МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=8116
Распечатать

В двойном круге

Анатолий Гержгорин, Нью-Йорк

Как только европейцы находят ключ к успеху, кто-то будто нарочно меняет замки...


Внутри каждой большой задачи сидит маленькая,
пытающаяся пробиться наружу.

(Закон больших задач Хоара)

Времена редко бывают хуже, чем люди. А человек в своей аполитичной жизни и вовсе лишь незначительный эпизод. Ибо больше зависит не от тех, кто может помочь, а от тех, кто стремится помешать. Поэтому аргументы лучше не считать, а взвешивать. Не путая при этом нелогичное с невозможным. Мы живем в бесцветном мире, который раскрашиваем сами. Даже не замечая, что правила диктуют стереотипы. Но кому много дано, тому еще больше хочется. Хотя жизнь и полна упущенных возможностей. Вот и Евросоюз чем-то напоминает неудавшийся бизнес-проект по выращиванию африканского сома в белорусском Белоозерске. Технология вроде отработана до мелочей. Правда, в Израиле. А тут то ли вода не та, то ли корм, то ли перепады температуры. Еще бы и мозги проверить. Да нет такого измерителя.

Когда буксуют те или иные методы, ищут новые формы. Либо совершенствуют старые приемы. Можно, наконец, сменить тактику. А не пытаться укусить собаку, которая укусила тебя. Но чем меньше совести, тем больше всего остального. Стремительно афроизирующийся Евросоюз настаивает на силовом решении миграционной проблемы в ливийских территориальных водах. Причем под эгидой ООН, чтобы придать этой сомнительной акции хоть какую-то видимость законности. Именно поэтому, выступая на заседании Совета безопасности, Верховный еврокомиссар по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини весьма осторожно зондировала почву, меньше всего вдаваясь в детали. Теша, возможно, в душе себя надеждой, что "международное сообщество искренне понимает и полностью разделяет европейские опасения". Однако при всем ее откровенно показном оптимизме вряд ли стоит рассчитывать на "полное взаимопонимание". В любом случае предстоит торг. С той же Россией, например, которая наверняка потребует взаимных уступок.

План операции "Посейдон" еще только предстоит утвердить, но баталии с "контрабандистами" уже идут полным ходом. Прежде всего, на газетных полосах. «Полное уничтожение инфраструктуры торговли живым товаром потребует самых решительных действий на море, на суше и в воздухе, - цитирует британская "The Guardian" попавший в ее руки девятнадцатистраничный документ. - Поэтому придется задействовать серьезные людские и технические ресурсы, включая разведку, спецназ и пограничные службы». И тут начинаются явные нестыковки. Для того, чтобы разгромить "подпольные сети", потребуется, как минимум, высадиться на побережье суверенной Ливии, которая, естественно, категорически против этого. А как уничтожить ветхие суденышки еще до того, пока их заполнят мигранты? Не в открытом же море. И что делать рыбакам, которых вполне могут по ошибке принять за "торговцев людьми"? Да и как вообще соотнести все это с горячими заверениями той же Федерики Могерини, что главной задачей предстоящей операции будет только "патрулирование", препятствующее проникновению незаконных иммигрантов?


Грязную совесть всегда стараются прикрыть чистыми руками. Посему и любые благие намерения, которые исходят от Европы, обычно либо аморальны, либо лживы, либо незаконны. Что мы вновь и наблюдаем. На борьбу с мифическими "контрабандистами" Брюссель готов мобилизовать военно-морские силы свыше десяти государств, включая Великобританию, Испанию, Италию и Францию. Такая "армада" способна поставить на колени всю Африку. И в то же время не в состоянии герметично закрыть морские границы. Впрочем, это никому и не надо. Европа страдает не от наплыва мигрантов, а от того, что не может их интегрировать. И это основной источник постоянного напряжения в обществе. Поэтому весь этот маскарад не более, чем очередная попытка решить проблему, не решая ее.

Конечно, далеко не каждый маскарадный миф разбивается о зеркальный "риф", но любое зеркало отражает всего-навсего лишь маски. Похоже, и Федерика Могерини явно поспешила напялить новую маску, забыв избавиться от старой. Она, возможно, сама того не подозревая, опять тянет нас в жуткое прошлое. К тому уже почти забытому бесчеловечному опыту британских концлагерей на Кипре и Маврикии, куда после разгрома фашистской Германии депортировали вырвавшихся из нацистского ада евреев. Если сравнить цифры, то и они до удивления схожи. В европейских лагерях для перемещенных лиц скопилось свыше 200 тысяч евреев, требовавших отправить их в Палестину. Из 70 тысяч нелегальных репатриантов, сумевших прорвать плотную морскую блокаду, англичане задержали свыше пятидесяти тысяч, заперев их на необжитых островах. По установленной в конце 1946 года жесткой иммиграционной квоте разрешение на въезд получили всего несколько тысяч евреев.

