МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=10217
Распечатать

Девушка на все полюса

Владимир Ханелис, Бат-Ям

Солнце на полюсе не заходит по полгода – ходит себе и ходит по эллипсу...


В Израиле гостила молодая украинка ЭЛИЗАБЕТ РОСС – продюсер, режиссер, оператор экстремальных видеофильмов, путешественница, альпинистка, участница автомобильных ралли, фотокорреспондент различных изданий.

- Элизабет, как вы сами себя определяете, кто вы – путешественница, альпинистка, фоторепортер, охотник за приключениями?

- Я – человек, у которого есть свои цели в жизни, свои желания, свои увлечения. Главное среди них – масс-медиа. Я работала журналистом, фотокорреспондентом, фотографом, редактором журнала, режиссером.

- Вы относитесь к тем счастливым людям, для которых работа – это увлечение, а увлечение – работа?

- Почти всегда мне удается это совместить.

- Начнем путешествовать по вашим путешествиям. С чего все началось?

- Как говорил Владимир Высоцкий, "Правильные книжки в жизни читал".

- Какие – "правильные"?

- Об экспедициях, о покорении Севера, книги профессора Обручева, "Путешествие на остров Сахалин" Чехова... В самое-самое первое путешествие я отправилась в седьмом классе, в Белоруссию, на поезде. Родственники меня не встретили, и пришлось одной добираться к ним, через леса, поля и болота. А в восьмом классе я заявила родителям, что хочу уехать на Дальний Восток поступать в морское училище. Они спрятали документы. Так моя мечта стать моряком и путешествовать по морям не сбылась.

Следующим моим путешествием стоит назвать поездку на остров Шикотан, самый восточный из Курильских островов. Там я впервые увидела океан. Океан без суши, до самой Америки. Он показался мне огромной глыбой, человек выглядит рядом с ним пылинкой. Такие ощущения западают в душу и пускают в ней глубокие корни. На восточной стороне острова есть мыс. Он называется Край Света. На мысе – старый японский маяк. Возле него во время отлива открывается скала. Она называется Скала Счастья. По легенде, кто пройдет через ее арку, будет счастлив. Я попыталась это сделать, но меня накрыло волной и бросило на камни. Больно, страшно, но я ощутила, что прикоснулась к чему-то огромному, неведомому – к океану. После Шикотана было много других путешествий и ралли, но самым значительным среди них я считаю путешествие на Северный полюс в 2000 году.

- Расскажите о нем.

- Это была первая украинская экспедиция на Северный полюс. Я тогда занималась видеосъемками в экстремальных ситуациях. Мы летели на маленьком самолете АН-28. Целью нашей экспедиции была демонстрация возможностей этого самолета. Его создали еще в 60-е годы, но на Украине считают, что после соответствующей модернизации он еще долго сможет летать в полярной авиации.

Вместе с экипажем нас было восемь человек. Летели неколько дней. С посадками "допрыгали кузнечиком" до Хатанги – самого северного города России. Там, чтобы сесть на "точку 0" – Северный полюс, поменяли обычные шасси на лыжные. С собой на случай экстренной посадки в салоне самолета мы везли дополнительные баки с горючим. Когда во время промежуточных посадок заходили люди и спрашивали, что это такое, мы отвечали – украинская горилка. Все почему-то верили и просили дать попробовать. Люди считали, что украинская экспедиция не может обойтись без горилки и сала. Сало и хлеб мы с собой взяли. Но все померзло. Потом мы это сало меняли во время посадок на солонину.

- С кем происходил обмен?

- С северными народами – долганами и нганасанами. Везли мы с собой и украинский флаг. Это был первый и пока единственный случай, когда наш флаг развевался на полюсе. Кроме нашего самолета на полюс летел украинский ИЛ-76. С него прыгнули парашютисты, и мы встретили их на "точке 0".

- А для чего они прыгали? Просто для экшена, экстрима?

