МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=1244
Распечатать

Спасшая две тысячи миров

Надежда Банчик, Сан-Диего



От ее портрета исходит неистребимый свет, и лишь изрисованное морщинами лицо выдает ее возраст. 15 февраля 1910 – 12 мая 2008... Два года не дожила до столетия. Но разве годами измеряется человеческая жизнь?

В оккупированной нацистами Варшаве Ирэна спасла как минимум две с половиной тысячи еврейских детей. Полька, католичка, - как она пришла к этому тихому подвигу?

Скупые данные биографии
Ее отец Станислав Кжижановски, врач в курортном местечке Отвоцк под Варшавой, лечил неимущих бесплатно; затем семья переехала в местечко Тарчин. Среди его пациентов было много евреев.

Переехав в Варшаву, Ирэна стала работать в городском отделе социального обеспечения и помощи бедным. В оккупированной нацистами Варшаве она начала помогать евреям задолго до создания гетто – когда в 1942 польские подпольщики создали организацию помощи евреям «Жегота» (Żegota), она вступила в нее и была назначена начальницей отдела помощи детям. Будучи социальным работником по профессии, она сотрудничала с польской организацией социальной помощи, работавшей под контролем немцев, и имела пропуск в гетто. Воспользовавшись своим легальным положением, она, рискуя жизнью за укрывательство евреев, организовала группу по спасению из гетто детей и размещению их в католических семьях, сиротских домах и монастырях – в Варшаве и прилежащих городках. 

В 1943 году ее арестовало гестапо. Ирэну пытали, приговорили к смертной казни. Но «Жеготе» удалось ее вызволить путем подкупа тюремных охранников-немцев. Ирэна продолжила свою деятельность.

Под конец войны она вступила в Польскую социалистическую партию, затем – в Польскую объединенную рабочую партию. Но после антисемитских выступлений под руководством генерального секретаря Гомулки в марте 1968 года вышла из партии.


Такой Ирэна была в течение жизни...

В 1965 году Институт изучения Катастрофы «Яд ва-Шем» в Иерусалиме наградил Ирэну Сэндлер медалью «Праведник народов мира». В 1983 г. в «Яд ва-Шеме» было посажено в ее честь  дерево на Аллее Праведников. В 2003 президент Польши Александр Квасьневски наградил Ирэну орденом Белого Орла – высшей наградой Польши, а в 2006 году президент Лех Качиньски и общество «Дети Холокоста» ходатайствовали о выдвижении Ирэны Сэндлер на Нобелевскую премию мира – к сожалению, Нобелевский комитет не удостоил ее этой заслуженной награды.

11 апреля 2007 года Ирэна Сэндлер по представлению 15-летнего Шимона Плоценника из города Зелёна Гура была награждена Орденом Улыбки, став самым пожилым из награжденных этим орденом.

Пани Сэндлерова подчеркивала, что наивысшим счастьем в своей жизни считает благодарственное письмо Папы Римского Иоанна Павла Второго, звание Праведника и Орден Улыбки, которым ее наградили дети.

24 мая 2007 ей был присужден титул почетной жительницы Варшавы. 30 июля 2008 Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию в память об Ирэне Сэндлер, Героине Польши.

«Жизнь в банке»

В 1999 году две школьницы из штата Канзас, Меган Стюарт и Элизабет Камберс, вдохновленные нашумевшим фильмом «Список Шиндлера» и знавшие в общих чертах об Ирэне Сэндлер, решили воссоздать ее жизненный путь. К ним присоединились Сабрина Кунс и Джанис Ундервуд. Девушки рылись в библиотеке,  собирали информацию по крупицам. А познакомившись глубже с материалами о ее жизни и деятельности, захотели посетить могилу героини. Каково же было их удивление, когда они узнали, что «сестра Иоланта» (подпольная кличка Ирэны) жива и живет в Варшаве!

Из собранного материала учитель девушек Норман Конард создал вместе с ними спектакль «Жизнь в банке» (Life in a Jar). Ирэна Сэндлер и ее друзья по «Жеготе» придумали надежный способ хранения информации о родителях спасаемых детей: имена родителей запечатывали в банку и закапывали в огороде. Благодаря этим «архивам» многие дети, пережившие Холокост, впоследствии узнали о своих родителях.

