МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=8115
Распечатать

Народный дурак

Давид Маркиш, Ор-Иегуда

В послевыборном недолгом затишье не хочется думать о неизбежных политических бурях…


В послевыборном недолгом затишье - обманчивом, но таком приятном, в молочном тумане штиля не хочется думать о неизбежных политических бурях, нас подстерегающих. А хочется, расслабившись, думать «о вечном»: о змеиных извивах Истории, о судьбах народов, о «своих» и «чужих», из коих составлен мир.


Павел Филонов (1883-1941), «Победитель города», 1914-1915

"Свой" существует в семье, шире – присутствует в племени; в народе его уже не сыщешь, он выдуман для самоутверждения плебса либо в целях политической рекламы. Смотрите и любуйтесь: народный человек – твёрдый взгляд, крутой подбородок, широкие плечи развёрнуты, иногда держит молоток в мускулистой лапе. Как хряпнет с размаху – мало никому не покажется! Таким его изображали на нашей «промежуточной родине» – в СССР, стране Красного фараона. Мы к нему привыкли, некоторые по сей день на него оглядываются…

Народный человек. Человек из народа. Лицо родной толпы. Художник Филонов, умерший от голода в блокадном Ленинграде, умел его выхватывать и переносить на полотно.

Публика почему-то склонна подравниваться к этому плакатно-гипсовому придуманному придурку: как-никак, в своё время одобренный "наверху" пример для подражания, сильный самец с чистой совестью, представление о которой у "человека с улицы" довольно-таки размыто. На этот-то образчик, олицетворяющий несуществующую на белом свете, но назойливо утверждаемую пропагандой "волю народную", списываются глупость и оперативные подлости властей предержащих. Так с самого истока было в Совке: "…созданный волей народа великий, могучий Советский Союз", хотя к этому преступлению какой бы то ни было народ не имел ни малейшего отношения. Так и нынче: войны и диверсии против бывших колоний, убийства врагов режима, извращение Истории, комедийная постановка демократических выборов – всё это творится по "воле народа", с одобрения того народного дебила с накачанными ляжками и молотком наизготовку.

И ничего тут не поделаешь, пока ветер Истории не изменит свой вектор и не развернёт флюгер "народного единства" в другую сторону. Подует – и развернёт. И народный дурак с молотком будет душевно славить и благодарить новый политический расклад.

А что ему ещё остаётся, на его оштукатуренном пьедестале? Общение со звёздами? Так ведь он не умеет, он – народный дурак, а не хитроумный мошенник.

Тут и не сообразишь сразу, кто лучше. Наверно, "оба лучше".

Народные дураки составляют большинство всякого общества. Это надо принять, с этим надо смириться. Расслоение происходит не от запаса денег в чулке, а от запаса мыслей в башке.

Но и тут не всё так просто. Мыслей "тьмы и тьмы" – не сосчитать и не измерить. Ни начала у них нет, ни конца – они как Вселенная, которую осознать человеку с его куриным воображением никак невозможно. Ни понять, ни, тем более, осознать. А мысли клубятся, как нестройный грай, их разлёт достиг бы окраин Вселенной, если б они у неё были. Чего там только нет, в этом великом клубке мыслей! Один мой приятель был одержим идеей построить лифт на Луну и за умеренную плату возить туда всех желающих, предоставляя скидку школьникам и инвалидам ВОВ. Он не был клиническим безумцем, этот мой приятель, совсем напротив. На хлеб он зарабатывал тем, что в опасные 60-е годы фотографировал на Красной площади желающих запечатлеться на фоне кремлёвской стены или Мавзолея с залегшим там Ульяновым. Приезжие со всей страны толпились здесь во множестве, и каждый из множества был не против запечатлеться на память. Но мой приятель щёлкал своим "Зенитом" с оглядкой: фото-промысел приравнивался к частной предпринимательской деятельности и находился под запретом. За такую коммерцию на Красной площади можно было схлопотать лет пять-шесть. Мой приятель знал правила конспирации и сновал по режимной площади, как карась в мутной воде пруда.

Что же до подъёма в лифте на Луну, то дело тут обстояло не так хорошо. Советская власть в лице секретаря патентного фонда АН СССР, к которому обратился приятель, отнеслась к дерзкой мысли скептически и дала совет выкинуть её из головы для собственной же пользы мыслителя. Ничего хорошего от советской власти мой приятель, совершенно русский народный человек, не ждал. Убедившись в своей проницательности на этот счёт, он подавил в себе голос патриотизма и решил предложить свою мысль израильскому правительству в обмен на разрешение эмигрировать в Святую землю. Щуря близорукие глаза за толстыми стёклами очков, он поделился со мной конфиденциальной информацией: у него хранится в голове ещё немало потрясающих мыслей, и по прибытии на родину Иисуса Христа он их непременно реализует.

Лучше лунная мысль, чем никакая, это же ясно. Но и от перебора таких мыслей становится не по себе. Появляется желание немного поговорить с вменяемыми людьми, каких насчитывается, говорят, не более одного единственного процента от всякого народа и племени и которые составляют интеллигенцию. Пусть она называется прослойка, прокладка, корочка – как угодно! Няня моя, хопёрская казачка, любила повторять: "Назови хоть горшком, только в печку не сажай".

Для нас, евреев, это звучит особенно актуально.


| 22.05.2015 12:40