить финансирование. Сегодня время для такой работы упущено.
Возможен, однако, сбор сведений у детей и внуков погибших, возможно использование первичной документации: списков сельсоветов, домовых книг, книг загсов. Смешно сказать, в научном обороте имеется единственная книга загса за 1933 год села Романкова Криничанского района Днепропетровской области, вывезенная из Украины немцами. А ведь в украинских архивах гниют десятки тысяч таких книг и бесконечное множество других документов. Лишь бережно собрав и проанализировав каждый из них, мы сможем представить себе подлинную картину происходивших событий. Можно ли называть случившееся геноцидом?
Факт голода, замалчивавшийся советской властью и отрицавшийся некоторыми западными учеными, сегодня ни у кого не вызывает сомнения. Также бесспорно, что голод был прямым следствием политических действий правительства СССР, в первую очередь, коллективизации. Отобрав у крестьян землю и скот, государство уничтожило заинтересованность сельского жителя в результатах труда и тем самым резко снизило уровень производства. При этом власть получила монопольное право распоряжаться всей сельскохозяйственной продукцией.
В том страшном новом мире не существовало никаких обязательств государства перед сельским жителем. При хорошем урожае и честном отношении к труду он мог получить свою долю, при плохой работе или при неурожае он наказывался самым жестоким образом, в частности, полным изъятием продовольствия, депортацией в другие районы страны, арестом и тюрьмой. Период 1931-33 годов был столкновением этих чудовищных правил и не готового им подчиниться селянства. Голод был кульминацией этой борьбы. Осознав, что сопротивление ведет к неминуемой гибели, сельский житель сдался.
В этой неравной битве правительством были изданы десятки законов и распоряжений, которые демонстрируют не только желание получить свою долю урожая, но и намерение наказать крестьянина, нанести ему чувствительный ущерб. Была запрещена торговля хлебом и зерном на рынках в областях, не выполнивших государственный план сдачи зерна.
Этот закон с одновременным введением карточной системы в городах обрекал на голод треть деревенских жителей и миллионы горожан, не имевших собственных посевов и традиционно покупавших продовольствие на рынках. Семенные и кормовые фонды колхозов вывозились в счет поставок зерна государству. Был запрещен убой скота и объявлен сбор мясопоставок на 15 месяцев вперед. ("Предусмотрительный шаг", не позволивший голодающим съесть свою корову или козу, - свиней и птицы в Украине к тому времени уже не осталось).
Был издан закон о борьбе со спекуляцией, под который подпадала любая покупка продовольствия в сколько-нибудь заметных размерах (порой речь шла о двух-трех буханках хлеба). Ввели ограничение общественного питания во время полевых работ, приняли постановление о строгом контроле за целевыми фондами, было отдано тайное распоряжение о пресечении использования населением корма для скота. Многие сельсоветы и целые районы заносились на "черную доску", что означало их полный бойкот, закрытие всех государственных учреждений, школ, медпунктов и магазинов.
По закону об охране государственного и колхозного имущества за кражу горсти зерна, картошки или мороженой свеклы похитителю грозила смертная казнь. Все эти чудовищные распоряжения дополнялись насилием и произволом со стороны местных властей, угрозами, избиениями, обысками. В случае малейшего неповиновения все население деревни вывозили на далекий Север. Так, с Северного Кавказа депортировали всех жителей нескольких крупных станиц - около 25 тысяч человек.
Эти чудовищные приказы, очевидно, могут быть названы актами геноцида крестьянства, поскольку принимавшие их руководители знали, что реализация приказов приведет к гибели множества людей. Но невозможно согласиться с тем, что жертвами их были люди только одной национальности или граждане одной республики. В Украине под их действие равно подпадали и украинцы, и русские, и евреи, и болгары. Большие потери понесло население Крыма, не входившего тогда в состав УССР.
А украинская Донецкая область находилась в самой высокой категории снабжения, куда, кроме нее, входили только Москва и Ленинград. В 1933 году туда по железной дороге было завезено 1263 тысячи тонн зерна, примерно по 300 килограммов в год на человека, 62 тысячи тонн мяса и 73 тысячи тонн рыбы - огромные цифры для того голодного времени. Семь других областей Украины получили все вместе намного меньше: 20 тысяч тонн мяса и 130 тысяч тонн рыбы.
Сильно пострадали от голода Ростовская область, Ставропольский и Краснодарский края, Среднее и Нижнее Поволжье и Казахстан, где была в это время запрещена хлебная торговля. В то же время 23 января 1933 года был снят запрет с колхозной торговли хлебом в Киевской и Винницкой областях, выполнивших план хлебозаготовок. Таким образом, ни Украину, ни собственно украинцев нельзя выделить как отдельный объект геноцида. Они страдали так же, как и многие другие сельские и городские жители СССР, в одних случаях намного больше, в других - меньше.
Отдельная проблема заключается в том, кого мы назовем виновниками случившегося, кто совершил это страшное преступление против человечества. Правительство СССР, украинское партийное руководство? Их вина бесспорна, но ведь наряду с отдававшими приказы были и непосредственные исполнители, палачи. Кто же они?
Может быть, это Микоян и Молотов ходили по дворам, тыкая в землю металлическими щупами: не мягко ли где, не зарыт ли мешочек с зерном или картошкой? Может быть, это Каганович ласково расспрашивал утром детишек: "А что вы, пацаны, ели сегодня на завтрак?" И, если ели, то бригада вваливалась в дом с новым обыском.
Это лишь два эпизода той адской реальности. В моих статьях и книгах можно найти еще десятки подобных. Я не старался навести ужас на читателей, рассказывая типичные для тех лет житейские истории, но моя жена не может читать их без слез.
В своей работе я никогда не делал акцент на национальный аспект происходивших тогда событий, но если вам угодно, готов помочь разобраться. Вы хотите узнать фамилии председателя колхоза и секретаря сельсовета, пытавших в правлении одного за другим колхозников, чтобы узнать, где спрятаны жалкие остатки еды?
Или другого председателя, напившегося самогону и пытавшегося подстрелить из окна конторы работавших в поле жниц?
А, может быть, вас интересует фамилия сторожа, загнавшего малолеток, собиравших колоски, в сарай и державшего их там до тех пор, пока некоторые из них не умерли? Вопросы эти можно задавать бесконечно.
По ходу работы я составлял по документам и воспоминаниям список жертв (в нем немного больше двух тысяч погибших) и список гонителей (полторы сотни человек). Я не рассматриваю эту выборку как репрезентативную, но она в некотором отношении случайна и поэтому представляет определенный интерес.
Если я предоставлю вам этот список, что вы будете с ними делать? Отмечать русские и еврейские фамилии? Выискивать знакомых, родственников и однофамильцев среди украинцев? Смею вас заверить, соотношение русских, украинцев и евреев в этих данных таково, что невозможно представить один народ в качестве жертвы, а другой - в облике палача. Все несут определенную и достаточно пропорциональную ответственность. Ваши деды и прадеды, господа депутаты, мучили, унижали, избивали, морили голодом ваших же дедов и прадедов.
Бессмысленно при этом утверждать, что сельские активисты выполняли приказы Москвы. Деревня - не армия, никто не принуждал крестьян вступать в комсомол, в партию, участвовать в ограблении соседей. Активисты были добровольцами и поэтому несут личную ответственность за свои поступки. Это было грязное, жестокое дело, и все-таки я бы поостерегся обвинять в преступлениях против человечества миллионы отцов, дедов и прадедов граждан сегодняшней Украины. Это неблагородно и неразумно.
Но были в то страшное время не только жертвы и их мучители, но и герои, сохранявшие человеческий облик. Героизмом в то бесчеловечное время было: продать билет на поезд человеку, не имевшему справки сельсовета, разделить кусок хлеба с голодным, закрыть глаза на воровство с колхозного поля или амбара. Эти поступки могли стоить жизни, но люди шли на риск и оставались людьми. Героизмом были и усилия рассказать миру о случившемся. И одним из первых сделал это в повести "Всё течет" русский писатель, еврей по национальности, Василий Гроссман.
Насколько я знаю, господа депутаты, вы предусмотрели наказание за несогласие с вашим постановлением. Я принимаю ваш вызов. Я публично заявляю, что вы ошибаетесь, что чудовищный голод 1931-33 годов не был ни геноцидом украинцев, ни геноцидом жителей Украины. Я не боюсь вашего суда, как никогда не боялся законов и неправедных судов советской власти.
И я обвиняю вас. От имени жертв голода, с которыми я нерасторжимо связан вот уже несколько десятилетий, я обвиняю вас в том, что 15 лет назад вы не приняли закона о помощи жертвам коллективизации и голода - тогда их было в стране еще несколько миллионов.
Я обвиняю вас в том, что вы не организовали в то время серьезного научного изучения коллективизации и голода.
Я обвиняю вас в некомпетентности, безответственности и неуважении к этой страшной трагедии, в поспешном и бездумном принятии закона, который будет способствовать не восстановлению исторической истины и справедливости, а розни между людьми и народами.
________________