Этот спектакль выдержал более 200 постановок на школьных сценах США и Польши и дал свое имя фонду, занимающемуся распространением знаний о героической личности Ирэне Сэндлер.

В 2006 общество «Дети Холокоста» совместно с фондом  "Life in a Jar" и при содействии Министерства иностранных дел Польши учредили награду имени Ирэны Сэндлер «За исправление мира»; первым лауреатом ее стал Норман Конард.  

«Она заслуживает наивысшего уважения»

Так написал о ней член правительства Польши Владислав Бартошевски, один из создателей «Жеготы». «Когда я познакомился с Ирэной 65 лет назад, она была солидной дамой лет 40 и носила имя «сестра Иоланта». Когда зимой 1942-1943 ввела в уже существовавший Совет помощи евреям («Жегота») свою группу, я не знал ее подлинного имени. Она координировала деятельность довольно большого числа людей, которые спасали еврейских детей. Ее деятельность по организации и координации действий целой группы спасателей обреченных детей была своего рода пионерской - по крайней мере, в Варшаве. Ирэна Сэндлер действовала легально, но выполняла как легальные, так и нелегальные операции, так как ей было вменено в обязанность помогать бедным и сиротам, но запрещалось помогать евреям. Т.е. она сознательно шла на «превышение» своих полномочий, что грозило смертью.
Она принадлежала к тем доброжелательным и активным людям, с которыми я тогда встречался каждый день и которых я очень ценил» (“Fakt”, Warszawa, Nr. 111 (1135) / 13.05.2008) http://wladyslawbartoszewski.blox.pl/2008/05/Zasluzyla-na-najwyzszy-szacunek.html

«Во имя их матерей»

На одном из мероприятий Стэнфордского университета, посвященных польским Праведникам Мира, я познакомилась с Марией Скиннер (Maria Skinner) - оказалось, живем недалеко друг от друга в Сан-Хосе. Мария делает документальный фильм об Ирэне Сэндлер и о ее группе спасателей – In the Name of Their Mothers (“Во имя их матерей»).

Почему типичная американка, не еврейка, не знающая польского, вдруг заинтересовалась польской праведницей?

Вот что рассказала мне Мария.
- Моя мама была полькой. Наши родственники участвовали в Сопротивлении, а мама в свои 13 лет уже пыталась вносить свой вклад – приносила в гетто еду. Ее арестовали, увезли в Бухенвальд, она чудом спаслась. В конце 40-х приехала в США - как беженка из Польши, не захотев возвращаться в социалистический «рай». Под влиянием ее рассказов о ее подругах я захотела показать американской публике отважных польских женщин во время Второй мировой войны. Стала искать свою «героиню». И мне кто-то подсказал: обрати внимание на эту Праведницу мира, - ей тогда было уже 96 лет. Я принялась «копать». В 2003 я приехала в Польшу и встретилась с ней. Она наотрез отказывалась сниматься в документальном фильме - не любила громкую славу. Разочарованная, я вернулась в США. Но образ Ирэны Сэндлер не выходил из головы. В 2004 я приехала в Польшу снова. Стала навещать ее в доме престарелых. На этот раз она рассказала мне, что литработник записывает ее мемуары, и предложила познакомиться с этой писательницей. Я стала работать с этой писательницей. Кроме того, за два месяца, проведенных в Польше, я встретилась с несколькими из спасенных ею. Они мне рассказали о женщинах, которые брали их к себе, укрывали, тайно кормили. Одна из этих женщин – Ядвига Дейнека - была казнена гитлеровцами. Она особо заботилась об одной девочке, ее имя – Катажина Мелок. Катажина – журналист, живет в Варшаве. У Дейнеки погибла под бомбами дочь, - рассказала Катажина.
Но Ирэна по-прежнему колебалась. Она заявила мне, что ни один американец не сможет понять Польшу. Ирэна, к тому же, не владела английским, а я – польским, и общение через переводчика не способствовало преодолению барьера. Но, в конце концов, Ирэна согласилась, чтобы я ее снимала!

