МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=10328
Распечатать

Прорвало канализацию

Д-р Илья Ревич, Ашкелон

Послесловие к 100-летию Александра Солженицына


Однако не скучно стало жить на этом свете, господа. Вот, например, последняя новость: в нашем международном элитном небоскрёбе на всех этажах вдруг прорвало канализацию. И как-то от этого становится веселее и духоподъёмнее. Трещат на всех телеканалах и радиоволнах хорошо загримированные тётки и дядьки. Бабло и статус обязывают…

Это мирочувствие пришло ко мне отнюдь не случайно. Посмотрел в сети материалы по поводу столетия А. И. Солженицына и удивился полярности высказываний о нём.

А что всё-таки сделал он такого, что взбудоражило весь белый свет? Он заявил, что русская поговорка – сын за отца не отвечает – не верна, и сын все-таки отвечает за отца. И это справедливо. Конечно, не в правовом смысле дети ответственны, но в нравственном и религиозном смыслах. Они смогут освободиться от ответственности и снять гнёт со своей души, только если дистанцируются от преступлений прежних поколений.

Александр Исаевич напомнил, что нужно осторожней обращаться с ярлыком «национал-предатель». Когда выдающиеся умы, такие как Г. Федотов, С. Франк, Н. Бердяев и многие другие, не приняли ленинизм, а Троцкий и Бухарин – сталинизм, это не было предательством. Когда сам Солженицын, В. Некрасов, Галич, Гроссман, Сахаров, генерал Григоренко восстали против советской лжи, это было не предательство, а прозрение. И генерал Власов, ушедший из сталинской корпорации, в глубоком смысле не предатель (да, он ушёл не туда, а у него было – куда?), но он был человеком-воином, у которого проснулась совесть. Не являлись предателями по отношению к своему народу и генералы вермахта, порвавшие с фюрером и взошедшие на плаху. Во всех этих случаях это было отторжение в той или иной степени от политической паранойи. От края нравственной ямы. От нежелания быть палачами. Называть восставших против тоталитарной и авторитарной инквизиции «национал-предателями» – значит, не видеть за деревьями леса.

А. И. Солженицын. Фото: Alexander Natruskin © Reuters

Солженицын призвал к покаянию, к очищению и изменению сознания своих соотечественников, но в первую очередь – русских и евреев. Он, видимо руководствовался принципом: кому много дано, с того и многое спросится. Работая с документами, он увидел, что очень много евреев служило в советских «чрезвычайках». Особенно в Украине, где еврейское население было очень велико. Евреи стали советскими людьми и опорой режима массово и от всего сердца. Сказались относительная грамотность и задор в связи с получением равных гражданских прав, Евреи воспринимали эту власть как свою, и, соответственно, шли защищать ее. И в Украине действительно около сорока процентов оперсостава карательных органов к середине 30-х годов были евреями, а руководящий состав даже на две трети. В Белоруссии тоже было много евреев среди чекистов и партработников. Просто активные люди, делавшие карьеру благодаря воспринятой с детства идее: если ты еврей, ты должен быть более старательным и трудолюбивым, чтобы реализоваться как личность. Ирония истории: когда этот перекос с процентами стали выправлять, начались разговоры об антисемитизме. Кстати, когда Ежов приехал в Украину, он в изумлении бросил: «Да у вас тут какой-то Биробиджан!..»

Но, разумеется, «еврейский фактор» не следует акцентировать, поскольку чекисты других национальностей были ничуть не человечнее. Хотя в наши дни антисемиты бряцают теми процентами, как важнейшим аргументом для обвинения еврейства в социальном сатанизме. Конечно, Солженицын был абсолютно далёк от антисемитизма, он констатировал болезнь советизма. И место, и роль евреев в причастности к развитию этой болезни. Поэтому в дополнение к мыслителю Солженицыну следует сказать, что в европейском контексте надо учитывать национальный состав левой интеллигенции – евреи в большой своей массе всегда поддерживают гуманистические идеи, в то время облачённые в белые одежды социализма. Именно эта основная причина отсутствия Нюрнбергского процесса до сего дня над коммунизмом, хотя пострадавших не меньше, чем от нацизма. А большевизм в России превратил евреев в элиту советской империи и, быть может, сам того не желая, открыл сионизму путь к созданию государства Израиль, который Сталин хотел превратить в оплот советского социализма. Великая честь Израилю за то, что он не дал себя превратить в ГДР-1953, Венгрию -1956 и Чехословакию-1968. И, несмотря на то, что поезд истории давно ушёл, по перрону до сих пор бегают ушлые ребята типа политолога Н. Старикова (недавно выступившего в Тель-Авиве на встрече с израильской общественностью). Этот верный руслан пост-неосталинистской бюрократии предлагает Израилю сменить себе «старшего брата». Дружить, мол, нужно не с США, а с – РФ. Конечно, лучше дружить, чем не дружить. Но важно и то, с каких позиций предлагается эта дружба. Увы, но с кочки зрения антиамериканизма и антиевропеизма. Да, для этого ученого-социолога США и У. Черчилль – враги России и Израиля. А ведь скрыл гость Тель-Авива, что говорил великий Уинстон в Фултоне и Цюрихе, никогда не желавший зла еврейскому и русскому народам. Он не начинал никакую «холодную войну», что ему приписывал советский официоз. Он чётко и ясно заявил, что свободный мир не может спокойно смотреть на преступления коммунистической власти по отношению к великому народу, сломавшему хребет Гитлеру. Если по этой причине Черчилль враг, то всё ясно с пропагандистами путинского извода. Даже стыдно за боевых орлов и соловьёв новой гибридной войны. Зачем им такое? Перед историей, как перед своими детьми, просто некрасиво.