Об авторе
Доктор Александр Бабёнышев (литературный псевдоним Сергей Максудов) - историк, демограф, математик. Один из самых известных в мире специалистов по изучению потерь населения СССР в 1918-1956 гг. Преподавал и вел исследовательскую работу в Гарвардском и Бостонском университетах (США), в Украинском институте Эдмонтона (Канада). В 60-70 годы - участник правозащитного движения в СССР. А.Бабенышев выступал в защиту арестованных писателей А.Синявского и Ю.Даниэля, распространял листовки против советского вторжения в Чехословакию, подписывал письмо протеста против высылки из страны А.Солженицына. Он писал и распространял самиздат, ездил в ссылки к поэту Иосифу Бродскому и академику Андрею Сахарову, с семьей которого был дружен. Готовил материалы по истории семьи Сахарова, собирал отзывы советских людей об опальном академике (опрошено 853 человека), составлял "Сахаровский сборник", который был издан на Западе на шести языках с предисловием Г. Бёлля и Л. Копелева. Первая его публикация по оценке потерь советского населения в годы гражданской войны, коллективизации и Второй мировой войны вышла в журнале Cahiers du Monde в Париже в 1977 г. В 1981 году эмигрировал в США. Помимо преподавательской и исследовательской работы в университетах, А.Бабенышев занимался редактированием журналов "Страна и мир", "Внутренние противоречия", "Трибуна". Автор книг "Сахаровский сборник", "Потери населения СССР", "Потери населения в результате коллективизации и голода на Украине", "Неуслышанные голоса", "Документы Смоленского архива", "Кулаки и партийцы", десятков статей, опубликованных на разных языках в журналах "Страна и мир", "Форум", "Сучаснiсть", "Синтаксис", Soviet Studies, Slavic Review, Europe-Asia Studies, Times Literary Supplement, Cahiers du Monde russe, Journal of Ukrainian Studies, Harvard Ukrainian Studies и др., более сотни газетных публикаций.

