МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=9108
Распечатать

Как всё начиналось

Леонид Юниверг, Иерусалим

К истории выпуска первого тома серии «Евреи в культуре Русского зарубежья»


Неожиданный уход М.А. Пархомовского год назад пробудил немало воспоминаний, связанных с его замечательным детищем – серией уникальных сборников, одними из первых прорубивших широкие окна в железном занавесе, отгородившем большевистскую Россию от Русского зарубежья на целых семь десятилетий…

Из многих эпизодов первых семи лет тесной совместной работы наиболее важным, пожалуй, мне представляется тот, который положил начало всей дальнейшей работе Пархомовского и группе его соратников над многотомным серийным изданием.


Мы познакомились в мае 1990 года в Москве. Михаил Аронович позвонил мне на работу, в Отдел редких книг Библиотеки им. Ленина, и представился как родственник Ольги Семеновны Острой – известного петербургского библиографа и искусствоведа, моей давней приятельницы и соавтора в ряде публикаций о жизни и деятельности искусствоведа и коллекционера Э.Ф. Голлербаха (1895-1942). Он предложил встретиться, чтобы поговорить по поводу одного важного проекта, которым сейчас занимается. Я согласился и предложил ему прийти ко мне на работу в удобное для него время.

Эта встреча вскоре произошла, и мы, уединившись в т.н. Ленинской комнате, расположенной рядом с экспозицией Музея книги, проговорили около часа, обсуждая оригинальный проект Пархомовского. В начале нашей встречи М.А. подарил мне свою книгу «Сын России, генерал Франции», вышедшую в 1989 году в издательстве «Московский рабочий» и посвященную необыкновенной судьбе Зиновия Пешкова (мл. брата Якова Свердлова).

М.А. Пархомовский. Конец 1990-х гг. Фото Гр. Бокмана

Надо признаться, что подготовка такой книги врачом-отоларингологом произвела на меня сильное впечатление. Если он сумел не только написать, но и издать такую книгу в государственном издательстве, подумал я, то этот человек способен поднять и такой сложный проект, как выпуск сборников, посвященных вкладу российских евреев в культуру Русского зарубежья! Именно об этом проекте и шла речь во время нашей первой встречи. Мне эта идея понравилась, тем более, что осуществлять ее М.А. предложил в Израиле, куда вскоре должен был репатриироваться. От Ольги Семеновны он знал также, что и я собираюсь с семьей отправиться в том же направлении спустя несколько месяцев после него, т.е. в конце ноября 1990 года.

Таким образом, М.А. надеялся найти во мне соратника и сотрудника, готового уже в Иерусалиме (где мы оба, независимо друг от друга, решили обосноваться) взяться за реализацию задуманного проекта. Кое-что у М.А. уже было в заделе, но ему не хватало толковых российских авторов с подходящими темами, готовых к сотрудничеству. Он попросил меня подумать об этом, пока я еще оставался в Москве, и тут же пригласил к себе домой для более конфиденциального разговора.

Во время второй встречи я познакомился и с Реной, женой М.А., – милой, умной, обаятельной женщиной, с самого начала поддержавшей мужа и поверившей в реальность его проекта. Мы обсудили ряд важных деталей предстоящего дела, несколько рукописей, уже имевшихся в портфеле будущего издания, а также кандидатуры двух предложенных мною авторов, с которыми я успел переговорить и получить их согласие. Все это обнадеживало нас, тем более, что М.А. получил заверение от одного из известных иерусалимских славистов, что по завершении подготовки всего сборника к печати он постарается провести этот проект на кафедре славистики Еврейского университета, где преподавал, в качестве издания их факультета, что обеспечило бы его финансирование. В свою очередь, профессор попросил нас, пока мы оставались в Москве, сделать кое-что и для него, вернее, для его исследовательских задач. На мою долю, как сотрудника Ленинки, выпала организация и финансирование пересъемки на микрофильм годового комплекта ежедневной петербургской газеты «Речь» за один из предреволюционных годов. Для этой цели пришлось ехать в филиал Библиотеки, хранящий периодические издания и расположенный на окраине Москвы, в Химках, и договариваться о столь объемном заказе. Сослуживцы пошли мне навстречу и приняли столь необычный и трудоемкий заказ, потребовавший от них немалого времени, а от меня немалых средств… Незадолго до отъезда я получил большую металлическую коробку с бобиной микрофильма и с чувством выполненного долга пополнил ею мой 40-килограммовый багаж…

Следующая моя встреча с четой Пархомовских произошла уже в Иерусалиме, причем, на наше счастье, кузина жены сняла нам квартиру в том же районе Неве-Яаков, где уже обосновались на съемной квартире Михаил и Рена Пархомовские. Таким образом, мы смогли общаться не только по телефону, но и время от времени навещая друг друга.

