МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=10120
Распечатать

Дани Бокштейн, командир эскадрильи «Примусов»

Ян Топоровский, Тель-Авив




ПЕРВОЕ ПИСЬМО ОТЦА

Уважаемый господин мэр!

Являясь гражданином города в течение 25 лет, я обращаюсь к Вам с просьбой представить комиссии по наименованию улиц Тель-Авива мое предложение назвать улицу именем моего сына летчика Даниэля Бокштейна, который вырос в Тель-Авиве и с его аэродрома направился на последнее задание. Даниэль был одним из первых летчиков, который пришел на помощь своему народу, а затем превратился в исторический символ – как первый летчик, который отдал свою жизнь за Родину.

Случай падения самолета возле Абу-Гоша в Иудейских горах в день Алеф месяца Яир (10 мая) 1948 года стал очень известным в обществе потому, что это случилось за четыре дня до провозглашения государства, и это был первый самолет наших военно-воздушных сил, который был сбит во время боевого задания.

Даниль Бокштейн. Август-сентябрь 1945 года. Фото сделано во время его службы в Королевских ВВС Британии

Так как квартира Даниэля находилась на улице Александра Даная, и там продолжают жить его вдова и дочь Даниэла, которая родилась уже после его гибели, я предлагаю назвать улицу его именем в том же районе, где он жил, - там, где растет его дочь, и где все его знали.

И в дополнение к биографии одного из первых героев-летчиков. Он был из первопроходцев. Его тянуло в небо. Еще семь лет назад он призывал не относиться пренебрежительно к авиации, как было принято у нас.

Я прикладываю к этому (письму) отзывы начальника Генерального штаба генерала-лейтенанта Игаля Ядина и командующего ВВС Аарона Ремеза, Ури Куйсари, Зеева Альтагера и заметку самого Даниэля, которая была опубликована в свое время в газете.

Я надеюсь, что комиссия по наименованиям внимательно обсудит мою просьбу, и заранее благодарю, если она сочтет возможным сообщить о своем решении.

С чувством глубокой признательности,

Яков Бокштейн.

P.S. Вместе с Даниэлем в самолете находились Яков Шайнбойм (Шейнбойм ? – Я.Т.) , Шлема Ротштейн, Цви Шустерман, Шлема Коган, Ицхак Шкловиц (? - возможно, эта фамилия не точно указана в письме. – Я.Т)


Тель-Авив, 26.05. 1950

ДРЕВО СЕМЬИ

Яков Бокштейн родился в селе Снитовка на Подоле (Украина) в 1885 году. Его отец Йосеф Хаим из хасидов. Яков получил традиционное религиозное образование. Начал учить Гмару в возрасте 6-7 лет. В 9 лет перебрался с родителями в Бердичев. В возрасте 16 лет Якову наняли учителя иврита, и это его очень увлекло. В 17-18 лет он стал активным сионистом, что вызвало неудовольствие его семьи и окружающих хасидов. В 1905 году он перебрался в Москву, где у него было право на жительство, как у внука купца первой гильдии. Там - получил образование. Занимался два года и в народном университете Шила Синявского, был членом сионистской группы юношей под руководством доктора Иехиеля Членова и главного раввина Якова Мазэ. В 1908 году женился на Ривке, дочери Дова. Участвовал в общественной еврейской сионистской жизни. В 1913 году принимал участие в 11-м Сионистском конгрессе и в работе Всемирной комиссии по культуре на иврите. Затем решил совершить алию в Палестину. И в 1914 году отправил туда жену, чтобы она освоила язык и культуру. Он надеялся, что к тому времени закончит свои дела и приедет вслед за ней. Но в связи с началом Первой мировой войны его жена Ривка вынуждена была вернуться в Москву. Сам же Яков с 1915–го по 1919-й год избирался членом городского совета сионистов Москвы. Членами этого совета были Лейб Яффе, Хаим Гринберг и Ицхак Найдис. В 1905 году Яков Бокштейн помог Нахуму Цемаху в организации «Габимы» и был в числе подписавших вместе с равом Мазэ, Ицхаком Найдисом, равом Гурвицем, Нахумом Цемахом петицию с просьбой на выдачу лицензии на открытие еврейского театра. И с тех пор он действовал в пользу «Габимы» в Москве, а после – в Палестине.

