МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=10010
Распечатать

Два письма Борису Камянову

Иосиф Букенгольц, Иерусалим

Автор не согласен с поэтом, заявившим: «Евреи дали миру десять заповедей» – это всего лишь миф…»


Письмо 1

Дорогой мой Боря!
Я, к счастью, еще не потерял способности удивляться, но удивление, вызванное твоей статьей в «МЗ» (№565), превысило все мои в этом смысле возможности.

Если бы я не относился к тебе как к брату, мог бы подумать, что это написал либо лукавый демагог, либо полуграмотный антисемит. По-моему, прикасаться с подобным легкомыслием (безмыслием) к столь серьезным темам – верх безответственности, которой человек твоего уровня позволить себе не может.

Заповеди Моисея появились на свет за четырнадцать веков до первых христиан-евреев, и за двадцать с лишним веков до возникновения ислама. (Конечно записаны стихами, т.е. "патетически", как, собственно, и вся Тора. Но, к примеру, и тексты конституций современных государств вовсе не страдают отсутствием патетики). Это была революция, ведь в то время окружающие народы безропотно поклонялись бесчисленному количеству богов и божков, включая фаллосы всевозможных размеров, а вся их мифология состояла из рассказов об интригах небожителей. Существуют, конечно, источники этических принципов, заложенных Торой, но даже Фрейд, очернивший Моисея в своей предсмертной книге, признавал феномен его учения и "религиозный гений еврейского народа". О том, что "евреи принесли в мир нравственный закон" говорят не только еврейские, но и достойнейшие христианские и мусульманские ученые и богословы. (Напр. Аверинцев, Гусейнов... Стоит набрать в поисковом окне Инета ключевые слова типа: "10 заповедей, Тора и нравственный закон" – и найдешь еще десятки имен) Так что не одного Ренана (забавное утверждение – все-таки ученый, профессор, член Французской академии) евреи смогли облапошить своим "слащавым мифом".

Толкование заповедей даже на уровне пшат – занятие серьезное и ответственное. Производить его взмахом левой пятки – по меньшей мере, смешно, если не сказать об этом неподобающем действии чего-нибудь погрубее. Да еще называть это развенчанием мифов. На подобном уровне можно развенчивать мифы разве что о вреде алкоголя в процессе разрешения арабо-израильского конфликта.

Единственное, с чем нельзя не согласиться: «евреи плохо соблюдают свои заповеди, а неевреи свои». Поразительно оригинальное утверждение.

Я очень надеюсь, что ты не воспримешь мои слова с обидой и постараешься не забыть, что написал их искренне любящий и уважающий тебя

И. Букенгольц
03.06.2018


Письмо 2

Вынужден признать, друг мой Боря, что мысли о твоей статье не оставляют меня. И это при том, что она нисколько не оскорбила ни моих религиозных, ни моих национальных чувств – столь поверхностный взгляд на серьезные вещи скорей забавляет, чем вызывает раздражение, а тем более, возмущение. Возможно, покоя не дает мне некое подобие обиды за близкого человека, в смысле, за тебя, возможно, желание отстоять важные для меня ценности, а возможно – просто потребность изложить свой взгляд на означенную тему. А вдруг он, этот взгляд, каким-то образом повлияет на твое необоснованное, по-моему, мнение.

Прежде всего нравственный закон – это предписание делать добро и не делать зла. (Фил. энц. словарь 2010 г.) . Закон каузален, т.е. базируется на жесткой причинно-следственной связи между деянием и воздаянием, и тем самым предоставляет человеку как возможность выбора, так и неотвратимость ответственности за этот самый выбор. Говоря проще: нравственный закон, по сути, подобно заботливой надписи «Не влезай – убьет», призывает человека «Поступай хорошо и тебе будет хорошо, а будешь поступать плохо – пеняй на себя». Заповеди, полученные Моисеем, как воплощение этой, неведомой до того формы отношений между Законом (Богом) и человеком, несомненно легли в основу универсальных нравственных принципов, поскольку начертаны они были не в угоду Всевышнему, а во благо людей: «Смотри, предложил я тебе сегодня жизнь и добро, и смерть и зло, Заповедуя тебе сегодня любить Господа Бога твоего, ходить путями Его и соблюдать заповеди Его ... дабы ты жил и размножился...» (Дв. 30:15). Трижды повторяется это напоминание по завершении сорокалетнего пути к Земле обетованной.

Только на первый взгляд кажется, что часть Декалога адресована исключительно евреям. Возможно, так и было во время обретения Торы, когда наших с тобой предков окружали народы, обреченные на исчезновение. Но при более внимательном рассмотрении оказывается, что через посредство нас, первых, избранных носителей, заповеди адресованы всему населению Земли. А то, что оно, это население, недопоняло, недомыслило, недослушало, а потому извратило и приспособило, во-первых, никоим образом не принижает значения первоисточника, а во-вторых, оставляет надежду на то, что понимание еще впереди.

