МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3995
Распечатать

Ложь Каспара

Соломон Динкевич, Нью-Джерси




Глава 13. Дело Йонатана Полларда

13.7 Внесудебная сделка


Йонатан Поллард не был судим ни открытым судом присяжных, ни закрытым военным судом. По просьбе администрации США и правительства Израиля он согласился на внесудебную сделку, часто практикуемую в Америке, которая избавляла оба правительства от продолжительного и трудного судебного процесса.

Поллард согласился признать себя виновным по единственному пункту обвинения – передача секретной информации союзнику США (Израилю) без намерения нанести вред Америке.

В соответствии с законом США ему грозило максимум 10 лет тюрьмы, но его заверили, что обычно в подобных случаях тюремное заключение не превышает 2 – 4 лет.

Вот некоторые данные из приведенной Элеонорой Шифрин обширной таблицы (публикация 23 сент. 2010 г.).

Таблица 1

Поллард точно выполнил условия соглашения, однако судья Обри Робинсон приговорил его к пожизненному заключению, и вот уже идет 26-й год пребывания Йонатана в тюрьме.

Как могло такое случиться в правовой демократической стране? Анжело Кодевилла разъясняет: «Он (Поллард) был приговорен на основе того, что было нашептано на ухо судье-соглашателю».  А вот  что говорит Джон Лофтус:

«5 марта 1984 г., в 22 часа началось слушание для вынесения приговора по уголовному делу № 86-207: Соединенные Штаты против Йонатана Джея Полларда. Прокурор вынул секретное письмо и меморандум министра обороны Каспара Уайнбергера, в котором говорилось о «неоценимом» ущербе, который Поллард нанес нашей государственной безопасности. В своем меморандуме Уайнбергер прямо обвинил Полларда в выдаче американских «источников и методов», что означало предательство наших шпионов в другой стране.

Уайнбергер (на снимке) публично заявил, что Поллард – самый страшный шпион в истории Америки: «Мне трудно, даже в так называемый год шпиона, представить себе больший вред национальной безопасности, чем нанесенный обвиняемым». В нарушение сделки, заключенной между Поллардом и американским правительством, Полларду был вынесен максимальный приговор – пожизненное заключение. Уайнбергер позднее говорил, что жалел, что Полларда не расстреляли» (выделено мной – С. Д.).

Вынужден снова напомнить, что в эти годы была разгромлена вся американская разведывательная сеть в СССР и его сателлитах – арестовано около 40 человек.

Но причем тут Поллард? Ведь это Олдрич Эймс и Роберт Хансен выдали их, ведь у Полларда не было «допуска с голубой полосой» к секретам такого рода?

Заметая следы своего преступления, Эймс подал Уайнбергеру меморандум, в котором обвинил именно Полларда в провале американской разведки, а министр обороны не стал выяснять «такие мелочи», как доступный Полларду уровень разведданных. Он даже не знал, что у Полларда был всего лишь ранг GS-12.

Каспар Уайнбергер передал судье Обри Робинсону 64-страничный меморандум, который был немедленно засекречен.

«В обвинительном заключении, - говорит Кодевилла, - по которому он (Поллард) согласился признать себя виновным, не было обвинений в раскрытии каких-то источников и методов... После заключения внесудебной сделки с признанием вины и непосредственно перед вынесением приговора имело место одностороннее представление документа судье со стороны Каспара Уайнбергера. Представленный им меморандум совершенно выходил за рамки обвинительного заключения. Его содержание никогда не было предано гласности. Не было оно оглашено и сенатской комиссии по разведке или президентскогому консультативному совету или совету по надзору за разведкой. Но этот меморандум содержал ложь, что Поллард явился причиной смерти бесчисленных американских агентов. Он также утверждал, что якобы израильтяне продали часть (полученной от Полларда) информации Советскому Союзу. Все эти вещи не только не соответствуют истине, но и сам Уайнбергер знал, что это неправда». (выделено мной – С. Д.).

Это больше, чем мое предположение, что Уайнбергер просто поверил Эймсу. Кодевилла не объясняет, откуда ему известно, что Уайнбергер знал, что это ложь. Однако это действительно так: летом 2002 года журналист Эдвин Блэк взял интервью у Каспара Уайнбергера вскоре после выхода его воспоминаний «Арена». Он спросил Уайнбергера, почему во всей книге нет ни одного упоминания о «деле Полларда?». «Потому, - ответил бывший министр обороны, - что это было очень мелкое дело, раздутое в значительно более важное» (Эдвин Блэк «Измышления Каспара» («Caspar’s Ghost», «Jewish Week». June 14, 2002; выделено мной – С. Д.).

Журналист, взявший интервью у Кодевилла, спросил: «Что было мотивом Уайнбергера, когда он подал судье лживый меморандум?».

Кодевилла: «Это самый интересный из всех вопросов, и он заключается в следующем: позор за глупейшую и провальную политику, в которой к тому же он имел личный интерес. Эта политика заключалась в строительстве Ирака, и это была политика во имя которой Уайнбергер и большинство остальных в американской администрации принесли в жертву истинные американские интересы в 1980-е годы. Вплоть до кануна (первой) Войны в заливе правительство Америки не могло поверить, что Саддам Хусейн будет играть не ту роль, которую написали для него лучшие умы администрации Рейгана и Буша» (Выделено мной – С. Д.).

Безусловно здесь присутствовали и нелюбовь к Израилю и просто элементарный антисемитизм, несмотря на то, что бабушка и дедушка Уайнбергера со стороны отца были евреями. (В своих воспоминаниях он отмечает, что его мать была христианкой и он с юных лет был «an active Episcopalian»).

Лоренц Корб, бывший помощник Каспара Уайнбергера, объясняет возникновение меморандума личной ненавистью Уайнбергера к Израилю и к евреям» («Балтимор Сан», 18 янв. 2011).

[Читателям будет интересно узнать, что позднее Каспар Уайнбергер был привлечен к уголовной ответственности за лжесвидетельство под присягой по делу «Iran-Contras». Но суда не было: президент Буш его помиловал].

(Продолжение следует)


| 31.08.2011 07:55