МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6803
Распечатать

Феномен политического бескорыстия

Дов Конторер, «Вести», Тель-Авив

Премьер-министр Канады, дружественно относящийся к Израилю, не был вознагражден нашей прессой...


Современному политическому лидеру на Западе приходится платить немалую цену, если он занимает самостоятельную позицию по проблемам ближневосточного конфликта, выражает дружественное отношение к Израилю и не желает присоединяться к международному хору, осуждающему еврейское государство по всякому поводу или вовсе без повода, ради утоления настойчивого запроса враждебных Израилю сил. Такому лидеру приходится иметь дело с угрозой обструкции со стороны арабо-мусульманского мира, с укоризненным скептицизмом своего непосредственного политического окружения и ближайших партнеров своей страны, с откровенно злонамеренной критикой, тщащейся доказать порочность его мотивов.

При этом указать на реальные плюсы последовательной произраильской позиции достаточно трудно. Торговое, экономическое и научно-техническое сотрудничество с Израилем может быть весьма выгодным для данной страны, но его перспективы редко зависят от того, в какой мере она готова рисковать ради нас своим реноме. Оставаясь в рамках принятого в данный момент формата "надлежащего отношения" к еврейскому государству, т.е. голосуя вместе с другими странами Запада при обсуждении ближневосточных резолюций ООН и выступая с созвучными евростандарту заявлениями о "правах палестинцев", можно рассчитывать на все дивиденды сотрудничества с Израилем.

Более того, пример эрдогановской Турции говорит о том, что даже страна, выступающая в роли застрельщика буйной антиизраильской кампании, может рассчитывать на бóльшую часть таких дивидендов. Экспортная ориентация израильской экономики подразумевает высокую заинтересованность в иностранных заказах, подрядах и пр. Эту заинтересованность накладно лимитировать по принципу политических симпатий к Израилю со стороны того или иного партнера. Лимитация подобного рода практикуется в сфере торговли вооружением и военными технологиями, но даже и там она носит строго необходимый характер.

Стивен Харпер и Биньямин Нетаниягу. Фото: flashtrafficblog.wordpress.com

Также и внутриполитические выгоды, которые западный лидер может извлечь благодаря твердой поддержке Израиля, редко бывают значительными настолько, чтобы перевесить сопряженные с ней политические потери. Наибольшее значение данный фактор имеет в США, где влияние еврейской общины, вкупе с произраильским настроением христиан-евангелистов и при все еще относительно малом влиянии мусульманской общины, создает определенную базу интересов для политических деятелей, выступающих в поддержку Израиля. Но в том, что указанный фактор далек от того, чтобы определять ближневосточную политику Соединенных Штатов в решающей степени, израильтяне постоянно убеждаются на практике.

В других странах мира, включая соседнюю Канаду, еврейское население которой составляет порядка 375 тысяч человек (мусульман в Канаде - в три раза больше), вообще не приходится говорить о наличии базы внутренних интересов, связанных с поддержкой Израиля.

В тех кругах, где еще верят во "всемирный еврейский заговор", ответом на любые вопросы служит утверждение о том, что евреи управляют международной политикой, осуществляя жесткий контроль над мировыми финансами и средставами массовой информации. Только что проведенный опрос показал, что в Польше, к примеру, веру в существование "всемирного еврейского заговора" декларируют 63 процента граждан. С этой верой гармонично соседствует убежденность в том, что "Государство Израиль не брезгует никакими средствами для достижения своих целей" (35 процентов опрошенных). Веру в ритуальное употребление евреями христианской крови разделяют 13 процентов поляков, причем со времени последнего социологического исследования по этой тематике, проводившегося пять лет назад, данный показатель повысился на три процента.

Но "всемирный еврейский заговор" как объяснение тех или иных аспектов международной политики в отношении Израиля все же представляет собой сегодня идеологическую экзотику, характерную, главным образом, для Восточной Европы и для арабской пропаганды, творцы которой чаще всего и сами не верят в то, что внедряется ими в сознание масс. Политической элите, поскольку она опирается на мониторинг и отстраненный анализ текущих событий, заявлений и пр., не так уж трудно определить реальные параметры еврейской солидарности вообще и солидарности с Израилем, в частности.

Ей ясно, что с усилением жесткой международной критики в адрес Израиля все новые и новые группы в еврействе диаспоры ищут способы утвердить свою идентичность, выражая несогласие с политикой еврейского государства, демонстрируя скептическое отношение к нему и стараясь засвидетельствовать свое "моральное превосходство" над ним (и все это – в дополнение к тем разнородным еврейским группам, которым изначально присуще негативное отношение к сионизму).

Заинтересованному наблюдателю не трудно установить наличие собственных, не связанных с Израилем интересом у "еврейского капитала", равно как и его несомненную зависимость от правительств и общественного мнения в тех странах, где он извлекает прибыль. В каких-то случаях еврейские предприниматели тяготятся этой зависимостью и пытаются расширить для себя ее практические пределы в вопросах, связанных с отношением к Израилю, но во многих и многих других они подчиняются господствующему настроению, заранее отказываясь от попыток повлиять на него значительным образом.

