МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=10594
Распечатать

Братоубийство «Альталены»

Эли Лихтенштейн

22 июня 1948 года едва не началась гражданская война, которая могла погубить новорожденное еврейское государство

В памяти большинства из нас 22 июня – дата нападения гитлеровской Германии на СССР, начала войны, которую, в отличие от остального мира, там называют Великой отечественной. Но это черный день календаря и в Израиле. 22 июня 1948 года едва не вспыхнула гражданская война в новорожденном еврейском государстве. Это дата уничтожения корабля   «Альталена» у Тель-Авивской набережной. Евреи воевали с евреями…

 

Известный израильский историк Ури Мильштейн отметил: «В памяти Израиля «Альталена» осталась навсегда. Для одних – как национальная трагедия, для других – как спасение от «фашистского переворота». Но мало кто в Израиле осознал, что расстрел «Альталены» на много лет вперед определил политическую историю страны».

Борьбу за возрождение Израиля вели в той или иной мере и разными способами все сионистские организации. Сразу после провозглашения независимости еврейского государства 14 мая 1948 года было решено создать единую армию – ЦАХАЛ. Для этого требовалось объединить вооруженные отряды, принадлежавшие к двум соперничавшим политическим лагерям. В одном из них состояли «Хагана» (Оборона) и ПАЛЬМАХ (Ударные роты). Возглавлял этот лагерь лидер левых сионистов-социалистов, глава временного правительства Бен-Гурион. А в лагерь правых сионистов под руководством Менахема Бегина входили ЭЦЕЛ (Национальная военная организация) и ЛЕХИ (Борцы за свободу Израиля).
С первых же дней своего существования еврейское государство испытывало острейшую нужду в оружии и боеприпасах. В особенно тяжелой ситуации оказались защитники осажденного арабами Иерусалима. 19 мая Арабский легион под командованием британского генерала Джона Глабба развернул наступление на еврейские районы Иерусалима. Созданный британцами легион, состоявший из десяти тысяч солдат и офицеров, имел сильное вооружение, артиллерию и бронетранспортеры. Им противостояли 1000 бойцов бригады «Эциони», 200 бойцов ЭЦЕЛя и ЛЕХИ, из которых оружие имел лишь каждый второй.
 Еще в период британского мандатного правления существовала острая  нехватка оружия. Раздобыть его можно было только за рубежом. Этими поисками занимались ЭЦЕЛЬ и «Хагана». Заграничному штабу ЭЦЕЛя удавалось иногда переправлять в Эрец Исраэль небольшие партии оружия из США, Европы, Индии.
А весной 1948 года ЭЦЕЛ нашел, наконец, отличную возможность доставить в Израиль такую большую массу вооружения, которая дала бы ЦАХАЛу решающее превосходство над врагом, кардинально изменила бы в нашу пользу весь ход Войны за Независимость. Приобрели этот грозный арсенал командир ЭЦЕЛя во Франции Элиягу Ланкин, д-р Шмуэль Ариэли и героиня французского Сопротивления Клер Вайде.  
Благодаря чему ЭЦЕЛ смог добыть столь необходимое Израилю вооружение? 25 марта 1948 года д-р Шмуэль Ариэли составил соглашение между ЭЦЕЛем и министерством иностранных дел Французской республики. ЭЦЕЛ обязался отнестись с пониманием к интересам Франции и выразил твердую уверенность в том, что будет достигнут эффективный союз между Французской республикой и еврейским государством. А Франция разрешила создать на своей территории лагеря для еврейских добровольцев, организовать их военное обучение и бесплатно предоставить им полный комплект вооружения для двух дивизий. Министр иностранных дел Жорж Бидо утвердил это соглашение.
Это не было актом чистого альтруизма. Действовала Франция по соображениям политической целесообразности. Интересы Франции и Британии на Ближнем Востоке были прямо противоположными. В июне 1945 года глава французской миссии в Сирии и Ливане генерал Поль Бейне докладывал Шарлю де Голлю, что единственным потенциальным союзником Франции является еврейский ишув. Франция установила контакты с сионистским движением, и обменивалась с ним разведывательной информацией.
Была еще одна причина, по которой Франция поддержала еврейское Сопротивление на Земле Израиля. Известно, что евреи сыграли выдающуюся роль во французском Resistance. В Париже последователи Зеэва Жаботинского Авраам и Евгений Полонские, Люсьен Люблин, Довид Кнут (Давид Фиксман) и его жена Сара Фиксман (Ариадна Скрябина) создали организацию еврейского Сопротивления Armee Juive (Еврейскую армию). В ней состояло две тысячи бойцов, и она была самой большой из восьми еврейских организаций Сопротивления.