Вернуться на главную страницу


Экологически чистые люди

Владимир ЛЕВИН, Нью-Йорк

Их очень мало на нашей грешной земле. По пальцам пересчитать можно. В боях за чистый воздух мы забыли об экологии души. Ложь, пошлость, стяжательство завладели миром настолько и кажутся обыденными, что экологически чистых людей мы почти не замечаем. Человеческие отходы прут изо всех щелей в политике, обыденной жизни, даже в литературе и искусстве. А вот Человека с большой буквы надабно искать днем с огнем. Как Диоген искал.
Анна Политковская была таким человеком. Абсолютно чистым. Ее расстреливали бойцы 95-го полка. Ее держали в зиндане - земляной тюрьме. Ее пытались отравить в самолете, когда она летела в Беслан. Возможно, на ней испытывали подходы к Литвиненко. Не долетела тогда Анна, в Ростове оказалась, в больнице. Она жила среди бандитов, которые были вооружены чекистскими ксивами, и ничего не боялись. Она делала то, что не смогли сделать ее коллеги-мужчины. Их нельзя упрекать - ведь у всех были семьи. И у нее была семья - двое детей. Но она ничего не боялась - искала правду. И ее убили - нагло, без опаски. Был заказ тех, кто больше не мог выносить правды.
Пока мы думаем о том, как здесь, в иммиграции, где немало думающих и говорящих по-нашему людей, сохранить о ней память, увековечить ее в названии улицы или хотя бы ступеньки на лестнице, мэр Вечного города Рима Вальтер Велтрони заявил в воскресенье, что одна из улиц итальянской столицы будет носить имя Анны Политковской. "Завершена административная процедура по этому вопросу, и через несколько недель одно из мест Рима будет носить имя русской женщины, журналистки, которая своей жизнью заплатила за свое профессиональное и гражданское стремление утверждать полноту демократии в собственной стране" - сказал мэр Валтрони.
В то же воскресенье он, как и все мы, узнал, что в Москве омоновскими дубинками избиты депутаты британского, итальянского, германского и Европарламента только за то, что пришли посмотреть, как московская милиция будет разгонять митинг геев. "Использовать или допускать насилие в отношении тех, кто мирным и ненасильственным путем проводит манифестацию за права человека и гражданские свободы, - это скверный сигнал для страны, которая выбрала демократию".
Какое счастье, что римляне избрали себе такого мэра, у которого слово не расходится с делом! Но возникает множество вопросов к российским властям. Почему милиция не разгоняла сборище "Наших" у эстонского посольства, почему всякие бородатые хоругвеносцы и откровенные нацисты маршируют по Москве и кричат гитлеровские речевки, почему буквально каждый день в стране, которая заявила о том, что выбрала путь демократии, каждый божий день убивают людей за неправильную форму носа? И вот ответ, еще одно чудовищное сообщение, пришедшее из столицы страны, в которой мы родились: иконописец-скинхед Артур Рыно, учащийся школы иконописи, убил в Москве 37 (тридцать семь) человек! Не зря Высоцкий писал: "С меня при цифре 37 в момент слетает хмель...". Возможно, это совпадение какое-то дурное. Но эта цифра могла бы быть и больше, если бы его, иконописца, пропитанного чужой кровью, не вытащили из трамвая, в который он спокойно сел после совершенного злодеяния. А камеры наружного наблюдения не зафиксировали убийцу во всей красе и подлости. В тот вечер 17 апреля он убил армянского бизнесмена Карена Абрамяна, нанеся ему 20 ударов ножом. Днем раньше, 16 апреля, скинхед зарезал таджика Хайрулло Садакова - 35 ножевых ран. С августа 2006 года иконописец каждый вечер уходил на охоту для того, чтобы "очищать город от грязи".
А вспомните, кто дал скинхедам такую наводку? Депутат Государственной думы Дмитрий Рогозин и его "Родина" выпустили ровно в то время призыв "очистить город от грязи", показав в телеролике, кто есть эта "грязь". Я видел этот ролик-призыв по телеку своими глазами. Ничего, кроме омерзения, он не вызывал, но вот фашисткая идея стала материальной силой. Вместе с напарником, студентом института физкультуры Павлом Скачевским, этот Рыно воспринял ксенофобский призыв как руководство к действию. И "очищал" страну, которая стала могилой. Из 37 зарезанных этими ублюдками людей 20 трупов они произвели совместно, хотя на "охоту" выходили с разных концов города.
Иконопись предполагает знание канонов религии. Иноков, стремящихся стать богомазами, обучают христианскому милосердию. Но в результате почему-то получаются убийцы- головорезы в прямом смысле этого слова. Экологически чистые фашисты. Христос для них стал прикрытием для мерзостей, потому что в стране властвуют мерзавцы. Режим путинской России пытается возродить идеологическое триединство - самодержавие, православие, народность. Первое явно намечается, второе уже имеется, а народность заключается в том, что во время передачи "Особое мнение" по РТВИ обязательно прорвется в эфир "глас народа" - "Смерть жидам!". Причем слово " смерть" для них является не пустым звуком. Мелкая пакость конкурирует с крупной мерзостью. Взыгравшие амбиции вопят. Россия никогда не просила прощения ни у кого. Ни за погромы, ни за войны для всех поколений, ни за Холокост, соавтором которого была. Имперские амбиции - это и есть ксенофобия, ее истоки. Если враг не сдается, его мочат в сортире.
С плохо скрываемым омерзением смотрим мы русское телевиденье - своеобразную глушилку общественного сознания. И видим, как оживает на экране оруэлловский "Скотный двор". Там свиньи борются с "назначенным" врагом - боровом по имени Снежок. Но свиньи - глупый народ, что с них взять. Зато как только честный труженик Коняга попробовал возмутиться, его сразу же повели на живодерню. Они хотели стабильности, но забыли, что стабильность бывает только на кладбище, где все спокойненько. Мертвая стабильность стада уже вроде как установилась. Чекистская стабильность. Вот одна дама говорила по ТВ про Путина: "У него глазки бегают профессионально как-то". Вторая ей возражает: "Вы не забывайте, кем он работал. Устал от мыслей".
Анна Политковская погибла потому, что была профессиональным журналистом, честным и неподкупным. Журналисты вообще-то такой народ, который всегда все неправильно понимает и хочет увидеть солнце истины над черными тучами лжи. Ложь, кстати, тоже производят журналисты, только при том эта профессия называется иначе - либо пиарщики, либо правильные политологи, либо Блевонтьевы-Павловские. Анна считала, что жить стоит ради приличных людей, они и есть народ. А трипперомыслием она не занималась. Потому что трипперомыслить легко и приятно, это не требует никаких усилий, особенно для такой подкладистой девушки, как Михаил Леонтьев. Зато ему от властей любовь и ласка: глядишь, и назначили главным редактором тонкого журнальчика, и с Первого канала не убрали. А кто же будет готовить к труду и обороне иконописцев?! Кто будет еще больше мутить эту мутную публику? Разрешать конфликты между между мещанством и угрюмым провинциализмом? Ставить идеологический клистир?
Идет незримый бой с гражданским обществом, которого еще нет, но жертвами его становятся гражданские права. А холуям приятно думать, что все на свете холуи, такие же, как они. Философское наследие Путина уже начали изучать в МГУ. Ударенные головой об рельс профессора общественных наук вроде Сергея Кара-Мурзы уже изготовили учебные пособия! И это государство пытается делать вид, что оно нам Родина? Умирающий Александр Литвиненко в своем прощальном письме сказал, обращаясь к Путину: "Вы можете заставить замолчать одного человека, но гул протеста со всего мира будет всю жизнь звучать у вас в ушах". Улица Анны Политковской в Риме и Нью-Йорке - это и есть гул протеста. Наши мысли об Анне, о Юре Щекочихине, отравленном специальным ядом на киносъемках в Рязани, - это тот же гул протеста.
