МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=4179
Распечатать

Сплав музыки и театра

Юлия Систер, Реховот

О литературно-музыкальной композиции «История Голема Пражского» и ее исполнителях...


В Реховоте состоялось интересное представление, проведенное по инициативе Дома ученых и специалистов этого города. Нашими гостями стали талантливые и интересные люди, которые привезли литературно-музыкальную композицию «История Голема Пражского». Она поставлена по поэме известного поэта и прозаика Григория (Гершона) Трестмана, которую он посвятил памяти композитора Аркадия (Аарона) Гурова, убитого арабскими террористами.


Музыку написал известный скрипач и композитор Моти Шмитт, в представлении приняли участие талантливая камерная певица (сопрано) и актриса Рут Левин и прекрасная пианистка Алла Данциг.

Музыка - неотъемлемая часть композиции, что и было целью в работе над музыкальным вариантом «Голема». Алла Данциг – пианистка и аранжировщик данного проекта - многое сделала для этого, введя в текст свои музыкальные фантазии-импровизации. Они комментируют, предвосхищают и дополняют поэтические откровения музыкальными, тесно сплетаясь с замечательными темами и зонгами, написанными Моти Шмиттом, в исполнении Рут Левин.

О чем же шла речь? О многих городах в прошлом были сложены легенды, ставшие неотъемлемой их частью. Прага не стала исключением, об этом городе таких легенд сложено великое множество. Причем, в составлении пражской мифологии участвовали не только чехи.

Прага веками представляла собой город с большой еврейской общиной, жившей в значительной мере самостоятельной жизнью. Легенды о Пражском гетто складывались как внутри самого гетто, так и среди чешского населения, а впоследствии легендой стало и само гетто.

Одна из таких легенд - история пражского Голема, глиняного слуги раввина, который стал одним из символов Праги – благодаря, прежде всего, роману "Голем" Густава Майринка, но отнюдь не только ему.

Если погрузиться в события XVI века, мы найдем много легенд о создании и гибели Голема, удивляет их многообразие и различные трактовки.

В Праге во время экскурсий мы побывали в еврейских кварталах, в гетто, на Старом еврейском кладбище, в Израильской ратуше, в Староновой синагоге, синагоге Пинкаса и т.д. Предания и легенды из старого и таинственного гетто передаются до наших дней. В рассказах о мудром рабби Лёве, Големе, богатом Мордехае Майзеле снова воскресает уходящий мир старой еврейской Праги.

Мы знали такую версию создания Голема. Для соблюдения магического ритуала необходимо было дождаться определенного положения звезд, после чего выждать семь дней, найти подходящую глину и чтобы в создании участвовали 4 стихии и 4 темперамента. Первую стихию и первый темперамент представляла сама глина, еще три - раввин (воздух, сангвиник) и два его помощника - Якоб Соссон и Ицхак Кац-Коэн.

Создание Голема происходило в час перед рассветом. Приводятся даже точные временно-пространственные характеристики: он был создан в марте 1580 года, в четыре часа пополуночи, в двадцатый день месяца адар 5340 года по еврейскому календарю. Впрочем, в других источниках указываются и другие даты. Указанная дата соответствует версии о том, что Голем был создан для защиты от погромов - в 1590-91 гг. ситуация в Праге действительно была очень неспокойной.

Г.Трестман создал свою версию Голема, создал ярко, смело, гениально и назвал «ГОЛЕМ, или проклятие Фауста». Возможно, поэму можно было бы назвать «Последнее воплощение доктора Фауста» или «Первый робот», коим, по сути, и является Голем.

Автор предлагает нам перенестись в XVI век, в Прагу времен императора Рудольфа Второго, который покровительствовал поэтам и математикам, алхимикам и художникам… Это было время легендарного рава Пражского гетто Лева бен Бецалеля (Махарала) и вместе с тем - временем доктора Фауста, который не случайно предпочел Прагу другим городам империи. Он знал, что только рабби Бен Бецалель, великий каббалист, в состоянии создать Голема. Доктору Фаусту, знатоку черной магии, это не удалось. Он решил пойти «обходным путем», так как знал, что рабби невозможно подкупить, нельзя с ним договориться…

