МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=7678
Распечатать

Гора наша и... не наша

Лев Авенайс, "Луч"

Религия в сегодняшних сварах вокруг Храмовой горы, увы, вторична. А первична политика...


В июне 1967 года командир десантной бригады Моти Гур передал по радио: "Храмовая гора в наших руках. Повторяю - Храмовая гора в наших руках". Эти слова стали столь же каноническими в истории современного Израиля, как знаменитое ленинское: "Революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась" - в советской истории, или слова первого человека на Луне Нила Армстронга: "Это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества".

Вот с тех пор прошло почти полвека, а крылатая фраза Гура остается весьма двусмысленной. Вроде бы Храмовая гора и находится на территории, которую Израиль считает своей суверенной, но управляет ей некий орган под названием "статус-кво". И этот самый невидимый, но слышимый "статус-кво" разрешает молиться на Храмовой горе арбам, и не разрешает - евреям. То есть гора не то в наших руках, не то вовсе не в наших.

Противостояние на Храмовой горе. Фото: islamicinvitationturkey.com

И эта Храмовая гора по сей день выполняет функцию пороховой бочки, на которую время от времени усаживаются покурить то арабы, то евреи. А курение на бочке с порохом, как известно, чревато.

Я не силен в еврейской религии и уж тем более слаб в исламе. Курбан-байрам от рамадана отличаю с трудом, и "разблюдовку" банкетов в эти исламские священные даты знаю более чем приблизительно. Коран, в отличие от некоторых моих коллег, утверждающих, что сия священная книга призывает к убийству иноверцев и в ней Иерусалим точно не упоминается, я не читал. Правда, сильно подозреваю, что им тоже содержание Корана "напели", как Рабинович из анекдота напел Карузо. Во всяком случае, мусульмане, которые Коран точно читали, утверждают обратное.

В силу своей богословской неграмотности я не берусь оценить меру святости Храмовой горы в иудаизме и исламе. Более того, объездив практически весь Израиль, я так и не сподобился подняться на нее, в отличие от моих гостей из России и Латвии, которые неизменно восходили на эту святыню в рамках их экскурсий по Иерусалиму.

Но собственно, поскольку я человек глубоко светский, то особых страданий я от этого не испытываю. И не особых - тоже. И все таки, чужие религиозные чувства я привык уважать. Насколько я понял из доступных мне популярных источников, для глубоко верующих иудеев Храмовая гора - самое святое место. Но, как я опять же понял из разных публикаций, среди самих этих верующих и даже самых важных раввинов существуют серьезные разногласия насчет того, должны ли евреи в нынешний период своей истории подыматься и молиться на вершине Храмовой горы или это им запрещено соответствующими священными текстами и их многомудрыми толкованиями. Отмечу, что "запрещающей" точки зрения придерживается сам главный раввин Израиля. И почему я не должен ему верить? Я не знаю, кто прав среди наших религиозных авторитетов, кто не прав. Но меня, честно говоря, шокирует, когда в качестве аргумента наших монопольных "прав" на Храмовую гору утверждают, что, дескать, палестинцы вообще придумали миф про святость для ислама Храмовой горы лишь после 1967 года. Это страстно утверждала в дискуссии на радио РЭКА одна уважаемая университетская преподавательница крайне правых взглядов. Но я залезаю в "Электронную еврейскую энциклопедию" - вроде бы, серьезный источник - и читаю про место Храмовой горы (а, заодно, и Иерусалима) в исламе: " Святость Иерусалима основывается на первом стихе 17 суры (главы) Корана, в которой описывается, как Аллах «перенес ночью своего раба [то есть Мухаммада] от святыни неприкосновенной [то есть от святилища Кааба в Мекке] в мечеть отдаленнейшую [ал-маджид ал-Акса]». По общепринятому у мусульман мнению, в этой суре имеется в виду Храмовая гора в Иерусалиме, на которой впоследствии и была воздвигнута мечеть, названная ал-маджид ал-Акса. В начале своей религиозной деятельности Мухаммад молился, обратившись лицом к Иерусалиму, однако, убедившись в безуспешности попыток обратить евреев в новую веру, предписал поворачиваться во время молитвы лицом к Мекке (сура 2:136–139)".

Надо же, даже конкретные суры приведены! Не иначе, еврейскую энциклопедию писали антисемиты и враги еврейского народа.

Другой уважаемый ведущий столь же уважаемой русскоязычной радиостанции на голубом глазу утверждал, что поскольку у мусульман святой город - Мекка, то Иерусалим, соответственно, не может считаться святым. Ну, мусульманам даже жен разрешено иметь четыре, так почему бы им не иметь и три святых города: Мекку, Медину и Иерусалим? Если им так хочется. Вот, для некоторых евреев и украинская Умань - святая.

На этом я завершаю свой безнадежный богословский диспут с самим собой. Потому что религия в сегодняшних сварах вокруг Храмовой горы, увы, вторична. А первична политика. Начало второй интифады имеет абсолютно точную дату. 29 сентября 2000 года. Когда тогдашний лидер оппозиции Ариэль Шарон (тот еще религиозный цадик!) принципиально и демонстративно поднялся на Храмовую гору под охраной тысяч солдат исключительно с политической целью: показать, какой он крутой. Не арабам, а "хромой утке" - премьер-министру Эхуду Бараку. Да, версия, которой принято придерживаться в Израиле, гласит, что это "восхождение" (алия!) Шарона было лишь поводом, а не причиной интифады. И не будь его, дескать, Арафат нашел бы другой повод. История, увы, не знает сослагательного наклонения. Вряд ли кто-то со стопроцентной уверенностью может сказать, была бы Первая мировая война, если бы Гаврила Принцип не пристрелил эрцгерцога Фердинанда в Сараево? А вдруг как-нибудь обошлось бы без десяти миллионов убитых и большевистского переворота?

Я не знаю, какие мотивы двигали лидерами нашей страны, когда они подписывали нынешний "статус-кво" в отношении Храмовой горы. Может, они были чересчур благодушны, передавая права на гору ВАКФу и под покровительство иорданского короля. Может, недосмотрел министр обороны Моше Даян своим единственным глазом. Но я четко знаю одно - этот статус-кво должен быть сохранен и охраняем всей мощью еврейского государства, пока правительство Израиля не договорится со всеми заинтересованными сторонами о его изменении. Любая попытка "самодеятельности" в этом вопросе, демонстрации силы со стороны крайне правых с целью отнюдь не святой, а исключительно дабы получить с этого политические дивиденды (какие несомненно получил Шарон в том уже далеком 2000-м), есть провокация, могущая повлечь за собой очень тяжелые последствия. И платить за это будут своими жизнями евреи, которым теологические дискуссии вокруг того, кто, как, когда и где должен и может молиться, глубоко до лампочки.

Это, кстати, прекрасно понимает и глава правительства Биньямин Нетаниягу, публично подтвердив Иордании и всему миру свою приверженность статус-кво. Оттого, что на Храмовой горе пока не разрешены еврейские молитвы, она не стал менее святой для тех, кто в это верит. И уж точно, утверждение самих ревнителей Храмовой горы: "Есть Храмовая гора - есть Израиль, нет Храмовой горы - нет Израиля", доказывает, что с горой все в порядке. Относительном, конечно. Ведь Израиль - есть, и это для меня неоспоримо. Он - вокруг меня и я - в нем. А значит, как следует из правил формальной логики, и Храмовая гора есть. Только не надо поджигать фитиль провокаций, а то и впрямь плохо придется и горе, и Израилю, и всем-всем-всем...


| 28.11.2014 09:08