МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=5932
Распечатать

Революция Беннета

Борис Гулько, Нью-Джерси

Взгляд профессионального игрока из-за океана на послевыборный политический расклад в Израиле...


Как профессиональный игрок, люблю наблюдать интересные соревнования. Не те однообразные, с мячом или клюшками, повторяющие себя из года в год. По-настоящему захватывающие игры – политические. Да и ставки в них огромны – никаким лас-вегасам не снились.


Впрочем, игра с последними выборами в США разочаровала. Подсуживание в дебатах, нарушение правил – откровенные ложь и клевета одной стороны, благосклонно принимаемые прессой и публикой, неохотно поминаемые после выборов нарушения на избирательных участках. Зато борьба в Израиле на выборах, и особенно после них, была захватывающей.

Последнее столетие Израиль и ишув, ему предшествовавший – самые динамичные в современном политическом мире. Это обеспечено пестротой политических концепций, испробованных в Израиле, да и пестротой самих евреев.

Страну создали европейские социалисты. Им удалось сформировать добровольное колхозное сельское хозяйство и промышленность, принадлежащую объединённому профсоюзу. Национальная идея для социалистов не была доминирующей. Голде Меир принадлежит высказывание, что вынужденная выбирать между социализмом и сионизмом, она выберет первое.

Социалисты с самого начала понимали опасность, которую нёс их гегемонии либерализм в его старом европейском понимании, с экономическими свободами, с ясно выраженной национальной идеей, противной их интернационализму. Лидера этого движения, Зеева Жаботинского, социалистам удалось исключить из политической жизни ишува, и он умер в США. Ожесточение социалистов против либералов демонстрирует трагедия корабля «!Альталена», потопленного социалистами вместе с арсеналом оружия, доставленного последователями Жаботинского. При этом на борту погибли 16 человек, 14 из которых выжили в огне Холокоста. Это произошло при острой нехватке оружия в разгар Войны за независимость, 22 июня 1948 года (что за несчастная дата это 22 июня!).

Впрочем, экономическая нерентабельность социализма с неизбежностью передала власть в Израиле либералам. Хотя социалистам уже на исходе их правления удался «Ословский договор», нанёсший тяжёлый урон еврейской национальной идее. Нобелевский лауреат, экономист Милтон Фридман заявил в речи в Иерусалиме вскоре после победы М.Бегина на выборах 1977 года, что «две еврейские традиции» находятся в Израиле в состоянии войны. Еврейские либералы Бегин и, в большей степени, Нетаниягу, изменили социалистический уклад народного хозяйства. При этом ради политических соображений либералы соглашались на тяжёлые территориальные уступки, отдав при Бегине египтянам Синай и при Нетаниягу завершив подписанную социалистами отдачу палестинским арабам Хеврона. В своей Бар-Иланской речи 2009 года Нетаниягу даже лицемерно признал идею «двух государств для двух народов», по нереальности равную давнему обещанию построить коммунизм в «отдельно взятом» СССР.

Незаметно в Израиле за годы независимости выросла третья политическая сила – религиозные сионисты. Разделяя с либералами их экономические воззрения, «вязаные кипы», как их принято называть в Израиле, придают образованию государства религиозное значение как началу предсказанного Торой процесса избавления.

Мистический характер победы Израиля в Шестидневной войне и обретение в результате этой победы евреями библейской Земли Израиля придали дополнительный вес этой концепции.

Либералы – их, в основном, представляла партия Ликуд – почувствовали приближение опасности от религиозного сионизма для своей в целом секулярной идеологии. И повели себя подобно тому, как социалисты вели себя относительно них. Предательство Шароном поселенцев Газы в 2005 году и еврейский погром правительством Ольмерта в поселении Амона в 2006 году аналогичны действиям по уничтожению «Альталены». Эти два премьерства – Шарона и Ольмерта – были явными знаками кризиса секулярного сионизма. Шарону из-за его антипоселенческой политики пришлось уйти из Ликуда, уже заражённого идеями религиозных сионистов, и создать партию Кадима. Ольмерт её возглавил. На последних выборах Кадима едва наскребла голосов на два места в Кнессете.

Религиозные сионисты приносили Израилю превосходных фермеров (мы – группа из нашей синагоги – наблюдали впечатляющее сельское хозяйство поселений Газы за полгода до их разрушения), бойцов и офицеров элитных подразделений, успешных капитанов хай-тека. Но почему-то из их числа не выходило до последнего времени заметного национального лидера. Это изменилось, когда главой партии религиозных сионистов МАФДАЛ был избран Нафтали Беннет.

