МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=10523
Распечатать

Стоит ли войны генерал Сулеймани?

Д-р Владимир Месамед

Израильский иранист о ликвидации иранского генерала террора: кем он был и что теперь будет

 В ночь на 3 января на выезде из аэропорта иракской столицы – Багдада – был ликвидирован командир элитного подразделения «Кодс» иранского  Корпуса стражей исламской революции (КСИР) генерал Касем Сулеймани. Это случилось, несмотря на то, что всего два дня назад, когда США обвинили Иран в организации нападения на свое посольство в Багдаде, лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи жестко заявил, что Америка совершит страшную ошибку, если попытается нанести ущерб иранским интересам. Но в ночь на пятницу Ирану нанесен не просто ущерб, а громадный урон.


 
Сняли ферзя

Несмотря на не самый высокий пост даже в структуре Корпуса стражей иранской революции (КСИР), являющегося, по сути,  важнейшей опорой исламского режима, генерал Сулеймани считался в стране человеком номер два после духовного лидера Ирана Али Хаменеи, хотя мнил себя первым, и почтенного аятоллу часто в грош не ставил, самолично принимая решения во всех странах, где действовали его боевики  и различные шиитские формирования, прямо или косвенно аффилированные с Ираном: в Сирии, Ливане, Ираке, Йемене…
Именно он, возглавляя подразделение «Кодс», несет прямую ответственность за тяжелую смуту последних месяцев в соседнем Ираке.
Это он планировал подлинное кровопролитие против американцев повсюду на Ближнем Востоке.
Именно его, а не лощеного и всегда улыбающегося Мохамада-Джавада Зарифа считали реальным главой МИДа, по крайней мере – на ближневосточном пространстве, а где еще вершится подлинная политика?  
Именно он, а не президент Хасан Рухани собирал руководителей стран шиитской «дуги» в их столицах и инструктировал суровыми солдатскими словами.  
Именно с генералом Сулеймани нужно было договариваться президенту Путину об отводе войск  на сирийской территории  с 15-километрового или 85-километрового коридора, как того  хотел Израиль. В этом он имел реальную власть, хотя никогда бы на такое не пошел.  
И не кто иной как Сулеймани стоял за произошедшим в начале 2018 года  первым прямым военным столкновением  между Израилем и Ираном на сирийской территории, когда размещенные  там, вблизи израильско-сирийской границы, иранские военные соединения произвели запуск ракет в сторону еврейского государства, а Израиль в ответ обстрелял иранские позиции. Вспомним и о запущенном 9 апреля того же года на территорию Израиля иранском беспилотнике с зарядом взрывчатки, в ответ на который Израиль подверг обстрелу авиабазу Тияс (T-4) в глубине сирийской территории. В результате этого рейда израильской авиации погибло 7 иранских военнослужащих, представлявших КСИР, то есть собственно подразделения «Кодс».  
 Нет сомнений, что и за попыткой штурма американского посольства 27 декабря тоже стоял глава легендарного подразделения КСИР. В социальных сетях в эти дни циркулировал видеоклип с надписью на ограде здания багдадского диппредставительства США: «Касем Сулеймани – наш командир».  В день гибели Сулеймани его заменили другим – с надписью: «Американцы два дня не стирали имя генерала с забора, а сегодня стерли его самого».  
США расквитались с военачальником, который стоял в  последние годы за организацией и реализацией всех крупных  терактов или операций на ближневосточном геополитическом пространстве, которые  унесли тысячи и тысячи жизней. Шаг за шагом он создавал в регионе «шиитскую дугу», никак не отвечавшую американским планам на этом пространстве.
Гибель генерала Сулеймани обрадует и многих иракцев, обеспокоенных повышением влияния Ирана в их стране. Символом этого и был покойный глава «Кодс», закончивший свои дни там, где находятся святые для шиитов Наджаф и Кербела и куда он хотел окончательно распространить идеи шиитской исламской революции.