Это особенно ощутимо в ситуациях, связанных с финансовым контролем над средствами массовой информации, – вплоть до того, что СМИ, имеющие еврейских владельцев, могут проявлять особенное рвение в негативном освещении Израиля. Газета "Нью-Йорк таймс" находится в собственности семьи Сульцбергеров, имеющей еврейские корни, но это отнюдь не мешает ей быть одним из наиболее враждебных Израилю органов мировой печати (как не мешало последовательно замалчивать уничтожение европейского еврейства в годы Второй мировой войны). Декларативная непредвзятость, требующая от владельцев респектабельных СМИ решительного отказа от любых выражений еврейской пристрастности, очень часто оборачивается предвзятостью противоположного рода.

Таким образом, современному политическому лидеру на Западе трудно ответить себе на вопрос, что он выиграет в том случае, если не станет послушно воспроизводить обычные на сегодняшний день обвинения в адрес Израиля, обращаться к нему с поучениями, призывать его руководство к порядку и пр. Издержки подобного поведения ясны, а сравнительные выгоды – под большим вопросом. Тем не менее, именно таким лидером, не желающим участвовать в общем неправом деле, является Стивен Харпер, глава Консервативной партии Канады, возглавляющий правительство своей страны с 2006 года.

В июле 2006 года, вскоре после своего избрания премьер-министром, Харпер решительно поддержал Израиль, начавший военные действия против "Хизбаллы" в Ливане. В отличие от многих других западных лидеров, он назвал "взвешенной и адекватной" военную реакцию Израиля на диверсию "Хизбаллы", в результате которой на израильской территории были убиты пять военнослужащих ЦАХАЛа (тела двух израильских солдат боевикам "Хизбаллы" удалось похитить). Занятая Харпером позиция ознаменовала принципиальное изменение политического курса, которого придерживалась Канада в период правления Либеральной партии, при премьер-министрах Жане Кретьене и Поле Мартине.

Этим изменением была спровоцирована резкая критика Стивена Харпера со стороны ведущих канадских СМИ, выражавших тревогу по поводу неприятностей, которые принесет Оттаве сближение с Израилем, и волна демонстраций протеста, проходивших при доминантном участии канадских мусульман. Но Харпер остался глух к этой критике, и в 2008 году Канада объявила о бойкоте второй Всемирной конференции ООН по борьбе с расизмом. Канадский премьер-министр справедливо заключил, что она пойдет по стопам первой антирасистской конференции ООН (Дурбан, 2001), ставшей международным форумом ненависти к Израилю и беззастенчивой клеветы на него со стороны мусульманских стран и многочисленных неправительственных организаций, действующих в странах Запада на арабские деньги. Вслед за Канадой о бойкоте второй антирасистской конференции ООН объявили США, Австралия, Новая Зеландия и некоторые страны Евросоюза.

Под руководством Стивена Харпера канадское правительство твердо выступало в поддержку политики санкций против Ирана и не раз критически отзывалось о попытках антиизраильских групп организовать международный бойкот еврейского государства. Состоявшийся на этой неделе визит премьер-министра Канады в Иерусалим стал подтверждением удивительной решимости Харпера отстаивать свою, честную и минимально зависящую от политической моды, позицию в отношении Израиля. Быть может, лучшим комплиментом Стивену Харперу стало то, что арабские депутаты Кнессета попытались сорвать его выступление репликами с мест и, в конце концов, возмущенно покинули зал заседаний.

"История Израиля предельно символична и заслуживает того, чтобы весь мир увидел в ней вдохновляющий пример для себя, - заявил премьер-министр Канады, обращаясь к депутатам израильского парламента. – Возникший из страшных бедствий, пережитых еврейским народом, Израиль являет себя правовым, миролюбивым, демократическим государством. Его экономика создает условия для процветания нации, и он уверенно определяет передовые рубежи развития новейших технологий... Я поддерживаю Израиль потому, что это правильно, и мне не важно удобно ли это, популярно ли это. Израиль является единственным государством на Ближнем Востоке, неизменно отстаивающим идеи мира и демократии... Попытки организовать бойкот Израиля являются выражением новейшего антисемитизма, и мы считаем категорически неприемлемыми любые призывы к бойкоту такого рода".

Могли ли выдержать эту речь Ахмед Тиби и его единомышленники в Кнессете - выразители палестинского национализма, отцом-основателем которого был нацистский муфтий Хадж-Амин аль-Хусейни?

Стивен Харпер был тепло и радушно встречен израильским политическим истеблишментом. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу, президент Шимон Перес, спикер Кнессета Юлий Эдельштейн и другие официальные лица обращались к нему с прочувствованными словами, депутаты израильского парламента встали, аплодируя его речи. Но если Харпер рассчитывал, что его вознаградит подчеркнутым вниманием и благодарностью израильская пресса, то он должен был испытать разочарование, просматривая первые полосы большинства местных газет. Для того, чтобы попасть на них, он должен был обратиться к Израилю с какой-нибудь звучной укоризной, предъявить политический ультиматум, подстроить "слив" информации, свидетельствующей о его недовольстве политикой Нетаниягу. Опыт показывает, что без этого угодить вкусу и настроению ведущих израильских СМИ практически невозможно.


| 31.01.2014 04:07