МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=212
Распечатать

Зельцеру дома не сидится

Владимир Козловский, Нью-Йорк

Джозеф Кей, Эммануил Зельцер и Александр Фишкин пытались посредством фальшивых документов присвоить наследство покойного бизнесмена Бадри Патаркацишвили

12 марта в минском аэропорту был арестован нью-йоркский адвокат Эммануил Зельцер, прилетевший на частном самолете из Лондона.
Зельцер эмигрировал в США в 1974 году из Кишинева, где он учился в Институте искусств им. Музическу на пианиста и поэтому некоторое время подрабатывал в Америке тапером в стриптиз-клубе. Он был основателем первого в Штатах «русского телевидения» (на самом деле - радио), крах которого впоследствии бесплодно расследовала прокуратура.
Вместе с Зельцером арестована его помощница россиянка Владлена Функ, которую общие знакомые характеризуют как молодую и пригожую женщину.
Как сообщают, они содержатся в следственной тюрьме белорусского КГБ, имеющей прозвище «Американка». По словам Марка Зельцера, старшего брата Эммануила, узник «Американки» болен диабетом, подагрой и артритом, но получает в тюрьме далеко не все необходимые ему медикаменты.
Лекарств ему, очевидно, нужно немало: общие знакомые говорят, что он постоянно принимает какие-то таблетки. Трудно представить себе, чтобы в минской тюрьме был такой же ассортимент лекарственных средств, как в Нью-Йорке.
Поэтому состояние здоровья Зельцера, который известен среди своих как Эмик, вызывает тревогу у его близких. Кроме того, белорусское судопроизводство не относится к числу образцовых.
Наверняка есть и те, кто злорадствуют: за последние четверть века Зельцера неоднократно обвиняли в мошенничестве, хотя, насколько мне известно, суд признал его виновным лишь однажды, обязав его выплатить потерпевшим 2 миллиона долларов.
Об аресте Зельцера стало известно лишь 17 марта, после чего я начал наводить справки и поначалу услышал от знающих людей лишь нечто расплывчатое: что речь идет о «каком-то сомнительном завещании Бадри» (опальный грузинский миллиардер Бадри Патаркацишвили, в феврале скоропостижно скончавшийся в Лондоне в возрасте 52 лет).
В последние дни, наконец, всплыли подробности. Перед тем, как их изложить, подчеркну, что на данном этапе все это лишь утверждения критиков Зельцера, который до суда считается невиновным.
В двух словах, родные Патаркацишвили и его давний партнер Борис Березовский обвиняют американского инвестиционного банкира Джозефа Кея, Зельцера и его соратника адвоката Александра Фишкина в попытке прибрать к рукам имущество покойного с помощью поддельных документов.
Узнав об этом, я подумал: «Ну, дежа вю!», - потому что в прошлом Зельцера неоднократно обвиняли в изготовлении подделок, для чего он даже якобы обзавелся фотографическим столом с нижней подсветкой.
Опять же: решающее мнение по поводу этих обвинений должны высказывать суды, но лично мне, например, зельцеровский диплом об окончании юрфака Кишиневского государственного университета всегда казался умилительно кустарной фальшивкой.
В интервью грузинскому телеканалу «Рустави-2» Березовский заявил  следующее (цитирую по воскресной публикации сайта «Новый регион»): «Джозеф Кей (эмигрант из Грузии Иосиф Какалашвили) является сводным двоюродным братом Бадри Патаркацишвили. Я его знаю очень давно, и, к сожалению, даже мой первый опыт общения с ним свидетельствует о том, что этот человек непорядочный. Я об этом говорил Бадри Патаркацишвили. Но он был сильным человеком и не очень обращал внимание на нелояльных людей. Он считал, что в состоянии контролировать ситуацию. Джозеф Кей появился в доме Бадри Патаркацишвили на второй день после его смерти. Он был вместе с адвокатом Эммануилом Зельцером (эмигрант из Молдавии). Они предъявили семье Бадри Патаркацишвили документы, дающие полномочия распоряжаться всем имуществом Бадри, оставшимся после его смерти. После этого они поехали в Грузию и предъявили эти документы грузинским властям. Вскоре выяснилось, что они мошенники, сфальсифицировавшие документы. Эммануил Зельцер сейчас находится в белорусской тюрьме. Там он также путем предъявления ложных документов пытался завладеть собственностью Бадри Патаркацишвили. Собственно, это то же самое, что пытался сделать Джозеф Кей в Грузии и в других странах – в Великобритании, в Америке и в Израиле. Сейчас адвокаты супруги Бадри Патаркацишвили Инны Гудавадзе направили письма в адрес главы грузинского правительства и генерального прокурора Белоруссии. В письмах они приводят свидетельства того, что Эммануил Зельцер и Джозеф Кей – мошенники, и предостерегают официальные власти от сотрудничества с ними».