Давид и Сара Фиксманы были знакомы с Зеэвом Жаботинским, и участвовали в XIX Сионистском конгрессе. Боевые части Armee Juive называли себя «батальоном имени Трумпельдора» и сражались за освобождение Франции на всей территории страны - от Нормандии и Ниццы до Парижа. В июле 1944 года Сара Фиксман погибла в бою. Она посмертно награждена Военным крестом и Медалью Сопротивления.
Одним из ближайших соратников Шарля де Голля был генерал Дариус Дассо (Блох), старший брат выдающегося авиаконструктора Марселя Дассо. Братья Блох взяли себе псевдоним Дассо («нападающий»). Генерал Дассо стал первым военным губернатором Парижа. 25 августа 1944 года в освобожденном от немцев Париже состоялся военный парад. Шарль де Голль командовал парадом и произнес речь, в которой он оценил роль евреев в Сопротивлении такими словами: «Синагога дала Франции больше солдат, чем церковь».
В первые послевоенные годы к евреям – героям Resistance относились с уважением, и они даже имели определенное влияние в «коридорах власти». Поэтому Элиягу Ланкин, д-р Шмуэль Ариэли и героиня Сопротивления Клер Вайде смогли убедить министра иностранных дел Жоржа Бидо (который был одним из руководителей Resistance) оказать военную помощь евреям, сражающимся за свободу своей страны.
 В то время для израильских бойцов, которым зачастую приходилось идти в атаку с горстью патронов, драться врукопашную, французский арсенал стал бы огромным подспорьем. Чтобы правильно оценить его значение, отметим, что 21 июня (когда «Альталена» подошла к израильскому берегу) Бен-Гурион записал в своем дневнике: «Насколько известно, в бригадах есть сейчас 16400 винтовок. Решено немедленно дать поселениям 2000 винтовок. На складе есть сейчас 2900». То есть весь арсенал еврейской армии был тогда намного меньшим, чем полный комплект вооружения двух французских дивизий! Важно отметить, что в этот комплект входили такие виды вооружения, какие невозможно было получить из Чехословакии и других стран.   
Чтобы переправить полученный ЭЦЕЛем арсенал в Израиль, требовалось  приобрести корабль. Собрать деньги на эту дорогую покупку Менахем Бегин поручил Мордехаю Ольмерту, который ранее был одним из командиров БЕЙТАРа в Китае. Ольмерт сумел в короткий срок собрать среди китайских сторонников ЭЦЕЛя солидную сумму денег. Их передали Аврааму Ставскому – посланнику ЭЦЕЛя в Нью-Йорке. Там в то время происходила распродажа военного имущества, ставшего излишним после окончания Второй мировой войны.
Авраам Ставский сумел купить за 131 тысячу долларов десантное судно водоизмещением в 4500 тонн, и собрать группу сионистов-добровольцев. Несколько человек из них составили команду корабля во главе с Монро Файном – капитаном в отставке ВМФ США. Судну дали название «Альталена» (литературный псевдоним Зеэва Жаботинского). Его  зарегистрировали как грузовой корабль в Панаме. Затем на Кубе оно взяло на борт легальный груз – сахар, и еще одну группу добровольцев.
 «Альталена» благополучно пересекла Атлантический океан, вошла в Средиземное море, выгрузила сахар в Генуе и причалила в Порт де-Бок, возле Марселя, куда уже был доставлен французский арсенал.
Он был настолько большим, что требовалось 5 рейсов, чтобы переправить его в Израиль. Для первого рейса «Альталена» взяла на борт 5000 винтовок, 450 пулеметов, 50 противотанковых гранатометов и другое оружие, а также 4 миллиона патронов, 100 тонн динамита, 5 бронетранспортеров. На корабль поднялись еще 862 добровольца, и всего их стало 940 человек. Большинство из них – чудом выжившие в Холокосте евреи. Командовал этим отрядом Элиягу Ланкин.
11 июня «Альталена» вышла в море, и через 9 дней подошла к израильскому берегу возле Кфар-Виткин. 300 добровольцев сошли на землю, а Менахем Бегин поднялся на борт корабля. Началась разгрузка вооружения. Этот ценнейший груз можно было бы переправить на берег за несколько часов, так как транспорт и люди были подготовлены заранее.
Еще 15 мая Менахем Бегин сообщил штабу Бен-Гуриона, что ЭЦЕЛ получил французское вооружение и приобрел корабль. Бегин предложил «Хагане» выкупить «Альталену». А на эти деньги ЭЦЕЛ мог бы купить еще больше вооружения. Например, испанцы предлагали продать оружие Элиягу Ланкину. Менахем Бегин предполагал, что 20% оружия будет доставлено в Иерусалим, где наши бойцы в тяжелейших условиях сражались против Арабского легиона.  
