МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2116
Распечатать

18 – 24 марта 2010

Рубрику ведет Леонид Школьник

Очередная неделя - «круглые» юбилеи и «некруглые»  дни рождения...



18 марта

1899 - Известный советский фоторепортёр, один из родоначальников российской серийной репортажной фотографии Макс Альперт родился в Симферополе, учился фотографии в Одессе (1914). После гражданской войны приехал в Москву и устроился в «Рабочую газету» фотокорреспондентом. В 20-е годы входил в ассоциацию фоторепортеров при московском Доме печати. Творчество членов ассоциации - а помимо Макса Альперта в ней состояли А.Шайхет, В.Лобода, К.Кузнецов, А.Самсонов, Н.Петров, С.Фридлянд, Г.Петрусов и другие - продолжало традиции, заложенные предыдущими поколениями мастеров русского фотоискусства – такими, как дореволюционные художники Ю.Еремин, С.Иванов-Аллилуев, М.Наппельбаум, а позже - П.Оцуп, К.Булла, А.Савельев, Г. Гольдштейн. По окончании гражданской войны Макс Альперт работал в журнале «СССР на стройке», подготовил около 50 фотоочерков. Наиболее важные работы этого периода сделаны на строительстве завода в Магнитогорске (Магнитка), на прокладке Турксиба, на сооружении Большого Ферганского канала. Именно там Сергей Эйзенштейн написал о нем так: «С Альпертом мы бок о бок исколесили Ферганский канал. Какое удовольствие следить за его неутомимостью и прямо-таки фоторепортерской одержимостью. Из горы прекрасных фотографий, запечатлевших эту интереснейшую страницу истории человеческого труда, складывается монументальный образ нашей эпохи». Одновременно Макс Альперт работал в газете «Правда», где снимал портреты практически всех крупных советских и многих зарубежных политиков, военных, писателей и спортсменов. Во время Великой Отечественной войны, будучи корреспондентом ТАСС и Совинформбюро, Альперт работал как в тылу, так и на фронте, в боевой обстановке. Автор работы «Комбат», ставшей одним из символов той войны. В конце войны побывал в Праге и Берлине, снимал Парад Победы 24 июня 1945 года в Москве. В послевоенные годы Альперт сотрудничал в разных изданиях. Был ведущим фотокорреспондентом Агентства печати «Новости». Умер Макс Владимирович Альперт 30 ноября 1980 года в Москве. Многие выполненные им работы хранятся в коллекции негативов Государственного центрального музея современной истории России.

