МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=5151
Распечатать

Азарий Плисецкий. Эксклюзив

Сергей Шафир, Ашдод,
Азарий Мессерер, Нью-Йорк




(Окончание. Начало в «МЗ», №363-365)

ЛОЗАННА. ТЕПЛЫЙ ДОМ

Любовь:
– Я помню, когда я впервые его увидела. Это было еще в Новосибирске. Был 72-й или 73-й год. Я посетила так называемую встречу с «Терпсихорой», и Азарий Михайлович был приглашен в этот клуб вместе со своей первой женой Лойпой. Он рассказывал о кубинском балете, о своей работе там в течение 10 лет.

А потом он прилетел в Новосибирск еще раз. Это уже был 76-й год. Он тогда был один, и у меня было желание подойти и как-то попытаться познакомиться. Но поскольку я еще чисто внутренне отторгаю все эти попытки охоты за автографами знаменитостей, я не решилась и не подошла.
А познакомились мы уже здесь. Я работала в Лозаннском политехническом институте, и у нас оказались какие-то общие знакомые, и мы случайно встретились…

Азарий:
– Мы познакомились, я что-то играл на пианино, она пела рядом. Оказалось, что у нас много общего в репертуаре и много общих знакомых. Нам было интересно вместе.

Любовь:
– Азарий Михайлович обладает исключительным, я бы сказала, редкостным природным обаянием, и поэтому, если не каждая женщина, то уж точно каждая вторая в него влюблялась. И поэтому, наверное, я тоже не стала исключением. Сначала это были просто общие встречи в каких-то компаниях. Потом это перешло в более дружеские отношения. Ну, и со временем перешло в более глубокое чувство. И когда (какой же это был? – 2006-й) он мне сделал робкое предложение: а может, нам попробовать вместе жить? - я очень браво это приняла.

Азарий:
– Мы вместе обсуждали спектакли, на которые я приглашал Любу. Я поражался ее тонким замечаниям, она оказалась хорошо разбирающимся человеком не только в балете, но и в музыке, в живописи. И как-то эта общность интересов нас потянула друг к другу. Так что мы уже более 10 лет вместе…

Любовь:
– Конечно, трудно было сказать, к чему это приведет, но вот, в результате, сейчас уже 2012 год - и жизнь показывает, что наша семейная лодка не разбилась о быт, как это банально рассказывают. Я бы сказала, что наоборот, рутина повседневной жизни еще больше сближает и чувства становятся более глубокими. Потому что понимаешь человека уже с полуслова, с полувзгляда, даже не надо ничего произносить иногда.

Люба, Любовь Львовна, вот вы - доктор химических наук, профессор. Много работаете, часто ездите в командировки. Вас такая разность профессий не разделяет?

Любовь:
– Разность профессий не разделяет, а может, я думаю, даже сближает. Потому что я не могу себе представить, чтоб мы еще и профессионально постоянно были в одной и той же среде. Я всегда любила балет и очень рада, что когда я высказываю свое отношение к каким-то произведениям, в том числе и Бежара, у нас сходятся и взгляды, и вкусы.
Вообще, они у нас во многом сходятся. Нам нравятся одни и те же вещи. Мы одинаковые в отношениях к людям. А в химии? Азарий Михайлович очень любознательный и любопытный. Его всегда всё интересует. У него исключительная тяга к технике, он обожает все новшества.
И поэтому ему все интересно, даже в том смысле, если у меня какая-то интересная идея на работе, и я вдруг хочу проверить их на человеке, который далек от химии, – правильно ли я могу преподнести, объяснить людям, не специалистам, я всегда это проверяю на Азарии. И он всегда говорит – нет, вот это непонятно. Это тебе, наверное, надо как-то рассказать по-другому, продемонстрировать, может быть, общими примерами из жизни. Так что я думаю, людей объединяет не профессия. Людей объединяет что-то гораздо более глубокое, совсем другое.


