МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3410
Распечатать

Они любить умеют только мертвых

Владимир Левин, Нью-Йорк

Я не засекал, как долго длилась овация после спектакля, потому что сам набил себе мозоли на ладонях...


В отличие от многих я таки «хожу в Америку», хоть и живу на русском языке. Для меня Америка - это публика в Линкольн-центре, в Метрополитен-опере, в Карнеги- холле. И главное – лица людей. Я читаю эти лица постоянно, и они открывают мне величие Америки – ее интеллект, образованность, культуру.

Она - другая, отличающаяся от культуры европейской и русской, она для нас не совсем привычна. Это культура дела и стремление все постичь, найти глубинные смыслы, до всего дойти своим умом. Американцы добродушны и открыты, но далеко не для всех. Ты должен встать с ним вровень для того, чтобы он тебе открылся. На балконе второго этажа Метрополитен-оперы, единственном месте, где можно покурить до спектакля и в перерывах, очень хорошо читаются эти лица, которые о многом говорят. На Брайтон-Бич такие лица не носят, их там просто нет, ведь брайтонцы в Америку не ходят. Там вместо высокого искусства – скидки на билеты для любителей попсы и хоккей-футбол по телевизору, на который смотреть противно, даже когда он выключен, язык дворовой шпаны брайтонских доминошников и кучки подростков, тайком курящих марихуану во глубине дворов. В Манхэттене встречаешь много исторических личностей. Довелось мне видеть там Пеле, Горбачева, Вацлава Гавела, беседовать с безвременно ушедшим лучшим тележурналистом мира Питером Дженнингсом, который подарил мне свой швейцарский хронометр – с ним он выходил в эфир своего канала АВС, а сейчас я по нему сверяю время.

И вот еще одна встреча с личностью исторической – Борисом Годуновым. Он сам пришел сюда на сцену Метрополитен из семнадцатого века российского, чтобы встретиться с неведомыми ему американцами. И привели его сюда гениальный Пушкин и Модест Мусоргский одноименной оперой. Казалось бы, какое дело американцам до русского царя эпохи Смутного времени, до поэзии Пушкина, до музыки Мусоргского? Ведь в Мерополитен по традиции все спектакли идут на языке оригинала, а тут пятичасовая опера на русском, из истории, которую не всякий российский обыватель знает. А в трехтысячеместном зале - ни одного пустого кресла. А в них - люди с партитурой, знающие музыку, вслушивающиеся в труднопроизносимый для американцев пушкинский текст.

Откровенно говоря, я встречался с Борисом Годуновым в Большом театре, на сцене которого гарцевали лошади, воспроизведены палаты Кремля, звучал такой хор, что люстры подрагивали. Неужели американцы смогут все это хоть в чем-то повторить? – думалось мне.

Они и не собирались повторять. Это был совершенно другой спектакль, хоть и на лошадях гарцевали Марина и Самозванец, и хор звучал не хуже московского, и стрельцы гнобили чернь, как опричники при Иване, Борисе и при всех прочих царях. Но было и такое, что меня буквально потрясло. Это находка режиссера и художника: на сцене Пимен-летописец трудится над огромным фолиантом, занимающим большое пространство сцены. Как там у Пушкина?

Когда –нибудь монах трудолюбивый
Найдет мой труд усердный, безымянный,
Засветит он, как я, свою лампаду –
И пыль веков от хартий отряхнув,
Правдивые сказанья перепишет:
Да ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу.

И вот лежит эта летопись - история государства российского – а ее мутузят, над ней совершаются безумные казни и убийства, ее топчут лошадьми, рвут страницы, мочат водкой, переписывают в угоду правителям. И все это наглядно, грубо, зримо. Этакая логическая связь с днем сегодняшним, современностью. С новым Смутным временем России. Изумительная находка художественного образа! Кто нашел? Американцы!

