МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=5197
Распечатать

Стоны прошлого из Музея ГУЛАГа

Владимир Ханелис, Бат-Ям

Максимилиан Волошин: «Разве я плачу о тех кто умер? Плачу о тех, кому долго жить...»


В Москве, на Петровке, 16, находится Государственный музей истории ГУЛАГа. Его собрание включает в себя архив документов, писем, воспоминаний бывших узников ГУЛАГа, коллекцию личных вещей, принадлежавших им и связанных с историей пребывания в заключении, коллекцию произведений искусства, созданных художниками-узниками ГУЛАГа.


…Прохожу по дощатому настилу двора. Слева и справа – колючая проволока, имитирующая лагерный забор, сторожевая вышка. В двенадцати наружных окнах – двенадцать огромных портретов знаменитых людей, погибших в ГУЛАГе. Захожу в дверь. Как в любом музее - касса. Как в любом московском музее - две цены за вход: для граждан России и для иностранцев. По лестнице с огромными плакатами и фотографиями поднимаюсь на второй этаж на встречу с главным и самым интересным, на мой взгляд, "экспонатом" музея – его директором.

Антону Владимировичу Антонову-Овсеенко (на снимке) 91 год. Он сын того самого легендарного революционера, дворянина, бывшего офицера Антонова-Овсеенко, который в 1917 году взял Зимний и арестовал министров Временного правительства. Антонов-Овсеенко был очень близорук и в 1920-е годы ходила шутка, что он сослепу взял не тот дворец и арестовал не то правительство.

С молодых лет практически слеп и сын. Это, кстати, помогло ему "отбиться" от статьи "Терроризм", которую ему "шили" следователи во время очередного ареста. «Ну какой из меня террорист с близорукостью минус 20? – сказал он им. – Я ведь с расстояния двух метров и отца родного не узнаю». А узнать отца было тогда невозможно человеку даже с орлиным зрением – Владимира Александровича расстреляли 11 февраля 1938 года, а его жена, мать Антона, Розалия Борисовна Кацнельсон, покончила с собой в Ханты-Мансийской тюрьме в 1936-м.

Антона Владимировича арестовывали трижды. Всего в тюрьмах и лагерях ГУЛАГа он провел 13 лет (Туркмения, г. Камышин, Печора, Воркута...). Освобожден в 1956 году и реабилитирован в 1957-м. Через десять лет, вместе с 43 старыми большевиками, пережившими сталинские чистки, обратился в ЦК КПСС с протестом против попыток реабилитировать Сталина и его преступления. После публикации в Нью-Йорке исторического исследования "Портрет тирана" (1980) у него начались "проблемы" с КГБ. В ноябре 1984-го был вновь арестован, обвинен в антисоветской агитации и пропаганде, выслан из Москвы. Но в 1986-м ему разрешили вернуться и отдали весь конфискованный архив. Антон Владимирович - автор известных книг: "Театр Иосифа Сталина", "Сталин без маски", "Лаврентий Берия", "Враги народа", "Напрасный подвиг?". Он выступал как публицист по проблемам прав человека, в защиту репрессированных.

- Антон Владимирович, - обращаюсь я к нему, - как и когда вы решили организовать, создать этот музей?

- Мысль о создании музея пришла ко мне в 2000 году. Я обратился к мэру Москвы Юрию Лужкову. Он с симпатией относился к репрессированным. На встрече я подарил ему книги "Портрет тирана", "Лаврентий Берия" и попросил выделить в центре Москвы, обязательно недалеко от Лубянки, помещение для Музея истории ГУЛАГа площадью не менее 700 кв. м. Это была моя колоссальная ошибка. Нужно было просить площадь в 1700 кв. м., в 2700… Но я поскромничал… Дали мне это здание, которое и сегодня находится в аварийном, ужасающем состоянии. Но оно в центре Москвы. Поэтому у нас всегда много посетителей. Юрий Михайлович и потом пытался нам помогать, но его распоряжения чиновники не выполняли. Денежные мешки всегда берут вверх над культурой… Да, кстати, на книге "Портрет тирана" я сделал надпись: "Юрию Михайловичу Лужкову – человеку, взявшемуся управлять неуправляемым городом, на что требуется недюжинная отвага".

- Какова, на Ваш взгляд, судьба музея, каковы его перспективы? Ведь не секрет, что пик интереса к истории ГУЛАГа в России прошел...