Корпус собственной власти

 Уже несколько лет и КСИР, и знаменитый генерал находятся под санкциями США, считающих их террористами.  В Иране с такой идентификацией категорически не согласны,  и даже либеральный, по иранским меркам, экс-президент  Мохаммад Хатами заявил по этому поводу:
«Разве может кто-либо охаивать КСИР, который  противостоит террористам и приносит своих бойцов в жертву?».
 Правда же в том, что экс-президент защищает организацию, воюющую за рубежами Ирана, на сирийской территории, поддерживая потерявшего легитимацию президента Башара Асада,  борющегося со своими противниками,  убивая тысячи беззащитных граждан.  
На стороне Хатами и его нынешний коллега Хасан Рухани:
«Если США сделают что-либо против КСИР, это будет с их стороны непростительной ошибкой. Они не знают, что КСИР – это не только военная сила, это нечто, что нашло свое место в сердце каждого иранца».
На постоянную критику США в отношение КСИР отреагировал и глава иранского МИДа Джавад Зариф. На своей личной странице в Twitter он написал:
«Сегодня все иранцы – стар и млад, мужчины и женщины чувствуют себя бойцами КСИР. Все они рядом с нашими бойцами, которые защищают нас в соседних странах ближневосточного региона перед лицом агрессии и террора».
Зариф преувеличивает. В Иране не все любят КСИР и его подразделение «Кодс». Ни для кого в стране не являются секретом  острые противоречия, существующие между либералами, составляющими ныне большинство в правительстве президента Рухани,  и фундаменталистами из КСИР.
Эти противоречия появились не вчера и не сегодня, а существуют в течение всего срока нахождения Рухани во главе исполнительной власти. После заключения Венского соглашения 2015 года КСИР организовал широкую кампаниию травли либерального правительства, сумевшего добиться снятия с Ирана санкционного прессинга. Рухани и всю переговорную команду во главе с министром Зарифом клеймили позором и обвиняли в предательстве национальных интересов. Действующий президент не раз заявлял о коррупции в КСИР, саботаже Корпусом реализации приватизационных планов и др.

Главная опора режима

Покойный генерал Сулеймани отдал КСИР два десятилетия своей жизни. Именно там он заслужил национальную славу и нажил кучу врагов. Но в эти годы произошла и разительная перемена в позиционировании Корпуса.  
Поначалу, после революции 1979 года, он был создан с целью обеспечения безопасности и защиты внутреннего порядка в стране. Хорошо зарекомендовав себя во время ирано-иранской войны 1980-1988 гг., КСИР создал ситуацию, когда только ему стали поручаться самые крупные операции, а регулярная армия привлекалась лишь для артиллерийской поддержки.
С приходом на пост президента одного из бывших высокопоставленных деятелей КСИР - Махмуда Ахмадинежада -  появились заметные симптому того, что Корпус поглотит иранскую армия. Однако постепенно КСИР сосредоточился на карательно-репрессивных функциях.
Для подавления студенческих волнений, особенно проявивших себя в Иране в 1998-2000 гг., власти полагались только на КСИР, успешно справившийся с порученной задачей. В последние годы КСИР жестоко гасил стихийные протесты населения в азербайджаноязычных провинциях Северо-Запада страны, выступления арабского населения в южной провинции Хузестан, недавние массовые бунты, инспирированные  резким подорожанием бензина и критической экономической ситуацией.
С течением времени  Корпусу были предоставлены права подрядчика по ряду объектов государственного значения. Фанатики-исламисты показали, что им ведома и четкая деловая хватка.
КСИР настолько обрел политическое и организационное могущество, что стал государством в государстве. Его олицетворением в последние годы и был генерал Сулеймани. Он чуть было не стал президентом: уже несколько месяцев  идут разговоры о том, что фундаменталистское крыло духовенства намерено провести на этот пост вполне способного удовлетворить их притязания крепкого силовика Касема Сулеймани. 3 января стало ясно, что этому не бывать.

Гнев велик, возможности ограничены

Хотя сегодня аятолла Али Хаменеи сказал, что Иран жестоко отомстит США за гибель Сулеймани, возможности у него для этого весьма ограничены. Ирану предстоит найти такой ответ, который бы не вызвал войны. Ее не хочет ни одна из сторон.
В Израиле предполагают, что одной из опций иранской мести  может быть мощная ракетная атака на него руками ливанской  «Хезбаллы» или палестинских террористических структур. Возможно, такая атака будет предпринята силами «Кодс» с территории  Сирии. В любом случае, это предельно обострит ситуацию в регионе, поставив ее на грань полномасштабной войны.
Однако в Тегеране, надо полагать, отдают себе отчет в том, что такой ход развития ближневосточной истории поставит под вопрос судьбу исламского режима, отягощенного глубокими социально-экономическими трудностями.  
Исходя из этого, трудно ожидать жесткой реакции Тегерана, несмотря на декларативно пугающий тон заявлений.  Кроме того, иранцы никогда  не принимают необдуманных и скоропалительных решений. Вряд ли нынешняя ситуация заставит их отойти от этого принципа. Но в том, что реакция последует, можно не сомневаться.    
Специально для МЗ
Автор – один из ведущих иранистов Израиля,
Сотрудник Института Азии и Африки
 Еврейского университета в Иерусалиме


| 04.01.2020 18:10