МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=9241
Распечатать

Восхождение

Александр Баршай, пос. Элазар, Гуш-Эцион

Впервые в своей жизни я поднялся на Храмовую гору...


Впервые за 20 лет жизни в Израиле и, понятно, что впервые в своей жизни, я поднялся на Храмовую гору - hар hа-Баит.

Давно собирался, да все никак не получалось. А тут мой добрый знакомый - известный отказник и активист алии-70-х Дан Рогинский сообщил, что 25 декабря, на первую свечу Хануки собирается группа, которую поведет на Гору легендарный Гершон Саломон, боевой офицер, ветеран и инвалид Шестидневной войны, возглавляющий основанное им движение “Ревнителей Храмовой горы” («Неэманей hар hа-баит»).

И вот мы с женой у Яффских ворот. Дан и группа «ревнителей» уже на месте. Никакого дождя, обещанного израильскими синоптиками, нет и в помине – солнышко, облака, ветерок, хотя и холодновато - не больше 10 тепла. Атмосфера вокруг (не только погодная) праздничная, приподнятая – всюду флаги, звучит музыка, много улыбающихся людей, тугие ручьи разнобразных туристов, спешащих в Старый город и к Стене плача.

На площадке, где мы собрались, установлена старинная медная ханукия, возле нее – коробки с аппетитными пончиками-суфганиёт – ешь на здоровье! Публика самая разная – много пожилых людей, в том числе и русскоязычных, немало и молодежи, как религиозной, так и светской. Невольно вовлекаешься в общую радостную эйфорию, охватившую собравшихся здесь людей: и правда, ведь если подумать, ровно в этот день более 2000 лет назад почти на этом самом месте наши древние соплеменники-маккавеи, изгнав завоевателей-греков, очистили и обновили Храм - «ханукат ha-баит», зажгли в нём лампаду со священным маслом, которая чудесным образом горела, не затухая, восемь дней вместо одного!

Конечно, глубоко огорчает это самое «почти» на том же самом месте. Но мы как раз и собрались, чтобы подняться на «то самое» Место – на Гору Мория, где стоял наш Храм. Увы, мы не сможем зажечь там нашу ханукию, не сможем помолиться, не сможем даже поклониться в ту сторону и даже – какой абсурд! – не сможем пошевелить губами! Такой вот кафкианский «статус-кво» сложился здесь и сейчас. Но большинство из собравшихся свято верит, что мы можем,что мы должны, что мы обязаны сделать это, и чем раньше, тем лучше.

Именно эта мысль, красной, что называется, нитью проходила сквозь все пламенные речи ораторов, выступавших на митинге у Яффских ворот. Об этом убежденно говорила и Шули Муалем, депутат Кнессета от партии «Еврейский дом». Свое веское слово сказал и руководитель института Третьего храма рав Исраэль Ариэль, бывший десантник, участвовавший в боях за освобождение Иерусалима и Храмовой горы, бывший раввин разрушенного и отданного египтянам города Ямита, ныне сам живущий под этой самой Горой, здесь, в Старом городе. Выступала и молодая девушка Мааян - представитель организации «Студенты за Храмовую гору», другие женщины и мужчины.

С особым вниманием и почтением слушали мы все выступление сидевшего в инвалидной коляске седовласого и седоусого Гершона Саломона. Он говорил о том, что основополагающая, можно сказать, народообразующая трехтысячелетняя святыня евреев, не может не принадлежать еврейскому народу. У арабов есть Мекка и Медина, есть немало других святых мест, и они свободно молятся не только там, но в любом месте, где пожелают – от Парижа до Москвы, и от Нью-Йорка до Стокгольма. Недопустимо, кощунственно, чтобы евреи не имели возможности не только молиться, но даже свободно подниматься на Храмовую гору. Сегодня, в первый день Хануки, мы должны сделать это, чтобы еще раз показать самим себе и миру , что евреи никогда не откажутся от своей святыни, что они имеют на нее полное неоспоримое право – и Божественное, и морально-историческое, и политическое, и юридическое…

Старые друзья-единомышленники – рав И.Ариэль и Г.Саломон

Скоро в путь!