- В последние годы вышли несколько книг моих афоризмов. Отвечу одним из них. "Три фазы развития России – стоны прошлого, слезы настоящего и страхи будущего".



… Я выхожу из кабинета, и вместе с научным сотрудником музея, историком-архивистом, специалистом по организации выставок Олегом Борисовичем Калмыковым начинаю осматривать экспозиции.

- Олег Борисович, как, каким образом, где вы собирали и собираете экспонаты музея?

- Первые экспонаты нашего музея – личные вещи Владимира Антонова-Овсеенко. Затем бывшие узники ГУЛАГа, их родные и близкие стали приносить нам вещи, документы, письма и т.д. Например, я принес вещи репрессированного деда, Силина Алексея Сергеевича, инженера, зам. директора по энергетике одного из самых крупных оборонных заводов Москвы.

Мы, к сожалению, нечасто (финансовые проблемы) выезжаем в экспедиции – в Норильск, в мордовские лагеря, Владимирский централ, ленинградский следственный изолятор "Кресты", Беломорско-Балтийский канал, Катынь… С территории НорильЛАГа я привез кайло. На Медвежьем ручье, в отвале заброшенного рудника, нашел ботинок заключенного…

Некоторые экспонаты поступили к нам с расстрельных полигонов, которые разбросаны по всей территории бывшего Советского Союза. В Москве это Бутово, Коммунарка… В Питере - Левашово …

- Какие из экспонатов музея представляют наибольший интерес?

- Не так давно к нам поступили материалы, книги, которые писали и издали на свои деньги две женщины из Кабардино-Балкарии. Они двадцать лет по крупицам собирали материалы о репрессированных жителях Кабардино-Балкарии. Одна из них попала в Краснодарскую тюрьму в возрасте… восьми месяцев и три года вместе с матерью провела в камере. Она подарила музею свои детские пинетки и чулочки. История их не может не вызвать слезы. Этот ребенок научился ходить по цементному полу камеры. Однажды туда заглянул начальник тюрьмы, и увидев босую с замерзшими ножками девочку, сжалился, пошел на рынок и купил для нее эти самые чулочки и пинеточки.

- Кто они – посетители вашего музея?

- К сожалению, подавляющая часть – иностранцы… Но все больше и больше нас посещают группы школьников, студентов, в т.ч. и иностранных. Мы сотрудничаем с туристическими фирмами, проводим организованные экскурсии, тематические вечера, концерты, выставки. Приходят сотрудники посольств. Нас посетили послы Швеции, Норвегии, Нидерландов… Мы открылись 18 мая 2004 года. Первые посетители-иностранцы пришли в музей 25 мая. Это были спикер парламента Италии и посол этой страны в Москве. Их визит в музей освещали четыре итальянских канала телевидения и две крупнейшие итальянские газеты. К сожалению, российские СМИ пишут и говорят о нас нечасто и немного...

Много туристов из Германии. Никогда не забуду – пришел молодой человек, ходил, смотрел… Потом пришел со своей девушкой, француженкой. В третий раз он пришел с друзьями, а в четвертый – с отцом.

Наши посетители часто спрашивают, а почему у вас нет материалов о Солженицыне, Шаламове?.. Мы отвечаем – слава Богу, эти люди успели о себе рассказать. Наша задача – рассказать о тех, кто о себе рассказать не успел, не смог…

- Приходили ли в музей люди, которые были "по другую сторону" колючей проволоки?

- Да, приходили. Некоторые осматривали экспозиции молча. Два бывших энкаведиста, помню, были настроены очень воинственно. Говорили, что в лагерях сидели одни уголовники. Пришел бывший солдат внутренних войск и рассказал, как погиб на строительстве канала Волго-Дон заключенный – главный конструктор шагающего экскаватора. Он не услышал окрика часового, вышел за "запретку" - и тот его застрелил. За проявленную бдительность часовой поехал в отпуск…


- Существуют ли обоснованные, более или менее достоверные цифры о количестве жертв ГУЛАГа?

- Я не люблю этот вопрос. Я не люблю говорить о статистике. Когда мы говорим о цифрах за какой-то конкретный промежуток времени, в каком-то конкретном месте – с цифрами все в порядке. Но как только мы переходим к общей статистике – картина становится неясной и размытой. В разных источниках совершенно разные данные. Лучше всех об этой проблеме сказал товарищ Сталин: "Как считать будем?"

