МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=8117
Распечатать

Памела Геллер, еврейская героиня,
против «ползучего шариата»

Борис Гулько, Нью-Джерси




Одно из самых негативных слов в языке – рабство. Как нация, евреи родились, вырвавшись из египетского рабства. В рабство мы угодили незаметно, рассказывает мидраш. Фараон объявил воскресник, и мы покорно явились. Пришёл, наверное, и сам фараон. Возможно даже, помог нести бревно как Ильич на знаменитой фотографии. На следующий день фараон назначил новый воскресник. А потом сделал для евреев воскресники ежедневными и участие в них обязательным. Тора не зафиксировала никаких протестов со стороны евреев.


Освобождение из египетского рабства было событием радостным. Но после свидания со Всевышним у горы Синай, заключения с Ним союза и получения заповедей народ осознал, что поменял одну несвободуна другую: этого не ешь, с тем не переспи. В Шаббат телевизор не включи. Всё же наша новая несвобода была аналогична скорее супружеским отношениям, чем рабству. Евреям в этих отношениях отводилась роль жены, а мужем стал сам Всевышний. О такой нашей доле говорится в ТАНАХе. Например, ей посвящена Песнь песней.

Положение жены отличается от рабскогоналичием у жены свободы воли. Например, жена может изменить. Пророк Хошеа говорит о нашем пути: «…распутничала мать их… так как говорила: «Пойду за любовниками моими…»… И погонится она за любовниками своими, но не догонит их; и будет искать их, но не найдёт; и скажет: «Пойду и возвращусь я к Первому Мужу моему, ибо было мне тогда лучше, чем теперь… И будет в тот день, – сказал Господь, – назовёшь ты меня «Муж мой»…» (2:7-18).

13 веков спустя после нашего «брака» часть заповедей Всевышнего приняли на себя христиане. Они приобрели статус, аналогичный положению скорее наложницы Всевышнего, чем жены: в их отношениях играет роль посредник, да и обязательств у христиан перед Богом значительно меньше, чем у евреев – ни тебе кашрута, ни Шаббата, ни законов ниды.

Как бывает в такого рода отношениях, «наложница»стала ревновать и столетия ужасно притесняла «жену». После воссоздания Израиля, когда «жена» обрела свой собственный дом, отношения выправились, и сейчас американские христиане-евангелисты рьяно поддерживают Израиль. Нас связывает созданная совместно, на основании заповедей Творца, цивилизация, именуемая в Америке иудео-христианской.

Массовый бунт против союза с Творцом повели, начиная со второй половины 19 века, атеисты-марксисты. Им удалось освободить народы Российской империи от религиозных запретов, от эксплуатации человека человеком, от имущественного неравенства. Взамен они создали тиранию, невиданную в истории. Этот эксперимент завершился в конце 20 века оглушительным провалом.

Следующий бунт против несвобод иудео-христианской цивилизации подняла западная молодёжь в 60-е годы 20 века. Полвека эти революционеры создают либеральное общество небывалых свобод. Освобождается от запретов Торы сексуальность людей. В некоторых европейских странах даже говорят и пишут о легализации инцеста. Люди освобождены от семейных уз – институт брака рушится, и мало связан с деторождением. Не давят больше национальные рамки и традиции – государства Европы отменили свои границы, и к ним хлынули переселенцы из Африки и Азии. В США президент Обама фактически открыл южную границу. Стираются различия полов – в некоторых американских штатах в метрику уже не вписывают пол ребёнка, предлагая тому определить свой пол позже. Щедрые социальные программы освобождают людей от необходимости зарабатывать хлеб насущный.

И вот, оказавшись в таком раю, люди неожиданно обнаружили, что они потеряли свободу, которую имели до начала либеральной революции. Корневая для американизма Первая поправка к Конституции о свободе слова уже «напоминает/ покойной бабушки портрет./ – Портрет висит в парадной комнате, а бабушки давно уж нет», – как писал по другому поводу Игорь Губерман. Свободу слова заменила навязанная либерализмом обществу «политкорректность». Неаккуратное замечание о «священных коровах» либерализма: гомосексуализме, феминизме, вопросе расы, исламе, неожиданно произведённом в такие «коровы», может навсегда разрушить карьеру человека. Так, копта-христианина, снявшего небольшой ролик о Магомете, администрация Обамы нашла способ упечь в тюрьму.

Мой сосед-американец, рассказывая историю о чернокожих, переходит на шёпот, как делали люди в ССССР, говоря о Солженицыне или о Сахарове. Когда старик-еврей попросил в постели свою содержанку не красоваться перед ним со своими чёрными любовниками, а она это записала и озвучила в СМИ, старик за свой «расизм» подвергся в США травле более яростной, чем Борис Пастернак в СССР после того, как напечатал за границей роман «Доктор Живаго». Директор организации чернокожих в Лос-Анджелесе, смело признавшийся, что тот старик – его фамилия Стерлинг – щедро субсидировал его организацию, за такое предательство был немедленно изгнан со своей должности.

Американские высшие учебные заведения стали напоминать Китай времён «культурной революции» и хунвэйбинов. Либеральная журналистка Кирстен Пауэрс, в либеральнейшем The Daily Beast в статье от 11 мая «Как либералы разрушили колледжи» живописует это. Один пример: «В ноябре 2013 года больше двух дюжин студентов Калифорнийского университета ввалились в аудиторию и заявили своему профессору протест ввиду «враждебного и опасного климата для небелых студентов». Протестанты обвиняли профессора в расовой «микро-агрессии» с его стороны. Термин этот, поясняет Пауэрс, был изобретён в 70-е годы, и «буквально всё может считаться микро-агрессией». В данном случае, профессор провинился, указав студенту, что слова «коренные народы» пишутся по правилам орфографии с маленькой буквы, в отличие он названий наций, которые начинаются в английском с заглавной. Комиссия университета рассмотрела жалобу и лишила уважаемого 79-летнего профессора Вала Руста права преподавания на один год.

