МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=9025
Распечатать

Два референдума, или
Напоминание о Гуш-Катифе

Михаил Копелиович, Маале-Адумим




Один – в Израиле перед «размежеванием» с Газой, другой – в Англии по вопросу о выходе из Евросоюза. Премьер-министр последней Дэвид Кэмерон организовал всенародный референдум, будучи уверен, что большинство, как и он сам, проголосует за продолжение пребывания страны в объединённой Европе. Он ошибся и… подал в отставку, не смея противостоять воле народа.


Новый премьер Тереза Мэй, придерживавшаяся той же позиции, что и Кэмерон, заявила, что принимает выбор большинства и постарается сделать всё, чтобы переход её страны к «самостийности» прошёл как можно более гладко как для самой Англии, так и для Евросоюза.

Я не люблю затасканный термин «демократия», но в данном случае всё решил именно демос.

В Израиле Ариэль Шарон, бывший в нулевые годы лидером Ликуда и главой правительства, долгое время носился со своим пресловутым планом размежевания («мы здесь, они там» - это его слова). Однако многие ликудовцы отвергали этот план и все мнимые аргументы в пользу его реализации, считая их – справедливо! (я и тогда так считал, а сейчас – тем более) – высосанными из пальца. Кто-то предложил провести по этому вопросу внутрипартийный референдум. Шарон согласился, причём пообещал (всё это было гласно), что подчинится решению большинства однопартийцев, каким бы оно ни оказалось. Как впоследствии Кэмерон, он твёрдо рассчитывал на победу. Но тоже просчитался.

Что он должен был сделать после своего фиаско? То, что обещал! Я уж не говорю об отставке. А что он сделал? Три вещи. Первая: отказался от своего обещания подчиниться результатам референдума. Вторая: покинул Ликуд, но сохранил премьерский пост. И третья: создал новую партию – Кадима, куда быстренько перебежали многие члены его правительства и фракции Ликуда в Кнессете. План Шарона был вскорости (в августе 2005 года) реализован вопреки воле большинства участников референдума (и, я полагаю, большинства евреев Израиля). Восемь с половиной тысяч еврейских жителей Газы (Гуш-Катифа) были изгнаны с насиженных мест проживания и работы (многие – силой), цветущие поселения разрушены, за исключением центральной синагоги в Неве-Дкалим (я в ней был до размежевания: красавица!- а после оного так называемые палестинцы превратили её не то в хлев, не то в отхожее место).



Чем всё это обернулось для Израиля, хорошо известно: телами террористов – там, а ракетами и миномётными снарядами – здесь. Даже Шимон Перес, этот неисправимый прожектёр, признал впоследствии, что размежевание, за которое он стоял всем своим политиканским существом, оказалось ошибкой.

Но я не о том. Я – о демократии. В Англии она хоть временами, но работает. А у нас в Израиле («Медина демократит»)? Увы, увы…

После описанных выше фокусов Шарона я потерял уважение к так называемым демократическим ценностям. После знаковой реакции Кэмерона на проигранный референдум я пришёл к заключению, что кое-где эти ценности сохраняются.

И знаете что? С самого начала устроенной Шароном вакханалии я понял, что для него (образца нулевых годов) интересы страны стояли ступенькой (а может, и двумя) ниже его желания остаться в премьерском кресле. Как будто оно намазано мёдом. Впрочем, как известно, его кайф продолжался недолго…


| 31.08.2016 13:52