МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=8114
Распечатать

О «денацификации» Германии

Евгений Сатановский, Москва

Эти люди живьём детей закапывали и сжигали, а им за это нервы немного потреплют на суде….


Хорошо известно, что после войны в государства западного блока, включая ФРГ, или страны Третьего мира, нацисты бежали тысячами и десятками (а с членами семей – и сотнями) тысяч. Куда меньше людей знает, что это касалось и ГДР – казалось бы, первого кандидата на полную и окончательную денацификацию. В 1981 году в Западном Берлине немецкий историк Олаф Каппельт опубликовал «Коричневую книгу ГДР», в которой перечислил около 900 бывших членов НСДАП, ставших высокопоставленными функционерами Восточной Германии. Во втором издании книги этот список достиг тысячи фамилий.


В 1953 году в правящей в ГДР партии, СЕПГ, насчитывалось около 100 тысяч бывших членов НСДАП (8,6% её общего состава), а в руководстве этой партии их было 14%. Кроме того 25 мая 1948 года в ГДР была образована Национал-демократическая партия Германии (НДПГ), существовавшая до 1990 года, которая, как говорили сами немцы, формировалась ради интеграции в политическую жизнь страны «бывших нацистов и офицеров Вермахта» и была известна как «покровитель мелких нацистов». В этой партии, представленной в Народной палате ГДР, в 1953 году было 233 тысячи членов, а в конце 80-х – 110 тысяч.

Из числа высших руководителей ГДР можно вспомнить министра культуры в 1961-1965 годах Ганса Бентциена, вступившего в НСДАП в 1944, а в СЕПГ- в 1946 году. Вся его жизнь прошла на руководящих постах, вплоть до руководства телевидением ГДР. Фриц Мюллер, начальник Управления кадров ЦК СЕПГ с 1960 по 1990 (!) годы, с 1939 года состоял в НСДАП. Курт Блеха, руководитель пресс-службы при Совете министров ГДР, куратор информационного агентства АДН, отвечающий за информационную политику правительства, был членом нацистской партии с 1941 года.

Первый генеральный прокурор ГДР (с 1949 до 1960 года) Эрнст Мельцхаймер не был членом НСДАП, но с 1936 года до конца войны, как член Союза нацистских юристов, был юридическим советником в нацистских учреждениях – и полностью отвечал за практику их работы. Ханс Вальтер Ауст, с 1956 по 1969 год возглавлявший внешнеполитический печатный орган правительства ГДР «Дойче ауссенполитик», был членом НСДАП с 1933 года – и с 1934 являлся осведомителем гестапо в Имперском союзе немецких писателей.

Известный в ГДР искусствовед, театральный режиссёр и актёр Хорст Дреслер-Андресс, член НСДАП с 1930 года, был президентом Имперской палаты радио, отвечая за работу общегерманского радиовещания, а с 1939 года занимался партийно-пропагандистской работой в оккупированной Рейхом Польше. Декан юридического факультета и профессор Академии руководящих кадров ГДР, ректор Академии государства и права ГДР, депутат Народной палаты в 1950-1963 годах, юридический советник ЦК СЕПГ Герберт Крёгер не только состоял в НСДАП, но и был обершарфюрером СС.

Национальную народную армию ГДР также создавали бывшие нацисты, среди которых было два генерал-лейтенанта Вермахта. Командир 24-й танковой дивизии Рейха Арно фон Ленски возглавил танковые войска ГДР (со дня основания армии 1 марта 1956 года по 1958 год). Командующий 4-й армией Германии Винценц Мюллер в тот же период времени возглавлял Главный штаб армии и был заместителем министра национальной обороны ГДР. Оба генерала оставили посты в связи с уходом на пенсию. Однако они были далеко не единственными. Историк Генри Ляйде на основании документов из секретных архивов восточногерманской разведки «Штази» проследил судьбу 35 нацистов из высшего и среднего звена СС, гестапо и НСДАП, сделавших карьеру в тайной полиции и внешней разведке ГДР.

Причин всего вышесказанного три. Во-первых, в советской зоне оккупации к лету 1946 года проявился острый д ефицит квалифицированных кадров из-за массовых увольнений нацистов (как и на западе Германии). Во-вторых, бывшие нацисты боялись разоблачений и были легко управляемы. И, наконец, переход нацистов на коммунистические позиции и обратно – известный феномен. Обе идеологии выступали против буржуазной демократии, парламентаризма, капитализма и буржуазии, за социальное равенство и справедливость. В молодости Геббельс колебался между нацизмом и коммунизмом, в 1925 году он написал статью с характерным названием «Беседа с другом-коммунистом». Да и Гитлер говорил, что хороший национал-социалист может получиться из бывшего коммуниста и никогда не получится из бывшего социал-демократа. История ГДР доказала возможность обратной трансформации – с блестящими результатами для бывших нацистов.

И вот теперь, как говорят в популярной с конца 80-х отечественной телевизионной игре: «Внимание, вопрос». Сколько стоит справедливость? Не вообще (теоретически тут всем понятно, что она бесценна), а конкретная? В отношении конкретных людей — тех же евреев после Холокоста? Ответ: ноль. Ничего она не стоит. И не стоила. По сравнению с жизнью их палачей — почтенных членов общества, у каждого из которых найдутся дети и внуки, симпатизирующие им соседи и коллеги. И не стоит забывать об их адвокатах! У которых всегда найдётся пара-тройка уловок, чтобы увести клиентов от ответственности.

В Соединённых Штатах и Канаде, Австралии и Новой Зеландии, Южноафриканской Республике и Аргентине, Марокко и Бразилии, Чили и Турции, Иране и Египте... Сколько там, в итоге, осело нацистов? Сколько из них были сотрудниками гестапо? Эсэсовцами? Членами зондеркоманд и айнзацгрупп? Кто их считал — кому это нужно… Причём, современная юриспруденция не терпит смертных приговоров. Они её раздражают и компрометируют. В лучшем случае длительные сроки заключения, с поражением в правах. Или ещё что-нибудь столь же «адекватное» содеянному.

Эти люди живьём детей закапывали и сжигали, а им за это нервы немного потреплют на суде. И суд этот, если дело до него вообще дойдёт, как правило, ничем не закончится. Или освобождением «за давностью лет». Или по амнистии. Или вообще - «за недостаточной доказанностью преступления». Улик мало, показания свидетелей не те. Не убедили судью. В отличие от лоббирования местной, обычно богатой и влиятельной немецкой общины. Или литовской, эстонской, да хоть и украинской — мало там национальных частей было? От евреев и цыган малую родину очистить во славу Фатерланда и тысячелетнего Рейха — это для всех них было святое. Кто же знал, чем всё в итоге закончится...


Колумнист «МЗ» Евгений Сатановский - президент российского негосударственного Института Ближнего Востока


| 22.05.2015 12:36