Азарий:
– Вот сейчас мы едем в маленький порт, совсем рядом с нашим домом. Порт Пьеретт, где стоит моя лодка. Мы прокатимся - и вы посмотрите на берег Лозанны уже извне, со стороны воды. Тоже очень красиво.
Я ради этого надел вот эту капитанскую фуражку, чтобы совсем быть похожим на старого морского волка.
То, что старый, конечно, жалко, но то, что морской – ничего, а уж волк - тем более…
В общем, все, что мне нравится, я нашел здесь. На горные лыжи я встал довольно поздно и тоже благодаря Любе.
А то, что полетал на парапенте, это тоже потому, что здесь идеальное место - горы, с которых прыгать и летать между ними одно удовольствие. Авиация настолько доступна здесь – эта малая авиация, которую я так люблю. Здесь один из наших танцоров, повредив колено, перестроился, окончил школу авиадиспетчеров, сдал на права пилота, и я был одним из первых его пассажиров. И мы облетали здесь всё вокруг, всю Швейцарию.
Потом водные лыжи. Это уже само собой. Это наше увлечение еще с Москвы – Александр, мой брат, и Родион Щедрин, - мы втроем гоняли на нашей лодке в подмосковных водоемах.
И всё это соединилось здесь. Так что кроме классики и школы, балета и постановок здесь масса возможностей найти то, что мне так нравилось.
Вот этот город, Лозанна, куда я попал 20 лет назад, находится около большого озера Леман, или как его еще называют, Женевское озеро. А попал я сюда по приглашению Мориса Бежара (на фото), с которым был знаком еще раньше, когда работал с ним в Брюсселе. Но задумался я о Лозанне еще раньше, будучи педагогом у Роллана Пети в Марселе. Это был 76-й год, когда меня пригласили быть членом жюри знаменитого балетного конкурса «Приз Лозанны».
Я приехал сюда и влюбился в этот город. Как он красиво расположен, какой он чистый, организованный, какой удобный и для творчества, и для жизни! Но тогда здесь не было ни своей труппы, ни школы.
Потом меня забросило в Испанию, потом снова к Бежару в Брюссель, и после некоторого перерыва, когда труппа Бежара переехала сюда (Бежар переехал сюда в 88-м году), он меня снова пригласил работать здесь со школой и труппой. И вот таким образом я попал в этот чудесный город Лозанну, который полюбил и в котором встретил Любу!..
Люба, смотри. Эти тополя - как в Чимкенте, в высоту тянутся, я рассказывал Сергею то, что мне запомнилось в двухлетнем возрасте. Вот эти тянущиеся к небу тополя. Кто бы мог подумать – от чимкентских тополей до лозаннских. Красиво!

В каких спектаклях Вы больше всего любили танцевать?

Азарий:
– Я очень любил классический репертуар. Мне нравилось танцевать в «Жизели», «Лебедином озере». Но, пожалуй, любимой моей ролью стала партия Хозе в «Кармен-сюите» в хореографии Альберто Алонсо. Мне посчастливилось быть первым исполнителем на кубинской сцене, и с кубинской балериной Алисией Алонсо мы станцевали сразу, буквально сразу, через пару месяцев, после «Кармен-сюиты» в Большом театре, где Альберто Алонсо сделал это для Майи Плисецкой и Николая Фадеичева.
Алисия Алонсо и Азарий Плисецкий

Так что эта роль мне очень полюбилась. Была совсем другая лексика, современная лексика, современная экспрессия, и в смысле роли это было интересно. Это был интересный характер. Хозе – этот солдафон, и его броню пробила его любовь к Кармен, превратив его в чувствительного и нежного партнера.

Вы говорили, что на Кубе вы реализовали многие свои возможности, в том числе и как хореограф...

Азарий:
– У меня довольно много постановок, которые я сделал на Кубе. И в дальнейшем, когда я уже уехал оттуда и начал работать здесь, у Бежара, меня неоднократно приглашали на постановки в Японию, Штуттгарт, где я ставил Гран-па из «Раймонды» – весь акт. А в Японии я поставил «Лебединое озеро», такую постановку, близкую к Большому театру, «Дон-Кихот» - свою постановку, «Ромео и Джульетту» и мою же постановку «Дамы с камелиями» на музыку Верди в обработке японского композитора, специально сделанную для этого балета.
Но здесь, в Лозанне, моих постановок не было, поскольку я работал с большим хореографом Морисом Бежаром, и с ним показываться как хореографу трудно.

Очевидно, что в вашей творческой и личной жизни Куба занимала особое место...

Азарий:
– Когда я уже начал работать в кубинском балете, я танцевал тогда с Лойпой Араухо, и вот там как раз мы готовились к конкурсу в Варне и, конечно, это было очень ответственное выступление, очень нужное и для Кубы, и для нас. Мы с ней уже неоднократно ездили в разные страны, танцевали, готовились, и я как-то ей в шутку сказал: «Ну вот, получишь золотую медаль - я на тебе женюсь. Я не предполагал, что она эту медаль получит. Но она ее получила - и уже деваться было некуда. Но, конечно, это ненасильственно было. Но я сдержал свое слово, и мы прожили, протанцевали долгое время.