Я шел на этот спектакль послушать знакомую музыку и на такие открытия не надеялся. Хотя по мелочам там виделись и совсем смешные эпизоды. Например, чернь московская была и в самом деле черной. И бояре родовитые московские в высоких медвежьих шапках были черными. В мощном хоре Метрополитен немало негров. И совсем смешная сцена в прологе, когда чернь и прочий народ московский шествует у стен Новодевичьего монастыря, где Бориса уговаривают принять царство, под хоругвями и... нынешним государственным флагом России, хотя этого флага в семнадцатом веке еще не было. Только через сто лет после происходящих на сцене событий его привез из Голландии царь Петр.

И Борис Годунов принимает царские атрибуты власти, хотя знает, что «живая власть для черни ненавистна, они любить умеют только мертвых».

Но знаешь сам: бессмысленная чернь
Изменчива, мятежна, суеверна,
Легко пустой надежде предана,
Мгновенному внушению послушна,
Для истины глуха и равнодушна
И баснями питается она.
Ей нравится бесстыдная отвага.

Господи, как современно это звучит про нынешнюю Русь и как это актуально даже для американцев! Зал в напряжении прислушивается к мудрым словам поэта.

Поэзию нельзя перевести, хотя перед каждым зрителем-слушателем идет бегущая строка перевода на английский. Я смотрю на них из своей ложи и вижу, как трепещут чувства на затемненных лицах соседей: они чувствуют пушкинские строки! И кто же их доносит до публики? Дирижировал оперой Павел Смелков (Петербург). Партию Бориса Годунова исполнял удивительно красивый бас из Дрездена Rene Pope. Роль Марины Мнишек - минская певица Екатерина Семенчук, монаха Григория (он же Самозванец) пел Александр Антоненко из Риги, князя Шуйского – Олег Балашов (Москва), Варлама – еще один очень красивый бас из Екатеринбурга Владимир Огновенко, Иезуита – Евгений Никитин из Мурманска, детей Бориса пели американские актеры. Танцы в этой опере поставила хореограф из Греции. Невольно задаешься вопросом: как этих молодых исполнителей удалось собрать вместе? А очень просто: большинство из них работает в германских оперных театрах. В разных городах, но в одной стране. Казалось бы: все знакомо, все слышано и видено многократно, читано не раз. И снова чернь врывается в Кремль, терзает детей Годунова, чтобы впустить на престол московский самозванца Лжедмитрия.

В роли Марины Мнишек (в центре) – Екатерина Семенчук.
Фото: © Beth Bergman 2011/operanews.com

Миллионы американцев смотрели и слушали «Бориса Годунова» по каналам ТВ. Потрясенный, я все ношу в себе пушкинские строки из предсмертной арии Бориса Годунова:

И все тошнит, и голова кружится,
И мальчики кровавые в глазах.
И рад бежать, да некуда. Ужасно!
Да жалок тот, в ком совесть нечиста.

А разве сегодня в Кремле не Лжедмитрий сидит?
Я не засекал время, как долго длилась овация после спектакля, потому что сам набил себе мозоли на ладонях. Это был триумф настоящего искусства на нью-йоркской оперной сцене. И триумф этот открыл светлый путь для многих русских голосов. Уже несколько лет обликом Метрополитен-оперы являются Дмитрий Хворостовский и Анна Нетребко. Все лучшие голоса России здесь. И Америка их принимает радушно - не как гостей, а как все лучшее, что есть в мире. И естественно, это свое.

Через день после встречи с Борисом Годуновым пошли мы всей семьей в Карнеги-холл на концерт Норвежского королевского симфонического оркестра слушать Моцарта, Вивальди и Гайдна. И вот в составе этого королевского оркестра первая скрипка - Майя Вагнер, вторая скрипка – Надежда Прудникова, трубач - Игорь Елисеев. Где только наших нет! А 28 апреля там же будет концерт Юрия Башмета и Евгения Кисина.

Мне всегда чешется Гондурас. Особенно после того, как побывал на сказочном острове, принадлежащем этой стране, - Роатане. И пока круизный «Норвежский туман» качал на волне мою семью по дороге к Гондурасу, вечером в театральном зале теплохода (а он не меньше залов бродвейских театров) выступали артисты канадского цирка «Дисалей». Огромный корабль раскачивался на волне, а артисты показывали гимнастические чудеса на огромной высоте. Потом мы пошли ужинать в ресторан, где и встретились с ними опять. Все они говорили по-русски. Оказалось, что эта великолепная пятерка - из Украины, харьковские и киевские ребята.