Недавно Эд Миллибенд, лидер лейбористов, провалившихся на последних выборах, призывал ввести в Англии специальный «закон против исламофобии». Сердечное расположение либерализма к исламу парадоксально. Ведь в исламе такие дорогие либерализму понятия как права гомосексуалистов и феминизм являются табу. Я думаю, секрет такого расположения – это объединяющее либералов и мусульман отвержение основы их общего врага иудео-христианской цивилизации – еврейской Библии. И, как следствие этого отвержения, – дурные чувства союзников к сионизму и к Израилю –этой яркой демонстрации истинности Библии и её предсказаний. Если сионизм и Израиль преуспеют, а они до обидного явно преуспевают, то неверными окажутся предпосылки и либерализма, и ислама. Поэтому странные союзники - либерализм и ислам - столь фанатично стремятся разрушить еврейское государство. И либерализм готов закрывать глаза на несовместимость ислама со многими своими постулатами. Их объединяют общие враги – еврейская Библия и Израиль.

Памела Геллер. Фото: shalomlife.com

Отсюда становится понятной столь неожиданная реакция либеральной Америки на атаку мусульманских террористов против зала, в котором современная еврейская героиня Памела Геллер проводила конкурс изображений Мухаммеда. Борясь против «ползучего шариата» – распространения законов ислама на Америку, Памела (мы часто называем наших героев только по именам. Кто знает фамилии Яэль или Эстер?) поставила свою жизнь в большую опасность. Она отвергла рабство навязываемых ей и всем нам установлений Корана.

У мусульман было столько же оснований атаковать конкурс изображений Мухаммеда, как у ортодоксальных евреев, скажем, стрелять по некошерной мясницкой, или в Шаббат бросить гранату в проезжающий автомобиль. И, тем не менее, либеральная Америка завизжала в один голос о вине Памелы в гибели «двоих людей». Я знаю даже ортодоксальных евреев, осуждающих Памелу.

Мне представляется, контекст «свободы слова», в котором принято рассматривать конфликт вокруг конкурса изображений Мухаммеда, неверен. Никакой свободы слова в Америке, как показано выше, давно нет. В понятиях либералов конкурс Памелы вполне вписывается в разряд даже не «микро-агрессии», а настоящей агрессии против меньшинства. Цель конкурса и споры вокруг него сводятся к большей проблеме – уступим ли мы нашу физическую свободу новым «фараонам»?

Слово «ислам» переводится как «подчинение». И забота мусульман – подчинить всех людей в Америке своим законам – шариату. Запрет изображения Мухаммеда – только начальный шаг в этом процессе. Ныне американцы совершают куда больший. С подачи Обамы стало принято ставить перед именем «Мухаммед» слово «пророк». Произносящий это сочетание слов признаёт, что Коран дан людям Богом. То есть, такой человек фактически становится мусульманином. Что поделаешь: или вы считаете, что Коран – это аберрация, и можете оставаться тем, кто вы есть, или вы признаёте Мухаммеда пророком, и тогда Коран – божественная истина; а, следовательно, вы хоть и плохой, пьющий вино и не совершающий намаз, но мусульманин.

Той же стратегии ползучей экспансии придерживаются либералы, например, в их стремлении гомосексуализировать Америку. Пока под атакой находятся цветочники и кондитеры – их штрафуют за отказ участвовать в украшении гейских свадеб, но уже появились статьи о проблемах с этим процессом в религиозных колледжах. Тяжёлой станет битва вокруг «освящения» гейских «браков» официальной религией. Ведь или Библия, или такие «браки». Выстоят ли в этой битве церкви и синагоги, когда либеральное государство попытается принуждать их к религиозным обрядам «освящения» гейских «браков»?

Я счёл бы нашу цивилизацию, находящуюся под объединённой атакой либерализма и ислама, обречённой, но остаётся надежда на вмешательство Свыше. Ведь в инциденте у здания конкурса Памелы было зафиксировано открытое чудо. Двое террористов в бронежилетах, палившие из автоматов, были уничтожены 60-летним дорожным полицейским, вооружённым лишь табельным пистолетом. Тому, кто хоть раз в жизни стрелял из пистолета, понятно, что без помощи Небес такое произойти не могло.

По свойственному мне скептицизму допускаю, однако, что там у них где-то в кустах прятался настоящий снайпер, вооружённый карабином с оптическим прицелом. Такой снайпер сильно испортил бы замечательную историю.


Колумнист «МЗ» Борис Гулько - публицист, эссеист, мемуарист, международный гроссмейстер по шахматам



* * *


Мемуары Бориса Гулько
ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЕРЕСАДКАМИ
Три книги воспоминаний.
397 страниц, включая фотографии.
Очерки о чемпионах мира от Ботвинника до Каспарова
и о других великих шахматистах.
$26, включая пересылку по США и Канаде.
Мир еврея. Избранные эссе
с начала тысячелетия до 2012 года. 269 страниц.

20 долларов, включая пересылку по США и Канаде.
Заказать книгу можно у автора: gmgulko@gmail.com
Книга продаётся также на Amazon и Amazon Europe


| 22.05.2015 12:56