19 марта

1883 - Талантливый израильский художник Абель Пан (настоящие имя и фамилия - Аба Федерман) родился в местечке Креславка, Витебской губернии (ныне - Краслава, Латвия). Отец будущего художника, Нахум Федерман, был раввином и главой креславской иешивы. До 12 лет мальчик учился в хедере и получил начальное еврейское образование. С ранних лет проявив интерес к рисованию, он отправился в Витебск, где в течение трех месяцев тайнами творчества с ним делился замечательный еврейский художник и педагог Иегуда Пэн, благодаря которому в большой мир искусства вошли  Марк Шагал и Осип Цадкин. Абелю помог случай: на его талант в 1898 году обратил внимание некий богатый меценат и дал денег 15-летнему пацану на учебу в Одесском художественном училище. Годы учебы и вольный ветер знаменитого приморского города, жаркие творческие споры и поиски своего места в жизни, общение с тамошней богемой постепенно формировали творческий почерк и характер Пана. Но, как это ни парадоксально звучит, дальнейшую судьбу Абеля Пана определил ... Кишиневский погром 1903 года, всколыхнувший не только общественное сознание, но и болью отозвавшийся в сердце молодого художника. Буквально накануне окончания училища он отправился в Кишинев, чтобы своими глазами увидеть случившееся и запечатлеть трагедию своих соплеменников. Увиденное потрясло его, Абель сделал массу зарисовок с натуры, и одна из них позднее трансформировалась в большую самостоятельную картину маслом – «Через день после погрома», которая и стала его дипломной работой. Масса набросков и зарисовок с натуры, сделанные Абелем Паном в Кишиневе, стали как бы первой документально-художественной главой истории евреев, и этой истории, как сам позднее не раз писал художник, он посвятил всю свою жизнь. После пяти лет серьезной учебы и страстного увлечения искусством живописи Абель Пан принял решение перебраться в Париж и продолжить учебу в Академии художеств. Это произошло в 1903 году. Абель учится и в то же время много и увлеченно работает над новыми произведениями, темы которых – преимущественно еврейские, взятые им не из книг, а из памяти сердца. На его картинах – простые евреи, тяжело работающие и бездельничающие, молящиеся и танцующие. Под кистью Абеля Пана они смеются и плачут, спорят и молчат, и это его сочувствие простым людям и любовь к ним доминируют в его творчестве. С 1910 года Абель Пан публикует в парижских еженедельниках «Мон диманш» и «Ле рир» наброски, отмеченные влиянием А. Тулуз-Лотрека и японской гравюры, экспонирует живопись в «Салонах». В то же время он создает и работы совсем другого плана – яркие, психологически точные юмористические рисунки и карикатуры, которые так же охотно печатают французские иллюстрированные журналы. Работы молодого еврейского художника нравились многим почитателям его таланта и принесли Пану ряд вполне заслуженных премий и медалей. В это нелегко поверить, но представьте: работы 25-летнего живописца из Витебской губернии выставлялись – где? В Париже! – вместе с работами Матисса и Ренуара! В 1912 году Борис (Барух) Шац, директор Школы искусств и ремёсел «Бецалель» в Иерусалиме, наслышанный о парижском таланте русско-еврейского «разлива», предложил Абелю Пану преподавательскую работу, и спустя год художник принял приглашение, возглавив в 1913-1914 годах факультет графики. Один из его студентов, Нахум Гутман, позднее вспоминал, что Абель Пан оказал на них большое влияние: научил учитывать сочность местных красок и цвета и в то же время помог им освободиться от использования стиля академической живописи. В августе 1914 года Пан отправился в Париж, чтобы подготовить и отправить в Иерусалим весь свой архив и небогатый скарб. Но начавшаяся Первая мировая война и запрет турецких властей на возвращение в Палестину вынудили художника оставаться во Франции, и в Иерусалим он вернулся лишь в мае 1920 года. Кстати, известно, что во время войны Пан не сидел без дела: он рисовал карикатуры на противника, на всевозможных плакатах и иллюстрациях к военным сводкам изображал варварство германских войск, укреплял своими работами моральный дух французской армии, воевавшей на стороне Антанты. Кроме того, в Париже в 1916 году Абель Пан создал серию картин (около пятидесяти) о налетах русских казаков на еврейские местечки. Эти работы наряду с картинами на библейские сюжеты  Пан в 1917 году решил показать в Америке. Передвижная выставка его произведений пользовалась огромным успехом, и пресса единодушно назвала его "самым еврейским художником". Именно там, в Америке, крупный производитель обуви из Цинциннати Маркус Фечхаймер  приобрел серию рисунков Пана, посвященных еврейским погромам, и подарил их иерусалимскому музею «Бецалель» в память о своем погибшем сыне. Эти работы Пана составили экспозицию зала «Нод ха-дмаот» («Сосуд слёз»). Так же был назван изданный в 1926 году альбом авторских рисунков с 24 из этих картин. В 1925 году этот музей открыл одноименную выставочную галерею, в которой наряду с работами Абеля Пана были представлены такие артефакты, как окровавленные и оскверненные свитки Торы. Увы, спустя несколько лет экспозицию полностью обновили, и всё демонстрировавшееся прежде было оценено как «ужасное» и упрятано в запасники музея на долгие 75 лет. А Абелю Пану настолько пришелся по душе альбом «Сосуд слёз», что, вернувшись в 1920 году в Палестину, он не только продолжил преподавательскую деятельность в «Бецалеле», но и энергично занялся новым для себя делом – основал издательский дом, ориентированный на выпуск произведений искусства, всевозможных художественных альбомов иллюстраций Библии. Вернулся Пан в Иерусалим и с печатным станком для тиражирования литографий и альбомов «Библия в картинках», над которым уже давно работал. В качестве библейских персонажей художник использовал образы йеменских евреев в их традиционных праздничных нарядах. После выставки в музее «Башня Давида» (1922 год, Иерусалим) своих карикатур, а также рисунков к книге «Бытия» художник представил публике в Тель-Авиве 150 своих работ на библейские сюжеты (они составили два альбома). Критики отмечали, что Пан рассматривает Библию не как некую сказочную субстанцию, а как реальность, наполненную живыми людьми и событиями, то-есть на его полотнах – увиденный глазами и душой художника настоящий Восток с его своеобразием и неповторимой красотой. В 20-30-е годы с творчеством Абеля Пана познакомились посетители многочисленных выставок его произведений, прошедших в Западной и Центральной Европе. А с 1924 года, оставив преподавание, Мастер всецело посвятил себя подготовке последующих библейских циклов, в которых нарастал пафос и усиливались натуралистические мотивы. Спустя двадцать лет непрерывных поисков он создал серию пастелей (хранятся в музее «Яд ва-Шем»), посвященных Катастрофе европейского еврейства.
Именно тогда, в годы Второй мировой, наряду с темами Холокоста в творчестве Абеля Пана возникает тема Эрец Исраэль – не библейского Востока, а земли, дарованной Всевышним еврейскому народу. В связи с этим израильский искусствовед Давид Гилади писал: «Если бы за Абелем Паном не закрепилось звание «самого еврейского художника», его имя было бы золотыми буквами записано в Пантеоне французского искусства». Умер Абель Пан в Иерусалиме в 1963 году, оставив истории художественного творчества еврейского государства свое имя – имя одного из самых популярных мастеров живописи Израиля, и многочисленные работы, которые высоко оценивают коллекционеры и любители настоящего еврейского искусства во всем мире.

