МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=8142
Распечатать

Холь

Эстер Пастернак, Ариэль

Ничего примечательного в этом городе не было, кроме «Площади бумажных птиц»…

בס"ד

"Нашел ее <Ноах> в углу ковчега. Сказал ей: "Ты не просишь еды?
Ответила она: "Увидела я, что ты занят, и не хотела тебя утруждать".
Сказал Ноах: "Да будет воля Всевышнего, чтобы ты не умирала".
Как сказано: "... и как холь будет множество дней моих" [1].


Ничего примечательного в этом городе не было, кроме площади под названием "Площадь бумажных птиц". Сюда, после утомительных странствий слетались на отдых усталые птицы, здесь они уходили в сон.


Ослепительно горели голубые шторки небес. Мальчик принес зеркало и поставил его на открытой площади. Окружив шумный фонтан, десятки птиц следили за серебряными запонками крупных брызг. "Почему они не щебечут?" – сконфуженно думал мальчик. Принц протянул ему шляпу и повернулся, чтобы уйти. В зеркале было видно, как он удаляется с площади, по дороге переходя из одной комнаты дворца в другую. В вязкой, как нектар агавы тянучке полдня утопали незримые лабиринты шорохов и всхлипы птенцов. Расширенные зрачки птиц, похожие на замочные скважины, поглощали свет.

Путаясь в кронах деревьев, солнце медленно опускалось на землю. Стоя у окна, принц наблюдал за движением красного диска. Солнце напоминало ему дворцовую роскошь – длинную анфиладу комнат, белую лепнину потолков, ярко горящие лампы, зеркала в золоченых рамах, старинную мебель. Принц смотрел, как опускается солнце и думал о том, что человек по воле Бога обретается в постоянном странствовании, а птицы в непрестанном кочевье.

К вечеру работники установили на площади сцену – город готовился к представлению бродячего театра. Катаясь на щуплых тележках туч, птицы тянули закат из соломинок осеннего пергамента. Вокруг плавал гомон бестолковой суеты и праздного веселья. Мальчик пробился сквозь толчею и встал рядом с принцем. Высоко над ними висел ковер-самолет иллюзорного неба, а внизу содрогались ступени настоящего, не театрального мира.

Принц глядел на красное половодье заката и думал: "Жизнь — как уходящая тень, - так говорит Танах. Чья же это тень, - тень от башни, или тень от дерева? Ни то, ни другое - это тень от летящей птицы, ибо улетает птица, и не остается ничего,- ни птицы, ни тени" [2].

Не дождавшись обещанного фейерверка, мальчик выбрался из толпы и сел под серебристый абажур звезд. Он знал назубок названия улиц, знал, как сократить дорогу к площади, знал все ходы и выходы проулков, в которых не раз прятался. Развернутыми лентами падал на каменные плиты фонарный свет и, казалось, что перевернутые созвездия скатываются на противоположную сторону улицы. Мальчик поднял голову и замер - заболевшее небо горело цветной сыпью, осыпаясь колышущимися лепестками легких, как вата, серебристо-красных гвоздик.

Поднебесье наполнилось пересекающимися спиралями, хлопаньем крыльев. Издали птицы смотрелись большими черными родинками. Узкоголовые, они налетали одна на другую, отдалялись и снова возвращались в стаю. В буйных перьях пряча изъяны, птицы слепыми клювами взрывали пустотелое пространство. Бумажные клювы, обмакнутые в красную медь открывались и закрывались в птичьей речи, которую никто здесь не понимал. Мальчик был поглощен невиданным зрелищем, он знал, что никогда не забудет эту сияющую, долгую ночь. Мнимый город запутанных улиц лежал перед ним открытой картой, и достаточно было глянуть в нее, как становилось ясно, что все дороги ведут к площади бумажных птиц.

"И взяла она <Хава> от его плодов и ела,
и дала она также мужу своему при ней, и он ел.
Из слова "также" учим, что дала животным и птицам.
Все послушались её, кроме птицы под названием "холь" [3].


От усталости у мальчика начали слипаться глаза, и он намеривался покинуть площадь, как внезапно небесный свод, наполнившись ангелами, накрыл его с головой, дабы не видел он, как на самой кромке земли, на пограничье золотой ромашки и пурпурного аканта занималась игра - последняя ставка вечности перед огромной, надвигающейся ночью небытия.

Март 2015
Ариэль

Примечания:
[1] Санедрин 108 б; Шем, сын Ноаха, рассказывает о ней, птице уршина (холь) Элиэзеру, рабу Авраама
[2] Мидраш
[3] Мидраш Берешит 19 (3:6)


| 10.06.2015 07:01