МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=8396
Распечатать

«Щоб промінь волі не погас...»

Юлия Систер. Реховот

Книга стихов как событие в культурной жизни нескольких стран...


В культурной жизни нескольких стран произошло поистине событие. Вышла фундаментальная книга «Чтоб луч свободы не погас». Стихотворения украинских поэтов в переводе на русский язык Марка Каганцова (Львов, «Украинские технологии», 2015, 576 с.). В книге размещены произведения почти ста авторов, известных, полузабытых, совсем не известных. Всех их объединяет стремление к свободе, святая любовь к своей стране, отчему дому, природе, языку… Многие авторы прошли ГУЛАГ и ссылки, но эта любовь дала им силы выжить, писать замечательные стихи, поэмы и внести заметный вклад в украинскую литературу. Они явили миру примеры мужества и героизма, высокой нравственности, человеколюбия.


Составитель книги, доцент кафедры украиноведения ЛНАУ (Львов) Романа Кюнцли в своём предисловии написала: «Всем, чей след затерялся за колючей проволокой ГУЛАГа. Всем, кто нашел себя в зоне ГУЛАГа. Всем, чьи души и до сих пор бродят по просторам ГУЛАГа. И моему отцу, который 16 лет скитался снегами ГУЛАГа и вернулся, чтобы рассказать про всех тех, для кого промерзлая земля архипелага ГУЛАГ стала последним пристанищем».


Предлагаемая книга — первая попытка системной подачи поэзии украинских политзаключенных для русскоязычного читателя. … Распространение поэзии украинских борцов за свободу Украины необходимо для понимания всей мировой общественностью, что действиями украинцев руководила не ненависть к чужому языку, культуре, другому народу, а любовь к своей земле. Свидетельством этого является поэтическое творчество представленных в книге поэтов.

Романа – дочь Романа Петрива, замечательные стихи которого представлены в книге. До её выхода он не дожил совсем немного. Роман явился инициатором этого издания, а его дочь сделала всё для того, чтобы книга вышла в свет.

Предисловие составителя посвящено украинской литературе, а также знакомству читателей с прекрасными переводами Марка Каганцова. Р. Кюнцли подробно разбирает его переводы, показывает, что они хороши, поскольку передают душу поэта, его мысли и чувства, они близки к тексту оригинала, получили высочайшую оценку специалистов.

Переводчик всех произведений, вошедших в эту книгу, тоже написал, на мой взгляд, очень важное, интересное, искреннее предисловие. Вот лишь один отрывок из него:

Сейчас вы держите в руках необычную книгу. Это так называемая билингва — издание на двух языках. В ней представлено большое количество стихов украинских поэтов в оригинале с моим параллельным переводом их, строка к строке, на русский язык. Я старался переводить максимально бережно, передавая индивидуальные особенности каждого из поэтов… Что же объединяет авторов этой книги, живших в разное время? Это ясно из её названия: «Щоб промінь волі не погас - Чтоб луч свободы не погас». Я взял в название строку из стихотворения Владимира Ивановича Косовского, представленного в этой книге. Именно этому были посвящены душа и мысли, стихи и жизни всех поэтов этой книги. А на самом деле их — поэтов и людей, никогда стихов не писавших, посвятивших себя борьбе за Свободу, во много раз больше.

Книга эта знакомит русскоязычного читателя с целым пластом украинской литературы. Да и сами украинцы откроют для себя новых поэтов, их интересные произведения.

Основу издания составляет книга «Я тот, чей дух не покорился», вышедшая в конце 2012 года в Киеве. В ней собраны 300 стихотворений 25 украинских поэтов – политзаключённых, сидевших в лагерях Республики Коми – Воркуте, Инте, Абези. Марк Каганцов не только перевёл стихи с украинского на русский; ему же принадлежит идея создания такого издания. Оно посвящено расстрелянным и замученным, известным и неизвестным, мёртвым и живым. Книга готовилась семь лет, содержит 480 страниц, её составители - М.Каганцов, Е.Лисовая, А.Попов, Ю.Тагиров.

