МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6046
Распечатать

Сын еврейского местечка

Борис Писаревский, Ашдод

Рассказ о полном кавалере орденов Славы Владимире Израйлевиче Пеллере (6.09.1913 - 25.12.1978)...


Когда-то давно в нашем небольшом местечке Ольгополь жили два закадычных друга - Борух Писаревский и Исрул Пеллер. Так уж повелось в еврейских местечках, что некоторым его обитателям "цепляли" прозвища ("цунэмэн" - на идише).

Борух, а это был мой дедушка, в честь которого при появлении на свет я и был назван, мечтал о богатой, счастливой жизни и строил всевозможные воздушные замки, за что и считали его местечковым мечтателем, то есть "халоймэсником". Исрул, обладая громоподобным голосом, перешедшим в наследство его детям и внукам, носил прозвище "Исрул-пыск" ("писк" - с идиша, литературно: рот, в более грубоватой форме: зев, пасть). К тому же он был человеком недюжинной силы и слыл грозой всех местных задир, хулиганов и обидчиков слабых. Если он ударял ладонью по крупу лошади, то у нее, бедняги, подкашивались ноги.

Полюбили друзья двух родных сестер: Гитл и Гисю. Исрулу Пеллеру была по нраву Гитл, а Боруху Писаревскому - Гися. Поженились, стали близкими родственниками и зажили, как все бедняки еврейского местечка. Как водится, пошли дети, но в той беспросветной нищете действовал принцип: Бог дал, Бог забрал, так что не все из родившихся выжили.

Потом их обоих призвали воевать за царя и отечество - с японцами. Вражеские пули стороной их не обошли, были ранены, но домой-таки вернулись живыми. Возвратились хоть и с пустыми руками, но зато с песней, которую там. на войне, распевали всем взводом:

Ой, там на лужочке,
Ой, там на зеленом,
Русские солдатики
Мертвые лежат...


В 1913-м, в год 300-летия дома Романовых, в судьбах друзей-родственников произошли одинаковые события: сначала Гися, теперь уже Писаревская, а через два с половиной месяца и Гитл Пеллер, разрешились мальчиками. Конечно, царская династия Романовых была здесь не при чем, так сложились звезды.

Первому дали имя Беня, а второму - Файвл. Двоюродные братья жили в местечке рядом, оба росли крепышами. Файвл Пеллер унаследовал от отца не только громоподобный голос, но и богатырскую силу. Отшумела революция в 17-м, отгремели две войны - империалистическая и гражданская. К тому времени Бейла, младшая сестра Гиси и Гитл, вышла замуж и перебралась в Одессу. К ней, родной тете, и поехал Файвл, чтобы устроиться на работу. Крепкому, жилистому парню нашлась в Одессе подходящая работа - грузчиком в порту. В январе 1934 года Исрул остался без друга - тяжело заболел и ушел из жизни Борух.

Спустя некоторое время, весной, его старший сын Беня купил лошадь. На ночь оставил ее возле дома, привязав к дереву и бросив охапку сена на прокорм. Утром Беня не обнаружил ни лошади, ни сена. К кому обратиться за помощью? Конечно, к дяде Исрулу. Дядя мгновенно вычислил местечкового вора и, встретив его на базаре, сказал следующее: "Ты зачем сироту обидел? Знай: если лошади не будет, то и тебя не станет!" Местечковый вор, разумеется, знал, что Исрул Пеллер слов на ветер не бросает, и на другое утро лошадь стояла на прежнем месте и мирно жевала свое сено.

В те годы страна позвала молодежь осваивать Дальний Восток. Из Одессы Файвл Пеллер вернулся в Ольгополь и женился на местной девушке по имени Рива. Вместе с молодой женой отправился в дальнюю дорогу. С его богатырской силой никакой труд не был ему страшен. Женился в Ольгополе и Беня. Своего первенца он назвал в честь отца - Борухом. Когда в конце 37-го не стало Исрула, то второго сына, появившегося в семье, назвали в честь дяди: Изя, Исроэл.

Началась война, и в 41-м Файвл Пеллер ушел на фронт. Со второй половины 1942 года сержант Пеллер находился на Сталинградском фронте, а потом и в самом городе, где с фашистами за каждую улицу, каждый дом велась смертельная борьба. Вместе с боевыми товарищами разведчик Пеллер. ведя огонь, ворвался в один из домов. Немцы находились на втором этаже и, отступая, поднимались все выше. Вскоре, дойдя до предпоследнего этажа, у обеих сторон закончились боеприпасы. Наступила тишина, и, воспользовавшись ею, Файвл первым ворвался в помещение, в котором засели фашисты.

Когда подоспели другие бойцы, то увидели такую картину: их боевой товарищ Файвл сидел один в пустой комнате и курил. На вопрос: "А где "фрицы"?, Пеллер ответил: "Если они вас интересуют, то гляньте в окно". На земле валялись три немца, которых Файвл попросту вышвырнул в окно.

Вот таким был этот еврейский богатырь из местечка Ольгополь. О "доме сержанта Павлова" в Сталинграде многим известно, но мало кто знает, что там был и "дом сержанта Пеллера". В Сталинграде ему вручили партийный билет, тогда же он и стал Владимиром Израйлевичем. Его грудь украсил первый орден солдатской Славы. К концу войны он стал кавалером ордена Славы всех трех степеней. Войну начал рядовым, а закончил офицером.

В Ольгополе у Файвла оставалась мать, Гитл, которая вместе с семьей его двоюродного брата Бени провела в гетто под одной крышей долгих 32 месяца. Возвратившись с войны, Пеллер прежде всего заехал в Ольгополь, повидался с матерью и со всеми родственниками. Затем он отправился на Дальний Восток, в Валдгейм, где уже ждали и семья, и односельчане.


Героя войны единогласно избрали председателем колхоза и не ошиблись. О достижениях валдгеймского колхоза и успешной работе его руководителя Пеллера вскоре заговорили не только в Еврейской автономной области, но и на всем Дальнем Востоке.

Но тут, как говорится, на "еврейское счастье", началась кампания борьбы с "безродными космополитами" и "убийцами в белых халатах". Добрались и до председателя еврейского колхоза, хотя ни к тем, ни к другим он не имел отношения.

Вызвали в райком партии, и секретарь предложил положить партбилет на стол. Пеллер ему в ответ: "А ты мне, сукин сын, его вручал? Возьмешь партбилет только с моей жизнью!" Стукнул кулаком по столу так, что осколки стекла из окон разлетелись по всему кабинету, и пошел прочь, оставив окаменевшего партсекретаря стоять с открытым ртом.

После того, как "вождь народов" приказал долго жить, колесо событий завертелось в обратную сторону. Пеллер снова председательствовал в колхозе. Об обидах думать не было времени - следовало работать, пахать землю. Очень скоро полный кавалер орденов Славы был удостоин звания героя Соцтруда, избран делегатом очередного партийного съезда, а затем - членом Центральной Ревизионной комиссии при ЦК КПСС.

Как-то в Москве, во время работы съезда он встретился с маршалом И. Х. Баграмяном, своим бывшим командармом, и показал ему один из орденов Славы, который тот, еще будучи генералом, вручал сержанту Пеллеру. Крепко тогда обнялись два седовласых человека, два героя - видный военачальник, маршал Баграмян и сын еврейского местечка Владимир Израйлевич Пеллер, ставший героем войны и труда.


| 08.05.2013 08:26