МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=10424
Распечатать

О польском гоноре
и нашем невежестве

Белла Кердман, Мазкерет-Батья




Cлучается, что давняя публикация вдруг обретает новую жизнь и приобщается к текущим событиям. Так ко мне вернулась статья «Еще раз об антисемитской Польше», опубликованная в «Еврейском камертоне» в ноябре 2015 года. Переслал ее знакомый одессит, проживающий ныне в США. Приведу его письмо и сопровождающие мою статью комментарии американских читателей. Но прежде замечу, что понятие «польский антисемитизм» я употребляю исключительно в кавычках – в согласии с Иосифом Бродским, который любил Польшу и отмечал «инстинкт сопротивления», присущий ее народу.

Сперва о текущих событиях, вызвавших к жизни мою статью о «польском антисемитизме», более чем трехлетней давности. Это потрясающее невежество первых лиц нашего государства, сорвавших важнейшие политические акции в Варшаве и Иерусалиме своими не просто неуместными на дипломатическом языке, а и нелепыми, противоречащими исторической правде высказываниями.

Вернусь к письму из США, полученному четыре года назад. «Вот получаем мы от здешней знакомой твою толковую (и, по-моему, справедливую) статью!» – это слова земляка. А далее - безымянные для меня читатели: «Интересная статья, и я в целом согласна с таким подходом к теме. Тем более интересно, что мы ещё в раздумьях: ехать или нет летом в Польшу. После этой статьи хочется ехать». И еще одно мнение: «Очень интересная статья. Написана спокойно, без односторонней ангажированности, следует старому латинскому праву: выслушай и другую сторону. Этот дуализм по отношению к евреям проходит через всю польскую историю. Это любовь и ненависть. Польские евреи после войны имели свои газеты и журналы, главным редактором газеты "Слово Жидовске" выходившей на идише и польском был до 1968 года Гирш Смоляр. Он же открывал памятник героям и мученикам Варшавского гетто в 1948 году. Синагога функционирует. Масса поляков и туристов ежедневно приходят на спектакли в Еврейский театр и слушают через наушники перевод на польский. Открылся в Варшаве Еврейский музей. Плюс к статье: это польские католики в годы войны создали организацию по спасению евреев – «Жегота». (К концу 1943-го у «Жеготы» были филиалы в Кракове и во Львове, а также специальные отделения в Кельце, Пётркуве и Радоме. Более 2000 поляков, участвовавших в операциях «Жеготы», были казнены нацистами, в том числе около 700 членов самой «Жеготы» - БК). Действительно, после 1968 года евреи могли без проблем уехать из Польши. Кстати, жена Гомулки была еврейкой: София Гомулкова. Гомулка в 1967 году на съезде профсоюзов действительно назвал польских евреев, которые открыто радовались победе Израиля "пятой колонной", но не сказал открыто: убирайтесь! В марте 1968- го после выступлений студентов он и его секретарь ЦК сказали, что евреи могут покинуть Польшу без больших формальностей, т.к. к этому времени дипотношения с Израилем были разорваны. Летом 1967 года я был почти месяц в Варшаве и наблюдал эту картину вблизи. Мой отец, старый польский коммунист и отставной полковник, в конце 1968 года покинул Польшу».

Сегодня мы имеем такую картину маслом: из Польши делают чуть ли не главного антисемита и вершителя Холокоста! Ее стали писать в этой теме через запятую сразу после Германии, а следом никого не пишут. Некоторые статьи начинаются так: «В Польше до войны проживало 3 миллиона евреев», и многие читатели делают вывод, что уничтожили эти миллионы поляки – такова логика изложения! На экранах TV и на страницах таблоидов появляется выражение «польские охранники в лагерях смерти», тогда как фактически их там не было, хотя бы потому, что немцы местному населению не доверяли. Да и фактически лагеря были не польскими, а немецкими на оккупированной территории Польши. «Немецкой логистикой», - как назвал их в одной из полемик некий израильтянин: Польша в центре Европы, евреев много под рукой, к тому же не придется травмировать свое, немецкое население.

"Лагеря смерти принадлежали нацистской Германии. ZDF, извинитесь!" - написано на билборде на колесах. Фото: EPA

Я услышала однажды по РЭКА от известного нашего обозревателей, что большинство лагерей смерти было не на аннексированной Германией части Речи Посполитой, а в «Польском генерал-губернаторстве». А то, что это учрежденное нацистами в октябре 39-го «губернаторство» со столицей в Кракове, во главе с Гансом Франком, казненным по решению Нюрнбергского процесса, было под немецкой оккупацией, он не сказал, так что человек, не знакомый с историей 2-й мировой войны, мог принять те остальные (Треблинку, Белжец, Собибор, Травники, Майданек и пр.), за «польские лагеря смерти». Между тем, по личному приказу Гитлера в том «губернаторстве» за три весенних месяца 42-го года было расстреляно около 3 тысяч поляков. Это был цвет нации – ученые, фабриканты, общественные деятели. А перед тем не без личного указания Сталина в марте 40-го был уничтожен цвет польского воинства в числе 21857 человек, расстрелянных в Катыни.