Странная власть, которая всегда убивала и травила лучших, а честность при ней измеряется количеством украденного. За Россию то страшно, то стыдно. Нельзя, стыдно экологически чистому человеку жить в такой стране. Россиянам кажется, что они торгуют лицом, а на самом деле - жопой. Это у них имидж называется. Духовные потомки калик перехожих. Не зря храм на Красной площади носит имя блаженного Василия - идиота, который предсказывал судьбу стране и обывателю. Его даже Иван Грозный слушал. Сейчас судьбу России тоже предсказывают блаженные. Всякие Грабовые, Глобы и прочие жлобы. И зюгановские пионеры. "Честное пионерское" у них сменилось на "бля буду". Бля и есть. Тля. Говорят, что Фаина Раневская как-то обратилась к юным ленинцам: "Пионэры, идите в жопу!" Они всегда готовы идти в убийцы, как восемнадцатилетний иконописец, очищавший Москву по призыву "Родины".
В минувшие выходные пошли мы в "Метрополитэн" музей. Там перед входом раскинулись лотки, с которых бойко торгуют всевозможными сувенирами и значками. Внимание привлек значок, на котором изображен президент Буш, а надпись под его "имиджем" гласит: "Из техасской деревни сбежал местный идиот". Я представил себе на минутку, что было бы в России, если бы там продавался в центре Москвы аналогичный значок с тамошним президентом. Где бы оказались и продавцы, и покупатели? А дело в том, что тоталитарно-чекистская власть неспособна держать не только удары, она боится малейшего движения ветра в свою сторону. Сильная власть нуждается в оппозиции, слабая накладывает в штаны только при одном упоминании о ней и тут же объявляет планетарного умницу Гарри Каспарова "наемником иностранного капитала".
На прошлой неделе в четверг после дождичка в Вашингтоне стоял изумительно красивый, ласковый майский день. Президент Джордж Буш встречался с журналистами, которые по американской традиции многое себе позволяют и за это их почему-то не травят. В розарии Белого дома все благоухало весной. А хозяин этого дома был в благодушном настроении и рассказывал злыдням-журналистам о том, как он высоко ценит министра юстиции и генерального прокурора страны Эла Гонсалеса, которого недолюбливают журналисты за то, что тот взял и уволил сразу восемь федеральных прокуроров. Пели благородные птицы, благоухали розы и прочая мелкобуржуазная растительность. И в этот момент из цветущих розовых кустов вылетела совсем неблагородная птица по фамилии воробей и произвела прицельное бомбометание прямо на костюм президента великой страны. Глава государства стал лихорадочно вытирать гнусное пятно, но только еще больше размазал его по своему великолепному костюму. Журналисты президентского пула - народ воспитанный, но они американцы, и делать вид, что ничего не произошло, просто не умеют. Некоторые даже стали подло хихикать, а некоторые - откровенно хохотать. Но прекрасная представительница пресс-службы Белого дома Дана Перино перевела ситуацию в некое мистическое русло. Она сказала, что экологически чистое извержение бессовестного воробья - хорошая примета, это к большим деньгам. И оказалась абсолютно права: в тот же вечер обе палаты Конгресса после четырехмесячных ожесточенных споров с президентом санкционировали дополнителное выделение 95 миллиардов долларов на военные операции в Ираке и Афганистане без указания сроков вывода оттуда войск. Буш и деньги получил, и моральную сатисфакцию за гнусное поведение птички. А хулиганствующий воробей улетел.
Надо верить приметам. Американцы умеют смеяться, русские смеются только над тем, над чем дозволено.
В России демократия происходила в старые ельцинские времена. Сейчас она происходит в редком случае 2-3 месяца, когда народ превращается в электорат. Местная власть избирается чисто символически, а высшая -только по мановению гениалиссимуса: в кого ткнет пальцем, того и изберут. Списки готовятся загодя, и заранее всё уже известно: ни один чудак-демократ или мудак-либерал к власти не пробьется. На фоне всей этой своры Жириновский кажется мудрецом. Страна превратилась в закрытое акционерное общество иконописцев и хоругвеносцев: плюнь им в глаза, скажут - божья роса. Хочешь чего-нибудь такого-этакого - плати. Не удивлюсь, если под их патронажем начнут работать бордели - деньги не пахнут, а монашки тоже люди. Помните, как отец Федор мечтал о свечном заводике в Самаре? Сегодня для рясоносителей свечной заводик это тьфу. Они торговали водкой и сигаретами, зело разбогатели на бесовском промысле, ездят на мерседесах, а теперь прямо под храмом Христа Спасителя у них постоянно действующий сервис - мойка автомобилей. Сверху служба идет, снизу бабки навариваются. Интернет освоили попы, и теперь советы дают небезвозмездно, а за определенную плату, веру превратили в бизнес. Рабов божьих много - каждый приход дает доход, вот и пишут приходные ордеры. О детях малых заботятся - тяжела доля сиротская. Попы глаголют нынче то же, что в свое время изрекал незабвенный Остап Бендер. Он говорил смачно: "Граждане! Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить о цели нашего собрания - она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о поиощи. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем. Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой...Одни лишь маленькие дети, беспризорные дети, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь....Нужна немедленная помощь. Мы должны вырвать детей из цепких лап улицы, и мы вырвем их оттуда. Поможем детям. Будем помнить, что дети - цветы жизни. Я приглашаю вас сейчас же сделать свои взносы и помочь детям. Только детям, и никому другому".
Примерно такую же речь говорят своей пастве попы. За "помощь детям, и никому другому" они награждают. А человек, взращенный на чекистской химии, тщеславен до предела. Дадим ему орденок или медальку. Пусть самодельную. Зато вручат ее в храме Христа Спасителя под звон колоколов, в присутствии телекамер Православного телеканала и свадебных генералов-депутатов. Вручение награды в храме Христа стоит пять тысяч долларов. На сами ордена тоже существует такса. За орден "Национальная слава" награждаемый должен выложить 20 тысяч американских тугриков, а он имеет первую и вторую степени. А одни названия чего стоят! "Священная держава", "Золотая звезда мецената", "Рубиновый крест славы", "Золотая звезда славы", национальная премия "Добрый ангел". И всё имеет свою цену. "Золотая звезда мецената", например, обходится награжденному в 750 тысяч рублей, "Рубиновый крест" - в 500 тысяч. За отдельную плату можно заказать себе прижизненный памятник в каком-нибудь Урюпинске или Мухосранске. Какой провинциальный бандюган откажется внести свои отнюдь не трудовые тысячи ради того, чтобы блеснуть на тусовке мещанским иконостасом! На интеллект местечкового балагулы все это рассчитано, на тщеславие экологически грязной публики. И ведь платят. Вот откуда у попов мерседесы! Им еще и чекисты подбрасывают. Так что не удивляйтесь, господа присяжные заседатели, если увидите при какой-нибудь бандитской квазиморде блестящую фальшивыми бриллиантами цацку. Зато беспризорных детей развелось в России больше, чем во времена гражданской войны.
Я не говорю, что в той стране, откуда мы приехали, не осталось порядочных и благородных людей. Они есть, только мы их не видим. Анна Политковская лишь одна из 215 журналистов, погибших в России. Честных и профессиональных людей там всегда отстреливали. Их бьют влёт, пока не набрали высоту. Анна ее набрала, и имя ее увековечено в древнем Риме, Вечном городе. Улица имени нашей Анны - это символ той России, которая, возможно, когда-либо будет.