Говорит депутат Кнессета Шули Муалем («Еврейский дом»)

Дан Рогинский (справа) и автор этих строк

Израильский полицейский, сопровождавший нас

На Храмовой горе

Не может не вызывать уважения деятельность этого немолодого, израненного, но сильного духом человека, вот уже почти 50 лет неистово, неутомимо ведущего борьбу за Храмовую гору, создавшего общественное движение «ревнителей», зовущего за собой людей. Он, на мой взгляд, из тех редких еврейских подвижников, которые поддерживают стойкость в народе, без которых невозможно сохранение национальной идеи. Наверное, это понимают все. Недаром, прямо на наших глазах у Гершона брали интервью и снимали его не только журналисты Седьмого канала, но и целая телегруппа Десятого, который, как мне кажется, далек от национальной идеи…

Но вот Гершон дает команду двигаться, пересаживается из инвалидной коляски в свой автомобиль, один из «ревнителей» прижимает к груди тяжеленную медную ханукию, и вся наша группа человек в 50 с флагами и транспарантами входит в Яффские ворота вслед за черной машиной Саломона. Его, очевидно, здесь хорошо знают, поэтому израильские полицейские приветливо кивают Гершону и направляют движение нашей колонны. Мы идем медленно, с остановками, во время одной из которых попытались зажечь свечу в Ханукие. Но ветер упрямо гасит пламя, и набежавшие на выигрышный кадр телеоператоры остаются ни с чем. Один из сподвижников Гершона Саломона вновь берет «на грудь» 40-килограммовую ханукию, и мы продолжаем путь. Последняя остановка перед подъемом на святую Гору. Гершон требует установить ханукию на возвышении и зажечь первую праздничную свечу. И вновь свеча упрямо не загорается - ветер, дующий с Масличной горы, гасит пламя. И тогда один из телеведущих Десятого канала берет зажигалку и таки заставляет свечу воспламениться. «Ну, что, - гордо спрашивает он, - вы зажгли свечу или я?». «Ты, ты, молодец, гибор, тода раба!», - весело отвечает толпа . А мне подумалось: «Что же покажет сегодня в своей программе этот наш телеведущий?»…

В это время у нас стали собирать теудат зеуты и формировать группу для подьема на Гору. Мы прошли проверку на металлоискателе, полицейский прочел нам краткое наставление о том, чего не следует делать наверху: молиться, раскачиваться, надевать талит или тфилин, нарушать порядок движения. И пересчитав участников группы, которых оказалось 23, нам вернули наши удостоверения личности. Пока мы ждем разрешения на подъем, наш ведущий – молодой хасид в черной шляпе, сняв туфли и оставшись в носках, усердно читает молитвенник (пока еще можно!), успевая внимательно посматривать на тех, кого он поведет сейчас по Храмовой горе. Сняли обувь и остались босиком еще двое молдодых евреев, в том числе и отец трех маленьких ребятишек. Они крутятся тут же, рядом с матерью и коляской, в которой привезли самого младшего из них.

Наконец, мы двинулись вверх по деревянному мосту, и у самого проема Магрибских ворот (или ворот РАМБАМа) нас передали арабским охранникам в черной униформе . Здесь же мы увидели высокие пластиковые щиты , видимо, для защиты полицейских от беснующейся толпы. Рослые чернобородые блюстители порядка, которых с каждым нашим шагом по плитам Храмовой площади становилось все больше и больше, обращались к нам на иврите и вежливо подгоняли нас в нужном направлении. Мы шли по периметру площади, сопровождаемые с двух сторон дюжими охранниками, а один из них непрерывно снимал всех и каждого из нас на видеокамеру.

Наш ведущий-хасид шел в носках впереди группы с планом второго Храма в руках и, не обращая никакого внимания на арабов, рассказывал нам об истории, устройстве Храма, традициях жертвоприношений, службе первосвященников и так далее. Нас вели вдоль стены, не разрешая приближаться ни к мечети Купола скалы, которую иногда ошибочно называют мечетью Омара, ни к мечети Аль-Акса с темным куполом. Фотографировать, правда, не мешали. Большая часть пространства площади засажена оливковыми деревьями, которых, разумеется, не было в эпоху Первого и Второго храмов – сажать деревья на их территории было запрещено. Мы видели собрание капителей римского периода, здание рыцарей-тамплиеров, какие-то еще сооружения, но все это издали.

Вдруг один из охранников резко приблизился к молодой женщине из нашей группы и стал что-то угрожающе говорить ей прямо в лицо. Оказывается, он велел ей не раскачиваться в молитве. Женщина в ярком платке – кисуй рош – недоуменно пожала плечами. Мы шли позади нее и что-то не заметили, чтобы она раскачивалась. Но охраннику показалось. И этого было достаточно для окрика…

А совсем рядом с нами молодой мусульманин встал на колени и стал истово кланяться в сторону Купола скалы... Дикий сюр!

Ощущения были, мягко говоря, малоприятные. А если говорить без обиняков, то просто унизительные. Ассоциации возникали соответствующие: вот римляне ведут поверженных евреев под аркой Тита, вот плененные фрицы бредут по кремлевской брусчатке в сопровождении красноармейцев со штыками, ну, и так далее, каждый может продолжить этот ряд…

И все же, чёрт подери, мы таки поднялись на Храмовую гору и провели на ней целый час! Как говорит Дан Рогинский, чем чаще и больше евреев будет подниматься на нее, тем скорее она станет нашей. Дай-то Бог!

  Фото автора


| 04.01.2017 15:40