- А какой была Ирэна в то время? Была ли она замужем?
- Ирэне было тогда лет 30-40, она была замужем, но муж ее, Мирослав Сэндлер, солдат Польской армии, попал в плен и был в концлагере в Германии. Ирэна получила очень хорошее образование, имела степень по социальной работе. До войны она работала вместе с группой женщин, некоторые из них были еврейки, некоторые – польки. Одна из женщин, которую они все особенно любили,  - Халина Редлинска, - была, по-видимому, из ассимилированной еврейской семьи. Ирэна со своей группой предложили совершенно новые для того времени подходы к социальной работе и помощи неимущим: вместо оказания вспомоществования они стали изыскивать пути помощи бедным в получении образования, стимулировать их чувство собственного достоинства и независимости. В частности, они помогали девочкам из бедных семей поступить в школу, создавали школы для женщин, открывали уличные кухни горячего питания, собирали с улиц беспризорных детей.
Когда началась война, Редлинска вместе с Зофьей Козак были в числе основателей «Жеготы».

- А как и где спасатели прятали еврейских детей?
- В гетто 400.000 человек ютились на 1, 5 кв. миль. Около 100.000 человек умерли в первый же год от голода, холода и болезней. Дети, чьи родители умерли, влачили существование на улицах гетто. Ирэна Сэндлер и ее группа начали с того, что собирали беспризорных детей, отдавали в сиротские приюты, давали им еду и лекарства. Затем они заметили, что условия жизни в гетто с каждым днем ухудшаются, и поняли, что немцы запланировали уничтожить всех евреев, вывезя их в концлагеря смерти. И тогда Ирэна и ее друзья стали ходить по семьям обитателей гетто и уговаривать семьи отдать детей им, чтобы найти им приют и дом. Далеко не все евреи верили, что у немцев существовал столь чудовищный план. Многие семьи не хотели ни уходить из гетто, ни отдавать своих детей незнакомым людям, даже уверяющим, что это надо сделать, чтобы дети остались в живых. Ирэна вспоминала с сожалением, что могла бы уговорить больше семей отдать им детей на спасение, но ее уговоры действовали лишь иногда.
Когда же ей удавалось уговорить родителей отдать им детей, самым трудным было обеспечить этим детям безопасность и уберечь их от голода на арийской стороне. Немцы охотились за всеми, кто прятал евреев. А если находили ребенка в монастыре, то расстреливали монахинь и настоятельницу.
Ирэна и ее друзья использовали все подпольные методы: общались с помощью закодированного языка. Если ребенку находили какую-то семью, то одна из женщин часто приходила в эту семью, приносила дополнительный провиант. Если в семье чувствовали, что им грозит опасность обнаружения,  они давали сигнал навещающей их женщине, чтобы та не приходила: выставляли цветок в горшке на окне.


Удалось ли спасти эту прижавшуюся к отцу
девочку из Варшавского гетто?..

- А укрывали детей в Варшаве или в сёлах?
- Было два или три дома сирот в Варшаве, где укрывали детей; в монастыре; кроме того, «Жегота» насчитывала около 1500 приемных семей, многие из них работали в подполье. Многие из них жили за пределами Варшавы, в сельской местности.

- Вы встретились с некоторыми из спасенных, оставшихся в живых. Что Вы можете рассказать о них?
- В Америке я познакомилась с Уильямом Донатом. Его отец и мать жили в Польше и были ассимилированными евреями, они владели небольшим издательством. В Варшаве и окрестностях около 30% жителей были евреями, из них – около 85% были ортодоксы, но 15% - ассимилированные, были очень активными в жизни города, составляли часть интеллигенции, некоторые были в Польской армии. Родители Доната имели много друзей, которые сражались в Сопротивлении и укрывали маленького мальчика, которому было 4 года – это и был Уильям. Однако в одной семье,  где его укрывали, от его родителей потребовали заплатить за мальчика выкуп, угрожая в случае невыплаты выдать его гестапо. Его мама уплатила выкуп, но затем забрала мальчика и пошла искать другую семью для него. И нашла группу Ирэны Сэндлер. Несколько женщин взялись помогать ему. Наконец нашли монастырь в окрестностях Варшавы, но он был очень беден, это был, скорее, приют для нищих сирот-поляков. Они приняли маленького мальчика, но не хватало еды. А его родителей депортировали в Майданек, но они остались живы. После войны они нашли своего сына! И все вместе приехали в Америку.