Бывший мэр Воркуты Игорь Шпектор написал следующее к книге "Высокие широты", инициатором издания и одним из составителей которой также является Марк Каганцов, который в начале ХХ1 века начал собирать сведения о поэтах и прозаиках, сидевших в ГУЛАГе Коми. Это предисловие столь ярко и точно характеризует тему, что его в полной мере можно отнести и к книге "Я тот, чей дух не покорился":

«Особенность этого сборника еще и в том, что он впервые представляет целую плеяду поэтов, чьи имена и творчество десятилетиями хранились под грифом "Совершенно секретно". Вы найдете здесь трогательные и проникновенные стихи, авторы которых жили и творили в застенках ВоркутЛАГа. Публикуя произведения лагерных поэтов, мы выполняем свой гражданский долг, сохраняя и передавая будущим поколениям память о страшной трагедии сталинизма и о людях недюжинной силы духа. Их талант раскрылся, несмотря на страдания и лишения. И даже наш суровый северный край пробудил в их душах не ожесточение и злобу, а самые чистые, светлые и возвышенные чувства.
Воркутинских поэтов и писателей отличает необыкновенная доброта, необыкновенное чувство любви к городу, необыкновенный патриотизм и вместе с тем трогательное отношение к близким людям, любимым, детям. В их произведениях есть и тонкая лирика, и неожиданная философия, и обаятельная непосредственность, и добрый, озорной, искрометный юмор, злободневный и нужный людям. Плеяда воркутинских литераторов, ушедших от нас и ныне живущих за пределами Воркуты и в Воркуте, - это талантливое особое племя настоящих Человеков!"


В подборке Владимира Косовского дважды можно встретить упоминание евреев: в стихотворении "Моисей евреев 40 лет/По пескам пустыни вел вперед..." и в "Северной элегии" - "эстонцы, евреи, поляк, латыши.../К могилам бредут по полярной глуши".

В серии стихов Григория Кочура есть его переводы с идиш стихов еврейских поэтов - жертв сталинизма: Давида Гофштейна, Ханана (Хоне) Вайнермана и Ривы Балясной.

С Ривой Балясной Кочур познакомился еще в Инте, она тоже находилась там в заключении. Когда она принесла Кочуру свои стихи для перевода и предложила подстрочник, Кочур ей ответил: "Не надо, Рива, я ведь знаю идиш". Кочур владел почти 30 языками и со всех виртуозно переводил стихи! В подборке Дмитрия Паламарчука также есть его перевод стихотворения Давида Гофштейна и перевод стихотворения из цикла "Еврейские мелодии" Дж. Байрона "Сеннахерибово поражение". Редактированием стихов Д. Паламарчука занимался известный поэт и переводчик Леонид Первомайский (Илья Шлемович Гуревич). В книге представлены и переводы Николая Василенко с идиш стихов Авраама Кацева.

Самыми близкими друзьями Григория Порфирьевича Кочура в Интинской ссылке были киносценаристы Юлий Дунский и Валерий Фрид. Сохранились воспоминания В. Фрида, в которых он очень уважительно и тепло пишет о Г. Кочуре. А сам Кочур писал из Инты длинные письма с новыми стихами и переводами в Киев своим близким друзьям Евгению Антоновичу и Лие Наумовне Дробязко. Дружеские отношения связывали украинского поэта Владимира Косовского с русской поэтессой, еврейкой по национальности, Светланой Корытной, дочерью секретаря Московского городского комитета ВКП(б) Семена Захаровича Корытного и племянницей по материнской линии видного военачальника Ионы Эммануиловича Якира (оба были расстреляны в 1937 году; по данным Сахаровского центра, С.З. Корытный был расстрелян 1 сентября 1939 года).

Роман Петрив впервые полностью перевел на русский поэму Ивана Франко «Моисей».

Еврейский поэт, писатель и ученый Цви Прейгерзон, сидевший в Воркуте, писал в своих воспоминаниях об украинцах-солагерниках с явной симпатией. Там же сидел и отец Цили Клепфиш, который дружил с Ц. Прейгерзоном, которому она посвятила замечательный очерк. Кстати, у нас на презентации книги Авраама Шифрина "Четвертое измерение" Элеонора Шифрин тоже говорила о лагерной дружбе украинцев с политзаключенными других национальностей, в том числе с евреями.