- Для этого и для того чтобы крикнуть: "Гоп, гоп, Украина!" Сценарий всех "действий" на полюсе, вне зависимости от того, из какой страны прилетают люди, довольно простой: водружается флаг; предположим Малайзии или Буркина-Фасо, поют гимн этой страны, фотографируются у государственных флагов, флагов спонсоров экспедиций, выпивают... Потом малазийцы или буркинийцы возвращаются домой и становятся героями, "покорителями полюса".

- Но на вашей кофточке я не вижу звезды Героя Украины.

- У меня есть несколько наград, но я их не ношу. Для меня герои – это не те люди, которые прилетают и улетают, а те, кто возит из Хатанги на полюс эти экскурсии, - летчики, штурманы полярной авиации. Они во время всех церемоний: поднятия флага, объятий, выпивки – стоят в сторонке, курят... Прошло всего семь лет с тех пор, как мы летали на полюс, но из тех, кто нас туда возил, почти уже никого нет в живых...

- Стоит ли рисковать своей жизнью ради развлечения других людей? Чтобы кто-то воткнул флаг и выпил на полюсе, прилетел в свадебное путешествие, поиграл в футбол среди льдин, погрузился с аквалангом на "точке 0"...

- Такие вопросы я задавала людям на передаче "Экстрим", которую вела на украинском телевидении. Герои моей программы отвечали: "Без риска жизнь кажется пресной".

- Ладно... Каждый по возможностям, которые дает ему судьба, сам распоряжается своей жизнью. Но вот человек взобрался на верхушку мира, что же он там видит, что ощущает?

- Вообще-то "точка 0" – это акватория радиусом в 60 км. Огромные ледяные поля все время дрейфуют. Через час после приземления на полюсе наши координаты сдвинулись на пять метров. Солнце на полюсе не заходит по полгода – ходит себе и ходит по эллипсу... Для операторов работать там было очень сложно. Снимать в общем-то нечего. Голубой верх – небо, белый низ – льдина.

- На этом фоне хорошо было бы снимать израильский бело-голубой флаг...

- Да, верно! И еще – куда бы ты ни пошел, ты идешь на юг. Повернулся вокруг себя – совершил кругосветное путешествие.

- Вот фотография: вы сидите на Северном полюсе, рядом с вами саксофон... Зачем вы его туда притащили??


- Ради того, чтобы сделать это фото... Наш самолет был перегружен, и я скрывала саксофон в большой коробке с оборудованием для видеосъемки. А когда это открылось... Но я должна извиниться перед саксофонистами – инструмент я собрала неправильно, и это видно на снимке.

- Не пытались на нем играть? Стали бы первым человеком, пытавшимся извлечь звук из саксофона на Северном полюсе.

- Да вы что! Мороз был градусов под тридцать!

- Сколько времени вы провели на полюсе?

- 18 часов. Со временем на полюсе тоже свои проблемы. Понять, который час, невозможно. И еще: в районе полюса сильные изменения магнитного поля. Женщины физиологически это плохо переносят. Мне хотелось поскорее оттуда улететь.

- Можете объяснить?

- Не хочу... Продолжим нашу беседу... Я путешествую по необычным точкам Земли. Одно из таких мест, безусловно, полюс. На нем до земли ближе всего вглубь – четыре километра, а до ближайшего острова Средний – две тысячи.

Кстати, об этом острове. Его не было ни на одной географической карте, потому что на нем военная база. Остров Средний, если честно, поразил меня больше, чем Северный полюс. На нем живут двадцать солдат, два офицера с женами и два ребенка – одному лет пять, а другой совсем крошка. Ребенок, которому пять лет, ничего, кроме снега, солнца и пустых, ржавых бочек не видел: ни травы, ни деревьев – ничего.

Раз в месяц прилетает самолет, чтобы дозаправиться и лететь на полюс. На Среднем выписывается документ (виза? паспорт? пропуск?) на посещение полюса. Зачем нужен этот пережиток советской эпохи – непонятно.

- Но ведь на полюс не "только самолетом можно долететь"?

