МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6053
Распечатать

По обе стороны «красной линии»

Давид Маркиш, «Еврейское слово»

Запад всё вдумывается, взвешивает. И мы вместе с ним. Но нейтралитет на пожаре редко приносит дивиденды...


Замечательный русский художник Серебряного века Сергей Калмыков сказал: "Легко быть линией. Трудно быть точкой". Этот афоризм прославленного ученика Петрова-Водкина - мэтр изобразил своего питомца верхом на знаменитом красном коне – предельно точно определяет расстановку ориентиров в нашем сознании. Точка незыблема, линия колеблема – достаточно вспомнить ходовое присловье советских людей: "колебаться вместе с линией". Имелось в виду колебание публики вместе с линией партии, и эта дисбалансная ситуация вызывала горькую улыбку у граждан.


Сравнение незыблемого рубежа, который ни в коем случае не следует пересекать, с какой-то мифической линией – красной, зелёной или же золотой - дело не новое: любители изящной словесности давно его придумали и ввели в политический лексикон. Да и в разговорной речи оно успешно угнездилось и привилось: в 70-80-е годы, когда велено было евреев "держать и не пущать" в Израиль, бытовала поговорка: "Не говори гоп, пока не перепрыгнешь через Чоп". В том смысле, что ни на какие обещания власти не ведись и ментуре не верь: лишь благополучно миновав линию государственной границы в Чопе, почувствуешь себя вырвавшимся из лап Красного фараона.

В нашей новейшей истории линия-черта тоже играла свою роль: "зелёная черта" отмечала довольно-таки, как выяснилось, зыбкую границу Государства Израиль – географического пространства, залитого животворной зеленью посевов и садов и упирающуюся в унылые пески угрюмых арабских соседей. Само собою разумелось, что пересечение "зелёной черты" с соседской стороны означало открытие военных действий.

С лёгкой руки нашего премьер-министра оборот "красная линия" недавно вновь обрёл актуальность: с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН Биби Нетаниягу продемонстрировал участникам высокого собрания условное изображение персидской атомной бомбы с красной линией обогащения урана, пересекать которую нельзя. Нельзя – и точка. А не то силовое решение проблемы станет сугубой реальностью… С тех пор иранцы то ли вплотную приблизились к нашей красной линии, то ли уже её перевалили. И точка.

Президент США Барак Обама тоже не остался в долгу, заявив, что применение химического или иного оружия массового поражения в Сирии будет расценено как пересечение красной линии, и приведёт к незамедлительному военному вмешательству извне в кровавые дела этой страны, где за два года гражданской войны полегло, по подсчётам некоторых статистиков и наблюдателей, около ста тысяч душ. Химическое оружие, по свидетельствам уцелевших очевидцев, было применено, красная линия, таким образом, нарушена, но грозные предупреждения так и остались предупреждениями.

Надо бы сказать, что соседняя с нами Сирия - сегодня самая раскалённая из всех "горячих точек" планеты. Здесь, в этой части исторического "плодородного полумесяца", сошлись интересы не столько суннитов и шиитов, сколько Москвы и Вашингтона.


Ситуация, сложившаяся там, определённо доказывает бесперспективность прогнозов осведомлённых политических деятелей, предсказывавших крушение режима Асада в течение недели или месяца. К числу таких предсказателей относится и наш экс-министр обороны Эхуд Барак; всё оказалось не так просто, как казалось. Впрочем, это ничуть не означает, что Асад удержится. Для этого глазного врача – приятеля иранского Ахмадинежада и ливанского Насраллы (на снимке) – политическая перспектива складывается неутешительно: Дамаск в осаде, радикальные исламисты из среды мятежников ввели шариатские суды в захваченных районах страны. Неделя идёт за неделей, месяцы бегут в затылок друг другу, а руководители Западного альянса никак не решат, что им делать: то ли небо над Сирией объявить закрытой зоной, то ли напрямую, а не через третьи руки поставить мятежникам необходимое оружие, то ли ввести войска и "принудить к миру" потерявших человеческий облик противоборцев.

Пока могущественные западные лидеры, уверенные в том, что военная интервенция ужасна, всматриваются в происходящее в Сирии, боевики "малого игрока" Насраллы воюют на стороне Асада на его территории. По словам бывшего ливанского премьер-министра Саада Харири, Хасан Насралла объявил о прямом участии «Хизбаллы» в сирийской войне. Сам Насралла, вернувшись из Тегерана, заявил, что друзья Асада не дадут его режиму пасть "жертвой США, Израиля и салафитских групп". Что ж это за друзья такие, готовые ехать воевать в Сирию? Иранцы с северными корейцами? «Хизбалла» с палестинскими террористами? А почему бы и нет…

А покамест, по сообщениям новостных агентств, боевики «Хизбаллы» активно участвуют в боях в сирийской провинции Хомс: "Ливанские газеты регулярно публикуют списки убитых боевиков Хизбаллы, отчёты с похорон и сообщения о прибытии раненых. По Южному Бейруту – основной базе «Хизбаллы» - разъезжают машины скорой помощи и через громкоговорители просят сдавать кровь раненым". Все эти новости похожи на правду.

Наиболее проницательные политические лидеры Ливана – этой в недавнем прошлом "ближневосточной Швейцарии" – видят в открытом вмешательстве в сирийские дела ливанской «Хизбаллы» шаг к полному и окончательному разрушению независимой христианско-мусульманской Страны кедров. Роль взрывателя в этой грустной истории играет управляемый из Тегерана шейх Насралла.

А Запад всё всматривается, всё вдумывается, всё взвешивает.
И мы вместе с ним. Нейтралитет на пожаре редко приносит дивиденды.

Руководитель террористической организации шейх Насралла, в нарушение всех мыслимых и немыслимых законов, ведёт разбойничьи военные действия в сопредельной стране, охваченной гражданской войной. Это абсолютно достаточный повод для немедленного уничтожения, силами мирового сообщества, террористической «Хизбаллы» и, тем самым, спасения Ливанской республики, обладающей всеми правами члена ООН, от гуманитарной катастрофы.

Но время идёт, а воз и ныне там. И стрелки часов, кажется, крутятся в другую сторону – справа налево.


| 08.05.2013 08:54