Яков Бокштейн с сыном Даниэлем

В 1918 году вместе с доктором Йоновичем, Вайлом, Шапиро и другими организовал фирму по скупке земель в Палестине и фактически ею руководил. После войны и революции он опять стал готовиться к алие. Его семье было выдано разрешение уехать из России, но ему лично выезд запретили. Шесть раз власти рассматривали его просьбу и каждый раз отвечали отказом. Тогда он решил перейти границу с Латвией и сбежать из страны. Но у него ничего не получилось, и он вернулся обратно в Москву. В конце концов он получил разрешение. Шесть недель длилась его поездка. Второго января 1925 года он прибыл в Яффо и остановился в Тель-Авиве. Здесь он начал заниматься экономической деятельностью, став одним из крупнейших импортеров запасных частей для механизмов и велосипедов в фирме, которую создал в год прибытия. Был членом правления компании «Геула», участвовал в работе Гистадрута, являлся членом руководства кружка «Друзей Габимы», членом руководства одного из банков, а затем его председателем, вплоть до 1945 года.

СВИДЕТЕЛЬСТВО НАЧАЛЬНИКА
ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА

Я знал Дани лично еще в те дни, когда был начальником оперативного управления штаба. Мы старались лично быть знакомы с каждым летчиком, потому что их было очень мало, а их абсолютная важность в процессе войны велика. Перед вторжением (имеется в виду начало Войны за Независимость. – Я.Т) положение было тяжелым, как я уже отмечал ранее. Мы придавали огромное значение воздушным операциям до такой степени, что я лично проводил дни и ночи на аэродроме для немедленного получения отчетов от летчиков, прибывающих с задания.

10 мая 1948 года наступление бригады «Апрель» на деревню Бейт Махсир достигло наивысшей точки. Судьба Иерусалима зависела от успеха операции по захвату этой деревни, из которой контролировались подходы к Иерусалиму. Неоднократно отличился в этой операции командир бригады. Но воздушная бомбардировка была необходима. Без этого наступление могло провалиться. В течение всей ночи наши летчики пробовали достичь цели - среди них и мой брат Мати, ныне покойный. Но летчики были вынуждены каждый раз возвращаться из-за стены облаков, которая перекрывала Шаар Хагай.

В эту ночь никто не сомкнул глаз. На рассвете наши оружейники успели приготовить 100-килограммовую бомбу, в то время единственную в своем роде. Эта бомба должна была решить судьбу сражения. Единственный самолет, который был в нашем распоряжении и мог нести ту бомбу, был «Norseman». Из-за плохих погодных условий командующий ВВС не дал разрешение на вылет, но просил откликнуться добровольцев.

Самолет "Norseman", стоявший на вооружении ВВС Израиля

Вызвалось несколько летчиков. Дани, который был командиром эскадрильи «Галиль», прибыл в тот момент, когда готовили самолет к взлету. Он привез с собой командира бригады Северной Галилеи, который прибыл на совещание, и в его распоряжении было время для нескольких свободных полетов. Дани подошел к нам, и мы поинтересовались его делами. Потом мы объяснили ему, что происходит. Он сразу загорелся идеей и исчез. Оказалось, что в это время он обсуждал предстоящую операцию с командиром эскадрильи. После обсуждения он тоже влез в самолет и воодушевил всех летчиков своими смешными историями. которые я помню по сей день.

Я поднялся на командный пункт и лично осуществлял связь с самолетом, вел переговоры с Дани и его товарищами. Последние его слова были: «Тучи рассеиваются над целью. Мы приступаем к бомбардировке». И после этого связь с самолетом прекратилась.

Бейт Махсир был захвачен во время боя. Сообщение, что самолет, наполненный тяжелыми бомбами, вылетел в путь, воодушевило бойцов бригады «Харель», которые возобновили наступление.

Подводя итоги, скажу, что Дани из тех людей, о которых сказано: «Они относятся к тем немногим, перед которыми в долгу все остальные».