Доктор Фауст прикинулся старьевщиком Пиней Хапнером, в гетто приобрел полуподвальчик и приступил к выполнению своего плана. Постепенно он практически стал хозяином пражского гетто. Фауст приручил столичных крыс и они стали ему верно служить. Взятками он подкупил стражей порядка и решил спровоцировать погром, с одной стороны, с другой – подговорил жителей гетто потребовать у рава Бецалеля создать Голема для защиты гетто. Сам же доктор Фауст думал, что сумеет подсмотреть, как рав сотворит Голема. В случае, если ему не удастся постигнуть тайну его создания, Фауст планировал переманить его на свою сторону. Казалось, что все идет по плану, уже был создан Голем, но … произошла ошибка. Он оказался самым настоящим человеком, доброжелательным, отзывчивым, совестливым. Произошла еще одна неожиданность: Голем влюбился в первую женщину, которую встретил – проститутку красавицу Мирьям. Как ни старался Фауст, к каким ухищрениям ни прибегал – его план рушился. Незримое противоборство Фауста с равом Бецалелем стало явным и захлестнуло и жителей гетто, и стражей порядка, и самих влюбленных. Фауст решил отомстить - устроить изгнание евреев из Праги. Император Рудольф уже подписал приказ… Тогда благородный Голем принес себя в жертву ради спасения евреев гетто. А Мирьям в это время уже носила под сердцем его ребенка…

Григорий Трестман и Рут Левин

Моти Шмитт и Алла Данциг

В зале погашен свет, только лампы прожектора освещают сцену. Представление начинается… Григорий Трестман начинает читать поэму, затем поет Рут, льются прекрасные и мощные звуки музыки. Снова читает автор, поет и читает Рут… Оживают события пятивековой давности, зрители слушают очень внимательно, нельзя пропустить ни одного слова, ни одного движения – все очень важно. Да и поэма рассчитана на человека вдумчивого, любящего поэзию. Звучат последние слова, последние аккорды… В зале тихо, люди еще погружены в только что услышанную историю… Раздается гром аплодисментов благодарных зрителей.

Реховотчане еще долго не отпускали своих гостей: задавали вопросы, делились впечатлениями и благодарили за встречу с настоящим творчеством, которое захватывает все струны души. В тот вечер был настоящий накал страстей, вызванный мощным по эмоциональности произведением Г.Трестмана, а также прекрасным исполнительским мастерством всех участников, музыкой Моти Шмитта.

Известный и строгий литературный критик Майя Каганская написала прекрасное Послесловие «Поэма без героя» к поэме Григория Трестмана, в котором выразила свое восхищение произведением автора: «Поэтика Трестмана ясна и прозрачна, поэзия бьющей через край силы и темперамента. Это классический пушкинско-некрасовский стих, успешно прошедший выучку русского модерна ХХ века; неоклассицизм эпохи постмодернизма». И еще: «Новую жизнь и новую смерть даровал Голему Григорий Трестман с помощью «магической таблички», в просторечии именуемой «поэзией», и отныне никто и никогда не сможет использовать старую глину без оглядки на этот ее последний, яростный обжиг».


Участники композиции



Григорий (Гершон) Трестман репатриировался в 1990 г. из Минска, где он родился и учился и где работал ведущим редактором издательства «Высшая школа». У него несколько высших образований, но первое он получил в Белорусском политехническом. Академик Калифорнийской Академии наук, индустрии, образования и искусств (по специальности «литература»). Член Союзов писателей нескольких стран, включая Израиль. Григорий – один из видных израильских еврейских поэтов, пишущих по-русски. Его творчество - интересное, глубокое, философское, искреннее - заставляет думать, анализировать… Его талант ценят критики, коллеги по цеху, читающая публика. О его поэзии писали Юрий Левитанский, Лев Аннинский, Майя Каганская и др.
Известна его поэма «Голем, или проклятие Фауста», положенная на музыку известным израильским скрипачом и композитором Моти Шмиттом, посвященная памяти друга композитора Аркадия (Аарона) Гурова. Это произведение тепло встречено зрителями и критикой.
Был еще один «Голем», написанный на музыку А.Гурова и по его просьбе по произведению немецкого писателя Мейринка.
После трагической гибели друга Григорий вернулся к этой теме, но уже с других позиций. Между написанием поэмы и постановкой поэмы-мюзикла – «всего лишь» четыре года (2002-06).
Марк Твен писал: «… я не мог себе представить, чтобы у такой маленькой страны была такая огромная история». Эти строки дали название первому изданию книги «Маленькая страна с огромной историей», которая очень быстро разошлась. Второе издание вышло под названием «Маленькая страна с большой историей». Книга написана на основе большого количества документов, архивных материалов, различных публикаций, свидетельских показаний и т.п. Предисловие написал Авигдор Либерман, который дал высокую оценку книге. Эта книга вне всякого сомнения нужна для изучения современной истории еврейского государства, она поможет разобраться в сложном клубке еврейско - арабских отношений. Новое произведение написано талантливо, хорошим русским языком.