Я привожу слова Березовского не в доказательство вины означенных лиц, каковым они не являются, а лишь для того, чтобы показать, какие претензии могли предъявить Зельцеру арестовавшие его белорусские власти.
В четверг сайт «Грузия» (apsny.ge) поместил материал под названием «Семья Патаркацишвили обвиняет Кея в мошенничестве». «В распоряжение агентства «ИнтерпрессНьюс», - говорится в нем, - попало письмо адвоката Нины Гудавадзе Мишеля Данкана к генпрокурору Белоруссии Григорию Василевичу и министру внутренних дел Владимиру Наумову, в котором идет речь о тех обстоятельствах, в которых Джозеф Кей, Эммануил Зельцер и Александр Фишкин пытались посредством фальшивых документов присвоить наследство покойного бизнесмена Бадри Патаркацишвили».
Адвокат вдовы грузинского олигарха, в частности, пишет, что 18 февраля Зельцер представил Николасу Килингу, одному из руководителей инвестиционного фонда покойного, копию доверенности, которую якобы написал Патаркацишвили на имя Кея. По словам Данкана, она была заверена Фишкиным и содержала тот неправдоподобный пункт, что она остается в силе даже в случае смерти выдавшего ее лица. В мировой юридической практике доверенность в этом случае немедленно теряет силу.
«По утверждению Данкана, - говорится дальше, - 24 февраля в одном из нью-йоркских офисов состоялась встреча, в которой приняли участие Зельцер, Фишкин и некий Черн... Зельцер представил просканированные документы, согласно которым Патаркацишвили назначает Джозефа Кея исполнителем своего завещания и присваивает ему право на единоличное распоряжение имуществом. Оба документа составлены и подписаны 14 ноября 2007 года. Документ составлен в присутствии двух свидетелей и нотариуса Александра Фишкина. Следует отметить, что Зельцер не оставил копии представленных документов участникам встречи. По утверждению Мишеля Данкана, выданная на имя Джозефа Кея доверенность фальшивая. Также фальшивым называет адвокат и назначение Кея исполнителем завещания и единоличным распорядителем имущества, так как живы люди, которые подтверждают, что бизнесмен Патаркацишвили провел 14 ноября 2007 года в кругу родственников и ближайших друзей и вообще не встречался с Джозефом Кеем, Эммануилом Зельцером и Александром Фишкиным».
Кей и Зельцер «предъявили ксерокопию завещания, якобы составленного Бадри 14 ноября 2007 года, нотариально заверенную их дружком Аликом Фишкиным, - вторит Березовский «Коммерсанту». – Исходя из ксерокопии завещания, Бадри передавал все свои активы Кею, который должен был «управлять ими при жизни и после моей смерти». Но все дело в том, что в тот день, 14 ноября 2007 года, и это уже подтверждено следственным путем, Бадри Патаркацишвили никаких завещаний в конторе Зельцера не писал – весь день он принимал гостей и лег спать в час ночи».
Мне не совсем ясно, о какой «конторе Зельцера» идет речь: насколько я знаю, он ведет адвокатскую практику из своей квартиры в доме № 235 по Вест 76-й улице в Манхэттене, где также находится основанная им «неправительственная организация» American-Russian Law Institute.
Умница Зельцер рано сообразил, что для успеха в Америке крайне полезно иметь адвокатское звание и числиться руководителем какой-то организации с солидно звучащим именем, хоть бы она состояла из одного тебя с секретаршей и располагалась у тебя в гостиной.
Несколько месяцев назад Патаркацишвили действительно был в Нью-Йорке и, в частности, посетил студию телеканала RTVI, где записал интервью с Виктором Топаллером. Сейчас я пытаюсь выяснить точную дату его визита.