Лишь малую часть груза «Альталены» удалось переправить на берег в Кфар-Виткине, потому что находившийся там отряд «Хаганы» по приказу Бен-Гуриона открыл огонь по кораблю. «Альталена» снялась с якоря, вышла в море и в ночь с 21 на 22 июня подошла к берегу Тель-Авива. Бойцы ЭЦЕЛя начали разгрузку оружия, но шлюпка, которая перевозила его на берег, успела сделать всего два рейса.
 Когда рассвело, с корабля стало видно, что солдаты на берегу готовились открыть огонь. Элиягу Ланкин попытался предотвратить братоубийственный конфликт: «Мы установили на палубе громкоговорители и обратились к людям на берегу с просьбой не атаковать нас, так как мы не намерены воевать с ними». Но солдаты ПАЛЬМАХа внезапно начали обстрел «Альталены». На берегу по приказу Бен-Гуриона было заранее установлено артиллерийское орудие. Оно начало стрелять, несколько снарядов попало в корабль, он загорелся, в трюме стали взрываться боеприпасы.  
 Прибывшие на «Альталене» добровольцы с палубы бросались в воду, чтобы вплавь добраться до берега. Но солдаты ПАЛЬМАХа вели по ним ружейный и пулеметный огонь. Стреляли и по тем, кто уже был на берегу. Было убито 16 добровольцев, ранено – 40. Жертв могло стать намного больше. Йона Фаргер вспоминает: «Они охотились за людьми, которые были уже в воде. Я собрал людей и хотел спуститься на берег помочь раненым, но ПАЛЬМАХ не дал. Стреляли по нам. Тогда появился один из командиров ПАЛЬМАХа, пожилой человек. Он не хотел, чтобы все пальмахники считались убийцами. Он спустился вместе с нами на берег. Прикрыл нас своим телом». Только тогда прекратилась эта жуткая бойня.
Почему же Бен-Гурион принял иррациональное и невероятно жестокое решение уничтожить «Альталену», несмотря на острейшую нужду ЦАХАЛа в оружии? Политическое кредо Бен-Гуриона явственно проявилось в самой формулировке приказа, отданного им ПАЛЬМАХу утром 22-го июня: «Навязать врагу на корабле около Тель-Авива безусловную капитуляцию, используя все средства и методы!». Обратите внимание: Бен-Гурион назвал ЭЦЕЛ, внесший неоценимый вклад в борьбу за свободу Израиля, своим врагом!
 А кого же из политических деятелей Бен-Гурион считал примером для подражания? В сборнике очерков по истории левых политических движений в Израиле «Красный флаг над Эрец Исраэль» Моше Бен-Кадар привел весьма характерное для лидера сионистов-социалистов высказывание: «Известен диалог Бен-Гуриона и Моше Даяна. Бен-Гурион утверждал, что самым выдающимся деятелем XX века был Ленин, а Даян на это отвечал, что он отдает приоритет Троцкому».
 Ленин учил своих последователей беспощадно расправляться с политическими соперниками. Поэтому не удивительно, что Бен-Гурион, относившийся к «вождю мирового пролетариата» с нескрываемым пиететом, приказал открыть огонь по кораблю, на котором в тот момент находился его главный политический оппонент.
 Безумное стремление Бен-Гуриона к безраздельному господству нанесло народу Израиля громадный урон. Один из командиров ЭЦЕЛя в Европе, герой Сопротивления нацистам, чудом выживший узник гетто Шауляя и концлагеря «Дахау» Дов Шилянский в интервью «Аруц-7» в 2005 году  рассказал:
«Мы собрали бойцов ЭЦЕЛя, которые были еще в диаспоре, привезли их на это судно, собрали оружие, причем в таком огромном количестве, что во всем Израиле в то время не было столько оружия.
 И вот с этим оружием и людьми мы подошли к берегам Эрец-Исраэль. У нас была договоренность с «Сохнутом», временным правительством о том, что мы немедленно вступаем в ряды ЦАХАЛа. Бен-Гурион знал об этом, с ним этот вопрос тоже обговорили. У нас на судне было много места, и можно было привезти даже больше людей. Поэтому мы договорились с «Сохнутом», что нам придадут еще людей, но в последний момент они отказались.
 Мы были полны надежды, мы ожидали братской встречи, цветов и распростертых объятий. А вместо этого мы получили пули. И в конце по нам выстрелили из пушки, потопили судно со всем оружием на борту. Если бы это оружие не потопили, многие и многие территории Эрец-Исраэль, включая весь Иерусалим, были бы освобождены еще в 1948-1949 годах».
