МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6934
Распечатать

Нееврейская вдова

Виктория Мартынова, «Новости недели»

В современном Израиле со вдовами возникают порой непростые, бередящие душу ситуации...


Вдовья участь всегда воспринималась как нечто печальное, вызывающее сочувствие. "Не обижать вдов" - с этим правилом всегда считались евреи. Но в современном Израиле с вдовами возникают порой непростые, бередящие душу ситуации, особенно, когда они относятся к такой категории как нееврейская вдова еврея. Если с момента регистрации брака до момента смерти еврейского супруга прошло менее 5 лет, брак считается "свежим" и недостаточно доказанным, чтобы даровать нееврейскому супругу статус жителя Израиля.


Вот одна из недавних историй, принесенная свежей редакционной почтой. Началась эта история с того, что молодая москвичка Алена Марьян попыталась устроить личную жизнь. В ранней юности у нее был роман, но, несмотря на рождение ребенка, отношения не перешли в семейные. Алена осталась одна, надеясь на то, что ей все-таки улыбнется счастье. В нынешние времена в поисках этого счастья люди готовы обыскать весь свет, вот и Алена, обратившись к помощи Всемирной электронной сети, рассказала там свою личную историю.

И ей повезло. Ее рассказ тронул душу израильского доктора русскоязычного происхождения Миши Мушаева. Миша вместе с родителями приехал в Израиль из Туркмении. Сам он давным-давно, еще до приезда в Израиль, развелся с женой, детей в браке не было. В течение 20 лет он упорно работал, чтобы добиться профессионального устройства на новой родине, - учился, сдавал экзамены, доказывал себя снова и снова и наконец пришел к выводу, что пора подумать и о семейном устройстве. Родные несколько раз знакомили его с разными женщинами, но что-то не складывалось, он расставался с новыми подругами и опять начинал поиски. Продолжал, пока тоже не решил, что пора переходить к глобальному поиску с помощью Интернета. Эти поиски были вызваны острым желанием обрести наконец свою половинку - в 44 года давно пора иметь семью и детей. Там, в Интернете, среди множества лиц и судеб, он нашел Алену и пригласил ее в Израиль. Алена прилетела сюда вместе с дочкой Лаурой, встреча состоялась и не обманула ожиданий.

- Это было здорово, - вспоминает Алена. – До того мы общались только в Интернете, и хотя могли видеть и слышать друг друга, все-таки личная встреча - совсем другое дело. Но все сомнения оказались напрасными. Нам с первых минут было хорошо и тепло вместе.

Миша сделал Алене предложение. В начале 2010 года они поженились в Москве, потом молодой муж вернулся в Израиль и стал хлопотать о соответствующих документах для Алены и Лауры. В июне того же года обе получили разрешение на въезд в Израиль, и МВД начало процесс легализации жены еврея и ее дочери.


Этот процесс в нашей стране многоступенчатый и длится, как правило, не менее пяти лет. Супруги с надеждой смотрели в будущее и готовы были пройти вместе все испытания. Все складывалось как нельзя лучше. Уже через полгода после приезда Алена устроилась работать в Иерусалиме в салон красоты, ее девочка пошла в школу и на удивление быстро освоилась в здешней жизни. Им обеим предоставили право на временное жительство. Горизонт выглядел совершенно безоблачным…

Родители Миши хорошо приняли супругу сына. Им давно хотелось, чтобы он, наконец, женился и подарил им внуков. Миша мечтал о ребенке, но решил, что лучше немного подождать - пожить немного для себя, поездить с молодой женой по разным странам, посмотреть мир...

Первым делом они, конечно, отправились в Париж. Это было замечательное путешествие. Им обоим казалось, что мечты и в самом деле сбываются. В общем, все шло прекрасно, но однажды Миша почувствовал себя плохо. Медицинские проверки показали, что у него онкологическое заболевание. Последний год их семейной жизни прошел, в основном, в больницах. Сеансы химиотерапии, консультации с врачами, проверки, анализы... Надежда сменилась отчаянием. 17 января этого года Миша умер в больнице на руках у Алены. Ему было всего 48 лет.

Родители Миши до сих пор не пришли в себя от этого удара, но поддерживают хорошие отношения с Аленой и Лаурой, собираются порой вместе, чтобы поплакать. Тем временем, пока семья приходила в себя после смерти близкого человека, МВД приняло решение о прекращении процесса получения Аленой израильского гражданства и известило ее о том, что она вместе с дочерью должна покинуть страну - у них больше нет юридических оснований оставаться в Израиле. Временные израильские паспорта обеих были аннулированы.

