МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2316
Распечатать

Всенародный Градский...

Илья Войтовецкий, Беэр-Шева

Я был хорошо знаком с родителями популярного барда,  певца, народного артиста России...

Я вырос в провинциальном шахтёрском городке. В нём, ко­нечно, присутствовали все внешние атрибуты социалистического города: кинотеатр, Дворец культуры, музыкальная школа, драмкружок Дворца пионеров, литобъединение при редакции городской газеты. Я говорю об этом без иронии или насмешки; напротив: слава Богу, что это было.

Какое счастье, что в наших – далёких от признанных культурных центров – краях время от времени, словно добрые посланцы, появлялись светлые люди, закинутые сюда – кто по несчастью, кто в результате личного краха или преступлений режима, нередко проделавшие горький путь, полный лишений и потерь – затем лишь, чтобы оставить животворный след в судьбе случайно встреченного подростка. Уместно здесь поразмышлять о предначертании, о миссии, о Высшем Промысле.

Было в нашем шахтёрском городе крупное, по нашим понятиям, учебное заведение – горный техникум. Литературу в нём преподавал педагог по фамилии Подкорытов, немолодой уже человек (к сожалению, не помню его имени-отче­ства, а всего вернее – я этого и не знал).

Был он, кажется, из "лиц с административным ограничением мест постоянного проживания". Его ученики – будущие горные мастера, маркшейдеры, геодезисты – во время классных занятий писали сочинения об образе положительного героя – строителя светлой жизни и о прочей белиберде; иногда, между делом, учитель читал своим питомцам стихи Тютчева, Блока, Пастернака, а также, как я теперь понимаю – не называя, разумеется, имён – и Ахматовой, и Гумилёва, и Мандельштама, и Цветаевой, и – кто ведает, кого ещё. Мальчишками-студен­тами записанные в школьные, в клеточку, тетрадки, стихотворные строки выходили из-под контроля и, безымянные, устремлялись "в люди".

"Сейте разумное, доброе, вечное..."

Тамара Павловна Градская (мама популярного барда, певца Александра Градского) руководила во Дворце пионеров драмкружком. Выпускница ГИТИСа, она не смогла принять приглашение и остаться во МХАТе – из-за мужа, Бори Фрадкина, инженера-механика; как и она, молодой специалист, он был "инвалидом пятого пункта", загнанным по распределению, несмотря на диплом с отличием, в нашу тьмутаракань, а было это в недоброй памяти сорок восьмом, сорок девятом или пятидесятом, не помню точно, да и не суть важно: они один другого стоили.

Ничего иного наш город не мог предложить начинающей, да так и не начавшей талантливой актрисе, - лишь неуправляемую кодлу мальчишек и девчонок, обуреваемых необузданным самомнением и переполненных дерзкими планами. "Мы покоряем пространство и время, мы – молодые хозяева земли!", "Нам нет преград ни в море, ни на суше!", "Молодым везде у нас дорога", "У нас ничего невозможного нет", "Для нас открыты солнечные дали, горят огни победы над землёй" – вот тот трескучий фон, на котором шло становление наших личностей, вот он – групповой портрет моего искалеченного поколения.

Сколько прекрасных книг, не включённых в списки "рекомендуемых", прочитали мы с
Тамарой Павловной! Никто из нас, её благодарных воспитанников, не стал актёром, и за
это ей тоже спасибо, но мы полюбили театр, музыку, книги, мы поверили в благородство
и разум, у нас прорезался слух и обострилось зрение, мы научились "отделять зёрна от
плевел".

(Умерла Тамара Павловна, не успев состариться – в 1963-м, кажется, году, в Москве, в
подвальной коммуналке на Фрунзенской набережной, куда семья её сумела вернуться
после долгих лет – вроде бы и не ссылки, но и не добровольного отсутствия. Мир праху
её).

Из Википедии. Статья "Градский, Александр Борисович":

«Родился в семье инженера Бориса Градского (Ложь! Имя отца Александра Борисовича Градского -  Борис Абрамович Фрадкин – конечно, не очень благозвучное сочетание для истинно русского православного артиста, но родителей не выбирают – И.В.) и артистки драматического театра Тамары Павловны Градской» (девичья фамилия матери певца, которую она сохранила после замужества – И.В.).


В. Путин поздравляет А. Градского с присвоением звания народного артиста России, 2000 г.

Постскриптум

Сашу Градского, ещё грудного младенца, я нянчил, когда Борис Абрамович оставался по
вечерам на работе, а Тамара Павловна должна была убегать на занятия драмкружка во Дворце культуры угольщиков (она вынуждена была работать в двух местах: с четырёх до шести во Дворце пионеров и с семи до девяти - во Дворце культуры). Если маленького Сашу не с кем было оставить, Тамара Павловна просила меня посидеть и понянчиться с сыном.

В 1992 году я написал повесть "Maestro" и посчитал своим долгом помянуть в ней добрым
словом Тамару Павловну. Повесть вошла в мою книгу «Вечный Судный день» (1996), которую по моей просьбе передал "вокалисту, поэту, певцу и гитаристу" мой друг Александр Моисеевич Городницкий. Никакой реакции от будущего народного артиста России не последовало.

Через несколько лет Александр Борисович Градский (Фрадкин?) оказался в Израиле в составе
группы гастролёров. Я узнал номер телефона гостиницы, в которой остановилась группа, и
позвонил в гостиничный номер. Мне показалось, что мой бывший воспитанник был немножко после обильного возлияния.

Представившись, я напомнил собеседнику о переданной мною книге, где сказаны добрые слова о его родителях, особенно о маме. Радости в его голосе я не почувствовал.
– Не помню, не читал, – сказал он. – Не могу же я читать всё, что пишут о моих родителях
разные графоманы.
– Александр Борисович, а я ведь нянчил Вас, когда Вы были совсем маленьким. Вы очень тепло писали мне на колени.
- С тех пор я всю Россию успел обоссать, – сообщил мне будущий народный.

Продолжать беседу мне расхотелось. Я спешно попрощался и положил трубку.

22 мая 2010 года
Повесть «Maestro» вы можете прочитать здесь:
http://www.iliavoit.narod.ru/books_ilia/BOOK001/book001f.htm


| 26.05.2010 13:19