Сообщают, что КГБ Белоруссии официально предъявил своим узникам обвинения в подделке документов и мошенничестве. Как пишет «Коммерсантъ», «по версии следствия, используя поддельное завещание, они пытались получить контроль над активами господина Патаркацишвили – предприятиями лесопереработки и машиностроения».
Если Зельцера и Функ действительно арестовали прямо в аэропорту, то неясно, когда они успели совершить инкриминируемые им действия.
Попытки заручиться комментариями Кея и Фишкина пока оказались безуспешными. Сотовый телефон Фишкина ответил женским голосом, что он в Европе. Марк Зельцер заявил «Коммерсанту», что «предъявленные брату и его секретарю обвинения абсурдны хотя бы потому, что у них с собой не было никаких деловых документов, в подделке которых их можно было бы обвинить, – только ноутбуки».
Но компьютерный файл с деловым документом можно превратить в бумажный документ путем нажатия на клавишу.

*   *   *

    Ширится движение в защиту адвоката Эммануила Зельцера, арестованного в столице Белоруссии по обвинению в попытке использования поддельных документов. В сети появился новый сайт – saveemanuelzeltser.com, на котором перечисляются регалии узника, в том числе почетный диплом «Доктор права России», хотя российская Академия юриспруденции, которая его якобы выдала, наличие такого звания отрицает.
На сайте также висит объявление о митинге, который сторонники Зельцера проведут в среду, 2 апреля, у белорусского генконсульства на углу 44-й улицы и Третьей авеню в Манхэттене.
«Присоединяйтесь к нам!» – приглашают болельщики Зельцера. Заголовок под этим кличем гласит «Видный американский адвокат и борец с коррупцией стал заложником в тюрьме белорусского КГБ».
Ниже - отсылка на два новостных сайта: MT-NewsWire и WebEsquire.com., - и говорится, что Зельцер является их «юридическим аналитиком и юридическим корреспондентом». Я думаю, что он является также их владельцем.
МТ – это, если я не ошибаюсь, «Московский телеграф», собственное телеграфное агентство Зельцера, тоже, наверное, дислоцированное у него в квартире. Ведущим автором МТ одно время была моя старая знакомая Эмма Тополь, бывшая жена писателя, которая работает на «Голосе Америки» и развила сейчас, как мне говорили, бурную деятельность в защиту Зельцера.
Сайты довольно пустые, с линками на чужие ленты новостей. WebEsquire, видимо, давно не обновлялся: его украшает видеоклип выступления британского генерального прокурора лорда Голдсмита, датированный 22 сентября 2006 года.
Но вот что уморительно: именно лорд Голдсмит, являющийся сейчас адвокатом семьи Бадри Патаркацишвили, недавно разослал по миру письмо, предупреждающее, что Зельцер – мошенник. O-o-p-s!
После того, как белорусская сигуранца бросила Зельцера в свою темницу, занятно было читать в мировой прессе, кого же, собственно, арестовали в Минске. Это было путешествие в мир мифов.
Друзья зовут Зельцера Эмиком, а немецкое агентство ДПА называет его по-английски anti-mob activist, то есть «активный борец против мафии». Оно также пишет, что Зельцер – это US citizen in charge of an anti-organized crime NGO, «американский гражданин, возглавляющий НПО (неправительственную организацию), которая борется с организованной преступностью».
Имеется в виду его Американо-российский институт права, находящийся у него в квартире на Вест 76-й улице в Манхэттене (в судебных документах его адрес дается как Вест 72-я улица, дом № 119, но на самом деле это почтовый ящик. Я слышал, что суды не разрешают указывать почтовые ящики вместо настоящего адреса, но, может, это требование уже отменили).
На южно-африканском сайте Independent Online я увидел заголовок Anti-mob lawyer arrested in Belarus, «в Белоруссии арестован адвокат- борец с мафией».
Адвокаты вообще-то не борются с мафией. Этим занимаются менты, а адвокаты ее защищают, то есть находятся по ее сторону баррикад. Не в том смысле, что они тоже бандиты, хотя есть и такие, - просто это их работа. Тот же Зельцер, к примеру, вытащил из тюрьмы серийного убийцу Олега Асмакова по кличке Алик Магадан, чья бригада считалась одной из наших чемпионок по мокрухе.
Магадана взяли в июле 1992 года при попытке перейти в США через канадскую границу.