- Существуют пешие туристические экспедиции. Человека "подбрасывают" к полюсу, и последние сто километров он идет на лыжах. Но "высший пилотаж" – очень высокая степень риска, пеший, одиночный, автономный поход на полюс. Автономный – означает без рации и воздушного сопровождения. Если с тобой что-то случится: нападет медведь, расколется льдина, обморозишь ноги, то помощи ждать неоткуда, тебя никто не спасет. Во время полета к полюсу наша экспедиция подобрала двух таких "автономщиков"-шведов. У одного из них были обморожены ноги.

... О путешествии на Северный полюс я сняла видеофильм (режиссер картины. – В.Х.). Он занял первое место на международном кинофестивале "Ветер странствий" и завоевал награды других кинофестивалей. Сделали мы и несколько фотовыставок. А в работе над фильмом об экспедиции в Антарктиду я выступала и как продюсер, и как режиссер...

- Стоп-стоп, когда вы были в Антарктиде?

- В прошлом году, в составе Восьмой украинской антарктической экспедиции. Украина имеет свою станцию в Антарктиде. Десять лет назад ее подарили нам англичане. Она находится на маленьком острове Галиндес. Кстати, на этом острове я встретила израильтян, мужчину звали Идан, а имя женщины не помню.

- А что они делали в Антарктиде?

- Ездили по разным станциям, снимали учебный фильм об Антарктиде.

- Чем занималась ваша экспедиция и сколько человек в ней участвовали?

- 49 мужчин и я. Идея побывать в Антарктиде родилась у меня на Северном полюсе. Не так много на Земле людей, побывавших в двух таких местах, а уж женщин наверняка можно пересчитать по пальцам. На Украине я одна-единственная.

Антарктида – это такой своеобразный мужской клуб. На многие станции женщин вообще не пускают. До недавнего времени такая же ситуация была и на нашей станции. Это связано с тяжелейшими условиями и тем, что присутствие женщин создает иную психологическую ситуацию, чем в чисто мужском коллективе. В Антарктиду приезжают два типа людей (так было и в нашей экспедиции): те, кто отправляются туда максимум на месяц (ученые, туристы, журналисты), и зимовщики. Последние проводят на станциях как минимум девять месяцев.

Жизнь зимовщиков сложнее, чем жизнь космонавтов. Космонавты в случае чего могут посадить корабль на землю или к ним срочно пришлют помощь. Но вернуться на большую землю или получить помощь в случае аварийной ситуации (например, на той станции, где я была) практически невозможно. Островок Галиндез очень маленький – самолету сесть негде, ледокол может подойти только в определенное время года.

- Каким образом вы до него добрались?

- Из самого южного на планете аргентинского города Ушуая на корабле. На станции мы пробыли около месяца и на этом же корабле вернулись назад, а 13 зимовщиков, новая смена, остались.

- Как они вас провожали?

- 13 мужчин попросили, чтобы в последнюю ночь перед отплытием я посидела с ними. Они мне играли на гитаре, пели...

- Чем вы занимались на станции весь месяц?

- Снимали фильм, вели бытовую съемку. Вместе со мной на полюс и Антарктиду ездил известный оператор, фотограф Сергей Михальчук. Вернувшись домой, мы сделали арт-проект "Арктика-Антарктика" – два фильма и примерно 60 фотографий.

С Сергеем мы пересекли на машине пустыню Атакама в Южной Америке. Он был оператором и фотографом, я – продюсером, режиссером и водителем. Кроме самой пустыни снимали глухие горные деревни, в которых живут индейцы, их быт и праздники.

- В таких путешествиях водитель должен быть класса "супер".

- Я очень люблю водить машину. Сидела за рулем различных автомобилей – от "Порше" до тяжелого грузовика "Урал", участвовала в различных ралли, в том числе и "Офроуд". В пустыне Атакама было несколько неприятных моментов. Например, мы заехали в солончаки. Машина начала медленно проседать... Стало немножко страшно... Но, к счастью, по дороге я, предвидя такую ситуацию, собирала камни и везла их в салоне автомобиля. Они мне очень пригодились, и мы выбрались из солончаков.