20 марта

1908 – Авром Гонтарь, замечательный еврейский поэт, родился в Бердичеве, первое стихотворение опубликовал в 1927 году в газете «Ди вох» («Неделя»). Окончил Одесский педагогический институт и аспирантуру при Институте еврейской культуры при Академии наук Украины. В 1933 году стал членом редколлегии и ответственным секретарём журнала «Фармест». В том же году вышел первый сборник стихотворений Гонтаря «Аф рештованьес» (На строительных лесах). В дальнейшем Гонтарь издал более двух десятков поэтических сборников и несколько книг прозы. В начале Второй мировой войны поэт находился на военной службе, а с 1943 года работал в газете «Эйникайт» Еврейского антифашистского комитета. В 1949 году, в период «борьбы с космополитизмом», был репрессирован. Отсидев «положенное», был полностью реабилитирован в 1956 году. С первых номеров журнала «Советиш геймланд» Гонтарь стал членом редколлегии и заведующим отделом поэзии журнала. Собственная же поэзия Аврома Гонтаря была насыщена фольклорными мотивами, эмоционально возвышена. Произведения поэта переводились на русский, украинский и другие языки. Гонтарь был известен и как блестящий переводчик с других языков на идиш. Именно в его переводе журнал «Советиш геймланд» опубликовал роман Анатолия Рыбакова «Тяжелый песок». В 60-х и 70-х годах в издательстве «Советский писатель» вышло несколько десятков книг еврейских писателей, редактором которых был Авром Гонтарь. Он скончался в Москве 15 августа 1981 года. Но остались стихи, в которых продолжает жить боль поэта о будущем языка идиш. Его замечательный «Попугай», блестяще переведенный Юлией Нейман, - именно об этом. Это стихотворение о попугае: Гонтарь хочет поймать его в Африке, привезти домой и обучить идишу, которого не знает даже внук поэта. Век попугая – 300 лет, он должен будет сохранить язык и донести идиш до будущих поколений. Чего в этом стихотворении Аврома Гонтаря больше: горечи, пустых надежд или детской наивности?