Мы не удивились, когда услыхали русский язык в близкой от Гондураса стране Коста-Рике. Эта удивительная по своей природе и общественно-политическому устройству страна по-своему уникальна. Здесь нет армии и потому никакого вооружения закупать не надо. Все средства идут на образование и охрану природы. Там запрещено держать животных и птиц в неволе. Законы принимаются референдумом, как в Швейцарии. Уклонение от голосование раценивается как преступление. Удивительно то, что в период кризиса многие американцы-пенсионеры стали покупать там дома, а жизнь на пенсию даже небольшую в Коста-Рике вполне доступна без больших затрат.

Не стоит удивляться, если среди авторов «МЗ» появится вскоре какой-нибудь бывший брайтонец по имени Хулио Кронштейн с рассказами о том, как плохо живется бедному еврею в латиноамериканской стране.

Россия расплескалась, разбрелась по всему миру. И вот приходится задумываться: а кто же ТАМ остался у синхрофазотрона? Неужто вся хоть что-нибудь умеющая делать Россия разбежалась на все четыре стороны? Эльдар Рязанов, ударившийся в последнее время в поэзию, написал такой стишок:

Сколько лет все нет и нет
Жизни человеческой.
Мчат года – всегда беда
Над тобой, Отечество.

И меня это тоже скребёт. Пошлость мировой политики в том и состоит, что с одной стороны дьявол, а с другой – тоже не ангел. Дьяволы все больше говорят по-арабски или по-рабски. Но культура у человечества общая. И американцы не просто любят искусство любых народов, они его воспринимают как свое. Зимой в том же Карнеги-холле я был на концерте Дмитрия Хворостовского. Забитый до отказа зал слушал его на одном дыхании. И то же самое было на сольном концерте китайской скрипачки.

А что же в самой России? Как они сами относятся к своей культуре и великому языку Пушкина? По словам уполномоченного по правам ребенка в Москве поэта Евгения Бунимовича в некоторых московских школах 25 процентов учащихся не понимают этот язык. У российского студента, который учится в Японии, после страшного цунами и атомной катастрофы спросили, не собирается ли он вернуться в Россию, чтобы продолжить там образование. Он ответил: «В сегодняшней России люди страшнее катастроф».

Сегодняшняя культура России основана на абсолютном игнорировании человека. Нет доверия к государству, никто на него не надеется. Как говорил Станислав Ежи Лец, у каждой эпохи есть свое средневековье. Образовалась страна рабов, где далеко не каждый понимает, что он раб. А люди просвещенные и мыслящие предпочитают жить и работать в цивилизованном мире.

Ну зачем «альфа-самцам» культура?! Вот такой марлезонский балет, где человека имеют во все номенклатурные места. Это мир тотального абсурда. Демократия там за окном такая, что прямо скулы сводит от счастья. Народ спокоен и доволен.

Молодые киношники вышли на улицы с камерой, чтобы опросить сверстников на предмет знания родной культуры и истории. Не каких-нибудь «Наших», а просто прохожих молодых москвичей. Вот вопросы и самые характерные ответы:

- Чем может гордиться наша страна?
- Тем, что мы русские люди. Оружием, литературой, спортсменами.
- Нужна ли нам поддержка Запада?
- Нет! Мы сильнее всех.
- Кто самый известный человек в мире?
- Путин.
- Что нужно сделать для повышения уровня жизни?
- Повысить зарплату.
- Что такое демократия?
- Не знаю.
- Ваша любимая телепрограмма?
- Дом-2.
- Что такое культурная революция?
- Чаво?
- Назовите мировых великих писателей.
- Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Толстой, Достоевский, Тургенев.
- Очень хорошо. Героями какого произведения являются Владимир Ленский, Евгений Базаров, Иван Бездомный, Вронский, Сонечка Мармеладова?
- Вы что – издеваетесь? Я таких не знаю, книг не читаю.
- Главная черта русского народа?
- Мы никогда не падаем духом.
- Кто для вас Сталин?
- Великий вождь.
- Кто враг России?
- Запад, Америка.