Генерал-лейтенант Игаль Ядин

СВИДЕТЕЛЬСТВО
НАЧАЛЬНИКА ВВС ИЗРАИЛЯ

Дани был одним из немногих, которых не оставляла мечта о полетах. Любовь к воздухоплаванию овладела им и была его двигающей силой. Благодаря этой силе и своему упорству он прорвал заслон, установленный британским командованием на пути призыва еврейских парней в военно-воздушные силы Британского королевства. И он был первый, кто получил звание летчика.

Дани известен с той поры, как был призван на военно-воздушную службу в первую эскадрилью – известную эскадрилью «примусов» (так назывались в те времена на профессиональном сленге самолеты. – Я.Т.) Между первыми летчиками наших ВВС (еще нелегальных) Дани выделялся как отважный летчик, прекрасный товарищ и как обладатель других военных качеств.


Самолет (закамуфлированный) эскадрильи "Галиль",
которой командовал Даниэль Бокштейн

Во время прорыва дороги на Иерусалим Дани был командиром эскадрильи «Галиль». В ходе выполнения боевых операций эскадрильи «Тель-Авив» в разных местах страны и действий эскадрильи в Гуш-Эционе, он и его товарищи добились великолепных результатов полетов. В эскадрилье «Галиль» Дани был душой на земле и в воздухе. Он участвовал в действиях маленькой эскадрильи без перерыва. Добился первых положительных результатов в использовании примитивных способов бомбардировки с помощью выброса бомб из окна «примусов». Он заботился об организации и тренировки людей. Особенно Дани отличился во время бомбардировки Рамат-Нафтали Он поразил прямым попаданием бронемашину, которая прорвалась на территорию Рамат-Нафтали, и тем самым отбил атаку, которая могла привести к падению этого поселения.

В тот день – 10 мая 1948 года – на эскадрилью «Тель-Авив» была возложена задача атаковать врага в районе Кир-Иуф и Бейт-Махсир, чтобы облегчить атаку батальонов, идущих на прорыв дорогой на Иерусалим. Самолет, который прибыл за несколько дней до того и мог поднимать значительные тяжести (по сравнению со старыми «примусами»), загрузили первой большой бомбой, но она была очень примитивна и опасна в употреблении. Однако время поджимало, и очень многое зависело от успеха этой бомбардировки. Летчиком самолета был Яир Шайнбойм. В то время, когда оружейники занимались прикреплением больших бомб к самолету, приземлился «примус» эскадрильи «Галиль», и из него вышел Дани. Он сразу же начал бегать по летному полю, требуя, чтобы его самолет починили в течении двух-трех часов. И вдруг заметил, что на летном поле производится подготовка к операции. Он сразу же понял основную цель этой операции. Подошел к самолету, загружаемому бомбами, и сказал: «Это бомбы?! Я в этом понимаю. И я точно знаю, как ими поразить цель».

Самолет начал выруливать на взлетную полосу. Я в это время находился на командном пункте и увидел, что Дани бежит за самолетом. Самолет на мгновение остановился. Произошел короткий спор между Дани, командиром эскадрильи и еще несколькими их друзьями. Через мгновение Дани поднялся в самолет и залез в кабину пилота. И самолет плавно пошел на взлет. Я тут же спросил командира эскадрильи, почему Дани взлетел, и тот ответил: «Он требовал, чтобы я ему разрешил. Он объяснил мне, что у него есть необходимый опыт бомбардировки таким видом бомб и, что он сможет проинструктировать в полете летчика Яира в отношении бомбометания. И добавил, что пока починят его самолет, он успеет вернуться в «Галиль». Дани, Ярив и еще четверо оружейников не вернулись. Это был облачный день. Последний раз самолет видели, когда он пикировал из облаков и взорвался на земле около Абу-Гош.

Память о Дани и его товарищах-первопроходцах в освоении воздушного пространства никогда не померкнет. Дух Даниэля – дух добровольчества и отваги будет бить в сердца наших летчиков.