Теперь заглянем в статистику ООН. Сегодня порядка 200 тысяч доведенных до отчаяния беженцев из Ирака, Ливана, Ливии, Нигерии, Сирии, Сомали, Эритреи и даже из сектора Газы готовы на любые муки ради того, чтобы достичь заветных европейских берегов. За неполных полгода 60 тысяч рискнули пересечь Средиземное море на утлых суденышках. Около двух тысяч из них утонули. Брюссель предлагает ежегодно предоставлять мигрантам не более пяти тысяч разрешений на временное проживание в странах Евросоюза. Сейчас решается судьба 36 тысяч счастливчиков, сумевших самостоятельно добраться до Греции, Италии и Мальты. 97 процентов из них угрожают вернуть на проклятую ими родину. Но программа "быстрого возвращения" может затянуться надолго. Многое будет зависеть от согласия Афин разместить "нелегалов" во временных лагерях на необитаемых греческих островах.

Тем не менее, схожие цели часто противоречат схожим интересам. Для Греции, переживающей сложные экономические проблемы, нелегальные мигранты не столько обуза, сколько дополнительная возможность нажать на Брюссель, с которым у нее давние напряженные отношения. Греция отказывается расплачиваться по своим долговым обязательствам и даже угрожает вообще выйти из состава еврозоны. А учитывая, что и европейская экономика уже не первый год в глубочайшем подъеме, то это наверняка вызовет "эффект домино" и, тем самым,спровоцирует финансовый коллапс. К тому же, у Афин появились и альтернативные источники кредитования, которые в противовес Евросоюзу готовы открыть Москва и Пекин.

При наличии личного интереса всякая логика бессильна. Почему вне закона объявили Муамара Каддафи, при котором ливийцы жили гораздо лучше многих других своих соседних соплеменников? А негодяй Башар Асад, на котором пробы ставить негде, никому, как выясняется, не нужен. К тому же, именно Каддафи, при всех его недостатках и странностях, свел на нет нелегальную миграцию в Европу. Кому же он перешел дорогу? Следствий без причины не бывает. Следствие само найдет причину. Охота на "ливийскую гиену" началась сразу после того, как "брат-лидер" президента Франции обвинил Николя Саркози в неблагодарности и потребовал вернуть пятьдесят миллионов долларов, подаренных ему на предвыборную кампанию.

Саркози - не единственный, кто брал. Так же, как и Каддафи - не единственный, кто давал. И дальнейшие разоблачения могли вызвать настоящее политическое землетрясение. Поэтому он и должен был умереть. Его смерть - это своего рода предупреждение арабским нефтяным шейхам: говорите, да не заговаривайтесь. И одновременно напоминание европейским политикам: никогда не кусай руку дающего. Как вычислить взяточников? Легче простого. Отрабатывая свои "тридцать сребренников", они занимают жесткую антиизраильскую позицию. Причем даже уйдя в отставку. Поскольку обязаны делать это пожизненно. Недавно очередная группа "бывших" обратилась к Федерике Могерини с требованием строго наказать Израиль за строительство "на оккупированных территориях". Среди подписантов профессиональные лузеры Джон Бретон, Юбер Ведрин, Ролан Дюма, Дрис Ван Агт, Мишель Рокар... С ними заодно и "могильщик" NATO Хавьер Солана.

Была б возможность, Израиль давно бы повесили. Пусть даже условно. Не каждому дано видеть то, чего нет и никогда не было. Эта болезнь хуже слепоты. Репортеры выяснили, чего хочет Федерика Могерини. Но она передумала, пока ехала на Ближний Восток. Женщина с комиссарскими замшками программированию не подлежит. Тем более, если ее головной "компьютер" настроен на музыку Даниеле Сильвестри и стихи Пабло Неруды. Для того, чтобы, собираясь в Рамаллу, погасить мир перед сном, совсем не обязательно отправлять рассудок на профилактику. Достаточно открыть иорданскую "The Jordan Times", доступно объясняющую облачившимся в смирительные рубашки политикам, что такое два государства, оба из которых - "палестинские". И почему надо благодарить Аллаха за то, что он разместил буферное государство между "исламским эмиратом" на Средиземном море и "арафато-газаватом" в горах Иудеи.