В Африку, в Африку, в Африку лечу!
Куплю я попугая, на идиш обучу!

 А там пускай летит он,  куда достанет сил:
Захочет – так на Конго, а то –  на желтый Нил.

И пусть живет положенных
ему  три сотни лет...
Ты испугался, внучек: «Совсем рехнулся дед!»
Об этих опасеньях я догадался сам,
Мои мальчик, по смышленым, живым твоим глазам,

Хотя еще ни слова ты вслух не произнес...
(А взрослые – те скажут научнее: «склероз».)

Ты слов таких не знаешь, мой  простодушный внук,
Ведь ты не изучаешь пока еще наук!

И все ж пойми, мой милый: недолго мы живем...
Забудут твои внуки о дедушке твоем,

Но будет жить на свете ученый попугай
И удивлять речами чужой, далекий край.

Немного полиняет на третьей сотне лет...
И тут его поймает седой языковед...

Все тонкости лингвистики он постигать привык,
И он изучит идиш – мой родной язык.

...В Африку, в Африку полечу стрелой,
Куплю я попугая... Уж не спорь со мной!

21 марта

1895 - Об этом человеке, родившемся 115 лет назад, написано, казалось, столько, что ничего нового рассказать невозможно. И это на самом деле так. Потому что речь идет об одессите, всенародном любимце Леониде Осиповиче Утёсове (настоящие имя и фамилия — Лазарь Вайсбейн). Это был певец, про которого совершенно точно было известно, что голоса у него нет, но голос которого был известен в каждом населенном пункте бескрайнего Союза. Одно упоминание имени Утесова рождает добрую улыбку и душевное тепло, а в памяти звучат, наплывая одна на другую, мелодии всем знакомых и любимых до сих пор песен. Учился юный Ледя Вайсбейн в Одессе в коммерческом училище Файга, откуда в 1909 году был отчислен за плохую успеваемость и низкую дисциплину. После непродолжительной работы в бродячем цирке (в качестве гимнаста) вернулся в Одессу, где учился играть на скрипке. В 1912 году устроился в Кременчугский театр миниатюр; тогда же взял сценический псевдоним – Леонид Утесов. Начиная с 1913 года, он играл в одесской труппе К.Г. Розанова (Большой и Малый Ришельевские театры), Херсонском театре миниатюр, передвижном театре миниатюр «Мозаика» (1914 г.). В 1917 году Утесов занял первое место на конкурсе куплетистов в Гомеле и в том же году организовал в Москве небольшой оркестр, с которым выступал в саду «Эрмитаж». А в 1919 году состоялся его кинематографический дебют — в роли адвоката Зарудного в фильме «Лейтенант Шмидт — борец за свободу», а в 1925 году он снялся в двух фильмах Б. Светлова — «Карьера Спирьки Шпандыря» и «Чужие». В 1921-1928 гг. Л. Утесов — актер московского Театра революционной сатиры, оперетты "Славянский базар", петроградского Театра сатиры, оперетты "Палас-театр". В опереттах Л. Утесов исполнял роли: Бони ("Сильва" Кальмана), князя ("Граф Люксембург" Легара) и др. Утесов был первым исполнителем на эстраде произведений Бабеля, Зощенко, Багрицкого. В 1928 году, после поездки в Париж, где он впервые услышал профессиональный джаз, Леонид Осипович собрал музыкантов и стал готовить джазовую программу. 8 марта 1929 года на сцене Малого оперного театра в Ленинграде дебютировал театрализованный джаз Леонида Утесова с программой «Теа-джаз». Это был совершенно новый для эстрады того периода жанр. Утесов совмещал дирижирование с конферансом, танцами, пением, игрой на скрипке, чтением стихов. Разыгрывались разнообразные сценки между музыкантами и дирижером. Все выступление было режиссерски объединено, начиная со знакомства с публикой и кончая прощальной песней "Пока", для трансляции которой использовались киноэкран и репродукторы, установленные на фасаде концертного здания. Предтечей этой программы можно считать спектакль Утесова «От трагедии до трапеции» (первая половина 20-х годов), в котором он проявил себя как синтетический актер: на протяжении шестичасового сценического действия из революционера Федора Раскольникова он превращался в царя Менелая из оперетты «Прекрасная Елена», в дивертисменте играл соло на гитаре, появлялся в облике скрипача, пел, аккомпанируя себе на гитаре, танцевал в паре с балериной и завершал представление упражнениями на трапеции.
В 1934 году Утесов вместе со своим джазом снимался в популярном фильме "Веселые ребята". Леонид Осипович возродил на советской эстраде старинные русские, солдатские и матросские песни ("Раскинулось море широко", "На сопках Маньчжурии" и др.). В 1945 году к 50-летию со дня рождения Л.О.Утесова Людмила Давидович и Давид Гутман написали приветствие, которое исполнял Соломон Михайлович Михоэлс.