 Добавим к этому, что почти одновременно с «Альталеной» еще один корабль с грузом оружия для ЦАХАЛа должен был выйти в море из Шанхая. Но этот рейс был сорван, когда еврейская община Китая с изумлением и возмущением узнала об убийстве евреев-добровольцев и уничтожении «Альталены». На ее покупку китайские евреи с большим энтузиазмом собрали немалую сумму денег.  
 Автор этих строк обратился к соратнику Менахема Бегина Артуру Коэну с просьбой рассказать, какое потрясения вызвало в Израиле уничтожение «Альталены». Вот что он вспоминает:
«Между ЭЦЕЛем и штабом Бен-Гуриона существовало соглашение, по которому оружие из Франции должно было поступить всей нашей армии, в том числе, отрядам ЭЦЕЛя, сражавшимся в Иерусалиме. Несмотря на это Бен-Гурион приказал открыть огонь по «Альталене». Бойцы ЭЦЕЛя были поражены и возмущены вероломством и варварством Бен-Гуриона.
 В этот тяжелый час Менахем Бегин призвал своих бойцов ни в коем случае не отвечать на огонь ПАЛЬМАХа. Превыше всего для Менахема Бегина были национальные интересы. Он понимал, что Израилю был бы нанесен непоправимый урон, если бы вспыхнула гражданская война между «Хаганой» и ПАЛЬМАХом с одной стороны, и ЭЦЕЛем и ЛЕХИ – с другой. А Бен-Гурион продемонстрировал, что ради своей власти он готов пойти на любые меры, даже на убийство своих политических соперников-евреев».
В то время у правых сионистов было немало сторонников среди израильтян. Им было известно красноречивое свидетельство Уинстона Черчилля, которое он произнес в разговоре с известным американским финансистом Б. Барухом: «Иргун заставил англичан бежать из Палестины. Они задали нам такого жару, что мы были вынуждены ввести в Палестину 80 тысяч солдат, чтобы как-то справиться с ситуацией. Военные расходы были слишком высоки. И Иргун доконал нас».
Несомненно, число сторонников правых сионистов намного возросло бы после успешного осуществления плана ЭЦЕЛя по доставке вооружения, в котором страна остро нуждалась.
 Поэтому на первых выборах в Кнессет правые могли бы получить в нем достойное представительство. Но почитатель Ленина, лидер левых Бен-Гурион жаждал подавить своего врага – физически и морально. Чтобы отнять у своих политических соперников возможность добиться успеха на выборах, левые решили полностью дискредитировать правых сионистов, и лишить их всякой поддержки в народе. С этой целью в ход была пущена гнусная клевета: правых обвинили в том, что они привезли на «Альталене» оружие, чтобы устроить «фашистский путч» и захватить власть.
 Этот злостный навет стал одним из главных тезисов левой пропаганды. А пушку, которая с берега стреляла по груженому боеприпасами и динамитом кораблю, левые с потрясающим цинизмом прославляют, как «священное орудие ПАЛЬМАХа». Какими методами левые добивались своих целей? Яаков Меридор в своей книге «Долгая дорога к свободе» отмечает, что командир «Хаганы» Элиягу Голомб заявил Менахему Бегину: «Неважно, если в гражданской войне мы начнем стрелять первыми. Аппарат пропаганды находится в наших руках, и мы будем наставлять историков. Вы навсегда останетесь теми, кто развязал войну между братьями».
  С тех пор минуло уже семь десятилетий. Но и сегодня идеологи левого лагеря могут с полной уверенностью повторять слова Элиягу Голомба: «Аппарат пропаганды находится в наших руках». Приведу только один пример.
Одним из организаторов рейса «Альталены», получившим смертельное ранения во время уничтожения ее, был Авраам Ставский. Имя его сейчас почти неизвестно. А ведь этим своим героем Израиль может гордиться! На его примере нужно воспитывать молодежь. Его наследие нужно изучать. Он спас от гибели в Холокосте  многие тысячи евреев Европы. Ставский был одним из командиров БЕЙТАРа. Вместе со своими соратниками он искал и находил любую возможность фрахтовать корабли в европейских портах, и отправлять к берегам Эрец-Исраэль большие группы нелегальных репатриантов.
 Британцы преграждали евреям пути к спасению. Ставскому 13 раз удавалось прорывать британскую блокаду. Последним кораблем, который Ставский успел отправить перед войной, была «Парита». Она приняла на борт в Констанце 857 евреев из Германии, Австрии, Польши и Румынии. В конце августа 1939 года «Парита» прибыла к нашему берегу, а через несколько дней после этого началась Вторая мировая война. После войны Ставский сумел переправить на Землю Израиля несколько групп евреев, выживших в Катастрофе. А погиб он от рук своих. И забыт своими…


| 22.06.2020 07:18