С ним через границу шел Юрий Гитман по кличке Юра Канадский, убитый через несколько лет у квартиры на Бутырской улице, в которой до него останавливался автор этих строк.
Мир тесен.
Как показал потом Зельцер на процессе Юрия Графмана и его дочери Карины, обвинявшихся в устройстве Магадану фиктивного брака, но оправданных, ему позвонили из Москвы и попросили помочь Магадану. Зельцер получил адвокатскую лицензию всего за два года до этого, но смело взялся за дело и вытащил Магадана из застенка под залог, получив за это от Гитмана не то 10, не то 15 тысяч долларов.
Освобожденный Зельцером, Магадан и его бригада убили в Нью-Йорке несколько человек, а других сильно ранили. Но это не значит, что Зельцер в чем-то виноват: он просто выполнял свою работу.
С другой стороны, нельзя сказать, чтобы он в этом эпизоде боролся с мафией. А других я не знаю
В последующие годы он регулярно обвинял в связях с мафией людей, с которыми он судился, но это тоже не делает его активистом борьбы с организованной преступностью. Точно так же Зельцер и его соратницы обвиняли в сексуальных домогательствах журналистов, которые его критиковали, но это не делает его борцом за права женщин.
«В Минске задержан бывший адвокат Бородина», - озаглавлено сообщение белорусского сайта «Хартия ‘97».
Был ли Зельцер адвокатом Бородина?
И да, и нет. Когда Павла Бородина арестовали в январе 2001 года в Нью-Йорке, по совету своего московского адвоката Бориса Кузнецова (сейчас получившего убежище в США) он впопыхах нанял Зельцера и его соратника Александра Фишкина, которого семья покойного Бадри Патаркацишвили тоже обвиняет в подлоге.
Как писал тогда «Коммерсантъ», знаменитый московский адвокат Генрих Падва обрушился на наших героев, обвинив их в непрофессионализме. Толчком для этого взрыва послужило интервью Фишкина, в котором он увязал дело Бородина со скандалом вокруг отмывания денег русской мафии через Bank of New York.
У Фишкина были свои причины это сделать, в которые я сейчас вдаваться не буду, но Падву его слова привели в негодование: никто Бородина  в причастности к этому скандалу не обвинял, и Фишкин притянул его за уши. По словам Падвы, это прозвучало как «мнение обывателя, причем весьма недоброжелательно настроенного к Бородину».
Во-вторых, Падва заявил, что у Зельцера и Фишкина «весьма сомнительная репутация». К тому времени Зельцера разоблачила «Нью-Йорк таймс», после чего одна из его соратниц обвинила автора статьи Тимоти О’Брайена в приставаниях. Сейчас она поменяла фамилию и сделалась вместе с Зельцером покровительницей искусств.
Была озвучена и версия, что американец приставал к самому Зельцеру. Я давно знаю обоих и нахожу это неправдоподобным.
Довольно быстро Бородин заменил нашу парочку именитыми американскими защитниками Ричардом Кингхэмом и Рэймондом Левитисом, которые мало того, что гораздо лучше говорили по-английски, но и гораздо лучше выглядели. Наши герои не успели ничего совершить, как их отстранили, и скоро уже они перестали маячить в коридорах суда. Но формально Зельцер был адвокатом Бородина, хотя и недолго и бесславно.
Поехали дальше. Агентство АП отметило в сообщении о его аресте, что «в 1999 году Зельцер выступал в комитете палаты представителей США по банкам и финансовым услугам в качестве эксперта по отмыванию денег и мошенничеству в России».
Впопыхах Зельцера действительно пригласили дать показания в комитете. Однако сотрудники конгресса ознакомились потом с его послужным списком, в частности, с решением нью-джерсийского суда, обязавшего Зельцера выплатить обманутым им людям почти 2 миллиона долларов, и в последний момент приглашение отменили.
Зельцер никогда не выступал в конгрессе, однако дело мастера боится: на его собственном сайте висит текст его подготовленного выступления, который он заранее представил в комитет.
А вот самое потешное заявление: на адвокатском сайте lawinfo.com говорится, что Зельцер – это «видный нью-йоркский адвокат и активист правозащитного движения...».
Зельцер – невидный нью-йоркский адвокат, специализирующийся, по его словам, на бракоразводных делах, и совсем незаметный правозащитник. Не все, кого арестовывают в Белоруссии, являются правозащитниками.