Из 1600 опрошенных никто не смог назвать имени ни одного российского ученого, современного писателя, название театра, в который ходят. Многие убеждены, что Солнце вертится вокруг Земли. Зато знают всех попсовых «звезд», телепрограммы собчачьи-канделачьи крайне сомнительного толка – элементы умственного разврата.

Российской молодежи досталось такое количество зловредных вертухайских генов, что это очень сильно скажется на будущем страны и сказывается уже сегодня. Потому что в этой стране врут даже сводки погоды. Дурь и эмоциональная глухота обуяла Россию. А про «Наших», этот путинюгенд, созданный для кричалок и разврата, и говорить не приходится. «Наши» обеспечивают смыслы того, что не имеет смысла. Ими подлые политтехнологи служат власти. Это уже сказано и показано многократно. Такой вот период оскудения мозгов, такое средневековье. Некий доктор Попов по телевизору рассказывает о том, что он изобрел революционный метод лечения геморроя свежим огурцом. Оказывается, огурец «революционно излечивает геморрой животворящей силой земли».

Умышленно и целенаправленно ведется т.н. «телевизионное образование» путем раздувания самых низменных страстей. Особенно старается канал НТВ. Но и другие не отстают. Чем скандальнее балаган, тем лучше. Абсолютная желтуха и в изданиях «Комсомольская правда», «Бульвар Гордона», «Экспресс-газета». Все это несовместимо с жизнью, но имеет одну задачу – опустить население до уровня электората. Интернетная чернь плетет свои словесные кружева доступным ей языком. Банальные истины, общение черни в программе «Пусть говорят», которую в состоянии смотреть исключительно люди безмозглые. Избытком интеллекта этот народ не страдает. Мыслят блоками и стереотипами –это удобно потому, что блоки можно менять, как депутатов Думы. Патриотизм хорошо идет под водку и соленый огурец. Курс иглоукалывания останкинской иглой под останкинскую колбасу с бухлом идет круглосуточно по всем континентам. Даже до Карибских островов добирается останкинская телеигла, дебилизирующая и без того идиотов. Где мысль? Где классика? Когда-то у меня написалось:

Прячьте головы, головы прячьте,
не держите их при себе,
а иначе горько заплачете
по остриженной голове.
Голова – это хуже оружия,
за ношение привлекут,
остригут изнутри и снаружи,
обязательно остригут.

Росстат оперативно опубликовал сообщение о том, что население России за последние годы уменьшилось всего-то на 2 миллиона человек. Получается, что это немножко не та опера, если учесть, что 4 миллиона россиян имеют вид на жительство в странах Евросоюза и в США. Сотни тысяч семейств отправляют своих отпрысков учиться за рубеж, чтобы они не попали в ряды «Наших» и получили приличное образование. В Англии россияне скупили более 400 тысяч домов и квартир, в Германии – 350 тысяч, во Франции – не менее 250. Опросы в российских вузах показываают, что 45% выпускников не исключают возможности уехать, а 24 % твердо намерены добиваться отъезда. Покидает страну 30% мелких предпринимателей – это 500 тысяч бизнесменов ежегодно, с женами, родителями и детьми. Уезжают умные, молодые, здоровые, способные. Их места занимает чернорабочие, дворники, «понаехавшие тут». Некогда самая читающая в мире страна перестала читать, ибо чтение – дурная привычка, которая мешает смотреть телевизор. И как актуально звучат сегодня пушкинские слова: «И рад бежать, но некуда. Ужасно!».

А Борис Годунов со своей трагедией приехал и покорил Америку. Кто его сюда привез? Да уж точно не российское министерство культуры. Американские менеджеры, которые знают толк в искусстве.

19 апреля 2011


| 20.04.2011 08:20