Генерал авиации Аарон Ремез

БИОГРАФИЯ ДАНИЭЛЯ БОКШТЕЙНА

Даниэль Бокштейн родился 2 июня 1925 года в Москве. Мать – Ривка. Отец – Яков. Учился в народной школе и в гимназии. Вступил в «Хагану» в возрасте 15 лет. Интересовался техникой и воздухоплаванием. Начал заниматься летным делом в фирме «Авирон», чтобы подготовиться к летной службе в «Хагане». В 1938 году участвовал в обороне поселения Ханита и ближайших окрестностей. В этих стычках получил боевую закалку. Был ранен. Лежал несколько месяцев в госпиталях, а затем вернулся в Тель-Авив. Занимал различные должности в «Хагане». В 1942 году вступил в Королевские военно-воздушные силы Британии и служил там тридцать месяцев. Как летчик, отличился в освоении новых механизмов и самолетов, и тот опыт использовал в будущем в военно-воздушных силах Эрец-Исраэль. Перед окончанием Второй мировой войны демобилизовался из Королевских военно-воздушных сил и работал на заводах в Англии в качестве механика, в основном, по самолетным двигателям. Публиковался в профессиональных журналах «Наука и техника», «Юный техник», а также в газете «Давар», но без указания своего имени. Его статьи были посвящены развитию воздухоплавания в Эрец-Исраэль. В 1946 году вернулся в Эрец-Исраэль, где участвовал в деле своего отца. Всеми способами поддерживал развитие воздухоплавания в стране. Женился на Брурии Бат-Шмуэль (Злотник), девушке из семьи, которая уже несколько поколений жила в Эрец-Исраэль.

Когда 20 ноября 1947 года ООН провозгласила создание Государства Израиль и арабы пытались противодействовать тому, Дани принял участие в организации военно-воздушных сил Израиля, в военных операциях и полетах по заданию разведки для сбора оперативной информации. Был командиром эскадрильи «Галиль», которая располагалась в Нижней Галилее. Участвовал в обороне многих населенных пунктов. Погиб в воздушном бою при защите Иерусалима, в небе над Шаар Хагаем 10 мая 1948 года. 8 августа 1948 года, через несколько месяцев после смерти Даниэля, родилась его дочь, которую назвали в честь отца – Даниэлой.

КАК ПАЛИ ГЕРОИ
(Зеев Альтгар, «Едиот ахронот» от 06.10.1949)

Даниэль был из десятки наших первых летчиков, которые вылетали на операции в отдаленные точки. В начале 1948 года он был назначен заместителем командира летного поля, а уже в марте стал командиром Северной эскадрильи (эскадрилья «Галиль». - Я.Т.). Он отличился в боевых операциях в районах поселений Дан, Дафна, Рамат-Нафаль, Кфар-Соль (кибуцы на севере возле Кирьят-Шлома. – Я.Т.). В 1936 году он вступил в «Хагану», а через два года уже принял участие в защите атакуемых арабами хозяйств в Кфар-Яме.

В 1940 году закончил курс командиров отделений и был послан в военное поселение Ханита (на севере Израиля. – Я.Т.). В 1943 году вступил в ряды военно-воздушных сил британской армии, где получил удостоверение гражданского летчика. В летной части ВВС Британии, которая насчитывала сотни англичан, был единственным еврейским летчиком и налетал более 500 часов.

1 мая (1948 года. – Я.Т.) началось широкое наступление сирийских и ливанских войск на протяжении всей северной границы от Лаавот-Башал до Раамот-Нафталь. Через 24 часа нападение было отбито.

9 мая были отменены отпуска в египетской армии, и в это же время колонны иракской армии двигались в направлении страны. Абдалла (эмир Трансиордании. – Я.Т.) получил свободу действий со стороны англичан, а в подкрепление – английских офицеров. Последняя попытка евреев прийти с ним к соглашению потерпела неудачу. Арабская Лига начала подготовку своих армий к вторжению. Положение страшно обострилось. Границы не были достаточно защищенными, и дорога на Иерусалим оказалась заблокированной.