Это я написала несколько лет назад. А сейчас, 18 февраля 2019 года тот же обозреватель в новостной программе РЭКА заявил, что по сути наш премьер-министр Биньямин Нетаниягу (сын выдающегося историка, между прочим), сказавший в Варшаве на саммите, что Польша сотрудничала с Гитлером в реализации Холокоста, и наш только что назначенный и.о. министра иностранных дел Исраэль Кац, заявивший, что поляки впитали антисемитизм с молоком матери, правы по сути, просто в политических интересах страны, не стоило такое говорить. И снова повторил: ведь самое большое число лагерей смерти было на территории Польши!

А вот вам факты. Я бы сказала, основные. Польша была единственной из оккупированных гитлеровцами европейских стран без колаборационистского правительства, и ни одного воинского соединения под польским флагом на стороне Вермахта не было! Другие были, целыми полками, дивизиями и даже армиями сдавались и служили врагу, а поляки боролись на два фронта: сперва с германцами и советскими «освободителями» согласованно ступившими на их территорию в 39-м, потом – с нацистами на оккупированных территориях Союза и своей собственной. И как же они дрались! В октябре 1943 года под поселком Ленино, Могилевской области впервые вступили в бой поляки – пехотная дивизия им. Костюшко. Командовал ею полковник Зигмунд Берлинг. За доблесть в бою под Ленино 242 польских воина получили советские ордена и медали, а трое стали Героями Советского союза (сведения из Интернета). Тем не менее, в обществе вполне прижился трафарет: «польские лагеря смерти».

Наконец, случайно ли оба «курьера Холокоста», сообщившие сильным мира того, что происходит с евреями в гетто и лагерях, были поляки: офицеры Армии Крайовой, ведущей подпольную борьбу с оккупантами, Ян Карский и Здислав Пилецкий? Увы, им не поверили. Или сделали вид, что не верят. Вспомним, как те же союзники по Антигитлеровской коалиции гнали от своих берегов суда и суденышки, на которых пытались спастись европейские евреи.

Не раз звучала поправка из Польши: «Не польские лагеря, а немецкие на территории Польши». Сперва достаточно терпеливо поправляли, со временем появилось раздражение. И вот, относительно недавно правым правительством принят закон, предусматривающий уголовное наказание вплоть до трех лет заключения за обвинение Польши в участии в Холокосте. Нельзя не признать его появление сегодня, когда в мире набирает силу новая волна антисемитизма, неуместным. До нелепости, если учесть действительное положение дел в этой стране и тогда – во время второй мировой войны, и впоследствии.

Я давно интересуюсь Польшей, неоднократно бывала там и до репатриации в Израиль, и уже отсюда. Выучила польский язык и стараюсь быть в курсе происходящих там событий. Таких, например, как покаянные акции молодого художника Рафала Бетлеевского. Вот одна из них: он приходит в место, где когда-то массово проживали евреи, вывешивает банер со словами "Tęsknię za Tobą, Żydzie!" («Я скучаю по тебе, еврей»), ставит стул, на который кладет кипу и ждет; а когда подходят местные жители, рассказывает о тех, кто населял окрестные дома и был убит только за то, что был евреем. Да, для тех, кто не знает: в польском языке «жид» - это «еврей», другого термина для этого понятия просто нет (кстати, во время пребывания в Польше мне это нисколько не мешало, я не вздрагивала от его звучания, как это бывало в Союзе). Еще одна из множества покаянных акций: спектакли лодзинского театра «Брама Гродска» (до войны этот район назывался «Брама Жидовска»), который показывает истории из еврейского фольклора – простые эпизоды из жизни простых людей, соседей-евреев, исчезнувших из бытия.

А талантливые польские фильмы о войне и оккупации, не случайно входящие в число шедевров мировой кинематографии! В них тема покаяния за преступления соплеменников перед евреями звучит искренне и беспощадно. Назову несколько; «Скорбная неделя» Анджея Вайды, «Ида» Павла Павликовского, «Стерня» Владислава Пасиковского, «Во тьме» Агнешки Холланд. Темой участия своих, из местного населения, в преступлениях Холокоста никто, кроме польских мастеров, до сих пор всерьез не занимался. Это начали и много лет делали только они!

Что же, на оккупированных территориях Украины, Белоруссии, Прибалтийских республик, России, Франции и пр. аборигены были сплошь белые и пушистые, они не помогали нацистам истреблять евреев? О, нет, и мы это знаем. Сейчас и некоторая статистика стала появляться, и некоторые документы открываются. Например, на оккупированных немцами территориях, входящих ныне в РФ, действовало 41 гетто, в которых методично истреблялось еврейское население. Гетто были в Калуге, Орле, Смоленске, Твери, Брянске, Пскове и во многих других местах. Охрану их несли, как правило, местные полицаи, они же, при полном одобрении местного населения, захватившего еврейское имущество, проводили массовые убийства евреев.