Для Алены и Лауры это сообщение стало дополнительным ударом. Обе они уже привыкли к израильской жизни и считали, что это их настоящий дом. - Мы с Мишей были счастливы в нашем коротком браке, - говорит Алена, - но, к сожалению, судьба распорядилась иначе, и мужа не стало. Но ведь в этом нет нашей вины. Почему же государство нас наказывает?

Очень переживает дочка Алены. За прошедшие годы она полюбила страну, привыкла к школе, нашла новых друзей. Сегодня девочке15 лет, и понятно, что ей будет трудно вновь приспособиться к российской школе. К тому же в тех местах возвращающихся из-за границы считают неудачниками и относятся соответственно.

Мать и дочь стучатся во все двери. Была надежда, что МВД разрешит девочке окончить школу в Израиле, поскольку программу российской школы она не знает. Но пока все безрезультатно. МВД категорически отказывается предоставить статус "на учебу", и на днях осиротевшая семья получила очередное распоряжение - покинуть страну до 15 июля.

- У нас все еще остается надежда на то, что государство Израиль проявит к нам сочувствие и даст возможность остаться здесь хотя бы до окончания учебы моей дочки в школе, - сказала мне Алена.

Как уже говорилось в начале статьи, ситуация в Израиле с нееврейскими вдовами евреев очень непростая. Некоторое время назад мне довелось познакомиться с историей женщины, которая осталась в Украине с десятью детьми от мужа-еврея. Но супруги долгое время жили в гражданском браке. Все было недосуг оформить отношения, хотя при рождении каждого очередного ребенка в свидетельство о рождении вписывались данные отца. В итоге супруги зарегистрировали брак за год до смерти мужа. Конечно, им и в голову не могло прийти, что дело обернется таким образом. Но МВД сочло этот брак "свежим", несмотря на наличие десяти детей, и всей семье отказано в праве на въезд в Израиль.

В другой ситуации жена-нееврейка повторно вышла замуж за своего мужа, с которым прожила больше 20 лет. Развелись они еще в Союзе, посчитав, что при определенном стечении обстоятельств они, как две отдельные семьи, получат две квартиры - извечная мечта людей, родившихся в Советском Союзе. И хотя у супругов была взрослая дочь, женщину долгое время не хотели пускать в Израиль. Когда же ей все-таки разрешили приехать в страну, бывший муж был уже тяжело болен. Однако, несмотря на плохое самочувствие, он все-таки решился отправиться для регистрации брака на Кипр. Хотел, чтобы у матери его дочери все было гладко и Израиль предоставил ей право на жительство. Умер он, не успев довести до конца процесс легализации супруги в Израиле, а ее однажды вечером арестовали прямо на улице и попытались депортировать из страны. Потребовалось вмешательство адвоката, несколько судов, чтобы дважды жене одного мужа разрешили остаться с дочерью и внучкой в Израиле.

Гуманность по отношению к вдовам - понятие для нашего государства непростое. С одной стороны, требуется сочувствие, с другой, чиновники МВД привыкли "доверять, но проверять" чувства супругов, и умерший супруг приравнивается к... разведенному, без вхождения в подробности. Если в течение 5 лет после заключения брака супруга-еврея не стало, то и дело с концом. Независимо от причины, по которой он отсутствует.

Этот вопрос поднимается в нашей стране снова и снова. Логика клерков МВД такова: Алена - молодая женщина, ей 33 года. Она, конечно, захочет вновь выйти замуж и может "передать" гражданство или статус еще одному человеку нееврейского происхождения, за которым потянутся дети от других браков, дополнительные родственники и целый ворох проблем. Возможно, такая осторожность в какой-то мере объяснима, но ведь так можно подвести базу по любую ситуацию: а если… а вдруг… Но все это теория, на практике же людям, остро переживающим утрату близкого человека, приходится страдать еще сильнее и считать, что их жизнь разбита. Понимание, сочувствие, доброта и участие всегда были основными качествами еврейского народа. Неужели все это осталось в прошлом? И не пора ли нашим чиновникам покончить с практикой, когда во внимание принимаются исключительно жесткие бюрократические уклады, а не судьба того или иного человека, и начать рассматривать каждый конкретный подобный случай по-человечески?


| 14.03.2014 16:02