- Из пустыни Атакама перенесемся в иракскую пустыню. Там вы оказались единственной женщиной, но не среди 49 ученых, а среди 2000 солдат...

- В Ирак я ездила в декабре прошлого года, когда планировался вывод украинских миротворческих сил с территории этой страны. Я работала тогда фотокорреспондентом издательства "Схiд-Захiд", и цель наша была – провести документльную съемку этой операции.

... Единственная женщина в таком мужском обществе – прекрасное чувство. Мне очень нравилась моя исключительность. Когда я в первый раз вошла в столовую, у полторы тысячи солдат попадали ложки... И тишина... А когда я пришла постирать джинсы, иссиня-черные солдаты из Сьерра-Леоне, обслуживавшие прачечную, окружили меня, крича: "Итс вумен, итс вумен!"

- Где вы смогли побывать в Ираке, что увидели?

- База находилась на юге Ирака, и за ее ворота мы практически не выходили. Технику готовили к отправке, а для того, чтобы съездить даже в соседний городок, требовалось, как минимум, несколько БТР. Но слух, что на базе появилась беленькая женщина-украинка, распространился по окрестностям. И однажды на базе появился местный шейх с предложением стать его третьей женой. А когда я ответила, что замужем, предложил обмен – он отсылает своих жен моему мужу в Украину, а я остаюсь с ним... Представляете, как удивился бы мой муж-еврей, если бы к нему приехали две жены-арабки! Обмен не состоялся. Шейх подарил мне свои четки и попросил разрешения сфотографироваться вместе (на снимке). В этом я ему не могла отказать.


(Кстати, со своим мужем Александром Россом, инструктором по альпинизму, мы познакомились на Эльбрусе. А когда нас под утро, на стоянке, засыпало снегом, решили пожениться...)

Уезжали мы из Ирака в Кувейт в колонне. Я ехала на последнем БТР. Не обошлось без приключений. Как я уже говорила – ужасно люблю водить всякую технику. Я попросила у водителя Вани разрешения "порулить". Ваня, добрая душа, согласился. Через три часа колонна остановилась. Все пошли "до ветра" (одна из проблем женщины в пустыне), а я решила поупражняться, посмотреть, как и что на БТР, думала: включу первую передачу, потом переключу на "нейтралку", поищу, где зажигание... Но в БТР вместо ключа зажигания – тумблер... Короче, мой БТР поехал и толкнул впереди стоящую машину, а та – "уазик", в котором сидел, склонившись над картой, полковник... Через секунду все солдаты, на ходу застегивая брюки, бежали к своим машинам, а слова, которые кричал, размахивая кулаками, полковник, иракская пустыня никогда не слышала и, думаю, никогда уже не услышит. Но главное – 30 декабря мы прилетели домой и успели встретить Новый год.

- Это веселое приключение. А страшно вам бывало?


- В моей работе и увлечениях – например, когда я вела съемки из кабины самолета, выполнявшего фигуры высшего пилотажа, или во время прыжков с парашютом – возникали самые разные ситуации, но страшно, по-настоящему страшно, мне было всего несколько раз в жизни.

... Наш корабль на пути в Антарктиду проходил через пролив Дрейка. В нем бушуют самые страшные в Мировом океане штормы. И вот в девятибалльный шторм, когда казалось, что мир переворачивается, на судне завыла сирена. Мы с Сергеем Михальчуком схватили паспорта и стали карабкаться в кают-компанию. Там уже собралась команда, ученые... Заходит капитан и объясняет, что мы не покидаем корабль, но все должны надеть спасательные жилеты и не выходить на верхнюю палубу.

На следующее утро шторм утих. Мы подошли к берегам Антарктиды. Открылся другой, невиданный мир. Рядом фыркали и пускали фонтаны киты, резвились маленькие пингвинчики, проплывали айсберги – розовые, зеленые, ярко-фиолетовые...