30 мая 2007

Еще раз -
о памяти Анны Политковской

В прошлом номере "МЗ" Виктор Снитковский, президент Бостонского общества "Мемориал", а в прошлом - член рабочей коллегии Всесоюзного "Мемориала", довольно резко высказался против идеи присвоения одной из улиц Нью-Йорка имени погибшей в России журналистки Анны Политковской.

Напомню, что г-н Снитковский написал о том, что (цитирую) "помимо согласия властей и сопутствующего этому расхода средств на изменение табличек на домах, карт района, города, полицейских архивов, различных компьютеризированных систем и т.д., необходимо согласие жителей этой улицы и бизнесов, расположенных на этой улице. Они также должны будут поменять свои визитки, конверты с адресами, уведомить своих деловых партнеров, банки и т.д. об изменении адреса, а также многое другое. То-есть требуется потратить время и деньги жителям улицы и бизнесменам, большинству которых и судьба российской журналистки, и самой России, и прочей "дальней" заграницы безразлична. Короче говоря, чтобы убедить власти, бизнесы и жителей, требуются деньги и годы. Как правило, такие фокусы не проходят".
Прочла я подобное и решила: в данном случае промолчать не могу, не имею права.
Уважаемый господин Снитковский! Беру на себя смелость ответить на ваше письмо относительно переименования улицы в память об Анне Политковской.
Да, конечно, мы многого не знаем о законах нашей страны, но очень многое уже узнали. Всё, о чем Вы написали о переименовании улицы, - это Ваши личные рассуждения и предположения. На самом деле всё обстоит совсем по-другому. Улице, вернее перекрестку дается второе название, и эта табличка устанавливается РЯДОМ с оригинальным названием. Никто не должен менять визитные карточки и всё прочее, перечисленное Вами.
Я отправляю в редакцию "МЗ" вырезку из газеты и надеюсь, что это фото будет напечатано. К сожалению, я имею горький опыт в этом деле. Ну, а Антон Крылов - это, в самом деле, прекрасный и порядочный молодой человек, который, я уверена, добьется своего. И мы обязаны ему помочь.

Нелли БРАГИНСКАЯ, мать Александра Брагинского,
погибшего в теракте 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке

Ответ Антона Крылова
Виктору Снитковскому

Уважаемый Виктор! Кратко отвечу на Ваши замечания.
В настоящий момент я хочу назвать именем Анны Политковской угол (corner), по аналогии с углом Сахарова и Боннэр. Ваши сомнения по поводу нереальности этой идеи происходят от незнания процесса переименования. Он проще, чем Вы думаете. Денег и времени не требуется. Да, одобрение местных властей получить очень и очень тяжело. Но очень небольшой шанс у нас всё же есть.
Но угол имени Анны Политковcкой - это не главная цель. В конце концов, табличка - это всего лишь табличка. Главная цель - напомнить людям о происходящем в России, о том, что убивают там журналистов, и дать знать Кремлю, что мы об этом помним и этого не забудем. Здесь любая активность хороша. Вам больше нравится идея памятного знака? Я - за. И что далеко ходить? Почему бы Вам не начать работать над подобной идеей непосредственно в Бостоне?
Согласен, большинству американцев судьба России и имя Политковской безразличны. И тем важнее постоянно поднимать эти темы. Злословия бояться не надо, надо бояться равнодушия.
Вы назвали меня "новичком" в этой стране. "Новичок" - понятие относительное. Я в Америке 15 лет, работал, в основном, в англоязычных фирмах. Вы очень мало знаете как обо мне, так и о моих коллегах и слушателях. И в этом нет ничего страшного. Бостон далеко, и я прекрасно понимаю, что Вы, видимо, очень редко бываете в Нью-Йорке и не знаете местных правил и ситуации. Но главное, что Вы неравнодушны к происходящему в России.
С уважением,

Антон КРЫЛОВ, Нью-Йорк

Строки из писем Антону Крылову

Уважаемый Антон! Получили сообщение о Вашей идее назвать улицу в Нью-Йорке именем Анны Политковской. Спасибо за замечательную инициативу. Прошу сообщить, как рядовой гражданин может поддержать эту идею. Ивар Брод, Нью-Йорк

Антон, Вы молодец. Желаю Вам успеха с переименованием улицы именем Политковской.
Возвращается ситуация, в которой общественное мнение в западных странах и позиция западных правительств являются одним из немногих ограничителей несвободы в России. Спасибо Вам за Вашу работу. С уважением, Василий Рожков.