Родился он... Ну, где он мог родиться?
Конечно же, в Одессе! Где ж еще?
Он этим городом всю жизнь гордился,
Как украинец клецкой и борщом.
Отец мечтал, что сын пойдет "ин хедер".
Вы думаете, это вышло?.. Нет!
Ребенок проводил все "вечера на рейде..."
И это был его университет!

(Цит. по рукописи, хранящейся в архиве Музея-квартиры).

В 1955 году Утесов выступил в главной роли в спектакле "Шельменко-денщик" московского театра им. Гоголя. А звание народного артиста СССР ему было присвоено в 1965 году. Утесов - автор нескольких книг: "С песней по жизни" (1961), "Спасибо, сердце!" (1976) и др. Выступая на эстраде свыше 70 лет, Леонид Утесов до последних дней жизни оставался одним из самых популярных и любимых публикой исполнителей.
Скончался Леонид Осипович в Москве 9 марта 1982 года. Никогда не скрывавший своего еврейства, постоянно подтрунивавший над самим собой, над коллегами и друзьями, Утесов остался в памяти и своими хохмами. Однажды некий генерал, похлопав по плечу великого артиста, сказал ему: «Побольше русских народных песен, товарищ Утесов». «Товарищ генерал, вы меня с Руслановой спутали», - тут же ответил артист. И еще одна байка – о нашем мамэ-лошн. Однажды Леонид Осипович засиделся в гостях у режиссера Московского цирка Арнольда Григорьевича Арнольда. Тот стал уговаривать Утесова остаться: чего, мол, переться через всю Москву на ночь глядя, вот тебе кушетка, ложись и спи. Утесов ни за что не соглашался: мол, боится огромной собаки Арнольда, на которую и днем-то смотреть страшно, а ночевать с ней в одной квартире - тем более. Да еще проблема с кушеткой, которую хозяин предлагал для ночлега: Утесов знал, что обычно на ней спит собака, и не без оснований опасался, что зверюга будет недовольна. И только когда Арнольд пообещал, что запрет собаку в чулан, Утесов согласился и остался. Ночью раздался грохот, и на спящего Утесова обрушилось нечто громадное и тяжелое. Собака вырвалась-таки из заключения и прыгнула на законную кушетку. Она устроилась в ногах Утесова и всем видом показывала, что не уйдет ни за что. Перепуганный Утесов сдавленным голосом позвал Арнольда на помощь, причем, позвал его на идиш. Хозяин пришел, прогнал собаку, долго озадаченно смотрел на Утесова и, наконец, спросил: «Ледя, никак не могу в толк взять: почему ты меня по-еврейски позвал, мы же с тобой никогда в жизни на идиш не общались..». На что Утесов ответил: «Чтобы твоя чертова собака не поняла, зачем я тебя зову!».