- Вы показываете эту историю в фильме?
- Конечно. Женщины-спасательницы в целях безопасности скрывали свои имена, профессии и т.п. Уильям помнил, что у него было много «нянек», запомнил, что одна женщина гуляла с ним, у другой он жил, третья везла его на поезде в село... Но он не знал их имен. Когда я приехала в Варшаву, я познакомилась с 75-летней женщиной, Магдой Гродской-Гутовской, и она рассказала мне о маленьком мальчике, которого она очень любила. Он рисовал на стенах, а она рассказывала ему сказки... Женщина не знала, остался ли мальчик в живых. И я рассказала ей, что знаю одного мальчика, который не только остался в живых, но выжила также его мама, и они живут в Нью-Йорке... Женщина была поражена. Когда я вернулась в Америку, я позвонила этому маленькому мальчику, ему сейчас за 60... Его отец написал мемуары The Holocaust Kingdom, и там рассказывалось о женщине Магде, которая каждую ночь рассказывала маленькому мальчику сказки перед сном, а мальчик рисовал... Я рассказала Уильяму о встрече с Магдой. Теперь был потрясен он. Так я устроила им встречу! Донат никогда не был в Польше, это стало их с женой первой поездкой на родину...

- А как сложилась жизнь Ирэны после войны? Ее муж остался в живых?
- До самого конца войны ни одна из женщин, работавших в «Жеготе», не знала, живы ли их мужья, где они, что с ними... Ирэна Сэндлер работала с одним из своих друзей- одноклассников, - он был евреем, профессором; и они с Ирэной полюбили друг друга. Его забрали в гетто, а она вызволила его и скрывала, дав ему документы на имя поляка Стефана Гжембски, некоторое время – в квартире своей мамы. Ее первый муж остался в живых. Они еще попытались воссоединиться после войны. Но столь длительная разлука привела к тому, что они стали слишком разными. К тому же у них не было совместных детей. Они развелись, и она вышла за Стефана. Они вместе занимались социальной работой, стараясь скорее возродить Польшу, и оба были исполнены прекрасных идей и светлых надежд. Они мечтали, что в Польше, наконец, не станет бедных, все будут счастливы. После войны все были преисполнены надежд на лучшее... Но начались годы сталинизма. Ее допрашивали, выпытывали, с кем она работала во время войны, подозревали...  Она не интересовалась политикой, но всегда работала ради людей, помогала бедным, преследуемым, беззащитным. «Если бы страдали немецкие дети,  я бы спасала их. Если бы страдали цыганские дети, я бы спасала их», - говорила она.

- А со Стефаном у них были дети?
- У них дочь Янина и сын Адам. Адам умер в 48 лет от сердечного приступа, Ирэна очень тяжело переживала и была всегда очень печальна. Но ее дочь ей очень предана.    

- Мэри, расскажите о коллективе, работающем над фильмом. Кто Вам помогал? 
- Славомир Грунберг, он родом из Польши, но живет в США. Он поставил много фильмов о Холокосте. Том Хурвиц, оператор. Ванда Косця, помощница... Сотрудничаем с киностудией Wilton Film в Великобритании и Франции. Таня Рахманова, - продюсер, живет во Франции. Она сделала фильм «Как Путин пришел к власти» и об иракских беженцах.

- Когда мы сможем увидеть Ваш фильм?
- Он должен быть готов через два месяца. Надо еще закончить работу в Европе. Надеюсь показать его в США летом или осенью. Будут презентации в Чикаго, Нью-Йорке, Сан-Франциско и Лос-Анджелесе. 

19 апреля на канале PBS будет показан полнометражный художественный фильм об Ирэне Сэндлер, в роли Ирэны - австралийская актриса Энн Пакуин (несколько лет назад она получила «Оскар» за роль в фильме The Piano; актриса очень похожа на Ирэну Сэндлер в молодости).


| 16.04.2009 17:18