Вернуться на главную страницу


Пенис Наполеона для лавочников Брайтона

Владимир ЛЕВИН, Нью-Йорк

Парадокс рынка: можно за американские доллары купить
у лиц кавказской национальности итальянские товары
китайского производства, а потом чисто по-русски
возмущаться: вот до чего евреи довели страну!
(Современный российский анекдот)

Посмотрел я случайно в зеркало, и муторно на душе стало: имидж какой-то индифферентный. Морда красная, как у члена Ассамблеи. И на ней отпечатались все мыслимые и немыслимые пороки, главный из которых - острая алкогольная недостаточность. А всё потому, что выпить не с кем: все за рулем, вся жизнь с рулем. Мы было договорились с приятелем выпивать по телефону, попробовали, но одновременно уличили друг друга в том, что метода Станиславского не одолели, потому и не поверилось, что всё это реально. А "тихо сам с собою" пьют только алкаши. И что мы имеем? Цорес и hарц-вейтык. В таких случаях надо выходить в интернет и выискивать что-нибудь веселое.
Эврика! Нашел! Газета "Нью-Йорк таймс" сообщила потрясающую новость: в Энглвуде, штат Нью-Джерси, на прошлой неделе скончался профессор Колумбийского университета Джон Латтимер. Ну, и что? Там полно профессоров, есть даже нобеленосцы. А дело в том, что у этого профессора осталась уникальная коллекция исторических раритетов: залитый кровью воротник Авраама Линкольна, убитого в театральной ложе, ампула с цианистым калием, которой воспользовался нацистский рейхсмаршал Герман Геринг, чтобы не угодить в петлю после Нюрнбергского процесса, рисунки Адольфа Гитлера, средневековые рыцарские доспехи, ружья времен гражданской войны. Но главный экспонат, подтвержденный всеми необходимыми документами, - пенис Наполеона. Национальное достояние Франции и в некотором роде ее символ!
Профессора Латтимера можно понять: по профессии он уролог. К этой штуке у него был вполне профессиональный интерес. Он приобрел сей раритет за большие деньги у его предыдущего владельца, книготорговца из Филадельфии Розенбаха (опять вы скажете, что евреи владеют всем!).
Так вот, этот Розенбах выставил в свое время сей драгоценный экспонат на всеобщее обозрение в Музее французского искусства в Нью-Йорке, чем привлек ажиотажный интерес к французскому искусству и отдельным его членам весь дамский контингент столицы мира. И, как пишет главная газета страны, множество посетительниц увидели нечто похожее на старый шнурок от ботинка или на засушенного угря. Все были разочарованы, хотя и так знали из истории, что покоритель Европы пользовался этим предметом, не снимая шпаги. Кстати, шпага Наполеона нынче тоже продается на аукционе.
Это всё присказка, а сказка будет впереди. Но сначала расскажу вам анекдот про пять мудрых евреев. Он не такой старый, за который Каин убил Авеля, чуть поновей. Первый мудрый еврей утверждал, что у людей всё так плохо потому, что у них не хватает немножко вот здесь, и показал на лоб. Это был Моисей. Второй мудрый еврей говорил, что у людей все плохо потому, что у них не хватает сердца. Это был Иисус. Третий мудрый еврей говорил, что у человечества неладно в кармане. Это был Маркс. Четвертый мудрый еврей говорил, что плохо потому, что есть проблемы ниже пояса.Это был Фрейд. А пятый мудрый еврей сказал, что не все так плохо, потому что все относительно. И звали его Эйнштейн.
Так вот президент Буш возвращался на днях с ранчо в Техасе в Белый дом. В самолете пристал к нему с расспросами журналист из "Рейтерс". Когда Санчо уезжает с ранчо, у него неважное настроение. А корреспондент заговорил о России, с президентом которой наш Джордж - дружбан.
И вот впервые за долгие годы наш президент сказал правду. Он, наконец, признал то, что видит даже слепой: в отношениях между Западом и Россией существует напряженность, и усомнился в том, что Россия идет к демократии. "Путин считает, что Россия движется по демократическому пути развития. Однако время от времени у меня возникают сомнения. Мне временами кажется, что как раз всё наоборот. Я надеюсь встретиться с Путиным и спросить его, почему он думает, что Россия движется к демократии.Существует напряженность в отношениях России с Западом. Особенно РФ с Евросоюзом. Например, из-за российской политики на энергетическом рынке, или из-за запрета на ввоз в РФ польского мяса, существует еще целый комплекс противоречий, разрешить которые не удается. Я хочу сказать Владимиру Путину, что есть лучший путь к демократии и что его интересы лежат на Западе".
Ну, наконец-то прозрел лидер великой державы и что-то увидел, кроме того, что просматривается с ранчо. А перед этим в страну вечнозеленых помидоров ездили Кондолиза Райс и министр обороны США Роберт Гейтс, который должен был обсудить с властями РФ проблему размещения элементов систем ПРО в Восточной Европе и объяснить им, что "мы не являемся врагами".
Вот тут как раз Буш дал маху. Кому, как не Джорджу, знать, что российские власти не иначе как главным противником, противником №1 США не называют. Это у них в крови, так их учили в спецшколах. Не зря они собираются создавать свой газовый ОПЕК, ведут, как в прежние советские времена, оголтелую истеричную антиамериканскую пропаганду по всем каналам, газетам, радиоволнам, журналам, в интернете, по всем склонениям, спряжениям и падежам.
Как говорят специалисты, активность российского шпионажа в Штатах уже перехлестнула период холодной войны. По данным американской печати, ни одна страна в мире, кроме России, не прилагает столько усилий, чтобы заполучить секреты новых технологий. Отнюдь не за пенисом Наполеона гоняются агенты Службы внешней разведки. СВР использует своих агентов, работающих под прикрытием, для сбора информации о секретных технологиях, военных проектах и исследованиях в сфере высоких технологий, особенно в нанотехнологии.
Имперская моча ударяет в голову настолько сильно, что в верхах там почти все с дуба рухнули. Вот что сказала одна веселая дама по имени Светлана Орлова, вице-спикер Совета Федерации: "Мы сами можем приехать в США и проводить у них форумы о защите демократии". Каково? И едут. Но не для разговоров о демократии. Едут шпионить. Во времена Советского Союза американской контрразведке было куда как легче. Число шпионов было ограничено, и наши спецслужбы прекрасно знали, кто из них приписан к аппарату ООН, кто - к дипломатической службе, кто - к торгпредству, "Аэрофлоту" либо к отделению ТАСС или к корпунктам официальных российских газет и радио. Сегодня любая частная российская компания, работающая в Штатах, непременно используется для прикрытия разведывательных служб.
Эксперты полагают, что с 2000 года, когда президентом России стал Владимир Владимирович Путин, этот "друг" Буша не только восстановил агентуру, развалившуюся после падения СССР, но и значительно ее расширил. Служба внешней разведки, собственно ФСБ, ее метастазы-подразделения, ГРУ без дела не сидят. Вот недавний пример, когда в Канаде был арестован человек, подлинную фамилию которого так и не узнали. Он обретался в Монреале, центре авиакосмической промышленности, по фальшивому удостоверению личности. У него было поддельное свидетельство о рождении на имя канадского гражданина Пола Уильяма Хампела и подлинный канадский паспорт, позволявший совершать поездки в интересующие его места США. Недавно приговорен к 12 годам тюрьмы моряк-подводник Ариэль Вайнман, шпионивший на Россию.
Страна наполнена русскими шпионами. Интересно то, что многие из них - молодые женщины, умеющие добывать информацию методом, которым успешно владели шпионки-проститутки из спецподразделения КГБ "Ласточка". По-прежнему работают шпионские школы в тех городах, где они и существовали в прежне-брежние времена - Питере, Минске, Москве.
Бывший корреспондент Московского радио в Лондоне, а на самом деле генерал-майор Службы внешней разведки Юрий Кобаладзе сказал:
- Разведка - это умение общаться с людьми, умение завоевывать их, очаровывать, привлекать на свою сторону. Мы ведем войну с нулевым вариантом: что плохо для американцев, то хорошо для нас. Разведка - это очень гибкая структура, приспосабливающаяся ко времени. Любой разведке нужна информация, нужна аналитика. Наша задача - не допустить, не просмотреть возможности появления новейших образцов вооружения у главного противника, которое может дестабилизировать ситуацию в мире".
Но ведь это время уже немножечко прошло.
Друзья так себя не ведут. Есть одна закономерность: чем активнее деятельность спецслужб, тем наглее ведут себя дипломаты на международной арене. Эти явления взаимосвязаны. Активность российской разведки в США вполне соответствует жесткой антиамериканской позиции России в международных организациях. Уже и Лондон заполнен российскими шпионами, а в Германии они никогда не переводились. Работают они и на ближневосточном направлении, где перехлестнулись интересы Запада и Востока. "Пятая колонна", о которой любят порассуждать наши доморощеные комментаторы, - это детский сад по сравнению с реальной шпионской работой. Конечно, шпионы не будут крутиться на Брайтон-бич, потому что там можно выведать только рецепты приготовления цимеса. И людей, интересующих разведку, там не может быть - есть лишь мелкие лавочники. Что они могут? Создать радиостанцию, рекламирующую такие же мелкие русские бизнесы? Но его много, этого лавочного бизнеса, оно наглое и шумное, поэтому порой кажется, что именно это и есть мифическая "пятая колонна".
Кроме смеха, всё это не вызывает никаких эмоций. Вот на днях включил случайно радио по фамилии Дэбилсон, которое вдруг заговорило по-украински. По-русски они говорят неважнецки, с ташкентско-харьковским акцентом, но и то, что выдавалось за украинский, в Украине называется суржиком - помесью малороссийского с нижегородским. Так вот, говорил на этом "языке" человек с характерной украинской фамилией Гутмахер. Он призывал всех явиться на съемки украинского телевидения в один из нью-джерсийских городков (не в тот ли, где хранится пенис Наполеона?) и обещал конкурс на поедание то ли вареников, то ли галушек. И при этом сообщил, что обычно на таких конкурсах дежурит амбуланс по фамилии Дэвидзон и автомобиль... от похоронной компании. Стоимость присутствия на съемках украинского видеошедевра - от 70 до 80 долларов. Дураки, несите пятаки!
Гутмахер уже известен как организатор конкурсов по поеданию пельменей, фаршированной гефилтэ фиш и чего-то там еще. Если бы эти шахер-махеры читали книги, они бы, видимо, вспомнили, что над этим уже смеялись. У Эфраима Севелы, кажется, есть рассказ о том, как жены начальников одного провинциального городка вели нешуточную борьбу за переходящий красный пенис районного парикмахера.
Но что возьмешь с лавочников? Не зря господь изгнал их из храма. Правда, потом попы-лавочники научились торговать индульгенциями - искупление грехов можно было получить за деньги, но это уже не наша история.
Как-то Пушкин писал:

Двуногих тварей миллионы,
Мы все глядим в Наполеоны.

Слишком хорошо он думал о человечестве.
Эпоха подлого времени была всегда. А сейчас "друг" Путин поставил задачу формировать мировую повестку дня на русском языке. А Буш все еще называет его своим другом.
Будь моя воля, я бы за государственный кошт выкупил бы у почившего в бозе профессора-коллекционера пенис Наполеона, вложил бы его в золотой ковчежец и подарил бы президенту Бушу, чтоб он (пенис) напоминал ему (президенту) о величии. И чтоб был поосмотрительней в выборе друзей.
Вот какие мысли стучатся в голову при острой алкогольной недостаточности.

23 мая 2007

Убить чужим ножом

Виктор СУВОРОВ, Бристоль

В Интернете сенсация: "Польский журнал "Ангора" №31 опубликовал заметку Жозефа Занявского под названием "Был ли отец Путина участником подавления Варшавского восстания?"
Краткое изложение: "Виктор Суворов (настоящее имя Богдан Резун), бывший резидент советской военной разведки ГРУ… собирая материалы для книги о маршале Жукове в секретных лондонских архивах 8-й британской армии, случайно обнаружил очень интересную фотографию… Отец Путина - среди власовских предателей. Суворов поясняет, что офицеры в мундирах казаков, - это россияне, служившие в казачьих формированиях армии генерала Власова…"
Далее - в том же духе.
Сенсация немедленно перекинулась на ту сторону Атлантики. "Новое русское слово" поместило огромную статью с фотографиями…
Поднимается большой шум. Но каждый, кто читал эти откровения, должен был обратить внимание на мелкую и, на первый взгляд, неприметную деталь. На номер журнала.
Выпускать журнал чаще, чем раз в неделю, редко у кого получается. (Мои поклоны "Ежику"). Проверим "Ангору": правильно - раз в неделю. Потому каждый год начинается №1 и завершается №52-м. А раз так, то №31 выпадает на вторую половину года. А мы пока живем в первой половине 2007 года.
Вырисовывается некоторая неувязка. Тут что-то не так.
Ощутив первую робкую неуверенность, любому, кто это переписывает и повторяет, следовало немедленно проверить все то, что легко поддается контролю. Книг этого самого Суворова издано в достатке, и на каждой указано, что настоящее его имя - Владимир Богданович Резун, но вовсе не Богдан.
Вот и первый вывод: сенсацию сочиняли лихие ребята, но особого рвения не проявили. Исходные данные можно было передрать в любой библиотеке, в любом книжном магазине. Они этим не озаботились.
Идем дальше.
Я никогда не был резидентом, никогда себя резидентом не называл. Резидент ГРУ в Женеве - генерал-майор. Тридцать лет назад я на резидента не тянул даже по возрасту. Удалые сочинители перед тем, как ударить в интернетные колокола, должны были полистать "Аквариум".
Еще момент. Только тому, у кого легкость мысли необычайная, могла ударить в голову идея собирать материалы о Жукове в секретных архивах 8-й британской армии, когда в России этих материалов издано в избытке. Их хватит с перебором на сотни грядущих сочинителей.
Архивными материалами я пользуюсь крайне редко. Все мои книги написаны на основе открытых источников. В секретных архивах 8-й британской армии мне было решительно нечего делать.
Кстати, никаких секретных архивов 8-й британской армии нет. Они рассекречены три десятка лет назад. И тут напрашивается еще один вывод, от которого увернуться не так просто: этот текст сочинен не в Великобритании и даже не в Польше, а в России.
И вот почему. И в Великобритании, и в Польше чисто военные архивы времен Второй мировой войны, т.е. архивы дивизий, корпусов, армий открыты и доступны. И только в России, вопреки всем законам, военные архивы закрыты. А то, к чему допущены исследователи, - огрызки с барского стола. Это другая тема, свою позицию в данном вопросе намерен защищать отдельно.
Так вот, только определенные компетентные граждане Государства Российского с их упорным стремлением сохранить в тайне правду о войне от всего мира, и прежде всего - от себя самих, способны верить в существование секретных архивов 8-й британской армии. В это могли бы поверить еще и граждане Северной Кореи. Граждане любой другой страны до такого додуматься не могли.
Авторы данного творения называют власовцев предателями. Я никогда и никому такого не говорил и сказать не мог. Предатели, на мой взгляд, - это те, кто истребил десятки миллионов людей в моей стране еще до прихода Гитлера к власти. Власовское движение - народный ответ на злодеяния кремлевской братии. Можно спорить о том, правильная это была реакция или неправильная, но не уйти от главного: сначала товарищи коммунисты организовали истребительную коллективизацию и искусственный голод с людоедством, трупоедством и почти открытой торговлей человеческим мясом на городских базарах, а власовское движение было всего лишь слегка запоздавшим излиянием народной любви к своей родной рабоче-крестьянской власти. Хороша же была эта власть, если сотни тысяч молодых русских мужиков в качестве альтернативы выбрали Гитлера!
История власовского движения - не моя тема. Я никогда ею не занимался. Но как любой, кто немного интересовался войной, знаю, что власовцев не было в Варшаве в момент подавления восстания. Кроме того, никаких казачьих формирований в армии Власова тоже не было. Казаки - одно, а РОА - нечто другое. Для авторов этого замечательного творения, как для следователей ГУКР "Смерш", все едино: что бригада Каминского, что казаки Краснова, что РОНА, что РОА Власова.
Все, что сообщил польский журнал, - бред. И следы из Варшавы ведут вовсе не в Лондон, а Москву.
Граждане из "Граней", которые поместили это сообщение на своих страницах, ведают, что творят. На это указывает №31. В польском журнале эта гадость появилась не сегодня, не вчера, не в прошлом и не в позапрошлом году. Это публикация 2003 года. Если бы редактор "Граней" вместе с номером указал бы еще и год, то возник бы законный вопрос: с чего это тебя, мил человек, на протухшие сенсации повлекло? Но год не указан, потому создается иллюзия свежести. Чувствуется дыхание родной советской торговли. Именно так штамповали ящики гнилых пряников: "Срок хранения - один год". Без указания даты выпуска.
Но вовсе не "Грани" эту сенсацию начинали раскручивать. Первой еще в том забытом году была газета с анекдотическим названием "Комсомольская правда". И мне бы хотелось услышать объяснения главреда "Комправды": а в чем ваш интерес, гражданин Сунгоркин?
Зачем было все это переписывать? Статейку эту в польском журнале не каждый и заметит. Да и кто в России читает польские журналы? Если бы "Комправда" не разразилась воплями, то кто бы и когда о такой статье узнал бы? Главному редактору было совершенно ясно, что вся эта стряпня - чушь. Вот так и пиши: паны чушь городят! Но в детали не вдавайся. Не пересказывай! Зачем эту ерунду повторять, зачем эти сопли пережевывать? Что это? Потрясающая безалаберность и катастрофическое отсутствие профессионализма или выполнение заказа?
И если статью подписал какой-то пан Занявский, то элементарная честность велит ссылаться на него, а не на меня. Сам пан Занявский ни разу не заявил, что я ему что-то передавал или что-то рассказывал. У него проще: "Суворов объясняет"… Кому-то объясняет. Не уточняя, кому именно. Статейка представляет как бы взгляд со стороны: вот, мол, есть такой открыватель, что-то там ищет, что-то находит.
Я тоже могу написать: Сунгоркин объясняет, что в тундре раскопал гробницу фараона…
Ужасно удобно: гонорар мне, а в дураках - он. Пусть теперь доказывает, что в тундре фараона не находил и даже не искал.
13 августа 2003 года я направил протест главреду "Комправды":
"Категорически заявляю:
- никаких исследований об отце Путина я не проводил;
- никаких статей на эту тему не писал;
- никаких фотографий авторам клеветнических статей в польской прессе не передавал;
- никогда не утверждал, что отец В.В. Путина имел какое-либо отношение к РОА.
Заявления вашей газеты о том, будто бы я утверждал, что человек, изображенный на опубликованной вами фотографии, - отец Путина, является дезинформацией. Прошу Вас в качестве опровержения опубликовать мое письмо в полном объеме".
Ответа я не получил. Хотя сделал все возможное для того, чтобы мое письмо попало прямо в руки гражданину Сунгоркину.
Но и без моего опровержения ему изначально было ясно, что это провокация. Ведь должен же он был сам себе задать вопрос: а почему надо переводить с польского? Где русский текст? С этого момента должен был бы включиться механизм логического мышления: если это дело рук проклятого Суворова, то что им движет?
Тут, казалось бы, все ясно: желание досадить Путину. Но если так, то какого черта этот дурной Суворов не публикует свои открытия в британской "Санди таймс"? Уж досаждать, так досаждать! Или в германской воскресной газете! И "Нью-Йорк таймс" от такого подарка не отказалась бы. В любой большой и богатой стране всегда найдется как минимум одна мощная газета, которая таким материалом может шарахнуть не хуже залпа "Авроры". Это же сенсация вселенского масштаба! Вашингтонская блудница Моника от зависти лопнула бы. А в Эстонии такой материал опубликовали бы во всех газетах на первых полосах, да еще бы и по всем заборам плакаты расклеили. И Грузия не отстала бы. И Украина. А еще лучше, - телевидение! По всем каналам, по всем странам. И Интернет. Но почему-то дурной Суворов волну не поднимал, в трубы не трубил, под телекамеры не лез. И если кто-то гонит волну, так это "Комправда" с "Гранями". Без моего согласия. Не предупреждая меня. И все утыкается в польский первоисточник, - в статейку размером 9 на 18 сантиметров.
Так что мое стремление досадить Путину тут не вырисовывается. Я бы при желании досадил куда как крепче.
Тогда можно предположить, что этим дурным Суворовым двигало стремление прославиться. Имя свое вписать… Допустим. Хотя и в этом случае следовало обращаться в "Вашингтон пост", в "Таймс", на худой конец - в "Шпигель" или "Штерн". Если славы мне мало, то должен был печатать это в газетах и журналах с мировыми именами и глобальным размахом. Прославляться, так на весь мир. А в Польше меня и без того знают.
Так что и на попытку прославиться тоже не тянет.