Моти Шмитт родился в Вильнюсе, свою концертную деятельность начал в возрасте пяти лет с оркестром Вильнюсской филармонии. Он - выпускник Московской консерватории по классам скрипки, композиции и дирижирования.
Преподаватель Иерусалимской Музыкальной академии им. Рубина, Моти Шмитт в течение многих лет состоял концертмейстером Израильского Камерного оркестра и Иерусалимского cимфонического оркестра. Возглавлял Иерусалимский квартет; был основателем, руководителем и дирижером Иерусалимского Камерного оркестра.
Выступает как скрипач и дирижер на сценах всего мира. Первый исполнитель и дирижер многих скрипичных и оркестровых произведений известных израильских и зарубежных композиторов. Индивидуальный стиль, оригинальное прочтение произведений, виртуозность исполнения - отличительные качества исполнительского искусства Моти Шмитта.
Его называют Говорящей Скрипкой.
Начиная с 2007-го года Моти Шмитт - художественный руководитель  Израильского оркестра щипковых инструментов.
Моти Шмитт пишет камерную музыку, а также музыку для театра и оркестра. В 2004 он написал вокальный цикл на тексты Йейтса («Стихи, возможно, для музыки»), который был исполнен Рут Левин и Ашдодским cимфоническим оркестром под управлением самого композитора.

Рут Левин - одна из ведущих израильских исполнителей песен на идиш, дочь Лейбу Левина, известного еврейского чтеца, певца и композитора. Родилась в Москве, росла в Израиле. Изучала рисование, французскую лингвистику, пение и театр, язык и литературу на идиш. Ученица Нехамы Лифшицайте.
Рут Левин выступает много лет с концертами и на фестивалях в Израиле, Европе, в Северной и Южной Америке. Ее программы состоят большей частью из еврейских песен, многие из которых написаны на слова замечательных поэтов на идиш. Значительная часть репертуара Рут занимают песни, положенные на музыку ее отцом Лейбу Левиным.
Среди ее драматических ролей - Миреле в мангеровском "Хоцмэх-шил" в постановке Беньямина Цемаха, и Эстерке в мангеровском "Свитке" ("Ди мегилэ") в постановке Шмуэля Бунима. Среди ее сольных программ - автобиографическая монодрама "Песенка о любви" (на иврите), "Тайные гости" (музыка к еврейской поэзии), "Цигеле-Мигеле" (детские песни), "Эстер" (женская поэзия, положенная на музыку, и песни о женщинах), «Темное золото» (Песни о Золотой Паве). В 1997 г. записала вместе с Майком Бурштейном диск песен на музыку Лейбу Левина "Еще прекрасней, чем прежде..". В сотрудничестве с музыкантом и актером Авишаем Фишем создала кабаре "Ты наш шлимазл, наша звезда..", целиком посвященный песням на слова Ицика Мангера, а также кабаре "Голубая кошка", где восстанавливается атмосфера еврейских кабаре предвоенной Варшавы. В 2006 г. в издательстве Перец в Тель-Авиве вышла антология, составленная Рут Левин: «Лейбу Левин. Слово и музыка». Сюда вошли 49 песен, созданных композитором на слова еврейских поэтов, с переводами на иврит и английский. Антология включает в себя предисловие и биографический очерк, а также рисунки Изи Шерфа и Рут Левин.
Рут занимается также переводами еврейской поэзии на русский язык и иврит. Она - лауреат премии имени Герша Сегала за вклад в культуру на идиш. Отличительной особенностью ее стиля является драматическое сочетание песни и театра. Каждый номер в ее исполнении становится спектаклем в миниатюре.
Публика и критика видят в ней не только исключительно талантливую актрису и певицу, но и продолжательницу богатой традиций еврейской сценической культуры.

Алла Данциг - выпускница Белорусской государственной академии музыки по классу фортепиано (Минск, 1988 г.). С момента окончания академии и до репатриации в Израиль – концертмейстер и преподаватель Белорусской академии музыки и Белорусского института искусств. Накопила большой концертный опыт, сотрудничая с лучшими исполнителями классической музыки в Беларуси. Принимала участие в записях на Белорусском радио.
Участник джазовых концертов и международных фестивалей клезмерской музыки (Санкт-Петербург, Киев, Москва, Лондон, Цфат). Руководитель ансамбля “Minsk Klezmer band”. В течение многих лет являлась руководителем музыкальных программ еврейского общинного дома в Минске.
С различными музыкальными составами записала 5 дисков с классической и еврейской музыкой.
Репатриировалась в Израиль в 2008 году. В настоящее время - преподаватель музыкальной школы, участник различных концертных проектов, связанных с классической музыкой, джазом и world-music, а также программ, связанных с драматическим театром.


| 26.10.2011 11:52