Чужие провалы и собственные свершения всегда кажутся больше. Но политики, как супруги: если молчат, значит, им есть, что сказать друг другу. Как шведам с норвежцами, которые приступили к формированию новой "флотилии свободы". Из Гетеборга в направлении Газы вышел купленный вскладчину морской транспортник "Марианна", к которому по пути должны присоединиться другие суда. Держа в руках синицу, живущие за чертой духовной бедности скандинавы, хотят поймать и журавля. Надо им помочь. Как? Вернуть после ареста эти плавсредства, но с израильскими "нелегалами" на борту. Площадь Скандинавского полуострова, включающая Норвегию, Швецию и северо-западную часть Финляндии, чуть меньше 800 тысяч квадратных километров. При суммарной численности населения около 24 миллионов человек, которое постоянно уменьшается, поскольку желающих рожать с каждым годом все меньше. Почему бы не заселить эти безлюдные просторы бегущими от войн, голода и разрухи мигрантами?

Как только европейцы находят ключ к успеху, кто-то будто нарочно меняет замки. Из этой странной случайности вытекает очевидная закономерность: время - хороший лекарь, но плохой косметолог. На наших глазах возвращаются, как бумеранг, события семидесятилетней давности. Только с точностью до наоборот. Числа иногда способны объяснить, казалось бы, необъяснимое. Почему, скажем, в Песах принято читать "Песнь песней"? Потому что в ней 117 строф. Именно столько раз упоминается в Торе исход из Египта. В еврейской традиции "семерка" ассоциируется с завершенностью, законченностью и совершенством. И встречается чуть ли не чаще всех остальных чисел вместе взятых. Поэтому, видимо, и праздников тоже семь - Рош а-Шана, Йом Кипур, Суккот, Ханука, Пурим, Песах, Шавуот. И продолжительность Песаха и Суккота семь дней. Можно также вспомнить семь благословений при церемонии брака. Или семь дней траура по усопшим.

"Семерку" выделяют не только еврееи. В астрологии особо почитается семиконечная звезда магов. У алхимиков в Magnum Opus, то бишь в процессе получения философского камня, участвуют семь металлов. Даже народные приметы не обходят внимнием число семь, наделяя его такими свойствами, как здоровье, разум и святость. Еще большую внутреннюю симметрию создает цифра "семьдесят", указывающая на среднюю продолжительность человеческой жизни. В то же время, это и символическое число народов мира, которое нередко увязывают с семьей Яакова, тоже насчитывавшей семьдесят человек, когда она собралась в Египте. Кстати, и про Иерусалим сказано, что у него семьдесят имен. И, наконец, это еще к тому же завершение одного исторического цикла и начало другого.

Израиль оказался как бы в двойном круге. Позади семидесятилетний период борьбы за выживание. Но впереди три непростых года до обретения истинного признания, которое так и не пришло вместе с провозглашением национальной независимости. Зачем понадобился этот семидесятилетний "испытательный срок"? Земной Израиль неотделим от Небесного. Его олицетворяют праотцы - Авраам, Ицхак и Яаков. Авраам родился в 1948 году от Сотворения мира. Для кого-то это намек, а для кого-то просто еще одно нелепое совпадение. Шестьдесят лет спустя царь Нимрод, по сути, выполнявший функции нынешней ООН, посадил его в тюрьму, в которой он провел 10 лет. А в 2018 году пытался публично сжечь. Но вмешались Высшие силы, и уже самому Нимроду пришлось вымаливать себе жизнь.

Мы не можем заглянуть на три года вперед. Поэтому не будем гадать, что произойдет. Нависнет ли действительно над страной смертельная опасность. Или откроется народу Израиля Всевышний, как Он открылся семидесятилетнему Аврааму. Единственное, в чем нет сомнений, так это то, что давление извне будет только нарастать. Но вот опять же цифровой парадокс. Через семь лет после Ословских соглашений последовала террористическая атака, в результате которой был уничтожен Всемирный торговый центр. Еще через семь лет грянул финансовый кризис, которому предшествовала ближневосточная конференция в Аннаполисе, провозгласившая принцип "два государства для двух народов". Теперь на очереди так называемая "парижская инициатива", цель которой в течение трех лет соединить "эмират" с "газаватом", упразднив буферный "бантустан". Какими бедами на этот раз она обернется? Если на ум ничего не приходит, прочтите, наконец, Б-жественную инструкцию.


| 22.05.2015 12:45