МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=5872
Распечатать

Лузеры

Александр Ступников, Минск

«ЦРУ приглашает на интересную работу. Собеседования с желающими будут проводиться...»


«ЦРУ приглашает на интересную работу. Собеседования с желающими будут проводиться в четверг и пятницу в аудитории «В4».

Объявление, напечатанное на обыкновенном листке бумаги, повесили на информационную доску «русского» факультета колледжа. И еще, закрепили цветными кнопочками. Наверное, это сделала женщина или гей, или так рекомендовалось в какой-нибудь секретной разработке по массовой психологической обработке населения. И правильно.

Курс завершался, и студенты начинали нервничать. Они не боялись будущего. Они просто искали, где начать самый трудный этап - первую работу, желательно - связанную с тем, во что они или их родители уже вложили и свое время, и немалые деньги.

- Что вы так волнуетесь? - я искренно не понимал беспокойства ребят, которые уже почти традиционно пришли вечером ко мне в кабинет поговорить за чаем или за баночкой пива обо всем на свете. Помощнику декана это не запрещалось. Студентов привлекала живая языковая практика и неизвестная информация «от первоисточника», а для меня открывалась уже настоящая Америки. Все студенты здесь были из типично среднего класса, и не из Нью-Йорка, а из больших и малых городов глубинки.

Самое трудное - это давать общие советы. Они ничего не стоят, но дорого обходятся.
- На информационной доске уже есть несколько предложений от работодателей и кафедр славистики.- Двадцать пар глаз ожидали от меня чего-нибудь конкретнее. - В конце концов, можно пойти в ЦРУ, вы же видели объявление...

Они среагировали сразу. Как в боксе.
- И не подумаю, - Ричард из Иллинойса, самый боевой, сказал как отрезал.
- И я не пойду.
- И я...

Мне подумалось, что их нежелание упускать этот шанс связан с каким-то особым отношением грамотного и либерального среднего американца к «конторе». Что-то из серии «не хотим играть в рыцарей плаща и кинжала». Но я ошибался. И урок, который на этот раз не я им, а они мне преподали, потом очень и очень помог понять и страну, и ситуации, и многих американцев, ставших мне друзьями.

Наперебой, но как бы хором студенты почти возмутились:
- Это же государственная служба.
- И хорошо. Там наверняка и зарплата приличная, и стабильная работа, и «бенифиты» будь здоров, то есть медицинская страховка, пенсионка и прочие «радости», которые оплачивает не сам работник, а дядя Сэм.
- Вы что, не представляете себе, кто идет работать на государство?

Ребята, похоже, искренне удивились - то ли моей наивности, то ли невежеству.
- Только те, кто не способен ни на что другое. Самые бездарные. Кто не может заниматься делом или построить свой бизнес. Столько лет учиться, брать кредиты, чтобы потом их выплачивать - и все для того, чтобы сдаться и стать приложением к государственному креслу и каких-то идиотских инструкций? Да вы что!.. На государственную службу у нас идут неудачники, «лузеры». Чиновник, когда он общается с человеком, успешно работающим на себя, это чувствует и нередко пытается исправить несколько предвзятое впечатление. Он никому не интересен, даже себе. Понимает, что гордиться нечем. А мы - молодые. Мы хотим себя попробовать и построить свою жизнь, что-то делать, а не отслеживать спущенные кем-то циркуляры. Вот если уже не получится или возраст прижмет, тогда можно и сдаться. А ЦРУ или какая-другая контора - значения не имеет.

Они еще долго говорили, удивляясь, почему человек, которого они откровенно уважают, не понимает таких простых и обыденных истин.

И тогда, уже за год непростой и противоречивой своей новой жизни, я, наверное, впервые осознал, что нахожусь в Америке. В стране неограниченных возможностей - для не ограниченных людей.

Фотоиллюстрация: Wilfredo Lee/AP


| 07.03.2013 19:01