О книге я рассказала Элеоноре Шифрин. Она приняла мою информацию близко к сердцу и написала следующее: "Меня это сообщение очень обрадовало и взволновало: почти 35 лет спустя после нашей первой публикации лагерной поэзии на Западе кто-то продолжил нашу идею. "Мы" - это мой ныне покойный муж Авраам Шифрин, тоже бывший политзаключенный, и я, которая во всей его работе была его правой рукой. Сидел Авраам с 1953 по 1963 гг. (не считая ссылки в Казахстане). Наше издание мы назвали "Поэзия в концлагерях" в рамках Исследовательского Центра тюрем, психотюрем и концлагерей СССР. В сборнике впервые опубликованы стихи одного из лучших поэтов современной России Валентина Соколова, Геннадия Черепова и др., некоторые из них живут или жили в Израиле".

Книга «Поэзия в концлагерях» содержит небольшой раздел стихов украинских поэтов без их перевода на русский язык. Марк Каганцов перевел эти стихи, и они вошла в книгу «Чтоб луч свободы не погас». В неё вошли, кроме упомянутых, стихи из книг «Глазами сердца. Тюремная лирика» (Харьков, 1993), «Поэзия из-за решётки» (Киев, 2012), рубрика «Моя хвала живым, как и умершим». Последняя представлена классиками украинской литературы Александром Олесем (ему была посвящена статья «История одного поиска» - стихотворения «Над трупами»), Павлом Грабовским, целой плеядой украинских поэтов таких, как Дмитро Павлычко, который написал Кадиш – реквием «Бабий Яр» и большой цикл «Еврейских мелодий». В книгу вошли и стихи живущего в Израиле украинского поэта Иоханана (Ивана) Потёмкина.

Марку Каганцову в книге посвящён биографический очерк. Он родился в Воркуте в семье политзаключённого, реабилитированного посмертно. Сам Марк тоже является жертвой политических репрессий как родившийся во время ссылки отца. Он знал друзей отца, интересных, достойных, творческих людей. Он решил о них и о других людях, сидевших без вины в ВоркутЛАГе, написать книгу, опубликовать их произведения. Сегодня мы держим в руках фундаментальное издание, над которым работали многие люди, но прежде всего - Марк Каганцов. Он врач, всю жизнь проработавший на «передовой» медицины – на «Скорой помощи» Воркуты, в суровых условиях Крайнего Севера. Он – заслуженный врач РФ, врач высшей категории. Он член СПИ. К 70-летию Воркуты включен в список ста ее жителей, внёсших весомый вклад в развитие города.

Из книги «Я тот, чей дух не покорился»

Григорий Кочур

СОНЕТ ИНТИНСКОЙ ВЕСНЫ

Бывает в зимнем воздухе порой
Весны интинской - слякотной, гнилой -
Откуда-то прорвётся вихрь шальной,
Сотрёт все тучи в небе до одной.
Вновь горизонт запачкают они,
И слышится игра чертовской цитры,
И вид весь окружающий нехитрый
Опять пьёт сонный плач дождя струны.
Испуганная неба синева,
И краденый миг скудного тепла,
И елей грусть, что возраст не моложе,
Отчаянье от них в душе сильней,
Тонка, бледна, по-северному, в ней
Травиночкой растёт надежда всё же!


Дмитрий Паламарчук

СОНЕТ ПОЛЯРНОЙ НОЧИ

Чтоб мысли удержать, где взять мне силу?
Длинна полярной ночи тут пора.
В снегах растёт Батыева гора,
А в тундре намело Савур-могилу.
Ты, Родина, встаёшь передо мной
На горизонте, со звездой последней.
И я в снегах бреду, как призрак бледный,
Что заблудился вьюжною порой.
Ветра всю ночь, как птицы, на крыле
Несут мне вести о родной земле.
И слушает, раскинувшись шатром,
Их ночь полярная над вечно мёрзлым краем:
То мама в горе плачет над Днепром,
Немой гранит под Каневом рыдает.
1948 г.