Конкретный пример. Я уже упоминал о своем деде. Он сидел с 1942 по 1947 годы. Три раза умирал от голода. Последний раз потерял сознание. Упал в нужник. Выловили, откачали. Вышел на свободу. Начал работать. Поехал в командировку в Брянскую область и там умер. В свидетельстве о смерти написано: "В результате длительного голодания желудок принял рогообразную форму, по телу пошли метастазы – наступила смерть". В какую статистическую графу занести эту смерть? Мы встречаемся и с такими случаями: арестовали отца, мать, а дети остались на улице и умерли. Они по статистике жертвы ГУЛАГа?

- Я спросил об этом, потому что в последнее время появилось много материалов, в которых утверждается, что цифры количества жертв, впервые приведенные Солженицыным, очень завышены…

- Когда Александр Исаевич писал "Архипелаг ГУЛАГ", он не был допущен к архивам, и его материалы основаны на рассказах бывших заключенных, которые, естественно, не могли видеть общей картины.


… Мы продолжаем переходить из зала в зал. Карты, документы, фотографии жертв, фотографии палачей, лагерные стенгазеты, ватники, двуручные пилы, ложки, чайники, лагерные самоделки, стенды семьи Окуджавы, Георгия Жженова, картины, гильзы с расстрельных полигонов. За каждой из них – оборванная жизнь. Спускаемся на первый этаж. Там выставка, посвященная писательнице, художнику, узнику ГУЛАГа Ефросинье Антоновне Керсновской.

О ней рассказывает психолог, музеолог, заместитель директора музея Роман Владимирович Романов.

- Ефросинья Антоновна родилась в Одессе в 1908 году. После революции семья бежала в Бессарабию. В 1940-м туда пришла советская власть и за то, что она назвала антирелигиозные стихи Маяковского скучной чепухой, ее сослали. А когда в 1942-м она попыталась бежать, ее приговорили к расстрелу. Ефросинья Антоновна отказалась просить о помиловании, написав: "Требовать справедливости не могу, просить милости – не хочу". Расстрел был заменен на 10 лет. В 1944-м она получила еще один десятилетний срок за "контрреволюционную агитацию". Отбывала его в Норильске. Освободилась в 1952 году. В 1964-1968 написала мемуары. Они уникальны – 2200 рукописных страниц (11 тетрадей в клеточку), 700 рисунков. Ефросинья Антоновна рассказывает о своем детстве в Одессе, о Бессарабии, ГУЛАГе… В 1982-м мемуары были распространены через Самиздат, а в 1990-х опубликованы в журналах. В 2004-м ее тетради изданы отдельной книгой "Сколько стоит человек". Это энциклопедия ГУЛАГовского быта. Здесь вы видите 11 столов, на каждом – тетрадь мемуаров Ефросиньи Антоновны. Люди, часто с детьми, приходят сюда, и часами, от первой до последней тетради их читают. Людей восхищает сила духа этой женщины.

… Спускаемся в большой подвал. В нем – реконструкция лагерного быта: фрагмент барака заключенных, горит печка, сушатся портянки, на нарах лежат люди; карцер с истерзанным человеком; кабинет оперуполномоченного; железные двери, засовы, решетки… Темно, мрачно, серо…

… Снова поднимаюсь по лестнице. Снова брожу по залам. Читаю на стене строчки поэта Максимилиана Волошина:

"…Труп множился на труп, убийство на убийство и зло на зло", "Разве я плачу о тех кто умер? Плачу я о тех, кому долго жить".

… Я вышел на улицу. Пошел по Петровке. Вышел на Лубянскую площадь. Сел на скамейку в сквере. По Москве летел тополиный пух. Светило солнце. Было лето 2011 года. Два таджика обедали на травке возле Соловецкого камня…


*     *     *


Книга Владимира Ханелиса (Израиль)

"РОДИЛИСЬ  И  УЧИЛИСЬ  В  ОДЕССЕ"

(Материалы к энциклопедическому словарю)


Стоимость книги:
в Израиле – 89 шек.;
в Европе, США и странах СНГ – $29.90 ;
в Австралии – 34.90 ам. долл.
В цену входит пересылка.

Для заказа обращаться:
V
. Hanelis Livorno str. 11 apt 31,
Bat-Yam, Israel, 59644
Tel\fax - +972-3-551-39-65
E-mail – vhanelis@yahoo.com


| 22.08.2012 11:49