Лидер партии «Еврейский дом» Нафтали Беннет.
Photo credit: Yonatan Sindel/Flash90


Офицер спецназа, позже – успешный менеджер хай-тека, Беннет происходит из семьи репатриантов из США. Эта группа израильтян, в целом, отличается от прочих. Американцы переселяются в Израиль не из-за погромов или экономических неурядиц. Переезжая, они теряют в экономическом положении и в личной безопасности. Их мотивы идеалистичны.

Нетаниягу понял угрозу либеральной форме сионизма, исходящую от Беннета и его партии. Основная пропагандистская кампания, которую вёл Ликуд перед последними выборами, была направлена против партии Беннета. Создавая правительство, Нетаниягу всеми силами избегал контакта с Беннетом. Напротив, первым делом он подписал соглашение с антиподом Беннета - оппортунистом Ципи Ливни и её маленькой партией, и уступил Ливни важнейший пост министра юстиции и бессмысленный пост переговорщика с арабами.

И тут Беннет показал, что в Израиле вырос виртуозный политик подстать Нетаниягу, к имени которого почти приросло: «но ему нет альтернативы». Беннет заключил союз с лидером эклектичной партии «Еш атид» Яиром Лапидом, и вместе они скрутили Нетаниягу, поскольку без их коалиции тот не смог бы составить правительство. Потом Беннет сумел продвинуть на ключевые посты представителей союзников, разделяющих идеологические установки его партии. Так, на важнейшей позиции министра просвещения оказался представляющий «Еш атид» раввин Шай Пирон, который вполне мог бы состоять и в партии Беннета. Разделяя с Лапидом прокапиталистические и антимонопольные взгляды, Беннет подгадал так, что Лапид оказался на позиции министра финансов, что, вкупе с позицией самого Беннета как министра экономики и торговли, позволит им более последовательно, чем самому Нетаниягу, продвигать необходимые рыночные реформы. Получив для своей партии министерство строительства, Беннет сможет обеспечить облегчение тяжёлой жилищной проблемы Израиля. При переполненных городах эта проблема будет решаться единственным удовлетворительным способом – за счёт большего строительства в поселениях. В программе Беннета есть присоединение к Израилю «зоны С» – это вся территория Иудеи и Самарии, не занятая арабскими городами и деревнями.

Нетаниягу понял, что проиграл политическую борьбу. Он стал оправдываться перед своми однопартийцами тем, что сохранил для своей партии наиболее ответственные посты министров иностранных дел и обороны. Но это не идеологические посты. Так, выбранный им Буги Яалон, наверное, наиболее квалифицирован для позиции министра обороны, и его на эту должность назначил бы разумный глава любой партии.

Наиболее противоречивый вопрос израильской внутренней политики – отношение к её якорю – партиям ортодоксов, или харедим. До сих пор харедим охотно входили в любое правительство, и за финансовую поддержку своих иешив готовы были одобрить почти любое решение. Так, партия ШАС проголосовала за Ословский договор.

Взгляды харедим по большому счёту отличны от взглядов «вязаных кип» лишь в одном – они не признают религиозного значения возрождения Израиля. Поэтому к государству враждебны разные их фракции – в разной степени. Харедим в большинстве своем не хотят служить в армии и избегают необходимости работать. Зато охотно принимают социальные пособия от государства. Конечно, такая позиция вызывает неодобрение прочих граждан страны, особенно секулярных.

Решение проблемы, слепленное в соглашении нового правительства при деятельном участии Беннета: примерно 25% харедим призывного возраста, наиболее одарённых для овладения мудростью иудаизма, получат стипендии для овладения ими этой мудростью, а остальные пойдут в армию или на заменяющую её службу. Такое решение снизит в какой-то мере социальное напряжение в обществе и, что не менее важно, позволит молодёжи-харедим овладеть профессиями и прервёт пагубное воспроизводство класса людей, исключённых из продуктивной жизни общества. Ибо, как учил рав Гамлиэль: «Любое изучение Торы, не сочетаемое с трудом – сходит на нет и влечёт за собой грех (Пиркей авот 2:2).

Похоже, в израильской политической игре появился незаурядный игрок. Это особенно важно в то время, когда на Ближний Восток легла зловещая тень промусульманского кабинета Обамы.


| 28.03.2013 06:07