МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=10348
Распечатать

Последний из гетто

Петр Люкимсон, «Новости недели», Тель-Авив

C уходом из жизни Симхи Ротема закрылась страница, связанная с историей восстания в Варшавском гетто


На 95-м году жизни в Израиле скончался последний из доживших до наших дней участников восстания в Варшавском гетто Симха Ротем, унеся с собой в могилу несколько тайн, связанных с одной из самых героических страниц еврейской истории

Симха Ротем, з”л. Фото: stljewishlight.com/

Симха Ротем (Ратхайзер) родился 10 февраля 1924 года в Варшаве в интеллигентной еврейской семье. В 13 лет он присоединился к движению "Ноар циони", мечтал уехать в Эрец-Исраэль, но начавшаяся Вторая мировая война помешала этим планам. В первые же дни войны немецкая бомба попала в дом семьи Ратхайзер, похоронив под обломками отца и трех братьев Симхи. В 1940 году, когда евреев Варшавы стали загонять в гетто, мать отправила Симху к родственникам, в местечко под Радовом, но в 1942-м, поняв, что нацисты намерены уничтожить евреев местечка, он вернулся в гетто.

Вскоре юный Ратхайзер вступил в ряды еврейского подполья, а в апреле 1943-го, с началом восстания, стал бойцом отделения Марка Эдельмана, входившего в батальон Ханоха Гутмана. Вскоре Гутман обратил внимание на то, что Симха Ратхайзер совсем не похож на еврея, более того, немцы нередко принимают его за своего, и решил использовать юношу в качестве связного между батальоном и руководителями восстания Мордехаем Анилевичем и Ицхаком Цукерманом. Тогда-то Симха и получил боевой псевдоним Казик.

Идея Гутмана сработала: благодаря "арийской" внешности Казик довольно свободно передвигался по территории гетто и даже выходил за его пределы, не привлекая к себе внимания немцев. Тогда же он познакомился с двумя поляками-водопроводчиками, работавшими в Варшавской мэрии. Те рассказали, что городская канализация ведет из центра на самую окраину Варшавы, а там уже рукой подать до леса, который может стать надежным укрытием. Когда Симха сообщил об этом Ицику Цукерману и его невесте Цивии Любеткин, те решили использовать этот путь для вывода евреев из осажденного и уже пылавшего со всех сторон гетто. Цукерман переговорил об этом со своими новыми знакомыми-поляками, и те согласились в обмен на огромные деньги вывести группу людей через канализационные ходы на окраину города. Однако они немедленно отказались, когда узнали, что выводить надо евреев. Тогда Казик направил на них пистолет и заявил, что если они не выполнят уговор, то он запросто убьет их.

В назначенный час к канализационному люку на улице Болеслава Пруста подъехал захваченный повстанцами грузовик с 34 бойцами еврейского сопротивления, и они один за другим стали спускаться в канализацию. Позже Симха Ротем рассказывал, что должна была подойти еще одна группа из нескольких десятков человек, и Цивия Любеткин приказала ему дождаться всех. Однако на месте стали собираться любопытствующие поляки, вот-вот могли появиться немцы, и Казик распорядился закрыть люк и двинуться в путь, не дожидаясь опоздавших. В итоге все эти бойцы благополучно добрались до леса, где создали партизанский отряд.

Позже Цивия Любеткин обвинила Казика в том, что он бросил товарищей по борьбе на погибель. "Она сказала мне: "Мне хочется тебя расстрелять!" - рассказывал Ротем. – Я ответил: "Стреляй! Но тогда я буду стрелять в тебя, и кому станет легче оттого, что мы оба умрем?!"

Другие участники восстания Варшавского гетто рассказывали эту историю несколько иначе, считая, что претензии Цивии были справедливы, и на совести Казика лежит кровавое пятно. Но кто теперь может сказать, на чьей стороне здесь правда?!

Известно, что вскоре после доставки группы беглецов в леса Казик тем же путем, через канализацию, вернулся в гетто, чтобы вывести оттуда оставшихся в живых товарищей. Но восстание к этому времени было подавлено, пустые улицы усеяны трупами. По словам Ротема, в те минуты он почувствовал себя последним евреем Варшавы.

Спустя год после начала восстания в Варшавском гетто Симха оставил свой партизанский отряд, чтобы вернуться в любимый город и воевать на стороне поляков. По окончании войны он присоединился к подпольной организации "а-Некем" ("Возмездие"), которая расправлялась с поляками, замеченными в сотрудничестве с нацистами. Это одна их самых темных страниц в биографии Казика - он отказывался отвечать на вопросы, касавшиеся этого периода его жизни.

В 1946 году Симха Ратхайзер репатриировался в Израиль и принял участие в Войне за Независимость. Он сменил фамилию на Ротем, женился, стал отцом двоих детей и сделал успешную карьеру – с 1962 по 1986 годы был гендиректором сети супермаркетов "Кооп-Иерушалаим". Все эти годы Ротем активно участвовал в увековечивании памяти героев восстания Варшавского гетто, принадлежавших к организации "а-Шомер а-цаир", но при этом крайне неохотно и скупо давал интервью о своей роли в восстании. Большая часть вышеприведенных фактов известна из рассказов других еврейских подпольщиков.

Журналист Арье Голан в заметке памяти Симхи Ротема, опубликованной в газете "Маарив", рассказал, что в 2003 году тот принимал в своем иерусалимском доме Марка Эдельмана, который, будучи противником сионизма, остался жить в Польше. Голану довелось присутствовать на этой встрече, и он все надеялся, что удастся выяснить новые подробности о восстании в Варшавском гетто, только Ротем и Эдельман много пили и мало говорили. Но однажды, когда Голан вез Ротема на прием, устроенный посольством Польши, тот сказал ему: "Ни у кого из нас не было в те дни сомнений, что мы рано или поздно погибнем. Поэтому единственное, чего мы хотели, - это умереть с оружием в руках!"

По словам Арье Голана, в Израиле и в Польше Симхе Ротему было отдано немало почестей еще при жизни. Он был непременными участником всех государственных церемоний, связанных с Катастрофой. 19 апреля 2003 года, в честь 70-летия со дня начала восстания в Варшавском гетто, польский президент Бронислав Коморовский вручил ему Орден Возрождения Польши. На улице Пруста, на месте, где Казик руководил операцией по выводу евреев из Варшавского гетто, сейчас установлен памятник.

Симха (Казик) Ротем упокоился на кладбище кибуца Арэль рядом со своей женой Гиной. В церемонии похорон вместе с одним из сыновей и пятью внуками покойного приняли участие сотни людей, среди которых был и заместитель посла Польши в Израиле Петр Козловский. В день похорон Симхи Ротема по указанию министра просвещения Нафтали Беннета во всех школах страны прошли специальные уроки его памяти.

Польские СМИ отметили, что с уходом из жизни Симхи Ротема окончательно закрылась страница, связанная с историей восстания в Варшавском гетто – очевидцев этого события не осталось. Теперь все в руках и на совести историков…


| 14.01.2019 11:06