МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=5253
Распечатать

Без оглядки

Давид Маркиш, «Еврейское слово»

Дурят, дурят власть имущие нашего брата, морочат голову и врут с три короба...


Принято считать, что всё на нашем свете постигается путём сравнения. Ну, всё или только лишь часть всего – это вопрос, притом смахивающий на талмудический. Однако сравнить, оказывались ли мы за минувшие шестьдесят пять лет в худшей ситуации, чем нынче – тут, как говорится, мы в нашем праве. Итак, вперёд!

Думается, что – да, оказывались однажды. Было это без малого сорок лет назад, в начале войны Судного дня. Боевая обстановка на синайском полуострове складывалась тогда не в нашу пользу, а на севере сирийские танки вышли к мосту "Бней-Яаков", открывающему путь с возвышенного плато вниз, к Генисаретскому озеру. Над страной нависла реальная военная катастрофа. Чтобы "не сеять панику", от публики скрывали истинное положение вещей: высшие военные руководители на телевизионных экранах поглядывали на наручные часы и безоглядно, с вымученным оптимизмом прикидывали, когда же губительная ситуация переломится в нашу пользу. Но сводки с южного и северного фронтов становились всё горше и глуше, и по стране пополз слух, что премьер-министр Голда Меир приказала привести в боевую готовность ядерное оружие Израиля.

Слухи – слухами, а первый посол Египта в Израиле, офицер разведки Мохаммед Басьюни свидетельствовал, что наступивший, в конце концов, перелом был обусловлен тремя факторами. Первый, самый "горячий" из них заключался в том, что египетский президент Анвар Садат, по ряду причин не желавший сирийцам громкого военного успеха, через самого Басьюни передал своему коллеге в Дамаске президенту Хафезу Асаду секретное послание: евреи, дескать, умышленно заманили сирийцев поближе к озеру и подготовили для них убийственную засаду – поэтому дальнейшее продвижение сирийской группировки смерти подобно; и сирийцы встали. Второй фактор – кинжальный танковый рейд Ариэля Шарона на африканский берег Суэцкого канала. Третий – осуществлённые по "воздушному мосту" массированные поставки американского оружия и боеприпасов.

Тогда, в те октябрьские дни 73-го года, нам было ещё хуже, чем сейчас. Но и нынче не сладко, кто бы спорил: персидский фюрер Махмуд Ахмадинежад, вынашивая под полой атомную бомбу, грозит нам полным уничтожением, а в сопредельной Сирии, находящейся с нами, к слову, в состоянии войны, свирепствует персидская фигурка – то ли пешка, а то ли конь – Башар Асад, сын битого Хафеза.

Наши военно-политические руководители, без оглядки на поучительное прошлое, громогласно объявляют, сколько недель, дней или часов остаётся до того или иного важного события. Например, до падения Башара Асада. Или до ликвидации иранской ядерной угрозы. С тем же успехом они могли бы гадать, сколько времени продолжится поддержка наших противников режимами Москвы и Пекина. И они гадают, и прикидывают, и предполагают – как будто не Тегеран с Дамаском всецело интересуют Пекин и Москву, а мы с вами, и судьба миллиона с довеском липовых "соотечественников", проживающих под библейскими небесами, сможет хоть на чуть-чуть умерить политические аппетиты кремлёвского руководства.

Многое изменилось со времени той, самой страшной в новейшей истории Израиля войны. Немало сладкой воды утекло в Иордане и, смешавшись с насыщенным солью бульоном Мёртвого моря, испарилось без следа. Телевизоры стали из чёрно-белых цветными, из пузатых – плоскими. С экранов глядят на нас не Голда и Моше Даян, а Биби и Эхуд Барак. Они обещают народу замечательные успехи – через три недели, через два месяца или к зиме. Обещая публике достичь чего-либо в отмеренные сроки, действующий политик совершает непоправимую ошибку. Когда до гражданина дойдёт, что назначенные сроки не более чем пустозвонство, а приятные на слух посулы – туфта и враньё, такого болтливого деятеля не только назовут лжецом, но и примутся над ним смеяться. А смех – дурной помощник в возведении политической карьеры.

Выходцам из СССР памятны твёрдые обещания Никиты Хрущёва перегнать Америку по надою молока, к 80-му году обязательно построить коммунизм, и в связи с этим интересным событием раздать населению бесплатные квартиры. Население развесило уши и принялось ждать, но тут Никиту скинули. Почтенную публику постигло разочарование: до 80-го осталось совсем немного, и вдруг все надежды рухнули – не будет ни квартир, ни коммунизма. Прошло не так-то уж много времени, и тут шут гороховый Жириновский, в случае прихода к власти на ближайших выборах, обещает обеспечить каждую бабу мужиком, а каждого мужика – бутылкой водки. Ну, что ж, красивое обещание: получается своего рода коммунизм, и граждане радуются открывающейся перспективе. Вот только сын юриста, погребённого на кладбище в Хулоне, оказался хитрей Никиты: он знает, что кремлёвской власти ему не видать, поэтому и выполнять обещания совершенно необязательно.

Дурят, дурят власть имущие нашего брата, морочат голову и врут с три короба. К этому привыкли повсеместно, на то она и власть: врёт, бьёт и плакать не даёт. А народонаселение изменяется помаленьку-полегоньку – уши разлепляет, глаза открывает пошире. Тридцать-сорок лет назад израильтяне на вопрос "Как дела?" неизменно отвечали: "Будет хорошо!" Сегодня такой жизнерадостный ответ, служивший как бы израильским национальным паролем, почти совсем вышел из употребления: в то, что обязательно будет хорошо, верят немногие. Зато у нас появилась другая "фишка": довольно-таки брутальное восклицание "Я не фраер!" Не фраер – и поэтому не верит, что будет хорошо, что прекратится или хотя бы уменьшится в размерах повальное мошенничество, что перестанут безнаказанно и нагло вздувать цены на всё, что подлежит продаже. А что у нас не подлежит продаже? Совесть? Честь? Члены Кнессета?

Таким образом, немногочисленные фраера, ещё сохранившиеся в обращении, выглядят в глазах большей части общества если и не прекраснодушными простофилями, то пустыми мечтателями. Поэтому, наверно, немногочисленная группа, состоящая из армейских резервистов и выступающая за всеобщий и равный призыв для всех, называет себя фраерами. Честь и хвала таким фраерам!

А политиканам, гадающим на кофейной гуще и раздающим невыполнимые обещания направо и налево, следовало бы обернуться и взглянуть назад: ведь пропасть не всегда разверзается перед носом, но иногда и за спиной.


| 05.09.2012 15:15