Арабское село Бейт Махсир мешало открытию дороги на Иерусалим. Наши войска вели тяжелые бои по захвату этого населенного пункта. Но части «Хаганы» не смогли преуспеть в выполнении этого задания. И тогда было принято решение о бомбардировке с воздуха. Когда Дани прибыл на аэродром Тель-Авива, чтобы вылететь в свою часть в Галилею, он услышал, что ищут добровольцев для выполнения особого задания в горах, чтобы открыть дорогу на Иерусалим. Он отложил возвращение на свою базу и вызвался добровольцем.

Погодные условия были плохими: низкая облачность в нужном горном районе. Но несмотря на тяжелые погодные условия было принято решение о воздушной атаке. Был приготовлен большой взрывчатый материал, и в 10 часов утра 10 мая 1948 года самолет вылетел на задание. В нем находились два летчика: Даниэль Бокштейн и Ярив Шайнбойм. С самолетом велась постоянная связь с командного пункта. Даниэль летел к цели более двух часов (неточность автора: вылетел в 10, доложил о цели в 11 - час в полете. - Я.Т.) В 11 часов утра Дани сообщил на командный пункт: «Видим цель. Мы снижаемся для бомбардировки». И после этого связь прекратилась. Солдаты бригады, которая находилась в Абу-Гош и Неве-Илан, видели, как падает самолет, и слышали сильные взрывы. Самолет упал в роще Аль-Джеба между Абу-Гошем и Суба. После этого один из арабов рассказывал, что самолет упал с высоты 100 метров во время бомбардировки. Два летчика при падении выпрыгнули. А через некоторое время, когда начали их искать, выяснилось, что арабы перевезли тела летчиков в пещеры около Дир-эль-Амаль.

Даниэль Бокштейн 1946-1948. Эрец-Исраэль

Эта военная операция растопила сердца арабов, и они, не верившие ранее, что среди евреев есть такие смелые летчики, убедились в этом воочию.

ВТОРОЕ ПИСЬМО ОТЦА

Мэру Тель-Авива

05.06.1950

Уважаемый и дорогой господин!

Я присоединяю к этому заказное письмо, которое я приготовил для Вас, как для председателя комиссии ирии по наименованию. Я надеюсь, что Вы отнесетесь положительно к моему предложению назвать улицу именем моего сына Даниэля Бокштейна. Напоминаю Вашей чести, что Вы присутствовали на его свадьбе 20 ноября 1945 года. Я присоединяю к этому и фотографию Даниэля, которая была сделана за несколько месяцев до его свадьбы во время его службы в Королевских военно-воздушных силах.

Я заранее благодарен за любую помощь, которая последует по увековечиванию памяти Даниэля, который был героем.

Яков Бокштейн

ОТВЕТ МЭРА


Господину Якову Бокштейну (улица Рамбам,22. Тель-Авив)

Уважаемый господин Бокштейн!

Настоящим сообщаю о получении Вашего письма и выражаю свое сочувствие всем сердцем. Я передаю Ваше предложение на обсуждение в те учреждения муниципалитета, которые занимаются рассмотрением таких вопросов. После принятия соответствующего решения я Вас извещу.

С глубоким уважением, Исраэль Роках, мэр Тель-Авива

Примечание: копия в финансовую комиссию и в секретариат муниципалитета

ОТ АВТОРА СТАТЬИ

Улицы Бокштейна я не обнаружил – ни в Тель-Авиве, ни в его окрестностях. Но убежден (хотя документов, подтверждающих мою догадку, пока не отыскал), что улица Ха-Таясим (Летчиков) в Тель-Авиве была названа в честь тех еврейских мальчиков, кто остался в небе, как командир эскадрильи «Галиль» Даниэль Бокштейн, летчик Ярив (Яков) Шайнбойм и их друзья - авиационные оружейники и служащие ВВС Шлема Ротштейн, Цви Шустерман, Шлема Коган, Ицхак Шкловиц. br/>
P. S. Место гибели самолета ныне называют Холм летчиков. И в память об экипаже самолета был воздвигнут памятник. Вначале – пропеллер, найденный на месте гибели, затем – стелы с имена всех служащих ВВС, кто отдал жизнь в войнах Израиля.


| 13.08.2018 03:58