О том, как повело себя относительно евреев местное население Литвы во время немецкой оккупации, мы знаем из книги Руты Ванагайте «Наши», стоившей ей обструкции не только со стороны земляков – ее оставили даже многие друзья и родственники. Однако самым ценным документальным свидетельством о Холокосте я считаю 10-серий фильм «Шоа» известного французского режиссера-документалиста Клода Ланцмана. В Союзе его не показывали, я посмотрела здесь, по одной серии в день, это тяжелое зрелище. Ланцман снимал свой фильм по горячим следам, вскоре после войны. Он посещал лагеря и опрашивал окрестное население, в том числе евреев, которым удалось выжить. И явно неслучайно в рассказах его собеседников синонимом слов «надсмотрщик», «капо» звучит «украинец».

Так что же, я пытаюсь утверждать, что в Польше не было и нет антисемитизма? Еще как был и есть! А где нет? Но разве сам за себя не говорит факт, что треть признанных Праведниками мира спасателей евреев в пору Холокоста (почти 30 тысяч человек) – это поляки, таков счет Мемориала Яд Вашем. И еще цифра: 2 тысячи поляков было казнено оккупантами за помощь евреям. А насчет «польского антисемитизма» я процитирую известного писателя и журналиста (еврея, кстати) Адама Михника, одного из активных деятелей Солидарности – уж он-то наверняка «в теме»: «Все польские политические силы – от правых до левых – вели упорную борьбу против нацистов. Польские правые организации, в отличие от большинства стран Европы, не встали на путь сотрудничества с нацистами, несмотря на существование в Польше довольно стойкой антиеврейской традиции…Польские антисемиты сражались против Гитлера, а некоторые из них даже участвовали в акциях спасения евреев, хотя за это им грозила смерть. Так возник специфический польский парадокс: на оккупированной польской земле можно было одновременно быть антисемитом, героем антигитлеровского сопротивления и участником операций по спасению евреев».

И вот вам конкретный пример этого утверждения Адама Михника.

Католическая писательница и журналистка Зофия Коссак-Щуцка, классическая антисемитка и классическая праведница, вставшая во главе католической подпольной организации «Фронт Возрождения Польши». Кстати, в 2009 году Банк Польши выпустил серебряную монету достоинством в 20 злотых с изображением этой женщины и девизом: «Поляки, спасающие евреев». В громком воззвании, прозвучавшем от имени Католического фронта освобождения Польши в августе 1942 года, пани Коссак-Щуцка писала: «В Варшавском гетто, отделенном стеной от мира, несколько сот тысяч смертников ждут смерти. У них нет надежды на спасение. К ним никто не придет на помощь. Количество убитых евреев перевалило за миллион, и эта цифра увеличивается с каждым днем. Гибнут все. Богатые и бедные, старцы, женщины, мужчины, молодежь, грудные дети... Они виновны лишь в том, что родились евреями, приговоренными Гитлером к уничтожению. Мир глядит на эти преступления, самые страшные из всех, что видела история, и молчит... Дальше нельзя терпеть. Тот, кто молчит перед фактом убийства, тот сам становится пособником убийцы... Кто не осуждает – тот разрешает. Кто гордое, свободное прошлое Польши посмел бы соединить с нечестивой радостью при виде несчастья ближнего своего — тем самым не есть ни католик, ни поляк… Поэтому поднимем голос мы, поляки-католики»… И она же заявляет: «Наши чувства в отношении евреев не изменятся. Мы по-прежнему считаем их политическими, экономическими и идейными врагами Польши»…

Пани Зофия далее утверждает, что евреи ненавидят их, поляков, больше, чем немцев. Адам Михник, однако, замечает, что далеко не все спасавшие евреев поляки придерживались такого мнения. Вот вам «польский парадокс» в чистом виде!

О принятом в Польше законе об уголовной ответственности за утверждение о пособничестве польского народа гитлеровской Германии в годы второй мировой войны. Как же представляют себе авторы его осуществление? Допустим, к своим гражданам еще можно применить предусмотренное этим законом наказание. Только вряд ли кто-то из поляков назовет, скажем, Освенцим «польским лагерем смерти». Но вот один из многих употребляющих это выражение – бывший президент США Барак Обама. И еще двое: Б.Нетаниягу и И.Кац. Что, польское правосудие достанет их и посадит на три года в тюрьму?! А если простой смертный любой страны, недостаточно осведомленный в истории той войны и особых, достаточно сложных польско-еврейских отношениях, так скажет или напишет? За слова – тюремное заключение?! Однако предусмотрено ведь законом уголовное наказание за отрицание Холокоста!

Рискну поставить сомнительный вопрос: а не получается ли, что признанием участия лиц из местного населения в преследованиях и убийствах наших соплеменников в Едвабне, Кёльце и некоторых других местах, многочисленными покаянными акциями, перформансами, кинофильмами, а также официальными извинениями перед еврейским народом президента Края, как часто называют свою страну сами поляки, Александра Квасьневского и главы католического клира Йозефа Глемпа в 2001 г, а спустя десять лет и президента Бронислава Коморовского, Польша сама навлекла на себя роль «главного антисемита» в восприятии обывателей? И новый закон – об уголовном наказании за обвинение ее в пособничестве Гитлеру – разве не усилил эту тенденцию?


| 19.02.2019 14:27