Остается финансовый аспект. Но если денег мне мало, то зарабатывать следовало там, где хорошо платят, т.е. опять же не в Польше, а в Германии, во Франции и им равных. Кроме того, - и это главное, - надо было выдать маленькую статейку на русском языке. И тогда любой опальный олигарх мне бы каменьями самоцветными все карманы набил. Да еще - и полную пазуху. А уж Эстония половину государственного бюджета отстегнула бы за такие открытия.
Но нет текста на русском языке. И на эстонском нет. Ни на английском, ни на французском. Есть только перевод с польского на русский. А за это никто не платит. Потому и денежный мотив отпадает.
Да и вообще, как некоторые могли заметить, в политическую жизнь России я не вмешиваюсь. Не мне, глядя из Лондона, учить русский народ тому, как надо жить. Умников в России и без меня хватает.
Для всех, кто распространяет сии сенсации, вопрос повторяю: где русский текст? Почему его нет? Почему русские издатели газет и журналов пользуются переводом с польского языка, если верят, что первооткрывателем является человек, для которого русский - родной, который пишет по-русски, а польским языком не владеет вовсе. Зачем вам, граждане редакторы, польские копии, если вы считаете, что есть русский оригинал? Почему никто из вас ко мне не обращается за разъяснениями, уточнениями и доказательствами? Не знаете, как найти? Так обратитесь в тот польский журнал, где вся эта белиберда напечатана. Уж они-то знать должны.
Спешу обрадовать: там, в редакции польского журнала, оказывается, тоже не знали, как со мной связаться. Пришел к ним какой-то дядя, сказал, что принес заметку об открытиях Суворова. Они хотели проверить, так ли это, но не знали, как это сделать. Потому опубликовали без проверки. А потребовать у того дяди доказательства моей причастности к означенным открытиям не догадались. Такие вот недогадливые. И телефончик мой тоже забыли спросить.
После всего случившегося я польских редакторов денежным вопросом озадачил: гонорар-то кто получил? Если открытие мое, то почему все до копеечки выплатили другому дяде? Ответа у них не нашлось. А я ответ знаю: с самого начала никто в том журнале меня автором "открытия" не считал. А приплели меня с тем, чтобы задницей моей подпереть всю эту историю. Других доказательств, кроме моего имени, у них нет.
Пропаганда, как известно, бывает трех цветов: белая, серая и черная.
Белая - это когда пропагандист открыто действует от своего имени, от имени своей организации, своей страны.
Серая - когда сведения проистекают из неизвестного источника. Ходят слухи упорные, только никто не знает, кто же их распускает.
А черная пропаганда - это ситуация, когда преднамеренно указан фиктивный источник. У древних китайцев для таких действий был даже придуман специальный термин: убить чужим ножом. Московские товарищи с горячими головами и холодными сердцами этим методом пользуются широко, но неумело. У меня давно появилась некая лубянская тень, которая выступает под псевдонимом "Кадетов". Этот тип якобы иногда со мной встречается, затем повествует миру о том, что я ему якобы рассказываю. Во время встреч я обычно пьян, горько плачу, кляну судьбу и каюсь в совершенных злодеяниях. "Мои" признания облекается в форму статей, а теперь и книг, и бойко идут на рынке.
А где "Кадетов" встречает меня? Правильно: в Польше. От моего имени он сообщает удивительные вещи. Он меня, оказывается, знал еще много десятилетий назад, рассказывает о моей жене Тамаре… А у меня никогда не было никакой Тамары. Моя жена такая же Тамара, как и я Богдан.
Не знаю, является ли "Кадетов" и "Занявский" одним и тем же лицом или это просто члены одной компетентной структуры. Но их работа - это единый поганый стиль, один неряшливый почерк: сочинители и их покровители, публикуя статьи и даже книги обо мне, не удосужились заглянуть на мою страничку, чтобы узнать, как же меня зовут и как зовут мою жену.
После выхода очередного шедевра "Кадетова" я звоню издателям в Москву, интересуюсь: а кто же он такой, этот "Кадетов"? Мне отвечают, что назвать его имя не могут, не имеют права. Вот вам ситуация: издатель верит, что "Кадетов" меня хорошо знает, а иногда и встречает, в противном случае издатель не стал бы публиковать его книгу. Но если я давал согласие на встречи с "Кадетовым", да еще и на территории чужой страны, если выходил в назначенное время в назначенное место, пил водку с ним и плакал в его жилетку, то уж, наверное, я тоже должен знать, кто он такой. Отчего же мне нельзя сообщить его имя?
На то ответ: не положено.
Тогда у меня сразу охапка вопросов. Представьте себе, говорю, гражданин книжный издатель, что мы с вами решили разоблачить какого-то подлеца и назначили с ним встречу. Я бы на такую встречу захватил диктофон и записал бы все, что эта сволочь болтает. А потом пустил бы запись в эфир, - пусть народ послушает. А напарника своего попросил бы держаться рядом и со стороны всю эту встречу отснять. Неплохо бы в теленовостях потом показать широким народным массам: вот сидит пьяный мерзавец, перед ним лохань черной икры и много-много пустых бутылок, плачет Иуда, кается, рукавом сопли вытирает, печатным пряником горе заедает. Если нет напарника, так я бы и сам исхитрился сцену отснять, тем более, что клиент лыка не вяжет.
Так вот: некий великий разведчик "Кадетов" поставил перед собой задачу меня разоблачить, для этого бывает в Польше и меня там якобы встречает. Но удивительная вещь: сей великий разведчик каждый раз забывает прихватить шпионскую снасть - диктофон, фотоаппарат "Минокс" и прочее. Какие возможности упущены! Нигде, никогда, ни перед кем я не каялся в том, что совершил, и каяться не намерен. Пусть у народа просят прощения те, кто довел мою великую и обильную страну до нищенства. Пусть просят прощения те, кто загнал мой талантливый и трудолюбивый народ в скотские стойла. Пусть прощения просят те, кто истреблял мой народ миллионами и десятками миллионов. А мне не в чем каяться. Я вышел из состава Варшавского договора, из социалистического содружества, из состава Советского Союза. Россия пошла следом за мной. Как за ледоколом. И Украина тоже. И все остальные. Я клялся "до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской Родине и советскому правительству". Своего слова я не сдержал. Присяге изменил. За это вешать надо.
Да только не меня одного.
Все мужики Советского Союза клялись верность хранить. И не до пенсии. И не до развала Советского Союза. И даже не до переезда на Брайтон. А до последнего дыхания. Но никто за ту паскудную власть воевать не пошел. Все мужики Советского Союза пошли моим путем. Оттого Советский Союз и рухнул, что все ему изменили. Весь советский народ изменил советскому народу. Потому и нет больше такого народа. А ведь был же!
Кто-то доказывает, что никогда советского народа как такового и не было. Если так, так кому же в этом случае были мы обязаны верность блюсти?
Так вот, никогда ни перед кем я не каялся в содеянном, а великий разведчик "Кадетов" вдруг сообщает, что перед ним в пьяном бреду я вдруг разрыдался-раскололся. Как жаль, что он о шпионаже не имеет представления даже в пределах бульварного чтива. Ведь мои покаяния надо было фиксировать. В крайнем случае, надо было автограф попросить, чтобы было хоть какое-нибудь доказательство того, что встречи имели место. Но он, бедняга, забыл главное правило разведки: любые сообщения требуют доказательств.
Одно из двух:
- либо этот "Кадетов" - вопиющая разведывательная бездарность;
- либо все его рассказы о встречах со мной выдуманы.
При этом второе не исключает первого.
Теперь вернемся к польскому журналу. Сенсация в Польше распространения не получила. Я вовремя вмешался, - из искры пламя не возгорелось. И нигде в мире на эту глупость никто внимания не обратил, и повторять ее не стал. Сенсация только в России. Кому-то на Руси всю эту ерунду выгодно повторять. И сил моих никак не хватает на то, чтобы пламя сбить. Потому 13 августа 2003 года кроме письма в "Комправду" я направил письмо и в администрацию Путина с нижайшей просьбой меня в эти игрища не завлекать. Опять же сделал все возможное, чтобы послание мое попало в руки большого начальника.
Понимаю, что администрации с панами было не так просто разбираться. Но там я и сам справился. А вот унять "Кадетова" и тех, кто за ним стоит, я не в силах. Но у администрации сила быть должна! И интерес должен быть найти исполнителей и заказчиков, к порядку призвать. "Кадетова" им вычислить легко, а Сунгоркин никуда и не прятался.
Но у администрации, видимо, слишком много своих забот, или… был приказ сенсации не мешать и рельсы в колеса не вставлять.
Потому сенсация сия возрождается раз в четыре года, аккурат в моменты перед выборами: "Богдан Резун…, беглый резидент ГРУ…, казачьи формирования армии Власова…, секретные архивы 8-й британской армии…"
И хоть бы кто в городе-герое Москве удосужился поинтересоваться, что же это такое: 8-я британская армия?
Господину Сунгоркину и тем, чей заказ он выполняет, сообщаю: всю первую половину войны 8-я британская армия воевала в Северной Африке. 10 июля 1943 года дивизии этой армии были высажены на Сицилии. После этого два долгих года, до самого конца войны, 8-я британская армия медленно и нудно лобовыми атаками прогрызала оборону противника, двигаясь вдоль восточного побережья Италии в направлении к Венеции, в район которой удалось доковылять в конце апреля 1945 года. Расскажите же мне, какие сведения о Жукове я мог собирать в "секретных архивах" этой армии? И как в те "секретные архивы" могла затесаться фотография офицеров из "казачьих формирований армии Власова"?
Многоопытным журналистам "Комправды" было достаточно нажать на кнопочку, и на экране предстал бы славный боевой путь 8-й британской армии. После этого никакой сенсации просто не было бы.
Что же за всей этой многолетней сплетней кроется?
Я не знаю.
Но, сопоставив некоторые факты, догадываюсь.
В Москве разгорается грызня. Но не каждому хватает храбрости выступить открыто. Потому идет накат из подворотни. Методом древних китайцев. И любой Сунгоркин всегда может откреститься: я тоже за Путина. А все, что публикую, не от меня. Это мы с польского языка переводим…

13 мая 2007, Бристоль

Вернуться на главную страницу


archive