МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6455
Распечатать

Последняя кавказская повесть

Виталий Орлов, Нью-Йорк

Он ощутили странные толчки сердца – «воспоминания о будущем». И тогда появилась эта, быть может, последняя кавказская повесть...


Передо мной - книга Вильяма (Аарона) Хацкевича – известного нь-йоркского публициста, часто пишущего на исторические темы (он - президент Еврейского исторического общества новых американцев).

Книга называется «Кто плачет ночами в Сочи?». Ныне каждая публикация, в которой упоминается этот город, неизбежно ассоциируется с предстоящими здесь Олимпийскими играми, а значит – с радостью, вечным праздником, великой магией высокого спорта. Да и большинство из нас побывало в свое время в этой знаменитой главной советской черноморской здравнице и, думаю, еще помнят, что город этот воспринимался нами исключительно как курорт с его морем, пляжем, веселой ночной жизнью – помните, была даже поговорка: «Знал бы прикуп, жил бы в Сочи!»: пальмы вдоль главной улицы, дворцы-санатории имени Ворошилова и Орджоникидзе во всем величии архитектуры соцреализма имени Сталина, рестораны «Приморский» и на горе Ахун, и, конечно, шашлычная «На подъеме», в которую очередь нужно было занимать с утра. Сочи - главный курорт СССР и России!

«И это несмотря ни на что, - как написал в своей книге «Сочи – все дни и ночи...» Владимир Кунин, — ни на опасных пареньков в кожаных курточках с каменными физиономиями, ни на юных финансистов в красных пиджаках с радиотелефонами во внешнем пиджачном кармане, ни на пистолетную стрельбу по вечерам, ни на взорванные и окровавленные «мерседесы» с остатками кожаных курточек и красных пиджачков...».

Кто же там может плакать сегодня? Может быть, те местные жители, что так или иначе пострадали от предолимпийского ажиотажа?

Да, речь в повести действительно идет об аборигенах, но только не нынешних, а тех, что жили в этих местах Западного Кавказа до тех пор, пока их землю не решила завоевать в середине XIX века Российская империя.

Но почему эта книга издана сейчас? В чем ее актуальность для нас и для нашего времени? Об этом шел разговор на презентации книги, которая состоялась в манхэттенском русском книжном магазине «21». Презентацию вел Борис Сандлер, главный редактор газеты «Форвертс» на языке идиш и одноименного издательства, опубликовавшего повесть, а рассказывал о книге сам автор. Повесть основана на подлинных исторических документах, которые автор разыскал в забытых и закрытых архивах краеведческих музеев и проанализировал с тщательностью ученого-историка.

Борис Сандлер (слева) и автор книги Аарон Хацкевич

Аарон Хацкевич с юности хотел стать историком. Он очень рано лишился отца, а мама понимала, что гуманитарное образование – вещь ненадежная: время было тревожное, в разгаре - «Дело врачей», и казалось, что безопаснее быть физиком или математиком, а к этому у Аарона были способности.

Он родился в Москве, но всю первую часть жизни, более 60 лет, провел в Тбилиси. Доктор технических наук, один из основоположников модулярной машинной арифметики, автор более ста научных трудов и изобретений, научный руководитель ряда кандидатских диссертаций в этой области, Аарон Хацкевич параллельно писал и издавал стихи и прозу, эссе, сценарии короткометражных научно-популярных фильмов, публицистические работы – статьи, рецензии, очерки, печатавшиеся в СМИ Европы, США и Израиля.

В повести «Кто плачет ночами в Сочи?» рассказывается о трагической судьбе маленького, но древнего, гордого и свободного горского народа убыхов, родственного по культуре и быту черкесам и абхазам. До 1864 года убыхи жили на Кавказском побережье Черного моря, с центром в районе нынешней Хосты. По разным сведениям, их было от 50 до 75 тысяч человек.

В результате Кавказской войны часть убыхов была истреблена, остальным в 1864 году Россия объявила ультиматум о выселении с требованием либо принять российское подданство и переселиться в кубанские степи, либо – в Османскую империю (Турцию).

Убыхам пришлось переселиться в Турцию, но и эта страна счастья им не принесла...

После выселения на Кавказе осталось 5-6 семей, живущих в аулах Краснодарского края.

Однако книга Хацкевича – это не сборник сухих фактов, а художественный рассказ о людях, живших в районе нынешнего Сочи во время войны на Западном Кавказе в 1829-1865 годах, об их традициях, быте и взглядах, о человечности и любви в то страшное время – о целом народе, который трагически исчез вследствие имперской политики России: исчез он сам, исчез его язык, исчезла целая культура.

Книга А.Хацкевича – это также и рассказ о наших современниках, пытающихся восстановить для себя историческую память после долгих лет беспамятства.

У этой небольшой повести сложная судьба. Под названием «Дорога в Уч-Дере» она была издана в Советском Союзе (Тбилиси, 1984) с большими цензурными купюрами и «поправками». Но, как пишет автор, «время правды не пришло и в 1990 году. На позабытые тогда всеми берега древней Колхиды пришла война... Шел дележ советского наследства: страшная «домашняя» война без правил, без пощады, вдали от большого мира международных наблюдателей и гуманистов. Надо ли говорить, что повесть не была переиздана. Не было цензора, не было Главлита, но...на пороге, пугливо усмехаясь, стояла новая ложь».

И только сейчас читатели получили книгу в первоначальном виде.

Кажется, первым из русских писателей начал писать «кавказские повести» сосланный на Кавказ декабрист Бестужев-Марлинский. Традицию продолжили Михаил Лермонтов и Лев Толстой. К их прозе примыкает «Путешествие в Арзрум» Пушкина, который, хотя и по другому поводу, написал: «... замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны...».

Когда в советское время Западный Кавказ и, прежде всего, район Сочи превратились в банальную курортную местность, казалось, думать о том, «Кто плачет ночами в Сочи?», некому. Выяснилось однако, что неленивые и любопытные все же есть. Они-то, как А. Хацкевич, «вдруг ощутили странные толчки сердца – «воспоминания о будущем». И тогда появилась эта, быть может, последняя кавказская повесть.

Может возникнуть вопрос: «Ну, исчезли убыхи, мало ли народов исчезло или затерялось во времени. Нам-то что? Или даже так: «Нам, евреям-то, что?». Отвечу словами великого английского поэта XVII века Джона Донна:
«Нет человека, что был бы сам по себе, как остров; каждый живущий – часть континента; и если море смоет утес, не станет ли меньше вся Европа – на каменную скалу, на поместье друзей, на твой собственный дом. Смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем человечеством. А потому никогда не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит и по тебе!»

Увы, в наше время колокол звонит всё чаще.


| 10.10.2013 14:52