Нужно же смотреть в корень. Солженицын был почвенником-националистом и боялся интернационального социализма (сталинского коминтерна). Он увидел опасные последствия участия евреев в партийно-советском строительстве. И ужаснулся. И было отчего. Другой выдающийся мыслитель – Ханна Арендт (немецкая еврейка, замечательный социальный философ) также увидела опасность смертельной болезни левизны в еврействе, но её мало кто услышал. Она могла сказать, что есть евреи-подлецы в социальном смысле, по убеждению. Но есть и евреи-несчастливцы, севшие не на тот корабль. Эта правда не есть антисемитизм!

Солженицын, как националист и почвенник, крайне резко критиковал революционный пафос большевизма, когда власть выпустила прогуляться на простор истории диких крестьян и полукультурных евреев. И те, и другие хлынули в русскую цивилизацию, но переварить их было сложно. Россия захлебнулась кровью! Что и показали чудовищные жертвы и до войны, так и в войну с нацизмом. Конечно, были и культурные крестьяне, и культурные евреи. Но – мало. Культурные крестьяне хотели землю пахать и пошли в умеренные эсеры, а культурные евреи – в меньшевики и кадеты. Или эмигрировали. Или пошли в науку и инженерно-техническую сферу.

Однако в начале советской истории пересилить большевиков было невозможно, ведь дикости и бескультурья всегда больше; обыкновенного песка всегда больше, чем золотого. Две несостоявшиеся реформы – крестьянская и национальная – сожгли всю прежнюю российскую жизнь, перемололи ёе, уничтожили. Крестьяне и инородцы: два потока, два притока. Крестьяне в Зимнем стали в царский сервиз гадить, а полукультурные инородцы записались в ЧК и ЦК. Стали идеологическими надсмотрщиками типа академиков Митина (философ) и Иоффе (историк, сварганивший Историю Великого Октября по заказу Политбюро)...

Солженицын с горечью писал, когда умнейшие и благороднейшие люди страны говорили об опасности прихода в революцию диких крестьян и полукультурных инородцев, то Ленин называл эти предостережения интеллигентскими воплями, а саму интеллигенцию обзывал неприличным словом. Мол, революция не ждёт, а История приказывает: полный вперёд! Большевики не стали ждать милостей от природы и истории. И Ленин мог сказать: уж, извините, но бабы других нам не нарожали, для революции нет других крестьян и других евреев. Его предостерегали от гражданской войны, но он жаждал её. Якобы в этом огненном тигле из бросового материала возникнет драгоценный элемент – новое социалистическое человечество.

Строго говоря, Ленин и Сталин – это не вожди революции и социального прогресса, а бесноватые алхимики регресса, творцы лживого и опасного мифа о новом общественном строе. Объективно! Один грезил гражданской войной и осуществил её, а другой её продолжил, уничтожая самую трудовую часть крестьянства. Уничтожая гуманитарную интеллигенцию, как светскую, так и религиозную. И за это палачество им нужно ставить памятники? А вот в Европе и Северной Америке культурные крестьяне и культурные евреи вместе со всеми другими культурными людьми создали цивилизационные основы современного общества.

Солженицын не одинок в констатации причин и последствий большевистской атаки на здравый смысл. Безукоризненный гуманист Ст. Цвейг в письмах к Р. Роллану сокрушался по поводу сталинских политических процессов: «…ветераны революции… расстреляны, как бешеные собаки; это опять Кальвин, убивающий Сервета из-за расхождений в толковании Священного Писания. Все та же метода – что у Гитлера, что у Робеспьера: объявлять расхождение мнений «заговором»». Объявили и безжалостно карали за инакомыслие на протяжении десятилетий. Таков был «русско-еврейский век», который страшными ранами искалечил наши души и сердца. Но дал и шанс выздоровления.

В Новое время, вплоть до ХХ века, люди не знали, как выглядит полноценный ад. Ни Шекспир, ни Гойя, ни Толстой, ни Достоевский не знали, что такое ад. Вернее, знали, но он был как бы «домашний». И только в ХХ веке с Освенцимом и ГУЛАГом в нашу жизнь осязаемо и зримо вошёл ад, как банальность абсолютного зла. Солженицыну досталась доля свидетельствовать о нём. Его душа была обожжена адским огнём космического масштаба.

Коротко об авторе

Илья Ревич родился в 1948 году в Биробиджане, работал с 15 лет на фабрике и заводе. Окончил вечернюю школу, затем учился на философском факультете Уральского госуниверситета. Получил распределение в Хабаровский институт культуры, где преподавал философию и эстетику. Затем работал в Хабаровском институте инженеров железнодорожного транспорта, Хабаровском педуниверситете (профессор), Хабаровской госакадемии экономики и права (профессор). Защитил кандидатскую диссертацию по философии в МГУ им. Ломоносова (1986), а докторскую по философской антропологии и культурологии защитил в Институте философии РАН (Москва, 2002). В настоящее время живет в Ашкелоне, читает книги об Израиле и пишет книгу по философии (в творческом портфеле Ильи Ревича - около сотни публикаций в Москве, Хабаровске, Биробиджане, Комсомольске-на-Амуре). В «МЗ» публикуется не впервые.


| 22.12.2018 13:08