МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=4744
Распечатать

«Но ворюга мне милей, чем...»

Евгений Сатановский, Москва

О разворачивающейся на российском телевидении дискуссии о русской национальной идее...


Протестные выступления конца 2011 – начала 2012 года продемонстрировали, что при закономерном раздражении населения действующей властью, а точнее - полицией и чиновниками, единой оппозиции в России нет.

Объединиться, чтобы выйти на согласованные с той же властью митинги, используя раздражение среднего класса рокировкой тандема Медведев-Путин – дело нехитрое. Для власти пользы от этих выступлений было больше, чем вреда: пар выпущен, порядок соблюден, можно править дальше, корректируя систему по мере возможности. Население получило предметный урок практической демократии, заключающийся, во-первых, в том, что в России можно выйти и в глаза власти сказать всё, что о ней думаешь, а, во-вторых, от этого ничего не изменится.

Российские националисты, исламисты, фашисты, коммунисты, анархисты, либералы-западники, а также бывшие премьеры и вице-премьеры, чьи лица мелькали на трибунах, а флаги реяли над головами, не имеют ни малейших шансов на приход к власти. Да и на объединение – реальное, а не кратковременное - они шансов тоже не имеют: слишком сильны различия в программах. Слишком много претендующих на лидерство. И слава Богу.

Приход этой разношерстной гопоты, не имеющей внятной позитивной программы, к властной кормушке, означал бы замену коррумпированной и неэффективной современной российской элиты на свору маргиналов, обличающих власть в злоупотреблениях только потому, что они сами бы хотели оказаться на ее месте, получить ее возможности и злоупотреблять в собственную пользу. Сомнений в том, какая судьба ожидает представителей либеральной интеллигенции, которые с идиотизмом, достойным лучшего применения, решились бы именно в этой компании штурмовать Кремль, нет. Кролик - такой же грызун, как крыса, и никто не мешает им вместе возмущаться административно-командной системой. Фазиль Искандер мог бы написать по этому поводу продолжение своих «Кроликов и удавов».

За отсутствием книги такого рода позволю себе предположить, что с удавами крысы как раз договорятся, а кроликами пообедают. Причем, крысы - с таким же удовольствием, как и удавы. Прецеденты известны. В феврале 1917 года отречение Николая II приветствовали все, включая церковь. В октябре того же года «что-то там в Петрограде» мало кто из кадетов, октябристов и прочих представителей тогдашних российских «болтающих классов» воспринял всерьез. На повестке дня был созыв Учредительного собрания. Чем кончилось - известно.

Три поколения существования при Советской власти, казалось, могли привить либеральным интеллектуалам стойкое недоверие к носителям революционных идей, вне зависимости от их национальной или религиозной принадлежности. Несомненно, однако, каждому поколению суждено наступить на собственные грабли. Знакомство с оппозицией оставляет стойкое ощущение того, что ее лидерам нельзя доверить без самых печальных последствий не только ядерную кнопку, но и управление отдельно взятым сельсоветом. С лозунгами у них все в порядке. С претензиями и амбициями – тоже. Плохо с позитивом. В то, что всё существующее они «разрушат до основанья», как призывал старый революционный гимн – верится легко. В то, что они что-то путное создадут на этом месте, не верится категорически. Что в полной мере демонстрирует разворачивающаяся на российском телевидении дискуссия о русской национальной идее.

Ее основные постулаты просты как железнодорожная шпала. Русские – самый угнетаемый народ страны. Они всем всё отдали, ничего не получив взамен. Нынешняя преступная властная элита – олигархи и нацмены, или их ставленники. Ее, эту элиту, непременно надо свергнуть, а вместо них поставить оратора и его сторонников. Православие должно оседлать сферу духовности. Агрессивность его в этой сфере зависит исключительно от симпатий говорящего к околоцерковной группировке «хоругвеносцев». Россия должна нести в этот грешный мир миссию просветления, без которой ее место на планете будет занято другими. Кругом враги. Империя – зло. СССР – зло. Нужно русское национальное государство. Все прочие, кто не хочет там жить, могут отделяться или уезжать. В общем, Россия для русских юбер аллес. Нормально. Помним. В Германии было. Особенно запомнилось евреям.

Как сочетать исторически сложившееся состояние страны со всем этим бредом и почему распад империи, которой на сегодня является Россия, не должен оказаться таким же катастрофическим событием для русских, живущих на ее национальных окраинах, как оказался для англичан или французов распад их собственных империй, никто не говорит. Почему строительство нормальных дорог, прекращение полицейского произвола, исправление последствий безграмотных новаций в науке, образовании и медицине не может быть национальной идеей – ни слова. Всё то, что говорится о безграничном воровстве верхов и окружения верхов, верно, но что в этом нового со времен Державина, Гоголя, Островского и Салтыкова-Щедрина? Почему именно в русском государстве не будут воровать, в то время, как в предшествующих формациях в этом вопросе царил полный интернационализм, распространявшийся на титульную нацию не менее, чем на все прочие? Ответы не предполагаются. Да их и некому давать. Популизм авантюристов, рвущихся к власти, эксплуатируя тему ущемления прав русского народа, не предполагает ни логики, ни ответственности, ни ответов на какие бы то ни было вопросы, как не предполагает ее популизм любых политических авантюристов.

Хорошо, что исторический опыт сегодняшнего населения России и уровень его образования препятствует распространению этого бреда в достаточных масштабах. Плохо, что действующая власть мечется между прагматичным пониманием того, что в союзе с националистами ей не выжить, и попытками их использовать, не очень понимая, как именно использовать. Попытки эти были бы забавны, если бы не опыт, полученный в результате аналогичного эксперимента, поставленного в свое время в Веймарской Германии. Любая попытка договориться с собственным киллером, в конечном счете, сводится к обсуждению вопроса о том, как именно, когда и из чего он вас убьет: у киллера нет с вами других тем для разговора. Предшественники тех, кто управляет Россией сегодня, это знали хорошо – у них был опыт.

Интернационализм советского типа стал следствием не только распада Российской империи, как тюрьмы народов, но и Гражданской войны с ее чудовищными зверствами. При всех претензиях к власти, итог ее замены на русских националистов и их попутчиков один: всеобщая резня по типу югославской. Ворюга, в соответствии с Иосифом Бродским, нам милей, чем кровопийца. Что для России чрезвычайно актуально.

Евгений Сатановский - президент Института Ближнего Востока, Москва


| 04.04.2012 10:21