Роман Петрив

АСПЕКТ

Нам не известны недруги-народы,
известны лишь людишки-подлецы,
подонки мира, тати, сумасброды,
никчемных душ купцы и продавцы,
террора с лицемерием спецы,
что рыли ямы на путях Свободы.
Казалось им, что хитростью и блудом,
на чьих-то трупах, на слезах сирот,
построят то, что долговечным будет,
дойдут до славы Золотых ворот,
а вместе с ними целый мир пойдёт
и воспевать их дело станут люди.
Рекою грязи всплыла злости взвесь,
от крови жертв вокруг побагровело,
в болоте лжи застряло всё их дело —
не сдвинуть с места — ржа его доест.
И кто за то ответит нам Бог весть,
чья совесть той бедой переболела?
А человечество пойдет свободным шагом,
минуя вёрсты, по истории пути
И нам за ним, не мешкая, идти,
чтоб до заветной цели смочь дойти
под выстраданным сине-жёлтым стягом,
чтоб не дремать, а жить нам и расти!


Владимир Косовский

МОИСЕЙ

Моисей евреев сорок лет
По пескам пустыни вел вперёд,
Чтоб рабов в дороге сгинул след,
Чтоб к свободе возродить народ.
Чтоб в Земле обетованной он
Позабыл дух рабства прежний свой.
Чтобы те, кто был в пути рождён,
Были все с раскованной душой.
Ждёт и нас такая же борьба,
Чтобы дух святой воскрес в народе,
Чтоб в пути изжить в себе раба
В долгом путешествии к свободе.


ИЗ КНИГИ «ПОЭЗИЯ В КОНЦЛАГЕРЯХ»


Иван Светличный

                     Дайте мне свободу
                    Или дайте мне умереть.*


Свободу быть готовым к бою,
Свободу честности в бою,
Любить лишь то, что сам люблю,
А не подсказано тобою.
Свободу за любовь мою,
Пускай расстаться с головою,
Но всё же быть самим собою,
Не променяю на твою.

_______

*) «Дайте мне Свободу или дайте мне Смерть!» - известная фраза Патрика Генри, произнесённая перед началом американской Войны за независимость (1770-е годы).

Василь Стус

СМЕРТИ НЕ БОЮСЬ Я

Как славно то, что смерти не боюсь я,
Не спрашиваю, тяжек ли мой крест.
Не кланяюсь, не льщу лукавым судьям,
В предчувствии недобрых дальних мест.
Что жил-любил и не набрался скверны,
Проклятий, злобы, навыков зверья.
Народ мой! Я вернусь к тебе, наверно,
И в смерти обернулся к жизни я.
Своим незлым обличьем и страданьем,
Как сын, тебе я низко поклонюсь,
С тобой мы честно встретимся глазами
И я с землёй родною породнюсь.


ИЗ КНИГИ «ПОЭЗИЯ ИЗ-ЗА РЕШЕТКИ»

Святослав Караванский

О ШЕВЧЕНКО

Жил поэт с душою Прометея.
Жил в толпе запуганных людей ...
Жил с пигмеями, но сам не стал пигмеем!
Умер, а, как прежде, - Прометей!

Не был он лауреатом премий,
На груди наград он не носил,
Плащ солдатский, вместо академий, -
Вот и всё, что в жизни заслужил.

Выгодно не смог талант продать он,
С музой он контракт не заключал.
Он служил в поэзии солдатом -
Лишь посмертно генералом стал.


Михайло Масютко

УКРАИНЕ

Родная земля и небо родное!
Не забуду я вас нигде.
Рвется сердце моё молодое,
Украина моя, к Тебе!

За горами и за морями,
Где я только уже не был,
Край, увенчанный тополями,
Ни на миг я нигде не забыл.

Я однажды вернусь, без сомненья,
На свою Отчизну святую.
Припаду к земле на коленях
Целовать буду землю ту я!


Родная земля и небо родное!
Не забуду я вас нигде.
Рвется сердце моё молодое,
Украина моя, к Тебе!

1942 г.


| 19.09.2015 12:03