Фото слева - Азарий в «Жизели»; Азарий, его мама Рахиль Мессерер и Лойпа Араухо

Я танцевал со всеми кубинскими балеринами - главным образом, с Алисией Алонсо. Но и с Лойпой Араухо, ставшей моей женой, мы перетанцевали много партий.
В дальнейшем Лойпа со мной приехала в Москву, она танцевала какое-то время в Большом театре. Станцевала «Лебединое озеро», «Кармен-сюиту», кстати, одна из немногих кубинских балерин на сцене Большого театра, танцевала это со мной. Так что, видите, партнерство было с большой буквы.
Мы были женаты более 10 лет. Потом ее затребовали обратно в кубинский балет не без участия Фиделя, который сказал: «Что это такое похищать танцовщиц? Это феодализм». И ей пришлось уехать туда. Мне туда уже ехать было нельзя – Атлантический оказался слишком большим и расстояние как-то вынудило нас расстаться.

Вы с Любой тоже вместе уже более 10 лет. И вам совершенно не мешало комфортно жить без привычного свидетельства о браке. Но тут вы решили провести церемонию религиозного обручения в Тель-Авиве. Организовали хупу. Почему?

Азарий:
– Конечно, вы правы. Никаких бумаг сейчас не требуется, когда есть чувство общее. Но это было наше общее, с Любой, желание пойти под хупу, и мне была по душе такая идея.

Любовь:
– Я думаю, что есть некоторая разница, когда люди просто живут под одной крышей и когда они, если хотите, венчаются по религиозным канонам. Все мы росли атеистами, но где-то в душе, я думаю, есть какая-то вера у нас. И вот тот факт, что ни я, ни он не были ни разу женаты или замужем именно религиозным браком, для нас это было, в общем-то, впервые, для нас обоих. И для него, и для меня.

Люба (слева) и Азарий после хупы в Тель-Авиве

Азарий:
– Я даже не предполагал, что существует реформистская синагога, которая значительно более терпима к формальностям. Оказалось, что это очень близко к тому, что мы хотели. И мы пригласили наших друзей, родственников, и совершили этот обряд первого января 2012 года, так сказать, начав Новый год и Новую эпоху.

Любовь:
– Одно то, что ты должен произнести все это перед друзьями, перед свидетелями – это ведь тоже какой-то барьер, который нужно перешагнуть и его осознать. И кроме всего прочего, эти слова – они все-таки не просто слова. Они материальны!

Вы счастливы?

Азарий:
– Да, но мы в таком возрасте, когда говорить о пылких, ярких эмоциях как-то неудобно и неуместно. Но мы очень хорошо понимаем друг друга, нам очень удобно вместе. Это взаимопонимание настолько облегчает нам жизнь, что всё, что нужно от союза двоих, у нас есть!

Любовь:
– Азарий Михайлович – человек, с которым просто легко жить изо дня в день. Он не капризный, он очень благодарный ко всему. Он никогда не жалуется, даже когда что-то болит, что-то не так.

Люба и Азарий: «Всё, что нужно от союза двоих, у нас есть!»

 Азарий Михайлович, ваша мама, Рахиль Михайловна, и ее сестра Суламифь Мессерер, и ваш дядя Александр, которому уже 96 лет, - все они долгожители. В вашей семье есть свой секрет?

Азарий:
– Опасно говорить, не сглазить бы. Я ношу имя Азарий - в честь брата мамы, Азария Азарина-Мессерера, а он в 40 лет умер. Так что особенно хвалиться долгожительством нельзя. Но то, что дожил до 75, - это подарок Судьбы.
При том, как я начинал, могло быть значительно короче всё это. Так что за каждый день прожитый я благодарю, благодарю, и боюсь сглазить, потому что каждый день приносит новые радости, новые впечатления.
И то, что я смотрю на озеро, на Альпы, на Лозанну и на то, что я так люблю – конечно, это наслаждение жить!
Так что секрета никакого нет. Принимать, как подарок, каждый новый прожитый день. Но то, что и мама, и тетя Суламифь Мессерер прожили долгую и плодотворную жизнь, это мне дает какие-то надежды дожить до их возраста так же продуктивно, так же полноценно…


От имени съемочной группы документального фильма «Азарий Плисецкий. Эксклюзив» я еще раз сердечно поздравляю с юбилеем дорогого Азария Михайловича, желаю ему долгих лет творческой работы, крепкого «капитанского» здоровья, благополучия в семейной жизни.
Сергей Шафир,
Астана-Лозанна-Ашдод


| 01.08.2012 16:38