МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=4134
Распечатать

Мой Израиль

Анна Рубинштейн, киббуц Эйн-Зиван, Голаны

Родилась в России, живу в Израиле. Трое сыновей, две собаки, четыре кошки. Характер отвратительный...


Это я. Родилась в России, живу в Израиле. Трое сыновей, две собаки,
четыре кошки. Характер отвратительный. Пишу стихи.
Больше ничем не примечательна...


Оставлю прошлое


Я запрещу себе копаться в прошлом,
Искать причины боли и потерь,
Винить себя со сладострастьем пошлым...
Шагну вперёд в распахнутую дверь.

Не начала, не стала, не успела...
Что толку, если скатится слеза!
Как стрекозе, что громко песни пела,
И мне уже зима катит в глаза.

Смрад нафталина обречённо-душный...
Не стоит рыться в пыльных сундуках!
Что было - сплыло... Я ещё в грядущем
Успею всласть покаяться в грехах.

И мне не стыдно быть сентиментальной,
Хранить давно засохшие цветы
И пожелтевший снимок моментальный,
Где до сих пор мы вместе - я и ты...

Не оглянуться - адская работа!
Я покидаю грешный мой Содом,
Но, как супруга праведника Лота,
Я не застыну соляным столбом.

Я не жалею, не зову, не плачу...
Прости, поэт, невольный плагиат.
Плачу за жизнь и получаю сдачу.
Счет не закрыт. Я не вернусь назад.

Так надо?


психология брюквоедов - хата с краю, хоть час, да мой
закопавшихся в грязь победа, без шинели ползем домой
круглый год непросыпна спячка, хоть трава не расти кругом
для пропитого мозга жвачка, скука, бабки, публичный дом

поколение равнодушных, страх и войны - чужая боль
пьяных рож домострой послушный, безразличие - наш пароль
ты упал? мы смеемся дружно. наша библия - порносайт
грязной яростью перегружен, клич убийцы - себя спасай!

хромоногий жестокий варвар - яркий сполох да бабий крик
крылья срезали у икара, у иконы замазан лик
финки сплавлены из окладов, видно, этого хочет бог
пристрелите меня. так надо. я уже отмотала срок

Террористу-смертнику


Он взорвётся в кафе, смерть других рассчитав до минуты,
мам с колясками в запах ванили галантно впустив...
Неподсудной судьбы так нелепы и слепы маршруты!
Так капризен и зол наших жизней сюжетный мотив...
Он смешает начинку из гаек, гвоздей и взрывчатки,
проводами сплетая себя со смертями других.
От своих сыновей нерождённых уйдя без оглядки,
помолившись Аллаху, шагнёт в оглушающий вихрь.
Ураганом закружит одежду, обрывки, обломки,
крики, кровь, суету, немоту, вой людей, вой сирен...
Ненавистно невидящих правду подонки-потомки
до холодного пота страшатся любых перемен.
Им бы снова скакать без седла по безлюдным дорогам,
им бы жечь, наслаждаясь, страницы нечитанных книг...
Им бы головы сечь присягавшим неверному Богу...
Но их время прошло - прожит набело их черновик.

Кот учёный


Загадочная русская душа
В еврейском теле странствует по свету,
Мелодиями Ветхого Завета
И плачем скрипки страны вороша.

* * *

Подставив ветру спины парусов,
Родной и злой земли покинув остров,
Мы так боялись раствориться просто
В чужой и доброй сказке про любовь.

В потёртых сумках - лукоморья свет
И кот седой, уставший от повторов,
И строгий дуб, видавший Черномора,
И с Пушкиным давнишний тет-а-тет.

В лохматой книжке - те же чудеса,
Что заплетали душу мне мечтами...
Я слышу, как моей трёхлетней маме
Читают вслух родные голоса.

Я в книге помню стыдное пятно
От пролитого тёмного какао...
И маму, что ругать меня не стала...
Как близко это... Боже, как давно...

* * *

Мы прижились, притёрлись не спеша,
Дышать привыкли вольно, без указки...
Но старый дуб, в ветвях качавший сказки,
Средь пальм всё ищет русская душа.

В будущем году в Иерусалиме


Я еврейкой была в России,
А в Израиле стала русской...
Там и здесь на меня косились,
Гневно морщили лобик узкий...

Я была - жидовская морда.
А теперь я - русская шлюха.
Весь закапан слюной намордник
У любителей гнусных слухов.

- Жидовня нам Христа распяла!
Чёрный рот раскорячен в крике.
В грязь затоптано одеяло
И убита старая скрипка...

Здесь страшней, потому что дома
Мне должны помогать и стены...
Но я слышу голос знакомый,
Всё о той толкующий теме:

- Уезжайте, здесь места мало...
Вслед ползёт разговорчик липкий.
- Увозите назад одеяла
И свои некошерные скрипки.
Брайтон-Бич, Тель-Авив, Бердичев...
Вечный Жид не находит места.
Круг скитаний не ограничен -
Мюнхен, Бруклин, Питер, Одесса...

Под израильским небом вечным
Я курю, глядя в сумрак синий...
Я вам всем назначаю встречу
В самом сердце Иерусалима.


| 12.10.2011 13:40