- Розовые айсберги?


- Цвет айсберга зависит от того, какие водоросли, микрочастички к нему налипли. Происходят химические реакции и белый лед окрашивается в другие цвета. Антарктида – это первозданная, нетронутая человеком планета, на которой соблюдаются очень жесткие санитарные нормы. Например, те, кто курят, обязаны пепел и окурки собирать в банки, ни одна спичка не должна упасть. Нельзя завозить никакую живность, притрагиваться к местным животным.

- Даже пингвина погладить нельзя?

- Признаюсь – погладила... Но я не рассказала вам о самом страшном эпизоде, когда я очень испугалась. Испугалась потерять своего любимого мужа – свою половинку, которую я нашла. Мне так тогда хотелось жить...

Дело было на острове Галиндез, о котором я уже говорила. Часть людей, приехавших на арктическую станцию, жила на корабле – остальные, в том числе и я, на берегу. Около девяти-десяти вечера приходит начальник экспедиции и говорит, что к острову приближаются большие волны и все срочно должны эвакутроваться на корабль. Мы сели в несколько моторных лодок и поплыли к судну. Но ветер погнал в нашу сторону обломки льдин, маленькие айсберги. Они могли задеть винт. Первая лодка благополучно доплыла до корабля, и люди перебрались на судно. А я и еще три человека были на последней лодке. Вдруг мы увидели большие волны...

Мы оказались между ними и льдами, пройти через которые было невозможно. Испаноязычный моряк, управлявший лодкой, жестами приказал нам лечь на дно. Нас стало сильно качать. Мы буквально руками и зубами цеплялись за борта, друг за друга... И тут корабль, его тоже стало сильно раскачивать, поднимает трап и начинает уходить. Спас нас моряк, управлявший лодкой. Он каким-то чудом провел ее через льдины, волны... Затем мы доплыли до судна, которое остановилось среди чистой от айсбергов воды в проливе Пинола, и опять же каким-то чудом вскарабкались на борт...

Тогда я впервые в жизни выпила виски, сразу полбутылки, с куском антарктического льда. У меня дрожали руки и ноги. Даже когда я на чемпионате по горному туризму в Приполярном Урале сорвалась со скалы, не было так страшно – мне протянул руку муж и спас.

- У меня на языке все время вертится вопрос, где, откуда вы берете деньги на эти экспедиции, путешествия, фильмы? Государство помогает?


- От государства я никогда ничего не получала. Я как продюсер нахожу деньги под мои проекты у различных спонсоров. Приходится разрываться между поиском денег, руководством проектов и "тягой к искусству", иначе это "тяга" ни к чему не приведет.

- Есть ли планы поработать в нашей экстремальной стране?

- В Израиле я впервые. Хотелось бы привезти сюда свои фильмы, фотовыставки, поработать в совместных проектах. Были бы предложения...

- Куда отправитесь в следующее путешествие?

- Хочу на острова Полинезии, в Новую Зеландию. Но это обычные, текущие планы. Мне нужно, необходимо поставить перед собой какие-то новые цели, большие, значительные, равные Северному полюсу, Антарктиде.

- Космос?

- Может быть... Может быть...

*     *     *

КНИГИ В.ХАНЕЛИСА
"Родились и учились в Одессе.
Материалы к энциклопедическому словарю".

570 стр. большого формата, около 5.000 персоналий.
Стоимость книги: в Израиле - 99 шек.;
в Европе, США и странах СНГ - $34,99.


"В нашем странном городе".
Сборник мистических и фантастических рассказов.

Стоимость книги в Израиле - 55 шек.;
в Европе, США и странах СНГ - $19,99. В цены входит пересылка.
Для заказов обращаться: V. Hanelis, 11 Livorno str., apt. 31,
Bat-Yam, Israel-59644, telfax +972-3-551-39-65,
e-mail - vhanelis@gmail.com


| 21.10.2018 06:47