Следующие полгода мы, параллельно с изучением иврита в ульпане (и периодическими попытками укрыться в противогазах от ракет иракского диктатора Саддама Хусейна) продолжали свою редакторскую работу над поступавшими из разных стран материалами для будущего сборника. Наконец, к концу 1991 года нам удалось подготовить первый выпуск сборника статей, публикаций, мемуаров и эссе «Евреи в культуре Русского зарубежья». Наступила пора подумать о его тиражировании в типографии и решить вопрос о финансировании этого процесса. В один из зимних вечеров Пархомовские пригласили меня к себе домой для обсуждения этого важного вопроса. За чаем М.А. рассказал, что профессор-славист, на которого мы рассчитывали, не сумел (или не захотел?) утвердить проект нашего издания на своей кафедре, и мы – новые репатрианты, считавшие каждый шекель, – остались один на один с проблемой финансирования первого выпуска.

Встал извечный вопрос: «Что делать?» М.А. предложил на этом остановиться и извиниться перед авторами присланных материалов, оставив все до лучших времен. Он ждал моей реакции. Я возразил и уверенно заявил, что так мы погубим все дело – надо взять в банке ссуду на типографские расходы и обязательно издать сборник. После его распродажи деньги вернутся, и мы погасим наш долг. М.А. выдержал паузу, а затем произнес:
– Думаю, что мы обойдемся без ссуды – деньги на типографию есть!..

Возникла немая пауза - уже с моей стороны.

– Дело в том, что на днях мне перевели из Парижа сумму, равную двадцати тысячам шекелей. А этого вполне должно хватить на печать нашего сборника…

Далее последовал рассказ о том, как появилась эта сумма, на мой взгляд, посланная нам Богом на благое дело. История этого «Божьего дара" заслуживает отдельного внимания.

Во исполнение своей мечты увидеть книгу о Зиновии Пешкове переведенной на французский язык и выпущенной на его второй родине, Пархомовский предложил ее выпустить одному парижскому издательству. Те согласились и заключили с ним договор. Однако вскоре с аналогичным предложением в издательство обратилась известная французская журналистка, в свое время дружившая с Зиновием Пешковым. Причем ее книга базировалась на неопубликованных ранее архивных материалах французского периода жизни Пешкова. В издательстве задумались – ведь книга француженки не нуждалась в переводе, и тут была бы немалая экономия… В то же время, будут потеряны все русские архивные материалы, имеющиеся в книге Пархомовского, да к тому же, согласно договору, придется заплатить ему неустойку… И руководители издательства решили предложить авторам объединить свои усилия и выпустить совместное издание. Однако они наткнулись на твердый отказ М.А., считавшего свою книгу вполне самодостаточной и не нуждавшейся в чьем-либо соавторстве. И тогда издательство, просчитав плюсы и минусы, отдало предпочтение своей землячке, а Пархомовский получил тот самый «Божий дар», так пригодившийся для запуска первого тома будущей серии. Таким образом эта книга увидела свет в Иерусалиме в 1992 году.

Ныне оригинальный документальный сериал, посвященный евреям Русского зарубежья, насчитывает свыше 30-ти томов и продолжает волновать авторов новых готовящихся выпусков и их будущих читателей.

  *   *   *

В связи с годовщиной со дня смерти М.А. Пархомовского 21 сентября 2016 года в Институте Вейцмана был проведен второй научный семинар "Пархомовские чтения", организованный НИ Центром «Евреи России в Зарубежье и Израиле» и Домом учёных и специалистов г. Реховота. С основным докладом выступила д-р Юлия Систер ‒ ген. директор НИЦ «ЕРЗИ», носящим имя его основателя, М.А. Пархомовского. Опираясь на его главу, написанную для монографии «Израиль: русские корни» (Иерусалим, 2011), она посвятила свое выступление вкладу врачей Большой алии в израильскую медицину. Ю. Систер также остановилась на врачебной деятельности Пархомовского в Израиле и на его книге "Из жизни врача" (Иерусалим, 2008).

Остается добавить, что 254-е заседание Иерусалимского клуба библиофилов, посвященное 80-летию Юлии Систер, началось, в память о М.А. Пархомовском, с минуты молчания. Это не случайно, т.к. почти все новые серийные сборники НИЦ ЕРЗИ были представлены на заседаниях Клуба библиофилов, члены которого весьма высоко оценивают огромный труд и энтузиазм их инициатора и издателя.


| 22.10.2016 19:26