Цена этого понимания – конечно, отдельная тема.

Итак, попробую поразмышлять о заповедях, которым, по твоему, Боря, мнению, всем народам кроме нашего следовать не обязательно. А они, по твоему справедливому утверждению, и не следуют.

Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства.

Конечно, речь здесь идет, в первую очередь, об Исходе, первом шаге к рождению еврейского народа. Но стоит вспомнить, что на языке древних евреев Египет именовался «Мицраимом», название означает двойственное число от слова «мецар» (ивр. מֵצַר‎) — теснина, узкий проход, перешеек, Отсюда также в переносном смысле: несчастье, бедственная ситуация, безвыходное положение (ивр. .(בין המצריםСогласно библейской традиции, имя связано с сыном Хама — Мицраимом, от которого якобы произошли египтяне и ливийцы. Необходимо также отметить, что страна, названная в Торе Мицраимом, не обладает никакими известными, столь характерными атрибутами Египта. Ни слова не говорится ни о пирамидах, ни о реке Нил, не упоминаются имена фараонов, а властитель этой страны назван «паро», что позднее в переводе на древнегреческий превратилось в «фарао» (подробнее об этом см. А.М.Чечельницкий. ПраИстория начинается у Пределов Мира). Возможно предположить, что в заповеди речь идет одновременно и о Египте, и о символической стране Мицраим, доме рабства, символизирующей бесправное, безвыходное положение. И тогда заповедь приобретает глубоко символическое, универсальное значение. Мало кому, будь то отдельный человек или сообщество, не пришлось пережить состояние безысходности и столкнуться с сущностной проблемой выбора: либо продолжать пребывание в некомфортном, но привычном рабстве (духовном, физическом, социальном и т.п.), либо совершить исход в неизвестную, может быть пугающую, но свободу. Заповедь предписывает совершать исход, не сомневаясь в поддержке Всевышнего.

Да не будет у тебя иных богов кроме Меня.

Действительно, христиане и мусульмане понимают единобожие по-своему, но от этого заповедь Торы не перестает быть основополагающей. Кроме того, два последних слова (על-פני) могут быть переведены как «сверх Меня», «выше Меня», и тогда предписание обретает гораздо более широкий смысл. «Да не будет у тебя богов выше Меня». То есть, выбирай себе, мил человек, каких угодно кумиров, будь фанатиком футбольных клубов, певцов или топ-моделей, придумывай себе мессий, распинай их, если по-другому никак, молись на могилах праведников, если тебя это успокаивает и т.д. и т.п., только не забывай, дорогуша, что в конце концов над всеми на свете заморочками стоит Единый. И нет никого выше Его. Помни об этом, и тебе будет хорошо.

Не прозноси имени Господа Бога твоего попусту...


Традиционное толкование этой заповеди понимается евреями, как запрет на произнесение слов, обозначающих Всевышнего или Его Имя везде, кроме как в молитвах или чтении священных текстов, Хотя, наверное, этот запрет связан с тем, что после ухода Моисея не осталось никого, кто знал бы истинное звучание Тетраграмматона (подробнее об этом см. Неемия Гордон «Произношение Имени»). А ведь неправильно произнесенное Имя может означать, не при нас будь сказано, поклонение другому богу.

Если обратить внимание на то, что слово «תשע», переводимое как «произносить», обозначает также «поднимать, нести», а слово «שוא», обычно переводимое, как «попусту» или «всуе», прежде всего обозначает «ложь, неправда, обман», то заповедь приобретает гораздо более глубокий смысл: «Не поднимай (как флаг, как прикрытие, как право на истину) имя Господа Бога твоего, дабы обмануть, ибо не пощадит Господь того, кто несет Имя Его во лжи».

Помни день субботний, чтобы освящать его...


Семь – число сакральное: семь дней недели, семь цветов радуги, седьмой год (шнат шмита), семь нот и т.д. Семеричный цикл жизни предписан не только евреям, он проявляется во многих процессах Мироздания. И потому человеку, даже если он, не при еде будь сказано, атеист, отдыхать на седьмой день очень даже полезно для здоровья – и морального, и физического. А здоровые люди, как известно, составляют здоровые сообщества, и всем хорошо. Ну, христиане выбрали воскресенье, а мусульмане – пятницу, но важно, что это и для них день седьмой, «шаббат Господу Богу твоему».

Можно, конечно, поговорить и об остальных заповедях, однако мне кажется, что их общечеловеческое значение ясно и без того. Неисполнение нравственного закона никоим образом не отрицает его существования и никак не отрывает его от источника – заповедей, обретенных Моисеем и запечатленных в Книге книг.

Можно, конечно, порассуждать о связи нынешнего состояния Человечества с соблюдением вышеозначенного нравственного закона, но это уже совсем другая история.

Обнимаю.
Твой И. Букенгольц.
07.06.2018

(Публикация Б. Камянова)


| 10.06.2018 03:15