22 марта

1904 – Еврейский писатель, поэт, литературный критик, редактор, педагог, издатель Иче Гольдберг родился в городке Апт, Польша, в 10-летнем возрасте переехал вместе с родителями в Варшаву и вскоре поступил в учительскую семинарию. В 1920 году Иче Гольдберг уехал в Торонто, Канада, поступил в Мак-Мастер университет, стал изучать философию, политические науки и немецкий язык. Именно там, в Торонто, Иче, придерживавшийся левых, прокоммунистических взглядов, стал преподавать идиш в школе The Workmen's Circle/Arbeter Ring. В конце 20-х он перебрался в Нью-Йорк, продолжил преподавание идиш, но разошелся во взглядах с рабочим социалистическим The Workmen's Circle, примкнув к более радикальному направлению Arbeter Ordn Shuln. В конечном счете Иче Гольдберг «причалил» к  демократическому социализму, увидев в Советском Союзе некую антимодель современного общества. В 50-х годах прошлого века его энтузиазм в отношении СССР ипарился полностью, особенно после того, как 12 августа 1952 года в Москве, на Лубянке, были казнены лучшие еврейские писатели этой страны. Начиная с 1957 года, Иче Гольдберг в своем журнале Yiddishe Kultur ежегодно отмечал эту скорбную в еврейской истории дату. Кроме того, оставаясь все же на левом политическом фланге, он, в отличие от многих других еврейских изданий, замалчивавших трагедию черного августа 1952-го, широко печатал произведения растрелянных еврейских писателей Переца Маркиша, Давида Гофштейна, Давида Бергельсона, а также воспоминания и литературные эссе о них и о написанных ими произведениях. В 2004 годк, к 100-летию Иче Гольдберга New York Times опубликовала большое интервью с ним, в котором Иче почти серьезно сказал: «У меня есть только две мечты. Одна из них связана с надеждой, что кто-нибудь однажды постучит в мою дверь, я открою, он войдет и даст мне чек на 150 тысяч долларов для моего журнала. Вторая мечта: кто постучит в мою дверь, я открою и вошедший даст мне сэндвич с соленой говядиной. Вот такие у меня две мечты. Я не прошу ничего сверх того, что мне надо. В самом деле, не так ли? И я думаю, что обе мои мечты вполне достижимы». Его при жизни называли «живым памятником еврейской культуры», «генералом идиш», а конгрессмен Джеральд Надлер на 100-летнем юбилее Иче Гольдберга сказал на идиш: «Мир шацн оп айэр вундэрлэхэ арбэт лэтойвэс дэр идишэр култур, вос hот барайхэрт дэм ганцн идишн йишэв». Скончался Иче Гольдберг в своем доме в Манхэттене 27 декабря 2006 года. Ему было 102 года.

23 марта

1934 – Популярный бард Евгений Исаакович Клячкин родился в Ленинграде. Его отец был помощником мастера на ткацкой фабрике, мать работала в аптеке. В апреле 1942 года  мать умерла, отец был на фронте, и Женю эвакуировали из блокадного Ленинграда в Ярославскую область, где он воспитывался в детском доме. В сентябре 1945 отец забрал Женю в Ленинград. Там в 1957 году Клячкин с отличием окончил Ленинградский инженерно-строительный институт по специальности "Городское строительство и хозяйство". Работал инженером-проектировщиком в строительных организациях Ленинграда, а в середине 80-х годов ушел на профессиональную сцену. Выступал от Ленконцерта и Росконцерта. Летом 1957 года участвовал во VI-м Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве. Песни начал писать в октябре 1961 года - сначала на стихи других поэтов (И. Бродского, К. Кузьминского, А. Вознесенского, Г. Горбовского и др.), затем преимущественно на собственные стихи. Поэзия Иосифа Бродского стала известна во многом благодаря песням Клячкина "Пилигримы", "Рождественский романс", "Ни страны, ни погоста..." и на стихи из поэмы "Шествие". Всего Евгением Клячкиным написано более 300 песен, из которых около 70 - на чужие стихи. В апреле 1990 года  Евгений Клячкин с семьей репатриировался в Израиль. Работал по специальности, выступал с концертами, бывал на гастролях в США. На вопрос журналистов о причине отъезда из России Евгений Исаакович ответил так: «Я не мог больше жить в стране сплошной лжи, где даже наши кумиры Евтушенко и Вознесенский лгали. И им, и всем людям в России стыдно должно быть от одного того, что там создано и поддерживается общество "Память".
В одной из своих песен Клячкин написал именно об этом времени:

Я ушел не от тех, кто кричали "жиды",
А от тех, кто молчал, когда эти кричали...

