МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=7099
Распечатать

Машиах, коммунизм и мир на Ближнем Востоке как три источника и три составные части еврейской национальной идеи

Евгений Сатановский, Москва




Евреи – народ Б-жий. Значительная часть населения планеты почитает их людьми таинственными и опасными. Но при ближайшем рассмотрении евреи разочаровывают – по крайней мере, в части таинственности. Опасны же они преимущественно для самих себя, хотя это всё равно никто не ценит. Однако, если рассмотреть отдельно взятого еврея крупным планом, обязательно окажется, что где-то в нём скрыта какая-нибудь идея.

То есть еврею мало, что курица в кастрюле, дети в школе, жена довольна и родители не очень болеют – хотя всё это составные части еврейского понятия нормальной жизни. Ну, и ещё нечитанная книжка на столе – под телевизор в углу или волчий вой за околицей, в зависимости от эпохи. Еврею непременно надо, чтобы в его жизни было что-то этакое. Не то, чтобы ему непременно хотелось приключений – хотя именно их он периодически и находит. Но тянет его к возвышенному. Вот, хоть тресни, а тянет.

В связи с чем еврей периодически находит себе очередной геморрой и носится с ним по всему свету. Или устраивает гармидер вокруг. В итоге чего в каждой бочке он, в конечном счёте, будет затычкой. И за каждую революцию, которую устраивают Троцкие, расплачиваются, в конечном счёте, Бронштейны – по меткому выражению московского раввина Якова Мазе, который пришел к этому печальному выводу, наблюдая за зарёй нового мира. Которая, как известно, плохо кончилась для всех, включая Мазе и Троцкого.

Нормальный еврей постоянно чем-то интеллектуально озабочен. Он может заниматься боксом или распространять гербалайф. Писать стихи или строить воздушные замки. Разыскивать инопланетян или снежного человека. Сохранять историческое наследие – чьё угодно. Охранять природу. Бороться за права человека – часто не того, кого надо, но тут уж как получится. Поскольку он всегда за справедливость, и в этом совершенно искренен, но зачастую не очень понимает, в чём именно она состоит.

Особая еврейская стезя – религия. Тут еврею нет и не будет равных. Не случайно у всех нормальных народов максимум по одному пророку, а у большинства и одного нет. Живут, ничего. А у евреев пророк на пророке и пророком погоняет. И, поскольку евреям прежних пророков мало, те из них, кто придерживаются ортодоксальной версии иудаизма, полагают, что Машиах - Спаситель ещё придёт, ждут его и ждать будут до конца времён.

Однако тут на помощь приходит политика, которая в новейшие времена с успехом заменила религию. По крайней мере, в той её части, которая требует от еврея жертвенности, самоотречения и борьбы за торжество светлых идеалов. Поскольку чего-чего, но жертв, страданий, борьбы и идеалов там достаточно. Что как нельзя лучше демонстрирует идея построения справедливого коммунистического общества. Которую Бен-Гурион сотоварищи и воплощали на Святой земле. Поскольку строили они не просто еврейское государство, но государство социалистическое. По крайней мере, пока не настанет Всемирная коммунистическая революция, в которую они искренне верили.

Для большей части еврейского народа, по крайней мере, после Холокоста, посещение Машиаха перешло в чисто теоретическую плоскость. Распад СССР сыграл ту же роль для коммунистической идеи. Какой, в самом деле, коммунизм, когда на дворе приватизация, и перестройка, и новое мышление? Свято место оказалось пусто. И вот тут на место прежних кумиров была очень удачно – как казалось её изобретателям, найдена идея мира на Ближнем Востоке. Вписавшаяся в идеологический вакуум и заполнившая его собой так, как только может идея заполнить пустоту в головах и душах людей.

Повторим: Машиах – коммунизм – ближневосточный мирный процесс. Три источника и три составные части еврейской национальной идеи в Государстве Израиль. Предмет не логических рассуждений, политического расчёта и выводов, основанных на фактах, но чистой веры. Которая не признаёт и не может признать ничего, что её опровергает. Откуда и всё то, что можно, не без изумления, наблюдать в этом безобразии, которое унесло куда больше еврейских и арабских жизней, чем любая война с терроризмом.

Вера эта была и остаётся односторонней. Шимон Перес и его сторонники в мир с Арафатом верили. Проблема была в том, что Арафат-то верил совсем в другие вещи. И он, и его соратники, с успехом используя то, что палестинцы справедливо считали и считают удачно подвернувшимся коллективным еврейским идиотизмом, повели борьбу за уничтожение Израиля в новых, комфортных условиях. За его же собственные деньги, при поддержке значительной части израильского истеблишмента и на территориях, которые находились под израильским контролем. Мечта террориста - иметь таких противников!

И, собственно, почему они должны были отказываться от предложенного? Если левые в Израиле почему-то решили заместить веру в коммунистическое общество верой в мир на Ближнем Востоке, так ведь не Арафат же их заставил это сделать. Сами решили. Он что, пытал их? Иголки под ногти загонял? Гипнотизировал? Обещал им что-то? Бегал за ними по всему свету, умоляя простить и принять его террористов в Газе и Иерихоне? Менял тон и смысл речей, обращённых к своим людям хоть на йоту? Нет, нет и нет.

Он был и оставался до самого конца абсолютно честен. Рабин, Перес и Клинтон хотели жать ему руку, называя раисом Палестины? Он со свойственным ему высокомерием дал им эту возможность. Они захотели превратить его из загнанного в угол революционера и террориста в государственного деятеля, принятого на высшем уровне? Почему бы нет. Он позволил им сделать это. Но вера в мир – была не его верой, а их. Он верил в революцию. И государство было для него не более, чем лозунгом – во имя продолжения бесконечной борьбы, ведущейся ради самой борьбы.

Попытка человека, не знакомого с тем, какой заряд адреналина получает революционер от самого процесса, который для него – всё, а цель, по сравнению с этим процессом, ничто, обречена. Как изначально обречена на неудачу попытка трезвенника и моралиста понять, что чувствует тяжёлый наркоман или заядлый алкоголик. Который не просто не может, но и не хочет избавиться от своей зависимости. И даже понимая, что она его погубит, вряд ли откажется от героина или водки.

Хотя, конечно, верить в то, что подкреплённая изрядными деньгами проповедь вреда излишеств и пороков для организма, кого-то излечит, не возбраняется. И финансовая поддержка тут не лишняя – она будет израсходована на очередную бутылку или дозу. Как и использовал Арафат, а после него Абу-Мазен деньги спонсоров Палестинской национальной администрации. Значительная часть которых шла и по сей день идёт на поддержку антиизраильского террора.

Сегодня, когда никакого мирного процесса больше нет, и только его спонсоры делают вид, что там что-то можно склеить, ПНА объединилась с ХАМАСом. И ясно, кто будет в этой связке главным. Идёт, вопреки всем обязательствам перед Израилем, закрепление позиций палестинцев в ООН. Активизируется пропаганда террора. Остаётся ждать, когда иссякнет терпение у израильского руководства. Хотя чего не жалко за хорошую идею…

Колумнист «МЗ» Евгений Сатановский - президент российского негосударственного Института Ближнего Востока


| 08.05.2014 03:33