В нескольких местах Зельцера назвали также «специалистом по отмыванию денег». Вот тут крыть нечем.
Теперь о его лорде. Иосиф Какалашвили (кстати, хороший пример тавтологии), или Какалишвили, как его иногда пишут, эмигрировал с родителями в Израиль, будучи подростком, а потом перебрался в Америку. Сейчас его зовут Лорд Джозеф Кей, что вызвало несколько забавных проколов.
«Российская газета», например, опубликовала материал Владислава Воробьева «Саакашвили подобрал золотой Ключ». По словам автора, фамилия Кей переводится с английского «как Ключ». Отсюда и заголовок.
Как пишет автор, «для усмирения оппозиции» грузинскому президенту Михаилу Саакашвили пришлось «выписать» импортного господина «с символичной фамилией Ключ», который завладел единственным опрозиционным телеканалом «Имеди».
Учи языки, Слава. Кей пишется по-английски Kay, и это не «ключ». В любом случае «ключ» (key) произносится «ки», как премьер-министр Республики Южный Вьетнам, который после победы коммунистов завел в Калифорнии винный магазин.
Некоторые российские издания пишут нынешнее имя Какалашвили как «лорд Джозеф Кей», присваивая ему аристократический титул. Чем черт не шутит: я сверился со списком членского состава палаты лордов. Никакого Кея я там не нашел.
Зельцер, возможно, скажет на это, что есть некий секретный список лордов, к которому у меня нет доступа.
В любом случае Кей ныне американский гражданин, а у нас титулы не признаются. Значит, его надо писать Лорд Джозеф Кей.
Ах, надо было взять себе имя Маркиз Владимир Козловский. Но хорошая мысля приходит опосля.
Кея называют инвестиционным банкиром и перечисляют его изрядные активы, но в интернете на него крайне мало ссылок, и подавляющее большинство касается его назначения в октябре прошлого года членом консультативного совета корпорации Tri-Valley. В тогдашних пресс-релизах говорится, что он основал дачный поселок на рукотворном островке Фишер в Майами, где отдыхают Опра Уинфри, Андре Агасси «и многие другие международные знаменитости».
На сайте «Спасти Эммануила Зельцера!» красуется фотография нашего героя с израильтянином Шимоном Пересом и написано, что она сделана на «Фишер-айленде». Фотография Зельцера, которая сейчас иллюстрирует многие статьи о нем, являет собою участок этого снимка с Пересом.
Друзья Зельцера говорят, что Кей «без Эмика – ничто». 
Кей, Зельцер и Фишкин утверждают, что Бадри Патаркацишвили переписал все свое многомиллиардное имущество на Кея 14 ноября прошлого года, будучи в Нью-Йорке. В своей первой статье из этого цикла я обещал выяснить, был ли Бадри в Нью-Йорке в этот день.
Я говорил с двумя людьми, которые были с ним вместе в Нью-Йорке в его последний визит, и они подтверждают, что 14 ноября он прилетел на частном самолете в один из ближних аэропортов Нью-Джерси (но не в Ньюарк). Один из моих собеседников встречал его в аэропорту и провел с ним весь день 14 ноября, расставшись с ними в гостинице около часу ночи.
Кей, как мне сказали, заявляет, что встретился в ту ночь с Бадри, который тогда все на него и переписал. Спутники Бадри, с которыми я говорил, не помнят, чтобы он хоть раз упомянул в те дни это обстоятельство или имена Кея, Зельцера или Фишкина.
Но я не сажал их на детектор лжи, как я обычно поступаю с интервюируемыми.
В среду я беседовал с одной нью-йоркской родственницей Бадри. По ее словам, она слышала в семейном кругу, что у него есть в Нью-Йорке родственник, который теперь зовется Кеем. Я спросил у нее, правдоподобно ли, что Бадри завещал все свое состояние именно ему.
«Ну, как вам сказать, - замялась она, - у Бадри вообще есть мама, жена, две сестры и две дочери. И еще внебрачный сын недавно объявился».
Что Патаркацишвили оставил все не им, а сводному двоюродному брату Кею, кажется ей не вполне логичным.
С другой стороны, чужая душа потемки.
В прошлом году Зельцер помог Кею отсудить крупную сумму денег у его бывшей жены Сони Бубновой, якобы изменившей ему с учителем пения, но не об этом сейчас речь.


| 27.03.2008 22:20