МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=5496
Распечатать

Гром с ясного неба

Давид Маркиш, «Еврейское слово»

Хорошее начало – лишь полдела. Вторую половину определит конец операции, пока невидимый...


Почти всякая воинская операция начинается с выразительного, запоминающегося названия. Вот и наша, нынешняя названа разработчиками Генштаба "Облачный столп". Таинственное название, отчасти даже мистическое.

Найдётся, наверно, какой-нибудь дотошный военный историк, который задастся вопросом: почему "Облачный", почему "столп"? Что там заложено внутри, какой намёк? Может, отдалённо имеется в виду тот огненный вихрь, который указывал нашему народу верный путь в синайской пустыне, при возвращении на родину из Египта? А может это просто "столб дыма"? Дым более подходит к войне, чем облако или даже туча… Впрочем, тут уместно вспомнить русскую народную мудрость: "Назови хоть горшком, только в печку не сажай". "Дымный" или "облачный" – какая разница! Главное для нас – раздавить террор в Газе, отрубить головы дракону, как бы эти головы ни назывались: ХАМАС, "Комитеты народного сопротивления", "Исламский джихад". Отсечь все дурьи ядовитые головы, без исключения.

Можно с пеною у рта доказывать самим себе и всему свету, что "Облачный столп" ни в коей мере не является продолжением "Литого свинца". Это будет лукавством чистой воды. У этих операций заявленная цель одна и та же: максимально ослабить военный потенциал террористов, чтобы защитить наш Юг от ракетных обстрелов. Впрочем, сегодня, после обстрелов Иерусалима, Тель-Авива и Ришон ле-Циона, речь идёт уже не только о Юге.

Характерно, что ни в ходе операции "Литой свинец", ни нынче перед армией не была поставлена задача однозначного уничтожения террористической организации ХАМАС, захватившей власть в анклаве Газы. Но если мы воюем в Газе не с ХАМАСом, то с кем же? А если с ХАМАСом, то почему, ставя на кон свою военную репутацию, не доводим дело до конца? На этот вопрос мы не получаем внятного ответа, хотя имеем полное право знать правду. Эту правду мы вынуждены вычитывать между строк, как то было в недоброй памяти Советском Союзе. Оглашая цели военных действий в Газе, министр обороны Эхуд Барак ни словом не обмолвился о судьбе ХАМАСа. Получается так, что, если под гнётом неблагоприятных для режима Исмаила Ханийи обстоятельств ХАМАС сгорит в огне наших атак – значит, так сложилась его судьба; а мы к этому непричастны.

На понятном человеческом языке это называется "самообман", и никто в целом мире, на который мы уже привычно оглядываемся по делу и без дела, никто нам не поверит. Так что нечего и язык бить без толку. А по поводу "точечной ликвидации" ХАМАСа никто обильных слёз не станет проливать, кроме Ирана и его шестёрок. Кремль вряд ли станет чрезмерно горевать, безутешными останутся на Руси лишь не вполне адекватный писатель-державник Александр Проханов и вполне неадекватный журналист-конспиролог Максим Шевченко. Этот Шевченко, к немалому изумлению израильтян, заявил, что мы, дескать, сами организовали и осуществили ракетные атаки из Газы, направленные против нас – с тем, чтобы спровоцировать военные действия и извлечь из них политическую пользу.

Максим Шевченко не одинок в своей бредовой болтовне: возможно, ему приятно будет узнать, что и в нашей среде встречаются подобные ему неуравновешенные люди, твердящие, что Биби и Бараку потребовалась эта война для укрепления своих политических и электоральных позиций в преддверии январских выборов. Следовало бы напомнить всему этому инвалидному по части здравомыслия коллективу брехунов, что казус белли, приведший к началу операции "Облачный столп" – обстрел палестинскими террористами нашего патрульного армейского джипа. В результате попадания в джип противотанковой ракеты, запущенной с сопредельной территории, из-за линии размежевания с Газой, ранения различной степени тяжести получили четверо наших военнослужащих. Что-то не верится, что российские сограждане Максима Шевченко, в ответ на обстрел из-за границы их армейской патрульной машины и ранения русских солдат, остались бы сидеть сложа руки. Это – вряд ли…

А теперь обратимся к тому, что нам известно об операции "Облачный Столп". К сожалению, известно нам крайне немного, почти ничего. Армия, надо сказать, весьма неуклюже выдаёт официальную информацию о ходе операции. Со слов министра обороны и нескольких высокопоставленных военных становится ясно, что операция в Газе продлится не часы и не день-другой. Вместе с тем, наученные горьким опытом предыдущих антитеррористических действий, мы отдаём себе отчёт в том, что точку под "Облачным столпом" поставит не наша полноценная победа над врагом, а капризное "общественное мнение" мирового сообщества. В очередной раз мы не сможем довести дело до конца.

Это значит, что ослабление противника будет иметь ограниченный, временный характер. Такой ход событий нас, разумеется, не может устроить: обещание избавить миллион жителей Юга от ракетных атак из Газы так и останется сладким обещанием. А как сложатся обстоятельства, если мы всё-таки найдём в себе политическую решимость покончить с враждебным нам террористическим режимом в анклаве? Ведь это ХАМАС витиевато грозит распахнуть перед нами врата ада, вырезать нас, сжечь, столкнуть в море. И, в любом случае, никогда и ни при каких обстоятельствах не признать существование нашего государства. Должны ли мы терпеть этот гнойник у себя под боком – или вправе раздавить его? Ответ напрашивается сам собой. Оставив Газу политически "беспризорной", мы откроем новые возможности: либо сектор вернётся к любезным "братьям" в Египет, либо отойдёт к палестинской автономии Махмуда Аббаса. Первый вариант предпочтительней, но и второй, в сущности, приемлем. И над тем, и над другим следует работать уже сейчас, пока "Облачный столп" не превратился в туманную дымку.

Разработчики всякой военной операции стремятся внести в неё элемент внезапности и неожиданности. "Облачный столп" не составил исключения – в ответ на обстрел джипа террористы не ожидали столь масштабной и грозной, как удар грома с ясного неба, реакции с нашей стороны. Но хорошее начало – в лучшем случае лишь полдела. Вторую половину определит конец операции, пока невидимый.


| 17.11.2012 04:25