На свое 60-летие в марте 1994 года он приехал в Россию, дал несколько концертов в Москве, Санкт-Петербурге и Туле. В марте 1994 года в санкт-петербургском издательстве "Бояныч" вышла первая книга песен Е. Клячкина "Не гляди назад...", в 1999 г. в том же издательстве - книга "Оглянусь на всё, чем жил", в 2000 г. - "Живы, покуда любимы!", сборник песен и воспоминаний (СПб.: "Лань"). На творческом счету Евгения Клячкина - три диска-гиганта на фирме "Мелодия": "Осенний мотив" (1987); "Пилигримы" (1990) - песни на стихи Иосифа Бродского; "В сторону Руси" (1995), компакт-диски "Моим ровесникам" (1995), "Концы и начала" (1996), "Лучшие песни" (2000), "Евгений Клячкин. Российские барды" (2001). В 1995 г. фирма "Московские окна" выпустила аудиокассеты "Мокрый вальс" и "Мелодия в ритме лодки", в 1996 г. МП "Авторская песня" выпустила кассету "Моим ровесникам", в 1999 вышла аудиокассета "Ни о чем не жалеть" (М.: "Музыкальное издательство М. О."). Песни Клячкина публикуются в сборниках самодеятельной песни разных лет. Наиболее известны песни Евгения Клячкина "Не гляди назад...", "Песня об утреннем городе", "Псков", "Мелодия в ритме лодки", "Детский рисунок", "Возвращение", "Мокрый вальс", "Моим ровесникам". Евгения Клячкина не стало 30 июля 1994 года - остановилось сердце во время купания в Средиземном море. И оставил нам об Израиле такую классическую строчку: «Крошечная горсточка земли, но зато воистину - шели...».

24 марта

1947 – Специалист по лазерной аппаратуре, постоянный автор и почитатель «МЗ»  Матвей Шпизель родился в г. Хмельницком, Украина. После стандартного набора - школа, университет, «ящик» - работал в Горьком и Москве, занимаясь проблемами разработки и внедрения лазерной аппаратуры в различных областях науки, техники, медицины, искусства. Дальше – как у Жванецкого: «Когда обстановка в «ящике» стала напоминать театр,  я уже безболезненно туда перешёл». И почти 10 лет Матвей проработал в театре им. Евг. Вахтангова, где впервые в мире применил лазерную аппаратуру в драматическом спектакле. В 1976 году, находясь в отпуске в Одессе, отремонтировал М.М. Жванецкому цветной телевизор, который тот купил своей маме и обещал при этом за ремонт три рубля. Эти три рубля Жванецкий должен Шпизелю до сих пор. С началом перестройки Матвей Борисович учредил научно-коммерческую фирму «СКАН», где совместно с РКК «Энергия» были разработаны проекты: «Лазерный орбитальный светографический комплекс», «Лазерный комплекс имитации силуэтов летательных аппаратов» и др. Увы, реализация проектов была  остановлена в связи с дефолтом 1998 года. С 1999 года М. Шпизель живет и работает в США. Здесь, в Нью-Йорке, в период с 2002-го по 2006-й годы получил четыре патента США в области концентрации и передачи на сверхдальние расстояния световой энергии. В настоящее время Шпизель возглавляет департамент науки и технологии компании Hyperboloid LLC. Oсвещение (в прямом и переносном смыслах) и популяризацию международного интернет-журнала «Мы здесь» Шпизель рассматривает в качестве важной составляющей его жизни.
Редакция «МЗ» сердечно поздравляет Матвея с днем рождения и желает ему новых успехов во  всех его технических начинаниях и в творчестве на страницах нашего издания. Спасибо за преданность и постоянную поддержку!

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других авторитетных изданий, в том числе и различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных,а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации


| 17.03.2010 16:29